И. И. Куринной
ИГРЫ, УГОДНЫЕ БОГАМ

философский труд, 2010

ЧАСТЬ I
Игры уже были…

Начало.

Попытки датировать первую олимпиаду предпринимались с давних пор целым рядом авторов. Основой для датировки служила как астрономия, так и общефилософские рассуждения. Расчёты велись по относительным вехам, упомянутым в Священном писании, и по царям, якобы правившим в якобы известные годы. Считалось (впрочем, многие и сейчас так считают), что если датировать первую олимпиаду, то остальные проблемы с датировками снимаются автоматически. Полагают, что известно количество олимпиад, а также то, сколько времени уходило на каждую. Понятно, что при таком подходе, зная начало отсчёта, простым арифметическим действием, умножив две цифры (количество олимпиад на длительность каждой) мы получим чётко выстроенную и размещённую во времени всю олимпийскую шкалу. Что и было однажды сделано. Но не будем торопиться слепо следовать в этом рассуждении за средневековыми священниками. Есть и другие соображения по данному вопросу.

Считается, что первым автором, введшим хоть какую-то хронологию в олимпийское движение, был античный сицилийский историк Тимей. Тимей, живший, якобы, в 4-3, веках до н.э., расставил в линейку всех ему известных олимпийских чемпионов и получил растянутую во времени шкалу, которую стало возможным использовать и для «общегражданских» измерений времени. Однако начало этой шкалы Тимей, видимо, не рассчитал. Его линейка была без нуля. Судить об этом сегодня можно только по косвенным признакам. Многие тома по истории, написанные Тимеем, до нас не дошли. Об уровне его восприятия хронологии можно судить лишь по трудам Диодора сицилийца, который, если верить нашим историкам, расчёты Тимея активно использовал в своих хронологических построениях. Диодор, видимо, один из последних, кто книги Тимея ещё видел. Но затем, труды Тимея куда-то исчезают, и сам он уходит в забвение. Поэтому не удивительно, что тот же Ллойд Тимея не упоминает, а, скорее всего, просто не знает.

Якобы, занимался той же проблемой (длительностью олимпиад) и античный географ и математик Эратосфен. После него, из известных персонажей, Юлий Африкан, а ещё через век после него Евсевий Памфил (епископ Кесарийский). Все эти деятели, то ли заимствуя друг у друга информацию, то ли дополняя один другого, оставили нам перечень имён победителей игр. Этот перечень и лёг, в конце концов, в основу таблиц Ллойда. В любом случае, о согласии таблицы Ллойда с источниками, которые составили фундамент его же трудов, можно определённо судить по расстановке на оси времени всех игр. Например, Ллойд (а сего лёгкой руки и все современные писатели) считает, что события развивались так. Сначала возникают игры в Олимпии (в 776 году до нашей эры), затем через почти 200 лет (в 582 году до нашей эры) начинают справляться игры в Дельфах и на Истме, а потом ещё через 15 лет организовываются игры в Немее. Это год в год совпадает с мнением Диодора и Евсевия, но абсолютно противоречит мнению античных историков, в частности главному источнику информации Ллойда – Пиндару. Пиндар недвусмысленно говорит об ОДНОВРЕМЕННОМ (с разницей в несколько лет) основании всех этих игр, что подтверждает и Павсаний. Причём, речь не идёт о невнимательности Ллойда. Он мнение Пиндара знал и даже использовал информацию из его трудов, о чём красноречиво повествует нам в своих таблицах, помещая имена пифийских победителей, упомянутых в пиндаровских одах, в строки для, якобы, не проводимых ещё пифийских игр. Посмотрите на его страницу с 46, 47 и 48 олимпиадами:

 

 

Видно, что Ллойд считает пифийские игры менее древними, чем олимпийские. В его таблицах первая игра в Дельфах происходит в середине 49-ой олимпиады, т.е. через почти 190 лет после начала олимпийских игр. То же касается Истмийских игр. Немейские игры, по его мнению, ещё моложе. Они появились в разгар 53-ей олимпиады, в 568-ом году до новой эры, т.е. почти через 210 лет от начала олимпиад. Надо ли говорить, что сегодня это зафиксированное Ллойдом утверждение никто не пытается проанализировать и уж тем более оспорить. А вместе с тем, поспорить есть о чём. У Павсания, на которого Ллойд ссылается в первой же строке, посвящённой началу пифийских игр в своей таблице, нет утверждения, что игры начались в это время. Дословно там сказано следующее: «В третий год 48-ой олимпиады, когда победу одержал Главкий из Кротоны, амфиктионы (судьи – авт.) назначили награды за игру на кифаре, как это было и в прежнее время (! – авт.), прибавив сюда и состязание в пении под звуки флейты…» {7, стр. 414}. Что это значит. Во-первых, игры в Дельфах происходили уже давно, по отношению к 48-ой олимпиаде. По крайней мере, игра на кифаре уже успела побывать в программе игр, быть исключённой из неё, а потом, после некоторого перерыва, снова быть включённой обратно. Во-вторых, игры прошли в третий год олимпиады, что не соответствует канонизированному утверждению о том, что они происходили каждый второй год четырёхлетия. Ллойд читал этот фрагмент, но почему-то проигнорировал суть сообщения. Хотя, надо отдать ему должное – он добросовестно записал имя Главкия из Кротоны в победители пифийских игр во время 48-ой олимпиады. Т.е. в строчке, где ещё нет пифийских игр!

В результате видим - пифийских игр ещё не было, а победитель уже записан. Удивительное упрямство. Смотреть на данные, опровергающие твои утверждения, ссылаться на них, но продолжать гнуть линию, противоречащую тому, на что ссылаешься. Павсаний, (повторю, которому Ллойд безусловно доверяет и на которого ссылается в подтверждение многих своих выводов) ясно говорит об играх в Дельфах, происходивших давно по отношению к 48 олимпиаде, а с 48-ой олимпиады были введены награды такие же как в Олимпии и возвращены некоторые состязания, отменённые ранее (например, пение под флейту, признанное лишком некрасивым во время вторых пифийских игр). Не говоря уже о Пиндаре и других авторах, однозначно и прямо утверждавших единовременность возникновения главных игр.

Кстати, Павсаний противоречит Ллойду и в плане многовекового отставания начала истмийских игр от начала игр в Олимпии. Объясняя причину запрета участия в истмийских играх для элейцев, он рассказывает, что это было сделано из-за того, что аргосцы не согласились выдать Геракла – убийцу их сограждан – детей их царя, направлявшихся как раз на истмийские игры. {7, том II, стр. 12}. Это совершенно недвусмысленно говорит о том, что истмийские игры справлялись уже во времена Геракла – основателя олимпийских игр. Он же (Геракл), не менее явно назван у Пиндара и Павсания и основателем немейских игр, в честь своей победы над немейским львом. С немейскими играми дела обстоят вообще очень плохо. С одной стороны, отрицать их существование нельзя. О них слишком много дошло сведений. Но с другой стороны и с географией и с хронологией этих игр дело выглядит худо. Если в Олимпии хоть какое-то но есть подобие стадиона, о котором можно ещё поспорить, то в Немее не нашли ничего - предъявили туристам для фотографирования пару валяющихся колонн, не имеющих к спорту, очевидно, ни малейшего отношения и каких полно в каждой греческой деревне. Если другие игры хоть как-то датированы по побеждавшим в них атлетам, то в Немее и этого нет. Вот что пишет современный комментатор в примечании к работе {4, стр. 435}: «Списки немейских победителей не сохранились, как сохранились списки олимпийских и пифийских, поэтому точные даты большинства немейских од не установимы». Впрочем, это обстоятельство не стало причиной серьёзных проблем у историков. Несмотря на отсутствие списков немейских победителей, игры прекрасно с точностью до года расставлены по таблице. Практически пустые строки победителей немейских игр у Ллойда (а после него никто уже этой проблемой видимо и не занимался) замечательно покрывают собою 790 лет истории. 394 раза неизвестные атлеты побеждали во время игр, которые датированы по неизвестным победам неизвестных атлетов. Вас это убеждает?

Но вернёмся к тому, что мы знаем. Одним из главных информативных ядер следует признать одновременность возникновения всего цикла игр. В этом может убедиться каждый, кто читал источники, лежащие в основе современного олимпийского мифа. Одновременность возникновения всех главных игр не вызывает у первоисточников ни малейшей тени сомнения. Но, несмотря на это, факт остаётся фактом. Современные учебники упрямо разносят на века основание истмийских, немейских, пифийских и олимпийских игрищ. О причинах такого фанатичного упрямства можно только гадать. Хотя, причина, скорее всего, абсолютно та же, что и в бескомпромиссном навязывании даты начала олимпиад, о которой мы поговорим чуть ниже - авторитет того, кто эту дату предложил. Надо ли называть имя этого человека? Конечно это отец современной хронологии – Иосиф Скалигер. Он тотчас «всплывает» как первоисточник в самый важный момент, в судьбоносной исторической точке олимпийских торжеств. Это он, вопреки всем данным очевидцев, «разнёс» начала пифийских, истмийских и олимпийских игр на двести лет. Именно это обстоятельство и мешает сегодня осознать, что все игры великой четвёрки составляли изначально одно пятилетнее торжество.

 


Ссылка в дате первой пифиады обращает нас к трудам Иосифа Скалигера.
Похоже, что никто больше не имел права рассчитывать такие важные вехи.
Нигде больше Ссылок на Скалигера у Ллойда нет.

Надо особо подчеркнуть, что ссылка на Скалигера появляется всего дважды в работе Ллойда и оба раза в главных узловых моментах – в начале счёта олимпиад и начале празднований пифиад и истмиад. Ллойд отбрасывает весь массив информации, дошедший от античных авторов, и принимает на веру в этом вопросе только мнение Скалигера. Современные же историки, похоже, вообще не склонны к анализу многих первоисточников и работают только с трудами Ллойда или его поздними компиляциями. Отсюда можно сделать вывод, что труды Ллойда для наших современников гораздо более существенный источник, чем все работы, на которые он сам опирался. Ллойд сегодня значительно больший авторитет, чем Пиндар, Павсаний и все остальные вместе взятые авторы. Он непререкаем и после него, похоже, никто уже хронологические данные первых олимпиад глубоко не анализировал. А зря. Даже несложный анализ показывает, что ныне господствующая версия разрозненного возникновения игр не соответствует тому, что сказано в трудах Пиндара, Вакхилида, Павсания, Диодора и других менее значительных в нашем вопросе авторов. ВСЕ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ возникли практически одновременно, и нет никаких убедительных оснований полагать, что это случилось в 8-ом веке до нашей эры.

В очередной раз повторю, что дата первой олимпиады это не простая дата. От неё отталкивались хронологи при расчётах важнейших событий мировой истории от основания Рима до распятия Христа. Сегодня то, как были рассчитаны все эти даты, уже основательно забыто. Но вспомнить можно. Достаточно познакомиться с литературой двух-трёх вековой давности.

 

Но обо всём по порядку.

Мы уже неоднократно встречали магическую веху – 776 год до Рождества Христова, как год начала олимпийского отсчёта. Давайте попытаемся понять, как и откуда она получилась. Сразу бросается в глаза, что 776 год до нашей эры, как время основания олимпийских игр, уже фигурирует в первой строке таблиц Ллойда. Т.е. Ллойд этот год знает, принимает и от него отсчитывает всю последующую хронологию. Это очень важное наблюдение, так как оно моментально разрушает широко разрекламированный миф о мраморе с надписью, из которой учёные непосредственно почерпнули дату первой олимпиады, так сказать, из первых рук, в качестве незыблемого факта.

Стадион в Олимпии

Например, в книге {16, стр.20} упоминается некая колонна в Олимпии, на которой, якобы, высечена надпись 776 год до вашей эры. Автор пишет дословно так: «В 776 году до н.э. олимпийский праздник получил общегреческое признание. Этот год явился первой летописной страницей Олимпийских Игр. У древних греков была славная традиция: имена олимпийских победителей – олимпиоников – высекали на мраморных колоннах, установленных вдоль берега реки Алфей. Благодаря этой традиции нам стали известны дата – 776 год до н.э. и имя первого победителя: его звали Корэб, он был поваром из Элиды». Но это ложь! Мы видим, что дату 776 год до н.э. ввел епископ Ллойд ещё в 1700-ом году, тогда, когда Олимпия сожженная, разрушенная и затопленная тысячу лет с гаком уже, якобы, покоилась под слоем песка и ила, а до раскопок на её месте оставалось ещё полтораста лет. Странно, что автор авторитетного издания, доктор исторических наук, посвятивший себя описанию истории олимпиад, не потрудился сопоставить эти несложные цифры. Более того, даже сейчас, спустя полтора века после начала раскопок в Олимпии никаких подобных колонн, камней либо иных вещей, с запечатлёнными на них датами, там нет и о них никто не слышал, в чём смог убедиться автор, побывав на месте раскопок 28. Весь этот поток категорических утверждений ничто иное, как попытка отбить желание любознательному юному спортсмену размышлять, а, следовательно, сомневаться, в абсолютной достоверности той информации, которая его окружает в области истории олимпиад. Если и есть у историков славные традиции, так это, прежде всего, традиция излагать свои личные гипотезы в виде фактов. Выдавать некие предположения (порой довольно спорные) за аксиомы, не требующие дополнительных доказательств. Пример с колонной очень показателен в этом смысле. Нам подсовывают в качестве доказательства факт, которого не существует. Но если её (колонны с надписью) нет, то что остаётся? Что говорят первоисточники по поводу первой олимпиады? Датирована ли она кем-то? Посмотрим.

Итак.

Ллойд уже знает дату 776 год до нашей эры. Интересно разобраться, сам ли он её получил?

Как уже говорилось ни о каких столбах или колоннах в Олимпии Ллойд представления не имел. В его время не то, что ещё не начались раскопки, но даже о местоположении Олимпии не было известно.

Так откуда же взята была англиканским епископом эта основополагающая дата, стоящая в первой строке его хронологической таблицы и которую никто не решается сегодня подвергнуть ревизии, несмотря на многочисленные нестыковки и противоречия с другими данными? Даже когда исследователи, начиная вникать в материал, понимают, что дата эта «висит в воздухе», её зачем-то пытаются спасать всеми силами, вводя ни на чём не основанные натяжки и дополнительные условия типа: «дата с которой начали записывать имена чемпионов» или «дата с которой игры возобновили после долгого забвения» или «игры о которых дошли достоверные сведения». Запутавшись сами и запутав других, историки, в конце концов, договорились считать, что игры, мол, проводились и раньше, но мы просто не знаем того, кто там побеждал, а посему, считаем те игры не существовавшими. Логика предельно жёсткая. Игр не было потому, что мы о них не знаем. А раз мы знаем о победителе игры 776 года до нашей эры, то пусть она и будет первой. Давайте полагать, что от неё и ведётся отсчёт всех олимпиад. Сведения, оставленные практически всеми первоисточниками, наперебой сообщающими о том, что основал игры Геракл незадолго до троянской войны (якобы 13 век до н.э.), для ясности опускаем, Ликургом (якобы 9 век до н.э.), как одним из деятелей олимпизма пренебрегаем, Ифита выводим за скобки и картина становится стройной. Да, были игры, мы не отрицаем. Но, потом самоликвидировались. Впрочем, Геракл очень сложный персонаж. Если бы о нём, как об основателе игр, написал кто-то один, то можно было бы списать на невежество автора. Но написали все. А это усложняет дело. Если всех обвинить в невежестве, то источников не останется вовсе. Поэтому был найден блестящий выход. В обиход была введена идея о том, что Геракл был, игры основал. Но заложенная им традиция быстро затухла и возродилась только через несколько сотен лет после него. К моменту возрождения все уже крепко подзабыли сколько олимпиад было проведено на первом этапе и счёт обнулился. С Ликургом поступили абсолютно аналогично. Что бы притянуть хронологию к «неудачному» времени его жизни (началу 9-ого века до нашей эры), начали полагать, что игры 776 года хотя и считаются первыми, но на самом деле до них было ещё 27 игр, значит, первые настоящие были в 776+27х4=884 году до Рождества Христова. Но это ничего не значит и никого не должно смущать. На 28 олимпиаде счёт снова обнулился, сделав игры -776 года опять первыми. Больше таких обнулений уже не происходило и игры развивались следующие полторы тысячи лет плавно, без сбоев29 . Так была отвоёвана магическая дата 776 год до нашей эры, с лёгкой руки епископа Ллойда продолжающая печататься и печататься из издания в издание вот уже четвёртое столетие. Но он ли автор этой гипотезы?

В работах, как Пиндара, так и Павсания, а ещё в большей степени в трудах других авторов, которые были в распоряжении Ллойда и которые сохранились до наших дней, нет указаний на абсолютную датировку. По крайней мере, в явном виде. Говорится только о личностях и, изредка, об относительных датах событий по расположению друг к другу. Но это не мешает нам видеть в многочисленных учебниках, уже упомянутую, очень чёткую, с точностью до дня, дату первой олимпиады. Значит, её кто-то рассчитал. Кто же это был? Выяснить не трудно. Ллойд этого не скрывает. В столбце первоисточников напротив исходной даты -776 год стоит всё то же имя - Иосиф Скалигер. Уже говорилось, что епископ ссылается на Скалигера всего дважды. И оба раза в «судьбоносных» хронологических точках. В дате начала счёта олимпиад и дате начала «второй очереди» игр. Так может в том-то всё и дело. Именно из-за этого дата -776 остаётся незыблемой долгие века, ведь это число, введённое самим основателем сегодня принятой хронологии. Усомнись в нём - и может начаться цепная реакция недоверия. Если станет ясно, что Скалигер ошибся в этой дате, то может появиться желание проверить и другие. А это нежелательно. Может закачаться всё, так кропотливо веками возводимое здание сегодняшней истории. Впрочем, Скалигер был, как мы видели из примера с тем же вариантом труда Евсевия, не столь мощным авторитетом для своих современников, каким является сегодня для современных нам историков. Он был лишь одним из деятелей, продвигавших в жизнь свой собственный взгляд на прошлое. Многие считали этот взгляд крайне плохим, основанным на неверном переводе и ложном толковании старых документов. Тем не менее, несмотря на это, Скалигер, в конце концов, победил. И тому были причины, которые мы сейчас рассмотрим.

 

Итак, первым источником хронологических таблиц Ллойда, утвердившим начало олимпийских игр, стоит, как уже говорилось, Иосиф Скалигер. Где же он почерпнул эту дату? Оказывается - нигде не почерпнул. Он её вычислил сам. Известно, что сей муж занимался астрономическими построениями в поиске ответов на хронологические головоломки. Более того, именно ему, Скалигеру, принадлежит авторство принятой сегодня временной шкалы. Он был вынужден разработать её, потому, что никакой непрерывной традиции ко времени его жизни уже не существовало. Так вот, оказывается, что исходными данными для Скалигера в нашем вопросе было некое упомянутое двумя летописцами (Геродотом и Плинием), солнечное затмение, произошедшее во время одной из, якобы, античных местечковых войн между мидийцами и лидийцами. Скалигер рассчитал затмение по имеющимся астрономическим исходным данным и получил результат, который нам преподают в школе. Давайте последуем за Скалигером в его рассуждениях.

 

Вот как судьбоносное затмение описано у Геродота:

 

«Во время войны лидийцев и мидийцев, продолжавшейся без перевеса на ту или другую сторону, во время одного из боев в ее шестом году внезапно среди дня наступила ночь. Это превращение дня было предсказано ионийским греком, милетцем Фалесом…».

 

Событие так и было названо – Фалесово затмение, по имени предсказавшего его грека. Данное небесное явление оказалось интересным тем, что оно было также упомянуто историком Плинием и датировано им с помощью олимпийской шкалы. Плиний в своей «Естественной истории», отнёс его к четвертому году 48-й Олимпиады. Такую зацепку грех было не использовать. И Скалигер, конечно же, не преминул это сделать. Он вполне логично предположил, что если сможет рассчитать астрономически дату затмения, то без труда, простым арифметическим действием в две операции (х-48*4-3) узнает, от какого года отсчитывались олимпиады, а, следовательно, и то когда была первая из них. Рассчитать эту дату означало узнать когда было время Геракла, похода аргонавтов, героев троянской войны, основания Рима… О! Такая перспектива способна была вскружить самую трезвую голову. И Скалигер, естественно, в своём порыве оказался далеко не одинок. В расчёты погрузились лучшие умы 17-ого века. Рассчитали, сверились и… загрустили. Каждый вычислил эту дату по-своему. Все получили разные результаты.

Известный русский учёный-энциклопедист Н.А. Морозов, специально занимавшийся летописными затмениями, приводил целую дюжину ему известных средневековых результатов подобных вычислений. Ниже они представлены в виде таблицы:

 

- 556—V —19

(Гинцель)

- 580—III—16

(Струйк)

- 582 —X — 1

(Скалигер)

- 584—V —28

(Бозанне)

- 596—VII—9

(Петавиус)

- 597—II —23

(Ларчер)

- 597—VII—21

(Эшер)

- 600—IX—20

(Стекли)

- 602— V —18

(Майер)

- 606—VII—30

(Кальвизиус)

- 609—IX—30

(Байли)

- 625—II — 3

(Вольней)

 

Уже одно это многообразие наводит на мысль о зыбкости астрономической науки в те времена. Надёжных алгоритмов не было. Поэтому можно смело утверждать, что фундамент у нашего сегодняшнего представления об олимпийской хронологии весьма хлипок. Взяли всего-навсего одно из множества решений – решение Иосифа Скалигера (третья строчка таблицы). А из этого решения, согласно приведённой выше формуле, прямо следовала и искомая дата, от которой начали отсчитывать олимпиады – 776 год до нашей эры. Вот и всё. Так эта дата «была доказана» и попала в таблицы Ллойда, став основополагающей и «общепризнанной». Обсуждать её достоверность публично стало неприличным. Если споры и возникали, то только на уровне внутреннего общения в среде специалистов. Для обывателя же заработал печатный станок, и были выпущены сотни и тысячи книг, рассказывающих об олимпиадах уже исходя из скалигеровской датировки. Таким образом, начало олимпиад было зафиксировано во времени и канонизировано на века. От этой даты и начали расставлять по порядку имена олимпийских победителей, оставшихся в летописях и преданиях. Хотя, ещё раз обратим внимание на то, что, даже в то время (в 17 веке), с той же долей уверенности могли взять и любое другое астрономическое решение и дата первой олимпиады стала бы, следовательно, тоже другой. Кстати, приведённый здесь перечень решений для Фалесова затмения далеко не исчерпывающий, но, тем не менее, давайте обратим внимание на то, что все приведённые в нём годы лежат во временной области размером не более века. Все другие варианты были отброшены. Это говорит о том, что априори искали возле примерно предполагаемого числа. И скоро мы увидим, что это была за дата. Вместе с тем, рассматриваемое нами солнечное затмение может быть не менее обоснованно помещено и в другие эпохи, порою отстоящие от приведённых на десятки веков. Мы позволим себе рассматривать их тоже, как варианты решения этой, по сути, математической задачи.

Примечательно то, что Морозов, первым вынесший на суд широкой общественности проблему античных астрономических датировок, пишет о самом факте предсказания этого небесного явления. Я приведу цитату из IV тома его книги «Христос», изданной в 1928 году:

«Но как же мог Фалес предсказать свое затмение в такие давние, давние времена? Теория вероятностей говорит нам, что никак не мог, и это же подтверждает и астрономия. По Гинцелю (стр. 265), Метонов цикл (с периодом в 19 тропических лет) негоден для солнечных затмений. За 900 лет до начала нашей эры, когда произошло более 2000 солнечных затмении, он оправдался только 5 раз для Малой АЗИИ. Понятно, что «Фалес» не мог руководствоваться таким циклом: 400 шансов против одного были бы за неудачу его предсказания. Точно также не мог он руководствоваться и другими, псевдо-древними циклами. Так называемый «Вавилонский Сарос» в 18 лет 101/3 дней, дает только 5 удач на 2000 солнечных затмений. Двойной Сарос (36 лет 202/3 дней) дает лишь 4 удачи для 2000 случаев за те же 900 лет, и оба, таким образом, совершенно непригодны для солнечных затмений. Тройной Сарос в 54 года и 31 день дает только 22 удачи на 2000 случаев. Но он едва ли был известен древним, да и вероятность неудачи здесь все-таки 99 шансов против одного, и слишком велика, чтобы осмелиться предсказывать по нему солнечные затмения. Каллиппический цикл (ровно 76 лет) дает 17 удач из 2000 случаев для Солнца, после того, как Гинцель, по указанию д-ра Л. Шляхтера, уменьшил его на один месяц, а без этого уменьшения он оказался совершенно негоден. Мы видим, что предсказать солнечное затмение было не очень-то легко Фалесу, пользуясь подобными методами, очень, и очень рискованными даже и для лунных затмений. Для этого нужно было иметь уже современную теорию лунного движения. Ясно, что никакого Фалеса не могло быть даже и в средние века, а не только за 585 лет до начала нашей эры, несмотря на все уверения наших первоисточников».

Впрочем, и без теории вероятностей любой желающий может убедиться в том казусе, что затмение -582 года, рассчитанное Скалигером, действительно имело место, но НЕ там, где шла описываемая античная война. Это затмение не могли наблюдать воины в Европе или Азии. Оно было в Африке. Этот факт не сулит для нас ничего хорошего. После его осознания хронологическое здание, выстроенное Скалигером для олимпиад, начинает шататься совсем сильно. Но только ли критикой существующей датировки Фалесова затмения ограничивался Морозов? Нет. Он предлагал и ряд собственных решений, причём, существенно лучше удовлетворяющих летописи, хотя и располагающихся на оси времени на целые тысячелетия ближе к нам. Мы ещё вернёмся к этим решениям.

А что же последователи версии Скалигера? Надо сказать, что и они не питали сильных иллюзий по поводу прочности полученной датировки. Нужны были дополнительные доказательства. Поэтому астрономы активно искали для историков параллельные аргументы в пользу даты -776 год. Не удивительно, что своей победой на этой ниве они посчитали расчёт ещё одного упомянутого небесного явления с олимпийской хронологией. Это знаменитая Фукидидова триада. Дело в том, что Фукидид и Плутарх говорят о затмении Луны тенью от Земли осенью в полнолунную ночь. Вот как это свидетельство выглядит со слов первого:

«Когда они не решались отправиться, произошло лунное затмение, как только наступило полнолуние».

Кроме Фукидида, о лунном затмении в этом году говорит и Плутарх в своём произведении «Vita Niciae» (Жизнь Никия). Плутарх даёт целый ряд интересных уточняющих сведений:

«…Это было начало осени... наступило ночью лунное затмение… день, в который Никий был взят в плен, был 26 числа месяца Карнейя, который афиняне называют Метагейтнион…».

Историки, в частности И.А. Климишин, пишут по этому поводу:

«Безусловно, соответствие древнегреческой хронологии системе современного календаря проверено и по другим данным. В частности, Плутарх в книге "Жизнь Никия" упоминает о полном лунном затмении, случившемся в 4-м году 91-й олимпиады. Согласно астрономическим расчётам, это затмение, возвестившее, по историку, гибель афинской армии, военачальником которой был Никий, в битве с сиракузянами в Сицилии, произошло 27 августа 413 года до н. э.».

Здесь следует пояснить, что само по себе лунное затмение является событием очень частым и с астрономической точки зрения рядовым. При большом желании подходящее лунное затмение можно найти для любого небольшого исторического периода. В данном же случае астрономы-историки ухватились за свидетельство Фукидида и Плутарха потому, что упомянутое выше лунное затмение отмечено в первоисточниках не само по себе, а в связке с двумя другими небесными явлениями – двумя солнечными затмениями, между которыми, как утверждали древни авторы, был строго фиксированный промежуток времени, а именно 7 лет. Более того, первое затмение, по всей вероятности, было полным, что следует из того свидетельства очевидцев, что при нём днём стали видны звёзды. Всё это, в купе с некоторыми другими условиями, существенно сужает круг возможных решений, а, значит, позволяет получить какую-то конкретную дату. И эта дата была получена. Фукидидова триада (два солнечных и одно лунное затмение) была помещена в V-ый век до нашей эры. Первое затмение (самое информативное) было датировано 431 годом до нашей эры 30, второе (тоже солнечное) 424-ым годом до нашей эры, а лунное (о котором и идёт речь нашем исследовании) 413-ым годом до нашей эры. Таким образом, дата первой олимпиады получалась несложным подсчётом: -413-91*4+1=-776. Казалось бы всё хорошо. Полученная ранее дата основания олимпиад подтверждена. Впрочем, если присмотреться повнимательнее, и здесь нас подстерегает неприятность. Во-первых, упомянутая датировка не является единственно возможной. У этой задачи есть и другие решения. А во-вторых, затмение 431 года до нашей эры (первое солнечное затмение фукидидовой триады) не было полным. При нём звёзды не проявились бы. А это означает, ни много - ни мало, то, что вся приведённая датировка не верна (по крайней мере, она не соответствует описанию Фукидида). В частности, тот же Н.А. Морозов небезосновательно считал, что Фукидидово затмение произошло не ранее +337 года (т.е. на 750 лет позже, чем вычисляли монахи в средние века). А, скорее всего, ещё более поздно. Известный Российский учёный М.М. Постников писал:

 

«Подробность и основательность текста Фукидида делает несерьезными любые попытки поправить дело за счет изменения текста (кроме «решения» Гофмана, предлагалось, например, подвергнуть ревизии длительности интервалов между затмениями; однако даже авторы этого предложения отказались его конкретизировать).

Морозов ([4], стр. 499—512) решил проверить, существуют ли вообще триады, удовлетворяющие условиям 1—6. а если существуют, то сколько их. Эта проверка по имеющимся таблицам затмений показала, что:

- существует триада (I, II, III), полностью удовлетворяющая всем условиям 1—6…Эта триада следующая: 2 августа +1133 года; 20 марта +1140 года; 28 августа +1151 года, т.е. XII век нашей эры».

 

Дальнейшие расчёты показали, что существует всего два решения этой задачи и ни одно из них не вписывается в существующую хронологию. Второе решение было найдено известным математиком, академиком А.Т. Фоменко. Это триада: 22 августа 1039, 9 апреля 1046, 15
сентября 1057. Больше решений нет.

Этот факт напрягает умы астрономов-историков уже многие годы и десятилетия. Признать неверность датирования фукидидовой триады равносильно капитуляции. Сразу рухнет вся Скалигеровская хронологическая шкала. Поэтому историки бьются за эту дату в кровь. Они придумывают версии, объяснения, строят гипотезы. Заменяют слова первоисточников (например, слово звёзды пытаются трактовать как слово Венера), предполагают, что авторы заблуждались, путали даты, не то имели в виду и т.д. Но то, что вопрос астрономической датировки олимпийских нач?л является спорным, для нас уже очевидно и, в свою очередь, является поводом к размышлениям и попытке самостоятельного поиска истины. Астрономия, как минимум, не подтверждает дату первой олимпиады. В лучшем случае, она выдвигает несколько версий, из которых традиционная является далеко не самой убедительной.

Но, зададимся вопросом. Почему же взята была довольно узкая, в астрономическом плане, область поиска решений для Фалесова затмения – именно конец шестого - начало седьмого века до нашей эры, а из этой области решение не самого авторитетного астронома - Скалигера? Оказывается, потому, что это решение лучше других удовлетворяло главному мнению – мнению церкви. И здесь начинается самое интересное. Дело в том, что дата начала олимпиад давно интересовала историков, практически все из которых были священниками в средние века31 . Эту дату пытались вычислить самые, якобы, первые христиане и они её вычислили на основе сведений, заключённых в священном писании. После завершения «арифметической работы», как это принято в церкви, знания полученные от вычислений всего лишь математиков-священников, были объявлены священными и канонизированы. А любое несогласие с каноном, как и полагалось, объявлялось ересью и преследовалось по довольно суровому закону средневекового времени. Наука тех лет недосчиталась в своих рядах немало выдающихся мыслителей, посягнувших на церковный канон.

Давайте посмотрим, как обстояло дело.

Считается, что передававшиеся от поколения к поколению списки победителей олимпийских игр около 300 года н. э. были, наконец-то, собраны вместе, систематизированы и использованы христианским историком Евсевием Кесарийским, жившим, якобы, с 263 по 338 года нашей эры, для построения хронологии вообще и олимпийской хронологии в частности. В своей "Хронике", начав от Адама, он сопоставил годы правления некоторых царей с датами олимпиад вплоть до 249-й включительно.

Интересно, что Евсевий (который жил, согласно принятой сегодня хронологии, ещё во время проведения олимпийских игр) дату первой олимпиады не знал и, более того, к его времени уже, якобы, никто другой эту самую дату не помнил. Хотя знать хотелось. Евсевию пришлось начало олимпиад вычислять. Как мог узнать начало некого упорядоченного события его современник? Скажем, Евсевий. Самый простой и надёжный путь – выйти на улицу, ну или, на худой конец, поехать в Олимпию на ближайшие игры, и поинтересоваться у зрителей спортивных соревнований – какая это олимпиада по счёту. Ему бы ответили, например – двести двадцать вторая. Евсевий бы умножил двести двадцать два на четыре, отнял полученное число от того года, в который он жил и понял то, когда олимпиады начались. Но Евсевий, повторю ещё раз, якобы, будучи современником игр этого не делает. Он не ищет лёгких путей. Он вычисляет начало олимпиад невероятно громоздким и, в общем-то, не очень строгим способом. Он начинает анализировать, перемножать, складывать и вычитать цифры из Священного писания, в частности из 70 недель Даниила. Это странно и наводит на мысль о том, что Евсевий уже не застал игры и к его времени они не просто закончились, но и все их свидетели поумирали, а память прочно стёрлась.

Впрочем, сам Евсевий, судя по всему (и в этом сходятся практически все специалисты), попросту перекомпилировал труды своего предшественника – Юлия Африкана. Африкан на век раньше проделал большую работу по изучению писания с целью извлечения из него хронологической информации. По сути, он занимался той же проблемой и сделал то же самое, что и епископ Ллойд в 17-ом веке. Основным информативным массивом, наряду со списком олимпийских победителей, для обоих авторов послужили так называемые «Пророчества Даниила». Мы уже видели в предыдущих главах, какие бурные дебаты вызывали расчёты, основанные на записях ВИДЕНИЙ этого самого Даниила во времена Ллойда. Что это означает? А то, что со второго по семнадцатый век (т.е. более чем за полторы тысячи лет) богословы и математики так и не смогли решить однозначно хронологические головоломки, заложенные в этих пророчествах. А вместе с тем, именно эти пророчества легли в основу современной шкалы времени, по крайней мере, в её существенной части. Наше представление о прошлом основано на одном из спорных расчётов сведений, заключённых в галлюцинациях, взятых на веру и записанных со слов некого, неизвестно когда жившего Даниила! Сейчас мы посмотрим, как это было.

Согласно церковной истории, некогда жил некий Даниил. Он был пророком. Служил Даниил при дворе царя Навуходоносора, а после смерти того при дворах Дария и Кира, знал Валтасара и пророчествовал для него тоже. Жил и трудился в Вавилоне. Прославился тем, что умел истолковывать сны и всякого рода видения. На прямую с богом Даниил не общался, но, якобы, как он утверждал, к нему время от времени снисходили ангелы господни, которые и доводили до пророка информацию о разных грядущих событиях. Впрочем, ни одно из сообщений не носило явного характера. Всё было довольно иносказательно и сильно зашифровано, а, следовательно, могло толковаться двояко, а порой и совсем оставаться не понятым. Империи представлялись в виде зверей и истуканов, политические и военные события в виде падающих камней, трещин и т.д. Но, тем не менее, сильные мира сего Даниилу верили, хотя между собой и считали еретиком, пару раз даже пытаясь казнить (не удачно). Одним из главных достижений пророка считается предсказание времени прихода Мессии, а вместе с тем и конца света. Именно в виду важности и интересности этих моментов для христиан Даниил и стал очень крупной и почитаемой библейской фигурой. Эта информация была сформулирована в виде так называемых «пророчеств о семидесяти неделях». Характерно то, что средневековыми священниками эти пророчества воспринимались как истина по определению, хоть непонятная, но непререкаемая. Отцы церкви взялись за дело и, не покладая рук, стали толковать даты, запечатлённые в библейских рассказах. На основе предсказаний Даниила были вычислены многие времена важных древних событий. В том числе и дата первой олимпиады. Это «стало возможным» благодаря параллельности датировок некоторых библейских событий с годами от царей и годами по олимпийскому счёту.

Вот, например, как Юлий Африкан, активно использовавший пророчества Даниила, описывает начало времён:

«До начала проведения Олимпийских игр о греках нет сколько-нибудь достоверных сведений. Все истории о более ранних временах смутны и противоречат друг другу. Олимпийские же игры и последующие за ними события описаны достаточно детально многими греческими историками (у греков принято разбивать историю не на длинные эпохи, а на короткие периоды по четыре года). Поэтому я кратко рассмотрю наиболее значительные и правдоподобные мифы, относящиеся ко времени до начала проведения Олимпийских игр. Что же касается событий, происшедших после первых игр, то я сопоставлю события еврейской и греческой истории в соответствии с тем, когда они произошли, уделяя при этом больше внимания истории евреев и касаясь греков только постольку-поскольку. Иначе говоря, я буду описывать события еврейской истории, и, говоря о каждом событии, я укажу, какие события из греческой или персидской истории происходили в то время…

...Через 70 лет после Навуходоносора Кир становится персидским царем. Судя по сведениям, приводимым в библиотеке Диодора и истории Саллюса и Кастора, а также от Полибия и Флегона и других, тогда же прошли 55-е Олимпийские игры...

...Таким образом, все события, прославившие Элладу – потопы и войны, муки Прометея и любовь Ио, похищение Европы и основание Спарты, похищение Персефоны, законы и мистерии, истории Диониса и Персея, Тезея и аргонавтов, подвиги Геракла и Гераклидов, олимпийские игры и колонизация Ионии, троянская война и приключения Одиссея – все это произошло после того, как возник израильский народ. Это важно понять, потому что я буду рассматривать греческую и еврейскую историю параллельно…».

 

Естественно, христианские священники не могли не воспользоваться таким «богатым» хронологическим материалом и стали пытаться его активно рассчитывать. Однако, цифры сразу же стали не сходиться и эти попытки растянулись на века. Что бы хоть как-то поправить дело были приняты множественные, ни на чём не основанные, допущения и предположения. У каждого мало-мальски значимого лица церкви было своё мнение по поводу цифр писания и того момента (предсказанного) от которого Даниил вёл счёт. В результате жёсткой многовековой идеологическо-религиозной борьбы и были получены и канонизированы главные хронологические даты, хорошо нам сегодня известные со школьной скамьи, в том числе и дата первой олимпиады.

По сути, основой основ явилось то утверждение пророка, что Христос будет предан смерти через «7 седмиц и 62 седмицы» (т.е. в сумме 69 седмиц) от повеления о восстановлении Иерусалима. Когда случилось повеление восстановить Иерусалим, было неизвестно, но вера в истинность того, что написано в библии, давала надежду на возможность расчёта. Ещё одним важным моментом было то, что Африкан уже оперировал истинной, как ему казалось, датой Рождества Христова. А это означает то, что можно было отсчитать назад и другие важные библейские вехи, такие как восстановление Иерусалима, время вавилонского пленения евреев и, наконец, начало греческого счёта лет, т.е. найти начало олимпиад. Что, собственно говоря, и было сделано Африканом.

Пророчества Даниила были задним числом прикреплены к предполагаемой дате рождения (или прихода) Христа. Надо сказать, что это была не простая задача и она вызвала немало проблем, споров и сомнений. Вот как ищет подходящее объяснение наш автор:

 

«…Если мы возьмем за точку отсчета повеление Кира о возвращении в Иерусалим – мы не дойдем до прихода Христа лет эдак на сто. Если от того времени, когда ангел сказал это пророчество Даниилу – еще больше. А если примем за точку отсчета начало плена – то окажемся уж совсем далеко от нашего Спасителя, потому что со времени Артаксеркса персидская империя просуществовала еще 230 лет, затем более 370 лет миром правили наследники Александра Македонского, разделившие империю своего повелителя. После них же прошло примерно 60 лет до 16 года правления императора Тиберия...»

 

Мы видим совершенно откровенную подгонку под желаемый результат с его стороны. Даты, одна за другой, отбрасываются лишь потому, что не дают «правильного ответа». Это интересный, но не убедительный критерий.

Здесь нельзя не заметить, что кроме очевидной неуверенности в том, от какого года считать исполнение пророчеств, Африкан заставляет нас ещё раз усомниться и в адекватности масштаба своей «хронологической линейки». Правили ли миром наследники Александра македонского 370 лет? Современные учебники нам рассказывают, что Македонская империя управлялась наследниками Александра Великого с 323 по 281 года до нашей эры. Т.е. империя развалилась уже через сорок два года после смерти своего создателя. Африкан же отводит наследникам более трёх с половиной веков. Где-то ошибка. Это не единственное затруднение с масштабом времени в работах Африкана. О достоверности и адекватности восприятия хронологии Африканом можно судить по принимаемым им за истину и приводимым периодам жизни первых патриархов. Они живут в его книге по 600-700 лет, а иногда и по 900. Может ли такое положение дел устраивать учёных? Оказывается да, может. И устраивает. Мы отметим для себя это обстоятельство, но пока не будем на нём останавливаться.

 

Африкан продолжает:

«Итак, по подсчетам, от Артаксеркса до Христа прошло семьдесят седьмиц или недель (по еврейскому летоисчислению). Ибо от Неемии, которому Артаксеркс на 115-м году Персидской империи поручил отстроить Иерусалим (тогда же был 20 год правления самого Артаксеркса и 4-й год от 83-х Олимпийских игр), до крещения Господня (2-й год 202-х Олимпийских игр и 16-й год правления Тиберия) прошло 475 лет, что по еврейскому летоисчислению составляет 490 лет. Причина в различии между календарями в том, что у евреев счет лет ведется по луне…»

 

Обратим внимание на датировку крещения господня – 2-ой год 202-ых олимпийских игр (здесь, кстати, имеется в виду распятие). Эта дата, также как и большинство других, не присутствует в писании в явном виде. Она вычислена Африканом исходя из следующего рассуждения:

 

«…Я же диву даюсь, как евреи до сих пор отвергают тот факт, что Мессия уже пришел, а последователи Маркиона – что Его пришествие было предсказано пророками – ведь Писание так ясно говорит об этом!…

…от Адама и сотворения мира и до пришествия Господа прошёл 5531 год, а от пришествия до 250-х олимпийских игр прошло 192 года».

Это очень важный момент! В Писании, на которое ссылается Африкан, говорится не об олимпиадах, а об играх! Африкан, собиравший многие дошедшие до него рукописи, нашёл информацию о 250-ых играх на 192-ом году от пришествия. Далее он исходит из того, что игры происходили раз в четыре года, не разделяя понятия «олимпийские игры» и «олимпиады», и соотносит олимпийский счёт с Рождеством на основе приведённых выше данных и предположений. Полагая, что игры происходили раз в 4 года, Африкан делит 192 на 4, получая количество олимпиад в 192 годах. Примечательно, что получается целое число – 48. Далее он рассуждает так: «если 250-ые игры (а для него это тоже самое, что и 250-ая олимпиада) отстоят от распятия на 48 олимпиад, то, значит, пришествие (начало служения) произошло ровно на 250-48=202-ой олимпиаде. А раз, как считает Африкан, проповедь Богочеловека Христа длилась один год, после чего его распяли, то, стало быть, страсти господни произошли на второй год этой 202-ой олимпиады». Так и появилась хорошо известная сегодня аксиома о том, что Распятие произошло на втором году 202-ой олимпиады.

Вообще говоря, приведённая выше фраза заслуживает отдельного внимания. Она стоит особняком в труде Африкана уже после всех рассуждений и расчётов, оторвана по смыслу от основной части и является как бы выводом или напротив, основным исходным постулатом, внедрённым в работу извне. Скорее всего, эта информация является для автора исходной. Он эти цифры не рассчитал, а привнёс от куда-то и строит все свои рассуждения на основе их анализа. Видимо эти даты были почёрпнуты Африканом из какого-то очень для него авторитетного источника. Этими, вдруг предъявляемыми, как бы ни стого ни сего, утверждениями автор, отбрасывая всю частную и второстепенную информацию, вводит два главных периода, разбивающих всю мировую историю, на две, с его точки зрения, главные части. Период от сотворения мира до прихода Христа (что вполне понятно, ведь Африкан христианин) и от пришествия до 250-ых олимпийских игр (а вот это уже странно). Видя, что гражданские события, не имеющие отношения к религиозной жизни, Африкана практически не интересуют, мы в праве ожидать, что во время 250-ых игр произошло нечто важное с точки зрения христианства. Событие, соизмеримое с пришествием Христа. Отметим, что именно на 250-ых олимпийских играх было прервано олимпийское летоисчисление у всех средневековых хронологов. В таблице Ллойда также последней игрой значится игра под номером 249. После этого уже нет ни имён, ни источников. Похоже, что попросту наступила новая эра. Старые боги пали. Ещё одним наблюдением является то, что Африкан, вводя информацию о том, что между Христом и 250-ыми играми лежит 192 года, считает время назад. Т.е. полагает, что 250-ые игры случились раньше жизни Христа. Вместе с тем, в исходном тексте такого утверждения нет. Наоборот, приведённый текст гораздо логичнее выглядит в последовательном виде: от сотворения мира до Христа и от Христа до 250-ых игр. Т.е. чётко прослеживается последовательность: Сотворение мира – Христос – 250 игры. Африкан же переставляет местами события. Он считает что здесь события развивались по принципу: назад – вперёд – назад и дали последовательность: Сотворение мира – 250 игры – Христос.

К чему это привело в нашем вопросе, увидим чуть ниже, а пока рассмотрим ещё один важный фрагмент рассуждений нашего автора.

 

«…Тогда Неемия взял на себя руководство по восстановлению города и довел дело до конца – стены и улицы Иерусалима были отстроены, как и было сказано в пророчествах. Именно от этого времени следует вести отсчет 490 лет, иначе сроки не сойдутся...».

 

Здесь остановимся ещё на секунду для пояснения. Вообще говоря, седмица это неделя, т.е. семь дней. Однако, принять такой, как им кажется, мизерный срок как семьдесят недель (т.е. около полутора лет), средневековые хронологи отказываются. Им это кажется очень малым отрезком времени. Недопустимо малым. Поэтому в ход идёт средневековая смекалка. Вопреки явно написанному в священной для них книге – библии, читают не семьдесят недель, а семьдесят семилетий! Т.е. полтора года превращаются под пером христианских математиков-хронологов в 490 лет (70 раз по 7 лет). Это и есть те самые 490 лет, которые хочет получить Африкан, анализируя цифры из пророчеств Даниила. Вообще желание удлинить все описываемые процессы любой ценой – характерная черта этого автора. Например, он начинает, как уже говорилось, с описания времени жизни первых патриархов, которые живут по 600, 700, а то и по 900 лет. Дети у них рождаются в 190 – 200 лет. Это был бы просто вопрос веры, если бы на основе длины жизни тех самых первых поколений людей не была откалибрована хронологическая линейка используемая нами сегодня. Именно так. В основе современной хронологии лежит сомнительная информация о неправдоподобно длинных жизнях библейских персонажей. И, похоже, современных учёных такое положение дел вполне устраивает.

Я советую запомнить из этого фрагмента два утверждения. Первое, что счёт лет у евреев (а Африкан использует сведения, дошедшие именно от них) ведётся по Луне. А второе, что речь в первоисточниках идёт о СЕДМИЦАХ (т.е. неделях).Эти заметки пригодятся нам чуть ниже.

Далее Африкан начинает рассчитывать, исходя из выдвинутых им предположений, даты исходов евреев из Египта и Вавилона, времена правления различных значимых царей и судей. Периоды, полученные им, исчисляются тысячелетиями. Но очень интересно то, что не получив в конце концов соответствия с Писанием, Африкан начинает искать выход из положения путём подмены понятий. Вот как это происходит. Африкан заключает свои расчёты следующими словами:

 

«…Итак, похоже, что мы правильно истолковываем и обращаемся с Писанием, насколько это в наших силах. Особенно глядя на предыдущий отрывок – там, где в третий год Валтасара Даниилу пророчествуют, что греки победят персов (империи греков и персов представлены в виде козла и овна). Затем голос говорит, что святилище будет попираемо в течении 2300 дней. Обычно в пророчествах день обозначают за год, но тут бывают разные случаи. Если же мы посчитаем день за месяц, то получится как раз период времени от разрушения Иерусалима и до 20 года Артаксеркса. Потому что 2300 месяцев составляет 185 лет плюс год, за который Неемия построил стены Иерусалима. Таким образом, в 186 годах заключены именно 2300 месяцев, так как каждые восемь лет в календарь вписывают три високосных месяца. От Артаксеркса же, когда он повелел восстановить храм и стены, и до прихода Мессии прошло 70 седьмиц, о которых мы уже говорили…».

 

Совершенно очевидно то, что Африкан НЕ ЗНАЕТ, что скрывается за термином день. Он ПОДБИРАЕТ то значение этого слова, которое даст ему результат наиболее близкий к желаемому. Иногда он берёт день равным году, иногда месяцу, а иногда месяцу с поправками на различия в календарных системах евреев и греков, буквально «за уши притягивая» даты к желаемым. Дословное значение слова ДЕНЬ он принимать отказывается, т.к. это приведёт к краху всех его построений.

К нашему счастью Африкан не скрывает своих рассуждений и вычислений. Это даёт нам возможность увидеть весь ход его мыслей и понять его логику.

После завершения всех своих расчётов автор заключает:

 

«От Артаксеркса до Христа, таким образом, прошло 490 лет (по иудейскому летоисчислению). Потому, что от того момента, когда Артаксеркс на 20 году своего царствования, на 120 году от основания Персидской Империи и в 4 год 83-х олимпийских игр послал Неемию в Иерусалим, до смерти нашего Господа, которая произошла во 2-й год 202-х олимпийских игр и в 16 год правления Тиберия, прошло 475 лет, что по еврейскому лунному календарю составляет 490 лет».

 

Итак. Снова всплыла параллель между иудейским и олимпийским счётом лет. И здесь Африкан использует только что полученный им год смерти Христа на олимпийской шкале времени «второй год 202-ой олимпиады» уже как аксиому. В этой аксиоме и кроется стержень вычисления главной для нас даты – 776 год до нашей эры. Мы подошли к самому главному.

Обратим внимание и запомним, что дату первой олимпиады впервые рассчитал и обнародовал Юлий Африкан. Сей учёный муж, как было показано выше, на основе анализа священного Писания вычислил, что Распятие Христа случилось на 2-ом году 202 олимпиады. Это сделало соотнесение старой, до этого использовавшейся, эры от первой олимпиады и вновь вводимой в обиход эры от Рождества Христова делом не хитрым. Дата первой олимпиады и дата Рождества Христова были, наконец-то, «жёстко сцеплены» во времени. Естественно, введя алгоритм расчёта и имея на руках «все исходные данные» Африкан не преминул найти начало олимпиад сам. По его рассуждению, раз игры проходили раз в четыре года, то задача элементарная. Иисус был распят на 202*4+1=809 году от первой олимпиады. А раз ему к тому времени уже было 33 года, то 33-809=-776. Вот Вам и дата первой олимпиады! 776 год до рождества Христова. Начало было получено.

Теперь становится ясным, почему богословы, историки, математики и астрономы в 17-ом веке искали исходную точку олимпийского счёта возле 8-ого века до нашей эры, идя на всевозможные натяжки. И почему из всех вариантов доказательств был взят за основу именно Скалигер. Результат его астрономических расчётов лучше других подтверждал дату, УЖЕ РАНЕЕ полученную и канонизированную церковью. Видимо осознавая, что канонические доказательства не очень убедительны и могут быть рано или поздно подвергнуты сомнению или, чего доброго, пересмотру, средневековые хронологи всеми силами пытались найти и естественно-научные аргументы, в частности астрономические расчёты в пользу выдвинутой святыми отцами даты. Поэтому, в конце концов, и была принята версия Скалигера, наилучшим образом «попадавшая» в желаемый результат. Скалигер выполнил работу. Он астрономически доказал полученную богословами датировку первой олимпиады, а, следовательно, и дату Рождества. Ещё раз повторю, что все университеты и научные школы того времени были сугубо религиозными организациями, управлялись и подчинялись церковному начальству, а учёные были абсолютно подсудны инквизиции. Примеры мы уже обсуждали.

Логика, поставившего на хронологической шкале очень важную точку, Юлия Африкана ясна. Он построена на концепции тождественности олимпиад и олимпийских игр. Стоит поменять исходную парадигму и этот расчёт рухнет. Ведь если игры происходили ежегодно, то согласно исходным данным принятым Африканом, между распятием Христа и первой олимпиадой прошло около 58 лет, а между Рождеством и первой олимпиадой около 20 лет (если исходить из справедливости утверждения, что Христу было около 30 лет на момент начала служения) или они вообще совпадают (если принять ещё одну распространённую точку зрения, что Христу было около пятидесяти). Это сильно изменяет всю хронологическую цепочку в нашем вопросе и тянет за собою очень далеко идущие выводы относительно датировок многих (если не сказать всех) античных событий.

Зыбкость доказательства даты первой олимпиады, впрочем, как и датировки Рождества Христова, вызывает довольно активные дискуссии до сих пор. Многие из этих споров носят публичный характер и интересны для наблюдения. Сегодня, понимая механизм расчёта датировки первой олимпиады, весьма забавно читать «доказательства» сторонников традиционной даты, заключающиеся в том, что дата Рождества – 1 год нашей эры убедительно доказывается тем, что распятие, «как известно» произошло на 2-ом году 202 олимпиады, а первая олимпиада состоялась в 776 году до нашей эры. Значит, говорят нам историки, олимпийский счёт лет подтверждает справедливость даты рождества. Не подтверждает. Это порочное доказательство. Сегодня принятые даты первой олимпиады и Рождества абсолютно и жёстко зависимы. Одна получилась из другой. Значит обратное действие, естественно, приведёт к исходному результату. Куда не поставь распятие, хоть в 2007 год, начало олимпиад, по логике сторонников традиционной версии, всегда придётся на 776 год до Рождества Христова. Это прямое следствие из рассуждений основоположника расчётов этих дат – Юлия Африкана.

Закрывая данную тему, надо отметить, что дата «776 год до нашей эры» не внесла идиллии в картину прошлого и не очень устраивала даже получившего её Африкана, но, тем не менее, он эту дату всё-таки оставил, вводя в дальнейшем множество натяжек для её оправдания и подтверждения. В частных случаях он будет эту дату существенно варьировать в зависимости от своих сиюминутных потребностей, но в целом оставит незыблемой. Эту дату перенял позже Евсевий Памфил (епископ Кесарийский), и она стала каноном. Впрочем, как уже говорилось, вскоре возникла потребность в дополнительных доказательствах, так как споры, несмотря на решение о канонизации, не стихали. Инструментом доказательства стала астрономия и успешнее всех остальных оправдал и «доказал» полученные датировки математик Иосиф Скалигер. Как это происходило, мы уже рассмотрели. Получив требуемый результат, Скалигер стал классиком и столпом хронологии. На него стали ссылаться, и его мнение стало главным аргументом для последующих исторических построений. Не случайно его имя стоит первым в числе первоисточников напротив первой даты хронологических таблиц Ллойда. Ллойд ссылается в обосновании начала отсчёта не на Евсевия и не на Африкана (хотя они присутствуют в перечне источников), а именно на Скалигера. Это должно было придать его таблицам научность и «выбить почву» из под ног оппонентов. От «вымученной» даты в линейку с шагом раз в четыре года были расставлены имена олимпийских победителей и получена известная нам сегодня хронология олимпиад Вильяма Ллойда, которая уже больше не подвергаясь сомнению и ревизии, а окончательно канонизированная, перекочевала во все современные учебники.

Вникая в алгоритмы расчётов точки начала олимпиад, волей-неволей задумываешься, а не зря ли мы столь доверчивы к средневековым хронологам. Они занимались священным делом, но были при этом простыми людьми, нередко заблуждаясь и ошибаясь в своих рассуждениях. А то, что Юлий Африкан ошибался в расчётах уже не гипотеза, а факт. Ни одна из предсказанных по пророчествам Даниила дат конца света не сбылась. Это говорит либо о том, что сами пророчества являются вымыслом, либо о том, что их никто толком не понимает.

 

----------------------------------------------------------

28 Наличие такой записи не возможно в принципе, так как древние не использовали христианскую хронологию, считающую нулём – день рождения Иисуса Христа, а другие их способы измерения времени, привязанные к нашим традициям, нам достоверно не известны.

29 Т.е. если бы первым, из ставших нам известным, победителем игр был чемпион не - 776 года, а, скажем, - 700-ого года, то сейчас был бы не 2007, а 1930-ый год.

30 Иногда пишут -430 год, иногда 431 год до нашей эры. Это одно и то же, только записанное по разному «технарями» и «гуманитариями». В астрономии используют хронологию с нулевым годом (что верно с арифметической точки зрения), а историки используют «гуманитарную» линейку без нуля. У них перед первым годом нашей эры следует первый год до нашей эры. Т.е. один год, как бы пропущен. Мы не будем уделять много внимания этому, в нашем случае, не принципиальному вопросу, считая, что читатель поймёт где о каком исчислении идёт речь.

31 Практически все современные знаменитейшие университеты (Оксфордский, Сарбонский, Кэмбриджский и т.д.) появились как церковные подразделения и религиозные институты.

Главная страница
Игорь Куринной
Оглавление книги ИГРЫ, УГОДНЫЕ БОГАМ
Продолжение >>