И. И. Куринной
ИГРЫ, УГОДНЫЕ БОГАМ

философский труд, 2010

ЧАСТЬ I
Игры уже были…

ГДЕ

 

Итак. Теперь мы плавно подошли к вопросу  - «ГДЕ проводились олимпийские игры?». Сегодня принято считать, что ключевое место в истории олимпиад это Олимпия. Здесь сегодня зажигают олимпийский огонь, отсюда каждые четыре года бегут кросс с факелом в новую точку мира, туда, где планируется провести новую игру. Именно здесь, якобы, проходили олимпийские игры древности, да и само название игр пошло от этого места. Игры, как недвусмысленно следует из учебников, назывались олимпийскими потому, что проводились в Олимпии. Писатель, задумавший посвятить труд олимпиадам, просто обязан начать повествование именно отсюда. Это корень, это святая святых, это ключ к пониманию олимпийской  идеи. Здесь покоится сердце барона Де’Кубертена, здесь, в течение, как минимум, одиннадцати веков,  проливали пот и кровь жаждущие вечной славы античные атлеты. Олимпия, как говорят нам, это древние олимпиады, а древние олимпиады это Олимпия.

Впрочем, как мы теперь начинаем понимать, олимпийские игры проводились, наряду с Олимпией, ещё в нескольких местах, а именно, в Дельфах, Немее и на Истме. Названия знаменитые и, естественно, все проставлены на современных картах. Найти их нет труда. Считается, что все эти местности были расположены в центральной Греции, вокруг Коринфского залива в окружности диаметром в пару сотен километров. Казалось бы всё ясно. Что нужно ещё? Есть Олимпия, есть Дельфы, в них есть руины, в магазинах есть масса интересных книжек на любом языке мира с красочными картинками, олимпиадам посвящены несколько музеев. Надо только почитать, посмотреть и проникнуться. В сознании, разглядывающего фотографии Олимпии юного спортсмена, так и проносится по ипподрому колесница Эномая, увлекающая его поверженное копьём Пелопа тело, видится Геракл, отмеряющий шесть сотен ступней, утверждая стадий, красавица Гипподамия, переживающая за своего жениха, первый олимпионик Коребус Элейский, венчаемый оливковой ветвью, тысячи рукоплещущих зрителей и сотни атлетов, съехавшихся со всей Эллады…

Легенда прекрасна. Она манит к себе, заставляя верить в собственную непогрешимость. И мы верим, полагая, что этот рассказ донесён до нас из уст одного поколения в уста следующего, от отца к сыну, от деда к внуку. Естественно, хранить эту легенду должен, прежде всего, греческий народ. Как хранил он веками легенды об иллионской войне, походах аргонавтов, скитаниях Одиссея. Где ещё, как ни в Олимпии, должны обитать сокровенные предания седой олимпийской старины? Куда ещё ехать за познанием начала начал, если не туда?  А ехать надо. Домашнее чтение учебников уже оставило неприятный осадок, посеяв недоверие к ним, при попытке ответить на вопрос «Что такое игры?». Памятуя об этом горьковатом опыте, нам становится интересным на месте проверить сведения, изложенные в красочных олимпийских томах. Познакомиться поближе с теми, кто нашёл Олимпию и с их делами, узнать, когда случилось им отыскать сие знаменитейшее святилище, «пощупать» что она (Олимпия) из себя представляет, познакомиться с местными сказаниями и сравнить, как это соотносится с древними письменными свидетельствами. А заодно хочется и проверить современных историков. Ведь, как мы видим, писатели последних двухсот лет напутали так много, что, как это ни печально осознавать, верить остаётся только собственным глазам и собственной логике. А раз так, то придётся собираться в дорогу и самостоятельно отправляться на встречу с олимпийской древностью.

В добрый путь! Так и поступим.

картf Греции времён Пиндара
Так себе и нам историки представляют сегодня карту Греции времён Пиндара.
Красным флажками отмечены места где, как они считают, проходили описанные Пиндаром и Вакхилидом Игры.

 

Олимпия.

 

Начнём с главного города олимпизма - Олимпии. Движемся с востока на запад, из Аттики в Аркадию, в легендарную Пису. Преодолев невероятно экстремальные дороги и крутые перевалы гор Коринфского перешейка, въезжаем в Пелопонесс. Дорога не из лёгких, но идея увидеть то, что видели любимцы богов, пройтись там, где хаживал Геракл, посидеть на трибуне, на которой сиживал Ликург, Пиндар и многие римские императоры ведёт нас вперёд, помогая преодолевать поворот за поворотом, подъём за подъёмом и спуск за спуском. Несколько часов изнурительной  езды от Афин и мы на месте.  В сердце олимпийского мифа.

Что же он из себя представляет?

Сегодня Олимпия это крошечный не то городок, не то деревня с парой улиц и парой отелей для туристов, которые, собственно, и являются единственным источником дохода местных жителей. Некоторые аборигены туристов кормят, некоторые продают им «реал антик» в магазинах, некоторые служат в музеях и водят экскурсии. Есть даже собственный полицейский участок с парой полицейских. На всякий случай.  Хотя более неторопливое и степенно-спокойное  поселение на земле сыскать непросто. Надо сказать, что жизнь пришла в это богами забытое место не так давно. Ещё сто пятьдесят лет назад здесь было очень тихо и безлюдно. Никто не тревожил местных пастухов, кроме нескольких странноватых учёных с лопатами, говоривших на немецком языке и что-то всё время не то копавших, не то строивших. Сами местные жители понятия не имели о том, в каком историческом месте им посчастливилось родиться и какой лёгкий заработок им преподнесёт судьба в скором времени. Не надо будет ни пахать, ни сеять. Надо будет только открыть свой ресторанчик, отель или магазинчик с красивым античным и обязательно греческим названием. Хотя греческий язык был в те времена здесь не очень-то в ходу, но чего не сделаешь, ради привлечения новых богатых любопытных европейцев. Когда бы они сюда ещё заехали, да и зачем? Моря нет, дорога трудная и опасная. Пейзаж скучноватый, климат знойный. А тут, вот те раз, манна небесная. Ключевое для мировой истории место. Прямо под ногами! Пастухи удивились тому, что им рассказали об их деревне немецкие археологи, но идея им понравилась. Олимпия так Олимпия. Название чудное, но немцам виднее. Немцы зря врать не станут. Пусть будет, как они хотят.  Так славянская деревня Сервия, стоявшая на этом месте с незапамятных времён, стала древней Олимпией.

В этом месте на секунду сделаем паузу и отметим для себя то обстоятельство, что какой бы то ни было непрерывной, пусть даже устной, традиции, названия деревни Сервия некогда в прошлом Олимпией, равно как и сведений о древних празднествах на этом месте у местных жителей не сохранилось. Идея эта пришлая. Привнесена она была сюда заграничными учёными в 19 веке. Это важное замечание.

События, связанные с извлечением на божий свет Олимпии, развивались последовательно и неторопливо около ста лет с середины 18-ого по середину 19 веков. Сначала место было примерно «вычислено» по имеющимся старинным трудам, а потом уже на местности найдено с «абсолютной» точностью с помощью кирок и лопат. Итак, рассказывают нам  в один голос путеводители, долгие «поиски», полторы тысячи лет погребённой под землёй Олимпии, увенчались таки в начале 19-ого века успехом. О сенсационных находках, доказывающих правильность ранее произведённого «вычисления» Олимпии, сообщили некие нелегально проникшие в Грецию (а, значит, на территорию Османской империи) французы, откопавшие здесь какие-то кувшины и нашедшие, якобы, старинные развалины.  Впрочем, как нам снова сообщают местные источники, очень долго копать землю и искать занесённые песком руины археологам не пришлось. «Античные языческие» храмы были к тому времени прекрасно освоены и почитаемы проживавшими здесь христианами, а в мастерской знаменитого античного Фидия находилась христианская базилика. Это странно. Как можно служить в базилике, занесённой выше крыши песком и илом? Означает ли это, что сведения об исчезновении Олимпии ложны, а её строения ещё не были снесены до основания, как сейчас? Кстати, первое, что бросается в глаза - никаких следов впечатляющих воображение раскопок в Олимпии нет! Все сооружения античности стоят на поверхности и совершенно очевидно, что они никогда не были погребены глубоко под землёй.  Мне приходилось бывать на раскопках старых городков в Крыму, на северном Кавказе, в центральной России. Обычно раскопки представляют собою яму, иногда в несколько метров глубиною, на дне которой видны старые постройки или их остатки - стены, фундаменты, мостовые и т.п. Сразу очевидно, что уровень земли такого старого города в те времена, когда жили построившие его люди, был много ниже нынешнего. В Олимпии же ничего подобного нет. Все постройки стоят на СОВРЕМЕННОМ уровне земли, а иногда даже возвышаются над ним. Вокруг растут современные деревья. Конечно, отдельные небольшие ямы от раскопов имеются, в коих находят старые лопаты, сосуды, монеты, разного рода утварь и т.д. Но в любом месте, где проживают люди более ста лет, всегда в земле можно найти множество следов их пребывания на этой площади. Что же касается главных построек – античных храмов, руин стадиона, домов и т.д., то они стоят преспокойно на поверхности. Похоже, что все эти постройки были не выкопаны из-под земли, а, в лучшем случае, с них была просто сметена пыль. Это не вяжется с мыслью о тысячелетнем погребении. Что-то здесь не так. Появляется крамольная мысль. Или Олимпия никогда не исчезала с лица земли или это не Олимпия.

 

Примеры утвари, найденной в земле Олимпии и её окрестностей. Лопаты, топоры, ухваты, кувшины. Обычный крестьянский скарб. Подобные предметы могут быть откопаны в округе любой деревни. Кстати, они не очень похожи на предметы возрастом более двух тысяч лет. И за гораздо более короткий срок метал может дойти до куда более плачевного состояния. Экспонаты археологического музея в Олимпии. Фото автора.
На фото хорошо видно, что фундаменты древних храмов находятся не глубоко под землёй, не на дне глубоких раскопов, а прямо на современной поверхности. Трудно представить, что бы микроскопическая речушка Алфей, могла нанести столько песка, что когда-то в одночасье покрыла все эти сооружения на долгие века. Для этого должен был бы быть намыт большой песчаный холм
Высокие кирпичные стены античных сооружений, якобы откопанных немецкими археологами, возвышаются над долиной Алфея. Совершенно не похоже на раскопки. Впрочем, местные путеводители честнее немецких. Они и не скрывают, что никогда всё это великолепие не было похоронено. Здесь жили и молились люди вплоть до прихода археологов в 19 веке.
Пример раскопок древней Горгипии (современной Анапы). Заявляется, что возраст раскапываемых сегодня там построек около 2500 лет, т.е. даже меньше, чем возраст Олимпии. Вместе с тем, очевидно, что основания зданий лежат довольно глубоко под землёй (на глубине порядка трёх метров) и, ступая по античным улицам, вы будете полностью находиться в яме выше вашего роста. В древней Олимпии такого эффекта заглубления нет. Сооружения не вросли в землю. В земле находятся только мелкие бытовые предметы.

Но, раз так, то давайте разбираться. Кто сказал, что Сервия это Олимпия и откуда вообще известно о её (древней Олимпии) исчезновении? Почему копать начали именно здесь? Вопросы эти не праздные.  В попытке ответить на них, было сломано немало копий полтора века назад. Где она, та самая священная Олимпия, в те времена не знал никто. Поиски Олимпии сродни поискам древней Трои, которую, кстати, тоже искали примерно в те же годы на территории той же агонизирующей, но всё ещё сильной Османской империи. Масса натяжек, подгонок несоответствий местности указаниям древних авторов, откровенные подтасовки… Важно понимать, что никаких источников, сверх тех, что мы рассмотрели в предыдущей главе,  у историков на руках не было.  Пиндар, Павсаний, а остальные авторы и подавно, оставили только намёки и очень зыбкие условные указания на местоположение главного святилища.

Уже Страбон отмечал рассогласования в описаниях легендарных мест тем реалиям, которые  имели место, и отмечал «нехорошие тенденции» в исторической науке, заключавшиеся в том, что взгляд на прошлое сильно меняется, зачастую противореча тому, что сказано в источниках. В частности он пишет:

 

«Следует, однако, слушая старинные рассказы, принимать их с оговорками, так как они не являются общепринятыми; ведь позднейшие писатели придерживаются новых взглядов по многим вопросам и даже высказывают суждения, противоречащие древним сообщениям…». {1, стр. 227}.

 

Страбон, близкий к источникам информации, сегодня уже утерянным, очень сомневается в ГЕОГРАФИИ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ. Например, он утверждает, что сведения о том, что Эномай правил в Элее, а Авгий в Писатиде это плод искажений поздних писателей. Но Эномай и Авгий это фигуры знаковые для истории олимпиад. Именно с победой над Эномаем Пелопа и с победой над Авгием Геракла связывается начало олимпийских торжеств. От того где они жили зависит и то, ГДЕ начались олимпиады. С географией олимпиад явно что-то не в порядке. Страбон пишет и о следующем несоответствии: 

 

«Гомер говорит, что через Пилос течет Алфей: «Коего воды широко текут через Пилийскую землю» (Ил. XV, 545). Но Алфей  не протекает ни через город, ни мимо него». {1, стр. 205}

 

Видимо, во времена Страбона география уже «поплыла» существенно исказив информацию о прошлом. Когда бы это не случилось, мы должны понимать, что ссылка историков на то, что Олимпия находилась, скажем, в Элиде не означает ничего, так как, то, где эта Элида сама располагалась во времена, допустим, Гомера надо ещё доказать. Как видим, местоположение «олимпийских ориентиров» было не очевидно уже даже для Страбона. Что уж говорить о современных или близких к нам по времени историках. Они читали источники, сопоставляли с современной для них географией и отправлялись копать землю, пытаясь максимально подогнать реальную местность под её древнее описание. Иногда это получалось лучше, иногда хуже. Но, так или иначе, все главные места античной истории нам ими были раз и навсегда указаны и канонизированы. Олимпия не исключение. Место для неё было обозначено, утверждено и пересмотру сегодня уже не подлежит.

Но, если мы говорим о научном подходе, то, проделывая то же самое, что проделали историки 19-ого века, а именно, прочитав ещё раз внимательно Пиндара и Павсания, мы должны, по идее, прийти к схожему географическому утверждению. Мы тоже должны «найти» Олимпию в том же самом месте. Если, конечно, историки были правы. Давайте посмотрим. Что у нас имеется в фундаменте наших знаний.

Во-первых, главных  топографических указаний не так много, а именно два – наличие холма, и реки. Во-вторых, географических указателей в виде имён собственных тоже не густо и тоже два – город или местность с названием Писа на Пелоповой земле и быстрая река с названием Алфей. Вдобавок, правда, есть ещё роща с практически аналогичным названием Алтис. Архитектурно-культурными, т.е. рукотворными указаниями, можно считать: наличие стадиона, храма и музея чемпионов олимпийских игр. Только совпадение всех этих условий может дать нам повод обсуждать место-кандидат на высокое звание Олимпия. Посмотрим, что из перечисленного есть сегодня в Греции в наличии. Оказывается, в Греции не всё есть. 

Для начала снова обратимся к трудам Вильяма Ллойда, как к самому значительному сборнику античных сведений об олимпиадах.  Необходимо заметить, что Ллойд писал тогда, когда ни о каких раскопках в Олимпии ещё не шло и речи. Где она, эта самая Олимпия, только начинали идти первые попытки спорить. Об этом спортивно-религиозном комплексе знали только из некоторых старинных источников, наиболее «географичным» из которых было «Описание Эллады» Павсания. Некоторые считали, что она (Олимпия) находится у подножия горы Олимп в северной Греции (современная гора Диос), некоторые, что на Пелопонессе, иные даже полагали что в Афинах. Существовало мнение, что игры проводились в Риме и Карфагене (отсюда и название эпох). Только через полвека после смерти епископа первый европейский исследователь Ричард Чандлер прибыл на Пелопонесс и высказал несмелое предположение, что нашёл холм Кронос и архаичную Олимпию. И, хотя, до раскопок дело тогда не дошло, точка на карте появилась. Более полувека эта точка «приживалась» на своём месте и в умах нового поколения учёных. Наконец, через шестьдесят лет после опубликования гипотезы Чандлера (и более чем через век после смерти Ллойда), первые французские лопаты воткнулись в почву священного Альтиса и начались очень короткие, незаконные и поверхностные раскопки, продолжавшиеся до тех пор, пока про них не прознало турецкое правительство, моментально «принявшее меры». Французы предпочли спешно покинуть территорию Османской империи, погрузившись на корабли.  Но это отдельная история. Не знал Ллойд и о Вакхилиде. Папирус с работами Вакхилида  во времена епископа ещё не был найден. Это случится в Египте лишь через сто восемьдесят лет после его смерти.

Таким образом, привязки Олимпии к какой бы то ни было местности, ранее 18-ого века просто не существовало. Олимпия жила только в поэмах и располагалась только на страницах античных повестей. В те времена её можно было поместить ещё куда угодно, туда, где есть холм, река и храм. Одно из таких мест на современном Пелопонессе предложил считать Олимпией Чандлер. Примечательно, что его довольно голословная версия, не смотря ни на что, пустила корни в европейской науке. Голословна данная версия потому, что Чандлер не проводил никаких раскопок, а, следовательно, и не мог видеть всех тех артефактов, которые наполняют современные музеи и выдвигаются нынче как доказательства спортивного прошлого пелопонесской местности. Только после отделения Греции от Османской империи во второй половине 19-ого века сюда прибыли с «Павсанием в руках» немцы во главе с профессором Курциусом, заключившие соглашение с первым независимым греческим руководством об эксклюзивном праве на раскопки (которое не утратило юридической силы до сих пор). Вот с этого момента и начались серьёзные работы, призванные убедить нас в правильности указания на карте священного комплекса. Работы, о которых Чандлер, уже давно к тому времени умерший, естественно, не мог знать.

В этом месте отметим для себя то обстоятельство, что кол в землю, где была впоследствии помещена Олимпия, был вбит относительно недавно на основании бездоказательного утверждения. Напротив, все находки приписывались олимпийскому прошлому лишь потому, что были найдены в, якобы, Олимпии, а не наоборот. Чандлер не имел источников сверх тех, которыми пользовался, скажем, Ллойд, к мнению которого мы немедленно и вернёмся. Так что же наш епископ? Задавался ли он вопросом - ГДЕ располагалась Олимпия? Оказывается да, задавался.

И что интересно, будучи ещё свободным от догмы о «правильном» расположении Олимпии, на основании чистого анализа текстов Пиндара и Павсания, Ллойд делает категоричный вывод о том, что Олимпия находилась в Дакии. Он пишет, ни секунды не сомневаясь в своей правоте, так в своём труде «История олимпиад»:

 

«С античных времен местность эта называлась Олимпией по преданию, относящемуся к Геркулесовым Идам. Относится Олимпия к Дакии, где Пифийский оракул в Дельфах находившийся располагался.  Другие источники называют основателем её Павсания воздвигшего здесь храм в честь победы Зевса над Сатурном…».

 

Вот так. Возникает первое серьёзное несоответствие. Ведь Дакия это местность севернее Дуная, согласно античным же географам. Даки проживали вдоль великой реки от черноморского побережья до Карпат включительно, на территориях современной Венгрии и Румынии. Ллойд, как видим, убеждён, что Олимпия и Дельфийский оракул располагались существенно севернее современной Греции, а именно в Дакии, т.е. где-то на Дунае или за ним.

И в самом деле, с таким утверждением есть основания согласиться. Например, у Пиндара несколько раз говорится (а ему вторят и другие древние авторы), что Геракл, когда основывал Олимпию, принёс оливковые деревья в насаждаемую рощу из-за Истра (современного Дуная). Это довольно странный момент, если считать, что Олимпия располагалась на юге Греции. До Дуная от нынешней Олимпии более тысячи километров труднопроходимых дорог, горных перевалов, довольно испещрённой заливами местности. Надо очень любить оливковые деревья, что бы нести их тысячу километров (целую рощу!) что бы просто пересадить из одного места в другое. Зачем?! Сегодня нам объясняют, что Геракл был богатырь, ему это дело было раз плюнуть. Понравилась оливковая роща – прикинул, как хорошо бы она смотрелась на Алфее – взвалил на плечо и понёс. Принёс, посадил, увидел, что это хорошо и остался доволен собой. Но если стоять на позициях здравого смысла, то цель столь непростого мероприятия Геракла  довольно загадочна.  Впрочем, загадочность пропадает, если согласиться в этом вопросе с Ллойдом и предположить, что Олимпия  находилась в Дакии. В этом случае становится понятно, что далеко от знаменитого Истра Геракл с деревьями, видимо, не уходил. Он просто, желая украсить приглянувшееся  ему место на Дунае, которое хотел сделать центром празднований, насобирал деревьев, росших  вдоль реки, и высадил здесь же рядом в виде благоустроенной рощи, сделав то, что сегодня называется парком. Никакие сотни километров он эти деревья на своих могучих плечах не тащил. Всё становится понятным. Запомним эту версию.

 

Главная страница
Игорь Куринной
Оглавление книги ИГРЫ, УГОДНЫЕ БОГАМ
Продолжение >>