Распечатать страницу | Назад к предыдущей теме
Название форумаСвободная площадка
Название темыО прямых датировках в хрониках
URL темыhttp://chronologia.org/dc/dcboard.php?az=show_topic&forum=264&topic_id=1179&mesg_id=1179
1179, О прямых датировках в хрониках
Послано guest, 16-02-2004 12:38
В "Академкниге" на Вернадского (пересечение ул. Вернадского и Дм. Ульянова в Москве рядом с Ленинским проспектом) продаётся ещё

"Хроника Энгельбректа",- М.: Наука, 2003, 163 стр.

Это научное издание из серии "Памятники Исторической Мысли" (ПИМ), перевод со среднешведского и комментарии А.Д. Щеглова.

Для начала процитирую начало этой хроники, чтобы показать, что этот перевод не обладает литературными достоинствами. А этот факт нам впоследствии пригодиться, если мы станем обсуждать качество перевода (по моему мнению, отсутствие литературных достоинств может служить некоторой гарантией того, что перевод не искажает содержание документа в угоду литературным изыскам):

КОРОЛЕВА МАРГАРЕТА

Не хотите ль услышать
о чудесах, что мы здесь опишем,
подробно и без утайки поведав
о многих страданьях и бедствиях шведов?
Так однажды случилось:
датчанка в Швеции воцарилась.
Королеву ту Маргаретой звали.
Другую такую вы б не сыскали:
ведь так умна она была,
что подчинить себе смогла
Швецию, Данию и Норвегию.
Другой такой долго не будет, наверное.
Шведы глупо тогда поступили,
что женщину эту на трон пригласили.
Разум тогда их вовсе оставил:
королевство никто из них тогда не возглавил.
Притом отошли от закона страны,
о чём и жалеть были долго должны.
Велит же шведский закон,
что иноземец не может взойти на трон.

Надо заметить, что указанный фрагмент уже даёт нам возможность усомниться в том, что пишется об этой хронике в научном комментарии-приложении "Хроника Энгельбректа как исторический источник и памятник литературы":

"Восстание 1434-1436 гг. под руководством Энгельбректа Энгельбректсона - одно из ключевых событий шведского позднего средневековья, всколыхнувшее и потрясшее современников и оставившее значительный след в национальной истории." (стр. 80)

"Источниковедческие представления об этом произведении претерпели значительную эволюцию. Долгое время, в силу того, что несколько стихотворных хроник зрелого и позднего средневековья - "Хроника Эрика", "Хроника Карла", "Хроники Стуре" - были объединены и исследователям были известны именно эти, сведённые воедино рукописи, считалось, что существует единая, так называемая "Большая рифмованная хроника" (Stora rimkro:nikan). Лишь в 60-е годы XIX в., известный шведский учёный-источниковед Г. Клемминг сделал вывод о самостоятельности различных частей "Большой хроники". Причём, если первая из них - "Хроника Эрика", созданная в XIV в., сохранилась лишь в позднейших списках XV в., то следующая за ней "Хроника Карла" дошла в оригинале, в единственном экземпляре. Это кодекс D6 (Королевская библиотека, Стокгольм) - рукопись нестандартного формата, являвшаяся результатом работы нескольких авторов или переписчиков и содержащая многочисленные исправления. Хроника открывается перечнем шведских королей от Олафа Шётконунга до Карла Кнутсона (т.е. от рубежа X-XI вв. до середины XV в.), после чего следуют более 9600 строк собственно стихотворного текста. Обратив, в частности, внимание на тенденциозность содержания хроники, в значительной степени посвящённой прославлению Карла Кнутсона, Клемминг заключил, что рукопись являлась коллективной работой, созданной около 1452 г. (которым заканчивалось повествование хроники) под общим руководством одного редактора." (стр. 83-84)

"... По мнению этих авторов, "Хроника Энгельбректа" (она же - первая часть "Хроники Карла")- самостоятельное произведение, повествующее о восстании 1434-1436 гг. и предшествующих ему событиях, созданное к концу 1430-х годов. Она отчасти заключала в себе опологию восстания, отчасти - прославление погибшего в 1436 г. Энгельбректа. В 50-е годы XV в. это произведение и позднейший текст о событиях конца 1430-х годов были инкорпорированы в хронику о правлении короля Карла Кнутссона. Закономерным результатом утверждения этой источниковедческой концепции стало первое за всю историю исследования и публикаций текста комментированное издание "Хроники Энгельбректа" как самостоятельного произведения, осуществлённое в 1994 г. шведским филологом и историком культуры С.-Б. Янссоном." (стр. 86-87)


Предлагаю прерваться в чтении комментария и подумать над написанным - что мы узнали? Существовал некоторый текст (под условным названием "Большая рифмованная хроника") никому не интересный до 60-х годов 19 века, по крайней мере в списке литературы на стр. 156-157 указываются следующие наиболее древние источники:

Nya eller Karls-kro:nikan // Svenska medeltidens rimkro:nikor / Utd. G.E. Klemming. Stockholm, 1866.

D 21 (Gulta Go:ran Kurtze Cronika der Ko:nige in Sueden von Christi unsers Herren Geburdth biss u:fs Jar MDXIJ). (неопубликованный источник)

Handlingar ro:rande Scandinaviens historia. Stockholm. 1820. Hft. 8.

Magnus Johannes, Gothorum sveorumque historia. (Wittenberg), 1617.

Petri Olavus. Svenska kro:nika. Stockholm, 1860.

Причём ясно - словарь 1820 г. и "готско-шведская история" 1617 г. добавлены в список для пущей важности, чтобы подтвердить правдивость написанного в Хронике Энгельбректа, вылупленной из Хроники Карла. Но в исторической правдивости (сиречь соответствии традисторическим представлениям, сформированным в 17 веке) источника, запущенного в оборот во второй половине века 19-го может только неисправимый фантазёр или больной головушкой.

Посмотрим-ка лучше на методы датировки уникальной рукописи про Карла 15 веком. Это в первую очередь - дата окончания повествования (1452), а во вторую - тенденциозность, прославление короля, правившего в 1452 г. в хронике. Не больно-то густо аргументов. Впрочем, это и есть тот самый универсальный метод, которым традики датируют тексты (например, Иосифа Флавия, Геродота, Стурлуссона и Нестора) - удивляться этой наивности уже наскучило. Вместе с тем, обратим внимание на несомненное негативное влияние Новой Хронологии на современные историграфические методы (2003 г. на дворе!): научный комментатор А.Д. Щеглов всяким возможным способом уклоняется сообщить читателю очень простые сведения, всегда сообщаемые ПИМами и ЛитПамятниками при публикации источников в прежние годы, а именно - время обнаружения этих публикуемых рукописей. Уклончивость и молчание в этом деле - есть однозначный ответ. Можно быть уверенным, если бы Хронику Карла кто-либо из учёного народа хотя бы увидел в 18 веке,- об этом радостном для традиков факте написали бы десяток диссертаций и поместили бы в комментарии отдельную главу. Но не написали и не поместили. Следовательно, в очередной раз сработала "теорема Морозова": всякий древний исторический или литературный документ написан незадолго до своей первой публикации. Поскольку после своего появления он начинает экспоненциально тиражироваться вплоть до момента полного насыщения читательского спроса на этот документ (а если спроса нет, то документ и не будет писаться вовсе, так как написание его требует слишкой большой затраты производительных сил, что было недопустимо в малоизобильные времена до Нового Времени).

А ведь уже самые первые строки Хроники про королеву Маргарету должны нам подсказать, что текст написан в первой половине 19 века, и обличительные слова против королей иностранцев направлены в импортированного из Франции короля Бернадота. О том же свидетельствует патриотический настрой стихов.

Другие чудеса традиционной истории (а хроника обещает нам чудес со второй строки начиная) Вы почерпните самостоятельно из этого самого научного комментария к изданию - интересное развлечение я вам гарантирую. Сам же я перейду к объявленной ранее теме "прямых датировок". Цитирую хронику:

"Там же на месте её схоронили,
Бога принять её душу молили.
Случилось же это в четырнадцать сот
тридцатый с рожденья Господнего год."
(стр. 16)

"Спросил, не хотят ли они помочь
прогнать иноземных фогдов прочь.
Было же это в четырнадцать сот
тридцать третий с рожденья Господнего год."
(стр. 25-26)

"Замок взять они не смогли,
от стен Стегеборга они отошли
в Матвеев день, в четырнадцать сот
тридцать четвёртый Господень год."
(стр. 35)

"Переговоры на том завершились.
В день Invencio Crusis то совершилось,
с Рождения Христова в четырнадцать сот
тридцать пятый то было год."
(стр. 49)

Следующий фрагмент является кульминацией трагедии - описывается предательское убийство героя Энгельбректа:

"К самому берегу чёлн подошёл,
Магнус Бенгтссон тотчас на берег сошёл.
И двух-трёх шагов не сделал,
как Энгельбректа узрел он.
Тот стоял, на костыль опираясь,
нападенья не опасаясь.
Магнус Бенгтссон сказал: "Осмелюсь спросить,
могу ль я мир в Швеции получить?"
Энгельбрект из последних сил отвечал:
"Твой отец помириться со мной пожелал.
Надеюсь, он тебя известил
о мире, что он со мной заключил".
Топор в руке Магнус Бенгтссон нёс,
им он удар Энгельбректу нанёс.
Шутить с Энгельбректом он не собирался.
Энгельбрект защититься пытался
костылём, что в руке его был.
Три пальца Магнус ему отрубил.
Энгельбрект тогда отвернулся.
Во второй раз злодей размахнулся,
ударил его изо всех он сил,
в шею топор глубоко вонзил.
Третий удар ему он нанёс,
вонзил топор в голову, в самый мозг.
И пал Энгельбрект, герой прекрасный,
о камень челом ударился ясным.
Так убийство то совершилось.
Много стрел потом в мёртвое тело вонзилось.
То скорбью для Швеции будет всегда,
как злодейски его убили тогда.
Воистину, мук тех он не заслужил:
жизни для Швеции он не щадил.
За эту доблесть и много других
должен был избежать он страданий таких.
Господь, дай ему то, что он заслужил,
за то, что он Швеции верно служил.
Дева Мария, молитвой святой
содей душе его дар неземной.
Святые, пекитесь о нём непрестанно,
Бога молите о нём неустанно!
Так героя смерть наступила.
Пред Invencio Crusis то, в пятницу, было.
С Рожденья Христова в четырнадцать сот
тридцать шестой то случилось год."
(стр. 77-78)

У конца этого фрагмента есть интересный нумерологический комментарий:

"Пред Invencio Crusis то, в пятницу, было. - Invencio Crusis в католической церкви праздник обретения Креста Господня, отмечаемый 3 мая. В современной историографии принята другая, основанная на ряде источников датировка смерти Энгельбректа: не 27 апреля, как выходит по тексту хроники, а 4 мая, т.е. следующая после указанного праздника (а не предшествующая ему) пятница (Grandinsson K.G. Vilken var Engelbrekts do:dsdag? // Historisk tidskrift. Stockholm, 1933. 52 Arg.S. 179-184. Интересна запись о смерти Энгельбректа, содержащаяся в "Стренгнесском мартирологе": Кодекс А 28, Королевская библиотека. Стокгольм. С. 5 (см. так же послесловие автора; ср.: Paulsson G. Studier i Stra:ngna:smartyrologiet). В верхнем правом углу на полях указано, что Энгельбрект был умерщвлён в год "четырежды 100 и единожды 1000, четырежды 10 (далее стёртое, но достаточно различимое "если вычесть дважды два") четвёртого мая" (C quater et semel M quater X si bis duo dema(m) est Engilbertus quatra maij luce peremptus). Непосредственно в тексте другой рукой написано:"В год Господень 1441 был убит Энгельбрект Энгельбректссон..." (Anno Domini MCDXXXXI interfectus fuit Engelbertus Engelbrichtsson). Далее этот отрывок содержит сведения о деятельности Энгельбректа, добавленные позднейшей рукой, той же, которой принадлежит процитированная запись на полях (ср. так же: Grandinsson K.G. Op. cit). Й. Паульссон, в свою очередь не до конца расшифровав запись и не будучи знаком с исследованием Грандинссона, так же предположил, но в порядке гипотезы, что в первом случае после слов "четырежды десять" в тексте стояло нечто вроде "отнять дважды два". Таким образом, получался реальный год, когда произошло убийство - 1436. Во втором случае, указал автор исследования, могла иметь место ошибка переписчика: MCDXXXXI вместо правильного MCDXXXVI. По поводу последнего момента, не рассматривавшегося специально Грандинссоном, можно отметить следующее. В рукописи просматривается, что изначально дата (рука 1) осталась недописанной и имела вид MCVVVVI. Диагональные черты, "превратившие" "V" в "X" явно были дописаны автором маргиналии - продолжателем основной записи (рука 2, более тёмные чернила). Но сделано это по-разному: в первых трёх случаях такая черта как бы продолжает изгиб "V" и при этом полностью пересекает цифру. В последнем, четвёртом случае косая черта (более жирная, чем остальные) пририсована к цифре слева и не пересекает её. Таким образом, скорее всего, и первым автором, и продолжателем имелась в виду правильная дата убийства: 1436 г." (стр.152)

На что здесь стоит обратить внимание? Озарение по поводу "дважды два" настигло Грандинссона в 1933 г., - накануне круглой даты 500-летия со времени восстания и смерти Энгельбректа, а Паульссон написал работу только в 1975 г., и при этом не знаком с работой первого. Причины такого пренебрежения Грандинсоном не указываются, но вот причины для "отнимания дважды два" из 1440 у Грандинсона были весьма серьёзные (и не только у него), поскольку вся Швеция собиралась справлять весьма круглую дату (вспомните недавнее празднование "юбилея" СПб, с которым опоздали лет на 20, если не более того) и на родине героя уже воздвигали бюсты героя Энгельбректа в полный рост (такие памятники 1934 и 1935 гг. изображены на вкладке в книге: на обоих Энгельбрект почему-то размахивает кулаком, - видимо, это настроение как-то отражало политическую ситуацию 30-х годов ХХ века).

По всей видимости, в это время исследователи заметили, что указание на

"Пред Invencio Crusis то, в пятницу, было.
С Рожденья Христова в четырнадцать сот
тридцать шестой то случилось год."

отдаёт некоторой несообразностью. Действительно, как заметили комментаторы, 3 мая (Invencio Crusis) 1436 года - это четверг, а предыдущая пятница - это 27 апреля, то есть, между ними шесть дней, в которые имеются множество католических праздников в честь мученников, отцов-пустынников и непорочных дев. Вот некоторые из них:

27 апреля: Либерал Тревиздский, Педро Арменгольский, Тертуллиан Болонский;

28 апреля: Африкан, Гуго Клюнийский, Дидим Александрийский воин, Люций, Патрикий Прусский, Феодора Александрийская, Валерия Медиоланская;

29 апреля: Екатерина Сиенская - учительница церкви;

30 апреля: Амон, София, Донат Еврийский, Пётр Кордовский, Свиберт Вестфальский, Помпон Неапольский, Яков Латбезский, Мариан Нумидийский, Максентия Тридентская, Максим Азийский;

1 мая: Иеремия Пророк, Келлак Келладский, Перегрин Лациози, Теодульф Реймсский, Сигизмунд Бургундский, Берта Авенейския, отшельник Бландин, Брие, Гомберт - просветитель Ирландии, Африкан;

2 мая: Виборада, Гобер, Еспер, Зоя, Кирьяк и Феодул Памфилийские, Лютард Педерборнский;

Итак, мы видим, что у автора, буде он описывал 27 апреля 1436 г., был бы более близкий ориентик и не менее значимый, чем "Обретение Креста", например, воскресный праздник Екатерины Сиенской или Иеремии-пророка во вторник.

Поэтому, видимо, историки решили перенести дату смерти Энгельбректа на следующую, после указанной в тексте хроники, пятницу - на 4 мая. В этот день именовались не очень значительные святые Люпен Каркассонский, Сардо Лиможский, Сильван Газский, Тициан Лавдийский, Флориан Лорхский, ... Главное, они попытались оставить год неизменным (вопреки указаниям иных текстов) - 1436. Это стандартный метод традиков хронологической подгонки свидетельств документов к традисторическим представлениям - ссылка на "описку" или "невежество переписчиков", которые, будто бы, в описываемом предмете разбирались гораздо хуже современных историков.

Но у этого противоречия есть и иные решения. Перечислю несколько:

1) 1436 год АД хроники не совпадает с 1436 г. н.э., а может от него отличаться более или менее значительно. Ведь указание хроники более разумно истолковать, так что убийство случилось накануне Invencio Crusis, в пятницу, то есть 2 мая. И тогда в датах н.э. устраивают такие годы: ... 1432, 1438, 1449, 1455, ....

2) указание на пятницу - это поэтическая аллюзия на пятничные страдания Исуса Христа;

3) хроника не только неверно датирована, но и является поздним изделием, в таком случае надо исследовать - что послужило для неё образцом.

Замечу напоследок, что в хронике имеется несколько иных календарных указаний (на Троицын день, Пасху, Михайлов день и др.), но я не нашёл достаточных данных для датировки событий, хотя они, возможно, имеются.