Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко

НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ РУСИ.

Русские летописи. "Монголо-татарское" завоевание. Куликовская битва. Иван Грозный. Разин. Пугачев.
Разгром Тобольска и раздел его огромных североамериканских владений между романовской Россией
и европейскими колониями на востоке Америки.
Возникновение США.
Том 4, книга 1.

Глава 6.
КУЛИКОВСКАЯ БИТВА
Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко, Т.Н.Фоменко.

Предисловие Г.В.Носовского и А.Т.Фоменко.

Исследование истории и географии Куликовской битвы выполнено в соавторстве с Т.Н.Фоменко. Ей принадлежат многие важные идеи и результаты в этой области. В первую очередь, в реконструкции пути войск Дмитрия Донского и хана Мамая по территории (нынешней) Москвы, а также в анализе истории Донского монастыря (в частности, Т.Н.Фоменко написан параграф 14), в анализе истории Гребневской иконы Богоматери в связи с Куликовской битвой, поселка-станицы Гребнево и Новогребнево. Ею исследована история церквей и монастырей, основанных Дмитрием Донским и так или иначе связанных с Куликовской битвой, в частности, изучена история Андроникова и Симонова монастырей, проанализированы планы-карты Москвы якобы XVI-XVII веков и т.д.

Т.Н.Фоменко, по профессии математик, доктор физико-математических наук, автор книг и научных статей в области геометрии и топологии, а также теории сложных систем, профессор факультета Вычислительной Математики и Кибернетики МГУ.

----------------------------------------------------

1. СМУТА В ОРДЕ В КОНЦЕ XIV ВЕКА. ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ = ХАН ТОХТАМЫШ. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА И "МОСКОВСКОЕ ВЗЯТИЕ". ОБЩИЙ ВЗГЛЯД.

<<На монетах Вел.Кн.Василия Димитриевича и отца его (ДИМИТРИЯ ДОНСКОГО) Г.Френом прочтено: "СУЛТАН ТОКТАМЫШ ХАН, да продлится его жизнь">> А.Д.Чертков. Описание древних русских монет. М., 1834, с.6.

После образования большой Империи в первой половине XIV века в результате завоеваний хана Батыя - Ивана Калиты=Калифа или Халифа, государство разделилось на три части:

Волжское Царство = Золотая Орда,

Белая Русь = Белая Орда и

Северская Земля = Украина.

По поводу слова СЕВЕРСКИЙ скажем следующее. Вероятно, оно того же корня, что и слово СИБИРЬ, СЕВЕР, но не в смысле направления на север. Впрочем, напомним, что некоторые средневековые географические карты перевернуты по отношению к современным. На них север внизу, а юг - наверху. См. примеры в книге "Числа против Лжи", гл.1.

К концу XIV века в Золотой Орде = Волжском Царстве началась большая смута. За 20 лет, с 1359 по 1380 годы, сменилось примерно 25 ханов. Смута заканчивается знаменитой Куликовской битвой. В ней русский князь Дмитрий Донской, он же, согласно нашей реконструкции, хан Золотой Орды Тохтамыш, разбил темника Мамая - фактического правителя Орды. Мы не будем вникать здесь в детали сложной борьбы внутри Орды до Куликовской битвы.

В книге "Империя", гл.9, мы подробно расскажем о книге средневекового историка Мавро Орбини "О славе славянской...", изданной в 1601 году и переведенной на русский язык в 1722 году. Описывая Куликовскую битву, Орбини пишет: "В 6886 году от сотворения мира (по русскому летосчислению) великий князь Руси Дмитрий нанес поражение царю татар Мамаю. Через три года после этого он вновь наголову разбил войско этого царя, при этом, как пишет Герберштейн, на более чем тринадцать миль вокруг земля была покрыта трупами павших в битве" [1318], с.90; [617]. В то же время, хорошо известно [183], т.1, с.104, что через три года после Куликовской битвы Мамая разбил ТОХТАМЫШ. Это хорошо отвечает нашей реконструкции, согласно которой великий князь Дмитрий Донской и хан Тохтамыш - это одно и то же лицо.

Мы перейдем к знаменитой Куликовской битве. Предварительно отметим, что, согласно русским летописям, причиной битвы послужил ПОГРАНИЧНЫЙ СПОР между князем Великого Новгорода Дмитрием Донским и рязанским и литовским князьями Олегом и Ольгердом. Рязанский и литовский князья договорились выгнать Дмитрия из Москвы, Коломны, Владимира и Мурома. Они считали, что Москва по праву принадлежит Литве, а Коломна, Владимир и Муром - рязанскому княжеству. Для осуществления этого плана они пригласили царя Мамая. См. "Сказание о Мамаевом побоище" [635], с.136-137.

Таким образом, Куликовская битва представлена в летописях как сражение за обладание СПОРНЫМИ ГОРОДАМИ - Москвой, Коломной, Муромом и Владимиром. При этом князья-ханы собирались отогнать Дмитрия Донского "либо в Новгород Великий, или на Белоозеро, или на Двину" [635], с.134-135. Напомним, что Новгород Великий - это Ярославль, по нашей гипотезе, а Белоозеро и Двина - области, примыкающие к Ярославской земле с севера. В этой связи отметим, что в нашей реконструкции столицей Дмитрия была Кострома, город рядом с Ярославлем. См. ниже. Поэтому картина становится совершенно естественной - два князя хотят выгнать Дмитрия обратно в его столицу.

Как известно, Дмитрий Донской победил в битве. В итоге он подчинил себе Рязанское княжество и восточные части Литвы. В том числе, окончательно утвердился в Москве.

Однако, подлинная подоплека Куликовского сражения куда более глубокая. Битва была религиозной. Воевали за то - какая из двух ветвей христианства (царское или апостольское) станет государственной религией всей Великой Империи. Дмитрий Донской, он же "античный" император Константин Великий, поддерживал апостольское христианство и победил хана Мамая ("античного" Лициния-Максенция), сторонника царского христианства. Именно поэтому Куликовской битве придавалось такое большое значение. Но об этом мы рассказываем в другой книге - "Крещение Руси".

2. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА.

2.1. ГДЕ НАХОДИТСЯ КУЛИКОВО ПОЛЕ.

Обратимся к истории знаменитой битвы на Куликовом поле в 1380 году. Сегодня считается, будто Куликово поле расположено между реками Непрядвой и Доном. Ныне это Куркинский район Тульской области [797], с.667. То есть, примерно в 300 километрах к югу от Москвы. Якобы, именно здесь и произошла самая известная в русской истории битва между русскими войсками под предводительством Дмитрия Донского с татаро-монгольскими войсками под предводительством Мамая.

Однако хорошо известно, что НИКАКИХ СЛЕДОВ ЗНАМЕНИТОЙ БИТВЫ НА ЭТОМ ТУЛЬСКОМ "КУЛИКОВОМ ПОЛЕ" ПОЧЕМУ-ТО НЕ ОБНАРУЖЕНО. Нет ни старого оружия, ни следов захоронений погибших воинов и т.п.

С 1981-1982 годов на мнимом Куликовом поле под Тулой начала трудиться Верхне-Донская археологическая экспедиция Государственного Исторического музея, которую в 1995 году возглавил М.И.Гоняный. Экспедиция работает там и по сей день (то есть 2010 год). Несмотря на неимоверные усилия археологов и применение самых современных металлоискателей, ни одного существенного доказательства того, что здесь было поле битвы, так и не обнаружено. Итоги раскопок оказались поистине удручающими. Пропахав около 25 гектар земли, археологи нашли всего-то навсего:

- Несколько наконечников стрел, которые не обязательно остались от битвы и могли принадлежать обычным охотникам.

- Одно железное колечко - возможно, от кольчуги, а может быть, и нет.

- Еще одну-две маленьких железки, предположительно части тяжелого доспеха. А может быть, вовсе и не доспеха, а сохи, например.

Вот, собственно, и все, Подобные находки, вооружившись хорошим металлоискателем и обыскав площадь в 25 гектар, можно обрести почти в любом месте матушки России. Для этого совсем необязательно ехать под Тулу.

После первого года работы сами археологи были настолько обескуражены, что готовы были признать: да, поле под Тулой никакого отношения к Куликовской битве не имеет. Куликово поле надо искать где-то совсем в другом месте. Но потом, поразмыслив, вероятно, решили, что делают крупную ошибку. Ведь перенос места Куликовской битвы далеко не безобиден для общепринятой версии русской истории. Что если окажется, что битва была в Москве, как говорим мы? Тогда привычная сегодня картина русской истории рассыпается как карточный домик. Если в XIV веке на месте Москвы было чистое поле, на котором бились Дмитрий Донской с Мамаем, то где же находилась в то время русская столица? И почему о ее другом местоположении ничего не говорят летописи? И можно ли доверять таким летописям, если они даже место столицы указывают неправильно? По сути дела, на все основные источники по русской истории сразу же падает подозрение в поздней подделке. Если потянуть за эту опасную ниточку, то ложное здание русской истории, созданное в XVIII веке заезжими профессорами-историками из Германии, и до сих заботливо обслуживаемое отечественными историками, удержаться не сможет.

Вероятно, именно поэтому историки сделали вид. что никаких сомнений в подлинности Куликова поля под Тулой у них нет и никогда не было. Но все же они успели выдать свою растерянность. 1 ноября 2002 года по Первому каналу был показан телевизионный фильм "Призраки Куликова поля". Автор сценария Иева Пожарская, режиссер Игорь Ушаков, ведущие - историк Сергей Ильин-Козловский и доктор исторических наук Валерий Иванов-Таганский, при участии ведущего специалиста-историка по вопросам Куликовской битвы, руководителя Центра по истории Древней Руси Института российской истории РАН В.А.Кучкина и руководителя Верхне-Донской археологической экспедиции Государственного исторического музея на Куликовом поле, ежегодно работающей там с 1995 года, М.И.Гоняного.

Возможно, кто-то из читателей смотрел этот фильм. Он очень интересный. Из него потом выросла телепередача "Искатели". Но все последующие серии "Искателей" были сделаны уже несколько другой командой и их уровень несравненно ниже первого фильма про Куликово поле. В нем, в частности, было прямо сказано, что пресловутое место под Тулой отождествлено с летописным Куликовым полем СОВЕРШЕННО БЕЗОСНОВАТЕЛЬНО. Что сделал это некий помещик Нечаев в начале XIX века. Нечаев был археологом, занимался поисками Куликова поля и "нашел" его в своем собственном имении. Как показали позднейшие раскопки, никакой крупной битвы на нечаевском "Куликовом поле" никогда не было. В фильме было вкратце упомянуто и о наших работах по поводу Куликова поля (не называя наших имен). Однако согласиться с тем, что Куликово поле находится в Москве, историки не смогли. В конце фильма они высказали предположение, что подлинное Куликово поле находится либо на другой стороне Дона и Непрядвы, либо вообще совсем в другом месте - под Рязанью. То есть, в десятках километров от нечаевского "Куликова поля".

Приведем несколько ярких высказываний из этого фильма.

"Куликовым это поле назвали только в начале XIX века. Куликово поле в Тульской губернии оказалось на исторических картах с легкой руки помещика Нечаева. В этот момент эта земля принадлежала ему. Бывший декабрист, он оказался настолько ловок, что вместо каторги, как все, оказался в Петербурге в составе Государственного Совета. Он увлекался археологией и в один прекрасный момент обнаружил место Куликовской битвы в собственном имении. О чем в тот же час сообщил Вестник Европы за 1821 год. И это была сенсация.

Чтобы как-то поддержать сенсацию, Нечаев открыл небольшой частный музей. В основном, его коллекция состояла из того, что находили крепостные при распашке земли. Из-под плуга в музей попали наконечники стрел, мощевики, бердыш и кремниевый пистолет XVII века. НИ ОДНА ИЗ ЭТИХ НАХОДОК НЕ СОХРАНИЛАСЬ. Бо'льшую часть своей коллекции Нечаев раздарил друзьям. После 17 (1917 - Авт.) года и сами известия о коллекции исчезли. Осталось только поле в Тульской области и традиция называть его Куликовым" (слова В.Иванова-Таганского).

Значит, после революции 1917 года Куликово поле под Тулой и музей Нечаева были забыты. Очень интересно. Когда же о них снова вспомнили? В фильме говорится и об этом.

"Музей Куликовской битвы (в советское время - Авт.) возник с подачи... генерала Эйзенхауера. В бытность свою президентом США, Эйзенхауер планировал визит в Советский Союз. В культурную программу визита, наряду со стандартным набором - Кремль, Оружейная палата и т.д. - он вдруг вписал Куликово поле. Наши чиновники стали разбираться - где это? И выяснили: есть такое место. Стоит там чугунный истукан и разоренная церковь. Только дороги приличной к мемориалу нет. Начали строить трассу и собирать экспонаты для нового музея. Как раз в этот момент отношения двух держав испортились и Эйзенхауер передумал посещать Союз. Но музей через пару десятков лет, к 600-летию Куликовской битвы, все же открыли.

Но ясности, где именно произошла битва, музей не добавил. И археологи убедились, что там, где, как считалось, сошлись и бились сотни тысяч людей, находок-то, в общем и нет" (дикторский текст фильма).

И далее: "Куликово поле тщательным образом обшаривается несколькими археологическими экспедициями уже несколько лет. За все это время, вот уже сколько лет прошло, сколько мы знаем, пока - ничего такого убедительного, что была именно здесь Куликовская битва. Подтверждения нет тому. В 1980 году рота саперов, вернее солдат, вооруженных металлоискателями, обошла буквально каждый закоулок здесь, собрав огромное количество металлолома... Но опять-таки, ничего интересного, только сегодняшние железки" (слова Николая Соловьева, руководителя историко-изыскательского общества "Раритет").

И еще: "Из 26,5 гектаров Куликова поля пройдено 25. Эта полномасштабная операция археологов по зачистке Куликова поля выразилась в четырех наконечниках стрел, нескольких мощевиках и фрагменте тяжелых лат" (дикторский текст фильма).

Получается, что Куликово поле под Тулой, скорее всего, - просто выдумка помещика Нечаева, чересчур поспешно принятая на веру историками. Однако, историки, как мы неоднократно имели возможность убедиться в ходе наших исследований по хронологии, действуют в подобных случаях всегда по правилу: "ни шага назад". Если что-нибудь когда-нибудь было сказано в исторической науке - неважно правильно или нет, - историки будут стоять на этом до конца. Поскольку понимают, что в древней истории, по сути дела, НИЧЕГО не обосновано. И если дать задний ход в одном месте, то можно покатиться назад во всех сразу.

Отсутствие на "тульском Куликовском поле" каких-либо следов битвы раздражает и волнует археологов постоянно. Вот, например, интервью Олега Двуреченского, сотрудника ГИМ, руководителя военно-исторического археологического отряда Верхне-Донской археологической экспедиции, работающей на "Куликовом поле" под Тулой. Интервью дано в 2009 году и опубликовано в периодическом издании "РИМ", в разделе "Собеседник", (номер 3(16), сентябрь 2009 года), публикуемом Государственным Историческим Музеем (Москва). О.Двуреченский признает, что, несмотря на недавнее полное прочесывание "Куликовского поля" с помощью новейших средств, фактически ничего не найдено. Далее следуют уже знакомые нам оправдания и клятвенные заверения, что хотя пока ничего существенного не нашли, но скоро "обязательно найдем".

В настоящей книге мы рассказываем, где на самом деле находится Куликово поле и какие следы Куликовской битвы остались на ее подлинном месте, то есть в Москве. Следов этих так много, что в одной книге мы даже не можем их все осветить и возвращаемся к этой теме в других публикациях. См., например, Приложение И.И.Куринного к нашей книге "Христос родился в Крыму. Там же умерла Богородица".

Здесь мы совершенно не будем касаться причин и следствий Куликовской битвы. Это - слишком обширная тема, затрагивающая целые пласты русской и мировой истории. Согласно нашим исследованиям, Куликовская битва была поистине величайшим сражением, изменившим ход мировых событий и имеющим огромное количество различных отражений, рассыпанных по страницам исторических учебников. См. подробности в наших книгах "Крещение Руси", "Царский Рим в междуречье Оки и Волги", <<Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами "древних" греков>>, "Казаки-арии: из Руси в Индию".

В заключение отметим, что, в отличие от историков, придерживающихся хронологии Скалигера-Петавиуса, в Новой хронологии нет никакого запрета на то, чтобы в XIV веке на месте города Москвы произошла крупная битва. У историков же такой запрет есть. А именно, они полагают, что город Москва был основан князем Юрием Долгоруким еще в XII веке н.э., а в начале XIV века Москва была уже была столицей Руси. Ясно, что никакой крупной битвы на улицах крупного города быть не могло. Бились всегда в чистом поле.

Согласно же Новой хронологии, общепринятые даты основания и возвышения города Москвы ошибочны. Как показали наши исследования, нынешний город Москва возник, вероятно, лишь в конце XIV века, в эпоху Куликовской битвы как небольшое поселение. Это поселение до XVI века Москвой не называлось. Река, на которой сегодня стоит город Москва, тоже не называлась Москвой-рекой. До XVI века город на месте Москвы, по-видимому, назывался Крутицей. След этого старого названия - Крутицкое митрополичье подворье в Москве. Река Москва раньше именовалась рекой Смородиной. Москвой (Мешехом) же до середины XVI века, согласно нашей реконструкции, именовали Владимиро-Суздальскую Русь. Этим именем могли также называть и столичные города Владимиро-Суздальской Руси - Ярославль, Ростов, Владимир, Суздаль, Кострому.

Поэтому в Новой хронологии нет ничего удивительного, что в конце XIV века, когда на месте Москвы было еще чистое поле и девственные леса, здесь произошла величайшая битва русской и мировой истории. Может быть, именно благодаря Куликовской битве тут впоследствии и была образована русская столица, город Москва.

Хорошо известно, что Московский Кремль был впервые построен лишь при Дмитрии Донском, уже ПОСЛЕ Куликовской битвы [284], с.87-88. Скорее всего, город поставили возле поля боя, недалеко от могил павших в ней воинов. Не просто ушли с поля боя и забыли о нем (как предлагают считать историки), а построили городок, возвели монастыри и церкви для поминовения похороненных на поле боя героев. А спустя два столетия, в XVI веке, возвели здесь новую столицу Руси - город Москву, см. наши книги "Библейская Русь" и "Москва в свете Новой хронологии".

Наша мысль находит косвенное подтверждение в следующем старинном московском предании. Известный историк Москвы И.Е.Забелин писал, что когда в начале XVI века стали говорить о том, что Москва - это Третий Рим, "явилась надобность доказать, что Третий Рим - Москва и по своему началу не отдаляется от двух своих собратьев (т.е. первых двух Римов - Авт.), точно так же ОСНОВАНА НА ПРОЛИТИИ КРОВИ" [284], с.50.

Мнение наших предков о том, что Москва стоит на крови, не было политической выдумкой. Это была чистая правда. Город Москва, как мы теперь понимаем, возник на месте жесточайшей Куликовской битвы. То есть, в полном смысле, на крови. Ниже мы расскажем и о том, как уже в советское время кости павших в Куликовской битве воинов грузовиками вывозили на свалку из Москвы, как уничтожали воинские надгробные плиты. Но останков было слишком много. Часть до сих пор лежит в московской земле - на Кулишках, в старых московских монастырях Старо-Симоновом и Андрониковом. Там расположены огромные братские могилы павших на поле Куликовом. Вот куда надо бы отправиться археологам. А не тратить впустую время на полях под Тулой.

2.2. "КУЛИКОВО ПОЛЕ" ПОД ТУЛОЙ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И "ПРОДВИЖЕНИЯ". ОТКРЫТИЕ "КУЛИКОВА ПОЛЯ" ПОД ТУЛОЙ С.Д.НЕЧАЕВЫМ В XIX ВЕКЕ.

Сегодня считается, что Куликово поле, где произошла знаменитая битва между Дмитрием Донским и Мамаем в 1380 году, расположено на границе Тульской и Липецкой областей, между современными реками Непрядвой и Доном, рис.6.1. Ныне это - Куркинский район Тульской области, примерно в 300 километрах к югу от Москвы [797], с.667. Якобы, именно здесь и произошла самая известная в русской истории битва между русскими войсками под предводительством Дмитрия Донского с татаро-монгольскими войсками под предводительством Мамая.

Но сразу же возникает законный вопрос. Когда ВПЕРВЫЕ было обнаружено, что Куликово поле расположено именно там? Может быть, это было известно всегда? Нет, далеко не всегда. Место Куликова поля было забыто и его пришлось искать. Но тогда крайне интересно узнать - кто и когда его нашел? И на каком основании он сделал свое замечательное открытие? В учебниках и даже в научных трудах по Куликову полю данный вопрос, как правило, обходится полным молчанием. Делается вид, будто бы местоположение Куликова поля было "всегда известно". Хотя специалисты прекрасно знают, что это не так.

У тульского Куликова поля есть первооткрыватель. Им был С.Д.Нечаев, тульский и липецкий помещик, рис.6.2. Далеко ходить Нечаеву не пришлось - Куликово поле он нашел у себя в собственном имении. Что уже само по себе выглядит крайне подозрительно. Вызывает подозрение и то, что, место Куликова поля было обнаружено Нечаевым лишь в XIX веке, то есть спустя 400 лет после битвы.

Однако историки не стали придираться к подобным "мелочам" и с восторгом восприняли открытие Нечаева. Правда, вскоре они неблагодарно забыли об "авторе" и сделали вид, будто бы Куликово поле под Тулой и так всегда было известно. Поразительно, что ни в дореволюционной энциклопедии Брокгауза-Ефрона, ни в Советской Энциклопедии, имя С.Д.Нечаева не упомянуто вовсе. Только липецкие и тульские краеведы не забыли о своем замечательном земляке и опубликовали несколько исследований о нем в местных издательствах. См., например, [578:0]. Сегодня подробные сведения о С.Д.Нечаеве и его открытии Куликова поля можно почерпнуть в Интернете. Вот, например, краткая справка о Нечаеве из Интернет-энциклопедии "Википедия":

"Степан Дмитриевич Нечаев (1792-1860) - обер-прокурор Святейшего Синода, историк, археолог, ПЕРВЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ КУЛИКОВА ПОЛЯ, ОСНОВАТЕЛЬ ПЕРВОГО МУЗЕЯ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ, сенатор, действительный тайный советник, поэт и писатель... Нечаев напечатал ряд статей о Куликовской битве, о находках на Куликовом поле, ЧАСТЬ КОТОРОГО БЫЛА У НЕГО ВО ВЛАДЕНИЯХ. С.Д.Нечаев ОРГАНИЗОВАЛ УСТАНОВКУ 30-МЕТРОВОЙ МЕМОРИАЛЬНОЙ КОЛОННЫ-ПАМЯТНИКА (1848) И НАЧАЛ СБОР СРЕДСТВ НА ХРАМ СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. В своем дворце и усадьбе Полибино Степан Дмитриевич СОЗДАЛ ПЕРВЫЙ В РОССИИ МУЗЕЙ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ" (ru.wikipedia.org).

См.рис.6.3, рис.6.4, рис.6.5, рис.6.6. Отметим, что храм Сергия Радонежского на Куликовом поле под Тулой, на постройку которого начал сбор денег С.Д.Нечаев, был возведен лишь в 1913-1917 годах, спустя 50 лет после его смерти. Об этом гласит надпись на храме, рис.6.7. Что свидетельствует о достаточно равнодушном отношении русской общественности XIX века к нечаевскому "открытию". Вероятно, несмотря на восторг историков, очень многие современники относились к нечаевским поискам Куликова поля на своих собственных полях-огородах с большим недоверием.

Известно, что Куликовская битва произошла в праздник Рождества Богородицы. Поэтому естественно ожидать, что на Куликовом поле - или рядом с ним - должна стоять церковь, посвященная этому празднику. Причем, скорее всего, ее должны были возвести еще в XIV веке, сразу же после битвы. Спрашивается - есть ли старая церковь Рождества Богородицы на Куликовом поле под Тулой? Нет, такой церкви нет. Существующая ныне церковь Рождества Богородицы в селе Монастырщина возле слияния рек Дона и Непрядвы была поставлена в 1865-1884 годах, уже после нечаевского "открытия". Причем, возвели ее не на месте старой церкви с таким же названием, а на пустом месте. Былое существование там древней деревянной церкви Рождества Богородицы, построенной еще самим Дмитрием Донским, - не более чем легенда, не подкрепленная никакими вещественными доказательствами. Сами историки признаю'т, что, возможно, <<основой для этого предания послужили строки "Сказания о Мамаевом побоище">> [106:1], с.9. Но поскольку "Сказание о Мамаевом побоище" - это повесть о Куликовской битве, найденная очень далеко от Тулы, то данное предание могло появиться не прежде, чем тульское поле было отождествлено с Куликовским. А значит - уже после "открытия" Нечаева.

Вот как описывается строительство этой церкви: "На месте легендарной церкви, в 1865-1884 годах был построен каменный храм Рождества Пресвятыя Богородицы... На строительство храма пожертвовали средства император Александр III, Троицкая Лавра, граф А.В.Олсуфьев, Тульская губернская земская управа и др." [106:1], с.9. Видно, что это была государственная деятельность. Деловито превращали тульское поле из пустого места в исторический памятник.

Значит, и мемориальная колонна-памятник в честь Куликовской битвы, и церковь Рождества Богородицы, и храм Сергия Радонежского - ныне музей Куликовской битвы - все это появилось спустя целых ПЯТЬ СТОЛЕТИЙ после Куликовской битвы. Причем - НА ПУСТОМ МЕСТЕ, на огородах. Ведь никаких достоверных сведений о существовании здесь древних церквей или монастырей, хоть как-то связанных с Куликовской битвой, - НЕТ. Все, что есть, это местные "предания" весьма недавнего происхождения. Возникшие лишь в XIX-XX веках, в эпоху "раскрутки" нечаевского Куликова поля.

Понятно, что, совершив свое "открытие", С.Д.Нечаев, скорее всего, не преминул доходчиво объяснить собственным крестьянам, на каком замечательном месте они живут. Те кое-что запомнили. Впрочем, весьма и весьма смутно. Вот, например, что "вспомнил о татарах" один из местных жителей уже в наше время: "Там, вроде, как катлаван был... Там вада всегда была красная как кровь... Датаво насытились... Там были, вроде, канавки такие, все равно как капытами выбита, или там аружие была... Эта ат битвы все асталось" [106:1], с.4.

Сами историки признают: подобные "предания о Куликовом поле" возникали совсем недавно. "О храме преп. Сергия Радонежского уже в XX веке (! - Авт.) начали слагаться предания. Согласно одному из них, под храмом существуют подземные ходы, по которым, в случае нападения татар, защитники могли уйти" [106:1], с.8. Напомним, что храм Сергия Радонежского был возведен лишь в 1917 году в чистом поле. Раньше на его месте никакого храма не было. Неудивительно, что предания об этом храме восходят именно к XX веку. Кстати, остальные храмы тульского Куликова поля тоже ненамного старше. "На Куликовом поле в начале XX века существовало более 30 действующих церквей... Большинство церквей построено НЕ РАНЕЕ XVIII ВЕКА, многие перестраивались в XIX - начале XX века" [106:1], с.18.

"Воспоминания" жителей тульского Куликова поля о Куликовской битве приведены в книге "Священные места Куликова поля" [106:1]. Ничего содержательного в них нет и быть не может. Хотя бы потому, что окрестности тульского Куликова поля были заселены, оказывается, лишь в XVI веке, то есть спустя 200 (двести!) лет после битвы. Сами историки пишут о местном населении так: "Пришлое население, не связанное историческими и культурными корнями с Куликовым полем" [106:1], с.4.

Итак на Куликовом поле под Тулой нет ни древних церквей, ни древних монастырей, ни древних преданий о битве. Жители начали селиться тут не ранее XVI века и потому подлинных воспоминаний о битве среди местного населения быть не может. Так какие же имеются доказательства того, что нечаевское поле - это действительно поле Куликово? И вообще, БЫЛА ЛИ НА ЭТОМ МЕСТЕ ХОТЯ БЫ КАКАЯ-НИБУДЬ КРУПНАЯ СТАРИННАЯ БИТВА?

Скорее всего - нет. Никакой битвы тут никогда не было, поскольку НИКАКИХ СЛЕДОВ КРУПНОГО СРАЖЕНИЯ НЕ ОБНАРУЖЕНО. Ни старого оружия в сколь-нибудь значительных количествах, ни следов захоронений погибших воинов. Невольно возникает вопрос: Где ты, поле Куликово? А следом приходит и другой вопрос: Правильно ли было найдено Куликово поле помещиком Нечаевым?

2.3. ЧТО НАШЛИ НА ПОЛЕ ПОД ТУЛОЙ АРХЕОЛОГИ.

В 1995 году в "Российской газете" за 6 июля появилась статья Николая Киреева под выразительным названием "Где ты, поле Куликово?". Рассказывается о ПРОДОЛЖАЮЩИХСЯ УЖЕ МНОГО ЛЕТ безуспешных попытках археологов отыскать какие-либо следы Куликовской битвы в Тульской области, куда ее отправили (на бумаге) в XIX веке Нечаев вместе с современными ему историками. Приведем здесь выводы статьи Киреева.

<<Сотрудники Тульской археологической экспедиции вместе с коллегами из Государственного Исторического музея проводят раскопки Куликова поля с 1982 года. Обнаружено и исследовано более 350 археологических памятников. Восстановлены общая картина ОБЛИКА ПОЛЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ ТРЕХ ТЫСЯЧ ЛЕТ (? - Авт.)... флора, фауна, почва... Специалисты для изучения 70-километрового коридора... использовали не только ГЕОМАГНИТНУЮ СЪЕМКУ. ЗДЕСЬ БЫЛИ ПРОКОПАНЫ СОТНИ МЕТРОВ ТРАНШЕЙ. МЕСТНОСТЬ В ПРЯМОМ СМЫСЛЕ СЛОВА ПРОЧЕСЫВАЛИ СОЛДАТЫ И ШКОЛЬНИКИ. ПРИГЛАШАЛИ ДАЖЕ ЭКСТРАСЕНСОВ. ОДНАКО ЗА ГОДЫ ПОИСКОВ НЕ БЫЛО НАЙДЕНО НИ ОДНОГО ВАЖНОГО ПРЕДМЕТА, ПОЗВОЛИВШЕГО БЫ ДОСТОВЕРНО УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО БИТВА ПРОИСХОДИЛА ИМЕННО В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ПОЛЯ рядом с деревней Хворостянкой и рекой Смолкой... А вот на этот раз археологи были оснащены НОВЕЙШИМИ АМЕРИКАНСКИМИ МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЯМИ ФИРМЫ "ФИШЕР". Приборы позволяют обнаруживать металл на глубине до 30 сантиметров, устанавливать его тип. РЕЗУЛЬТАТ НЕ ЗАМЕДЛИЛ СКАЗАТЬСЯ: уже за первую неделю в районе Зеленой Дубравы БЫЛ НАЙДЕН НАКОНЕЧНИК СТРЕЛЫ. У деревни Хворостянка - ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО, В ТОМ ЧИСЛЕ ОТ БРОНЕБОЙНОЙ СТРЕЛЫ, А ТАКЖЕ ПОЯСНЫЕ ПРЯДКИ, входившие в снаряжение воина. РАБОТЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ>>.

Итак, вооружившись хорошими металлоискателями, нашли один наконечник стрелы, потом еще несколько, да поясные прядки. Не слишком ли мало для места крупнейшей битвы? А куда подевались кости погибших? Неужели все мертвые тела были увезены с поля боя по домам? Даже простых воинов? Странно, такого обычая не было. Хоронили на поле боя. И уж совсем непонятно, кто увез прочь тела поверженных мамаевцев? Их-то кости точно должны были остаться прямо на месте битвы!

Во многих книгах, рассказывающих о Куликовской битве, приводят фотографию кольчуги, якобы найденной на Куликовом поле в Тульской области в конце XIX века, рис.6.8. Сегодня она выставлена в Государственном Историческом Музее в Москве. Однако прекрасная сохранность кольчуги выглядит очень подозрительно для предмета якобы ШЕСТИСОТЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ. Нас хотят убедить, будто эта рубашка, сплетенная из железных колец, ПРОЛЕЖАЛА В ЗЕМЛЕ ОКОЛО ШЕСТИСОТ ЛЕТ. Потом ее якобы выкопали, бережно расправили, стряхнув влажную землю, и отнесли в музей.

Однако за столько лет она должна была бы превратиться в спекшийся каменно-металлический клубок, который невозможно было бы не то чтобы расправить, но даже отделить от него отдельные кольца. См., например, такую "спекшуюся" действительно старую кольчугу из Андреевского кургана на рис.6.9. Поэтому нам представляется, что "Куликовская кольчуга" изготовлена сравнительно недавно. Ее выдали за "древнюю", чтобы показывать нам хотя бы один образец старинного военного снаряжения, якобы выкопанного на "Куликовом поле" Тульской области. Любопытно - как историки оформили более чем скромную композицию в Государственном Историческом Музее (ГИМ, Москва), посвященную "находкам на Куликовом поле", рис.6.10. Показано всего лишь несколько предметов. Все они перечислены в музейной табличке, рис.6.11. По поводу "Куликовской кольчуги" уклончиво сказано, что она "ПО ЛЕГЕНДЕ, найдена в районе Куликова поля в конце XIX в." Кстати, почему-то эта "знаменитая" кольчуга выглядит более короткой, чем показанная на рис.6.8.

Далее отметим, что металлические предметы, лежащие справа от кольчуги и вверху, не имеют прямого отношения к тульскому Куликову полю. Это четко следует из музейной таблички, рис.6.12. Вероятно, их положили сюда "для количества". Тульско-куликовских находок настолько мало, что их решили "разбавить" другими, непосредственного отношения к делу не имеющими. Вот, мол, вам еще несколько "исторических железок".

Даже некоторые из сотрудников Государственного Исторического Музея (Москва), где хранится кольчуга, признаю'т, что она гораздо более позднего происхождения, чем Куликовская битва. А ее принадлежность к Куликовской битве - не более, чем красивая легенда. На музейной табличке так и написано: "ПО ЛЕГЕНДЕ, найдена на Куликовом поле", Например, в телевизионной передаче, показанной по каналу СТС 21 ноября 2009 года, научный сотрудник Государственного исторического музея, участник археологической экспедиции на Куликовом поле, кандидат исторических наук Олег Викторович Двуреченский, прямо заявил, что по его мнению, кольчуга эта изготовлена не ранее XVI века. О чем недвусмысленно говорят некоторые ее особенности, появившиеся лишь в XVI веке и не существовавшие в XIV веке, когда произошла битва (авторская программа "Хочу верить" Бориса Корчевникова, 21 и 22 сентября 2009 г.).

Так какие же свидетельства битвы найдены на "Куликовом поле" под Тулой? Сегодня вниманию посетителей тульского музея-заповедника "Куликово поле" предлагают небольшую витрину с остатками старого вооружения, рис.6.13, рис.6.14, рис.6.15. Наконечники боевых копий, боевой топор, старая кольчуга, спекшаяся в комок от долгого пребывания в земле... На первый взгляд, выглядит весьма убедительно. Вот, дескать, подлинные находки с тульского "Куликова поля", неопровержимо доказывающие, что здесь действительно когда-то произошла битва. Однако, на самом деле, витрина заполнена совсем другими предметами, найденными совершенно в других местах и никакого отношения к тульскому "Куликову полю" не имеющими. В этом нетрудно убедиться, прочитав музейную табличку в углу витрины. Она гласит, см. рис.6.16:

"8 сентября 1380 года на поле Куликовом за Доном и Непрядвой произошла кровавая сеча. В решающий миг сражения на ордынцев из Зеленой Дубравы ударил Засадный полк и враг обратился в бегство.

ПРЕДМЕТЫ ВООРУЖЕНИЯ XIII-XIV вв.

1-2. НАКОНЕЧНИКИ МЕТАТЕЛЬНЫХ КОПИЙ (СУЛИЦ). Железо. Ковка.

3-5, 8-9. НАКОНЕЧНИКИ СТРЕЛ.

6,10-11 ТОПОРЫ. Железо. Ковка.

7. КОЛЬЧУГА. Железо. Волочение, клепка".

Итак, в тульской табличке четко сказано, что выставлены НЕКИЕ предметы вооружения XIII-XIV веков. Не найденные на Куликовом поле - иначе бы этим не преминули похвастаться - а просто, какие-то приблизительно одновременные Куликовской битве вещи. И лишь вступительный рассказ о Куликовской битве, лукаво помещенный в начале таблички, пытается создать впечатление, будто бы это - "подлинное куликовское оружие". Расчет прост. Мало кто будет внимательно дочитывать табличку до конца и размышлять над ее содержанием. Обычный посетитель лишь мельком взглянет на табличку и уйдет довольный, что своими глазами увидел подлинные вещи, оставшиеся от знаменитой битвы.

Для чего такое лукавство? Стыдно честно признаться, что ничего существенного на тульском "Куликовом поле" так не нашли? Что в музее-то и выставить нечего?

Действительно, археологи до сих пор так и не смогли выкопать на тульском поле никаких существенных свидетельств существования здесь крупной средневековой битвы. Отчаявшись, пошли по такому пути. Стали сопровождать свои отчеты (о более чем скромных находках) кричащими заявлениями вроде: "найдено очень-очень много", "потрясающий успех" и т.д. Дешевый прием. Вот, например, статья 2009 году с Интернет-сайта музея-заповедника "Куликово поле" www.kulpole.ru:

<<НОВЫЕ ОТКРЫТИЯ НА КУЛИКОВСКОМ ПОЛЕ. Итоги археологического сезона по поиску реликвий Куликовской битвы. Очередной поисковый сезон совместной экспедиции Государственного Исторического музея и Государственного музея-заповедника "Куликово поле" завершился БОЛЕЕ, ЧЕМ УДАЧНО. В руках археологов оказались находки, которые С УВЕРЕННОСТЬЮ можно отнести ко времени СРАЖЕНИЯ НА ДОНУ 1380 ГОДА... ВПЕРВЫЕ ЗА ВСЮ ИСТОРИЮ ИССЛЕДОВАНИЙ в руках археологов оказались ДВЕ ОДНОЗНАЧНЫЕ ВЕЩИ ЗА ОДИН СЕЗОН - НАКОНЕЧНИКИ СТРЕЛ... В руках археологов оказались и другие находки: металлическая пластина от доспеха с прикипевшими к ней кольчужными кольцами, металлическая пластина с оформленными краями и отверстиями, которая ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО является фрагментом чешуйчатого доспеха, деталь конской упряжи - фрагмент необычной по форме подковы, а также кресало и сверло, которые ВПОЛНЕ МОГЛИ БЫТЬ частью походного скарба воина XIV века. Новые реликвии... займут свое ПОЧЕТНОЕ МЕСТО среди найденных ранее реликвий Куликовской битвы>> (статья на www.kulpole.ru).

Находки, о которых идет речь в статье, представлены на рис.6.17. Их семь. Всего семь небольших предметов! Не слишком ли мало для целого лета напряженной работы археологов на поле крупнейшей битвы? Неужели два наконечника стрел и несколько небольших железок непонятного происхождения - то ли от доспехов, то ли нет - могут доказать наличие следов Куликовской битвы? Скорее, они говорят об обратном: никакой крупной битвы здесь никогда не было. Ведь если бы она была, и от нее в земле могло сохраниться железо, то археологи должны были бы найти сразу МНОГО наконечников стрел и обломков вооружения. А не такую мелочь - семь предметов за сезон.

И потом, почему все эти находки нужно датировать именно 1380 годом? Наконечники стрел, кресало и сверло могли принадлежать обычным охотникам XVI-XVII веков. Подкова - вообще, кому угодно. Принадлежность остальных железок именно к доспехам воина - сомнительна. Но даже если это и части доспехов, в таком ничтожном количестве они могут доказать только одно: НИКАКОЙ КРУПНОЙ БИТВЫ, ОТ КОТОРОЙ МОГЛИ БЫ ОСТАТЬСЯ ЖЕЛЕЗНЫЕ ПРЕДМЕТЫ, ТУТ НЕ БЫЛО. Поскольку, если бы от нее до наших дней в земле могло сохраниться железо, то ТАКОГО ЖЕЛЕЗА НА ПОЛЕ БОЯ БЫЛО БЫ МНОГО. А если железо с тех времен сохраниться не могло - в силу свойств почвы и прошедших столетий - то ВООБЩЕ НИКАКИЕ железки не сохранились бы. Ни наконечники стрел, ни части доспехов.

Но главный вопрос - от которого всячески уводят археологи своими ничего не значащими находками - совсем другой. Где КОСТИ погибших воинов? Почему их не находят? Ведь кости, в отличие от железа, действительно могут лежать в земле столетиями и даже тысячелетиями. Если уж нашли железо, оставшееся от битвы - поверим в это на мгновение - то тем более должны были бы найти и кости. Но их нет на тульском "Куликовом поле". Звучащее иногда из уст именитых историков (например, академика В.Л.Янина: 25 сентября 2005 года, телевизионный канал РТР, программа "Вести-Неделя", начало в 20.00) "объяснение", что, дескать, все, буквально все тела погибших были увезены с Куликова поля сразу же после битвы и похоронены где-то в других местах, не выдерживает ни малейшей критики. Во-первых, такого обычая никогда не существовало. Отдельных лиц могли, конечно, увезти, но большинство павших всегда погребают на самом поле боя в братских могилах. И в русских летописях прямо сказано, что убитых хоронили именно на поле Куликовом. Во-вторых, сразу же возникает недоуменный вопрос: а кто же увез с Куликова поля тела поверженных мамаевцев? Ведь они были разбиты, бежали и уж никак не могли забрать с собой тела своих погибших товарищей.

На Куликовом поле под Тулой археологи так и не нашли человеческих костей, одновременных Куликовской битве. В частности, археологами "была отработана версия легендарного захоронения русских воинов недалеко от слияния Дона и Непрядвы, рядом с храмом Рождества Богородицы в селе Монастырщина. Археологами установлено, что вокруг храма располагалось кладбище, САМЫЕ РАННИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ КОТОРОГО ДАТИРОВАНЫ СЕРЕДИНОЙ XVII ВЕКА, то есть временем возникновения самого села" (из статьи Натальи Елисеевой "Куликовская битва не торопится раскрывать свои тайны. От грандиозной битвы, произошедшей 625 лет назад, потомкам достались несколько наконечников копий и малочисленные фрагменты доспехов", размещенной на сайте Православного информационного агентства "Русская линия" www.rusk.ru).

Получается, что САМЫЕ РАННИЕ МОГИЛЫ НА ТУЛЬСКОМ КУЛИКОВОМ ПОЛЕ ВОЗНИКЛИ ЛИШЬ В СЕРЕДИНЕ XVII ВЕКА, ТО ЕСТЬ ЧЕРЕЗ ДВА С ПОЛОВИНОЙ СТОЛЕТИЯ ПОСЛЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ.

Поневоле возникает вопрос: там ли ищут археологи? Может быть, битва произошла совершенно в другом месте? В конце концов, почему мы должны верить Нечаеву, если никаких вещественных доказательств правильности его "открытия" до сих пор так и не найдено? А все усилия археологов еще и еще раз доказывают лишь одно: никакой крупной битвы на нечаевском "поле Куликовом" НИКОГДА НЕ БЫЛО.

2.4. КУЛИКОВСКИЕ НАХОДКИ НЕЧАЕВА И ТРОИЦКОГО (XIX ВЕК).

Считается, что самые первые археологические находки на Куликовом поле под Тулой были сделаны первооткрывателем этого поля, С.Д.Нечаевым. А точнее - его крестьянами, которые выкапывали из земли во время пахоты различные "остатки битвы" и приносили их Нечаеву. А тот определял их в музей. Но поскольку в то время в России было крепостное право и крестьяне считались собственностью Нечаева, то ясно, что проверить - действительно ли нечаевский музей Куликовской битвы был наполнен находками его крестьян, или каким-то другими вещами - не представляется возможным. Крестьяне в любом случае сказали бы то, что приказал им барин. Если их вообще о чем-то спрашивали.

Коллекция Нечаева якобы была очень большой, но со временем она почему-то ПОЛНОСТЬЮ РАСПЫЛИЛАСЬ. Не осталось ничего! Сохранились лишь рисунки Нечаева в журнале "Вестник Европы" за 1821 год. На этих рисунках и изображены его знаменитые "куликовские древности". Особенно впечатляет кремниевый пистолет, оставшийся, по мнению Нечаева, ОТ САМОЙ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ (!). Кроме пистолета, в его коллекции были еще сабля, золотой перстень, две кольчуги и шлем русского воина.

Историки слегка журят Нечаева за незнание того, что пистолеты были изобретены намного позже Куликовской битвы. Нечаев, оказывается, даже и не подозревал, что у Мамая с Дмитрием Донским еще не было пистолетов. Здесь - признают историки - он, конечно же, ошибался. Но зато другие его находки, мол, - "подлинно куликовские".

Сообщается следующее: <<Первые артефакты были найдены там (на Куликовом поле под Тулой - Авт.) еще в 20-е годы XIX века... первопроходцем стал декабрист Степан Нечаев, имение которого находилось на территории нынешнего природно-культурного заповедника "Куликово поле". Именно он начал коллекционировать древние предметы, которые попадались крестьянам при распашке земель на правом берегу рек Непрядвы и Дона. Археологи рассказывают, что коллекция Нечаева была довольно обширной, но большую часть своих находок владелец раздарил друзьям - писателю-декабристу Бестужеву, историку Карамзину, президенту Академии художеств Оленину, а самая существенная часть собрания была передана тульскому губернатору Васильеву, который, в свою очередь, поместил ее в Тульский музей.

После всех войн и революций собрание Нечаева рассыпалось на отдельные вещи, которые со временем потеряли свою привязку к Куликовской битве (а была ли эта привязка с самого начала? - Авт.). Пропали САБЛЯ, ЗОЛОТОЙ ПЕРСТЕНЬ, ДВЕ КОЛЬЧУГИ (! - Авт.), ШЛЕМ РУССКОГО ВОИНА. Тем не менее, дворянин-археолог успел опубликовать сообщения о ряде находок в журнале "Вестник Европы". Его заметки сопровождались набросками... на рисунках Нечаева рядом с наконечниками стрел и мощевиками XIV столетия изображены БЕРДЫШ И КРЕМНИЕВЫЙ ПИСТОЛЕТ XVII ВЕКА. Историки считают, что для уровня научных исследований начала прошлого столетия это (то есть уверенность в том, что Дмитрий Донской с Мамаем имели пистолеты - Авт.) НЕ ЯВЛЯЕТСЯ БОЛЬШИМ НЕДОЧЕТОМ>> (из статьи Натальи Елисеевой "Куликовская битва не торопится раскрывать свои тайны", см. выше).

Но тогда получается одно из двух:

- Либо нечаевские находки действительно были выкопаны на поле под Тулой. Но тогда вооруженные металлоискателями археологи должны были бы найти никак не меньше - а, скорее всего, гораздо больше, чем нечаевские крестьяне, вооруженные лишь сохами и лопатами. Однако археологи НЕ НАШЛИ НИЧЕГО, ДАЖЕ БЛИЗКО СРАВНИМОГО С НАХОДКАМИ НЕЧАЕВА.

- Либо Нечаев попросту ЛГАЛ, что предъявленные им предметы были найдены на тульском Куликовом поле. То есть, предъявил ПОДДЕЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА своего "открытия".

Нетрудно сообразить, что И В ТОМ И В ДРУГОМ случае концы с концами у историков никак не сходятся. И на тульское "Куликово поле" падает серьезнейшее подозрение в ПОДДЕЛКЕ.

В самом деле, если куликовские находки Нечаева подложны, то можно ли поверить, что он действительно нашел подлинное Куликово поле (причем - У СЕБЯ В ИМЕНИИ)? Подделав одно, он мог с тем же успехом подделать и другое.

А если Нечаев свои находки не подделывал, то как могли современные археологи ничего подобного не отыскать на том же самом месте? Неужели крестьяне Нечаева - без металлоискателей и приборов - смогли ПОЛНОСТЬЮ очистить ДЕСЯТКИ ГЕКТАРОВ земли на несколько метров вглубь от всех, без исключения, кольчуг, сабель, пистолетов и других впечатляющих предметов, подобных найденным Нечаевым? В такое невозможно поверить.

Казалось бы, дело ясно. Но историки, ничуть не смущаясь, упорно пытаются протиснуться между Сциллой и Харибдой простой человеческой логики. Да - говорят они - Нечаев действительно ошибся, приписав найденный им кремниевый пистолет временам Куликовской битвы. Он просто не знал, что на том же поле бывали и другие битвы - в том числе и в XVII веке, с использованием пистолетов. Зато остальные его находки - кольчуги, сабли и прочее - несомненно доказывают, что Куликовская битва произошла именно здесь.

Хорошо, допустим. Но если на нечаевском поле под Тулой происходили и другие, более поздние битвы, то значит, от них тоже должны были остаться вещественные следы. И современные археологи с помощью металлоискателей должны были бы их найти. Скажем, нашли бы пистолеты, подобные нечаевскому, или другие доказательства более поздних сражений на тульском поле. Но ничего подобного НАЙДЕНО НЕ БЫЛО.

Чтобы как-то свести концы с концами, историки, противореча сами себе, объясняют отсутствие существенных находок на поле под Тулой тем, что оружие в те времена было, дескать, настолько дорого, что тщательнейшим образом собиралось с поля боя. "Ученые, придерживающиеся традиционной точки зрения,... малочисленность найденных артефактов объясняют слишком большой ценностью оружия в то время, которое просто забирали с поля боя" (из вышеупомянутой статьи Натальи Елисеевой).

Заметим, что данное "объяснение" касается лишь остатков оружия, но не костей. Но, допустим, оно справедливо. Тогда сразу же возникает следующий недоуменный вопрос. Если действительно все оружие, целое или сломанное, было собрано и унесено с поля боя - или же просто сгнило в земле (что сути дела в данном случае не меняет), - то как же Нечаев ухитрился найти на Куликовом поле сразу две кольчуги, обломок сабли и пистолет? Значит, там все-таки что-то оставалось? Но тогда почему современные археологи ничего не могли найти? Ведь у них, повторим, были металлоискатели, которых у Нечаева не было. А металлоискатель дает огромное преимущество при поиске железных предметов в земле.

У историков здесь просто нет другого выхода, как ухватиться за весьма неуклюжее объяснение, придуманное их предшественниками еще в XIX веке. А именно - что нечаевские крестьяне будто бы нашли ВСЕ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ предметы, захороненные в земле со времен Куликовской битвы 1380 года. А также - добавим от себя - и всех последующих битв, происходивших на этом месте. При Нечаеве такие следы, якобы, существовали (вспомним кремниевый пистолет). Сегодня их нет.

Но если это "объяснение" еще как-то работало в XIX веке, когда по следам нечаевских крестьян шли археологи, вооруженные, по сути, теми же орудиями, что и крестьяне - просто лопатами, - то с появлением металлоискателей подобное "объяснение" работать перестает. Не может быть, чтобы 25 гектаров земли на несколько метров вглубь были обысканы обычными крестьянами с помощью сох и лопат настолько чисто, что археологам ничего не осталось. Даже металлоискатели не помогают. Это - очевидная нелепица.

И действительно, известно, что в конце XIX века, уже ПОСЛЕ Нечаева, на Куликовом поле под Тулой работал некто Троицкий, тульский археолог, которому почему-то УДАЛОСЬ найти множество полноценных памятников Куликовской битвы. Значит, нечаевские крестьяне все же что-то пропускали, оставляли будущим археологам? Иначе что там мог найти Троицкий?

Здесь историки явно запутались в "доказательствах". Легенда о находках Троицкого вступает в резкое противоречие с легендой о том, что Нечаев нашел на Куликовом поле буквально все, что можно, и больше там ничего не осталось. Историки, в пылу стараний, не договорились друг с другом, и создали две прямо противоречащие друг другу легенды.

Кстати, а где находки Троицкого? Их поразительным образом постигает та же злосчастная участь, что и находки Нечаева - ОНИ БЕССЛЕДНО ИСЧЕЗАЮТ. А те находки, которые все-таки не исчезли - например вышеупомянутая кольчуга, хранящаяся в Историческом музее, - как выясняется, не имеют к Куликовской битве никакого отношения, см. выше.

Об изысканиях Троицкого сообщается следующее. <<Несколько экспедиций на Куликово поле предпринял в 1880-х годах тульский археолог Троицкий. Свои материалы он также передал в Тульское древлехранилище. ЕГО НАХОДКИ ДАЛИ ТОЛЧОК К УВЕКОВЕЧЕНИЮ САМОГО МЕСТА БИТВЫ. В конце XIX века на Красном холме был установлен чугунный обелиск, выполненный по проекту архитектора Брюллова. В 1894 году было завершено строительство храма во имя Рождества Богородицы в селе Монастырщина, на легендарном месте захоронения русских воинов, павших на поле битвы (легенду эту придумал, вероятно, либо Троицкий, либо Нечаев, поскольку, как выяснилось, в селе Монастырщина вообще нет могил старше XVII века, см. выше - Авт.). А в 1917 году закончено строительство храма Сергия Радонежского по проекту архитектора Щусева на самом Куликовом поле. ДАЛЬНЕЙШЕЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ КУЛИКОВА ПОЛЯ БЫЛО ПРОДОЛЖЕНО УЖЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА (благодаря прихоти Эйзенхаура, см. выше - Авт.). В 50-е годы там были проведены разведки, а с 1991 года начинаются комплексные исследования под руководством Верхне-Донской археологической экспедиции Государственного Исторического музея. В начале 90-х (то есть всего-то 15-20 лет назад! - Авт.)... в городе создается... историко-археологический музей "Тульские древности", куда НАЧИНАЮТ ПОСТУПАТЬ МАТЕРИАЛЫ НОВЫХ РАСКОПОК НА ПОЛЕ. По мысли создателей, музей должен стать ПРОДОЛЖАТЕЛЕМ ТРАДИЦИЙ ЗНАМЕНИТОГО ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩА ТРОИЦКОГО>> (из вышеупомянутой статьи Натальи Елисеевой).

Объяснение всего этого, по нашему мнению, может быть только одно: и "находки" Нечаева и "находки" Троицкого никакого отношения к Куликову полю под Тулой не имеют. Они были добыты где-то в других местах и лукаво выданы за якобы "куликовские" с единственной целью - поддержать придуманный Нечаевым миф о месте Куликовской битвы в его имении под Тулой. Вероятно, когда нечаевский миф получил одобрение историков, а затем и государственную поддержку, к работе над "научным обоснованием" мифа подключился археолог Троицкий. Он действовал, как и Нечаев - выдавал некие старинные предметы за якобы обнаруженные на тульском "Куликовом поле". Именно после "находок" Троицкого на тульском поле появились монументальные памятники, посвященные Куликовской битве. Произошло это ЛИШЬ В КОНЦЕ XIX ВЕКА.

Расскажем теперь о подлинном месте Куликовской битвы, обнаруженном нами в 1993 году.

2.5. КУЛИШКИ В МОСКВЕ И ЦЕРКОВЬ ВСЕХ СВЯТЫХ В ЧЕСТЬ ВОИНОВ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ НА СЛАВЯНСКОЙ ПЛОЩАДИ (СТАНЦИЯ МЕТРО "КИТАЙ-ГОРОД").

Начнем с того, что некоторые летописи ПРЯМО ГОВОРЯТ о том, что КУЛИКОВО ПОЛЕ НАХОДИЛОСЬ В МОСКВЕ.

Например, известный Архангелогородский летописец, описывая встречу иконы Владимирской Божьей Матери в МОСКВЕ во время нашествия Тимура в 1402 году, сообщает, что икону встретили В МОСКВЕ "НА ПОЛЕ НА КУЛИЧКОВЕ". Вот полная цитата:

"И принесоша икону и сретоша Киприян митрополит со множеством народу, НА ПОЛЕ НА КУЛИЧКОВЕ, иде же ныне церкви каменна стоит во имя Сретенья Пречистыя, месяца августа, в 26 день" [36], с.81.

Упомянутая церковь стоит, как известно, на Сретенке. А недалеко от Сретенки в Москве есть место, до сих пор известное под своим древним названием - КУЛИШКИ.

Мнение о том, что московское название Кулишки является синонимом Куликова поля, бытовало в Москве еще и в XIX веке! Например, в сборнике "Старая Москва", изданном Комиссией по изучению старой Москвы при Императорском Московском Археологическом Обществе [813], упоминается о якобы "неправильном предположении", существовавшем в Москве, будто московские "Кулишки произошли от Куликов или Куликова поля" [813], с.69. Там отмечено, кстати, что "КУЛИШКИ СУЩЕСТВОВАЛИ ПРЕЖДЕ МОСКВЫ" [813], с.69.

ИМЕННО НА КУЛИШКАХ до сих пор стоит церковь Всех Святых, которая "по старому преданию, построена Дмитрием Донским в память воинов, убитых на КУЛИКОВОМ ПОЛЕ" [841], c.143. Сообщается следующее: "Каменная церковь Всех Святых на Кулишках, упомянутая в известии 1488 года. В переделанном виде церковь сохранилась до нашего времени" [841], c. 143. До сих пор она так и называется: "Церковь Всех Святых на Кулишках", рис.6.18, рис.6.18a, рис.6.19, рис.6.20. Сегодня прямо около нее - нижний выход из станции метро Китай-Город. Площадь сегодня называется Славянской. Недавно на ней поставлен памятник Кириллу и Мефодию. Чуть ниже - Москва-река. Здесь же - улица Солянка, называвшаяся раньше также КУЛИЖКИ, то есть Кулишки [284], с.53.

Считается, что "Кулижки также обозначали болотистую местность" [284], с.62. Кроме того, КУЛИЖКА - вырубленный, выкорчеванный, выжженный под пашню лес. См. Толковый Словарь В.Даля [223]. А в Москве <<большую часть района "у Кулишек" занимали сады>> [841], c. 143.

Московские Кулишки захватывали также площадь Покровских ворот, имевших три-четыре столетия назад и второе название - КУЛИШСКИЕ.

Согласно нашей идее, именно в этом большом районе Москвы и произошла знаменитая Куликовская битва, в результате которой Дмитрий Донской = хан Тохтамыш победил западно-русские, рязанские и польские войска Мамая. Возможно, присутствие ПОЛЬСКИХ ВОЙСК в "монгольском" войске Мамая вызовет удивление. Но об этом прямо говорит русская летопись: ПСРЛ, т.25, М.-Л, 1949, с.201. См. также [363], т.5, с.462.

Считается, что Мамай был разгромлен ДВАЖДЫ в одном и том же 1380 году. "Первый раз" - Дмитрием Донским, а "второй раз" - ханом Тохтамышем. По нашей гипотезе это - два отражения одного и того же события, поскольку Дмитрий Донской и Тохтамыш - одно и то же лицо. При этом, во "второй раз" Мамай разгромлен "на Калках". Как мы уже говорили, Калки (Кулики) - это вариант все того же Куликова поля, то есть московских Кулишек. От слова КУЛАЧКИ, КУЛАЧНЫЙ бой, бой на КУЛАЧКАХ, КУЛАК. Так называлось место, где мерялись силами, бились "на кулаках". Между прочим, в "Сказании о Куликовской битве" хан Мамай назван именем ТЕТЯК: "Безбожный же царь Тетяк, названный дьяволом во плоти, Мамай затрепетал от страха" [666], с.300. Вероятно, Тетяк - это искаженное Тохта. Видимо, поздние компиляторы "Сказания" уже путали Дмитрия Донского = Тохта-Мыша = Тохта Мешеха или Тохту Московского с его противником Мамаем и переносили имя Тохта на Мамая.

Кстати, отметим малоизвестный факт. Оказывается, Мамай - это ХРИСТИАНСКОЕ ИМЯ, до сих пор присутствующее в наших святцах в форме Мамий. По-видимому, это - слегка искаженное МАМА, МАМИН, то есть "сын матери". Видимо, раньше на Руси бытовала пара имен сходного происхождения: Батый - от БАТЬКА, отец, а Мамий или Мамай - от МАМЫ, МАТЕРИ. Изображение христианского Святого Мамая на грузинской чеканке якобы XI века см. на рис.6.21.

Итак, Дмитрий Донской воюет с полководцем, имя которого - христианское!

В заключение отметим, что там, где в русских летописях написано "поле Куличково", см. выше, историки романовской школы упорно читают "поле Кучково". См. например [284]. Или см. [841], с.143, где говорится буквально следующее: "КУЧКОВО поле находилось у современных Сретенских ворот".

В чем дело? Что мешает историкам буквально процитировать старую летопись, где четко написано, повторим это еще раз, - ПОЛЕ КУЛИЧКОВО ! Мешает видимо то, что тогда у кого-то может возникнуть мысль, что московское поле Куличково - это и есть знаменитое Куликово поле, место битвы Дмитрия Донского с Мамаем. А этого историки не хотят. Может быть, подсознательно. А по нашему мнению, сознательно. По крайней мере, в то время, когда в XVII-XVIII веках они изменяли освещение русской истории и в связи с этим сделали географическую перелокализацию некоторых важных событий нашей истории.

2.6. КАК И В КАКОМ ВИДЕ ДОШЛИ ДО НАС СВЕДЕНИЯ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ.

Основным первоисточником по истории Куликовской битвы считается Задонщина. Считается, что: <<Есть все основания полагать, что "Задонщина" была написана в восьмидесятые годы XIV века, вскоре после Куликовской битвы и, во всяком случае, еще при жизни Дмитрия Донского>> [635], с.544.

БОЛЕЕ ПОЗДНИМ источником считается "Сказание о Мамаевом побоище", которое "вероятнее всего было написано в первой четверти XV века" [635], с.552.

Считается, что "Сказание о Мамаевом побоище" опирается на Задонщину. При этом отмечается следующее. "Из Задонщины делались вставки в Сказание о Мамаевом Побоище - как в ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ТЕКСТ этого произведения, так и в ПОСЛЕДУЮЩИЕ ЕГО РЕДАКЦИИ" [635], с.545.

Существует также летописная "Повесть о Куликовской битве". Однако историки считают, что она "создана не ранее середины XV века как произведение публицистическое" [635], с.549-550.

Отсюда следует, что Задонщина - это основной источник. Посмотрим, что же представляет из себя текст Задонщины.

Задонщина дошла до нас в шести списках. Самый ранний из них представляет собой сокращенную переработку ТОЛЬКО ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ всего произведения. Что касается других, то <<остальные списки "Задонщины" дают СИЛЬНО ИСКАЖЕННЫЙ переписчиками текст... Каждый в отдельности список "Задонщины" ИМЕЕТ ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО ИСКАЖЕНИЙ И ДЕФЕКТОВ, что издание произведения по какому-либо одному из списков не даст достаточно полного и ясного представления о тексте произведения. Поэтому уже с давних времен принято давать РЕКОНСТРУКЦИЮ (! - Авт.) текста "Задонщины" на основе сравнительного анализа всех списков памятника>> [635], с.545.

Все списки, кроме одного, датируются XVI-XVII веками. Самый ранний список, содержащий ТОЛЬКО ПОЛОВИНУ Задонщины, датируется концом XV века [635], с.545.

В фундаментальном издании [635] Задонщины сразу обращает на себя внимание тот факт, что значительная часть географических названий выделена в тексте курсивом. Это означает, как прямо сказано в [635], с.545, что ВСЕ ЭТИ ФРАГМЕНТЫ ВОССТАНОВЛЕНЫ, РЕКОНСТРУИРОВАНЫ позднейшими историками, на основе сравнения разных версий текста. При этом, оказывается, довольно часто исходные географические названия, присутствовавшие в основном списке, почему-то ЗАМЕНЯЛИСЬ НА ДРУГИЕ. Среди "курсивных названий" особо часто почему-то встречаются ДОН и НЕПРЯДВА. Но тогда возникает законный вопрос. А какие же исходные географические имена стояли здесь в первичном памятнике? На каком основании они заменены на названия ДОН и НЕПРЯДВА?

2.7. СТАВКА МАМАЯ НА КРАСНОМ ХОЛМЕ У КУЛИКОВА ПОЛЯ. МОСКОВСКИЙ КРАСНЫЙ ХОЛМ, КРАСНОХОЛМСКИЙ МОСТ И КРАСНОХОЛМСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ, МОСКОВСКАЯ КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ.

Полезно взять карту Москвы, положить ее перед собой и следить по ней за нашим рассказом.

Согласно русским источникам, ставка Мамая во время Куликовской битвы располагалась на Красном Холме [578], кн.1, часть 2, с.805; [183], т.1, с.98, 101. Именно с этого холма, по словам Лицевого Летописного Свода, "сила великая татарская" стремительно сошла на поле боя, рис.6.22. За несколько дней перед началом битвы русские "сторожа Мелика отошли постепенно под нажимом татар к Непрядве, к КРАСНОМУ ХОЛМУ, С ВЕРШИНЫ КОТОРОГО БЫЛА ВИДНА ВСЯ ОКРЕСТНОСТЬ" [183], т.2, с.98. Во время сражения "Мамай с тремя князьями находился на Красном Холме, откуда руководил войсками" [183], т.1, с.101. "Царь же Мамай с тремя темными Князи взыде на место высоко на шоломя, и ту сташа, хотя видети кровопролитие" [362], комментарий 76 к т.5, столбец 29. Здесь прямо сказано, что ставка Мамая находилась на ВЫСОКОМ ХОЛМЕ - "место ВЫСОКО на шоломя" - И ЧТО С ЭТОГО ХОЛМА БЫЛО ВИДНО, ЧТО ПРОИСХОДИТ НА ПОЛЕ БОЯ - "и ту сташа, хотя ВИДЕТИ КРОВОПРОЛИТИЕ".

Таким образом, рядом с Куликовым полем находился Красный Холм. Есть ли в Москве на Кулишках такой Холм?

Да, есть. Прямо к Кулишкам, к Яузским воротам, спускается очень высокий крутой холм, который назывался Красным Холмом. На его вершине - известная Таганская площадь. Вспомните крутой спуск к высотному зданию у Яузских ворот. Не на этом ли Красном Холме, то есть на Таганской площади, находилась ставка Мамая? Более того, рядом с этим местом до сих пор есть КРАСНОХОЛМСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ Москвы-реки и известный КРАСНОХОЛМСКИЙ МОСТ. Сегодня на карте Москвы сам КРАСНЫЙ ХОЛМ формально не обозначен. Впрочем, рядом с Кремлем есть хорошо известная КРАСНАЯ ГОРКА, где до сих пор стоит старое здание Московского университета [284], с.52.

Московское поле Кулишки окружено несколькими холмами. На одном из них - известная КРАСНАЯ Площадь и Кремль. Поэтому этот холм тоже мог называться КРАСНЫМ. Возможно, ставка Мамая была и на этом холме, также возвышающемся над Кулишками со стороны Славянской площади.

Сегодня на карте Москвы сам КРАСНЫЙ ХОЛМ (на вершине которого находится Таганская площадь) не обозначен. Но окрестные московские названия недвусмысленно хранят память о нем.

Московский Красный холм отделен от Кулишек рекой Яузой. Но именно так и изображен Красный холм со ставкой Мамая в Лицевом Летописном своде - по другую сторону реки Непрядвы от Куликова поля, рис.6.23. Вообще, мы видим здесь полное согласование московской и куликовской летописной географии.

На нечаевском же "Куликовом поле" ничего подобного нет. Там вообще нет высокого холма. А тот небольшой косогор, который со времен Нечаева напыщенно величается "Красным холмом", никак не отделен от поля боя - ни речкой, ни даже ручьем. Он такой низкий, что на него ведет лестница всего из 16 ступеней, рис.6.24. Более того, нечаевское "Куликово поле" находится от этого "Красного холма" очень далеко - в 10 километрах - поэтому его оттуда ВООБЩЕ НЕ ВИДНО. Оно теряется на самом горизонте, рис.6.24.

Но почему Мамай со своим войском пришел именно на Таганский (Красный) холм? Почему не на какое-нибудь другое место в Москве? Ответ прост. Он пришел туда потому, что шел из Орды, а ДОРОГА ИЗ ОРДЫ ПРИВОДИЛА К ТАГАНКЕ. Известно, что "ОТ ТАГАНКИ НАЧИНАЛАСЬ ОЧЕНЬ ДРЕВНЯЯ ДОРОГА НА ЮГ, ПО КОТОРОЙ ЕЗДИЛИ В ОРДУ и называлась эта дорога Болвановской" (из статьи Елены Лебедевой "Храм святителя Николая Чудотворца на Болвановке" про расположенный на Таганской площади храм, Православие.Ru, 20.05.2006). См. также [988:00], статья "Болвановка и Болвановье".

Более того, сама Таганская площадь раньше называлась "Болвановкой" или "Болвановьем" (см. там же). <<По московскому преданию, так называлось место... где якобы стоял "болван" - то ли языческий идол, что ли войлочное изображение МОНГОЛЬСКОГО ХАНА>> (см. там же).

Старинное московское предание, что на Таганке (Красном холме) некогда стояло некое загадочное "изображение монгольского хана", может быть глухим воспоминанием о том, что именно здесь стоял Мамай во время Куликовской битвы и наблюдал за ее ходом. Забыв суть дела, решили, что стоял не сам хан, а его "войлочное изображение".

Но тогда возникает следующий вопрос - ГДЕ БЫЛА ОРДА, ИЗ КОТОРОЙ ШЕЛ МАМАЙ? Какая дорога ведет к Таганке? Если продолжить по прямой бывшие Болвановские улицы (сегодня они называются Верхней и Нижней Радищевскими), располагавшиеся на Болвановской дороге, то мы увидим, что они перейдут в нынешнюю Марксистскую улицу, а затем - в ВОЛГОГРАДСКОЕ ШОССЕ. Возникает мысль, что Мамай пришел из города ЦАРИЦЫНА на Волге, который сегодня называется Волгоградом.

Но тогда нельзя не вспомнить, что именно в Царицыне (Волгограде) до сих пор высится огромный МАМАЕВ КУРГАН.

Кроме того, считается, что именно в Царицыне находился некогда ДВОРЕЦ БАТЫЯ, на месте которого при Иване Грозном была выстроена церковь Иоанна Предтечи - самая старая церковь города [988:00], статья "Царицын".

Само свое название "Царицын" город получил, по преданию, по некоей жившей здесь татарской царице. <<Царицын был сильно укреплен. Название свое город получил, по преданию, от речки Царицы, на берегах которой во времена татарского владычества жила какая-то царица... В Царицынском уезде немало глубокой древности: орудия каменного века... фундамент значительного здания (по преданию - ХАНСКОГО ДВОРЦА) - в селе Балыклее; курганы - "ЦАРСКИЕ МОГИЛЬНИЦЫ" - близ станицы Александровской, много курганов близ села Ивановки и поселка Дубровки; близ последнего - ДРЕВНЕЕ ГОРОДИЩЕ и, наконец, у деревни Мечетной на Волге остатки ДРЕВНЕГО ТАТАРСКОГО ГОРОДА>> [988:00], статья "Царицын".

Кстати, в летописях, Мамай прямо назван ЦАРЕМ ВОЛЖСКОЙ ОРДЫ: "Вольжскиа Орды нечестивый и гордый князь Мамай всею Ордою владеяше и многих князей и царей изби и постави себе царя по своей воли" [477:3], лист 19, оборот.

Таким образом, вполне вероятно, что именно в волжском городе Царицыне в те времена находилась главная ставка Орды. Оттуда и пришел Мамай с войсками на московские Кулишки биться с Дмитрием Донским. Подходя к Москве, Мамай шел, вероятно, по старой Болвановской дороге - приблизительно по нынешнему Волгоградскому шоссе. Дорога привела его прямо на Красный холм - на Таганку.

Кстати, Болвановская дорога ПРЯМО УПОМИНАЕТСЯ в источниках о Куликовской битве. Часть войск Дмитрия Донского шла на поле боя именно по ней. "Князь великий... поиде к Коломне. Брата же своего Володимера Андреевича отпусти на Брашеву дорогою, а белозерскиа князи БОЛВАНОВСКОЮ ДОРОГОЮ с воиньствы их" [477:3], том 7, л.59 оборот.

Историки полагают, что белозерские князья шли по Болвановской дороге, направляясь на тульское "Куликово поле" ИЗ МОСКВЫ. Согласно же нашей реконструкции, они шли по ней В МОСКВУ. где и находилось подлинное Куликово поле - Кулишки. То же относится и к Брашевой дороге, по которой шли войска Владимира Андреевича. Скорее всего, это - московская Боровская дорога. О ней мы еще поговорим ниже.

Впрочем, скорее всего, войска Дмитрия шли по ДРУГОЙ московской Болвановской дороге - не по той, где шел Мамай. Дело в том, что в Москве было ДВЕ РАЗНЫХ БОЛВАНОВКИ [988:00], статья "Болвановка и Болвановье". Они располагались недалеко друг от друга, но ПО РАЗНЫЕ СТОРОНЫ МОСКВЫ-РЕКИ. Первая Болвановка была, как мы уже сказали, на Таганке, то есть на левом берегу Москвы-реки. Вторая - в Замоскворечье, на правом берегу Москвы-реки, на месте позднейших Спасо-Болвановских переулков [876:1*], с.109. Но именно по Замоскворечью, согласно нашей реконструкции, и шли войска Дмитрия Донского на Куликово поле - московские Кулишки, пока не переправились через Москву-реку на левый берег. Мы будем подробно говорить об этом ниже.

2.8. КУЗЬМИНА ГАТЬ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ И КУЗЬМИНКИ В МОСКВЕ.

Перед началом Куликовской битвы войска Мамая остановились на "Кузьмине гати" [635], с.163.

Любой москвич тут же воскликнет - так это же московские Кузьминки! Известный район Кузьминки. А напротив Кузьминок, на другом берегу Москвы-реки, мы видим большой район НАГАТИНО, то есть НА ГАТИ. Напомним, что слово ГАТЬ означает замощенное чем-либо болотистое, сырое место. По которому просто так пройти трудно или нельзя.

Наша идея такова. Мамай подходил к Кулишкам, в центр современной Москвы, с восточной стороны Москвы, находясь на левом берегу Москвы-реки. То есть - на том берегу, где сейчас произойдет Куликовская битва.

А Дмитрий шел ему навстречу с южной стороны Москвы, находясь на правом берегу Москвы-реки. Перед битвой Дмитрий форсировал реку.

Войска сошлись на московских Кулишках, у слияния рек Яузы и Москвы-реки, рис.6.25. Взгляните на карту, рис.6.26, рис.6.27, рис.6.28, рис.6.29, рис.6.30.

Для полноты картины сообщим, что в то время как Мамай находится на "Кузьминой гати", Дмитрий стоит "на Березуе" [635], с.160-161. То есть, по-видимому, просто "на берегу". Напомним, что в церковно-славянском и старо-русском языках вместо современного выражения "на берегу" говорилось "на брезе". По нашей реконструкции, это был берег Москвы-реки. Мамай же, находясь на Кузьминой гати, был в отдалении от берега Москвы-реки, подойти к которой ему мешали болота, рис.6.26, рис.6.27.

Кстати, именно так и нарисовано расположение войск - Дмитрий Донской на Березуе (на самом берегу реки), а Мамай - на Кузьмине гати (с другой стороны реки и в некотором отдалении от нее) - в Лицевом Летописном Своде [666]. См. рис.6.31.

Стоит отметить, что историкам не удается указать Кузьмину Гать в окрестностях современного Дона. Каждая из предлагаемых ими версий вступает, оказывается, в противоречие с летописными данными. В итоге историки предпочитают обвинять летописцев в неправильном понимании истории. Пишут так: <<ВОЗНИКАЮТ ТРУДНОУСТРАНИМЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ... ПО-ВИДИМОМУ, ИЛИ НЕВЕРНО ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ КУЗЬМИНОЙ ГАТИ, СДЕЛАННОЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЯМИ, ИЛИ АВТОР "СКАЗАНИЯ" ИМЕЛ ДОВОЛЬНО СМУТНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МАРШРУТАХ ВОЙСК МАМАЯ И ДМИТРИЯ МОСКОВСКОГО К КУЛИКОВУ ПОЛЮ>> [631], с.215. Это признание содержится в большом научном исследовании [631], под редакцией академика Б.А.Рыбакова.

2.9. ИЗ КАКОЙ КОЛОМНЫ ВЫСТУПИЛ ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ НА КУЛИКОВСКУЮ БИТВУ.

Согласно летописи, Дмитрий выступил на Куликовскую битву из Коломны, где он соединился со своими союзниками. Сегодня считается, что Дмитрий вышел из города Коломны под Москвой, примерно в 100 километрах от Москвы. Возможно. Но нельзя не обратить внимание на другой весьма вероятный вариант. Дмитрий Донской выступил на битву из ЗНАМЕНИТОГО СЕЛА КОЛОМЕНСКОГО, находящегося сегодня внутри Москвы, метро Коломенская. Напомним, что именно в этом московском Коломенском находился огромный деревянный царский дворец. Историки не отвергают версию, что первый царский дворец был здесь и в XIV веке (см. Интернет-Журнал Сретенского монастыря: Святыни старой Москвы; Церковь Вознесения Господня в Коломенском).

Эта мысль подтверждается также следующим свидетельством "Сказания о Мамаевом побоище". Дмитрий, узнав о готовящемся нападении, приказал своим соратникам явиться в МОСКВУ, куда они и прибыли [635], с.140-141. Тут же, через страницу, летопись буквально в тех же словах еще раз говорит о точно таком же, ПОЛНОСТЬЮ ИДЕНТИЧНОМ, приказе Дмитрия своим соратникам, приказывая им собраться, но на этот раз - в КОЛОМНЕ [635], с.142-143. По всей видимости, здесь, попросту, идет речь об одном и том же приказе Дмитрия своим сподвижникам собраться в КОЛОМЕНСКОМ - В МОСКВЕ. Летопись два раза повторила одно и то же.

"Сказание о Мамаевом побоище" постоянно накладывает Коломну на Москву. Так, сказав, что Дмитрий собирает полки в Коломне, см.выше, она ТУТ ЖЕ ПРОДОЛЖАЕТ, что войска выступают на битву ИЗ МОСКВЫ [635], с.144-145. Это снова помещает Коломну в известное село Коломенское в Москве. Более того, как сообщает Тихомиров, <<МОСКВА была тем центром, куда сходились отряды из русских городов: "...снидошася мнози от всех стран НА МОСКВУ К ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ". Сюда пришли белозерские полки, ярославские, ростовские, устюжские. Главная сила русского войска составилась из москвичей. Это видно из рассказа об уряжении полков на КОЛОМНЕ И НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ>> [841], с.47.

Известно, что в 1380 году ИМЕННО В КОЛОМЕНСКОМ "москвичи встретили хлебом-солью вернувшегося с Куликовской битвы Дмитрия Донского" (Энциклопедия "Вокруг Света", http://www/vokrugsveta.ru). Считается, что еще раньше, в 1335 году великий князь Иоанн Калита "пожаловал селом Коломенским меньшаго сына своего, Князя Андрея Иоанновича Боровского. Сын его, Князь Владимир Андреевич, прославившийся храбростью на Донском сражении с Мамаем, отказал перед кончиною в 1410 году село Коломенское супруге своей, Княгине Елене" [119:0], с.2. Мы видим, что Коломенское тесно связано с Куликовской битвой.

Итак, мы считаем, что Дмитрий Донской выступил именно отсюда, из московского района Коломенского, расположенного на правом берегу Москвы-реки, недалеко от центра Москвы. Куда он направился далее со своими войсками?

2.10. КОТЛЫ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ И КОТЛЫ В МОСКВЕ.

Как говорит летопись, Дмитрий движется по направлению "на Котел" [635], с.150-151. См. рис.6.32. Если это - в Москве, то где же? Посмотрите на карту. Вы сразу увидите реку КОТЛОВКУ недалеко от Коломенского в Москве. Увидите также железнодорожную станцию НИЖНИЕ КОТЛЫ, находящуюся недалеко от Коломенского, в Москве (не путать с Котельнической набережной, где находится устье реки Яузы). Следовательно, выступив из московского Коломенского, Дмитрий направляется вверх по течению Москвы-реки в сторону речки Котловки. Но при этом, он отходит от самой Москвы-реки, делающей здесь большой изгиб, и идет напрямую сухопутной дорогой, рис.6.26, рис.6.27. Именно так и нарисован его путь на Котел в Лицевом Своде, рис.6.32.

Двигаясь в этом направлении, Дмитрий должен был вскоре оказаться в районе Бабьего городка и Полянки, либо Новодевичьего монастыря. В последнем случае, правда, по другую сторону Москвы-реки. Давайте проверим по летописи - оправдается ли наша догадка?

2.11. СМОТР ВОЙСК ДМИТРИЯ ДОНСКОГО ПЕРЕД КУЛИКОВСКОЙ БИТВОЙ НА ДЕВИЧЬЕМ ПОЛЕ. МОСКОВСКОЕ ДЕВИЧЬЕ ПОЛЕ, НОВОДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ И СТАРЫЙ ДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ ЗА ЧЕРТОРЫЕМ.

По дороге на поле битвы, Дмитрий устроил своему войску смотр "на поле Девичьем". Сообщается следующее. "Более 150 тысяч всадников и пеших стало в ряды, и Дмитрий, выехав на ОБШИРНОЕ ПОЛЕ ДЕВИЧЬЕ, с душевной радостью видел ополчение столь многочисленное" [362], т.5, столбец 37; [635], с.154-155. Более того, "Сказание о Мамаевом побоище" ПРЯМЫМ ТЕКСТОМ говорит следующее: "Наутро же князь великий повелел выехать всем воинам на ПОЛЕ К ДЕВИЧЬЕМУ МОНАСТЫРЮ" [635], с.155, "на поле к Дивичю".

Здесь в первоисточнике упомянут монастырь под названием "Девичий". Очень важно, что это именно НАЗВАНИЕ монастыря, а не просто указание на то, что он был женским (девичьим). Если бы это был просто какой-то женский монастырь, то по правилам старого русского языка должно было быть приведено также и его название - скажем "саввин девичий монастырь", "спасов девичий монастырь" и т.п. Ведь именно это название, а не указание на то - женский он или мужской - является главным определением того или иного монастыря.

И здесь нам крупно повезло. Ведь если бы речь шла просто о каком-то женском (девичьем) монастыре, подобное указание было бы малосодержательным. Девичьих - в смысле женских - монастырей в России было много. А вот монастырь ПОД НАЗВАНИЕМ "ДЕВИЧИЙ" БЫЛ И ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО ОДИН. Поэтому данное указание первоисточника немедленно дает нам СОВЕРШЕННО ТОЧНУЮ привязку к местности.

В нашей реконструкции мы обязаны указать Девичье поле и Девичий монастырь в Москве. Долго искать не надо. Есть два "Девичьих поля", расположенных не так уж далеко друг от друга. Начнем со "нового", а потом укажем и "старое". Мы имеем в виду известное поле в излучине Москвы-реки, где сегодня стоит Новодевичий монастырь. Это огромное поле и называлось ДЕВИЧЬИМ ПОЛЕМ [554], с.246. См., например, карту Москвы 1882 года, на которой изображен Новодевичий монастырь, а рядом крупными буквами написано: "Девичье поле", рис.6.33.

До сих пор здесь остались названия: "Проезд Девичьего поля", ранее просто "ДЕВИЧЬЕ ПОЛЕ", затем - Новодевичья набережная, Новодевичий переулок. ДЕВИЧИЙ монастырь изображен и назван ДЕВИЧЕИ МОНАСТЫРЬ на старинном плане Москвы примерно 1707 года, называющемся "Вид с Каменным мостом из Замоскворечья" [550], с.163. См. рис.6.34 и рис.6.35.

На рис.6.36 мы приводим старую гравюру 1702 года с видом Новодевичьего монастыря и его окрестностей в начале XVIII века [9], с.407. Хорошо видно большое поле, оставшееся незастроенным до начала XVIII века.

Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона сообщает: <<Новодевичий Богородице-Смоленский монастырь... в Москве, НА ДЕВИЧЬЕМ ПОЛЕ, в Хамовниках. Основан в 1525 году великим князем Василием Ивановичем в память присоединения Смоленска и именовался в XVI веке "обителью Пречистые Богородицы Одигитрии, НОВЫМ ДЕВИЧЬИМ МОНАСТЫРЕМ">> [988:00], статья "Новодевичий монастырь".

Даже в источниках конца XIX века мы встречаем именование Новодевичьего монастыря просто "Девичьим". Вот, например, отрывок из статьи о Москве в известном Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона: "Вступая в город при урочище Трех Гор, она (Москва-река - Авт.) быстро поворачивает... на юг, образуя высокий гористый берег по левой стороне своего течения, который при устье реки Сетуна, у ДЕВИЧЬЕГО МОНАСТЫРЯ, упадает в луговую местность ДЕВИЧЬЕГО ПОЛЯ" [988:00].

Поскольку основанный великим князем Василием Ивановичем в XVI веке монастырь был назван НОВО-девичьим, то, скорее всего, где-то недалеко должен быть и какой-то другой - СТАРЫЙ Девичий - или просто Девичий монастырь (и это действительно так, см. ниже). Иначе не было никакого смысла в XVI веке называть монастырь НОВО-Девичьим.

Более того, сам Новодевичий монастырь иногда именовался просто ДЕВИЧЬИМ. Причем, опять-таки, в смысле ИМЕНИ СОБСТВЕННОГО, а не в смысле того, что он был женским. Вот, например, запись об основании Новодевичьего монастыря, помещенная в Воскресенской летописи. "О ДЕВИЧЕ МОНАСТЫРИ. Тое же весны поставиша новъ монастырь девичь у града Москвы за посадомъ, близ монастыря святаго Савы" [148:1], том 2, с.357.

Летописная запись прямо озаглавлена "О девичьем монастыре". Никаких других названий этого монастыря НЕ ПРИВОДИТСЯ. Летопись рассказывает о строительстве НОВОГО Девичьего монастыря за московским посадом. Следовательно, раньше там был некий СТАРЫЙ Девичий монастырь. Вероятно именно возле него и состоялся смотр войск Дмитрия Донского.

Оказывается, на московском Девичьем поле существовал и другой, СТАРЫЙ "Девичий монастырь за Черторыем". Он располагался на северо-восточном, противоположном конце поля от Ново-девичьего монастыря. Этот монастырь был совсем недалеко от Крымского брода, где, вероятно, и переправлялся Дмитрий Донской с войсками, см. ниже. То есть, находился как раз у него на пути.

Известно, на том же левом берегу Москвы-реки, недалеко от Новодевичьего монастыря и недалеко от впадения в Москву-реку небольшой речки Черторый, существовавшей здесь ранее, находился ПЕРВЫЙ В МОСКВЕ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ [62], с.187. Или, как раньше говорили, "ДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ ЗА ЧЕРТОРЫЕМ" или "МОНАСТЫРЬ ИЗ ДЕВИЧЬЯ". Это - современный район метро Кропоткинская. Л.А.Беляев сообщает: <<В 1514 г. в списке построек Алевиза Нового упомянута "церковь Алексея святый Человек Божей в ДЕВИЧИ МОНАСТЫРЕ за Черторыею"... В списке старост, избираемых на соборе 1551 г., указан "из Черторья из Олексеева МОНАСТЫРЯ ИЗ ДЕВИЧЬЯ"... На старом месте в 1584 г. был поставлен новый, Зачатьевский монастырь>> [62], с.187-188. См. также [331], т.1, приложение к т.1, комментарий 93. Считается, что первоначальный Девичий монастырь - это "первый на Москве женский монастырь, основанный митрополитом Алексием по желанию игуменьи Иулиании в 1360 году" ("Аргументы и факты", номер 47, 2009 г., с.36). Более того, позднее этот монастырь назывался СТАРОДЕВИЧЬИМ, см. там же.

Таким образом, как мы видим, Дмитрий Донской, выступив из московского Коломенского, мог перейти Москву-реку и попасть на Девичье поле, где устроил военный смотр. В летописи этот переход реки непосредственно перед битвой, назван "переходом через Дон". Возникает естественная мысль, что здесь Доном названа будущая Москва-река. Напомним, что по нашей реконструкции, Москва фактически еще не заложена, а потому названия Москва-река могло еще и не быть. Если это так, то прежнее название Москвы-реки - это ДОН, то есть просто РЕКА. По поводу ДОН = РЕКА см. ниже.

Поразительно, что Задонщина явно имеет в виду Москву-реку, когда говорит о реке ДОН. В самом деле, княжна <<Марья рано поутру плакала на забралах стен МОСКОВСКИХ, так причитая: "О ДОН, ДОН, быстрая река... принеси на своих волнах моего господина Микулу Васильевича ко мне>> [635], с.105. Итак, река ДОН ТЕЧЕТ ЧЕРЕЗ МОСКВУ. Какая река течет через Москву? Правильно. Москва-река. Таким образом, наш вывод, что в древности Москва-река называлась ДОНОМ, получает прямое летописное подтверждение.

Итак, смотр войск Дмитрия произошел на Девичьем поле. Мы указали окрестности Новодевичьего монастыря в Москве как возможное Девичье поле. Но Новодевичий монастырь находится несколько выше по Москве-реке, и чтобы переправиться в этом месте, Дмитрию Донскому пришлось бы делать крюк, рис.6.26. Более вероятно, что Дмитрий переправился по Крымскому броду, то есть туда, где сегодня находится Кремль. Здесь был брод, то есть удобное место для перехода Москвы-реки. Это - ниже Новодевичьего монастыря по течению Москвы-реки.

Как отметил А.Т.Фоменко, нельзя исключать также еще один вариант реконструкции для Девичьего поля и места смотра войск Дмитрия Донского перед битвой. Этому расширению предыдущего анализа посвящен следующий раздел.

2.12. СМОТР ВОЙСК ДМИТРИЯ ДОНСКОГО МОГ ПРОИЗОЙТИ НА МОСКОВСКОЙ ПОЛЯНКЕ, НА ПРАВОМ БЕРЕГУ МОСКВЫ-РЕКИ. БАБИЙ ГОРОДОК И БАБЬЕГОРОДСКИЕ ПЕРЕУЛКИ НА ПОЛЯНКЕ.

Московское Девичье Поле находится на ЛЕВОМ берегу Москвы-реки. Чтобы попасть сюда, Дмитрий Донской должен был сначала форсировать реку Дон = Москву-реку. Однако "Сказание о Мамаевом Побоище" и другие источники утверждают, что Дмитрий Донской устроил смотр войск ЕЩЕ ДО ПЕРЕПРАВЫ через Дон и даже до переправы через Оку - под Коломной [635], с.155, 163. Если смотр был до переправы через Дон, то, следовательно, он должен был происходить на ПРАВОМ берегу Москвы-реки. В этом случае смотр войск происходил, скорее всего, в районе современной Полянки в Москве, напротив Кремля. Которого во времена Дмитрия Донского здесь еще не было. Кремль будет построен тут позже, в XVI веке.

Оказывается, именно в этом месте Москвы когда-то располагался так называемый БАБИЙ ГОРОДОК [803], т.2, с.587. Который, возможно, назывался также и ДЕВИЧИЙ ГОРОДОК. Здесь расположены Бабьегородские переулки. Происхождение старого московского названия Бабий Городок сегодня считается неясным.

<<Бабьегородские переулки названы по местности "Бабий Городок", известной с XVII века... "Городками" тогда называли укрепление. СКАЗАНИЕ О БОЕ ЗДЕСЬ В 1382 ГОДУ ЖЕНЩИН, ПОСТРОИВШИХ "ГОРОДОК", С ТАТАРАМИ ДОКУМЕНТАЛЬНО НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТСЯ>> Цит. по [825], с.65. Таким образом, с Бабьим Городком связаны старые предания о битве с татарами в 1382 году. То есть, примерно тогда же, когда и произошла Куликовская битва. Что вполне естественно. Вероятно в этом предании отразилась сама Куликовская битва 1380 года. Или же ее дубликат-отражение, попавший в 1382 год, о чем мы скажем ниже.

Рассказывая о "битве с татарами" в 1382 году, В.В.Назаревский пишет о названии Бабий Городок следующее: <<Существовало предание, будто несколько сот крестьянок, спасаясь от татар, явились в Москву и просились в Кремль, но из опасения голода не были туда пущены. Тогда они на правом берегу Москвы-реки сделали деревянный сруб, окопали его рвом и ЗДЕСЬ ЗАЩИЩАЛИСЬ ОТ ТАТАР. От этого будто бы эта местность получила название "Бабьего городка">> [568], с.68. В этом описании речь идет, скорее всего, о военном лагере, а не о простом срубе.

Сегодня историки предлагают различные теории, объясняющие старое московское название Бабий Городок. Тем не менее, считается, что <<пока не выяснено точное происхождение этого названия (Бабий Городок - Авт.). Одна версия говорит о том, что здесь якобы было укрепление, в котором оборонялись женщины от вражеского нападения, другая - о том, что на берегу Москвы-реки татары выбирали себе полонянок... Наиболее распространенное объяснение заключается в том, что в этих местах речной берег укрепляли - "городили" при помощи свай, вбиваемых молотами, "бабами">> Цит. по [735], с.298-301. Как нам кажется, название Бабий Городок, вероятнее всего, связано не с деревянными "бабами", которыми забивают сваи, а с женщинами - воительницами, участвовавшими в Куликовской битве.

В этом месте располагался монастырь Рождества Богородицы. Еще раз напомним, что Куликовская битва произошла в день Рождества Богородицы. Поэтому монастырь с таким названием в этом месте мог быть поставлен в память о Куликовской битве. Так же, как и церковь Рождества Богородицы на самом Куликовском поле - московских Кулишках, согласно нашей реконструкции, рис.6.37. "В 1472 г. здесь упоминается Голутвинский монастырский двор - то есть подворье. Монастырь Рождества Богородицы на Голутвине известен по духовной Ивана III 1504 г. Приходская церковь РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ значится с 1625 г." Цит. по [13], Nо. 107.

О том, что монастырь в Голутвине основан в честь Куликовской битвы, пишет, например, В.Г.Брюсова: "Известно, что в честь Куликовской победы Дмитрий Донской построил несколько храмов: основывает монастырь на Дубенке, в Голутвине и на Стромынке, достраивает храм в Коломне (скорее всего, Дмитрий построил этот храм не в Коломне, а в московском Коломенском - Авт.), а в память павших в бою церковь Всех Святых в Кулишках" [100], с.121.

Надо сказать, что место около Бабьего Городка действительно хорошо подходило для смотра войск. Сегодня здесь - Октябрьская площадь, улицы ПОЛЯНКА, БОЛЬШАЯ ПОЛЯНКА. Сами эти названия указывают, что в этом месте находилось БОЛЬШОЕ ПОЛЕ. Может быть, Большая Полянка и называлась раньше Девичьим Полем, поскольку рядом был "Бабий (Девичий) Городок". Не исключено, что Дмитрий Донской мог именно здесь устроить смотр войск, то есть заранее, еще до переправы через реку, в более спокойной обстановке. Дело в том, что Мамай в это время уже находился на левом берегу Москвы-реки.

Итак, согласно данному варианту реконструкции, рядом с московской Большой Полянкой, где Дмитрий Донской мог устроить смотр войскам, потом, в честь Куликовской битвы построили монастырь Рождества Богородицы в Голутвине. Оба указанных выше варианта движения Дмитрия Донского при переправе через Москву-реку показаны на рис.6.26. Впрочем, надо сказать, эти два места находятся недалеко друг от друга.

Как мы уже говорили выше, недалеко от Большой Полянки, на другом берегу Москвы-реки, построили первый в Москве Девичий монастырь.

2.13. ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ МОСКВУ-РЕКУ.

В каком месте Дмитрий перешел через реку? Точно сказать трудно, однако нельзя не обратить внимание, что как раз около Девичьего поля, в тех же московских Хамовниках, было известное место древней переправы через Москву-реку - знаменитый КРЫМСКИЙ БРОД. Именно по нему и переходили Москву-реку в старые времена, когда через нее не было еще мостов [803], т.2, с.407. Сегодня на месте Крымского брода - известный московский Крымский мост, рис.6.33. Раньше здесь проходила старая ДОРОГА, соединяющая Киев и Смоленск с Владимиром, Суздалем и Ростовом Великим. Она шла через Москву-реку, - там, где сейчас стоит Крымский мост, а тогда был брод, - мимо прибрежных сел и лугов к Кремлю и далее на северо-восток [803], т.2, с.407. Быть может, как раз по Крымскому броду Дмитрий Донской и перешел с войском реку Дон - то есть, Москву-реку. Тем более, что, как мы видим, именно к этому броду и подходила старая московская дорога - а по словам летописи Дмитрий с войсками шел "на Котел" именно ДОРОГОЙ, а не полем. "А сам князь великий поиде на Котел дорогою со многими силами" [477:3], том 7, лист 60.

В летописях сохранились прямые указания на то, что войска Дмитрия Донского воспользовались именно БРОДОМ для переправы через Дон. Вот, что сообщает, например, известная Воскресенская летопись: "И повеле мосты мостити чресь реку Донъ и БРОДОВ ПЫТАТИ тое ночи, въ канонъ праздника Пречистые" [148:1], том 2, с.60. Конечно, конница могла пройти по броду и без мостов. Мосты мостили, вероятно, чтобы перевезти обозы и дать возможность перейти пехоте. И вряд ли в ночь перед самой битвой войска Дмитрия Донского могли позволить себе строить настоящий мост на глубоком месте реки. Скорее всего, мостили на мелком месте, то есть по броду.

Перейдя Москву-реку по Крымскому броду, Дмитрий Донской должен был оказаться на северо-восточном краю Девичьего поля. На противоположном от него конце поля, примерно в 4 километрах от места переправы, сегодня стоит Новодевичий монастырь, рис.6.33. А совсем рядом с местом переправы, по пути от него к московским Кулишкам, находился, как мы видели СТАРЫЙ ДЕВИЧИЙ МОНАСТЫРЬ. Это прекрасно соответствует сообщению первоисточников о том, что Дмитрий Донской устроил войскам смотр на Девичьем поле у Девичьего монастыря, см. выше.

На рис.6.38 мы приводим страницу из Лицевого Свода, где показана переправа войск Дмитрия Донского через Дон. Это было за несколько дней до Куликовской битвы.

2.14. МЕСТО БЕРЕЗУЙ И БЕРСЕНЬЕВСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ В МОСКВЕ.

Перед переправой через реку Дон Дмитрий Донской с войском стоял на месте, называемом БЕРЕЗУЙ [635], с.160-161. Замечательно, что набережная Москвы-реки у Большого Каменного Моста, рядом с Кремлем, то есть именно там, где, по-видимому, и переправлялся через Москву-реку Дмитрий Донской с войском, называлась и до сих пор называется БЕРСЕНЬЕВСКОЙ набережной. Берсеньевка - очень старое название в Москве. Считается, что оно восходит к XIV веку. <<На этом месте в древности был Никольский на БЕРСЕНЕВКЕ на Болоте монастырь - "Никола Старый". Сведения о нем имеются от 1390 и 1404 гг.>> Цит. по [13], Nо.24 и 76.

Трудно не заметить, что слова БЕРЕЗУЙ и БЕРСЕН или БЕРЗЕН легко могли перейти одно в другое при переписывании летописей. С учетом того, что буквы И (или Й) и Н писались раньше почти одинаково, мы имеем почти полное совпадение остовов согласных: БРЗЙ и БРСН.

Здесь уместно отметить, что в рамках романовской версии историки не могут указать место Березуй или Березой в окрестностях современного Дона. Каждый из предлагаемых ими вариантов, оказывается, не согласуется с данными, указанными в летописях и в "Сказании". Обзор этой длинной и бесплодной дискуссии см. в книге [631], с.214.

2.15. ПЕРЕПРАВА ВОЙСК ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА ЧЕРЕЗ МОСКВУ-РЕКУ НА КРАСНОМ ПЕРЕВОЗЕ.

Вспомним, что по пути на Куликово поле, Дмитрий Донской и Владимир Андреевич разделились и двинулись разными дорогами. Дмитрий со своими полками пошел на Котел - то есть через московские Котлы - а войско Владимира Андреевича направилось к полю боя по Брашевой дороге. Напомним слова первоисточника: "Князь великий Димитрий отпустилъ брата своего Владимира на БРАШЕВО ДОРОГОЮ, бо не зместилося войско все едною дорогою, а сам пошолъ на КОТЕЛ" [631], с.354.

Когда же они встретились? До или после переправы через Дон = Москву-реку? Судя по словам летописей, войска Дмитрия Донского и Владимира Андреевича соединились уже после переправы. В летописях переправа Дмитрия названа ПЕРЕПРАВОЙ ЧЕРЕЗ ДОН, а переправа Владимира Андреевича ПРЯМО НАЗВАНА ПЕРЕПРАВОЙ ЧЕРЕЗ МОСКВУ-РЕКУ. Историки предлагают считать, что речь идет о совершенно разных, разнесенных во времени и пространстве переправах. Дескать, Дмитрий переправлялся через Дон перед самой битвой, а Владимир Андреевич переправлялся через Москву-реку, когда еще только выходил из Москвы, направляясь на далекое "Куликово поле" под Тулой. Но тогда почему в источниках ничего не говорится о переправе через Москву-реку и других русских полков? Ведь все они должны были переходить Москву-реку, не только Владимир Андреевич. И, потом, в чем значительность такой переправы, если она происходила - как думают историки - еще задолго до битвы, по сути у себя дома, в спокойной обстановке? Но если, как мы считаем мы, переправа войск через реку была совершена перед самым сражением, вблизи расположения противника, то дело приобретает совсем иной оборот. И понятно, почему источники уделяют такое внимание этой переправе.

"Стукъ стучить и гром гремит по ранней зоре - князь Володимеръ Ондриевичь МОСКВУ РЕКУ възится на Красномъ перевози НА БРАШЕВЕ" [631], с.158.

В другом списке "Сказания" московский Красный перевоз НА БРАШЕВЕ называется также Красным перевозом В БОРОВИЦЕ. "Стук стучит гром гремит по ранней зоре, а князь Володимер Андреевич МОСКВУ-РЕКУ перевозится на красном перевозе в БОРОВИЦЕ" [631], с.235.

О каком перевозе тут идет речь? Есть ли в Москве такое место? Да, есть. Скорее всего, здесь имеется в виду древний московский Перевоз, который находился между Саввинской и Бережковской набережными Москвы-реки. Он был хорошо известен в старой Москве. <<Перевоз (Саввинская набережная). Упоминается в обводной XV века (1410-1431)... и в летописи под 1533 годом... Перевоз через Москву-реку находился близ Дорогомилова, у выхода к реке Можайской дороги; обычно служил для связи (в летнее время) города с великокняжеским селом Воробьевым. Так, возвращаясь в 1533 году из села Воробьева, князь Василий III "поеде... на пором под Дорогомиловым, и въеде в славный свой град в Москву в ворота БОРОВИЦКИЕ">> [876:1*], с.115. Таким образом, дорога от Перевоза вела прямо к БОРОВИЦКИМ воротам Кремля. Тогда понятно, почему летопись назвала его "красным перевозом в БОРОВИЦЕ".

Согласно летописям, полки Владимира Андреевича подошли к Перевозу по БРАШЕВОЙ дороге. Что это за дорога? Как мы видели, от Перевоза шла дорога на Можайск. Но к нему подходила и другая древняя московская дорога - БОРОВСКАЯ. Сегодня это - Боровское шоссе, которое, вступая в пределы современной Москвы превращается сначала в Озерную улицу, затем в Мичуринский проспект, улицу Косыгина, и выходит на Бережковскую набережную Москвы-реки, в точности к месту древнего Перевоза, напротив Саввинской набережной.

Но тогда все сразу же становится на свои места. Ведь Владимир Андреевич был Серпуховско-БОРОВСКИМ князем. Причем, именно Боровск был его старой столицей. Город Серпухов он построил только лишь в 1374 году [988:00]. Поэтому именно по БОРОВСКОЙ дороге и должны были идти его войска в Москву к месту битвы. Таким образом БРАШЕВА дорога летописных сказаний - это БОРОВСКАЯ дорога. Недаром летописи путали названия БРАШЕВО и БОРОВИЦА, см. выше.

<<Владимир Андреевич Храбрый - князь серпуховско-боровский, внук Ивана Калиты (1353-1410)... В 1374 году он "заложи град Серпухов дубов"... За участие свое в Куликовской битве... Владимир, как и великий князь, получил прозвище "Донского">> [988:00], статья "Владимир Андреевич Храбрый".

Боровская дорога должна была привести полки Владимира Андреевича прямо к московскому Перевозу. Переправившись по которому, они попадали на Девичье поле возле Новодевичьего и Саввиного монастырей (нынешняя Саввинская набережная).

Итак, Дмитрий Донской и Владимир Андреевич, скорее всего, переходили Дон = Москву реку в разных местах - хотя и недалеко друг от друга. После переправы они оказались на одном и том же Девичьем поле в московских Хамовниках. Дмитрий, переправившись по Крымскому броду, оказался на северо-восточном краю Девичья поля, а Владимир Андреевич, переправившись по Красному перевозу, вышел на юго-западный его конец, около нынешнего Новодевичьего монастыря.

2.16. РЕКА ДОН КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ И МОСКВА-РЕКА.

Согласно летописям, русские войска, двигаясь на Куликово поле, перешли через реку ДОН. См. ПСРЛ, т.37, с.76. Да и победитель Дмитрий, и даже его брат, назывались ДОНСКИМИ.

Сегодня считается, что речь идет об известной реке Дон к югу от Москвы. Но эта современная река Дон в средние века чаще называлась ТАНАИС. Именно так она именуется во многих описаниях Московии, составленных иностранцами, посещавшими Русь в XV-XVII веках. См. книгу "Иностранцы о древней Москве. Москва XV-XVII веков", [314]. При этом, подавляющая часть русских городов, рек и т.п. называются в этих дневниках путешественников, по-видимому, со слов их русских собеседников, своими РУССКИМИ ИМЕНАМИ, каковые нам известны и сегодня. Хотя можно усмотреть некоторое созвучие имен Дон и Танаис. По-видимому, именно словом ТАНАИС называли реку русские люди, беседовавшие с проезжими иностранцами. См. например [314], с.23,59 и т.д. Реку Волгу, кстати, иногда называли РА [314], с.23.

Но тогда возникает законный вопрос. А где же в средние века была русская река Дон? Сегодня название ДОН обычно связывается лишь с одной рекой - современным ДОНОМ. Но оказывается, слово ДОН означало, - и во многих языках означает до сих пор, - просто РЕКА.

Причем, это - известный факт. Этимологический Словарь М.Фасмера [866], т.1, с.553, сообщает, что слова ДОН и ДУНАЙ во многих древних языках означали РЕКУ вообще. Причем, не только в славянских, но и в турецком, в древнеиндийском, в древнем авестийском и других языках. До сих пор в русских наречиях существует слово ДУНАЙ, означающее РУЧЕЙ (олонецк.). В польском языке ДУНАЙ означает "глубокая РЕКА с высокими берегами", а в латышском ДУНАВАС означает "речушка, родник" [866], т.1, с.553.

Более того, производными от слова ДОН являются также названия крупнейших рек Европы - ДНЕПР и ДНЕСТР. В составе всех этих названий первые две буквы ДН означают "река", то есть ДОН или ДН без огласовок. О реке ДУНАЙ и говорить нечего. Это просто чуть иная форма слова ДОН [866], т.1, с.518.

Итак, ДОН - это "РЕКА". А следовательно, ДОНОМ ДОЛЖНЫ БЫЛИ НАЗЫВАТЬСЯ МНОГИЕ РЕКИ. Поскольку мы выдвигаем идею, что Куликово поле было на территории нынешней Москвы, то возникает вопрос: а где же в Москве река Дон? Видимо, сама Москва-река ранее называлась ДОНОМ.

Нам скажут - Куликовская битва произошла на Дону, а не на Москве-реке. Но, повторим, слово ДОН или ДУНАЙ раньше использовалось в качестве названий самых разных рек. М.Б.Плюханова пишет: <<Самый яркий... пример... - использование гидронима "Дунай" в славянском фольклоре для наименования крупных славянских рек - Дона, Днепра, Москва-реки и др.>> [661], с.18. Поскольку Москва-река, как мы видим, также называлась Дунаем или Доном (Дон и Дунай - фактически одно и то же слово), то "Дон" Куликовской битвы вполне может оказаться Москвой-рекой. Потом это забыли.

Е.П.Савельев пишет: <<Названия рек и вообще воды "дон, тон, дан, тун, дун" очень древние, встречающиеся на пороге истории арийских народов по всей Европе и западной Азии и удержавшиеся до настоящего времени только в одном языке осетин... Устья рек носили общее название "донье", "тонье" или "тона", удержавшиеся до сего времени во многих местах славянских земель, как, например, у нас и у сербов... Одним словом, название воды или рек "дан" было известно тому доисторическому народу, от которого Eridanus, знаменитая мифическая "река борьбы", получила свое название>> [757:1], с.34.

Савельев совершенно прав в том, что в "древности" слово "дон" означало любую реку. Но, следуя неправильной хронологии Скалигера, он полагает, что "древность" окончилась уже несколько тысяч лет назад, задолго до Куликовской битвы. Это неверно. После исправления ошибок скалигеровской хронологии древняя эпоха перемещается в X-XIV века н.э. и накрывает собой время Куликовской битвы. См. подробности в книгах А.Т.Фоменко "Основания хронологии", "Методы", а также в наших книгах "Звезды свидетельствуют", "Небесный календарь древних", "Новая хронология Египта", "Древние зодиаки Египта и Европы". В нашей книге "Царь Славян" получена датировкой Рождества Христова серединой XII века. Таким образом, XII век - это еще "глубокая древность", эпоха Христа.

Согласно Новой хронологии, "древнее" название любой реки ДОНОМ должно было действовать и в эпоху Куликовской битвы.

Итак, возникает естественная мысль, что Доном в данном случае названа Москва-река. Напомним, что по нашей реконструкции, город Москва в то время еще не был заложен, а потому современного нам названия Москвы-реки могло еще и не быть. Ее могли называть ДОНОМ, то есть просто РЕКОЙ. По поводу смыслового тождества слов ДОН и РЕКА в старом русском языке см. ниже. Кстати, современная река Дон называлась "Тихий Дон", то есть "Тихая река".

Возможно и еще одно объяснение. Слово ДОН может означать в русском языке ДОННЫЙ, НИЖНИЙ, от слова ДНО. Поэтому "Донской" могло означать НИЗОВОЙ - хорошо известный термин в русской истории. См. Н.М.Карамзина, [362], указатель географических имен, столбец 364. Вспомните, например, "низовые полки (войска)". Вероятно, здесь имелись в виду Ордынские войска, расположенные НИЖЕ по течению Волги. Отсюда - и ДОН, ДОНСКАЯ, то есть НИЗОВАЯ область. Кстати, Сарская епархия получила, скорее всего, свое имя от имени САРАЙ. Да и слово ЦАРЬ - того же корня: цар = сар. О Сараях на Руси мы говорили выше. Добавим, что и в Москве мы встречаем имя САР, например, в названии знаменитой Сарской епархии и речки Сара.

В связи с именем ДОН в Москве, вспомним также знаменитый ДОНСКОЙ монастырь, не очень далеко от центра Москвы. Он основан в XVI веке.

2.17. СЛЕД ДРЕВНЕГО НАЗВАНИЯ МОСКВЫ-РЕКИ "ДОНОМ" - САРСКОЕ И ПОДОНСКОЕ ПОДВОРЬЕ В МОСКВЕ.

Яркие следы старого названия ДОН в Москве сохраняются до сих пор. Недалеко от московского Старо-Симонова монастыря, - который, как мы вскоре увидим, непосредственно связан с Куликовской битвой, - до XVIII века располагалось подворье старинной московской "Сарской и ПОДОНСКОЙ" епархии, с кафедрой этой епархии, архиерейским домом и соборной церковью. Оказывается, ее название "Подонская" связано именно с Москвой.

В 1742 году Сарская и Подонская епархия была переименована в Крутицкую. Сегодня она именуется "Московской", а возглавляет ее митрополит Крутицкий и Коломенский. "Последним архиереем с титулом Сарский и Подонский был архиепископ Леонид (до 1742 года). Его преемник... в 1742 году был поставлен епископом Крутицким... епархия просуществовала до 1788 года, когда... она была упразднена вместе с Крутицким монастырем. Однако Крутицкое архиерейское подворье сохранялось... кафедра митрополитов Крутицких была восстановлена... в 1918 году" (сведения взяты с официального сайта Московской епархии Русской православной церкви /www.mepar.ru/eparhy/history/).

Надо сказать, что Сарская и Подонская епархия первоначально возникла не в Москве. Она была перенесена сюда из столицы Золотой Орды - Сарая. Однако подворье в Москве Сарайские епископы имели еще до переноса кафедры. "Епископы Сарайские пребывали постоянно при ханах... При наличии своей постоянной резиденции в Сарае епископы Сарайские издревле... имели также подворье в Москве на Крутицах, месте на высоком берегу Москвы-реки. Подворье епископов Сарайских в Москве было расположено в Крутицком монастыре" (см. там же).

О происхождении названия "Сарская и Подонская" имеются различные мнения. Тем не менее, известно, что название это возникло, когда епархия была уже перенесена из Сарая в Москву (см. там же). Как правило, "считается, что... епархия была переименована в Сарскую и Подонскую по омывавшим Крутицы небольшим речкам Сара и Подон" (см. там же). "Даниилу Александровичу приписывают основание монастыря на Крутицах - местности, названной так по своей крутизне. У подошвы этой возвышенности ПРОТЕКАЛИ ДВЕ РЕЧКИ, с северной Сара, с южной ПОДОН" [568], с.24.

Однако странно, что в названии епархии удостоились быть упомянуты лишь две маленькие речушки, притоки Москвы-реки - но не сама Москва-река, ПРЯМО НА БЕРЕГУ КОТОРОЙ РАСПОЛАГАЛОСЬ ПОДВОРЬЕ. Поэтому, скорее всего, приведенное объяснение просто неверно. Название епархии САРСКАЯ, вероятно, происходит от Сарая, где она первоначально располагалась. Переехав из Сарая в Москву, епархия получила новое имя "Сарская и Подонская", см.выше. Поскольку, название "Подонская" прибавилось после переезда в Москву, то, следовательно, это уже - МОСКОВСКОЕ название. Причем, скорее всего, в названии ПОДОНСКАЯ должно звучать не имя маленькой речки Подон - причем, даже не речки, а маленького ручейка длиной около километра, см рис.6.39, - а старое название самой Москвы-реки - ДОН.

Причем, если Москва-река называлась Доном, то местность вокруг нее, расположенная, "по Дону", естественно, именовалась "Подонской". Ясно, что когда Сарская (Сарайская) епархия переместилась на Москву-реку, - то есть, на ДОН, в по-донскую местность, - то она и стала называться Сарской и ПоДОНской.

И действительно, по некоторым сведениям, название епархии "Сарская и Подонская" происходит от Сарая и реки ДОН. "В 1261 году... в самой Орде поставлена была кафедра христианского епископа. Святитель Сарайский... имел титул Сарского и Подонского; ибо область его простиралась от Черного Яра по Хопру и по ДОНУ" [472:1], с.56.

Вряд ли речь здесь может идти о современном нам Доне, поскольку он расположен очень далеко, как от Сарая, где была епархия первоначально, так и от Москвы, куда она потом переехала. А вот если Москва-река когда-то называлась Доном, то все становится на свои места.

Итак, река Дон, упоминаемая в первоисточниках, рассказывающих о Куликовской битве, это, скорее всего - Москва-река.

2.18. ЛЕТОПИСНАЯ РЕКА НЕПРЯДВА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ - ЭТО МОСКОВСКАЯ ЯУЗА.

Согласно прямым указаниям летописей, Куликовская битва произошла в устье реки Непрядвы. Говоря более точно, Куликово поле располагалось на месте слияния рек Дона и Непрядвы и ограничивалось этими реками с двух сторон. Об этом говорится во всех летописях и сказаниях, рассказывающих о Куликовской битве. А в некоторых источниках помещены также и красочные рисунки, ясно показывающие, что Куликово поле было НА СТРЕЛКЕ ДВУХ РЕК - ДОНА И НЕПРЯДВЫ.

Раскроем, например, Лицевой Летописный Свод - обширную, богато иллюстрированную летопись, принадлежавшую в XVII-XVIII веках русским царям [477:3]. Там совершенно четко показано, что Дмитрий Донской бился с Мамаем в устье Непрядвы, прямо на стрелке двух рек, рис.6.40.

Можем ли мы указать реку Непрядву в Москве? Да, можем. Из уже сделанных нами выше сопоставлений куликовских и московских названий вытекает, что Непрядва, которая, согласно летописям, протекала прямо по полю битвы, должна соответствовать московской реке ЯУЗЕ.

В самом деле, Кулишки лежат между Яузой и Москвой-рекой так же, как летописное Куликово поле - между Непрядвой и Доном. Поэтому, если Куликово поле - это московские Кулишки, а Дон Куликовской битвы - Москва-река, то в качестве Непрядвы должна выступать именно река Яуза, рис.6.28. При этом возникает просто ИДЕАЛЬНОЕ соответствие между летописной географией Куликовской битвы и подлинной географией московских Кулишек.

Итак, скорее всего, Непрядва это Яуза.

На первый взгляд, между названиями "Непрядва" и "Яуза" нет ничего общего. По звучанию слова совершенно разные. Однако, приглядевшись внимательнее, можно заметить, что ПО СВОЕМУ ЗНАЧЕНИЮ ОНИ ОДИНАКОВЫ.

В самом деле, что означает русское слово "Непрядва"? "Прядать" означает дергаться, совершать резкое движение. Например, "прянуть в сторону" значит рвануться в сторону. В.И.Даль: "ПРЯДАТЬ, ПРЯНУТЬ, ПРЯДЫВАТЬ - прыгать, скакать, сигать; метаться швырком... Серны, прядая с холма на холм (Державин)... Прядать из окна, выпрыгнуть... Прядать в окно, впрыгнуть... ПРЯДУН [уна], сиб. водопад, ручей, падающий со скалы" [223], т.3, ст.1392-1393.

Поэтому Непрядва - "недергающаяся", спокойная речка.

А что такое "Яуза" по-русски?

Слово УЗА означает связь, ограничение. В.И.Даль: "УЗА,... УЗЫ - вязи, цепи, оковы" [223], т.4, ст.970. От того же корня - УЗДА, ограничивающая движение лошади, не дающая ей метнутся, ПРЯНУТЬ в ненужную сторону.

Итак, УЗА не дает ПРЯДАТЬ. Что можно выразить и так:

УЗА = НЕ-ПРЯДВА.

А потому, ЯУЗА и НЕПРЯДВА, по сути, ОДНО И ТО ЖЕ ИМЯ.

Возможно московская река Яуза-Непрядва получила свое название оттого, что не выходила, НЕ ПРЯДАЛА из-за высоких или как-то укрепленных своих берегов. То есть - из-за наложенных на ее УЗ. Конечно, мы не настаиваем на таком объяснении. Важно лишь, что ЯУЗА и НЕПРЯДВА - два названия, ОБОЗНАЧАЮЩИЕ ОДНО И ТО ЖЕ.

Сегодня близость имен Яуза и Непрядва ощущается уже далеко не так сильно, как прежде. Отношение к именам сильно изменилось. В Средние века они были почти всегда осмыслены и наибольшее внимание люди уделяли именно смыслу имени, а не его звучанию. Сегодня, наоборот, главное в имени собственном - его звучание, а не смысл. Поэтому, скажем, в наше время, при переводах с языка на язык, стараются прежде всего сохранить звучание иностранного имени, не обращая внимания на его смысл. Но так было не всегда. Например, английское имя "mister Brawn" сегодня переведут как "мистер Браун". Но еще 200 лет назад в XVIII веке, его могли бы перевести как "господин Чернов". Ведь слово "Brawn" означает, коричневый, темный цвет, а потому английское имя "Brawn" наиболее близко к русскому "Чернов". Поскольку мы занимаемся здесь исследованием средневековых текстов, необходимо прежде всего учитывать точку зрения средневекового переписчика. Который легко мог заменить "Яузу" на "Непрядву" или наоборот.

Отметим, что Яуза - далеко не маленькая река, вполне достойная упоминания в летописях вместе с Москвой-рекой (Доном). Яуза - самый крупный приток Москвы-реки, протекающий по городу Москве. Возле своего устья это достаточно глубокая река, способная поставить преграду разгромленным и бегущим войскам. В то же время, Яуза не очень широкая река и потому войска Мамая вполне могли навести через нее мост перед битвой, по которому и перешли на поле боя со стороны Красного (Таганского) холма. Во время их беспорядочного бегства мост, вероятно, сломался и они стали тонуть в реке. Как и описано в летописях, см. ниже.

Склоны холмов, окружающих устье Яузы = Непрядвы со всех сторон, при приближении к устью становятся весьма отлогими и постепенно превращаются в обширное поле, заключенное между Яузой и Москвой-рекой, рис.6.25. Это и есть московские Кулишки. НО ИМЕННО ТАК И ОПИСЫВАЕТСЯ КУЛИКОВО ПОЛЕ В ЛИЦЕВОМ ЛЕТОПИСНОМ СВОДЕ: "И сташа на поле Куликове, на усть Непрядвы-реки. Бе же то поле велико и чисто и ОТЛОГ ВЕЛИК ИМЕЯ НА УСТЬ НЕПРЯДВЫ" [477:3], том 7, л.82, оборот.

На рис.6.41 показана страница из Лицевого Свода с изображением Куликова поля. Нарисовано, как Дмитрий Донской и его воевода Дмитрий Боброк выехали осмотреть Куликово поле в ночь перед битвой. Четко показано, что войска Мамая располагаются еще по другую сторону реки от них. Река, разделяющая противников - это Непрядва.

Далее, в летописи подчеркивается. что Дмитрий Донской и Дмитрий Боброк выехали на Куликово поле тайно, вдвоем, без охраны. "Князь великий же не повеле ему никомуже сего поведати. И егда заря угасе и глубоцей нощи суще, и Дмитрей Боброк Волынец всед на конь и поим с собою великого князя и выехаша на поле Куликово" [477:3], том 7, листы 77, 78 оборот.

Все это прекрасно соответствует географии московских Кулишек и реки Яузы в качестве Непрядвы. В самом деле, согласно нашей реконструкции, войска Дмитрия стояли в ночь перед боем на самих Кулишках, а войска Мамая хотя и совсем рядом, но по другую сторону реки Яузы, см. рис.6.28 выше. Значит, Дмитрий действительно мог беспрепятственно выехать на Куликово поле в ночь перед боем, не имея с собой охраны и не боясь быть захваченным врагом. Поскольку, чтобы попасть на Кулишки, мамаевцам надо было сначала пересечь Яузу, а Яуза - глубокая река. Как мы уже говорили, Мамаю, скорее всего, пришлось наводить мосты утром перед битвой, чтобы попасть на поле боя. Тогда становится понятно, почему Куликовская битва началась так поздно - в шестом часу дня. Ведь обычно битвы начинались на рассвете.

Такое позднее начало Куликовской битвы было настолько необычным, что особо подчеркивалось в летописях: "и бе УЖЕ ШЕСТЫЙ ЧАС ДНИ, сходящимся им на усть Непрядвы-реки, и се внезапу сила великая татарская борзо с шеломяни грядуща, и ту паки не поступающе сташа, ибо НЕСТЬ МЕСТА, ГДЕ ИМ РАЗСТУПИТИ" [477:3], том 7, лист 86, оборот. В Лицевом Своде даже изображено высоко стоящее солнце с палящими лучами перед началом боя, см. рис.6.22 выше. Действительно, странно, что битва началась так поздно. А вот если Мамаю пришлось наводить мосты перед битвой, то все становится на свои места. Пока Мамай наводил мосты через Яузу-Непрядву, Дмитрий объезжал войска и готовил засадный полк в дубраве на высоком холме прямо над полем битвы, см. ниже.

Отметим, что на нечаевском "Куликовом поле" никакого объяснения позднему началу Куликовской битвы мы не найдем.

Обратим внимание еще на одну интересную подробность. Летопись сообщает, что спускавшимся с высокого холма на Куликово поле войскам Мамая БЫЛО ОЧЕНЬ ТЕСНО при входе на поле боя. Настолько тесно, что они какое-то время были вынуждены даже постоять на месте, поскольку "им негде было расступиться", см. выше. Чем такое можно объяснить? На нечаевском "Куликовом поле" - НИЧЕМ. Там нет ни холмов, ни достаточно глубоких рек, ни каких-либо других преград при входе на поле боя. Но если Непрядва - это Яуза, то иначе и быть не могло. Вы только взгляните на Кулишки. Войска Мамая просто не могли не стесниться на небольшом пространстве между Яузой и подножием Красного (Таганского) холма, прежде чем все воины смогли перейти по мостам через Яузу на Кулишки = Куликово поле.

И опять мы видим идеальное соответствие между летописным описанием Куликова поля в устье Непрядвы и московскими Кулишками в устье Яузы. Соответствие, доходящее до мельчайших подробностей.

Приведем еще один показательный рисунок из Лицевого Свода, рис.6.42. Изображен рассвет на поле Куликовом, утром перед битвой. Хорошо видно, что Дмитрий с войсками стоит уже на самом Куликовом поле. Мамаевцы же находятся еще за Непрядвой, впадающей в Дон в правом нижнем углу рисунка. Как мы уже сказали, это прекрасно соответствует географии московских Кулишек с Яузой в качестве летописной Непрядвы и Москвой-рекой в качестве летописного Дона. Заметим далее, что согласно летописному рисунку, Мамай с войсками стоит с восточной стороны от Яузы-Непрядвы. Ведь именно на его стороне нарисовано восходящее солнце, рис.6.42. И опять мы видим полное соответствие с московскими Кулишками. Красный (Таганский) холм, где была ставка Мамая, действительно находится на ВОСТОЧНОМ берегу Яузы, см. рис.6.28 выше.

Как отметили А.Т.Фоменко и Т.Н.Фоменко, нельзя исключать также еще один вариант реконструкции расположения летописной реки Непрядвы в Москве. Этому посвящен следующий раздел.

2.19. ВОЗМОЖНО, ЧТО ЛЕТОПИСНАЯ НЕПРЯДВА - ЭТО МОСКОВСКАЯ РЕЧКА НАПРУДНАЯ ИЛИ ЖЕ НЕГЛИНКА. ВЕРОЯТНО, ЯУЗУ ТАКЖЕ НАЗЫВАЛИ НАПРУДНОЙ.

А.Т.Фоменко и Т.Н.Фоменко дополнили предыдущий анализ еще одним соображением, согласно которому, летописная Непрядва - это река НАПРУДНАЯ, она же Самотека, в центре Москвы [284], с.54, причем Т.Н.Фоменко считает эту версию основной. Трудно отделаться от впечатления, что летописная НЕПРЯДВА - это просто вариант московского имени НАПРУДНАЯ, от слов "на пруду", "на прудах". То есть Напрудная = Напрудова - НПРДВ ---> Непрядва.

Более того, река Напрудная расположена на московских Кулишках, то есть прямо на Куликовом поле. Так что название "Напрудная-Непрядва" летописцы вполне могли связать с Куликовской битвой. В самом деле, сообщается следующее. "Главная, так сказать, становая возвышенность направляется... сначала по течению РЕЧКИ НАПРУДНОЙ (Самотека), а потом НЕГЛИННОЙ прямо в Кремль... идет по СРЕТЕНКЕ и Лубянке (ДРЕВНИМ КУЧКОВЫМ ПОЛЕМ) и вступает... в Китай-город" [284], с.54. Все это - район большого Куликова поля в Москве.

Итак, по московским Кулишкам протекала раньше река НЕГЛИНКА. Она впадала в Москву-реку. Это - маленькая речка. Кулишки назывались также "Кучковым полем у Неглинной" [841], с.51. Приставка НЕ в названии реки - довольно редкое явление. Возможно, преобразование приставки НА в НЕ в имени НАпрудова-НЕпрядва возникло из-за близости реки НЕглинки. Названия рек Напрудной и Неглинки могли тесно переплетаться в сознании людей еще и потому, что на Неглинке ранее находилась ЗАПРУДА, в результате чего перед Кремлем в древности образовался ПРУД. Вот что писал об этом Сигизмунд Герберштейн в XVI веке: "Неглима (Неглинная) вытекает из каких-то болот и пред городом, около высшей части крепости (Кремля - Авт.) до такой степени ЗАПРУЖЕНА, ЧТО РАЗЛИВАЕТСЯ В ВИДЕ ПРУДА, вытекая отсюда, она заполняет рвы крепости и... под самой крепостью соединяется с рекой Москвой" [314], с.15.

Возникновение имени Непрядва-Напрудная совершенно естественно, поскольку в Москве было, да и есть, много прудов. Сегодня хорошо известны улицы Напрудные (Первая и Вторая), затем Напрудный переулок, Прудовая улица, Прудовой проезд и т.д. [858].

Более того, к северу от Кремля на Яузе было село НАПРУДСКОЕ [841], с.125. Имена НЕПРЯДВА и НАПРУДНАЯ практически тождественны. Легкая трансформация Напрудной в Непрядву также может быть понята из сохранившегося до сих пор в Москве имени ПРУДОВАЯ. Напрудную речку вполне могли называть также НАПРУДОВОЙ, или Непрядвой. Так что реку Яузу тоже могли именовать Напрудной-Непрядвой.

Откуда вообще возникли "Напрудные названия" на территории Москвы, в районе Кулишек? Однозначно ответить трудно, но стоит обратить внимание на толкования слов НАПРУДИТЬ, НАПРУЖАТЬ, ПРУДИТЬ, ПРУДНОЕ (место) в известном Словаре В.Даля [223]. Этими словами в русском языке ранее обозначалось следующее: сделать плотину на реке, насыпь, сделать запруду; прудные места на реках возникали из-за того, что течение запружено наносами, мелями (естественные пруды); реку специально напруживали, чтобы сделать на ней водяную мельницу (мельничные пруды); плотины делали при монастырях, чтобы в запруженном, "напрудном" месте разводить рыбу (рыбные пруды) и т.д. Поскольку на территории Москвы всегда было много речек, то в языке селившихся здесь людей естественно возникли и сохранились "напрудные названия".

Напомним, кстати, что название Непрядва в некоторых местах современных изданий Задонщины выделено курсивом. Хотя имеются, конечно, "Непрядвы" и без курсива. Это означает, см. выше, что в этих местах текста Задонщины имя Непрядва было кем-то "реконструировано".

Для полноты картины, приведем дополнительные интересные свидетельства по поводу Напрудной-Непрядвы.

Вероятно, "Напрудной-Непрядвой" могли называть не только реку, но и местность. Открываем книгу москвоведа С.К.Романюка "По землям московских сёл и слобод" [735:2]. В разделе "Напрудная слобода", на стр.228, читаем:

<<Напрудная слобода находилась на северо-востоке Москвы, на берегах речки Напрудной. Она брала начало в районе нынешнего Рижского вокзала, далее протекала вдоль Екатерининской улицы и по территории сада Екатерининского училища, где было несколько прудов, богатых рыбой (отсюда, вероятно, и названия этой речки - Напрудная и Рыбная), проходила по Самарскому переулку и впадала в реку Неглинную.

Слобода стояла на землях древнего села Напрудского, существовавшего, возможно, ещё в XII-XIII вв. Первый раз оно упоминается в старинной духовной грамоте (завещании) московского князя Ивана Калиты в 1339 г.: "Се дал юсмь сыну своему болшему Семену... село Напрудское у города". Примерно через сто лет село, по сути дела, вошло в состав города - в духовной (или, как он пишет, - в "грамоте душевной") великий князь Василий Васильевич уже упоминает об этом селе вместе с городскими дворами: "А из Московских сел даю своей княгине Напрудское у города и з дворы з городскими">>.

Итак, взглянув на современную карту Москвы, обнаруживаем, прежде всего, что след села Напрудского (или Напрудного) сохранился в названиях 1-го и 2-го Напрудских переулков и Напрудной улицы. Далее, судя по описаниям расположения речки Напрудной (Напрудовой), она протекала примерно по направлению Олимпийского проспекта, затем параллельно Цветному Бульвару и (впадая в реку Неглинную) вдоль улицы Неглинной к Кремлю и впадала в Москву-реку за Боровицким холмом. Кстати, вполне вероятно, что у речки было несколько названий в разных её частях и в разное время. В частности, вся речка могла назваться Напрудной (Напрудовой), а некоторые её части - в какое-то время - Рыбной и Неглинной.

Во всяком случае, во времена Куликовской битвы, в конце XIV века, вокруг Куликова (Куличкова) поля яркими названиями местностей были - река Напрудова (Напрудная, по современному) и Напрудная (Напрудова) слобода, а с другой стороны - Дон, то есть довольно большая излучина современной Москвы-реки вместе с низким её правым берегом. Поэтому при описании географического места битвы, естественно, летописцы могли воспользоваться названиями: ДОН и НАПРУДОВА, то есть НЕПРЯДВА при небольшом искажении или неправильном прочтении.

Итак, не исключено, что летописное название "река Непрядва" могло быть отражением сохранившихся в Москве "Напрудных названий", в частности, в районе Куликова поля, совсем недалеко от него, и на реке Яузе.

2.20. ТУЛЬСКАЯ "НЕПРЯДВА" ОТСУТСТВУЕТ В РУССКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОПИСАНИЯХ ДО-НЕЧАЕВСКОГО ВРЕМЕНИ. СКОРЕЕ ВСЕГО, ТАК НАЗВАЛ ЕЕ САМ НЕЧАЕВ, ПО ЛЕТОПИСЯМ.

Нам могут возразить, что на карте Тульской области, не очень далеко от того места, куда историки сегодня помещают Куликовскую битву, протекает речка с прямым летописным названием "Непрядва". Если Куликовская битва, как мы утверждаем, была в Москве, то откуда же в тульской области появилась "куликовская" речка Непрядва? Ведь "Непрядва" - очень редкое название реки. Река с таким названием сегодня только одна. И протекает она именно в Тульской области, вблизи нечаевского "Куликова поля". Значит именно там - а не в Москве - и должно быть подлинное Куликово поле?

Конечно, случайным такое совпадение быть не может. Но давайте посмотрим - когда речка Непрядва в Тульской области впервые стала известна? Когда люди узнали о ней как о "реке Непрядве"? Если это произошло лишь во времена помещика Нечаева, то дело принимает совсем другой оборот. Поскольку тогда речь пойдет о ПРЯМОМ ПОДЛОГЕ Нечаева.

Напомним, что тульская Непрядва - очень маленькая речка, ПРОТЕКАВШАЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО ПО ЗЕМЛЯМ, ПРИНАДЛЕЖАВШИМ ЛИЧНО НЕЧАЕВУ. И крестьяне, которые жили по ее берегам, ТОЖЕ ПРИНАДЛЕЖАЛИ НЕЧАЕВУ. Напомним, что в России в то время было крепостное право. Поэтому ничто не мешало Нечаеву просто ПЕРЕИМЕНОВАТЬ дотоле неизвестную общественности маленькую речку в своем имении, и назвать ее громким летописным именем "Непрядва". Тем самым, он получал еще одно "надежное подтверждение" своему замечательному "открытию" Куликова поля. И если уж Нечаев "нашел" и даже выставил в своем музее кремниевый пистолет (!), якобы оставшийся от Куликовской битвы, то вряд ли бы он остановился перед переименованием небольшой речки в своем имении в "Непрядву". Он легко мог подать дело так, что, дескать, благодаря своему открытию, восстановил, наконец подлинное древнее имя этой речки.

Итак, обратимся к географическим описаниям России второй половины XVIII века, когда Нечаев еще не успел совершить своего "открытия". Знали ли географы XVIII века хоть что-нибудь о реке Непрядве, притоке Дона, в Тульской области? Реке весьма знаменитой в русских летописях и потому, вряд ли ускользнувшей от внимания ученых.

Воспользуемся объемистым трудом Харитона Чеботарева, напечатанным в Типографии Московского Университета в 1776 году под длинным названием: "Географическое и методическое описание Российской Империи, с надлежащим введением к основательному познанию Земнаго шара и Европы вообще, для наставления обучающихся при императорском Московском университете юношества, из лучших новейших и достоверных писателей собранное трудами университетскаго питомца Харитона Чеботарева", рис.6.43. Книга Чеботарева содержит в себе 540 страниц и включает подробный географический указатель. Она охватывает все губернии Российской империи и перечисляет принадлежащие к ним все сколь-нибудь значительные города, монастыри, остроги, крепости, реки, озера и т.п.

Итак, что знал Харитон Чеботарев в конце XVIII века - то есть незадолго до Нечаева - о реке Непрядве? Оказывается - НИЧЕГО. В указателе географических имен его книги слово "Непрядва" ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЕТ, см. рис.6.44. Вот полный перечень сведений, которые сообщает Чеботарев о реке Дон и ее притоках:

"Дон, Tanais, le Don, а от Татар Туною или Дуною называемый, выходит неподалеку от Тулы из Иван-озера, и протекши всю Воронежскую губернию, впадает при Азове в тамошний залив, Азовским морем называемый".

И далее: "Из многих рек, текущих по сей (Воронежской - Авт.) губернии, пред прочими достопамятны следующия:

1) ДОН...

2) ЦНА,... небольшая река, которая по соединении с МОКШЕЮ... впадает в ОКУ.

3) ВОРОНЕЖ..., хотя не великая, но по соединении с УСМАНОМ, столь глубокая река, что вешною водою в Дон прохаживали по ней военные корабли с 70 пушек и более...

4) ХОПЕР... не малая река... по соединении с Бузулуком, впадающая в ту же реку Дон...

5) МЕЧА... и СОСНА..., равным образом посредственныя реки, впадающие в тот же Дон...

6) ДОНЕЦ... или северной Донец, также не малая река... Сия река в своем течении принимает в себя много других не малых рек, как то с правой стороны текут в нея ТОРЬ, БАХМУТ, ЛУГАНЬ и КУНДРУША; а с левой БЕЛАЯ, ОСКОЛ и АЙДАР" См. страницы 364-365 книги Чеботарева.

Получается, что река Непрядва, приток Дона, по мнению русского географа XVIII века Харитона Чеботарева, либо вообще не существовала (в его время), либо была "недостаточно достопамятна" и упоминания не заслуживала. Но как же тогда быть с летописными известиями о том, что именно на реке Непрядве произошла величайшая в русской истории Куликовская битва? Вряд ли Чеботарев совершенно ничего не знал о ней. Ведь к его времени русские летописи были уже обнародованы и введены в научный оборот. Поэтому, скорее всего, о ЛЕТОПИСНОЙ Непрядве, на которой произошла Куликовская битва, Чеботарев знал.

Но тогда получается, что он ничего не знал о современной ему реке Непрядве, притоке Дона в Тульской области. Иначе бы он конечно же включил ее в число достопамятных рек. Разве Куликовская битва - недостаточная причина, чтобы сделать реку Непрядву достопамятной?

Итак, сделаем вывод. По всей видимости, река Непрядва появилась в Тульской области лишь в начале XIX века, когда помещик Нечаев, владевший этими местами, решил "доказать", что Куликовская битва произошла именно здесь. С этой целью, он, вероятно, и переименовал небольшую речушку в своих владениях, дав ей летописное имя "Непрядва", вычитанное им из сказаний о Мамаевом побоище. Неудивительно, что географы, писавшие свои труды до Нечаева, об этой "тульской Непрядве" ничего не знали.

2.21. ЗАСАДА ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. МОСКОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ВЛАДИМИРА В САДАХ, НА ХОЛМЕ НАД КУЛИШКАМИ.

Исход Куликовской битвы определил засадный полк под началом двоюродного брата Дмитрия Донского, князя ВЛАДИМИРА Андреевича. Именно его удар решил судьбу сражения. Этому важному, переломному моменту Куликовской битвы в летописях уделяется немало места [635], с.177-179.

По словам летописцев, засадному полку, ударившему на противника из зеленой дубравы, помогало небесное ангельское воинство, в котором сражались святые русские князья Борис и Глеб. Говорится, что именно ангельские силы обратили татар в бегство своими огненными стрелами. С виду похоже на сказку, но на самом деле за этим кроется глубокий смысл. Но это - совсем другая тема, далеко выходящая за рамки настоящей книги. Отсылаем читателя к нашей книге "Крещение Руси" за подробными разъяснениями. Здесь же нам будет достаточно того, что победа засадного полка связывалась в умах современников не только с именем князя Владимира Андреевича, предводителя полка, но и с именами святых князей Бориса и Глеба.

Вот как это описано в Лицевом Летописном Своде: <<Тогда убо Дмитрей Боброк рече князю Владимиру Андреевичу: "Господине княже, час прииде, время приближися"... И тако вси идоша с яростью и ревностью божественою на неверныа и противныа враги... Видеша вернии, яко аггели помогающи христианом, и святых мученик полки, и воина великого Христова Георгиа, и славного Дмириа, И ВЕЛИКИХ РУССКИХ СВЯТЫХ БОРИСА И ГЛЕБА>> [477:3], том 7, лист 96 оборот. См. рис.6.45.

Итак, запомним имена русских князей-предводителей засадного полка и помогавших ему ангельских сил: ВЛАДИМИР, БОРИС и ГЛЕБ.

Естественно ожидать, что на Куликовом поле должны были сохраниться какие-то памятники, связанные с засадным полком. Ведь именно этот полк в конце концов выиграл битву!

И действительно, на высоком холме, возвышающемся прямо над московскими Кулишками, до сих пор стоит старинная церковь Святого ВЛАДИМИРА в Садах. У нее два придела - БОРИСА и ГЛЕБА, и Кирика и Улиты [803]. В названии церкви и ее придела звучат имена предводителей засадного полка князя ВЛАДИМИРА Андреевича и его небесных помощников БОРИСА и ГЛЕБА.

Отметим, что князь Владимир Андреевич - единственный Владимир, упоминаемый в связи с Куликовской битвой. И церквей святого Владимира на Руси крайне мало. В Москве такая церковь была только одна. Поэтому данное совпадение достаточно многозначительно.

Более того, местоположение церкви святого Владимира ИДЕАЛЬНО подходит для засады во время битвы на Кулишках. Церковь находится в Старосадском переулке, на южном крутом склоне холма, спускающемся прямо к Кулишкам с северо-западной стороны, рис.6.46, рис.6.47, рис.6.48. Это - прекрасное место для засады. Перед битвой оно находилось в расположении войск Дмитрия Донского и потому не могло быть разведано врагом. В начале сражения засадный полк скрывался на холме над ЛЕВЫМ КРЫЛОМ войска Дмитрия. Но когда противник начал одолевать и продвинулся вперед, пройдя мимо засадного полка, тот оказался у него сбоку и в тылу, и ударил В БОК И В ТЫЛ противнику.

Но именно так и описан удар засады Владимира Андреевича в первоисточниках. Вот, например, как пишет об этом Татищев, следуя русским летописям. "Егда же татарове начаша ЛЕВУЮ РУКУ князей белозерских одолевати, И МИНУША ДУБРОВУ, ИДЕЖЕ СТОЯША ВОЛОДИМЕР АНДРЕЕВИЧ И ВОЕВАДА ЛИТОВСКИЙ ДМИТРИЙ ВОЛЫНЕЦ С ЗАСАДОЮ, тии, видевше сие, удариша СО СТОРОНЫ И В ТЫЛ ТАТАРОМ" [832], том 5, с.147. Дадим перевод на современный русский язык: "Когда татары начали одолевать полк левой руки, в котором бились белозерские князья, и, продвигаясь вперед, миновали дубраву, где стояли в засаде Владимир Андреевич и литовский воевода Дмитрий Волынец, те, увидев это, ударили сбоку и в тыл татарам".

Это описание В ТОЧНОСТИ соответствует нашей реконструкции хода Куликовской битвы на московских Кулишках, см. рис.6.27, рис.6.28 выше. Сама география местности вокруг Кулишек однозначно определяет именно такой ход событий.

А вот на нечаевском "Куликовом поле" под Тулой ничего подобного произойти не могло. Там вообще нет никакой дубравы, рис.6.49, рис.6.50. И, скорей всего, ее там никогда и не было. Ведь это - степь. А даже если дубрава здесь когда-то и была, то находясь на ровной, как стол, местности. она все равно не могла бы скрыть в себе засадный полк. Кто-нибудь из воинов противника обязательно заскочил бы туда с поля боя и легко обнаружил бы засаду. Разве можно спрятать В СТЕПИ - даже если там и росли какие-то деревья - ЦЕЛЫЙ ПОЛК, СПОСОБНЫЙ ИЗМЕНИТЬ ХОД СРАЖЕНИЯ? Причем - ПОД САМЫМ НОСОМ У СРАЖАЮЩИХСЯ ВОЙСК! Вряд ли такое возможно.

Заметим, что, согласно схеме на рис.6.49, историки были вынуждены существенно сместить предполагаемое Куликово поле от устья "Непрядвы" в сторону "Красного холма", рис.6.50. Иначе им пришлось бы, по сути, пожертвовавть нечаевским "Красным холмом". Ведь, как мы уже говорили, с этого "холма" разглядеть место слияния Дона и "Непрядвы" можно разве что в современный бинокль. А ведь Мамай, согласно летописи, наблюдал с него "за кровопролитием".

Конечно, "тульский Красный холм" историкам терять было никак нельзя - ведь на нем уже установлен памятный чугунный столб и построена церковь Сергия Радонежского в память о Куликовской битве (ныне музей Куликовской битвы). Но после переноса "Куликова поля" ближе к "Красному холму" совсем испортилось дело с зеленой дубравой. То есть - с местом засады Владимира Андреевича. Нет там ни дубравы, ни каких-либо других естественных укрытий, где можно было бы спрятать целый полк. Поэтому историкам пришлось вообразить некую речку Смолку, якобы протекавшую по Куликову полю невдалеке от Красного холма, и потом впадавшую в Дон, рис.6.50. Сегодня от этой Смолки нет и следа, но раньше она якобы существовала. Именно вокруг нее якобы и зеленела злосчастная дубрава. Впрочем, историки, по словам директора музея-заповедника "Куликово поле", сказанным им в телепередаче "без галстука" в октябре 2009 года, не теряют надежды снова когда-нибудь высадить эту дубраву. "Когда деньги появятся" - сказал директор. Пока же денег хватает только на высаживание ковыля. Как это ни смешно, но, по мнению историков, поле с ковылем куда больше "тянет на Куликово", чем без ковыля.

Но вернемся к московским Кулишкам - настоящему Куликову полю. Сразу становится понятно, что место для засады было выбрано действительно очень удачно. Находясь на крутом склоне, высоко над полем битвы, засада оставалась все время незамеченной снизу, где шла сеча. Ее мешали видеть деревья, росшие на склоне холма. Склон был южный, а южные склоны особенно сильно порастают деревьями и кустарником. Недаром первоисточники подчеркивают, что засада Владимира Андреевича находилась в ДУБРАВЕ, то есть среди густого леса. Впоследствии там разводили сады, о чем говорит и название Старосадского переулка и само название церкви - святого Владимира "в Садах".

Спустившись вниз с холма, засадный полк оказывался на краю Куликова поля (Кулишек) приблизительно там, где сегодня проходит улица Солянка и стоит церковь Рождества Богородицы на Кулишках, рис.6.51, рис.6.52, рис.6.53. Возможно, церковь поставлена там не случайно. Скорее всего, она отмечает место, где ударила засада, переменив ход битвы и принеся победу Дмитрию Донскому.

Засада Владимира Андреевича изображена в Лицевом Своде, спрятавшейся на высоком холме, прямо над полем боя, рис.6.54. На вершине холма нарисованы деревья. Летописный рисунок В ТОЧНОСТИ отвечает местоположению церкви святого Владимира на высоком, поросшем лесом холме, прямо над московскими Кулишками.

Поскольку Владимир Андреевич был двоюродным братом Дмитрия Донского - то есть членом великокняжеской семьи - естественно ожидать, что построенная на месте его подвига церковь имела отношение именно к великокняжескому дому. И действительно, церковь святого Владимира в Садах в XV веке была, как считается, ДОМОВОЙ ЦЕРКОВЬЮ великого княза Василия Дмитриевича, СЫНА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО. Вокруг нее располагалось имение великого князя и великокняжеские сады. В то время церковь была деревянная. В современном каменном виде она была выстроена, как считается, в 1514 году Алевизом Новым по повелению великого князя Василия III [803].

2.22. ЛЕТОПИСНАЯ РЕКА ЧУРА НА МИХАЙЛОВЕ - ЭТО МОСКОВСКАЯ РЕКА ЧУРА В ОКРУЖЕНИИ ВОСЬМИ МИХАЙЛОВСКИХ ПЕРЕУЛКОВ.

Мы благодарим И.Б.Меньшагина за замечание о московской реке Чуре в связи с Куликовской битвой, которое послужило толчком для разработки настоящего раздела. Большую работу проделала Т.Н.Фоменко, чьи ценные наблюдения вошли в данный раздел.

Воспользуемся изданием "Памятники Куликовского цикла" [631], где собраны различные версии Сказаний о Куликовской битве.

При описании Куликовской битвы в "Сказании о брани благовернаго князя Димитриа Ивановича с нечестивым царем Мамаемъ еллинским" [631], с.137-194, сообщается, что ночью перед началом сражения воин Фома из войска Дмитрия Донского был поставлен на стражу на реке Чуре, на Михайлове. Ему было небесное видение, о чем он сообщил князю.

Вот этот фрагмент: "В ту же нощь некто разбоиникъ был именем Фома от великого князя на реци на ЧЮРУ НА МИХАИЛОВИ мужества его ради, на крепком стражи стоя от поганых" [631], с.172-173. На рис.6.55 мы приводим старинное изображение этого сюжета из "Повести о Куликовской битве" (текст и миниатюры Лицевого Свода XVI века) [666]. Река Чура изображена на миниатюре слева внизу. Между прочим, слово "разбойник" раньше могло иметь иной смысл, чем сегодня. Например, происходить от слова РАЗБИТЬ врага, то есть иметь не отрицательный смысл, как сегодня, а указывать на воинскую профессию.

В другом варианте "Сказания" написано так: "Фома разбойникъ поставленъ бысть на реце на ЧУРУ, явися ему в нощи во облаце два юноши, секуще поганых" [631], с.173. И далее: "И на утрии же поведа великому князю единому" [631], с.173. В других списках "Сказания" приводятся прозвища Фомы: Фома Кацибей, Фома Хабычеев, Фома Хецибеев [631], с.217.

В "Повести о побоищи Мамаевым с князем Димитрием Ивановичем Володимерским в лето 6889, от Рождества Христова 1381" сказано так: "В ту ж нощ некто синглит, разбойник, именем Фома Кацей, поставлен бысть сторожем от князя великого на реце на ЧЕРУ МИХАЙЛОВЕ" [631], с.242. См. также [631], с.359.

Итак, перед самым началом Куликовской битвы войска' Дмитрия Донского стояли на реке Чуре, на Михайлове. Спрашивается, есть ли в Москве река с таким названием? Да, есть. Более того, эта речка существует и сегодня и под тем же названием ЧУРА. На рис.6.56 приведен фрагмент современной карты Москвы, где показана река Чура, рис.6.57. Она протекает рядом с Даниловским монастырем, недалеко от Ленинского проспекта, по Мусульманскому кладбищу, которое ранее называлось Татарским [143]. Название Чура - старое, оно присутствует и на старых планах Москвы. Недалеко находятся Нижние Котлы, через которые, как мы уже говорили, проходило войско Дмитрия Донского, сближаясь с Мамаем. Таким образом, московская река Чура находится именно там, где, согласно нашей реконструкции, шли войска Дмитрия Донского перед Куликовской битвой.

Но имело ли смысл Дмитрию Донскому высылать перед битвой дозор с московских Кулишек, где он стоял с войсками, на реку Чуру? Посмотрим на расположение войск. Обратимся к рис.6.27, где представлена наша реконструкция пути Дмитрия Донского на Куликово поле и, в частности, нарисована река Чура. Хорошо видно, что дозор на реке Чуре действительно имел смысл. Он был необходим Дмитрию Донскому для того, чтобы обезопасить свой тыл. Ведь какая-то часть войск Мамая вполне могла переправиться через Москву-реку ниже по течению и, повторив путь войск Дмитрия, выйти ему в тыл. Что было бы крайне опасно.

Зададимся теперь крайне интересным вопросом. Почему в "Сказании" отмечено, что войско стояло на реке Чуре, "на Михайлове"? Наверное, река текла по селу Михайлову или по какой-то местности с таким названием. Протекает ли московская река Чура по территории с подобным названием? Да, протекает.

Достаточно взглянуть на карту Москвы, приведенную на рис.6.56, чтобы увидеть буквально рядом с рекой Чурой и Мусульманским кладбищем МИХАЙЛОВСКИЙ проезд. Более того, он тут не один с таким названием. Здесь - целое скопление МИХАЙЛОВСКИХ ПРОЕЗДОВ. Восемь проездов! На увеличенном фрагменте современной электронной карты Москвы,рис.6.58, мы видим 1-й Верхний Михайловский проезд, 2-й Верхний Михайловский проезд и так далее, до 5-го Верхнего Михайловского проезда. Более того, их всех пересекает Михайловский поперечный проезд. Наконец, здесь же проходят еще 1-й и 2-й Нижние Михайловские проезды [858], с.200. На карте, которая была в нашем распоряжении, они не обозначены, но названы в справочнике "Улицы Москвы" [858]. Совершенно ясно, что вся эта территория тесно связана с названием МИХАЙЛОВ. Скорее всего, это название - старое. Может быть, тут была старая Михайловская слобода и что-то еще с таким именем. Надо сказать, что московская река Чура не длинная, поэтому она практически целиком расположена около этого "Михайловского места" Москвы, рис.6.56. С полным правом стоянку войск в этом месте летописцы могли указать как стоянку "на Чуре, на Михайлове".

Это скопление "Михайловских названий" на территории Москвы - ЕДИНСТВЕННОЕ. Согласно справочнику "Улицы Москвы", есть еще лишь улица Михайлова и Михайловский проезд, проходящие около станций метро "Таганская", "Пролетарская" и "Рязанский проспект" [858], с.199-201. Других "Михайловских улиц" на территории Москвы в справочнике [858] не упомянуто.

Итак, здесь мы столкнулись с ярким фактом, прекрасно подтверждающим нашу реконструкцию.

А как обстоят дела с рекой Чурой на нечаевском "Куликовом поле" в Тульской области? Из рук вон плохо. Нет там никакой реки Чуры, не говоря уж о Чуре, протекающей мимо Михайлова. Вероятно поэтому некоторые историки предлагали искать вместо реки - селение под названием Чур Михайлов. Впрочем, сегодня такого селения в Тульской области тоже нет. Уклончиво пишут так: "ПО МНЕНИЮ К.В.Кудряшова, Чур Михайлов ЛЕЖАЛ близ впадения в Дон р.Кочуры в 50 с лишним километрах ниже по Дону от устья Непрядвы" [631], с.106.

А по поводу слов летописи, где прямо говорится о РЕКЕ Чуре - а отнюдь не о селении с таким именем - историки пишут следующее: "Фраза испорчена описками и позднейшей неверной интерпретацией текста, которые затемняют ее смысл" [631], с.106, 120. И опять у историков во всем виноват первоисточник. По их мнению, безусловно правы только они сами.

По нашему же мнению, все дело в том, что место Куликовской битвы было указано Нечаевым неверно. И историки зря ему поверили. Если искать куликовские названия в Москве, а не в тульской области, то река Чура находится без труда. И Михайлово тоже. Как и подавляющее большинство других куликовских названий.

В январе 2001 года А.Т.Фоменко и Т.Н.Фоменко побывали на реке Чура в Москве. Подойти к ее берегам было непросто - большой район обнесли сплошными заборами, велись строительные работы. Еще ранее долина реки Чуры была, оказывается, засыпана [490:1], с.116. В результате Чура сильно обмелела. В 2001 году пройти к реке можно было лишь по узкому проходу через старое Татарское кладбище. На рис.6.59, рис.6.60, рис.6.61, рис.6.62 представлен вид реки Чуры в 2001 году. В то время здесь начали возводить эстакаду и вскоре вся территория сильно изменила свой вид. В 2008 году, когда мы побывали здесь снова, то увидели, что открыт дополнительный проход к Чуре, с другой ее стороны.

2.23. ГРЕБНЕВСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ, ПРЕПОДНЕСЕННАЯ ДМИТРИЮ ДОНСКОМУ ПЕРЕД КУЛИКОВСКОЙ БИТВОЙ ГРЕБНЕВСКИМИ КАЗАКАМИ С РЕКИ ЧАРЫ И РЕКА ЧАРА НА ГРЕБНЕ МОСКОВСКИХ ГОР.

Данный раздел расширяет исследование, ранее сделанное на эту тему Т.Н.Фоменко.

Недалеко от Куликова поля Дмитрию Донскому были преподнесены две знаменитых русских иконы Божьей Матери - Донская и ГРЕБНЕВСКАЯ. Здесь пойдет речь о Гребневской иконе, рис.6.63. По поводу Донской иконы и мест в Москве, с ней связанных, см. ниже, а также в нашей книге "Москва в свете Новой хронологии".

Вот, что известно о Гребневской иконе.

"После битвы великий князь Дмитрий Иванович... возвращался домой... В местечке Гребенях, НЕДАЛЕКО ОТ МЕСТА СРАЖЕНИЯ, князь, по преданию, стал прощаться с войском. Ратные люди преподнесли ему икону Божьей Матери. По месту преподнесения она получила название Гребенской (Гребневской) Богоматери и стала национальной святыней. Вначале икона находилась в Успенском соборе Московского Кремля, а затем в 1472 году для нее была построена деревянная церковь... Деревянную сменила каменная. Переменилось с XVII века и название: теперь церковь имела имя главной иконы (т.е. вместо Успенской стала называться церковью Гребневской Богоматери - Авт.). Она стояла до 1930-х годов на Лубянской площади, за Никольскими воротами, в самом начале Мясницкой улицы, на правой стороне" [867:1].

Лубянская площадь, где находилась Гребневская икона, расположена как раз на вершине одного из холмов, ограничивающего московские Кулишки, и противолежащего Красному холму. С Лубянки вполне можно было наблюдать за ходом боя на Кулишках. Не исключено, что именно на Лубянке и располагался стан Дмитрия Донского во время Куликовской битвы. Ведь летопись прямо говорит, что войска Мамая и Дмитрия шли навстречу друг другу, СТЕКАЯ С ДВУХ ХОЛМОВ: "И выступиша татарская сила на шоломя, и поидоша с шоломяни. Такоже и крестьянская сила поидоша с шоломяни и сташе на поле чисте, на месте тверде" [477:3], лист 83. См. рис.6.64.

Кстати, слова летописи, что спустившись с холмов, войска в конце концов стали "на твердом месте", косвенно свидетельствуют о том, что между холмами и полем боя были какие-то болота или реки. И действительно, Красный холм отгорожен от Кулишек рекой Яузой, а Лубянский - небольшой речкой Рачкой, рис.6.28. Рачка начиналась возле нынешних Мясницких ворот, текла приблизительно по Чистопрудному бульвару, переулкам Колпачному, Подкопаевскому и Подколокольному, затем пересекала Солянку, и впадала в Москву-реку недалеко от устья Яузы [876:1*], с.107. Остатками этой речки сегодня являются Чистые пруды. Река Рачка просуществовала до начала XIX века и отмечена на карте Москвы 1805 года [876:1*], с.107.

Возможно, церковь для Гребневской иконы была поставлена на Лубянке именно потому, что там была ставка Дмитрия Донского. Считается, что первоначальная церковь, построенная в XV веке, была деревянной, и лишь впоследствии ее перестроили из камня. Старую фотографию церкви Гребневской иконы Божией матери на Лубянке мы приводим на рис.6.65.

Итак, Гребневская икона была достаточно знаменита в русской истории и непосредственно связана с Куликовской битвой. Может ли она помочь нам в установлении МЕСТА БИТВЫ? Да, может. Обратим внимание, что икона была подарена Дмитрию Донскому в местечке Гребни или Гребени РЯДОМ с Куликовым полем. Давайте выясним - где находились эти куликовские Гребни? Оказывается, они располагались возле устья некой реки под названием ЧАРА.

<<В "Сказании о чудотворной Гребенской иконе Божией Матери, находящейся в Москве"... говорится: "Когда Великий Князь Дмитрий Иоаннович, Московский и всей Великой России обладатель, после поражения гордаго Мамая и обращения в бегство несметных его полчищ, торжественно возвращался в Москву, живущие на берегах Дона козаки радостно стремились на встречу к нему, со святыми иконами и крестами, благодаря его, как избавителя России от ига неверных, и принося ему различные дары. Так, вначале преподнесена была Великому Князю чудотворная икона Пресвятыя Богородицы Одигитрии, именуемыя Донския, от жителей города Сиротина, из храма Благовещения, а ПО ДОСТИЖЕНИИ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ДМИТРИЕМ ИОАННОВИЧЕМ КОЗАЧЬЕГО ГОРОДА ГРЕБЕНИ, НА УСТЬЕ РЕКИ ЧАРЫ, ЖИВУЩИЕ ТАМ КОЗАКИ ТАКЖЕ ВЫШЛИ НАВСТРЕЧУ Великому Князю с крестами и святыми иконами И ПОДНЕСЛИ ЕМУ В ДАР ОБРАЗ ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ, издавна прославленный у них чудесами... Победитель Мамая, приняв сии безценные дары с верою и любовью, пожаловал Козаков многими милостями и жалованьем, достигнув же Москвы, поставил икону в соборном храме Успенья Пресвятыя Богородицы". (Сказание о чудотворной Гребенской иконе Божией Матери, находящейся в Москве. С.-Петербург, 1857, с.1-2)>> [867:1].

В известном каталоге московских церквей "Сорок сороков", в описании не существующей ныне церкви Гребневской иконы Божией матери на Лубянской площади В МОСКВЕ говорится: "Александровский выдвигает... предположение о том, что... Гребневская (церковь - Авт.) сооружена нарочно для одноименной иконы Богоматери, принесенной из Кремлевского Собора, и сразу выстроена в камне Василием III. По преданию, икону поднесли в 1380 году Димитрию Донскому казаки с реки ЧАРА, впадающей в Дон у устья" [803], т.2, стр.253.

О иконе Гребневской Божьей Матери имеется и ряд других известий. Некоторые считают, что икона была поднесена не после, а накануне Куликовской битвы, см. ниже. Однако, все источники сходятся на том, что икону эту преподнесли Дмитрию Донскому гребневские казаки, жившие на некоей реке под названием ЧАРА или Чира НЕДАЛЕКО ОТ МЕСТА КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ. Почему именно эти казаки назывались ГРЕБНЕВСКИМИ, мнения исследователей расходятся. Одни считают, что атамана звали Гребнев, другие - что казаки были из города Гребни или из станицы Гребневской. По третьей версии, имеются в виду гребенские казаки, до сих пор живущие на Северном Кавказе, соседи терских казаков.

Е.П.Савельев в своей книге "Древняя история казачества" [757:1] сообщает следующие сведения о Гребневской иконе: "Услышав, что московский князь Дмитрий Иванович собирает войска на решительную борьбу с татарами, донские казаки из городков Сиротина и Гребни поспешили к нему на помощь и поднесли накануне Куликовской битвы, бывшей 8 сентября 1380 г., икону-хоругвь Донской Богородицы и образ Богородицы Гребневской" [757:1], с.199.

Савельев опирается здесь на следующие источники: "Историческое описание Московского Ставропигиального Донского монастыря". И.Е.Забелин. Изд. 2-е, 1893 г.; "Летопись архимандрита Донского монастыря Антония", 1592 г., в предисловии к "Вкладной книге" монастыря.

Далее Е.П.Савельев пишет: <<Рязанский митрополит Стефан в сказании о Гребневской иконе Божией Матери под 1712 г. говорит, что икону эту поднесли великому кн. Дмитрию казаки "городка Гребни, иже на усть реки Чира глаголема". Икона эта находится в Москве, на Лубянке>> [757:1], с.199. По этому поводу Савельев излагает безуспешные попыткам историков указать местонахождение городков Сиротина и Гребни на современной реке Дон в окрестностях тульского "Куликова поля". Дело в том, что там нет поселений с такими названиями и память о них не сохранилась. Нет там также и реки с названием Чара или Чира.

Попробуем теперь поискать реку Чару возле "Гребней" в Москве, недалеко от Кулишек.

Оказывается, что речка ЧАРА в Москве действительно была. Сегодня она обращена в каскад Воронцовских прудов в Воронцовском парке на юго-западе Москвы. Чара впадала в реку Раменку, которая до сих пор течет по Москве и начинается возле упомянутых прудов. Чара была короткая речка, и целиком, вместе со своим УСТЬЕМ лежала на самом ГРЕБНЕ московской возвышенности, тянущейся с юга на север до Москвы-реки и оканчивающейся Воробьевыми горами, рис.6.66.

Таким образом, УСТЬЕ МОСКОВСКОЙ РЕЧКИ ЧАРЫ В ПРЯМОМ СМЫСЛЕ СЛОВА НАХОДИЛОСЬ НА ГРЕБНЕ. И располагалось всего в 12 километрах от московских Кулишек. Полное совпадение со сказанием о гребневской иконе!

ГРЕБЕНЬ, на которому течет московская речка Чара особенно хорошо виден на карте московских рек, рис.6.66, рис.6.67. Именно по нему проходит водораздел правых притоков Москвы-реки, текущих по Москве. Многие московские речки начинаются прямо на этом гребне и текут в противоположные стороны, стекая одни с восточного, а другие с западного склона гребня, рис.6.66. Так, по восточному склону текут реки Кровянка, Чура, Котловка, Чертановка и т.д. По западному - Кипятка, Рогачевка, Раменка, Самородинка, Очаковка и другие, более мелкие реки, рис.6.66, рис.6.67.

Но единственная речка, которая целиком, от истока до устья, течет ПО САМОЙ ВЕРШИНЕ ГРЕБНЯ - это ЧАРА. Таким образом, казаки, жившие на Чаре, с полным правом могли называться КАЗАКАМИ С ГРЕБНЯ, гребневскими казаками, или казаками "из Гребеней".

Ведь хорошо известно, что само' название "гребневские (гребенские) казаки" происходит от того, что они жили на гребнях, то есть на ВОЗВЫШЕННОСТЯХ. Так, например, гребенские (гребневские) казаки с Терека <<в наказе, данном своим депутатам в 1767 году, при отправлении их в Москву... говорят о себе следующее: "О службе дедов и отцов наших и о начале заведения нашего войска в давних годах, еще по ту сторону Терека, на реке Сунже, НА ГОРАХ ПО ГРЕБНЯМ, ОТЧЕГО МЫ И НАЗВАНИЕ СВОЕ ПОЛУЧИЛИ">> [685:0], том 1, с.12.

Могут сказать, что гребневские казаки жили только на Кавказе, а в средней полосе их никогда не было. Поэтому, дескать, не могло быть рядом с Куликовым полем никаких гребневских казаков. Но это неверно. Согласно преданиям самих гребневских казаков, их предки пришли на Кавказ ИЗ РЯЗАНИ [685:0], том 1, с.12. То есть, по сути, из московских пределов. Расстояние между Москвой и Рязанью - 175 километров. А часть нынешней московской области в эпоху Куликовской битвы даже считалась рязанской землей. Например, подмосковный город Коломна, расположенный всего в 90 километрах от Москвы, по мнению князя Олега Рязанского, был рязанским городом. Летопись сохранила жалобу князя Олега к Мамаю, где он сетует на то, что Дмитрий Донской отобрал у него Коломну: "Восточному волному великому царю Мамаю... велики обиды аз, твой улусник, приях от того князя Дмитрия... Еще же и ГРАД МОЙ, КОЛОМНУ, за себя заграбил" [477:3], лист 26 (лицо и оборот).

Приведем здесь для полноты упомянутое предание гребневских казаков о выходе их предков из рязанских земель. Оно было записано "со слов такого знатока Гребенской старины, каким был покойный генерал Федюшкин... Сущность предания... заключается... в массовом переселении рязанцев на территорию Северного Кавказа после того, как Московский наместник - а было это именно в первой четверти XVI столетия - объявил рязанцам приказ о выселении их в суздальские пределы. Тогда казаки Червленого яра замутились и составили два круга: одни... приговорили покориться... и служить в городовых казаках по стрелецкому уряду... другие... решили искать себе воли и счастья... рязанцы, собравшись большою станицей (отрядом)... с семьями и со всеми животами, выплыли весенним половодьем на Дон, откуда переволоклись Камышевкой на Волгу и по ней спустились к низовьям Терека. Здесь они однако не остались, а двинулись дальше к Пятигорским черкасам... там давно уже жили русские люди, те же рязанские выходцы" [685:0], том 1, с.16.

Неудивительно, что на месте будущей Москвы - то есть, всего в 175 километрах от Рязани - во время Куликовской битвы еще были поселения гребенских казаков. И лишь потом их потомки ушли на Кавказ, где тоже, по привычке поселились на гребнях, то есть на возвышенностях.

Таким образом, предание о Гребневской иконе ПРЯМО И НЕДВУСМЫСЛЕННО УКАЗЫВАЕТ НА МОСКВУ КАК НА МЕСТО КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ. Поскольку речка Чара на Гребне находится именно в Москве.

Отметим, что московская речка Чара протекает совсем рядом с истоками реки Чуры, о которой мы уже говорили выше, рис.6.66. Может быть, поэтому они так похоже называются: Чара и Чура.

И еще одно замечание. Считается, что в связи с Куликовской битвой казаки поднесли Дмитрию Донскому ДВЕ иконы - Донскую и Гребенскую. Почему именно две? Может быть икона была только ОДНА и лишь потом раздвоилась под пером летописцев? Возможно. Но можно предложить и другое объяснение.

Как мы видели, ГРЕБЕНСКИЕ казаки - это казаки, жившие на возвышенностях. А слово ДОН раньше обозначало просто реку. Поэтому естественным образом возникает следующая мысль. Может быть, ДОНСКИЕ и ГРЕБЕНСКИЕ казаки времен Куликовской битвы - это РАВНИННЫЕ казаки, жившие на равнинах, и КАЗАКИ-ГОРЦЫ, жившие на холмах и возвышенностях? Первые передвигались в основном по рекам, возле которых жили, и потому назывались "речными" или "донскими" казаками. Вторые, хотя и селились тоже возле ручьев и речек - поскольку человеку необходима вода - но не использовали их как основное средство передвижения. Ведь реки бесполезны для передвижения по горам. Таких казаков называли "гребенскими казаками", "горцами". Возможно, в те времена это были ДВА СУЩЕСТВЕННО РАЗНЫХ СООБЩЕСТВА КАЗАКОВ. Ведь даже и сегодня заметна разница между горцами и жителями равнин.

Тогда понятно, почему казаки поднесли Дмитрию Донскому ДВЕ разные казачьи иконы. Каждое из двух казачьих сообществ преподнесло икону от себя.

Как отметила Т.Н.Фоменко, нельзя исключать еще одной возможности. Может быть, летописная Чара - это та же московская река Чура, у устья которой могло быть поселение казаков под названием Гребнево. А потом, когда их переселили, возникло Новогребнево в Щелковском районе Москвы.

2.24. ПРЕДАНИЕ О СЕЛЕ ГРЕБНЕВО, ГДЕ СТОЯЛ ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ НА ПУТИ ДОМОЙ С КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ, ПРОТИВОРЕЧИТ НЕЧАЕВСКОМУ "КУЛИКОВУ ПОЛЮ" ПОД ТУЛОЙ, НО ПРЕКРАСНО СОГЛАСУЕТСЯ С ТЕМ, ЧТО БИТВА БЫЛА НА МОСКОВСКИХ КУЛИШКАХ.

Путь Гребневской иконы Божьей Матери, после того, как она была преподнесена Дмитрию Донскому, прослеживается и дальше. Он отмечен одним весьма памятным местом в Подмосковье. Речь идет о старинной усадьбе Гребневе на северо-востоке от Москвы, под Щелковым, рис.6.68. По преданию, Гребнево возникло сразу после Куликовской битвы, когда в тех местах останавливался Дмитрий Донской с Гребневской иконой Божьей Матери [867:1], с.14.

Вот, что сообщают о Гребневе местные краеведы. <<В 1791 году в Гребневе была отстроена... летняя церковь. Митрополит Платон освятил ее в честь Гребневской иконы Богоматери. Тем самым, как бы подтверждалось ПРЕДАНИЕ О ПРИХОДЕ СЮДА, ИМЕННО В НАШЕ ГРЕБНЕВО, ВОЙСКА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО ПОСЛЕ БИТВЫ. Эта легенда попала и в историческую, и в историко-краеведческую литературу, но НЕ КАК ЛЕГЕНДА, А КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ. В своей книге "Историко-статистическое описание села Гребнева" историк-краевед И.Ф.Токмаков писал: "По мнению историков Попко и И.В.Бентковского, опирающихся, главным образом, на свидетельство книги "Большому Чертежу" и Сказания о Гребенской Иконе Божией Матери, приписываемого Рязанскому Митрополиту Стефану (Яворскому), видно, что СЕЛО ГРЕБНЕВО БЫЛО ВРЕМЕННЫМ СТАНОМ КНЯЗЯ ДМИТРИЯ ИВАНОВИЧА, КОТОРЫЙ ВОЗВРАЩАЛСЯ С БЕРЕГОВ ДОНА ПОСЛЕ ПОБЕДЫ НАД МАМАЕМ В XIV ВЕКЕ С ГРЕБЕНСКОЙ ИКОНОЙ БОГОМАТЕРИ, КОТОРАЯ БЫЛА ПОДНЕСЕНА ЕМУ ГРЕБЕНСКИМИ КАЗАКАМИ, СОПРОВОЖДАВШИМИ ЕГО ДО ВЫШЕУПОМЯНУТОГО СЕЛЕНИЯ... (Токмаков И.Ф. Историко-статистическое описание села Гребнева. Москва, 1903, с.14)">> [867:1], с.14.

Историки не верят этому преданию. Ведь одного взгляда на карту достаточно, чтобы понять - не мог Дмитрий Донской останавливаться в селе Гребнево ПО ПУТИ С ТУЛЬСКОГО "КУЛИКОВА ПОЛЯ" в Москву, где якобы находилась в то время его столица, рис.6.68. Ведь тульское "Куликово поле" находится в ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНОМ направлении от Москвы, чем село Гребнево.

Но, согласно нашей реконструкции, предание о селе Гребнево совершенно правдоподобно. Москва, как мы уже говорили, во времена Куликовской битвы еще не была построена. Столичными городами являлись старые города Владимиро-Суздальской Руси, например, Ярославль. В один из них и должен был направляться Дмитрий Донской. То есть, он должен был двинуться с московских Кулишек на северо-восток. Но ИМЕННО В ЭТОМ НАПРАВЛЕНИИ ОТ МОСКВЫ И НАХОДИТСЯ ГРЕБНЕВО, рис.6.68. Причем, расположено оно всего в 40 километрах от Москвы. На такое расстояние - один-два дневных перехода - его, скорее всего, и провожали казаки с реки Чары, прощаясь со своей святыней - Гребневской иконой Божьей Матери.

Таким образом, предание о том, что Дмитрий Донской по пути с Куликовской битвы останавливался в подмосковном Гребневе, на северо-восток от Москвы, полностью согласуется с нашей реконструкцией места битвы на московских Кулишках. Но совершенно не вяжется с местоположением нечаевского "Куликова поля" под Тулой.

Как отметила Т.Н.Фоменко, нельзя исключать еще одной возможности. Если летописная Чара - это московская река Чура, то село Новогребнево, под Щелковым, могло возникнуть при переселении сюда казаков из "гребневского места" (где была подарена икона), находившегося в устье Чуры.

2.25. ДВЕ БЛИЗКО РАСПОЛОЖЕННЫЕ РЕКИ СОСНЫ, НА КОТОРЫЕ БЫЛ ВЫСЛАН ДОЗОР ПЕРЕД КУЛИКОВСКОЙ БИТВОЙ, И ДВЕ МОСКОВСКИЕ РЕЧКИ СОСЕНКИ, МЕЖДУ КОТОРЫМИ НАХОДЯТСЯ КУЛИШКИ.

В "Сказании о брани благовернаго князя Димитриа Ивановича с нечестивым царем Мамаемъ еллинским" [631], с.137-194, сообщается, что Дмитрий Донской и Владимир Андреевич перед Куликовской битвой выслали разведку на реку Сосну с заданием привести языка. Сказано так: "Князь же великыи Дмитрии Ивановичь... братомъ своимъ съ княземъ Володимером Андреевичемъ... посла [въ] сторожу избранных своих крепкых... и повели имъ стрещи на Быстреи Съсни (в других списках - просто на Сосне - Авт.) съ всякимъ усердиемъ и подо Орду ехати и языка добыти" [631], с.147. Варианты, где река названа просто Сосна, приведены на этой же странице.

В Лицевом Летописном Своде об этом говорится более подробно. Рассказывается, что когда Дмитрий Донской и его двоюродный брат Владимир Андреевич получили весть, что на них движется Мамай с большим войском, они немедленно выслали сторожевой отряд в поле, на реки Быструю и Тихую Сосну. Отряду было дано задание отследить движение противника. Приказ был выполнен и, более того, разведчики привели языка. Вот слова Лицевого Свода: "И се паки начаша поновлятися вести, яко Мамай неотложно хощет итти на великаго князя Дмитриа Ивановича. Он же з братом своим со князем Володимером Андреевичем и с прочими князи и воеводами советоваше, умыслиша сторожу уготовати крепку в Поле. И посла на сторожу крепких оружников: Родиона Ржевского, Андрея Волосатого, Василия Тупика и иных крепких мужественных на сие, и ПОВЕЛЕ ИМ НА БЫСТРОЙ ИЛИ НА ТИХОЙ СОСНЕ стречи со всяким опасением" [477:3], том 7, лист 47, лицо и оборот.

Надо сказать, что рек с названием "Сосна" в средней полосе России достаточно много. Есть такая река и среди притоков современного Дона. Однако, она находится очень далеко от устья нечаевской "Непрядвы". Между ними - более ста километров. На таком расстоянии можно найти какую-нибудь речку "Сосну", отталкиваясь почти от любого места в средней России.

Но летопись сообщает нам нечто гораздо большее. Вчитаемся внимательнее в слова Лицевого Свода. Там говорится, что сторожевому отряду было приказано стеречь Мамая на "Быстрой или Тихой Сосне". Некоторые историки предлагают понимать это так, что речь якобы идет о двойном названии одной и той же реки: "Быстрая или Тихая Сосна". Но прилагательные "быстрая" и "тихая" противоположны по смыслу! Их никак нельзя отнести к одной и той же реке. По-видимому, в летописи говорится о ДВУХ РАЗНЫХ, НО БЛИЗКО РАСПОЛОЖЕННЫХ РЕКАХ ПО ИМЕНИ "СОСНА". Одна - Быстрая Сосна, другая Тихая Сосна. Стеречь Мамая было приказано рядом с этими двумя Соснами - на одной или на другой.

Более того, чтобы уже не оставалось никаких сомнений, в Лицевом Своде ПРЯМО ИЗОБРАЖЕНЫ ДВЕ БЛИЗКО РАСПОЛОЖЕННЫЕ РЕКИ СОСНЫ. К ним и направляется посланный Дмитрием сторожевой отряд, рис.6.69.

Но это в корне меняет дело! Соседство ДВУХ РАЗНЫХ РЕК С ОДНИМ И ТЕМ ЖЕ НАЗВАНИЕМ "СОСНА" ПРИМЕРНО В ОДНОМ И ТОМ ЖЕ МЕСТЕ - ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РЕДКОЕ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ. Может быть летопись ошиблась и такого сочетания двух рек Сосен рядом друг с другом вообще не существует?

Нет, летопись не ошиблась. Смотрим на карту рек Москвы, рис.6.67. Мы дополнительно отметили на ней московские Кулишки - Куликово поле, по нашей реконструкции. Видим ДВЕ РАЗНЫЕ РЕКИ СОСЕНКИ на юго-западе и северо-востоке Москвы. Кулишки расположены примерно посередине между ними. Расстояние между двумя московскими Сосенками примерно 25-30 километров. Расстояние от каждой из них до московских Кулишек - около 10-15 километров. Получается. что сторожевой отряд был послан НЕПОСРЕДСТВЕННО К ПОЛЮ БОЯ. Видимо, противники уже знали приблизительно, где будут биться. Выслать туда сторожевой отряд было более, чем естественно.

Кстати, река Сосенка на юге-западе Москвы существует до сих пор. Она протекает недалеко от станции метро "Теплый стан" между продолжениями Ленинского проспекта и Профсоюзной улицы. Рядом - поселок СОСЕНКИ, рис.6.70 и рис.6.71.

Вторая река Сосенка на северо-востоке Москвы сегодня большей частью заключена в трубу. Тем не менее, отдельные ее участки сохранились. Она начинается за пределами московской кольцевой автомобильной дороги, вступает в Москву в Гольяново, затем идет по 2-му и 1-му Иртышским проездам, рис.6.72. Близ 1-й Пугачевской улицы Сосенка сливается с рекой Серебрянкой. В пойме этой Сосенки сегодня расположены Гольяновский и Черкизовский пруды. Раньше на ней стояли села Гольяново и Черкизово (см. сайт "Малые реки Москвы" mosriver.narod.ru).

И опять московская география вокруг Кулишек идеально подошла под летописные сказания о Куликовом поле. В то время, как на нечаевском "Куликовом поле" снова нет ничего похожего на то, о чем четко пишут летописи.

2.26. БРАШЕВА=БОРОВИЦКАЯ ДОРОГА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ - И СТАРАЯ БОРОВСКАЯ ДОРОГА В ЦЕНТР МОСКВЫ.

Как мы уже говорили, двигаясь на Куликово поле, Дмитрий Донской шел по дороге через Котлы, а войско Владимира Андреевича подходило к полю битвы по другому пути, а именно, по Брашевой дороге.

Спрашивается, есть ли в Москве, около реки Сосенка, Брашева = Боровицкая дорога, по которой шли войска Владимира Андреевича? Да, есть.

Выше мы говорили о речке Сосенка, находящейся непосредственно около московской кольцевой дороги, в секторе между продолжениями Ленинского проспекта и Профсоюзной улицы. Мимо реки Сосенки, по другую сторону от Ленинского проспекта, в центр Москвы, по правую сторону Москвы-реки, проходит старая БОРОВСКАЯ дорога. Сегодня это - БОРОВСКОЕ шоссе, рис.6.70. Названия дорог - БОРОВСКАЯ и БОРОВИЦКАЯ - фактически тождественны. А название БОРОВСКАЯ и БРАШЕВА - очень похожи, поскольку Ш и С-Ц часто переходили друг в друга. На рис.6.70 и рис.6.71 мы обвели названия Сосенки, чтобы выделить их на карте. Боровское шоссе видно на рис.6.70 вверху слева. Вспомним здесь также о БОРОВИЦКИХ воротах Кремля.

Становится понятным, почему летопись упомянула о разведке к реке Сосна = Сосенки именно в связи с движением Владимира Андреевича по Боровской дороге. По той простой причине, что эта дорога, входя в Москву, действительно проходит близко от реки Сосенки, рис.6.70.

Таким образом, наша реконструкция движения войск Дмитрия Донского и Владимира Андреевича такова. Воспользуемся картой "Памятники археологии второй половины XIII-XVI веков на территории Москвы", приведенной в [331], т.1, приложение. Войска' Дмитрия двигались примерно по Ордынской дороге на Котел, она же - Коломенская дорога, как отмечено на карте, рис.6.73. А полки Владимира Андреевича шли по Боровской = Боровицкой дороге, мимо речки Сосенки, рис.6.73. Обе дороги ведут в центр Москвы, к Куликову полю. Разведку выслали к подмосковной реке Сосенке, желая, наверное, проверить - свободен ли путь. Чтобы попасть на Куликово поле, Владимиру Андреевичу, двигавшемуся по Боровской = Боровицкой дороге, действительно нужно было переправиться через Москву-реку. Об этом и сообщила летопись, см.выше. Мамай при этом находился слева от Москвы-реки, по другую сторону от Дмитрия Донского и Владимира Андреевича.

А что говорят историки по поводу реки Сосны и Брашевой дороги, упомянутых в "Сказании"? Опять-таки здесь у них большие проблемы. Они предлагают реку Быстрая Сосна - приток Дона, однако сами же признаю'т, что тогда получается противоречие с другими указаниями летописи. Пишут так: <<Но представления автора "Сказания" о пути, которым шел Мамай на Русь, ошибочны... Поэтому сообщение "Сказания" о посылке разведчиков к Быстрой Сосне, протекавшей значительно южнее Мечи, НЕДОСТОВЕРНО>> [631], с.204.

А по поводу летописной Брашевой дороги признаю'т следующее: <<Сообщение "Сказания" о движении по Брашевой дороге на Коломну полков во главе с Владимиром Серпуховским ПРОТИВОРЕЧИТ известию Летописной повести... Указанное сообщение "Сказания" НАДО ПРИЗНАТЬ НЕДОСТОВЕРНЫМ... Говорить о степени достоверности этого свидетельства памятника трудно>> [631], с.209.

Повторим, - не там искали.

Итак, мы перебрали все основные географические названия, упомянутые летописью при описании Куликовской битвы. Все они обнаружились в Москве.

2.27. РЕКА МЕЧА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ - ТА ЖЕ ЯУЗА-НЕПРЯДВА.

При описании Куликовской битвы почти все первоисточники упоминают некую реку под названием Меча. Чтобы понять, о какой именно реке идет речь, обратимся к Лицевому Летописному Своду как к наиболее подробному, иллюстрированному описанию битвы. Река Меча при описании Куликовской битвы упоминается в Лицевом Своде ЧЕТЫРЕ раза. Выпишем их все.

УПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ. Самый разгар Куликовской битвы летопись описывает в таких словах. "И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружим убивахуся, но сами себя бьюще, и под конскими ногами умираху, от великиа тесноты задыхахуся, ЯКО НЕМОЩНО БО ВМЕСТИТИСЯ НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНУ И МЕЧИ, множества ради многих сил сошедшеся" [477:3], том 7, лист 91, оборот. См. рис.6.74.

Итак, Куликово поле находилось МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ. Но ведь в других местах той же летописи говорится, что оно находилось МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ. Причем, как Непрядва, так и Меча, согласно летописям, протекали ПО КРАЮ ПОЛЯ БОЯ, а не вдали от него. Подчеркивается, что битва происходит буквально на берегах Мечи (в других местах - Непрядвы). Так написано не только в Лицевом Своде. То же сообщает и Татищев на основании совсем других источников: "И бысть тяшчайший БОЙ У РЕКИ МЕЧИ. Тогда убиша под великим князем коня. Он же пересяде на другой конь, и того воскоре убиша, и самого великого князя тяжко раниша, он же едва с побоисча избеже" [832], том 5, с.146. Здесь явно идет речь о самом разгаре Куликовской битвы. До начала преследования убегающего противника еще далеко. Войска бьются на самом Куликовом поле. А между тем, битва происходит НА БЕРЕГАХ МЕЧИ. Значит, РЕКА МЕЧА ПРОТЕКАЛА ПО КРАЮ КУЛИКОВА ПОЛЯ, А НЕ ВДАЛИ ОТ НЕГО.

УПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ. Описывается конец Куликовской битвы. Мамай разбит и бежит со своими князьями и малочисленной дружиной. Его воины, брошенные на произвол судьбы, подвергаются избиению и частью тонут в реке. Их гонят до реки Мечи. "И побеже Мамай со князи своими в мале дружине. И мнози татарове оружием падоша от крестьяньскаго воиньства, пособием Божиа Матере и великаго чудотворца Петра, а друзии в реце истопоша. И гониша их до реки до Мечи" [477:3], том 7, лист 97, оборот. См. рис.6.75.

Итак, в конце битвы войско Мамая было прижато к реке Мече и разгромлено. Насколько далеко пришлось гнать мамаевцев от поля боя до реки Мечи, летопись не уточняет. Но раз сражающимся было ТЕСНО между Доном и Мечей, то ясно, что далеко гнать не пришлось. Меча должна была быть совсем рядом, за спиной противника. Далее, говорится, что некоторые из бежавших потонули в реке. В какой именно - опять не сказано. Но, скорее всего, это должна была быть та самая Меча, к которой прижали разбитое войско Мамая.

УПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ. По сути дела здесь еще раз повторено то же самое, что и в предыдущем рассказе: противник разбит, подвергается истреблению, тонет в реке. Затем говорится, что мамаевцев преследовали до реки Мечи и до их станов. Отсюда можно понять, что стан Мамая был рядом с рекой Мечой или за ней, поскольку преследование велось до реки Мечи и до станов. "Видевше же крестяне, яко татарове побегоша с Мамаем, и погониша за ними вслед их, бьюще и секуще без милости. Бог бо невидимою силою устраши полки их и побегоша, даша плещи свои на раны. В погони же той овии татарове оружием падоша от крестьян, друзии в реце истопоша. И ГОНИША ДО МЕЧИ-РЕКИ, и тамо бежащих татар безчисленое множество избиено, гониша их до станов их, и полониша богатства много" [477:3], том 7, лист 106, оборот, 107.

УПОМИНАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. Куликовская битва окончена. На Куликовом поле идет погребение убитых воинов. Дмитрий Донской в своей речи о Куликовской битве, ВМЕСТО НЕПРЯДВЫ УПОМИНАЕТ РЕКУ МЕЧУ. <<И паки рече сам князь великий: "Буди вам всем, братиа и друзщи, православнии крестиане, пострадавши за православуню веру и за все крестьянство НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНА И МЕЧИ, вечная память!">> [477:3], том 7, лист 111, оборот.

Значит, поле Куликово находилось между Доном и Мечой и ДОХОДИЛО ДО САМОЙ МЕЧИ. Кроме того, река Меча находилась за спиной войск Мамая, поскольку, когда они были разбиты и побежали, их гнали до этой реки.

Но тогда Меча - это то же самое, что Непрядва. Ведь точно в таких же словах летописи говорят и о реке Непрядве: Куликово поле находилось между Доном и Непрядвой. Непрядва, как и Меча, была в тылу у войск Мамая, см. выше.

Более того, если внимательно посмотреть на упоминания рек Непрядвы и Мечи в Лицевом Своде, при описании Куликовской битвы, то вырисовывается следующая картина.

В первой половине повествования о Куликовской поле, летопись несколько раз упоминает Непрядву как одну из двух рек, ограничивающих Куликово поле. Непрядва упоминается в Лицевом Своде ТРИ раза - на листе 78, на обороте листа 82 и на обороте листа 86 второго Остермановского тома. Четко сказано И НАРИСОВАНО, что поле Куликово находилось В УСТЬЕ НЕПРЯДВЫ и было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ. Причем, как мы уже говорили выше, перед началом битвы Непрядва РАЗДЕЛЯЛА ПРОТИВНИКОВ, протекая по краю поля битвы. А во время битвы - находилась у них в тылу. Это следует из того, что Дмитрий Донской, выехав на ПОЛЕ БОЯ В НОЧЬ ПЕРЕД БИТВОЙ, БЫЛ ОТДЕЛЕН ОТ ПРОТИВНИКА РЕКОЙ НЕПРЯДВОЙ, см. выше. Значит, чтобы попасть на поле боя, мамаевцы должны были перейти Непрядву и ОСТАВИТЬ ЕЕ У СЕБЯ В ТЫЛУ, на краю поля боя.

Потом летопись НАЧИСТО ЗАБЫВАЕТ О НЕПРЯДВЕ И БУКВАЛЬНО ТО ЖЕ САМОЕ ПОВТОРЯЕТ О РЕКЕ МЕЧЕ. Поле Куликово было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ, БОЙЦАМ БЫЛО ТЕСНО между этими двумя реками, МЕЧА НАХОДИЛАСЬ В ТЫЛУ У МАМАЕВЦЕВ, поскольку, когда они побежали, то оказались к ней прижаты.

Непрядва упоминается на листах 78, 82 и 86 второго Осермановского тома Лицевого Свода. Меча - на листах 91, 97, 107 и 111 того же тома [477:3]. Таким образом, Лицевой Свод НЕ ПЕРЕМЕШИВАЕТ упоминания об этих двух реках. Сначала говорит об одной, потом то же самое - о другой. Получается, что ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА НАЗВАНА В ПЕРВОЙ ЧАСТИ ЛЕТОПИСИ ИМЕНЕМ "НЕПРЯДВА", А ВО ВТОРОЙ - "МЕЧА".

Итак, Непрядва и Меча в описании Куликовской битвы - ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА. Согласно нашей реконструкции, это - река ЯУЗА.

А как обстоят дела с рекой Мечой в тульской области? Очень плохо. Такая река там есть, но она совершенно не соответствует летописным описаниям. Тульская река Красивая Меча отстоит БОЛЕЕ, ЧЕМ НА 50 КИЛОМЕТРОВ ОТ НЕЧАЕВСКОГО "КУЛИКОВА ПОЛЯ". Получается, что Куликово поле "между Доном и Мечой" занимало площадь в сотни квадратных километров? И воинам быть "тесно" на таком огромном пространстве? Это очевидная бессмыслица.

Но - скажут нам - все-таки река Меча там есть! Не случайно же это! Наш ответ: скорее всего, случайно. Дело в том, что река Меча далеко не единственная в России. Рек с названием Меча, Моча и т.п. много. Поэтому нахождение некой реки Мечи на 50-километровом расстоянии от нечаевского "Куликова поля" ровным счетом ничего не говорит о подлинности этого поля. С тем же успехом мы можем указать реку МОЧУ, приток Пахры, на том же 50-километровом расстоянии от московских Кулишек. Отсюда вытекает лишь то, что вероятность найти реку с названием, очень похожим на "Меча", на площади в несколько сотен квадратных километров в средней России - достаточно велика.

Согласно же нашей реконструкции, Меча - это Яуза. Как и сказано в летописях, Меча = Непрядва = Яуза течет прямо по границе Куликова поля - московских Кулишек. Яуза ПОЛНОСТЬЮ ОТВЕЧАЕТ ВСЕМ ЛЕТОПИСНЫМ ОПИСАНИЯМ РЕКИ МЕЧИ - а они, как мы видели, совпадают с описаниями реки Непрядвы. Остается только один недоуменный вопрос: почему летопись называет Яузу - Мечой? Ведь она уже назвала ее раньше Непрядвой. И вообще, почему летопись называет одну и ту же реку разными именами?

На этот вопрос мы ответим в следующем разделе.

2.28. ПУТАНИЦА В ЛЕТОПИСЯХ МЕЖДУ КУЛИКОВСКОЙ БИТВОЙ И БЛИЗКОЙ К НЕЙ ПО ВРЕМЕНИ БИТВОЙ НА ВОЖЕ. В ОБЕИХ ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ РАЗБИЛ МАМАЯ.

Выше мы перебрали почти все географические названия, упомянутые в первоисточниках по Куликовской битве. Все они обнаружились в Москве.

Однако в летописях в связи с Куликовской битвой упоминается также ряд названий, которые не являются московскими. Таких названий немного, но они есть. Это - реки Северка, Лопасня, Ока, Меча. В связи с ними говорится о ПОХОДЕ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО В РЯЗАНСКУЮ ЗЕМЛЮ. Приведем соответствующие места из Лицевого Свода.

Река СЕВЕРКА. Летопись сообщает, что когда Дмитрий Донской пришел в Коломну, он был встречен своими воеводами на реке Северке. "И прииде князь великий на Коломну... Прежде же великаго князя снидошася тамо воеводы мнози и сретиша великаго князя на речке на Северке" [477:3], том 7, лист 61.

Речки Северки в Москве нет. Она находится рядом с городом Коломной на полпути между Москвой и Рязанью, рис.6.76.

Реки ЛОПАСНЯ и ОКА, а также РЯЗАНСКАЯ ЗЕМЛЯ. Затем Дмитрий с войсками идет от Коломны к устью реки Лопасни, впадающей в Оку. "И поиде князь великий с Коломны со многими силами и пришед ста у Оки на усть Лопасны-реки" [477:3], том 7, лист 64.

Реки Лопасни тоже нет в Москве. Она протекает к северу от Москвы, примерно в 60-70 километрах и затем впадает в Оку. Недалеко от устья Лопасни, как следует из летописей, было старинное место переправы через Оку. Отметим, что Ока - большая река и далеко не в любом месте через нее могли переправиться войска.

Возле устья Лопасни Дмитрий переправляется через Оку и далее движется вглубь РЯЗАНСКОЙ ЗЕМЛИ. "И прешедшу всему воинству его через Оку-реку в день неделный, и на заутрие в понеделник сам перевезеся. И бе ему печаль яко мало пешиа рати. И остави у Лопасны великого воеводу своего Тимофея Васильевича тысяцкого, да егда пешиа рати кто или конныа поидет за ним, да проводит их безблазьно, и никто же от тех ратных, ИДЯ ПО РЯЗАНСКОЙ ЗЕМЛЕ, да не коснется ничему и ничтоже да не возьмет ни у кого... Слышано же бысть на Москве у митрополита и у вепикиа княгини Евдокии, и во всех градех и народех, яко князь великий со всеми князи и со всеми силами ПЕРЕВЕЗЕСЯ ОКУ-РЕКУ В РЯЗАНСКУЮ ЗЕМЛЮ И ПОИДЕ НА БОЙ" [477:3], том 7, листы 65 оборот - 67.

На этом немосковские названия в описаниях Куликовской битвы ЗАКАНЧИВАЮТСЯ. Единственное исключение - название "Меча", которым летопись почему-то вдруг стала называть Яузу = Непрядву во второй половине повествования о Куликовской битве, см. выше.

Получается, что почти все немосковские названия в сказаниях о Куликовской битве появляются вместе, рядом друг с другом . А именно - в рассказе о походе Дмитрия Донского В РЯЗАНСКУЮ ЗЕМЛЮ.

Но ведь известно, что незадолго до Куликовской битвы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛА БИТВА МЕЖДУ ДМИТРИЕМ ДОНСКИМ И МАМАЕМ НА РЕКЕ ВОЖЕ ПОД РЯЗАНЬЮ. "Вожа - правый приток реки Оки в Рязанской губернии, на берегу ее Дмитрий Донской в 1378 году разбил татар... Это первая удачная битва русских с татарами, предшествовавшая Куликовской" [988:00], статья "Вожа". Итак, в рязанской битве на Воже, так же, как и Куликовской, Дмитрий Донской разбил войска Мамая и обратил их в бегство. Обе битвы похожи, просто битва на Воже считается не такой крупной и решающей, как Куликовская битва. Мамай, как считается, не участвовал в ней лично, а лишь послал войска. В остальном, они очень схожи. В обеих Дмитрий Донской сражался с войсками Мамая и в обеих победил. И по времени они близки - всего 2 года разницы. Неудивительно, что позднейшие летописцы могли путать эти две битвы - принимать какие-то повести о битве на Воже за рассказы о Куликовской битве и наоборот.

Но тогда в сказаниях о Куликовской битве могут находиться вкрапления, относящиеся к битве на Воже. И, естественно, в таких вкраплениях могут появляться не московские, а РЯЗАНСКИЕ названия. Ведь битва на Воже произошла под Рязанью. ИМЕННО ЭТО МЫ И ВИДИМ. Немногие немосковские названия в летописном рассказе о Куликовской битве относятся к походу Дмитрия Донского в РЯЗАНСКУЮ ЗЕМЛЮ.

Более того, теперь мы, наконец, начинаем понимать, почему летопись в середине рассказа о Куликовском побоище вдруг забывает название реки Непрядвы (Яузы) и подменяет его на название реки "Мечи".

Дело в том, что битва на Воже произошла, скорее всего, в устье реки Мечи, между Вожей и Мечей, рис.6.76. Ведь именно между Вожей и Мечей расположено обширное сухое пространство, лишенное мелких речек. Выше устья Мечи берега Вожи покрыты густой сеткой мелких речек и ручьев, впадающих в нее с обеих сторон, рис.6.76. А ниже устья Мечи через несколько километров Вожа уже заканчивается, впадая в Оку. Поэтому, наиболее вероятное место битвы на Воже - именно МЕЖДУ ВОЖЕЙ И МЕЧЕЙ.

Но тогда при путанице между Куликовской битвой и битвой на Воже, РЕКА НЕПРЯДВА (ЯУЗА) БУДЕТ СООТВЕТСТВОВАТЬ РЕКЕ МЕЧЕ. Меча, как и Яуза (Непрядва) - река среднего размера, впадающая в более крупную реку. Одна битва произошла на устье Мечи, другая - на устье Непрядвы-Яузы. Ясно, что если некое описание битвы на Воже принять по ошибке за описание Куликовской битвы, то название "Меча" приклеится к Непрядве-Яузе. Что, по-видимому, и ПРОИЗОШЛО.

Итак, МЫ ИСЧЕРПАЛИ ВСЕ НАЗВАНИЯ МЕСТНОСТЕЙ, ХОЛМОВ И РЕК, ПРИСУТСТВУЮЩИЕ В СКАЗАНИЯХ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ. ПОДАВЛЯЮЩЕЕ БОЛЬШИНСТВО ИЗ НИХ - МОСКОВСКИЕ НАЗВАНИЯ, ОДНОЗНАЧНО УКАЗЫВАЮЩИЕ НА МОСКОВСКИЕ КУЛИШКИ КАК НА МЕСТО КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ.

И ТОЛЬКО НЕСКОЛЬКО НАЗВАНИЙ, ПО-ВИДИМОМУ, ЗАИМСТВОВАНЫ ИЗ ОПИСАНИЙ БИТВЫ НА ВОЖЕ ПОД РЯЗАНЬЮ, КОТОРУЮ ЛЕТОПИСЦЫ МОГЛИ ПУТАТЬ С КУЛИКОВСКОЙ БИТВОЙ. ВЕДЬ В ОБЕИХ БИТВАХ БЫЛИ ОДНИ И ТЕ ЖЕ ПРОТИВНИКИ, ОДИН И ТОТ ЖЕ ИСХОД И ВСЕГО ДВА ГОДА РАЗНИЦЫ ВО ВРЕМЕНИ.

2.29. ЯРОСЛАВ И АЛЕКСАНДР В ОПИСАНИИ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ.

"Сказание о Мамаевом побоище", рассказывая о Куликовской битве, ПОСТОЯННО упоминает двух знаменитых полководцев прошлого, предков Дмитрия Донского - Ярослава и Александра. При этом о других знаменитых его предках почему-то вовсе не говорится. Это довольно странно. Два предка упоминаются ПОСТОЯННО, а об остальных, не менее знаменитых, - взять хотя бы Владимира Мономаха, - хранится полное молчание. Сегодня считается, что речь здесь идет о древнем Ярославе Мудром из XI века и о великом Александре Невском из XII века. Конечно, можно предположить, что летописец питал особое уважение именно к этим двум великим князьям. Из которых первый отстоит от описываемых событий якобы лет на 300, а второй - на 100. По нашей реконструкции, все намного проще. Дело в том, что Ярослав - это фантомный дубликат Ивана Калиты, ДЕДА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО. А Александр - дубликат-отражение Симеона Гордого, ДЯДИ Дмитрия Донского. Таким образом, летописец абсолютно естественно упоминает двух НЕПОСРЕДСТВЕННЫХ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ великого князя Дмитрия Донского. А не его далеких туманных предков.

2.30. КТО С КЕМ СРАЖАЛСЯ НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ.

Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались РУССКИЕ с ТАТАРАМИ. Русские победили. Татары проиграли. Первоисточники почему-то придерживаются другого мнения. Мы просто процитируем их краткий пересказ, сделанный Л.Н.Гумилевым. Сначала посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая.

Оказывается, "волжские татары неохотно служили Мамаю и в его войске их было немного" [216], с.160. Войска Мамая состояли из ПОЛЯКОВ, крымцев, ГЕНУЭЗЦЕВ (фрягов), ясов, касогов. Финансовую помощь Мамай получал от ГЕНУЭЗЦЕВ!

Теперь посмотрим - кто же сражался в русских войсках? "Москва... продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды - Тохтамышем, стоявшим во главе ВОЛЖСКИХ И СИБИРСКИХ ТАТАР" [216], с.160.

Совершенно ясно, что описывается МЕЖДОУСОБНАЯ БОРЬБА В ОРДЕ. Волжские и сибирские татары в составе "русских войск" воюют с крымцами, поляками и генуэзцами в составе войск Мамая! Русское войско "состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения... Конница... была сформирована ИЗ КРЕЩЕНЫХ ТАТАР, перебежавших литовцев и обученных бою в ТАТАРСКОМ КОННОМ СТРОЮ РУССКИХ" [216], с.163. Союзником Мамая был литовский князь Ягайло, союзником Дмитрия считается хан Тохтамыш с войском из СИБИРСКИХ ТАТАР.

Сегодня никого, конечно, не удивляет, что войска' Мамая называются в летописях Ордой. Но, оказывается, И РУССКИЕ ВОЙСКА ТАКЖЕ НАЗЫВАЮТСЯ ОРДОЙ. Причем, не где-нибудь, а в знаменитой Задонщине. Вот, например, что говорят Мамаю после его поражения на Куликовом поле: "Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била ОРДА Залеская" [635], с.108. Напомним, что Залеская Земля - это Владимиро-Суздальская Русь. Таким образом, здесь русские войска Владимиро-Суздальской Руси прямо названы ОРДОЙ (то есть Ратью), как и монголо-татарские. Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Кстати, древне-русские миниатюры, изображающие Куликовскую битву, ОДИНАКОВО ИЗОБРАЖАЮТ РУССКИХ И ТАТАР - одинаковые одежды, одинаковое вооружение, одинаковые шапки и т.д. По рисунку невозможно отличить "русских" от "татар". См., например, миниатюры из Лицевого Свода якобы XVI века [477:3], воспроизведенные также в [635].

Так что даже с традиционной точки зрения нельзя считать, что Куликовская битва была сражением между РУССКИМИ и пришельцами-ТАТАРАМИ. Русские и татары перемешаны так, что отделить их друг от друга невозможно. По нашей реконструкции, слово ТАТАРЫ в летописях означало КОННЫЕ РУССКИЕ войска и совсем не обязательно означало НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Здесь слово Татары, попросту, заменяет слово Казаки. По-видимому, позднее, при тенденциозном редактировании, первоначальное слово КАЗАКИ заменили везде в летописях на ТАТАРЫ.

Итак, Куликовская битва была сражением волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем.

2.31. ОТСТУПЛЕНИЕ В СТОРОНУ ОТ ТЕМЫ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ. О РУССКОЙ И ТАТАРСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ.

Традиционно считается, что русский и татарский архитектурные стили совершенно не похожи друг на друга. В то же время при внимательном рассмотрении обнаруживается близкое их сходство. Приведем один из многих примеров.

От Сарской и Подонской епархии в Москве до сих пор сохранился Крутицкий терем. "Этот характерный по своим архитектурным формам для конца XVII века надвратный терем сплошь облицован во втором этаже со стороны подъезда узорчатыми изразцами. Несмотря на ЯВНО РУССКИЙ ХАРАКТЕР всех форм терема, и в особенности обработки его окон, он производит ЧИСТО ВОСТОЧНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, напоминая эмалевые стены ПЕРСИИ и минареты ТУРКЕСТАНА". Московский летописец, [554], с.254.

Могут возразить: иноземные завоеватели-угнетатели монголы заставляли покоренных русских рабов строить здания восточного типа. Но можно сказать и так: в русском зодчестве естественно были представлены и успешно развивались, сосуществуя вплоть до XVIII века (!), самые разные стили, в том числе и восточный. Это только в исторической версии Скалигера на каждую эпоху приходится ровно один свой стиль, один свой почерк, одна своя архитектура. Ведь сегодня же мы видим сосуществование самых разнообразных и непохожих стилей в одном месте и в одно и то же время. Почему же в древности должно быть по-другому?

Главная страница
Оглавление книги НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ РУСИ
Подписи к рисункам
Продолжение >>