Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко

НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ РУСИ.

Русские летописи. "Монголо-татарское" завоевание. Куликовская битва. Иван Грозный. Разин. Пугачев.
Разгром Тобольска и раздел его огромных североамериканских владений между романовской Россией
и европейскими колониями на востоке Америки.
Возникновение США.
Том 4, книга 1.

Глава 3.
НАША РЕКОНСТРУКЦИЯ.

12. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ И АРХЕОЛОГИИ НОВГОРОДА НА ВОЛХОВЕ.

12.1. КАКАЯ ХРОНОЛОГИЯ НА САМОМ ДЕЛЕ ПОЛУЧАЕТСЯ ИЗ "СЛОЕНОГО ПИРОГА" МОСТОВЫХ НОВГОРОДА НА ВОЛХОВЕ.

В этом разделе, в частности, использованы наблюдения о новгородской дендрохронологии, сделанные Е.А.Елисеевым.

Сегодня все мы наслышаны о том, что в Новгороде на Волхове, - который был по мнению историков "тем самым летописным Великим Новгородом", - существует замечательное средство точного абсолютного датирования. Это известный "слоеный пирог" якобы древних новгородских мостовых. Все предметы, заключенные в слоях этого "пирога" уверенно датируются историками и археологами с точностью до 10-15 лет [993]. Причем эти датировки преподносятся как нечто НЕЗАВИСИМОЕ от скалигеровско-миллеровской хронологии русской истории. Считается, что дендрохронология Новгорода на Волхове является НЕЗАВИСИМЫМ ПОДТВЕРЖДЕНИЕМ романовской версии русской истории. На рис.3.28 и рис.3.28a приведены фотографии раскопа, где видны все двадцать восемь слоев старых новгородских мостовых. Они прекрасно сохранились, см. также рис.3.28b. Таким образом, МАКСИМАЛЬНОЕ количество слоев мостовых, обнаруженных в городе, - двадцать восемь [993], с.16. Академик В.Л.Янин пишет: "Итак, за 550 лет образования древнейшего культурного слоя... здесь... легли один на другой ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ ЯРУСОВ мостовых - гигантская поленница из ИДЕАЛЬНО СОХРАНИВШИХСЯ сосновых настилов" [993], с.16. В.Л.Янин пишет далее: "БРЕВНА ВОСЕМЬСОТЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ (якобы - Авт.)... МОЖНО И СЕЙЧАС ИСПОЛЬЗОВАТЬ ДЛЯ ПОСТРОЕК" [993], с.15.

Почему В.Л.Янин говорит выше о 550 годах? Дело в том, что промежуток времени между следующими друг за другом мостовыми можно определить, сравнив распределения толщины годичных колец бревен. Идея проста и понятна. Мы не проверяли, как это сделали на практике. Но даже если допустить, что работа выполнена правильно, тут же возникает следующий вопрос.

Деревянные мостовые, скорее всего, настилались в волховском Новгороде до нашего, двадцатого века. То есть до появления АСФАЛЬТА. Трудно представить себе причины, по которым волховские новгородцы вдруг неожиданно решили месить ногами грязь вместо того чтобы продолжать стелить такие мостовые. Новгородские мостовые - это типичная ГАТЬ НА БОЛОТЕ. В болотистой местности без таких мостовых-гатей жить было нельзя не только в древности, но и в недавнем прошлом. Следовательно, мы получаем замечательную возможность установить дату основания Новгорода на Волхове. Вычтем из, условно говоря, 1940 года, указанные выше 550 лет. Очевидно, получим примерно 1400 год.

Но как же так? Станем на точку зрения скалигеровско-миллеровской истории. Она утверждает, что летописный Великий Новгород основан в X веке. И что это - именно Новгород на ВОЛХОВЕ. А не Ярославль на Волге, как получается из нашей реконструкции. Но в таком случае ясно, что как только на волховских болотах по тем или иным соображениям заложили город, тут же пришлось настилать мостовые-гати. Историки с этим и не спорят. ИДЕАЛЬНАЯ СОХРАННОСТЬ НИЖНЕГО СЛОЯ ВОЛХОВСКИХ МОСТОВЫХ ОЗНАЧАЕТ, ЧТО ЭТО - ПЕРВЫЙ СЛОЙ. Иначе, если бы предыдущие, более древние слои сгнили полностью, то первый сохранившийся слой был бы ПОЛУСГНИВШИМ. Но ничего такого нет. Следовательно, опираясь на "слоеный пирог", самое первое поселение на этом месте надо было бы датировать не ранее чем XV веком. А вовсе не X веком.

А теперь посмотрим, какой выход из этого положения находят "новгородские дендрохронологи" во главе с академиком В.Л.Яниным. Они отодвинули хронологию Новгорода на пятьсот лет "вниз" и заявили, что весь 550-летний "слоеный пирог" волховских мостовых надо датировать эпохой X-XV веков [993], с.16. Цитируем В.Л.Янина: "Итак, за 550 лет образования древнейшего культурного слоя с середины X века до конца XV века здесь... легли один на другой двадцать восемь ярусов мостовых" [993], с.16.

То есть, по их мнению, ВЕРХНИЙ СЛОЙ ВОЛХОВСКИХ МОСТОВЫХ ДАТИРУЕТСЯ ПЯТНАДЦАТЫМ ВЕКОМ. Но тогда спрашивается, куда же подевались многочисленные мостовые за последующую пятисотлетнюю эпоху XV-XX веков? Получается, что они-то, оказывается, ИСТЛЕЛИ, СГНИЛИ ПОЛНОСТЬЮ И БЕЗ СЛЕДА. В итоге возникает невероятно странная картина. "Древние" мостовые, якобы X-XV веков, видите-ли, СОВЕРШЕННО НЕ ГНИЮТ. А новые, начиная с XVI века, загадочным образом ИСТЛЕВАЮТ БЕЗ СЛЕДА.

Как пишет В.Л.Янин, "причиной прекрасной сохранности "органики" является повышенная влажность нижних слоев новгородской почвы" [993], с.16. Эту же мысль можно высказать проще. В БОЛОТЕ ОРГАНИКА НЕ ГНИЕТ. Или портится чрезвычайно медленно. Это хорошо и всем известно. А поскольку волховский "Новгород" поставили в болотистой местности, то проблем с сохранностью органики тут действительно не было. Но, снова спросим, почему же эта "прекрасная сохранность" действует лишь до XV века. В.Л.Янин пишет: "В слоях второй половины XV века органические вещества УЖЕ ПОЧТИ НЕ СОХРАНЯЮТСЯ" [993], с.46. Что же за природный катаклизм произошел на Волхове в XVI веке? Почему здесь якобы сгнила вся органика эпохи XVI-XX веков? На этот вопрос вразумительного ответа у "волховских археологов" нет. Другими словами, как мы видим, все находки, выкапываемые из-под земли на Волхове, принудительно датируются эпохой ранее XV века. В результате, в "волховской археологии и хронологии" возник странный провал размером, ни много ни мало, в ЧЕТЫРЕСТА ЛЕТ, от XV до XX веков.

По-видимому, этот хронологический провал был замечен археологами. И сильно их беспокоил. О четырехсотлетнем разрыве в волховской дендрохронологии академик В.Л.Янин упоминает, - правда без каких-либо подробностей, - в новом переиздании своей книги [993]. Он утверждает, что "провал был закрыт". Но никаких разъяснений, КАК ИМЕННО это сделано, в его книге почему-то не дается.

Вернемся к вопросу об абсолютной датировке волховского "слоеного пирога" из мостовых. Почему его датируют эпохой от X по XV века? Ответ содержится в книге академика А.Л.Янина. Он пишет: "Для начала... удалось получить относительную дендрохронологическую шкалу... потом удалось получить и АБСОЛЮТНЫЕ ДАТЫ. Для этого были изучены бревна, использованные в фундаментах новгородских церквей, ВРЕМЯ ПОСТРОЙКИ КОТОРЫХ БЫЛО ДОСТОВЕРНО ИЗВЕСТНО ИЗ ЛЕТОПИСЕЙ" [993], с.20. Это же утверждение В.Л.Янин повторил и в новом переиздании своей книги, в 1998 году.

Картина становится совершенно ясной. В.Л.Янин прямым текстом сообщает нам, что ВСЯ ДЕНДРОХРОНОЛОГИЯ ВОЛХОВСКОГО НОВГОРОДА ЦЕЛИКОМ И ПОЛНОСТЬЮ ОСНОВАНА НА СКАЛИГЕРОВСКО-МИЛЛЕРОВСКОЙ ХРОНОЛОГИИ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ. Взяли летописи, извлекли из них даты постройки нескольких церквей. Тем самым, "датировали" бревна их фундаментов, а затем к ним "привязали" бревна новгородских мостовых. Но, как мы уже знаем, эти летописи являются подделками или редакциями XVII-XVIII веков, см. главу 1. ПОЭТОМУ НИ О КАКОМ НЕЗАВИСИМОМ "ДЕНДРОХРОНОЛОГИЧЕСКОМ" ДАТИРОВАНИИ НОВГОРОДСКИХ РАСКОПОК ПОСЛЕ ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ И РЕЧИ.

По-видимому, понимая это, В.Л.Янин пишет в издании своей книги 1965 года так: "Сейчас Б.А.Колчин собирает образцы бревен XVI, XVII и XVIII веков, чтобы с их помощью довести шкалу до сегодняшнего дня, и еще раз проверить ее, теперь уже с другого конца" [993], с.20-21. К сожалению, в переиздании 1998 года О ПОДРОБНОСТЯХ этой "проверки" В.Л.Янин почему-то хранит полное молчание. Было бы очень интересно ознакомиться с тем, как именно Б.А.Колчину удалось заполнить ЧЕТЫРЕХСОТЛЕТНИЙ ПРОВАЛ в "новгородской" дендрохронологии.

Тот важный факт, что В ОСНОВЕ истории и хронологии волховского Новгорода лежат ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЛЕТОПИСИ, то есть письменные источники, признают сами историки. Историк М.Каргер писал: "ДО НЕДАВНЕГО ВРЕМЕНИ эти сказания... были ЕДИНСТВЕННЫМ ИСТОЧНИКОМ для изучения древнейшей поры истории города" [365], с.8.

Наша реконструкция подлинной дендрохронологии волховского "Новгорода" такова. Примерно в XV веке, а возможно и позже, здесь возникло небольшое поселение. В XVII веке, во время войны со Швецией, тут пришлось построить небольшую крепость. Место болотистое. Улицы поселения необходимо гатить. Со временем гати-мостовые опускались вниз, тонули в болоте. Приходилось класть новый слой плах, то есть половинок бревен. Так продолжалось, вероятно, вплоть до XX века. Никаких причин прекращения этой деятельности, кроме появления асфальта, вроде бы не видно. Поэтому последние слои мостовых могут относиться к XIX или даже XX веку. Обратим внимание, что "новгородские раскопки" начались лишь в XX веке [365], с.8. Спрашивается, почему в XIX веке археологам не пришло в голову откопать замечательные "древние мостовые Великого Новгорода". Не потому ли, что по этим "древним" мостовым-гатям в XIX веке еще вовсю ходили и ездили. Тот самый верхний слой бревен, который историки относят сегодня к XV веку, лежал в XIX веке наверху, на виду у всех. И, как тогда все знали, БЫЛ ПОЛОЖЕН СОВСЕМ НЕДАВНО. Поэтому в то время "датировать его XV веком" было никак невозможно.

Раскопки знаменитого сегодня "слоеного пирога" начались лишь в 1951 году. На развалинах городских построек, уничтоженных во время войны 1941-1945 годов. В.Л.Янин пишет: "В 1951 году, когда археологи размечали сетку будущего раскопа, здесь был пустырь, заросший бузиной и лопухами. Сквозь бурьян торчали ржавые обрывки искореженной арматуры, трава кое-где пробивалась сквозь сплошные развалы кирпичной щебенки: одна двухсотпятидесятая часть бессмысленного пустыря, оставленного фашистскими факельщиками на месте цветущего города. Шел седьмой послевоенный год. Новгород с трудом поднимался из руин, разравнивая и застраивая пожарища" [993], с.10.

Как затем пишет академик В.Л.Янин, "культурный слой" в волховском Новгороде поднялся с конца XV века на два метра [993], с.16. То есть, верхний слой мостовых находился на двухметровой глубине. На такой глубине вполне могла оказаться волховская мостовая довоенного времени, то есть десятилетней давности. После того, как город был разрушен в 1941-1945 годах и в этом месте превратился в пустырь.

Нам могут возразить. Ведь между бревнами мостовых нашли "древнейшие" берестяные грамоты. Относящиеся якобы к XI-XV векам. И вообще, неужели еще в XIX веке могли писать на бересте? По поводу содержания найденных "волховских грамот" мы скажем ниже. Ничего такого, чего не могло быть написано в XIX веке, в них нет. А по поводу употребления бересты как писчего материала В СОВСЕМ НЕДАВНИЕ ВРЕМЕНА, процитируем самого В.Л.Янина. "В музеях и архивах до нашего времени сохранилось довольно много документов, написанных на бересте. Это позднейшие рукописи XVII-XIX веков... в их числе имеются и целые книги... Так, в 1715 году в Сибири в берестяную, сохранившуюся до наших дней книгу, записывали ясак... Этнограф С.В.Максимов, видевший В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА берестяную книгу у старообрядцев на реке Мезени, даже восхищался этим необычным для нас писчим материалом... Известно также и о... употреблении (берестяных грамот - Авт.) шведами в XVII и XVIII веках" [993], с.27.

И далее: "Этнограф А.А.Дунин-Горчавич, который в начале НЫНЕШНЕГО СТОЛЕТИЯ (то есть уже в XX веке - Авт.) наблюдал подготовку БЕРЕСТЫ у хантов, писал, что для превращения ее в писчий материал, бересту кипятят в воде" [993], с.29.

Один из наших читателей, инженер-геолог Козлов Виталий Васильевич (Коми, г.Ухта) прислал нам данные о книге, посвященной печати в годы Великой Отечественной Войны 1941-1945 годов. В разделе, рассказывающем о партизанской печати, то есть об издании газет, листовок, плакатов и брошюр, сообщается, что партизанские газеты ПЕЧАТАЛИСЬ НА БЕРЕСТЕ. Речь шла, в частности, и о партизанах северо-западного фронта, то есть именно волховского новгородского района. В книге излагалась даже технология изготовления берестяных листов и оттисков. Так что береста для текста - атрибут середины XX века. (К сожалению, нам пока не удалось разыскать оригинал этой книги).

Поэтому находки берестяных грамот в верхних слоях "волховского пирога", еще не означают, что эти слои - "древние". Они вполне могли быть настелены в XIX веке и даже в XX векe.

Могут спросить, зачем же писать на бересте в XIX веке, когда уже была бумага? Дело в том, что вплоть до XX века бумага была не дешевой. Береста, особенно на севере, по-видимому, была гораздо дешевле. При этом писчая береста - не просто куски коры, сорванные с березы. "Для письма бересту подготавливали, ее варили в воде, делавшей кору более эластичной, ее расслаивали, убирая наиболее грубые слои... Лист бересты чаще всего обрезался со всех сторон и имел аккуратные прямые углы" [993], с.33. Поэтому береста, при своей дешевизне, вполне могла конкурировать с бумагой вплоть до XIX и даже XX века.

На бересте, в основном, писали чернилами, а не царапали буквы. В.Л.Янин сообщает: "Все, без исключения, книги и грамоты на бересте, которыми наука располагала до 26 июля 1951 года, были написаны ЧЕРНИЛАМИ" [993], с.30. Но на широко известных волховско-новгородских грамотах буквы процарапаны. Почему здесь не сохранилось чернильных записей? Дело, по-видимому, в следующем. Конечно, берестяные грамоты, найденные в болотистой земле, не сохранили на себе остатков чернил. Чернила попросту смылись. Текст сохранился лишь на тех редких грамотах, где буквы были процарапаны. Пример волховско-новгородской грамоты приведен на рис.3.29.

Вернемся к содержанию волховско-новгородских берестяных "древних" грамот. Практически все грамоты, опубликованные академиком В.Л.Яниным в его книге "Я послал тебе бересту", имеют БЫТОВОЕ содержание. Их текст не несет в себе никаких признаков "глубокой древности". Конечно, сегодня историки пытаются усмотреть в грамотах "очень древний колорит". Однако с тем же успехом в них можно увидеть и колорит XIX века. Вот, например, грамота номер 288. Она датируется якобы XIV веком. То есть, на самом деле, как мы теперь понимаем, XVIII-XIX веками. Надо добавить четыреста лет.

В грамоте написано: "... хаму 3 локти... золотнике зелоного шолку, другий церленого, третий зелоного жолтого, золотн(ик) белил на белку, МЫЛА на белку, бургалского, а на другую белку..." [993], с.45-46. Академик В.Л.Янин комментирует этот текст следующим образом: <<Хотя это письмо не имеет ни начала, ни конца, можно с уверенностью говорить, что оно содержит в себе запись или расчет какого-то вышивальщика или вышивальщицы. Полотно, или по-древнерусски "хам", нужно было выбелить МЫЛОМ и "белилами">> [993], с.46.

Нас уверяют, что данный текст безусловно свидетельствует о "глубочайшей древности" берестяной грамоты, поскольку в старом русском языке слово "хамовник" означало "ткач", "полотнянщик" [223], [224], [225]. Однако поскольку в цитированной грамоте речь идет о вышивании шелком, то, может быть, "...хаму" - это конец оборванного слова БАРХАТУ. В котором буква Т записана "с тремя ножками", как она часто писалась, и ошибочно была принята за букву М. Естественно, что шелком скорее вышивали по бархату, чем по полотну. Вся картина в целом - БАРХАТ, МЫЛО, БЕЛИЛА, РАЗНОЦВЕТНЫЙ ШЕЛК - совершенно естественно вписывается в эпоху XIX века. В конце концов, бархат - тоже полотно, только не льняное.

С другими волховско-новгородскими грамотами дело обстоит так же.

Подведем итог. Получается поразительная картина. Не успели деревянные мостовые волховского Новгорода и берестяные грамоты выйти из обыденного употребления, как через каких-нибудь 50-100 лет историки и археологи "открывают их" и объявляют предметами "глубочайшей древности". Эта странная картина - следствие того факта, что в исторической науке до сих пор отсутствуют методики объективного датирования. В основном, здесь царит значительный субъективный произвол. С этим мы сталкивались уже много раз. Волховско-новгородские раскопки - всего лишь очередной пример такого рода.

12.2. ВОЛХОВСКИЙ НОВГОРОД В XVI ВЕКЕ НАЗЫВАЛСЯ ЕЩЕ ПРОСТО "ОКОЛОТКОМ".

Напомним, что согласно нашим исследованиям, летописный Великий Новгород - это отнюдь не современный Новгород на волховских болотах, который назвали этим громким именем, по-видимому, лишь в XVII веке. Скорее всего, русские летописи называли "Великим Новгородом" не один город, а все Междуречье Волги и Оки. То есть зе'мли, которые сегодня историки обычно именуют Владимиро-Суздальской Русью. Административным центром летописного Великого Новгорода, знаменитым "Ярославовым Дворищем", согласно нашей реконструкции, был Ярославль на Волге.

В связи с этим возникает вопрос. Как же тогда назывался современный город Новгород на Волхове до XVII века? То есть до того времени, когда ему задним числом присвоили имя Великого Новгорода. Поскольку это произошло не так уж давно - около 300 лет тому назад, то есть надежда, что исторические источники донесут до нас подлинное старое имя города на Волхове.

Надежда оправдывается. Более того, найти настоящее имя волховского "Новгорода" не составляет особого труда. Открываем путеводитель "Новгородский Кремль" [731] и читаем: <<Все, что находилось вне первоначального Новгорода, называлось ОКОЛОТКОМ. ДАЖЕ В XIV-XVI ВЕКАХ ОКОЛОТКОМ ИМЕНОВАЛАСЬ ВСЯ ТЕРРИТОРИЯ ДЕТИНЦА, КРОМЕ ВЛАДЫЧНОГО ДВОРА. НАЗВАНИЕ "ОКОЛОТОК" СТАЛО УПОТРЕБЛЯТЬСЯ ВМЕСТО НАЗВАНИЯ "НОВГОРОД">> [731], с.9.

Поясним, что под словами "первоначальный Новгород" здесь имеется в виду лишь небольшой кремль-детинец в центре города. Путеводитель сообщает: "Новгород (ИЛИ ЕГО ДЕТИНЕЦ, ЧТО ОДНО И ТО ЖЕ) был вечевым центром всего возникшего на Волхове города... Владычный двор стоял на месте первоначального Новгорода, занимавшего небольшую территорию" [731], с.9.

Другими словами, мы узнае'м следующие интересные подробности "великой" истории волховского Новгорода. Нам сообщают, что Новгородом в "древности" называли лишь небольшой детинец. Как именовали остальной город в "глубокой древности" - неизвестно. Как мы теперь видим, вовсе не Новгородом. А в XVI веке Новгородом почему-то ПЕРЕСТАЛИ НАЗЫВАТЬ ДАЖЕ ДЕТИНЕЦ: <<Название "околоток" стало употребляться ВМЕСТО названия "Новгород">> [731], с.9.

Может быть, словом Новгород местные жители продолжали именовать лишь Владычный двор. Следовательно, убеждают нас историки, волховские "новгородцы" все-таки не забыли громкого летописного имени своего города и хоть один двор в городе, но продолжали называть "Новгородом". При этом, правда, признается, что ВЕСЬ ОСТАЛЬНОЙ ГОРОД ИМЕНОВАЛСЯ ЕГО ЖИТЕЛЯМИ ПРОСТО "ОКОЛОТКОМ". Спрашивается, почему волховские жители "забыли" знаменитое летописное название "Великий Новгород"? В конце концов, небольшое военное или монастырское поселение на Волхове вполне могли назвать Новгородом по той простой причине, что в XV веке это действительно был "новый город", только что построенный. Но вот название ВЕЛИКИЙ, как нам сообщают, тут отсутствовало.

По нашему мнению, это может означать следующее. В XVI веке, то есть в до-романовскую эпоху, ГОРОДОК НА ВОЛХОВЕ НЕ ИМЕЛ ДАЖЕ СОБСТВЕННОГО ИМЕНИ, А НАЗЫВАЛСЯ БЕЗЛИЧНО "ОКОЛОТКОМ". Напомним, что слово "околоток" еще не так давно обозначало одно или несколько сел или часть города, слободу, посад [224], т.2, ст.1717. То, что сегодня обозначается словом "район". В России до XX века существовал полицейский чин "околоточного надзирателя" [224], т.2, ст.1717.

Скорее всего, в XVI - начале XVII века волховский Новгород был настолько незначительным и настолько МОЛОДЫМ поселением, что у него даже не было собственного имени. Вероятно, там стоял отдаленный монастырь или небольшое военное укрепление. Возникшее вокруг него поселение называли просто "околотком". Скорее всего, от слова "около". То есть "около чего-то", "окрестности чего-то", например, окрестности военного кремля-детинца. Потом, уже в XVII веке, в ходе общего искажения русской истории в угоду новой династии Романовых, потребовалось назначить какой-то из русских городов "исполняющим обязанности" летописного Великого Новгорода. Вместо подлинного Новгорода = Ярославля. Выбрали отдаленный монастырский городок, затерянный среди глухих болот Псковщины, не имевший даже своего особого названия. Его-то и назначили "быть ВЕЛИКИМ Новгородом". Заявили, что все события, описанные в русских летописях, как события в Великом Новгороде, произошли именно здесь, на топких берегах Волхова. Так, НА БУМАГЕ, перенесли историю волжского Великого Новгорода = Ярославля на берега Волхова. На новых картах и на картах "под древность", изготовляемых в XVIII-XIX веках, здесь стали писать "Великий Новгород".

Местные волховские жители сначала удивились, но быстро привыкли к новому названию. Надо думать, что с якобы великой историей ВОЛХОВСКОГО "Великого Новгорода" они впервые познакомились лишь лет через сто - двести, прочитав "Историю" Карамзина. В которой история волжского Великого Новгорода уже недвусмысленно отнесена на берега Волхова. Отметим, что только в наше время, в конце 90-х годов XX века, к названию "Новгород" на Волхове официально присоединили слово "Великий".

Теперь становится понятным и то незавидное состояние, в каком мы застаем волховский Новгород в эпоху XVII века. Историк М.Каргер писал: "Исторические судьбы города, СТАВШЕГО ПОСЛЕ XVII ВЕКА ЗАХОЛУСТНЫМ ПРОВИНЦИАЛЬНЫМ ЦЕНТРОМ СКРОМНОЙ НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ..." [365], с.5. Все понятно. В XVII веке молодое поселение-околоток только-только начинает становиться на ноги. Здесь был острог. Сообщается следующее: "В течение XVI-XVII веков московское правительство продолжало заботиться О ПОДДЕРЖАНИИ НОВГОРОДСКОГО ОСТРОГА в должной степени обороноспособности" [365], с.12-13.

12.3. ЧТО НАМ ПОКАЗЫВАЮТ СЕГОДНЯ ВМЕСТО ЗНАМЕНИТОГО АРХИЕПИСКОПСКОГО "ВЛАДЫЧНОГО ДВОРА" ЛЕТОПИСНОГО ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА.

Из летописной истории Великого Новгорода мы хорошо знаем о знаменитом новгородском архиепископском "Владычном дворе". Новгородский владыка - архиепископ, согласно летописям, долгое время был полновластным хозяином города. Он имел огромное влияние не только в Новгороде, но и во всей Руси, обладал несметными богатствами. Какие же следы остались на Волхове от его, надо думать, роскошного "Владычного двора"? Из летописей мы знаем, что на "Владычном дворе" располагался дворец архиепископа и много других построек. Можно ли увидеть их сегодня, хотя бы в переделанном виде, в современном Новгороде на Волхове?

Берем путеводитель Л.А.Рождественской "Новгородский Кремль"[731]. Повторяя за летописями, путеводитель уверенно сообщает нам, что в старые времена якобы в волховском городе "полновластным хозяином детинца был епископ - владыка. Владычный двор стоял на месте первоначального Новгорода" [731], с.9. Затем, переходя от "древней истории" к современному состоянию города на Волхове, Л.А.Рождественская пишет: "Владычный двор Новгородского кремля - выдающийся комплекс сооружений гражданского зодчества. Здесь размещались административные и хозяйственные службы, тут жил новгородский архиепископ - владелец огромной владычной казны, собирался "совет господ", вершилась внутренняя и внешняя политика Новгорода Великого" [731], с.24.

Итак, оказывается, в волховском Новгороде историки действительно показывают "Владычный двор". Любопытно посмотреть - что он из себя представляет. Его фотография приведена на рис.3.30. Перед нами ничего не только выдающегося, но даже ничего особенного. Стена детинца и простое двухэтажное здание. Явно не древнее. Зададимся вопросом: когда возвели здания, стоящие сегодня на якобы "Владычном дворе"? Когда и как они перестраивались, поновлялись? Как использовались в XVII-XIX веках?

Оказывается, все здания, входящие в волховский "Владычный двор", кроме одной-единственной "грановитой палаты", ВОЗВЕДЕНЫ ЛИШЬ В XVII-XIX ВЕКАХ [731], с.24-28. То есть в годы, когда архиепископа в волховском кремле-детинце, как считается, "уже" не было. По нашему мнению, кстати, его там не было никогда. Известно, что "новгородский кремль с XVII века был резиденцией воевод" [731], с.18. Подчеркнем - ВОЕВОД, а не архиепископа. Единственным зданием "Владычного двора", которое, как считается, построено "еще при архиепископах", является так называемая "Грановитая палата". О ней мы подробно расскажем ниже.

Более того, никаких следов былого пребывания во "Владычном дворе" владыки - архиепископа нет. Историки до сих пор спорят - КАКОЕ ИМЕННО из зданий "Владычного двора" следует назвать архиепископским дворцом. Оказывается, это - "сложная научная проблема". По ее поводу существуют различные мнения. Спорят. Так, например, "по мнению архитектора В.Н.Захаровой, архиепископским дворцом следует считать здание, расположенное между Лихудовым корпусом и Митрополичьей башней... так как Митрополичья башня находится в непосредственной близости к ТАК НАЗЫВАЕМОМУ архиепископскому дворцу" [731], с.28.

Мы видим, что здание, которое традиционно называют "архиепископским дворцом", по мнению архитекторов, им не является. Даже в современном путеводителе оно уклончиво именуется "ТАК НАЗЫВАЕМЫМ архиепископским дворцом" [731], с.28.

Особую гордость волховского новгородского детинца, по мнению историков, составляет Грановитая палата. Этой палате в путеводителе [731] уважительно посвящена целая глава. Л.А.Рождественская пишет: <<Грановитая (Владычная) палата Новгородского кремля, ОДНО ИЗ САМЫХ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ, входивших в состав Владычного двора, и ЕДИНСТВЕННОЕ его здание, дошедшее до нашего времени. Новгородская летопись 1433 года сообщает: "Того же лета постави преподобный нареченный владыка Еуфимей полату в дворе у себя: а дверий у нее 30; а мастеры делали немечкыи из Заморья, с новгородскими масторы">> [731], с.33.

Современную фотографию этого "шедевра древнерусского зодчества XV века, с 30-ю дверями", - для строительства которого потребовались совместные усилия новгородских и выписанных из-за границы немецких мастеров, - мы приводим на рис.3.31. Но на фотографии виден самый ОБЫЧНЫЙ ДОМ XVII-XIX веков. Таких домов в русских городах очень много. Кстати, на той же фотографии видна почему-то ТОЛЬКО ОДНА входная дверь,рис.3.31. Как тут могло уместиться ТРИДЦАТЬ дверей - совершенно неясно. Можно предположить, что летописец почему-то преувеличил, указав большое число дверей. Скажем, включил в их счет не только входные, но и вообще все внутренние двери дома. Однако, такое "хвастовство летописца" выглядело бы несколько странно. Похоже все-таки, что он подчеркивал что-то явно необычное. Искренне удивившее его самого. Ведь в тридцати ВНУТРЕННИХ дверях ничего особенного нет. Столько можно насчитать почти в каждом большом доме. А вот ТРИДЦАТЬ ВХОДНЫХ ДВЕРЕЙ, конечно очень необычно. Это действительно указывает на очень большие размеры здания, на необычность его архитектуры. По-видимому, все это существовало в действительности. Но только не в "захолустном провинциальном центре скромной Новгородской губернии" [365], с.5, а в огромном Ярославле, то есть в настоящем Великом Новгороде. Который заметно пострадал по время известного "новгородского погрома" XVI века.

Вернемся к городу на Волхове. Остается совершенно неясным - откуда тут возникло название "Грановитая"?

Все мы хорошо знаем, как выглядит, например, известная Грановитая Палата в Московском Кремле. Ее парадная стена облицована ЧЕТЫРЕХГРАННЫМИ каменными блоками. Их крупные ГРАНИ четко выражены и придают московской Палате неповторимый вид, рис.3.32, рис.3.33. Отсюда, кстати, и само название Палаты - ГРАНОВИТАЯ. Это обстоятельство, - а именно, происхождение названия ГРАНОВИТАЯ от ее большой ГРАНЕНОЙ стены, - подчеркивают и сами историки [191], с.8. Между прочим, Романовы, захватив власть на Руси в XVII веке и радикально сменив весь образ жизни страны, тем не менее, иногда подражали старому знаменитому ордынскому стилю. Например, возводили свои новые хоромы в виде Грановитой Палаты, рис.3.33a. Но вернемся к волховскому Новгороду.

Где же в таком случае ГРАНИ на волховской "новгородской ГРАНОВИТОЙ палате", рис.3.31? Их нет! Стены здесь самые обычные, ровные, оштукатуренные. НИКАКИХ ГРАНЕЙ НЕТ И В ПОМИНЕ. Могут сказать, что кто-то сбил все многочисленные грани с "Грановитой палаты Великого Новгорода" на Волхове. Скололи граненую каменную облицовку. Обтесали, "выгладили" стены. Но зачем и когда? Ни о чем подобном документы не сообщают. Путеводитель [731] почему-то хранит полное молчание на сей счет.

По нашему мнению, здесь мы сталкиваемся с довольно грубой попыткой "подвести прочный материальный фундамент" под свежесозданную романовскую версию русской истории. Идея была простой. Потребовалось "доказать", что захолустное волховское поселение-ОКОЛОТОК было когда-то Великим летописным Новгородом. В летописях говорилось, что в Великом Новгороде была знаменитая Грановитая палата. Хорошо, - по-видимому, решили романовские историки. Вот этот дом XVIII века можно назначить "быть грановитой палатой". А в качестве основного доказательства повесим на него большую мемориальную доску с надписью: "Владычная палата. 1433 год", рис.3.31. Теперь к этому простому зданию с мемориальной доской можно уверенно водить туристов. И действительно водят. Уже много лет.

Но может быть, неказистая снаружи якобы "грановитая палата" волховского поселения XV-XVI веков удивит нас своим внутренним древним убранством? После чего у нас, по-видимому, не останется никаких сомнений, что известная летописная Грановитая палата Великого Новгорода - это и есть именно то простоватое здание, которое мы видим на рис.3.31.

Снова открывая путеводитель "Новгородский Кремль", мы узнаем, что в так называемой "грановитой палате" есть знаменитый исторический парадный зал. Л.А.Рождественская пишет: "Владычная палата была свидетелем многих исторических событий. В ее парадном зале принимали послов московского великого князя, иноземных гостей, провозглашали высочайшие указы. Здесь в 1478 году был объявлен указ Ивана III о присоединении Новгорода к Москве... В 1570 году в Грановитой палате состоялся мрачный пир Ивана Грозного" [731], с.34.

Мы хорошо знаем, как выглядели парадные царские помещения XV-XVI веков. Хотя бы по зданиям Московского Кремля, которые датируются историками ТЕМ ЖЕ XV веком, что и Грановитая палата Великого Новгорода. Впрочем, некоторые историки относят фрагменты волховской "грановитой палаты" к XII веку [557], с.37. Хотя на мемориальной доске все-таки написали: 1433 год, рис.3.31.

А теперь посмотрим - как выглядит на самом деле "парадный зал" в волховском Новгороде. Его современная фотография приведена на рис.3.34. Внутренний вид "парадного зала" плохо соответствует архитектуре XV-XVI веков. Более того, мы видим здесь типичную архитектуру XVIII-XIX веков "под древность". Для сравнения приведем фотографию НАСТОЯЩЕГО ПАРАДНОГО ЗАЛА московской Грановитой Палаты, рис.3.35, а также старинную гравюру XVIII века, изображающую пир в московской Грановитой Палате, рис.3.36.

Создается впечатление, что парадный зал "волховской грановитой палаты" пытались в XVIII-XIX веках сделать по образцу известной Грановитой Палаты в Москве. Однако при этом резко нарушили пропорции, поскольку пришлось "изображать палату" в уже существовавшем, невысоком волховском здании. В результате у романовских архитекторов получилось низкое помещение, со слишком быстро расширяющейся и поэтому как бы нависающей над головой, колонной в центре. Обращают на себя внимание странные полосы на сводах помещения, рис.3.34. Историки предложили считать, что это сооружение - "единственный памятник ранней готики в России" [557], с.22. В действительно старых русских зданиях ничего подобного, по-видимому, не было. Скорее всего, образцом для этих "готических полос" явились рельефные грани на сводах настоящей московской Грановитой Палаты. Тут они имеют вполне четкую архитектурную функцию, встречающуюся в старой русской архитектуре, рис.3.35 и рис.3.37.

Любопытно, почему путеводитель [731], посвятив ЦЕЛУЮ ГЛАВУ "грановитой палате" в волховском Новгороде, НИ СЛОВА НЕ СООБЩАЕТ о каких-либо реконструкциях и перестройках этого здания. Хотя по поводу остальных, куда менее значительных и "менее знаменитых" сооружений кремля-детинца на Волхове, он выражается существенно подробнее. Детально рассказывает о перестройках и переделках зданий в XVIII-XIX веках. См., например [731], с.24-31. Не потому ли, что в случае с волховской "грановитой палатой" боятся тронуть больное место? Не хотят привлекать внимания к подлинной дате создания этой подделки. Ее "обновлений", как мы теперь понимаем, скорее всего, не было вообще. Как изготовили "палату" в XVIII-XIX веках, так она и стоит до сих пор. А ведь читая путеводитель [731], можно было бы подумать, будто "грановитая палата" на Волхове как была создана в XV веке [731], с.33, или в XII веке, согласно [557], с.37, так и дошла до нас в своем более или менее неизменном виде. Что, как мы теперь понимаем, неверно.

Похоже, что этот тусклый "готический зал" в волховском Новгороде, в том виде, в каком мы его видим сегодня, окончательно подготовили "для выставки" сравнительно недавно, лишь в XIX веке, к празднованию "Тысячелетия России". Которое проходило в 1862 году в волховском Новгороде. Причем, с большим размахом и в присутствии самого царя Александра II. А также многочисленных гостей со всей России [731], с.80,82. Именно в это время в "новгородском" кремле-детинце установили грандиозный памятник [731], с.82. По-видимому, только тогда и пришлось впервые предъявить общественности "что-нибудь древнее" на реке Волхов. Как мы видим, поднатужились и предъявили.

Возможно, некоторые летописные описания новгородской Грановитой Палаты имеют в виду знаменитую Грановитую Палату в Москве. Кремль возводили (см. ниже) в XVI веке, и Москву также могли именовать "Новым Городом" = Новгородом.

12.4. СТРАННОСТИ ДАТИРОВОК КУЛЬТУРНОГО СЛОЯ ВОЛХОВСКОГО НОВГОРОДА.

Как мы уже видели, по мнению историков, культурный слой в волховском Новгороде нарос на два метра за последние 400 лет, то есть с конца XV века [993], с.16. Но до этого, в течение пятисот лет, он нарастал почему-то В ДВА РАЗА БЫСТРЕЕ [993], с.16. А именно, "за пятьсот пятьдесят лет, с середины X века до конца XV века он вырос здесь на ПЯТЬ С ПОЛОВИНОЙ МЕТРОВ" [993], с.15-16. Это - какая-то загадка. Нарастание культурного слоя связано с хозяйственной деятельностью человека. Академик В.Л.Янин образно описывает процесс возникновения культурного слоя так. "Одним из важных для археологии свойств человеческой жизнедеятельности является обязательное образование культурного слоя везде, где человек живет более или менее продолжительное время. Человек... рубит дом, бросая на землю щепки. Он топит печь и, выгребая из нее золу, выбрасывает ее рядом с домом... У него прохудился сапог и за порог полетела рваная подметка. Потом у него сгорел дом. Человек разровнял пожарище... привез песку... и построил новый дом... Так из года в год медленно, но непрерывно происходит образование культурного слоя на местах человеческих поселений. Мощность этого слоя зависит от двух обстоятельств - от интенсивности человеческой жизнедеятельности и от степени сохранности в почве органических веществ" [993], с.15.

Как же тогда понимать события в волховском Новгороде? Если за первые 550 лет культурный слой нарастал по метру в столетие, а за последующие 400 - только по полметра, то что изменилось? Интенсивность жизнедеятельности, или сохранность органики к почве? Если - интенсивность, то получится, что люди стали в два раза "менее интенсивно жить" на Волхове. Это как-то странно. Чем ближе к нашему времени, тем вроде бы интенсивность должна расти. Если же вдруг, ни с того ни с сего, в XV веке изменилась сохранность органики в почве, то хотелось бы услышать четкое обоснование этого "факта".

По нашему мнению, все это свидетельствует, что принятая сегодня датировка культурного слоя в волховском Новгороде неверна. По-видимому, вся толщина имеющегося культурного слоя наросла более или менее равномерно, или с некоторым увеличением скорости, за последние 400-500 лет. Начиная с XV века, когда и основали поселение на Волхове. Значительная толщина слоя объясняется лишь тем, что, как пишут сами археологи, "в Новгороде органические вещества сохраняются хорошо, поэтому культурный слой толст" [993], с.15. Напомним, что в болотистых почвах органика действительно почти не гниет.

А теперь посмотрим - насколько вырос культурный слой вокруг якобы одного из древнейших сооружений на Руси - Софийского собора на Волхове. Который, как нам говорят, с XI века НИ РАЗУ НЕ ПЕРЕСТРАИВАЛСЯ и "до нашего времени... СОХРАНИЛ ИЗНАЧАЛЬНЫЕ ФОРМЫ" [731], с.53. Оказывается, что "за ДЕВЯТЬ ВЕКОВ вокруг собора накопился культурный слой, закрывший нижнюю часть здания на ДВА МЕТРА" [731], с.54. То есть, якобы за 900 лет вокруг главного собора волховского города получился не более чем ДВУХМЕТРОВЫЙ культурный слой. Но как мы видели, двухметровый слой в центре города накопился всего лишь за 400 лет [993], с.16. Получается, что даже если поверить принятой сегодня хронологии культурного слоя волховского Новгорода, придется датировать "древнейший" Софийский собор всего лишь XV веком. А отнюдь не XI веком.

По нашему мнению Софийский собор построен здесь даже не в XV веке, а всего лишь в XVII веке. Поэтому и культурный слой вокруг него нарос на два метра. Примерно по метру в столетие.

Отметим, что скорость роста культурного слоя - один метр в столетие - вычислена археологами также на основе "слоеного пирога" мостовых. Или, по крайней мере, согласуется с относительной "новгородской дендрохронологией". В самом деле, В.Л.Янин пишет: "Не подвергаясь гниению, культурный слой на Неревском конце рос в средние века со скоростью один сантиметр в год. С середины X века до конца XV века он вырос здесь на пять с половиной метров... Итак, за 550 лет образования древнейшего культурного слоя с середины X века до конца XV века здесь... легли один на другой двадцать восемь ярусов мостовых" [993], с.15-16. Таким образом, высота "слоеного пирога" - пять с половиной метров. За 550 лет. Получается метр в столетие. Историки так и пишут: один сантиметр в год.

Поэтому, отсчитывая назад от XX века примерно пятьсот лет культурного слоя волховского Новгорода, мы снова получаем XV век как дату его основания. А для Софийского собора получим XVII век. Поскольку он заглубился на два метра.

Отметим, что в Софийском соборе обнаружены следы СБИТЫХ ФРЕСОК. "В строительном мусоре при раскопе Мартирьевской паперти было обнаружено МНОГО СБИТЫХ ФРАГМЕНТОВ ФРЕСОК... В 1944 году приступили к реставрации росписи купола... При реставрации выяснилось, что изображение Пантократора и верхней части фигур архангелов... были написаны НЕ РАНЕЕ XVI ВЕКА ПО НОВОМУ ГРУНТУ" [731], с.62. То есть, штукатурку в соборе сбивали не ранее XVI века. Поскольку не ранее XVI века положили новый грунт. Таким образом, Софийский собор на Волхове несет в себе явные следы позднейших переделок романовской эпохи. Сбитые фрески и роспись по новому грунту.

Но на этом радикальные переделки Софийского собора отнюдь не прекратились. М.В.Муравьев сообщает: "В 1688 и 1692 г.г. в соборе был поднят пол на 1,62 метра... и выломаны три круглых столба, первоначальные узкие окна были расширены и пробиты новые. В 1837 г. ПЕРЕЛОЖЕНА ВСЯ СЕВЕРНАЯ СТЕНА; в 1861 г. были удалены голбики (небольшие каменные надгробия) над погребенными в соборе. Наконец, в 1893-1904 г.г. произведен КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ И СОБОР ИСКАЖЕН СТЕНОПИСЬЮ, СДЕЛАННОЙ ВМЕСТО РОСПИСИ ИТАЛЬЯНСКИХ МАСТЕРОВ XVIII ВЕКА богомазами артели подрядчика Сафонова" [557], с.15. Так что же осталось в соборе от XVI века? Если даже росписи XVIII века и те почти все заменены на новые.

М.В.Муравьев открывает нам еще один многозначительный сюжет. "В св.Софии на внутренних стенах много графитти (надписи, выцарапанные на штукатурке), некоторые надписи глаголицей... это своеобразная каменная летопись древнего храма... Софийские графитти были обнаружены И.А.Шляпкиным во время последней РЕСТАВРАЦИИ, при отнятии свежей штукатурки; но когда Археологическая Комиссия пожелала продолжать эти изыскания, то новая штукатурка уже затвердела и БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ГРАФИТТИ ДЛЯ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОПАЛА" [557], с.17. И подобная "деятельность" сегодня называется "реставрацией"? По нашему мнению, здесь уместен другой термин.

Итак, сведения о "древних событиях", якобы имевших место в волховском Новгороде, в основном, берутся ИЗ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ В РЕДАКЦИИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ XVII-XVIII ВЕКОВ [365]. В частично утраченных оригиналах, как мы теперь понимаем, речь шла на самом деле о событиях в Ярославле. После романовской реформы XVII-XVIII веков, стали считать, будто эти события произошли на Волхове, а не на Волге. В XIX-XX веках, введенные в заблуждение археологи и историки начали посещать "захолустный провинциальный центр", как справедливо выражается М.Каргер [365], с.5. Стали привязывать летописные новгородские события к волховской местности. Иногда, ввиду расплывчатости и неоднозначности некоторых описаний, это удавалось. Иногда не очень. Иногда вообще ничего не выходило. Тем не менее, местные волховские церкви упорно объявляли "теми самыми новгородскими храмами", о которых говорилось В ЛЕТОПИСЯХ. Одну из бесчисленных пустых площадок голословно объявили "той самой знаменитой вечевой новгородской площадью". Начали уверять нас, будто известный из летописей разгром Новгорода-ЯРОСЛАВЛЯ в XVI веке произошел именно здесь, на туманных болотах Волхова. Стали говорить, что вот именно в этой комнате "состоялся мрачный пир Ивана Грозного" [731], с.34. Доверчивые туристы, умолкнув, с трепетом заглядывают в комнатку-новодел. С волнением фотографируют. И тому подобное.

Все это - ошибка. Летописные события произошли совсем в другом месте. Согласно нашей реконструкции, в Ярославле на Волге. ВОЛХОВ, кстати, это всего лишь слегка искаженное название ВОЛГИ. Вероятно, от слова ВЛАГА.

12.5. БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ В "ДРЕВНЕМ" РИМЕ. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ПИСАЛИСЬ ОНИ, СКОРЕЕ ВСЕГО, НЕ РАНЕЕ XIV ВЕКА.

После всего сказанного, совсем другое звучание приобретает тот факт, что БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ В ЯКОБЫ ДРЕВНЕМ РИМЕ. Как мы теперь понимаем, "античные" римские берестяные грамоты также писались отнюдь не в глубочайшей древности, а в XIV-XVIII веках. История открытия римских берестяных грамот такова. В 1973 году в Англии, около известной каменной стены Адриана (то есть стены Орды?), построенной якобы во II веке н.э., начал раскопки британский археолог Роберт Берли. <<Ему попались две тоненькие деревянные щепки. По словам Берли, они "походили, скорее, на гладкие стружки"... Когда деревянные створки бережно раскрыли с помощью ножа, внутри оказалась часть записки на латыни. "Мы глядели на крошечное послание, не веря своим глазам", - вспоминал позже Берли... В руках Берли находились обрывки письма, написанного ЧЕРНИЛАМИ и говорившего о том, что кто-то послал одежду воину, служившему в Виндоланде около 102 г.н.э.>> [726], с.124.

Обратим внимание, что текст написан ЧЕРНИЛАМИ. Если бы записка пролежала в земле, как нас уверяют, около двух тысячелетий, то чернила, скорее всего, смылись бы. Поэтому очень вероятно, что все записки такого рода вовсе не такие уж древние, как думают английские археологи и историки.

"Для такого воодушевления у Берли имелись все основания, хотя в момент открытия он об этом не подозревал. Его находка привела к обнаружению БОГАТЕЙШЕЙ ИЗ ЗАЛЕЖЕЙ ДОКУМЕНТОВ, когда-либо раскопанных в северных провинциях Римской империи. В течение следующих четырех лет Берли с помощниками обнаружили более двухсот деревянных табличек или отдельных фрагментов, на которых сохранились древние надписи. К 1988 г. они собрали уже более тысячи табличек, в том числе двести дощечек с разборчивым латинским текстом... Подавляющее большинство табличек было сделано из БЕРЕЗОВОЙ или ОЛЬХОВОЙ заболони, снятой с совсем молодых деревьев, а надписи на них были оставлены ЧЕРНИЛАМИ или камышовой ПАЛОЧКОЙ. Эти БЕРЕСТЯНЫЕ КУСОЧКИ, только что срезанные со ствола, были столь гибкими, что их сворачивали поперек волокон, и получалось закрытое письмо. На внешней стороне указывался адресат, а затем ГРАМОТУ обвязывали бечевой. Самые крупные таблички достигают в длину двадцати, а в ширину - восьми сантиметров... Так была найдена древнейшая в Британии группа исторических документов, оказавшаяся уникальным источником сведений о римских войсковых частях на северо-западной границе. Спустя почти 1900 лет, проведенных в безвестности, римляне, расквартированные в Британии, неожиданно заговорили с потомками благодаря этому собранию писем" [726], с.124-125.

Согласно нашей реконструкции, речь здесь идет на самом деле о берестяных грамотах, которыми пользовались в XIV-XVII веках ордынские казацкие войска, расквартированные, в частности, на Британских островах, после великого = "монгольского" завоевания. Как мы показали, знаменитый "античный" Рим - это Русь-Орда XIV-XVI веков. В некоторых хрониках ордынские войска были названы просто римскими. Под этим названием они известны сегодня в скалигеровской истории и отнесены в фиктивную глубочайшую древность.

В качестве примера приведем на рис.3.38 одну из таких римско-ордынских берестяных грамот. Историки пишут по ее поводу следующее. "В одном из древнейших слоев Виндоланды сохранилось это письмо, написанное ЧЕРНИЛАМИ ПО ДЕРЕВУ, - приглашение на день рождения одной жене военачальника от другой... ПОЧЕРК ЖЕНЩИНЫ УДИВИТЕЛЬНО ПОХОЖ НА ДЕМОТИЧЕСКОЕ (НЕИЕРОГЛИФИЧЕСКОЕ) ПИСЬМО, ВСТРЕЧАЮЩЕЕСЯ В ЕГИПЕТСКИХ ПАПИРУСАХ ТОЙ ЖЕ ЭПОХИ: ПО-ВИДИМОМУ, ПО ВСЕЙ ИМПЕРИИ БЫЛА ПРИНЯТА ЕДИНАЯ СИСТЕМА СКОРОПИСИ" [726], с.127. См. рис.3.39.

Все понятно. Как мы видим, по всей Великой = "Монгольской" Империи XIV-XVI веков была принята ЕДИНАЯ СИСТЕМА СКОРОПИСИ. Как и должно было быть в централизованном государстве, упорядочивающем жизнь метрополии и всех колоний, в том числе и отдаленных, на одних и тех же принципах и обычаях. Более или менее одинаковых как для городка на реке Волхов, так и для военных ордынских корпусов в далекой Британии. А также в африканском Египте. Подробности см. в книге "Расцвет Царства", часть 2.

12.6. К ВОПРОСУ О "НОВГОРОДСКИХ ДАТИРОВКАХ" А.А.ЗАЛИЗНЯКА И В.Л.ЯНИНА. О ТОМ, КАК БЕРЕСТУ КОНЦА XVIII ВЕКА ОНИ ДАТИРУЮТ XI ВЕКОМ.

Речь пойдет о статье академиков А.А.Зализняка и В.Л.Янина "Новгородская псалтырь начала XI века - древнейшая книга Руси" [290:1], опубликованной в марте 2001 года в "Вестнике Российской Академии Наук". Этой статьей открывается номер "Вестника". С точки зрения хронологии и методов датирования в ней обнаруживаются крайне странные вещи, о которых мы здесь расскажем. Мы благодарны А.Ю.Рябцеву за то, что он обратил наше внимание на эту очень интересную статью.

В своей статье А.А.Зализняк и В.Л.Янин рассказывают о нашумевших в последнее время открытиях в области "новгородской" археологии. В статье идет речь о двух предметах. Во-первых - о берестяном листе с изображением св.Варвары (на одной из сторон), рис.3.40. Во-вторых - о трех навощенных дощечках с процарапанными по воску надписями, которые А.А.Зализняк и В.Л.Янин именуют "Новгородской псалтырью" [290:1], с.202-203. Оба предмета открыты в Новгороде на Волхове во время археологических раскопок 2000 года [290:1]. Находка была широко разрекламирована. 27 марта 2001 года состоялось расширенное заседание Президиума Российской академии наук, в котором приняли участие члены правительства России. Президент РАН академик Ю.С.Осипов, переходя в своем обзорном докладе к рассказу о достижениях в российской истории и археологии, особо выделил именно эту находку, начав с нее этот раздел своего доклада. Он охарактеризовал ее как выдающееся открытие (см. текст доклада в журнале "Вестник РАН", 2001, т.71, номер 8, с.682).

Мы не беремся судить о ценности этих открытий для исторической науки и языкознания. Здесь нас будет интересовать лишь чисто формальный вопрос. Какова датировка найденных в земле старинных предметов с надписями, о которых пишут А.А.Зализняк и В.Л.Янин? А.А.Зализняк и В.Л.Янин пытаются доказать, что это - начало XI века [290:1]. Более точно, они датируют слой земли, откуда извлекли упомянутый лист бересты, первой третью XI века [290:1], с.202. А слой, где нашли "Псалтырь" из трех дощечек, - первой четвертью того же XI века [290:1], с.203. Таким образом, по мнению А.А.Зализняка и В.Л.Янина, оба обнаруженных "древне-новгородских" предмета, созданы якобы около тысячи лет тому назад. Отсюда А.А.Зализняк и В.Л.Янин уверенно делают вывод, что это - поистине древнейшие русские тексты. О трехдощечной "Псалтыри", например, в [290:1] говорится, что она написана рукой человека из самого "первого поколения грамотных русских людей". Который, дескать, "почти наверное был свидетелем крещения Руси" [290:1], с.206.

"Точность" предлагаемых в [290:1] датировок впечатляет: "В целом же памятник должен быть датирован началом 990 - концом 1010-х годов" - пишут А.А.Зализняк и В.Л.Янин, например, о "Новгородской псалтыри". То есть, датируют ее с точностью около 10 лет. Не намного уступает по "точности" и предлагаемая ими датировка упомянутого куска бересты. Здесь они предлагают интервал архелогической датировки длиной около 30 лет ("первая треть XI века"). Таким образом, на этот раз "новгородская" датировка получена с точностью плюс-минус 15 лет [290:1], с.202.

Поясним, что мы берем здесь слово "новгородская" в кавычки, поскольку, согласно нашим исследованиям (см. гл.3:11-12 настоящей книги), современный город Новгород на Волхове, где уже много лет ведет раскопки В.Л.Янин, не имеет никакого отношения к Великому Новгороду русских летописей. По-видимому, современный волховский Новгород назван "Новгородом" лишь первыми Романовыми в XVII веке с целью искажения старой русской истории. В XVI веке он еще назывался просто "околотком", см. [731], с.9 и гл.3:12.2 настоящей книги. Как мы обнаружили, история волховского Новгорода вряд ли уходит в прошлое далее XV-XVI веков, - и то лишь как история небольшого даже по тем временам поселения, а не крупного города. Новгородская крепость, высокопарно именуемая сегодня "Кремлем" или "детинцем", была впервые построена, скорее всего, лишь в XVII веке как рядовое военное укрепление для борьбы со Швецией.

Повторим, что согласно нашим исследованиям, в волховском Новгороде между слоями старых мостовых не могут залегать предметы древнее XV-XVI веков. Поскольку в те времена не было еще ни самого города, ни его мостовых. Датировка нижних слоев этих мостовых XI веком н.э., предлагаемая В.Л.Яниным, по нашему мнению, ошибочна, а правильная датировка является намного более поздней, см. гл.3:12 настоящей книги.

Итак, посмотрим, как А.А.Зализняк и В.Л.Янин датируют первый из упомянутых предметов - лист бересты. Его фотография, заимствованная из их статьи, приведена на рис.3.40.

Метод датирования, предлагаемый в статье А.А.Зализняка и В.Л.Янина [290:1], основан на дендрохронологической датировке старых, утонувших в земле мостовых. Они пишут:

<<Сезон 2000 г. начался приятной неожиданностью. В слое, относящемся к первой трети XI столетия, был обнаружен небольшой лист бересты, на обеих сторонах которого процарапаны изображения человеческих фигур. Изображение на одной стороне опознается как образ Иисуса Христа. Фигура на другой стороне обозначена хорошо читаемой надписью "Варвара" и стоящей перед ней буквой "А" в кружке, что является привычным сокращением греческого слова "святой" (АГIОС). Образ св. Варвары передан в полном соответствии с каноном: святая в короне держит в руке мученический крест>> [290:1], с.202. См. рис.3.40.

Итак, лист бересты датирован в [290:1] на основе датировки слоя земли, где его нашли. В свою очередь сами "новгородские" археологические слои датируются, как хорошо известно, на основе дендрохронологии утонувших в земле мостовых, раскопанных в волховском Новгороде лишь в XX веке. Раскопками занимались археологи, в основном, под руководством В.Л.Янина. В целом, шкала "новгородских" датировок разработана В.Л.Яниным сравнительно недавно. Отметим, что несмотря на то, что сама идея дендрохронологического датирования является теоретически разумной, предложенное В.Л.Яниным воплощение этой идеи в случае "дендрохронологии Новгорода", вызывает серьезные сомнения. В гл.3:12 настоящей книги, мы уже подробно объясняли - в чем тут дело. Здесь же, на примере упомянутого листа бересты мы еще раз убедимся, что сомнения, высказанные нами по поводу "новгородской дендрохронологии" В.Л.Янина, вполне обоснованы.

Дело в том, что этот лист бересты СОДЕРЖИТ ЯВНУЮ ДАТУ. Причем - достаточно четкую и хорошо сохранившуюся. Таким образом, мы получаем замечательную возможность ПРОВЕРИТЬ правильность дендрохронологических датировок В.Л.Янина. Верно ли, что дата, стоящая на бересте, и в самом деле соответствует XI веку, то есть датировке по методу В.Л.Янина того слоя мостовых, где бересту нашли? Если да, то "новгородская" дендрохронология получила бы некоторое подтверждение. Если нет - то наоборот, возникает противоречие между "новгородскими" датировками В.Л.Янина и самими "новгородскими" находками. В последнем случае любопытно выяснить - что' это за дата и насколько она отличается от предлагаемой В.Л.Яниным датировки соответствующего слоя земли (якобы XI век).

Отметим, кстати, что наличие даты под изображением св. Варвары А.А.Зализняком и В.Л.Яниным не оспаривается. Они пишут: "И еще одна любопытная деталь. Под изображением св. Варвары на бересте процарапана дата..." [290:1], с.203. О том, как именно прочитали эту дату А.А.Зализняк и В.Л.Янин, мы скажем чуть позже. Это заслуживает отдельного разговора.

Обратимся теперь к рис.3.41, где представлен фрагмент фотографии нижней части бересты с процарапанной датой. Отметим, что дата именно процарапана, а не написана [290:1], с.203. Этим объясняется бросающаяся в глаза особенность почерка - его линии изгибаются с трудом, совсем не так легко, как при обычном письме пером.

Прочитать дату на бересте, прямо скажем, не очень сложно. ТИПИЧНЫМ ПОЧЕРКОМ XVIII ВЕКА, ОБЫЧНЫМИ АРАБСКИМИ ЦИФРАМИ ЗДЕСЬ НАПИСАНО: 7282. Это, очевидно, - год по русской церковной эре "от Адама", то есть по византийской эре. В этой эре, как хорошо известно, начало используемой сегодня "новой эры" или "эры от Р.Х." приходится на 5508 год. Надо сказать, что летоисчисление по эре "от Адама" являлось официальным в России вплоть до реформ Петра I. Но и после того русские люди еще долго пользовались этим способом, особенно в церковном обиходе. В некоторых церковных изданиях и сегодня можно встретить годы по этой старой русской эре. Они выглядят уже очень архаично, но тем не менее, повторим, встретить их можно и в наше время. Не составляет труда подсчитать, что указанный на бересте 7282 год в обычном летоисчислении означает 1774 год н.э., так как 7282 - 5508 = 1774. То есть - конец восемнадцатого века!

Почерк человека, писавшего на бересте, типичен именно для XVIII века. В самом деле, посмотрим, как он выписывал цифры. Первая цифра - 7. В целом она написана почти как сегодня, но внизу у нее виден четкий загиб или "хвостик", рис.3.41. В наше время семерку "с хвостиком" уже не пишут. Однако в конце XVIII века ее писали именно так, как она процарапана на бересте.

Чтобы убедиться в этом, обратимся к старым документам того времени. На рис.3.42 представлен фрагмент рукописного плана московских улиц 1776 года. На плане - много цифр, выписанных почерком конца XVIII века. Видна также буквенная надпись "Дмитровка" - название одной из улиц, рис.3.42. План взят нами из книги "История Москвы в документах XII-XVIII" веков [330:1], с.218, где он помещен под названием: "Чертеж земли, отведенной на Петровской улице под постройку театра. 1776 г." Это - подлинник XVIII века.

Более крупно некоторые цифры с этого плана приведены на рис.3.43. Хорошо видно, что в то время семерку писали часто с заметным хвостиком - точно так же, как написана первая цифра на бересте. Итак, первая цифра "берестяной" даты - это СЕМЬ.

Вторая и четвертая цифры выписаны совершенно одинаково. Это - дуга с маленьким, уходящим вниз хвостиком на нижнем конце, рис.3.41. Так в XVIII веке писали цифру "2". Это хорошо видно из примеров, приведенных на рис.3.43. Кстати, в русском почерке конца XVIII века цифра "2" и буква Д писались одинаково. Вероятно потому, что "д" - это первая буква слова "два". Полное тождество буквы "д" и цифры "2" в почерке того времени очевидно, например, из надписи на другом рисунке XVIII века, приведенном на рис.3.44. Этот рисунок также взят нами из книги "История Москвы в документах XII-XVIII веков". Он помещен там среди рисунков под общим названием "Мостики для гуляющих на пресненских прудах. Рисунки XVIII в.", [330:1], с.210. Фрагмент этого рисунка показан на рис.3.45. На нем хорошо видно, что буква "д" писалась тогда точно так же, как двойка.

Но тогда нельзя не отметить, что буква "д" (она же - двойка) писалась в XVIII веке и вообще без нижнего хвостика. То есть от двойки оставляли лишь верхнюю часть. Нижняя часть двойки - хвостик, - была, оказывается, необязательной. Именно так написана буква "д" в слове "Дмитровка" на уже упомянутом плане 1776 года, рис.3.42, рис.3.43. Это - просто верхняя дуга от двойки. Нижнего хвостика нет. Такое же отношение к двойке мы видим и в надписи на бересте, рис.3.41. Нижние хвостики у обеих двоек почти не прописаны. Тем не менее, они все-таки есть, хотя и маленькие, рис.3.41.

Что касается третьей цифры в дате, то это - просто восьмерка, изображенная с помощью двух изогнутых царапин. Именно так и должна была получиться восьмерка, если ее царапали на бересте. Несмотря на некоторую условность, вызванную способом письма, восьмерка здесь узнается очень хорошо, рис.3.41.

В итоге получается дата: 7282 (год). Как мы уже говорили, она легко понимаема, хотя и дана не по современной эре. В пересчете на нашу эру получаем 1774 год. Это - конец XVIII века, время Екатерины Второй.

На рис.3.46 мы приводим берестяную дату "7282" в сравнении с числом 7282, выписанным почерком XVIII века. Оно собрано из цифр, взятых с упомянутого плана 1776 года. Видно, что в обоих случаях написано одно и то же число. Причем - в одной и той же манере. Разница вызвана лишь тем, что одно число написано пером на гладкой бумаге, а второе - процарапано на более твердой бересте. Процарапанные линии получились, естественно, более выпрямленными, чем при письме пером.

Теперь обратим внимание, что правее и выше числа 7282 на бересте прибавлена еще и церковно-славянская цифра-буква "з", то есть 7, рис.3.41. Легко понять, что' она означает в данном случае. Это - так называемый "индикт", то есть номер года по особому циклическому счету с 15-летним периодом.

Важно подчеркнуть, что В 1774 году индикт ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛ РАВЕН СЕМИ.

Отметим, что добавление индикта к дате в определенном смысле превращает ее в более "церковную". То есть - соответствующую тому образцу датировок, который принят в старых русских церковных книгах. Вполне естественным представляется и то, что архаичный индикт, в отличие от более современной основной даты, передан старинными славянскими, а не современными арабскими цифрами.

В заключение обратим внимание, что в дате на бересте после первой семерки внизу стоит маленькая закорючка, по-видимому, обозначающая точку, рис.3.41. Отметим, что на бересте нельзя процарапать точку так, как это можно сделать, например, пером на бумаге. Поэтому вместо точки могли вписать лишь небольшую закорючку. Этой точкой-закорючкой отделены, по-видимому, старшие разряды - то есть тысячи, - от остальных цифр даты. Напомним, что тысячи в датах, обозначенных арабскими цифрами, очень часто отделялись точкой от остальных цифр.

Кстати, при записи дат церковно-славянскими цифрами точка для отделения старших разрядов не использовалась. Вместо этого применялся особый значок тысяч, состоящий из перечеркнутой два раза косой черточки. Он ставился не после, а впереди той цифры, которая обозначала тысячи. Такой значок очень легко процарапать на бересте, поскольку он состоит лишь из прямых черт. Но его здесь нет. Уже одно это обстоятельство наводит на мысль, что дата на бересте записана совсем не церковно-славянскими цифрами, как думают А.А.Зализняк и В.Л.Янин [290:1].

Расскажем теперь, как прочитали эту дату А.А.Зализняк и В.Л.Янин. Это - достаточно интересно и в определенном смысле поучительно. Цитируем:

"И еще одна любопытная (то есть как бы не столь уж важная? - Авт.) деталь. Под изображением св. Варвары на бересте процарапана дата, читаемая как 6537 г. (от сотворения мира), что соответствует 1029 г.н.э. ПЕРВАЯ, ТРЕТЬЯ И ЧЕТВЕРТАЯ ЦИФРЫ ПЕРЕДАНЫ СЛАВЯНСКИМИ ЗНАКАМИ, А ВТОРАЯ, ПО ПРЕДПОЛОЖЕНИЮ С.Г.БОЛОТОВА, - ЛАТИНСКИМ ЗНАКОМ. Значит, изобразил св. Варвару человек, который затруднился передать обозначающее 500 число по-славянски, но знал, как его пишут в соответствии с западной традицией" [290:1], с.203.

Мы воздержимся от развернутых комментариев по поводу такого странного способа прочтения числа, записанного обычными, используемыми и сегодня арабскими цифрами. Сообщим лишь заинтересованному читателю - как должна выглядеть дата 6537 (то есть 1029 год н.э., так как 6537 - 5508 = 1029), переданная славянскими буквами-цифрами. Она записывается так:

S Ф Л З

Здесь "S" - это славянское "зело", обозначающая (при наличии особого дополнительного значка) число 6000;

"Ф" - славянская буква "ферт", обозначающая 500;

"Л" - славянская буква "люди", обозначающая 30;

"З" - славянская буква "земля", обозначающая 7.

НИЧЕГО ПОДОБНОГО НА БЕРЕСТЕ НЕ НАПИСАНО. НА НЕЙ НЕТ НИ ОДНОЙ ИЗ ЭТИХ БУКВ, КРОМЕ ПОСЛЕДНЕЙ - БУКВЫ "ЗЕМЛЯ". Но буква "земля" здесь ничего не решает. Во-первых, она относится к разряду ЕДИНИЦ, поэтому, даже если бы она и относилась к самой дате, то не могла бы на нее существенно повлиять. А во-вторых, она к основной дате не относится. На рис.3.41 хорошо видно, что буква "земля" на бересте выписана совсем не слитно с остальными цифрами. Она явно смещена сильно вправо и вверх от основной даты и, очевидно, означает нечто отдельное. Как мы уже говорили, это - действительно славянская цифра на бересте, но она стоит тут сама по себе и обозначает индикт 1774 года. Который действительно был равен семи.

Обратимся к первым трем цифрам, рис.3.41. Если это - церковно-славянское число 6537, как утверждается в [290:1], то этими цифрами должны быть "зело", "ферт" и "люди". Можно ли, хотя бы при большом желании, "увидеть" их на бересте? Давайте, разберемся.

Начнем с того, что первая буква "зело", передающая 6000, должна иметь особую отметку тысяч, о которой уже говорилось выше. На бересте ПОДОБНОЙ ОТМЕТКИ НЕТ, рис.3.41.

Но это еще не самое главное. Отметку могли и опустить. В общем-то цифру 7 на бересте "натянуть" на церковно-славянское "зело" можно, рис.3.41. Правда, для этого придется зеркально отразить "зело", загнув ее верхнюю часть в другую сторону. Но такой способ чтения цифры "зело" в церковно-славянских датах применяется некоторыми историками довольно часто. По нашему мнению, он не обоснован. Но здесь мы не будем в это вникать и на время согласимся с тем, что первая цифра прочтена А.А.Зализняком и В.Л.Яниным верно.

Обратимся к самой главной цифре - второй. Почему именно она является главной? Очень просто. Это - цифра сотен. Ясно, что именно сотни определяют приблизительную датировку. Все другие цифры уже не так важны. Например, о значении цифры тысяч можно, в конце концов, и догадаться. Ведь ее изменение сдвигает дату по меньшей мере на тысячу лет. Ошибиться на тысячу лет все-таки не так просто (хотя и такое встречается при чтении "древнейших" дат, но мы не будем в это углубляться, см. "Числа против Лжи", гл.6:12-13). Что же касается цифр десятков и единиц, то они, наоборот, даже "совместными усилиями" не могут сдвинуть дату более чем на 100 лет. То есть, опять-таки на приблизительную датировку не влияют.

Итак "критической" здесь является только цифра сотен. Посмотрим - какой она должна была бы быть, если бы "новгородская" дендрохронология была правильной. Можно ли найти нечто подобное на бересте? Сразу скажем, что нет, нельзя. И, как следует из приведенной выше цитаты, А.А.Зализняк и В.Л.Янин фактически вынуждены признаться в этом.

Напомним, что береста найдена в слое, датированном, по методу В.Л.Янина, ПЕРВОЙ ТРЕТЬЮ XI ВЕКА [290:1], с.202. Простой арифметический расчет показывает, что для того, чтобы год на бересте соответствовал указанной датировке В.Л.Янина, необходимо, чтобы цифра сотен в нем означала 500 или 400.

В первом случае, без учета десятков и единиц, получался бы 6500 год, то есть 992 год н.э. Десятки и единицы сдвинули бы эту дату в XI век, что и "требуется". При этом в качестве десятков (а тем более единиц) подошла бы любая цифра, кроме 90. Ясно, что это - самый выгодный случай для помещения окончательной даты в XI век.

Второй случай был бы намного хуже. Если бы вторая цифра была 400, то без десятков и единиц получался бы 6400 год, то есть 892 год н.э. (6400 - 5508 = 892). Это - намного "хуже" первого случая, поскольку для попадания окончательной даты в XI век теперь пришлось бы предьявить очень жесткие требования к цифре десятков. А именно - подошла бы только цифра 90, изображаемая по-славянски буквой "червь" (Ч). Пришлось бы немало повозиться с этой берестой, "натягивая" то, что там написано на букву "Ч". Поскольку такой буквы там просто нет, рис.3.41.

А.А.Зализняк и В.Л.Янин настаивают на первом случае. Но все-таки они не осмелились заявить, что церковно-славянская цифра 500, - то есть буква "ферт" (Ф), - действительно присутствует на бересте. Что же касается высказанного в [290:1] предположения, что все цифры на бересте СЛАВЯНСКИЕ, а только одна из них. - САМАЯ ГЛАВНАЯ, - почему-то оказалась ЛАТИНСКОЙ, то здесь надо сказать следующее. Поскольку, как уже было объяснено, все дело в этой и только в этой цифре, то предположение о том, что именно она взята из какой-то другой цифровой системы (например - латинской), полностью обесценивает "прочтение" этой даты. Ведь совершенно ясно, что какая бы буква или цифра тут ни стояла, при желании всегда можно подобрать такую иностранную систему обозначений, в которой нужное вам прочтение этой цифры будет если не очевидным, то хотя бы допустимым. Напомним, что речь здесь идет не о четкой, каллиграфически выписанной дате, а о царапинах на бересте.

Спрашивается, - похожа ли вторая цифра (двойка) на бересте на латинскую букву D, обозначающую 500? См. рис.3.41. Строго говоря - нет. Но натянуть можно. Тем более, что по сути дела эта натяжка будет иметь некоторый смысл. В самом деле, здесь стоит двойка. А мы уже видели, что в почерке XVIII века двойка писалась в точности как русская рукописная буква Д. Но русской Д как раз и соответствует латинское D. Рукописные формы этих букв, вероятно, были похожи.

Но тогда почему четвертую цифру надписи - точно такую же двойку, - А.А.Зализняк и В.Л.Янин уже не прочли как латинскую D, то есть 500? Каким образом вместо этого они увидели в оставшейся части даты лишь церковно-славянское "Л" ("люди") с цифровым значением 30? Ведь в букве Л всегда было только две черточки. А на бересте в этом месте их намного больше, рис.3.41. Неужели видим только то, что хотим? Но так можно "прочесть" здесь почти любую наперед заданную дату.

Итак, зададим теперь уже чисто риторический вопрос. Можно ли четко выписанную почерком конца восемнадцатого века дату, означающую 1774 год н.э., отнести к XI веку? Нам представляется, что нет. Или, по крайней мере, - очень трудно. Но знакомство с работой А.А.Зализняка и В.Л.Янина показывает, что при желании это делается легко. Мы столкнулись с ярким примером того, что какова бы ни была дата на старинном предмете, выкопанном из земли, некоторые историки прикладывают максимальные (как в данном случае) усилия прочесть ее так, чтобы хронология Скалигера все-таки "подтвердилась".

Кстати, датировка бересты XI веком все же породила "проблему" в исторической науке:

<<Находка сразу же породила проблему. Усадьба "Е", где она была обнаружена, находится на древней Черницыной улице, которая получила свое название от некогда расположенного на ней девичьего монастыря св. Варвары. РАЗУМЕЕТСЯ, В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XI в. НИКАКОГО МОНАСТЫРЯ ЗДЕСЬ БЫТЬ ЕЩЕ НЕ МОГЛО: самые ранние монастыри на Руси возникают лишь во второй половине XI в., а новгородский Варварин монастырь впервые упомянут в летописи под 1138 г., то есть более чем на 100 лет позднее нашей находки>> [290:1], с.202.

Итак, оказывается, что на том месте, где найдена береста, в позднейшие времена находился монастырь св.Варвары. А на бересте как раз и изображена святая Варвара, рис.3.40. Понятно, что бересту обронили здесь (или закопали), скорее всего, именно в то время, когда здесь существовал монастырь. Вероятно, он стоял там и в 1774 году, когда бересту покрыли надписями. И тогда все становится на свои места.

Возникает вопрос - почему на бересте проставлен именно 1774 год? И почему вообще там есть дата? Ведь на Руси обычно не ставили дат под изображениями святых. Конечно, ответы на этот вопрос могут быть самыми разными и мы не предлагаем здесь окончательного решения. Однако трудно не заметить, что 1774 год - это в точности год разгрома Пугачева. Именно тогда по всей России развернулись жестокие преследований всех тех, кто поддерживал "мятежника" [941], с.52, [85], том 35, с.280. Масштаб этого события мы начинаем понимать только теперь, когда становится ясно, что разгром Пугачева был, скорее всего, не "подавлением крестьянского восстания", как нас учат в курсе истории, а военным поражением враждебного Романовым огромного русского сибирского государства XVIII века со столицей в Тобольске. На Западе это государство называли "Московской Тартарией", а самоназвание его было, вероятно, просто "Москва". См. главу 11, посвященную нашему анализу "пугачевской войны". Таким образом, 1774 год был, по-видимому, годом крупнейшего перелома в русской и мировой истории. Перелома, болезненно коснувшегося всех слоев русского общества. Может быть, именно поэтому 1774 год и записан на бересте под изображением св.Варвары. Повторим, что просто так обозначений годов под изображением святых обычно не ставили.

В заключение скажем несколько слов и о втором предмете, обсуждаемом в [290:1] - трехдощечной "Новгородской псалтыри". На ней, к сожалению, нет явных дат. По крайней мере, в [290:1] об этом ничего не говорится. Но датировка этих навощенных дощечек XI веком, предлагаемая в [290:1], кажется необоснованной. То, что ее нашли в слое, датированном В.Л.Яниным "первой четвертью XI века" [290:1], с.203, как мы уже убедились на примере бересты с датой 1774 год, ни о чем не говорит. Как и береста, эти дощечки вполне могут быть предметом XVIII века. Все примеры написания отдельных слов на этих дощечках, приведенные в [290:1], с.206, встречаются и в рукописях XVIII века. Например - в старообрядческих. То же можно сказать и о почерке на дощечках, судя по фотографии в [290:1], с.205. Ничего невозможного для XVIII века в этом почерке нет.

Кстати, любопытно само название таких дощечек, употреблявшихся, как считается в "античные" времена. А также - название особых палочек, которыми на таких дощечках писали.

<<Кодекс содержит четыре восковые страницы, так называемые церы... Хорошо известно, что церы - навощенные дощечки - широко употреблялись для письма в древних Греции и Риме, а также в средневековой Западной Европе... Орудием письма на церах служили "стилосы" - металлические или костяные стержни, заостренные для писания по воску на одном конце и снабженные плоской лопаточкой для стирания написанного на другом ... Такие инструменты имеют ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ ЛОПАТОЧКУ>> [290:1], с.202-203.

Итак, "античные", "древне-греческие" и "древне-римские" навощенные дощечки, на которых ЦАРапали буквы, назывались ЦЕРами. А палочки, которыми "древние" греки и римляне (а также средневековые европейцы) эти буквы СТИРали, назывались СТИЛосами. Не странно ли, что оба этих слова идеально соответствуют русским словам ЦАРапать или ЧЕРновик в случае дощечек-цер и - СТИРка или СТЁРка (СТИЛОС) в случае стёрок - стилосов. Напомним, что "стилосом" называлась не любая палочка для царапанья на церах, а только такая, которая имела на конце лопаточку для стирания написанного. По-русски она и сегодня называлась бы СТЁРКОЙ. Что касается перехода букв Р и Л друг в друга во многих словах, то примеров этого можно привести очень много. Например, название города Амстердам, раньше писали как "Амстелдам", см. книгу "Числа против Лжи", гл.1, илл.1.40. Замена же Ч в Ц (черновик - цера) в так называемых "цокающих" говорах является просто правилом.

РЕЗЮМЕ. Прочтение даты на бересте как даты якобы XI века, предложенное академиками А.А.Зализняком и В.Л.Яниным, по нашему мнению глубоко неверно. Они "ошиблись" примерно на семьсот лет. Мы привели аргументы, показывающие, что в действительности здесь написан 1774 год, то есть конец XVIII века.

12.7. КАК ИСТОРИКИ ОТВЕТИЛИ НА НАШУ СТАТЬЮ О НОВГОРОДСКИХ ДАТИРОВКАХ А.А.ЗАЛИЗНЯКА И В.Л.ЯНИНА.

В феврале 2002 года в "Вестнике Российской Академии Наук" была опубликована наша статья под названием <<О "новгородских датировках" А.А.Зализняка и В.Л.Янина>>, посвященная прочтению даты на куске бересты, обнаруженном недавно во время археологических раскопок в Новгороде на Волхове [912:2]. Мы подробно рассказали об этом выше.

В этом же номере "Вестника РАН", по просьбе редакции, нашу статью прокомментировали сотрудники Института археологии РАН. А именно, редакция заказала и опубликовала статьи Р.М.Мунчаева и Е.Н.Черных "Дендрохронологическая шкала Новгорода - самая надежная в мире древностей" [912:2], с.141-142 и А.А.Медынцевой <<"Неудобная" палеография>> [912:2], с.143-146. В редакционном комментарии сказано, что данная в них "совершенно объективная на взгляд редакции оценка" нашей работы "полностью исчерпывает данную тему" [912:2], с.146. Тем не менее, вопрос к историкам остается - какова дата, записанная на бересте? Отрицательная оценка нашей работы, данная в упомянутых статьях Р.М.Мунчаева, Е.Н.Черных и А.А.Медынцевой является голословной, поскольку ни на йоту не подкрепляется содержательным анализом проблемы, о которой в данном случае идет речь. Но даже Р.М.Мунчаев, Е.Н.Черных и А.А.Медынцева не осмелились заявить, что "прочтение" даты на бересте как якобы даты из XI века, предложенное А.А.Зализняком и В.Л.Яниным, является правильным. Вопрос о правильном прочтении этой даты обойден ими полным молчанием.

Коснемся вкратце содержания этих статей.

Р.М.Мунчаев и Е.Н.Черных в своей статье под претенциозным названием "Дендрохронологическая шкала Новгорода - самая надежная в мире древностей" [912:2], с.141-142 предпочитают рассуждать о "неправильных" исследованиях по хронологии вообще, и "не опускаться" до конкретного анализа каких-то там датировок на бересте. Они начинают так: "Статья А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского как будто касается относительно частного вопроса. Однако оценивать ее целесообразно и даже необходимо лишь в генеральном контексте...".

И так далее, в том же духе. Например, по мнению Р.М.Мунчаева и Е.Н.Черных прежде чем осмеливаться прочитать дату, записанную на бересте, нам следовало бы "убедить специалистов... что и дендрошкалы Восточной Европы - также порождение либо заговора либо невежества так называемых специалистов" [912:2], с.142. В противном случае, дескать, "сама дискуссия (или даже ее подобие) на тему хронологии средневековых древностей полностью утрачивает какой-либо смысл" [912:2], с.142. Комментарии тут излишни.

Процитируем ЕДИНСТВЕННОЕ возражение Р.М.Мунчаева и Е.Н.Черных ПО СУТИ ОБСУЖДАЕМОГО ВОПРОСА: <<То, что делают А.Т.Фоменко и Г.В.Носовский с берестяными грамотами можно отнести к "школьным" подходам ... Подобные "школьные" подходы забракованы академической наукой очень и очень давно. И мы не считаем целесообразным расширять дискуссию по этой теме>>. Таким образом, в статье Р.М.Мунчаева и Е.Н.Черных откровенно признается, что в исторической науке уже очень давно существует, по сути дела, система запретов на некоторые подходы к решению историко-хронологических проблем. Ярлык "школьные" ничего не объясняет. Сегодня мы понимаем подлинное значение этих запретов. Это - стремление оградить ошибочную хронологию Скалигера-Петавиуса от попыток критики и пересмотра.

Перейдем к статье А.А.Медынцевой <<"Неудобная" палеография>> [912:2], с.143-146. А.А.Медынцевой пытается опровергнуть наше прочтение даты на бересте. Однако при этом она почему-то касается только одной из четырех цифр даты - первой. То есть - цифры тысяч. При этом наиболее интересная цифра сотен, которая главным образом и определяет датировку, не обсуждается ею вовсе. Не связано ли это с тем, что именно в прочтении второй, третьей и четвертой цифр надписи особенно ярко видны огромные натяжки А.А.Зализняка и В.Л.Янина, которые совершенно безо всяких оснований толкуют эту дату как дату из XI века.

По поводу первой цифры А.А.Медынцева заявляет, что ей больше нравиться прочтение А.А.Зализняка и В.В.Янина этой цифры как церковно-славянской буквы "зело". В подтверждение своей мысли она приводит табличку некоторых церковно-славянских букв в различном написании (илл.1 в ее статье). Поразительно, что как раз буква "зело" - то есть та единственная буква, о которой идет речь в ее статье, - в этой табличке почему-то отсутствует! И понятно, почему. Дело в том, что церковно-славянская буква "зело" совершенно не похожа на арабскую семерку, которая написана на бересте. Видимо, для того, чтобы не привлекать внимание читателя к этому "неудобному" для нее факту, А.А.Медынцева и исключила букву "зело" из приводимого ею рисунка.

Подчеркнем еще раз, что несмотря на очевидное стремление "защитить" прочтение А.А.Зализняком и В.Л.Яниным даты на бересте, А.А.Медынцева, все же не осмелилась заявить, что они прочитали эту дату правильно. Она сочла возможным бездоказательно согласиться лишь с их прочтением первой цифры надписи, дипломатично умолчав обо всех остальных.

 

13. ГИПОТЕЗА О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАЗВАНИЯ РУСЬ.

Как известно, Монгольская Империя была разделена на так называемые УЛУСЫ, то есть области. Вспомним, что звуки Л и Р часто переходят друг в друга. Поэтому слова УЛУС и РУС, РУСЬ, по-видимому, одного корня. Вспомним, что в России был известный род князей Урусовых. Налицо явная звуковая параллель: улус - урус - рус. Но тогда возникает вопрос. Не произошло ли само название Русь от слова рус, в тюркском произношении - улус, означавшем просто часть, область в Великой = "Монгольской" Империи?

Подобный пример мы имеем с названием Украины. В старом русском языке слово УКРАИНА означало просто область, часть государства, ОКРАИНА. Было много украин (окраин) - залесская украина, заокская украина и т.д. Однако впоследствии это слово было усвоено как название только одной, вполне определенной области - современной Украины. Может быть и со словом Русь произошло то же самое. Вначале оно означало область, УЛУС в государстве, а затем стало наименованием самого государства. В этом случае, слова' РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК могли первоначально означать - человек из некоторой области в Империи, из УЛУСА, и только потом приобрести значение национальности.

Обратимся к Соборному Уложению 1649 года. То есть, к книге, где собраны законы русского государства XVII века, эпохи первых Романовых. И мы увидим, что даже в XVII веке в официальных документах, каковым бесспорно является Соборное Уложение, СЛОВО РУССКИЙ УПОТРЕБЛЯЛОСЬ НЕ В СМЫСЛЕ НАЦИОНАЛЬНОСТИ, А В СМЫСЛЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ. То есть, в то время слово русский означало православный. На рис.3.47 мы приводим фотографию одного из законов Соборного Уложения 1649 года. Закон начинается словами: "Будет кто иноверцы какия-нибуди веры или и русский человек". То есть, "кто бы ни был - ИНОВЕРЕЦ ИЛИ РУССКИЙ".

Главная страница
Оглавление книги НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ РУСИ
Подписи к рисункам
Продолжение >>