В.В.Калашников, Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ЗВЕЗДЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ.
Астрономический анализ хронологии.
Датировка Альмагеста Птолемея. Коперник, Тихо Браге и "античный" Гиппарх.

Том 3 , книга 1

ПРЕДИСЛОВИЕ.

Перед Вами - первая книга 3-го тома семитомника "Хронология" (семитомник разбит на 14 книг).

Том 1. ЧИСЛА ПРОТИВ ЛЖИ. - А.Т.Фоменко.

Том 2. Книга 1: АНТИЧНОСТЬ - ЭТО СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. - А.Т.Фоменко. Книга 2: МЕНЯЕМ ДАТЫ - МЕНЯЕТСЯ ВСЕ. - А.Т.Фоменко.

Том 3. Книга 1: ЗВЕЗДЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ. - В.В.Калашников, Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Книга 2: НЕБЕСНЫЙ КАЛЕНДАРЬ ДРЕВНИХ - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко, Т.Н.Фоменко.

Том 4. Книга 1: НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ РУСИ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Книга 2: ТАЙНА РУССКОЙ ИСТОРИИ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко.

Том 5. Книга 1: ИМПЕРИЯ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Книга 2: РАСЦВЕТ ЦАРСТВА. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко.

Том 6. Книга 1: БИБЛЕЙСКАЯ РУСЬ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Книга 2: ОСВОЕНИЕ АМЕРИКИ РУСЬЮ-ОРДОЙ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Книга 3: СЕМЬ ЧУДЕС СВЕТА. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. с

Том 7. Книга 1: ЗАПАДНЫЙ МИФ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко. Книга 2: РУССКИЕ КОРНИ "ДРЕВНЕЙ" ЛАТЫНИ. - Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко, Т.Н.Фоменко.

Книга посвящена новому научному направлению: разработке и применению независимых естественно-научных методов для датировки исторических событий. Книга продолжает исследования А.Т.Фоменко: "Числа против Лжи", "Античность - это средневековье" и "Меняем даты - меняется все". В данном томе мы датируем исторические памятники и тексты по их астрономическому содержанию.

Проблема независимого датирования давно известна в хронологии. Идея применения методов естественных наук также не является новой. Однако систематическое построение хронологии, начиная с ее основ, только с помощью независимых (не опирающихся на хронологическую шкалу Скалигера) естественно-научных методов впервые осуществлено А.Т.Фоменко и группой математиков Московского государственного университета, начиная с 1973 года. Открытую нами хронологию мы назвали "новой хронологией".

ПЕРВАЯ КНИГА данного третьего тома основана на книге В.В.Калашникова, Г.В.Носовского, А.Т.Фоменко "Датировка звездного каталога Альмагеста", вышедшей в 1995 году [МЕТ3]:1, [МЕТ3]:2, а затем переизданной в существенно обновленном виде в 2000 году под названием "Астрономический анализ хронологии" [МЕТ3]:3. Главный ее результат: датировка звездного каталога Альмагеста содержится в интервале VII-XIV века н.э. Введение и главы 1-9 из издания 2000 года, написанные нами совместно с В.В.Калашниковым, вошли в настоящее издание практически без изменений, за одним исключением: из Введения убрано подробное оглавление Альмагеста. Дело в том, что в настоящему времени русское издание Альмагеста 1998 года стало уже хорошо известно читателям (это было не так в 2000 году), поэтому отпала необходимость напоминать содержание Альмагеста. Остальные изменения ничтожны и носят чисто редакторский характер.

Аналогично, главы 10-11 издания 2000 года (написанные Г.В.Носовским и А.Т.Фоменко) поверглись лишь незначительной редакторской правке. Глава 12, написанная Т.Н.Фоменко, убрана, поскольку в переработанном виде вошла в книгу "Небесный календарь древних".

ВТОРАЯ КНИГА данного тома, написанная Г.В.Носовским, А.Т.Фоменко и Т.Н.Фоменко, содержит новые датировки египетских гороскопов. Речь идет, в частности, о монументальных барельефах, обнаруженных в "древне"-египетских храмах, где изображены зодиакальные созвездия и планеты, то есть гороскопы. Сегодня их относят в глубокую древность. Однако их можно точно датировать на основе современной астрономии. Оказалось, что все "древне"-египетские гороскопы, которые нам удалось обнаружить в литературе, датируются XI-XIX веками н.э. Например, астрономические датировки "древне"-египетских гороскопов из храмов в Дендерах и в Эсне (Латополисе) однозначно указывают на эпоху XII-XVI веков. Все это означает, что некоторые египетские сооружения, относимые сегодня в глубокую древность, на самом деле возведены в позднем Средневековье.

-----------------------------------

Первая книга 3-го тома посвящена решению известной проблемы датировки звездного каталога из знаменитого Альмагеста Птолемея.

Во Введении кратко описано содержание Альмагеста. Приводятся сведения о каталоге Альмагеста и других звездных каталогах. Объясняется, чем интересна проблема датировки старых каталогов звезд. Приводятся краткие сведения о средневековых астрономах, деятельность которых связана с созданием звездных каталогов.

В главе 1 собраны необходимые сведения из астрономии, астрометрии, истории астрономических инструментов и способов измерения координат звезд.

В главе 2 предварительно анализируется звездный каталог Альмагеста. Обсуждаются проблемы, с ним связанные: неоднозначность отождествления звезд; некоторые аномалии, ранее отмеченные исследователями, например, синусоида Петерса. Обсуждается точность широт и долгот в каталоге Альмагеста.

В главе 3 анализируются разные возможности датировки звездного каталога Альмагеста на основе стандартных идей и методов. Показано, что более или менее обычными и элементарными средствами датировать каталог не удается. Выявлены принципиальные трудности, для преодоления которых нужен существенно более тонкий метод. В этой связи анализируются известные нам работы, авторы которых предпринимали попытки подтвердить традиционную датировку звездного каталога Альмагеста по собственным движениям звезд. Вскрыты неудачи этих попыток.

В конце главы 3 описана идея нашего метода датировки звездных каталогов.

В главе 4 некоторые быстрые звезды отождествляются со звездами, упомянутыми в каталоге Альмагеста. Это отождествление, конечно, удается не всегда. Кроме того, оно, вообще говоря, зависит от предполагаемой датировки наблюдений Птолемея. Одна и та же быстрая звезда в разные эпохи, меняя свое положение на небе, может отождествляться с разными звездами из каталога Альмагеста. Этот эффект важен. Его непонимание уже привело некоторых авторов (например, Ю.Н.Ефремова, Ю.А.Завенягина) к неверным датировкам каталога Альмагеста.

Глава 5 содержит математические результаты, используемые при статистическом анализе звездных каталогов. Классифицируются всевозможные ошибки каталогов, предлагаются методы их обнаружения и компенсации систематической составляющей.

В главе 6 приводятся результаты нашей глобальной статистической обработки как всего звездного каталога Альмагеста, так и различных его частей. Найденные статистические характеристики различных участков звездного неба Альмагеста позволили выявить "хорошо измеренные" и "плохо измеренные" участки неба. Обнаружено разбиение звездного атласа Альмагеста на участки однородности, существенно отличающиеся друг от друга по точности звездных координат. Это позволяет по-новому взглянуть на структуру Альмагеста и разработать метод датировки каталога.

В главе 7 звездный каталог Альмагеста датируется двумя независимыми способами: статистическим и геометрическим. Полученные результаты, совпали. ОКАЗАЛОСЬ, ЧТО НАБЛЮДЕНИЯ ПТОЛЕМЕЯ ПРОИЗВОДИЛИСЬ НЕ РАНЕЕ 600 ГОДА Н.Э. И НЕ ПОЗДНЕЕ 1300 ГОДА Н.Э. Это касается звездного каталога Альмагеста или, по крайней мере, наиболее древней его части. Остальные части Альмагеста могли быть написаны существенно позже - в XV-XVII веках. Как мы показываем в последующих главах, скорее всего, так оно и было.

В главе 8 мы объясняем загадочную "синусоиду Петерса", а также анализируем приведенное в Альмагесте значение угла между плоскостями экватора и эклиптики.

В главе 9 исследуются и датируются другие известные старые звездные каталоги: каталог Тихо Браге, каталог Улугбека, каталог Гевелия и каталог аль-Суфи (ас-Суфи). На их примере иллюстрируется предложенный нами метод и обсуждаются полученные результаты.

Глава 10 написана Г.В.Носовским и А.Т.Фоменко. В ней рассматривается возможность датировать некоторые другие астрономические наблюдения, входящие в Альмагест, помимо звездного каталога. Полученные результаты идеально согласуются с нашей датировкой звездного каталога Альмагеста. Мы восстанавливаем "хронологию Птолемея", то есть те представления о глобальной хронологии, которые были у самого' Птолемея или у последующих редакторов его книги в XVI--XVII веках. Эти представления были затем забыты из-за неправильного пересчета дат Птолемея в годы "нашей эры".

В главе 11, написанной Г.В.Носовским и А.Т.Фоменко, рассматриваются другие проблемы, связанные с датировкой Альмагеста в целом.

А.Т.Фоменко, Г.В.Носовский

Москва, Московский государственный университет имени М.В.Ломосонова

ВВЕДЕНИЕ.

1. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АЛЬМАГЕСТА.

Альмагест -- знаменитый средневековый труд по астрономии, сферической геометрии, календарным вопросам. Считается, что он написан александрийским астрономом, математиком и географом Клавдием Птолемеем или Птоломеем. Его деятельность историки относят ко II веку н.э. Впрочем, отметим, что, по мнению историков астрономии, "история довольно странным образом обошлась с личностью и трудами Птолемея. О его жизни и деятельности нет никаких упоминаний у историков той эпохи, когда он жил... Даже приблизительные даты рождения и смерти Птолемея неизвестны, как неизвестны и какие-либо факты его биографии" [98], с.6. На рис.0.1, рис.0.2, рис.0.3, рис.0.4, рис.0.4a, рис.0.5, рис.0.6, рис.0.6 мы приводим старинные изображения Птолемея. На рис.0.6b показана система мира по Птолемею.

В скалигеровской хронологии считается, что Альмагест создан во время правления римского императора Антонина Пия, правившего в 138--161 годах н.э.

Сразу отметим, что сам литературный стиль этой книги, местами очень многословный и цветистый, скорее, говорит об Эпохе Возрождения, чем о глубокой древности, когда бумага, пергамент, а тем более книга, были драгоценными предметами. Судите сами. Вот как витиевато начинается Альмагест.

"Мне кажется, о Сир, что истинные философы поступили очень хорошо, отделив теоретическую часть философии от практической. Действительно, если даже ранее практическая часть соединялась с теоретической, то тем не менее между ними можно обнаружить большое различие. Во-первых, хотя некоторые моральные добродетели могут оказаться присущими многим людям, не получившим образования, но исследование Вселенной невозможно без предварительного обучения. Во-вторых, у первых наибольший выигрыш получается за счет непрерывной практической деятельности, а у других - в продвижении теоретических исследований. Поэтому мы считаем необходимым, с одной стороны, держать наши действия в строгой мере под управлением наших умственных представлений, чтобы во всех жизненных ситуациях сохранять прекрасный и хорошо устроенный идеал, а с другой - употребить все силы главным образом для изучения многих и прекрасных теорий и прежде всего принадлежащих к той области знаний, которую называют математикой в узком смысле этого слова... Если выделить в простейшей форме первопричину первого движения Вселенной, то это был незримый и неизменный Бог. И следующий его раздел -- теология... Раздел, исследующий материальную и вечно изменяющуюся качественность в виде белизны, теплоты, сладости, мягкости и тому подобного, называется физикой... Наконец, вид знания, выясняющий формы и движения качественности... можно определить как математический" [704], с.5--6.

Это -- типичный стиль поздне-средневековых научных или, как их еще называли, схоластических сочинений XV--XVII веков. Как яркую деталь отметим, что Птолемей здесь говорит о незримом и неизменном Боге, что, очевидно, является признаком христианской догматики, а не "античной" религии с многочисленным пантеоном олимпийских богов. А ведь историки уверяют нас, что христианство стало государственной религией лишь в IV веке н.э. При этом "античный грек" Птолемей, II века н.э., считается историками несомненно до-христианским автором.

Кстати, русский перевод Альмагеста [704] впервые вышел из печати лишь в 1998 году, причем весьма ограниченным тиражом в тысячу экземпляров.

Альмагест состоит из 13 книг, полный объем которых составляет 430 страниц крупно-форматного современного издания [704].

Завершается эта книга также примечательно. Вот ее эпилог.

"После того, как мы исполнили все это, о Сир, и разобрали, как я думаю, почти все, что должно быть рассмотрено в подобном сочинении, насколько прошедшее до сих пор время способствовало повышению точности наших открытий или уточнению, производимому не ради хвастовства, а только ради научной пользы, пусть настоящая наша работа получит здесь подходящий и соразмерный конeц" [704], с.428.

Как мы видим, труд Птолемея посвящен Сиру, то есть Царю. Историки почему-то очень удивляются, о каком Царе тут идет речь. Современный комментарий звучит так: "Это имя (то есть Сир = Царь -- Авт.) было достаточно распространено в эллинистическом Египте в рассматриваемый период. Никакими другими сведениями об этом человеке мы не располагаем. Неизвестно даже, занимался ли он астрономией" [704], с.431. Однако тот факт, что Альмагест был связан с именем некоего Царя, подтверждается следующим обстоятельством. Оказывается, "в поздней античности и в средние века Птолемею приписывали также царское происхождение" [704], с.431. Кроме того, само имя Птолемей или Птоломей считается родовым именем египетских царей, правивших Египтом после Александра Македонского [797], с.1076.

Впрочем, согласно скалигеровской хронологии, цари Птоломеи сошли со сцены около 30 года до н.э. [797], с.1076. То есть, более чем за столетие до астронома Птолемея. Таким образом, только скалигеровская хронология мешает отождествить эпоху царей Птоломеев с эпохой астронома Птоломея = Птолемея. По-видимому, в средние века, когда скалигеровская хронология еще не была придумана, Альмагест приписывали именно царям Птоломеям. Скорее, не как авторам, а как организаторам или заказчикам этого фундаментального астрономического труда. Именно поэтому Альмагест и был канонизирован, стал непререкаемым авторитетом на долгое время. Понятно, почему книга начинается и кончается посвящением Царю = Сиру. Это был, так сказать, царский учебник по астрономии. Вопрос -- когда это все происходило, мы и выясним в настоящей книге.

Первая книга Альмагеста содержит следующие основные принципы.

1. Небосвод имеет форму сферы и вращается как сфера (шар).

2. Земля является шаром, помещенным в центре мира (небес).

3. Земля может считаться точкой по сравнению с расстоянием до сферы неподвижных звезд.

4. Земля не меняет своего положения в пространстве ("не движется с места на место").

Некоторые из этих утверждений вытекают из философии Аристотеля, как отмечает сам Птолемей. Далее, в книгах 1 и 2 собраны элементы сферической астрономии -- теоремы о сферических треугольниках, метод измерения дуг (углов) по известным хордам и т.п. В книге 3 излагается теория видимого годичного движения Солнца, обсуждаются даты равноденствий, продолжительность года и т.д. В книге 4 рассматривается продолжительность синодического месяца. Напомним, что синодический месяц -- это промежуток времени, спустя который фазы Луны повторяются в том же порядке. Он составляет приблизительно 29 суток 12 часов 44 минуты 2,8 секунды. В этой же книге излагается теория движения Луны. В книге 5 говорится о конструировании некоторых наблюдательных приборов и продолжается изучение теории движения Луны. В книге 6 описана теория солнечных и лунных затмений.

Знаменитый каталог звезд, включающий около 1020 звезд, входит в 7-ю и 8-ю книги Альмагеста. Здесь же обсуждаются свойства и характеристики неподвижных звезд, движения сферы звезд и т.п.

Последние пять книг Альмагеста содержат теорию движения планет. Птолемей говорит о пяти планетах: Сатурн, Юпитер, Марс, Венера, Меркурий.

2. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ АЛЬМАГЕСТА.

По скалигеровской хронологии, Альмагест создан при императоре Антонине Пие, в 138--161 годах н.э. Считается далее, что последнее наблюдение, вошедшее в Альмагест, датируется 2 февраля 141 года н.э. [1358], с.1. Предполагается, что период наблюдений Птолемея, вошедших в Альмагест, приходится на 127--141 годы н.э.

Греческое название Альмагеста , то есть "Математический Систематический Трактат", подчеркивает, что в Альмагесте в полном объеме представлена греческая математическая астрономия того времени. Сегодня неизвестно, существовали ли в эпоху Птолемея другие руководства по астрономии, сравнимые с Альмагестом. Небывалый успех Альмагеста среди астрономов, и вообще ученых, пытаются объяснить утратой большинства других астрономических трудов той эпохи [1358]. Альмагест был основным средневековым учебником по астрономии. По скалигеровской хронологии получается, что он служил в этом качестве, причем без изменений, ни много ни мало, -- полторы тысячи лет. Он оказал огромное влияние на средневековую астрономию как исламских, так и христианских регионов вплоть до XVII века н.э. Влияние этой книги можно сравнить разве что с влиянием "Начал" Евклида на средневековую науку.

Как отмечает, например, Тумер [1358], с.2, чрезвычайно трудно проследить историю Альмагеста на протяжении от II века н.э. до средних веков. О роли Альмагеста как учебника для "успевающих студентов" в эпоху так называемого заката "античности" принято судить по комментариям Паппа (Pappus) и Теона Александрийского (Theon) [1358], с.2. Затем в скалигеровской версии истории наступает период "безмолвия и мрака", о котором мы будем говорить в главе 11. Здесь отметим лишь следующую характеристику этого, придуманного историками, "застойного периода", данную современным историком астрономии: "После захватывающего расцвета античной культуры на европейском континенте наступил длительный период некоторого застоя, а в ряде случаев и регресса -- отрезок времени более чем в 1000 лет, который принято называть средневековьем... И за эти более чем 1000 лет не было сделано ни одного существенного астрономического открытия" [395], с.73.

Далее в скалигеровской истории считается, что в VIII--IX веках, в связи с ростом в исламском мире интереса к греческой науке, Альмагест "всплывает из мрака" и переводится сначала на сирийский, а затем несколько раз на арабский язык. В середине якобы XII века существует уже не менее пяти версий таких переводов. Более подробные сведения о них см. в главе 11. Сегодня считается, что труд Птолемея, написанный в оригинале по-гречески, продолжал копироваться и в какой-то мере изучаться на Востоке, в частности, в Византии, но не на Западе. "Все знания о нем в Западной Европе были утеряны вплоть до раннего средневековья. Хотя переводы с греческого текста на латинский были сделаны в средневековье, главным каналом для переоткрытия Альмагеста на Западе стал перевод с арабского, выполненный Герардом из Кремоны в Толедо и завершенный в 1175 году н.э. Манускрипты (Альмагеста -- Авт.) на греческом языке начали достигать Запада в пятнадцатом столетии, однако именно герардовский текст (неоднократно на протяжении нескольких поколений) лежал в основе книг по астрономии вплоть до сокращения (конспекта -- Авт.) Альмагеста, выполненного Пурбахом и Региомонтаном... Это была версия, в которой Альмагест был впервые напечатан (Венеция, 1515 год). Шестнадцатое столетие было свидетелем широкого распространения греческого текста (напечатан в Базеле Гервагиусом (Hervagius) в 1538 году) и ослабления влияния птолемеевой астрономической системы, вызванного не столько работой Коперника (которая по форме и понятиям находится под влиянием Альмагеста), сколько работами Браге и Кеплера" [1358], с.2--3.

3. ОСНОВНЫЕ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ ЗВЕЗДНЫЕ КАТАЛОГИ.

Итак, Альмагест и, в частности, его звездный каталог, это древнейшее из дошедших до нас подробных астрономических сочинений. Скалигеровская датировка Альмагеста -- примерно II век н.э. Считается, однако, что Птолемей воспользовался звездным каталогом, не дошедшим до нас в своем первоначальном виде, своего предшественника Гиппарха, жившего во II веке до н.э. Каталог Альмагеста, как и другие средневековые каталоги, содержит около 1000 звезд, положения которых указаны их широтой и долготой в эклиптикальных координатах. Считается, что ранее X века н.э. никаких других звездных каталогов, кроме каталога Альмагеста, неизвестно.

Наконец, якобы только в X веке создается первый средневековый каталог звезд арабского астронома аль-Суфи в Багдаде. Полное его имя Абдул-аль-Раман бен Омар бен-Мухаммед бен-Сала Абдул-Хусайн аль-Суфи, якобы 903-986 годы [544], т.4, с.237. Каталог аль-Суфи дошел до нас. Впрочем, при ближайшем рассмотрении оказывается, что это -- тот же самый каталог Альмагеста. Но если в дошедших до нас списках и изданиях Альмагеста звездный каталог приведен по прецессии, как правило, примерно к 100 году н.э. (хотя есть и исключения), то каталог "аль Суфи" -- это тот же самый каталог, но приведенный по прецессии к X веку н.э. Этот факт хорошо известен астрономам, например, [1119], с.161. Отметим, что приведение каталога к произвольной желаемой исторической эпохе делалось очень просто. Для этого к долготам звезд добавляли некую постоянную величину, одну и ту же для всех звезд. Простейшая арифметическая операция, подробно описанная, кстати, в самом Альмагесте.

Следующим, по хронологии Скалигера-Петавиуса, имеющимся сегодня в нашем распоряжении звездным каталогом, считается каталог Улугбека, 1394--1449 годы н.э., Самарканд. Все эти три каталога не очень точные, так как координаты звезд указаны в них по шкале с шагом около 10 дуговых минут. Следующим каталогом, дошедшим до нас, является знаменитый каталог Тихо Браге (1546--1601), точность которого уже существенно лучше точности трех перечисленных каталогов. Каталог Браге считается вершиной мастерства, достигнутой при помощи средневековой наблюдательной техники и инструментов. Мы не будем перечислять каталоги, появившиеся после Тихо Браге. Их было уже довольно много и сейчас они нас не интересуют.

4. ПОЧЕМУ ИНТЕРЕСЕН ВОПРОС О ДАТИРОВКЕ СТАРЫХ ЗВЕЗДНЫХ КАТАЛОГОВ.

Каждый новый звездный каталог является результатом огромной работы астронома-наблюдателя, а скорее всего -- целой группы профессионалов-наблюдателей, требовавшей от них не только большого напряжения, тщательности, высокого профессионализма, но и максимально полного использования всех доступных им измерительных приборов, которые должны были быть изготовлены на самом высоком уровне той эпохи. Кроме того, каталог требовал разработки соответствующей астрономической теории, картины мира. Таким образом, каждый древний каталог является средоточием и фокусом астрономической мысли той эпохи, в которую был создан. Поэтому, анализируя каталог, мы можем многое узнать о качестве измерений той эпохи, об уровне астрономических представлений.

Однако, чтобы осознать результаты анализа каталога, необходимо знать дату его составления. То или иное изменение датировки автоматически меняет наши оценки, взгляды на каталог. В то же время вычисление даты составления каталога -- не всегда простая задача. Особенно ярко это видно на примере Альмагеста. Первоначально, в XVIII веке, считалось неоспоримым, что скалигеровская версия, относящая Альмагест примерно во II век н.э., верна. Однако, в XIX веке, после более тщательного анализа долгот звезд в Альмагесте, было замечено, что по прецессии эти долготы более отвечают эпохе II века до н.э., то есть эпохе Гиппарха. Вот что сообщает А.Берри: "В седьмой и восьмой книгах (Альмагеста -- Авт.) содержится звездный каталог и описание прецессии. Каталог, включающий в себя 1028 звезд (из них три двойные), по-видимому, почти тождественен с гиппарховым. В нем нет ни одной такой звезды, которую мог бы видеть Птолемей в Александрии и не мог бы видеть Гиппарх на Родосе. Сверх того Птолемей претендует на определение, путем сравнения своих наблюдений с наблюдениями Гиппарха и других, величины прецессии в 36'' (ошибочной), которую Гиппарх рассматривает как наименьший возможный результат, а Птолемей считает своей конечной оценкой. Положения звезд птолемеева каталога ближе согласуются с их истинными положениями во времена Гиппарха при поправке на предполагаемую годичную прецессию в 36'', чем с их действительными положениями в эпоху Птолемея. Весьма вероятно поэтому, что каталог вообще не является плодом оригинальных наблюдений Птолемея, но в сущности есть тот же каталог Гиппарха, поправленный на прецессию и лишь немного видоизмененный наблюдениями Птолемея или других астрономов" [65], с.68--69.

Таким образом, вопрос о датировке каталога приобретает первостепенное значение. На протяжении XVIII--XX веков астрономы и историки астрономии анализируют каталог Альмагеста и Альмагест в целом, пытаясь окончательно "рассортировать" содержащиеся в нем сведения, отделить наблюдения Гиппарха от наблюдений Птолемея и т.д. Проблеме датировки наблюдений, на которых основан каталог Альмагеста, посвящена большая литература. Мы не ставим здесь цель дать ее разбор и отсылаем заинтересованного читателя, например, к книге [614], где содержится путеводитель по публикациям.

Мы ставим другой вопрос: можно ли создать математический метод, позволяющий датировать древние звездные каталоги "внутренним образом", то есть опираясь лишь на ту числовую информацию, которую несут в себе координаты звезд, занесенных составителем в каталог? Наш ответ: да. Мы разработали такой метод, проверили его на нескольких достоверно датированных каталогах, после чего применили, в частности, к Альмагесту. О результатах читатель узнает, прочитав нашу книгу.

Приведем краткие биографические сведения о тех астрономах, деятельность которых непосредственным образом связана с описанной проблемой. Относиться к этим сведениям следует критически, поскольку скалигеровская хронология неверна. См. книги "Числа против Лжи", "Античность - это средневековье" и "Меняем даты - меняется все". Новые подтверждения ее ошибочности мы получим и в настоящей книге.

5. ГИППАРХ.

Считается, что астрономия стала оформляться в точную науку благодаря трудам "древне"-греческого астронома Гиппарха, жившего якобы около 185--125 годов до н.э. Считается также, что он первый открыл прецессию, то есть предварение равноденствий. Прецессия сдвигает точки равноденствия с течением времени по эклиптике в направлении, противоположном направлению отсчета долгот. Эклиптикальные долготы всех звезд при этом увеличиваются. Историки астрономии пишут так: "О жизни Гиппарха известно очень мало. Родился он в Никее (теперь город Изник в Турции), некоторое время был в Александрии, а работал на острове Родос, где построил астрономическую обсерваторию" [395], с.43.

Считается, что толчком к составлению Гиппархом звездного каталога послужила вспышка новой звезды. При этом ссылаются на римского писателя Плиния Старшего, якобы 23--79 годы н.э., согласно которому, Гиппарх "открыл новую звезду и другую звезду, которая появилась в то время". По другим данным, [395], с.51, Гиппарх заметил вспышку новой звезды якобы в 134 году до н.э. "Это и натолкнуло Гиппарха на мысль, что в звездном мире, возможно, происходят определенные изменения, которые являются очень медленными, чтобы их можно было обнаружить на протяжении нескольких поколений. Надеясь, что все же это в будущем можно будет установить, он составил каталог звезд, в который вошло 850 объектов" [395], с.51.

О каталоге Гиппарха мы знаем из Альмагеста Птолемея. Сам же каталог до нас не дошел. Однако считается, что для каждой звезды в каталоге Гиппарха были указаны эклиптикальные долгота и широта звезды, а также звездная величина. Считается, что локализация звезд была дана Гиппархом в тех же терминах, что и в Альмагесте: "та, которая на правом плече Персея", "та, которая на голове Водолея" и т.п. [395], с.52.

Нельзя не отметить чрезвычайную расплывчатость такого способа локализации звезд. Он предполагает не только существование канонических изображений созвездий с указанием звезд в них, но и наличие достаточно большого числа идентичных копий одной и той же карты звездного неба. Лишь при этом условии имеет смысл опираться на словесные описания указанного типа, чтобы различать звезды. Но в таком случае речь может идти только о книгопечатной эпохе, когда научились размножать гравюры, делать многочисленные идентичные оттиски.

Почти вся информация о знаниях "древних" греков о звездах извлекается сегодня из двух дошедших до нас трудов: "Комментарий к Арату и Евдоксу", написанный Гиппархом якобы около 135 года до н.э., и Альмагест Птолемея [614], с.211. Вопрос о том, движутся ли звезды, -- то есть, обладают ли отдельные звезды собственным движением по отношению к сфере неподвижных звезд, -- обсуждается уже у Птолемея. Он отвечает на вопрос отрицательно. В частности, Птолемей начинает книгу VII Альмагеста с описания некоторых звездных конфигураций, приведенных Гиппархом, то есть задолго до Птолемея. При этом Птолемей утверждает, что эти конфигурации остались такими же в его собственное время [704], с.210, [614], с.212.

"Основываясь на этом и на некоторых других примерах, Птолемей, как он заявляет, показал, что звезды всегда сохраняют одни и те же относительные положения" [614], с.213. Таким образом, ПОСТАНОВКА ВОПРОСА о собственных движениях звезд датируется в скалигеровской истории II веком н.э.

6. ПТОЛЕМЕЙ.

А.Берри сообщает: "Последнее славное имя, с которым мы встречаемся в греческой астрономии, принадлежит Клавдию Птолемею, о жизни которого не имеется сведений, кроме того, что он жил в Александрии примерно с 120 года н.э. Его слава основана главным образом на большом астрономическом трактате под названием Альмагест - источник, из которого почерпнута б'ольшая часть наших сведений о греческой астрономии и который можно смело назвать астрономической энциклопедией средних веков.

Птолемею приписывается также несколько меньших астрономических и астрологических трактатов, из которых некоторые, вероятно, не оригинального происхождения; он, кроме того, был автором ценного труда по географии, а может быть, и трактата по оптике. В оптике рассматривается, между прочим, рефракция или преломление света в земной атмосфере; там поясняется, что свет звезды... войдя в нашу атмосферу... и пронизывая нижние, более плотные слои ее, понемногу должен изогнуться или преломиться, в результате звезда покажется наблюдателю... ближе к зениту, чем в действительности" [65], с.64--65.

Впрочем неясно, мог ли автор "Оптики" вычислять рефракцию как функцию от широты звезды. С другой стороны, известно, что "Вальтер первый удачно пытался вводить поправки на атмосферную рефракцию, о которой Птолемей, вероятно, имел слабое представление" [65], с.87. Но это уже XV век н.э. Поясним, что здесь речь идет о Бернарде Вальтере, жившем в 1430--1504 годах [65], с.85.

Вопрос: как датируется "Оптика" Птолемея? О том, что учет рефракции был сложной задачей даже во времена Тихо Браге, -- то есть во второй половине XVI века н.э., -- мы расскажем отдельно, в разделе о Тихо Браге. Так что возникает подозрение: не написана ли "античная" птолемеева "Оптика" именно в эпоху XVI--XVII веков?

О названии Альмагест можно сказать следующее. А.Берри сообщает: "Основная рукопись носит заглавие или "Большое Сочинение", хотя автор в ссылках на свою книгу называет ее (математическое сочинение). Арабские переводчики -- из уважения ли или по небрежности - превратили Mεγ´αλη -- "большое" в Mεγ´ιστη -- "величайшее", так что у арабов книга Птолемея известна была под названием Al Magisti, откуда и произошло латинское Almagestum или наше Альмагест" [65], с.64.

7. КОПЕРНИК.

Из материала о Копернике, мы отберем лишь сведения, необходимые для нашей книги. Николай Коперник (1473--1543) -- крупнейший астроном средних веков, автор гелиоцентрической теории. Его старинные портреты см. на рис.0.7 и рис.0.8.

Кстати, его "имя писалось на самые различные лады как самим Коперником, так и его современниками. Сам он подписывался Coppernic, а в ученых произведениях латинской формой Coppernicus. Иногда, но гораздо реже, он подписывался Copernicus" [65], с.90. Между прочим, не произошло ли имя COPERNIC от слова "СОПЕРНИК"? В эпоху еще не застывших правил чтения буква С могла читаться и как С, и как К. В результате "соперник" мог превратиться в "коперника". Между прочим, имя СОПЕРНИК прекрасно отвечает сути дела. А именно, замечательный ученый СОПЕРНИЧАЕТ со своим коллегой Птолемеем, создавая новую концепцию. Кстати, само понятие соперничества обычно предполагает, что соперничают если и не современники, то люди, жившие во времени недалеко друг от друга.

А.Берри: "Центральная идея, связанная с именем Коперника, благодаря которой "De Revolutionibus" является одной из важнейших книг в астрономической литературе, рядом с которой можно поставить разве лишь Альмагест и ньютоновы "Principia", заключается в том, что, по мнению Коперника, видимые движения небесных тел в огромной степени суть не истинные движения, но отраженные движения наблюдателя, уносимого Землей" [65], с.95. Коперник помещает в центр солнечной системы Солнце, то есть создает гелиоцентрическую систему мира, рис.0.9. В правом нижнем углу мы видим изображение Коперника, рис.0.10.

Коперник отмечает, что он наткнулся на сообщение Цицерона о мнении Гицетаса (Гикетия), по которому Земля вращается суточным движением вокруг своей оси. Подобные взгляды он нашел у пифагорейцев. Филолай утверждал, что Земля движется вокруг центрального огня. Совершенно ясно, что это - уже гелиоцентрическая точка зрения. Так что "античные" пифагорейцы и Филолай являлись, скорее всего, либо современниками, либо непосредственными предшественниками Коперника.

Мнение, что Земля -- не единственный центр движения, но что Венера и Меркурий обращаются вокруг Солнца, считается "древним" египетским утверждением, которого придерживался и Марциан Капелла, якобы V век н.э. "Более современный авторитет Николай Кузанский (1401--1464), склонявшийся к мысли о движении Земли, был Коперником не замечен или оставлен без внимания... Достойно внимания, что Коперник обходит молчанием Аристарха Самосского, взгляды которого на движение Земли носили вполне определенный характер (см. главу 11 -- Авт.). Возможно, что нежелание Коперника ссылаться на авторитет Аристарха объясняется тем, что последний за свои научные убеждения был обвинен в безбожии" [65], с.95--96.

Как отмечает А.Берри, <<план "De Revolutionibus" в общих чертах сходен с планом Альмагеста" [65], с.97. О.Нейгебауэр справедливо отмечает: "Нет лучшего способа убедиться во внутренней согласованности древней и средневековой астрономии, чем положить бок о бок Альмагест... и "De Revolutionibus" Коперника. Глава за главой, теорема за теоремой, таблица за таблицей -- эти сочинения идут параллельно>> [571], с.197.

Книга Коперника заканчивается звездным каталогом, содержащим 1024 звезды. Историки астрономии пишут: "Это фактически каталог Птолемея, но долготы в нем отсчитываются не от точки весеннего равноденствия, а от звезды γ Овна" [395], с.109. Таким образом, в XVI веке за начальную точку отсчета долгот в каталоге могли брать отнюдь не равноденственную точку, а совсем другую. По тем или иным соображениям. Ясно, что так могли поступать не только в XVI веке, но и раньше. Следовательно, и автор Альмагеста. При этом, как отмечает А.Берри, "когда в греческих и латинских версиях Альмагеста встречались, по невежеству переписчиков или наборщиков, различные данные, то Коперник принимал то одну, то другую версию, не пытаясь проверить на новых наблюдениях, которая из них правильнее" [65], с.103.

В нашей книге много внимания уделяется точности наблюдений различных астрономов, поэтому уместно привести данные о точности, которой старался достичь Коперник. Вот что отмечает А.Берри: "Мы так привыкли ассоциировать возрождение астрономии... с возрастающей тщательностью собирания наблюдаемых фактов и считать Коперника главным деятелем Возрождения, что здесь вполне уместно будет подчеркнуть, что он вовсе не был великим наблюдателем. Его инструменты, большей частью сооруженные им самим, были гораздо хуже инструментов Нассир-Эддина и Улугбека (астрономы мусульманского периода, жившие соответственно в 1201--1274 и 1394--1449 годах н.э. -- Авт.) и даже не равнялись по качеству тем, какие он мог бы выписать, если бы пожелал, от нюрнбергских мастеров; наблюдения его были совсем немногочисленны (в его книге упоминается 27, а о десятке-двух мы знаем еще из других источников), и он, кажется, вовсе не стремился к достижению особенной точности. Определенные им положения звезд, служившие ему главной основой для справок и потому представляющие особенную важность, допускали ошибку в 40' (больше кажущегося диаметра Солнца или Луны), -- ошибку, которую Гиппарх признал бы весьма серьезной" [65], с.93.

На рис.0.11 приведена старая гравюра с титульного листа книги Галилео Галилея "Система мира". Художник первой половины XVII века изобразил трех ученых -- "античного" Аристотеля, "античного" Птолемея и средневекового Коперника. Они представлены как современники, обсуждающие научные проблемы. Сегодня нам говорят, будто все подобные средневековые изображения, -- каковых, кстати, довольно много, -- являются иносказаниями. Беседу "античных" ученых со средневековым Коперником сегодняшние историки преподносят как условный прием художника, который, мол, хотел подчеркнуть родство душ великих деятелей прошлого и современности. Вот и нарисовал их рядом, занятых неторопливой беседой, рис.0.12. Может быть и так. Тем не менее, после всего того, что нам стало известно о хронологии, см. книги "Числа против Лжи", "Античность - это средневековье" и "Меняем даты - меняется все", не исключено, что во многих случаях следует воспринимать подобные средневековые изображения БУКВАЛЬНО. То есть видеть именно то, что нарисовано. Принятое сегодня иносказательное толкование таких "антично-средневековых" изображений вызвано лишь давлением скалигеровской хронологии, искусственно раздвинувшей во времени некоторых средневековых современников, "оторвав" их друг от друга. Например, Птолемея отправили в глубокое прошлое, а Коперника оставили примерно на своем месте, в XVI веке.

Между прочим, на голове Птолемея мы видим чалму или тюрбан, рис.0.11. Может быть, он был османским ученым? Головной убор, похожий на чалму или тюрбан, мы видим на голове "античного" Птолемея и на другом старинном изображении, рис.0.13 и рис.0.14.

На рис.0.15 показана гравюра 1666 года и оригинальный рисунок, см. рис.0.15a, уклончиво называемые сегодня "аллегорией". Пишут так: "Аллегория Картографии и прославленные картографы: Клавдий Птолемей, Герард Меркатор, Юдокус Хондиус и Виллем Блау" [90], с.6. Птолемей стоит слева в окружении двух "муз". Однако тот факт, что художник XVII века уверенно изобразил "античного" Птолемея и трех картографов XVI--XVII веков, как представителей одной эпохи, может означать, что художник был прав. Кстати, на лице "античного" Птолемея мы видим очки, то есть -- типично средневековый предмет, рис.0.16. Между прочим, здесь подчеркнут индивидуальный штрих -- Птолемей как бы поправляет сползающие на нос очки. Может быть, Птолемей действительно носил очки и художник XVII века, еще помнивший об этом, не преминул изобразить этот характерный факт. Уместно напомнить, что очки появились не ранее XIII века [497:1], с.34--35. Якобы "к середине XIV века очки уже получили довольно широкое распространение - на фреске 1352 г. изображен монах в очках" [497:1], с.35. См. рис.0.16a.

На рис.0.17 приведено старинное изображение Птолемея, 1517 года. На его голове -- "трехлепестковая" царская корона, рис.0.18. Любопытно, что она практически тождественна с царскими коронами на головах, например, евангельских Волхвов, изображенных на средневековом саркофаге Трех Волхвов в известном Кельнском Соборе, см. "Библейская Русь", гл.3. Три короны точно такого же "трехлепесткового" вида мы видим и на средневековом гербе города Кельна, рис.0.19 и рис.0.20. Средневековая корона подобной формы встречается и на других царских изображениях XIV--XVI веков, например в Швеции.

Такие же "трехлепестковые" царские короны есть и на средневековых французских миниатюрах, например в известном Реймском Миссале, созданном якобы между 1285 и 1297 годами [537], с.194, 207. См. рис.0.21 и рис.0.22.

Таким образом, на голове "античного" Птолемея мы видим хорошо известную средневековую корону. Подробнее об истории трехлепестковой короны Великой = "Монгольской" Империи см. "Западный миф", гл.6.

8. ТИХО БРАГЕ.

Тихо Браге (1546--1601) -- крупнейший астроном средневековья, много сделавший для создания фундаментальных астрономических концепций. На втором году его пребывания в Копенгагенском университете, 21 августа 1560 года, произошло затмение Солнца, наблюдавшееся в Копенгагене как частичное. Тихо Браге был поражен тем, что данное небесное явление было заранее предсказано [395], с.123. Это событие послужило толчком к пробуждению глубокого интереса Тихо Браге к астрономии.

Старинное изображение Тихо Браге см. на рис.0.23. На рис.0.24 мы приводим старинную гравюру, где представлен Тихо Браге с сотрудниками и его известный квадрант. На рис.0.25 показан другой вариант этой же гравюры. Приводим для того, чтобы обратить внимание на следующее обстоятельство -- как иногда весьма вольно обращались "копировальщики" с исходным материалом, воспроизводя старое изображение. На первый взгляд, перед нами одна и та же гравюра. Однако внимательное изучение обнаруживает разночтения. В данном случае они не приводят к путанице, однако сам факт такого вольного обращения с оригиналами наводит на размышления.

В 1569 году Тихо Браге находился в Аугсбурге, где изготовлялись инструменты, достаточно точные для наблюдения небесных светил. Здесь для Тихо Браге сделали квадрант, секстант, затем еще один квадрант радиусом около 6 метров. Полная высота этого инструмента составляла 11 метров. На нем можно было отсчитывать углы с точностью до 10''. 11 ноября 1572 года Тихо Браге заметил в созвездии Кассиопеи яркую звезду, которой раньше там не было. Он сразу начинает измерять угловые расстояния от этой новой звезды до главных звезд Кассиопеи и до Полярной. Кеплер позже писал: "Если эта звезда ничего не напророчила, то по меньшей мере она возвестила и создала великого астронома". Сверхновая звезда Тихо была ярче Венеры, наблюдалась даже днем невооруженным глазом в течение 17 месяцев.

Нам говорят, что в 1576 году Тихо Браге получает от короля Фредерика II в свое распоряжение остров Гвэн около Копенгагена и крупные средства, позволившие построить там обсерваторию Ураниборг = "замок Урании". О том, где на самом деле находилась эта обсерватория, мы расскажем в главе 10. Скорее всего, отнюдь не около Копенгагена. Обсерватория была снабжена точными угломерными инструментами. Через несколько лет была построена обсерватория Стьернеборг = "звездный замок", в которой измерительные приборы установили в подземельях для защиты от внешних влияний. Более чем на 20 лет остров Гвэн стал уникальным астрономическим центром мирового значения. Здесь велись исключительные по своей точности наблюдения, изготовлялись уникальные астрономические инструменты [395], с.126.

Описание и изображение своих основных инструментов Тихо Браге дал в книге "Механика обновленной астрономии", изданной в 1598 году. Прежде всего -- это квадранты с радиусами 42, 64, 167 см. Наиболее известен 194-сантиметровый квадрант, дуга которого из литой латуни была жестко закреплена на точно ориентированной по направлению север--юг восточной стене обсерватории. Специальные приемы повышения точности наблюдений позволяли проводить отсчет с точностью до 10'', а на "стенном квадранте" -- до 5''. Этот последний обслуживали 3 человека. Первый осуществлял визирование и считывал высоту светила, второй записывал данные в журнал, а третий фиксировал время прохождения светила через меридиан, пользуясь несколькими (!) часами, установленными здесь же, рис.0.24 и рис.0.25. В 1581 году Тихо Браге использовал часы с секундными стрелками и оценивал их погрешность в 4 секунды.

Другую группу инструментов составляли секстанты. Под руководством Тихо Браге было изготовлено несколько армиллярных сфер. <<Заслуживает отдельного упоминания большой, диаметром 149 см, глобус, поверхность которого была покрыта тонкими листами латуни. На глобусе были нанесены пояс Зодиака, экватор и положения 1000 звезд, координаты которых были определены за годы наблюдений Тихо. Он с гордостью отмечал, что "глобус такого размера, так основательно и прекрасно сделанный, не был, я думаю, создан где бы то ни было и кем бы то ни было в мире"... Это подлинное чудо науки и искусства, увы, сгорело при пожаре во второй половине XVIII века>> [395], с.127.

Согласно воспоминаниям современников, работоспособность Тихо Браге и тщательность его научных исследований были невероятны. Он лично проверял и перепроверял многочисленные результаты наблюдений, стремясь довести их до совершенства. На рис.0.26 и рис.0.27 мы приводим систему мира по Тихо Браге, как она представлена в атласе 1661 года Андрея Целлариуса (Andreas Cellarius), Амстердам [1058], с.20. В правом нижнем углу изображен Тихо Браге, рис.0.28.

Затем полоса успехов оборвалась. Новый король Дании Христиан IV отобрал у Тихо Браге поместья, доход от которых обеспечивал бесперебойную работу обсерватории. В 1597 году Тихо Браге покинул Данию и затем обосновался недалеко от Праги, где построил новую обсерваторию. В качестве помощника у него начинает работу Иоганн Кеплер, рис.0.29. 13 октября 1601 года Тихо Браге заболел и скончался 24 октября 1601 года в возрасте 55 лет. Знаменитая обсерватория Ураниборг была разрушена до основания. Сегодня никаких ее следов нет и в помине. Либо же она находилась совсем в другом месте. См. главу 10.

"В 1671 году Пикар отправился в Данию с целью исследовать, что осталось от обсерватории Тихо Браге на острове Гвэне. Вместо великолепного некогда замка Пикар нашел яму, наполненную мусором, так что для отыскания фундамента пришлось делать раскопки" [65], с.181. Таким образом, несмотря на то, что Тихо Браге жил сравнительно недавно, многие сведения о его деятельности утеряны. "Большие инструменты Тихо почти не были употребляемы после его смерти и большей частью погибли во время гражданских войн в Богемии. Кеплеру удалось получить его наблюдения, но они почти не печатались, так как находились в сыром, необработанном виде" [65], с.127.

Считается, что около 1597--1598 годов Тихо Браге "распространил в рукописных экземплярах свой каталог 1000 звезд, из которых только 777 были наблюдаемы надлежащим образом, остальные же он поспешил зарегистрировать, желая дополнить традиционное число" [65], с.126.

Остановимся на точности наблюдений Тихо Браге. Во времена Коперника шаг измерений составлял 10'. Отметим, -- как и во времена Птолемея, поскольку цена деления шкалы каталога Альмагеста тоже составляет 10'. Считается, что Тихо Браге удалось повысить точность измерения экваториальных координат звезд примерно в 50 раз, а именно, средняя погрешность при определении Тихо положений восьми опорных звезд с помощью стенного квадранта составляет 34,6'', а астрономического секстанта -- 33,2''. Считается, что для до-телескопических астрономических наблюдений это близко к теоретически достижимому пределу [395], с.128--129.

Однако столь высокая точность измерения экваториальных координат звезд была испорчена при переходе к эклиптикальным координатам, требующем знания угла между эклиптикой и экватором. Тихо Браге получил для этого угла значение ε =23o 31'5'', что было, однако, на 2' больше истинного. Объясняется это тем, что свои измерения склонений звезд Тихо Браге исправлял с учетом рефракции и параллакса Солнца. <<При этом, вслед за Аристархом Самосским и Птолемеем, он принял (? -- Авт.), что расстояние до Солнца в 19 раз превышает расстояние до Луны, и, следовательно, солнечный параллакс составляет 1/19 лунного, т.е. он равен 3'. По этому поводу Тихо писал так: "Эта величина кажется настолько детальным исследованием древних, что мы заимствовали ее с большой уверенностью". И ошибся...>> [395], с.129.

Таким образом, точность эклиптикальных координат звезд в каталоге Тихо Браге составляет 2'- 3'. Мы получим независимое подтверждение этого факта на основе нашего метода датировки каталогов, позволяющего, в частности, выяснять реальную точность древних наблюдений звезд.

Как сообщает А.Берри, "действительная точность тиховых наблюдений, само собой разумеется, значительно варьировалась в зависимости от характера наблюдения, тщательности, с которой оно производилось, и периода жизни Тихо, в который оно имело место. Места девяти звезд, положенных им в основание звездного каталога, отличаются от положений, указанных лучшими современными наблюдениями, на углы, большей частью не превышающие 1' и только в одном случае на 2'. Эта ошибка зависит, главным образом, от рефракции, с которой Тихо по необходимости не мог быть хорошо знаком. Места других звезд были определены, вероятно, с меньшей точностью, но мы недалеко уклонимся от истины, если допустим, что в большинстве случаев ошибка наблюдений Тихо не превосходила 1' или 2'.

Кеплер в часто цитируемом месте его сочинений пишет, что ошибка в 8' в планетных наблюдениях Тихо была вещью совершенно невозможной" [65], с.128.

А.Паннекук отмечает: "Тихо определил с большой точностью прямые восхождения и склонения 21 опорной звезды; средняя ошибка их определения, как найдено из сравнения с современными данными, была меньше 40'' " [643], с.229.

Причины, благодаря которым Тихо Браге первым добился хорошей точности измерений, А.Берри предлагает искать в следующем: "Такую точность можно отчасти объяснить размерами и тщательной конструкцией инструментов, о чем так старались арабы и другие наблюдатели. Конечно, Тихо пользовался прекрасными инструментами, но он еще значительно увеличивал их достоинства частью при помощи мелких механических приспособлений, каковы, например, специально придуманные диоптры или особенный способ деления на градусы (поперечными делениями), частью же тем, что пользовался инструментами, могущими совершать лишь ограниченные движения и потому значительно более устойчивыми сравнительно с теми, которые можно было направлять в любую часть небесного свода.

Другое громадное усовершенствование заключалось в том, что он систематически вводил возможные поправки на неизбежные механические погрешности, встречающиеся даже в лучших инструментах, равно как и на погрешности постоянного характера. Например, издавна было известно, что благодаря преломлению световых лучей в атмосфере звезды кажутся несколько выше истинного своего положения (рефракция). Тихо предпринял ряд наблюдений с целью определить величину этого перемещения для различных частей небосклона, на основании их составил таблицу преломления (правда, весьма несовершенную) и с тех пор при наблюдениях регулярно вводил поправку на рефракцию" [65], с.129.

Кроме того, Тихо Браге учитывал влияние параллакса. "Он один из первых оценил во всей полноте важность многократных повторений одного и того же наблюдения при различных условиях с той целью, чтобы различные случайные источники погрешностей отдельных наблюдений взаимно нейтрализовали друг друга" [65], с.129.

Все перечисленные факты о тщательности наблюдений Тихо заставляют нас еще раз с недоумением отметить странное для такого аккуратного астронома-профессионала обстоятельство, на которое указывает и А.Берри: "К сожалению, он не определял расстояния до Солнца, но принимал крайне грубую оценку, передававшуюся без существенных изменений со времени Аристарха от астронома к астроному" [65], с.130. С точки зрения историков, такая "передача знаний" без их изменения продолжалась около двух тысяч лет! Если Тихо Браге действительно считал эту информацию "древней", то почему он, как великолепный профессионал, не перепроверил ее? Это было бы тем более уместно, что, как отмечает А.Берри, "он исправил и заново определил почти все мало-мальски важные астрономические величины" [65], с.129.

На рис.0.30 приведена страница из издания Альмагеста 1537 года.

9. ВАЖНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АЛЬМАГЕСТА АСТРОНОМОМ РОБЕРТОМ НЬЮТОНОМ И ЕГО КНИГА "ПРЕСТУПЛЕНИЕ КЛАВДИЯ ПТОЛЕМЕЯ".

Мы будем иногда сравнивать наши результаты с выводами, полученными в фундаментальном научном исследовании Роберта Ньютона [614], специально посвященном Альмагесту Птолемея. Портрет Р.Ньютона см. на рис.0.31.

Роберт Ньютон (1919--1991) -- известный американский ученый. Вот некоторые сведения о нем, взятые из официального некролога от 5 июня 1991 года (скончался 2 июня 1991 в городе Silver Spring, Md., USA). <<Он пользовался международным признанием за его исследования о форме и движении Земли... Он был специалистом по теоретической баллистике, электронной физике, небесной механике и расчету траекторий спутников. Он начал работу в APL's Space Department в 1957 году. Здесь он руководил исследованиями по движению спутников... ему принадлежит фундаментальный вклад в повышение точности навигации... Он возглавлял программу исследования космоса и разрабатывал аналитические аспекты для лаборатории навигации спутников... был главным архитектором Navy's Transit Satellite Navigation System, которая была развита в лаборатории в 60-е годы. Этой навигационной системой до сих пор пользуются более чем 50.000 частных, коммерческих и военных морских судов и подводных лодок... Его исследования движения спутников позволили существенно уточнить форму Земли и позволили повысить точность измерений... Р.Ньютон был членом совета директоров Ad Hoc Committee on Space Development и стал руководителем APL's Space Exploration Group в 1959 году... В конце 70-х годов он приступил также к изучению древних астрономических записей о солнечных и лунных затмениях... Основываясь на этих исследованиях, он подверг сомнению и обвинил в обмане работу знаменитого астронома Клавдия Птолемея в книге "Преступление Клавдия Птолемея"... Р.Ньютон был, в частности, профессором физики в университете Тулана, в университете Теннесси, работал в Bell Telephone Laboratory... развивал ракетную баллистику в Allegany Ballistic Laboratory, Cumberland>>.

Выскажем здесь свое отношение к ставшей знаменитой книге Роберта Ньютона "Преступление Клавдия Птолемея" [614], поскольку в современной литературе по истории астрономии о ней бытуют различные мнения. Например, историк астрономии И.А.Климишин в [395] пишет о книге Р.Ньютона следующее: "Здесь мы встречаемся со стремлением доказать, будто практически все наблюдения, на основе которых Птолемей строил свою теорию движения Солнца, Луны и планет, подделаны" [395], с.56. Не приводя никаких конкретных астрономических или статистических возражений Р.Ньютону, И.А.Климишин вообще уходит от обсуждения вопроса по существу и лишь заявляет: "Но ведь главное, чем прославился Птолемей, -- это его модель движения планет, позволявшая, как-никак, делать предвычисления положений планет на десятки лет вперед!" [395], с.56. Однако ценность модели Птолемея, тем не менее, ни в коей мере не снимает вопроса об истории создания звездного каталога Альмагеста и о происхождении Альмагеста в целом. Похожее несогласие с выводами Роберта Ньютона, -- однако опять-таки без каких-либо существенных возражений по существу, -- высказали и некоторые другие историки астрономии, например Гингерих [1153].

В действительности, книга Роберта Ньютона представляет собой фундаментальное исследование Альмагеста астрономическими, математическими и статистическими методами. Она содержит большой статистический материал, и глубокие выводы, являющиеся итогом многолетнего труда Роберта Ньютона. Эти результаты в значительной мере проясняют природу трудностей, связанных с трактовкой астрономических данных Альмагеста. Следует подчеркнуть, что Роберт Ньютон ни в коей мере не сомневался в том, что Альмагест составлен около начала нашей эры каким-то астрономом в эпоху от II века до н.э. до II века н.э. Дело в том, что, не будучи историком, Роберт Ньютон полностью доверился скалигеровской хронологии, в рамках которой он и рассматривал Альмагест. Вкратце основные выводы Роберта Ньютона можно сформулировать так.

1) Астрономическая обстановка около начала нашей эры, рассчитанная на основе современной теории, не соответствует "наблюдательному материалу" в Альмагесте Птолемея.

2) Дошедшая до нас версия Альмагеста содержит не непосредственно наблюденные астрономические данные, а результат некоторой их переработки, пересчета. Иными словами, кто-то умышленно пересчитал исходные наблюдательные данные на другую историческую эпоху. Кроме того, значительная часть "наблюдений", включенных в Альмагест, является итогом каких-то позднейших теоретических расчетов, включенных в Альмагест задним числом, как "наблюдения древних".

3) Альмагест не мог быть составлен в 137 году н.э., то есть в эпоху, к которой сегодня историки относят "античного" Птолемея.

4) Следовательно, Альмагест создан в какую-то другую эпоху и нуждается в передатировке. Сам Роберт Ньютон предполагал, что Альмагест должен быть "удревнен", то есть передвинут во времени вниз -- в эпоху Гиппарха, якобы около II века до н.э. Тем не менее, это не снимает главных проблем, обнаруженных Робертом Ньютоном.

5) Р.Ньютон разделял принятую сегодня гипотезу о том, что в Альмагесте сказано, будто наблюдения проведены лично Птолемеем около начала правления римского императора Антонина Пия. Скалигеровская датировка его правления: 138--161 годы н.э. Следовательно, считает Роберт Ньютон, отсюда автоматически нужно делать вывод, что Птолемей лжет. Ниже мы обсудим вопрос о том, насколько четко следует из Альмагеста вывод о том, что Птолемей лично наблюдал звезды в правление Антонина Пия.

Другими словами, по мнению Р.Ньютона, Птолемей, или кто-то от его имени, является фальсификатором, поскольку преднамеренно выдает за результат непосредственных наблюдений итоги некоторых пересчетов и теоретических вычислений.

Будучи серьезным, известным ученым и оказавшись перед необходимостью выдвинуть недвусмысленные обвинения в адрес Птолемея, или его редакторов, Р.Ньютон долго колебался -- в какой форме обнародовать полученные им научные результаты. Во всяком случае, такой мотив звучал в его личной переписке с А.Т.Фоменко, когда Р.Ньютон коснулся истории написания и публикации своей книги [614] в 1977 году. (В 70-х годах Р.Р.Ньютон и А.Т.Фоменко обменялись несколькими письмами по проблемам хронологии). Однако в итоге Р.Ньютон все-таки счел обнаруженную им ситуацию настолько серьезной, что повинуясь долгу ученого, решился даже вынести эти обвинения в названия некоторых параграфов своей книги [614]. Приведем для примера некоторые из этих красноречивых названий.

"5:4. Мнимые наблюдения равноденствий и солнцестояний Птолемеем.

5:5. Сфабрикованное солнцестояние -431 г. (солнцестояние Метона).

5:6. Наблюдения проведенные Птолемеем для определения наклона эклиптики и широты Александрии.

6:6. Четыре сфабрикованные триады лунных затмений.

6:7. Доказательство подделки.

6:8. Автор обмана.

7:4. Подделки с расчетами и подделки с просчетами.

10:5. Подделка данных.

11:5. Подделка данных о Венере.

11:8. Подделка данных для внешних планет" [614], с.3--5.

В первых же строках своего предисловия к книге [614], Р.Ньютон говорит следующее. "В этой книге рассказана история преступления по отношению к науке. Под этим я вовсе не подразумеваю тщательно спланированное уголовное преступление. Я также не имею в виду преступление, совершенное с помощью различных технических приспособлений, как-то: спрятанные микрофоны и закодированные в микросхемах послания. Я имею в виду преступление, совершенное ученым против своих коллег-ученых и учеников, предательство этики и чистоты своей профессии, преступление, которое навсегда лишило человечество основополагающей информации, относящейся к важнейшим областям астрономии и истории.

То, что такое преступление действительно было совершено, я продемонстрировал и в четырех ранее опубликованных работах... Когда я приступал к работе над этой книгой, моей целью было собрать разбросанный по разным публикациям материал в единую книгу... Однако когда я написал примерно треть этой книги, то нашел свидетельства тому, что преступление значительно глубже, чем я ожидал. Таким образом, в этой работе собраны и старые, и новые свидетельства преступления" [614], с.10.

Завершает свою книгу Р.Ньютон так.

<<Окончательные итоги. Все собственные наблюдения Птолемея, которыми он пользуется в "Синтаксисе" (то есть в Альмагесте -- Авт.), насколько их можно было проверить, оказались подделкой. Многие наблюдения, приписанные другим астрономам, также часть обмана, совершенного Птолемеем. Его работа изобилует теоретическими ошибками и недостатком понимания... Его модели для Луны и Меркурия противоречат элементарным наблюдениям и должны рассматриваться как неудачные. Само существование "Синтаксиса" привело к тому, что для нас потеряны многие подлинные труды греческих астрономов, а вместо этого мы получили в наследство лишь одну модель, да и то еще вопрос, принадлежит ли этот вклад в астрономию самому Птолемею. Речь идет о модели экванта, использовавшейся для Венеры и внешних планет. Птолемей существенно уменьшает ее значение не совсем правильным использованием. Становится ясно, что никакое утверждение Птолемея не может быть принято, если только оно не подтверждено авторами, полностью независимыми от Птолемея. Все исследования, в истории ли, в астрономии ли, основанные на "Синтаксисе", надо переделать заново.

Я не знаю, что могут подумать другие, но для меня существует лишь одна окончательная оценка: "Синтаксис" нанес астрономии больше вреда, чем любая другая когда-либо написанная работа, и было бы намного лучше для астрономии, если бы этой книги вообще не существовало.

Таким образом, величайшим астрономом античности Птолемей не является, но он является еще более необычной фигурой: он самый удачливый обманщик в истории науки>> [614], с.367--368.

Довольно скептически оценивают роль Птолемея в истории науки и другие ученые. В частности, А.Берри сообщает: "Относительно заслуг Птолемея в мнениях астрономов замечается большое разногласие. В средние века авторитет его по вопросам астрономии считался решающим... Современная критика выяснила факт, которого, впрочем, и сам Птолемей никогда не скрывал, именно, что труды его в значительной мере основаны на трудах Гиппарха и что его личные наблюдения, если и не подложны, то во всяком случае по б'ольшей части плохи" [65], с.72.

Таким образом, необходимость передатировки Альмагеста доказана Р.Ньютоном как астрономическими, так и математико-статистическими средствами. Но тогда возникает вопрос -- в какую именно эпоху следует переместить Альмагест? Как мы отмечали, сам Р.Ньютон, не подвергая сомнению скалигеровскую хронологию, предлагает "опустить" Альмагест вниз, в эпоху Гиппарха. Возможны и другие точки зрения, о которых мы скажем подробнее ниже. Во всяком случае, Р.Ньютон не обсуждает и даже вообще не ставит следующую задачу. Можно ли указать такую историческую эпоху, -- быть может, очень сильно отличающуюся от скалигеровской датировки Альмагеста, -- помещение в которую Альмагеста снимает все или почти все проблемы, обнаруженные как Р.Ньютоном, так и многими исследователями до него? Как мы увидим далее, попытка Р.Ньютона устранить обнаруженные многочисленные противоречия путем опускания Альмагеста вниз, в эпоху Гиппарха, все равно не приводит к успеху. Поэтому возникает естественный вопрос -- может быть следует рассмотреть и другие возможные сдвиги датировки Альмагеста? В том числе и вверх, причем, не только на 200--300 лет, но, возможно, и на б'ольшие величины? С математической и астрономической точки зрения этот вопрос вполне оправдан, и непредвзятый исследователь просто обязан дать на него ответ.

После публикаций Р.Ньютона появилась работа Денниса Роулинса [1365], в которой он независимым способом доказывает, что долготы звезд в каталоге Птолемея были кем-то изменены, пересчитаны. Другими словами, по утверждению Д.Роулинса, долготы звезд, внесенные в каталог Птолемея, не могли наблюдаться около 137 года н.э. Обзор результатов Р.Ньютона и Д.Роулинса см. в [1119], [1120].

Далее, в работах [1119], [1120] и [1182] исследован вопрос об ослаблении яркости наиболее южных звезд, упомянутых в каталоге Альмагеста. Дело в том, что когда звезда поднимается над горизонтом очень невысоко, ее яркость существенно ослабляется, поскольку направление взгляда на звезду приближается к касательной к земной поверхности. В результате луч проходит б'ольший путь в атмосфере, чем в случае звезды, расположенной высоко над горизонтом. Поэтому очень южные звезды кажутся для наблюдателя тусклее, чем на самом деле. Анализ яркости наиболее южных звезд, упомянутых в Альмагесте, показал, что эти звезды наблюдались далеко на юге. В частности, остров Родос, куда обычно помещают пункт наблюдения Гиппарха, по этим соображениям полностью исключается [1182]. Египетская Александрия в этом смысле подходит б'ольше. Но, как выясняется далее, даже Александрия не совсем удовлетворяет данным, приведенным в Альмагесте. Оценка широты точки наблюдения южных звезд по яркости дает еще более южный пункт [1182].

В то же время, отметим, что координаты этих звезд измерены исключительно плохо, с ошибками в несколько градусов. См. об этом ниже. Если Альмагест на самом деле составлен в позднее средневековье, указанное обстоятельство легко объясняется. По-видимому, южные звезды были добавлены в каталог Птолемея по наблюдениям, сделанным в очень южных точках. Может быть даже не в Александрии, а в Индии, или с борта корабля, ушедшего в южную Атлантику. При этом яркость была измерена правильно, а координаты звезд -- с большими ошибками. То ли из-за несовершенства южных обсерваторий, то ли из-за того, что данные разных обсерваторий были плохо согласованы между собой. Например, из-за различия в систематических ошибках. Если же измерения южных звезд выполнялись на кораблях, то низкая точность результатов тем более неудивительна.

Главная страница
ЗВЕЗДЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ
Продолжение >>
Подписи к рисункам