Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко

ТАЙНА РУССКОЙ ИСТОРИИ

Новая хронология Руси. Татарский и арабский языки на Руси. Ярославль как Великий Новгород.
Древняя английская история - отражение византийской и ордынской.

Том 4 , книга 2

Глава 1.
ДВУЯЗЫЧИЕ НА РУСИ: РУССКИЙ И ТЮРКСКИЙ.
А ТАКЖЕ ПИСАЛИ ПО-РУССКИ, НО БУКВАМИ, СЧИТАЕМЫМИ СЕГОДНЯ АРАБСКИМИ.

2. АРАБСКАЯ НАДПИСЬ НА РУССКОЙ МИТРЕ, ВКЛАДЕ КНЯЗЕЙ МСТИСЛАВСКИХ.

В Троице-Сергиевой Лавре, в городе Сергиев Посад (Загорск), находится музей древнерусского прикладного искусства. В музее выставлена: "Митра 1626 года. Золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг; эмаль, чеканка, гравировка. Вклад князей Мстиславских", рис.1.60. Фотография митры приведена в альбоме Л.М.Спириной "Сокровища Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника" [809]. См. также рис.1.61.

Мы побывали в этом музее в 1997 году и случайно обнаружили любопытный факт. На митре, прямо надо лбом, выше золотого креста, помещен большой драгоценный красный камень. Оказывается, на нем нанесена АРАБСКАЯ надпись. Заметить ее довольно трудно, так как она видна лишь под определенным углом зрения. Нужно встать так, чтобы не мешал блеск камня. Неожиданно увидев арабскую надпись, мы тут же обратились к сопровождавшей нас женщине-экскурсоводу. Она подтвердила, что действительно, на камне вырезана арабская надпись. Однако, что здесь написано, она не знает. И не знает, кто из сотрудников музея мог бы ответить на этот вопрос. Это было в 1997 году.

Добавление 2006 года. Дпалее, отметим следующий интересный факт. Через несколько лет, в 2006 году, при съемке документального фильма по Новой Хронологии, режиссер и оператор Хадасков В.П. по нашей просьбе попытался заснять эту митру на видеокамеру и сфотографировать надпись. Съемочная группа московской кино-компании Goldland Pictures приехала в музей с официальным разрешением. Оказалось, что на камне митры видны лишь какие-то смутные очертания (правда, съемка велась сквозь стекло, которое не разрешили убрать). Служители музея сказали, что некоторое время назад митру передавали на реставрацию, и каков был "узор" на камне ранее этого, ничего сказать не могут. Выходит, что после "реставрации" надпись стала трудно неразличимой? Не постарались ли отполировать (или поцарапать) "неправильный" камень (может быть, прочитав предыдущее издание нашей книги), дабы убрать с него странную надпись, вызывающую недоуменные вопросы у посетителей музея?

Итак, мы вновь сталкиваемся с арабскими надписями на древне-русских драгоценностях. Тот факт, что здесь арабский текст находился на передней части митры, прямо над крестом, - то есть на лбу человека, носившего митру, - ясно говорит, что надпись не случайна и имела в свое время какой-то смысл.

Добавление 2012 года. В этом году произошло важное событие. Нам, наконец, удалось получить качественные фотографии надписи на камне, сделанные с близкого расстояния, рис.1.62, рис.1.63, рис.1.64. Оказалось, что действительно на камне нанесен арабский текст. Он частично поврежден, но прочесть все-таки можно. Выяснилось, что упомянуто имя Пророка Магомета. Получается, что русские священнослужители носили головной убор с именем Магомета! Это разительно расходится с придуманной позднее романовской версией русской истории. См. подробности в нашей книге <<ПЕРВАЯ КААБА БЫЛА В БИЛЯРЕ ПОД КАЗАНЬЮ. Здесь же Моисей иссек воду из скалы. Знаменитые "античные" Дельфы с оракулом находились в Крыму, на мысе Фиолент, где родился Андроник-Христос>>.

Как пример того, что так называемый "восточный стиль" - это на самом деле стиль средневековых русских мастеров, исходящий из метрополии Русско-Ордынской Империи, укажем на знаменитую Казанскую шапку. Этот роскошный, "чисто восточный" царский головной убор был изготовлен для Ивана "Грозного" в столичных московских мастерских, рис.1.65.

 

3. В РУССКОМ ЦЕРКОВНОМ ЯЗЫКЕ XVI И ДАЖЕ XVII ВЕКОВ УПОТРЕБЛЯЛОСЬ СЛОВО АЛЛАХ (БОГ) И ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ ЦИТАТЫ ИЗ КОРАНА.

3.1. "ХОЖЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ АФАНАСИЯ НИКИТИНА".

Мы уже отмечали поразительное на первый взгляд обстоятельство, что на русском оружии, парадном убранстве русских царей и даже на митре епископа, хранящейся в Троице-Сергиевой Лавре, употреблялись арабские изречения, а иногда даже ЦИТАТЫ ИЗ КОРАНА, cм. гл.1:1-2 настоящей книги. Это означает, что история русской церкви до XVII века известна нам плохо и, скорее всего, - в очень искаженном виде. Вероятно, Романовы ПОСТАРАЛИСЬ СКРЫТЬ ПРЕЖНЮЮ БЛИЗОСТЬ, ИЛИ ДАЖЕ ЕДИНСТВО, ПРАВОСЛАВИЯ И МУСУЛЬМАНСТВА В ЭПОХУ XIV-XVI ВЕКОВ. Здесь мы приведем еще несколько ярких примеров, свидетельствующих об этом родстве.

Обратимся к знаменитому произведению - "Хожение за три моря Афанасия Никитина" [929]. Известно, что <<"Хожение за три моря Афанасия Никитина" было найдено Н.М.Карамзиным в библиотеке Троице-Сергиевой Лавры в составе исторического сборника XVI в., названного им Троицкой летописью>> [929], с.131. Потом нашли еще несколько списков. Сегодня их известно шесть. Из них самым древним считается Троицкий. Мы будем пользоваться именно им, найденным, повторим, не где-нибудь, а в библиотеке важнейшего русского монастыря - Троице-Сергиевой Лавры.

И вот что мы там читаем. Приведем лишь некоторые яркие цитаты. Текст начинается словами: "За молитву святых отец наших, Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя раба своего грешнаго Афонасия Микитина сына" [929], с.9. То есть текст написан ПРАВОСЛАВНЫМ человеком. В основном, "Хожение" написано по-русски. Однако время от времени Афанасий Никитин свободно и гладко переходит на тюркский или даже на арабский язык. Затем, столь же гладко, возвращается к русскому. Очевидно, что он, как и его читатели, знают несколько языков. Но не в этом главное. Главное то, что тюркский или арабский язык используется Афанасием Никитиным для РУССКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ МОЛИТВ! Или, если угодно, для исламско-православных молитв. Как бы такое слово-сочетание ни звучало странно в наше время. Вот лишь отдельные примеры.

"К бутхану же съеждается вся страна Индейская... а съеждается к бутхану всех людей бысть азар лек вахт башет сат азаре лек. В бу[т]хану же Бут вырезан ис камени, велми велик" [929], с.18. Далее Афанасий Никитин описывает "индийскую статую" Будды ("Бута"), ПОДОБНУЮ СТАТУЕ ЮСТИНИАНА, С КОПЬЕМ В РУКЕ. Как он пишет: "аки Устьян царь Царяградскы" [929], с.18.

Обратите внимание на текст Никитина: АЗАР ЛЕК ВАХТ БАШЕТ САТ АЗАРЕ ЛЕК. В русское повествование вставлена персидская фраза, означающая "всех людей бысть ТЫСЯЧУ ЛЕКОВ, ВРЕМЕНАМИ БЫВАЕТ СТО ТЫСЯЧ ЛЕКОВ" [929], с.177. Никаких видимых причин перейти на персидский язык в этом месте у Афанасия Никитина нет. Тут он не передает никакого местного колорита, никого не цитирует. Просто неторопливо рассказывает свои впечатления и, сам того не замечая, переходит на персидский язык. Записывая его, кстати, РУССКИМИ буквами.

Между прочим, статуя Будды, выполненная подобно статуе византийского императора с копьем в руке, наводит на мысль, что культ "индийского БУДДЫ" впитал в себя, в частности, и культ Хана БАТЫЯ, великого завоевателя мира. Поэтому Афанасий Никитин и употребляет здесь слово БУТХАН или БУТ-ХАН, то есть Батый-Хан для индийского правителя.

Еще пример арабского фрагмента у Никитина. "В неделю же да в понедельник едят единожды днем. В Индии же как пачекътуръ, а учюзе-дерь: сикишь иларсень ики шитель; акечаны иля атырьсеньатле жетель берь; булара досторъ: а куль каравашь учюзъ чар фуна хубъ бемъ фуна хубесия; капкара амь чюкъ кичи хошь. От Первати же приехал есми в Бедер" [929], с.19.

А вот пример молитвы. Одной из многих, где Афанасий Никитин ПЕРЕХОДИТ С РУССКОГО НА ТЮРКСКИЙ, ПЕРСИДСКИЙ ИЛИ АРАБСКИЙ ЯЗЫК. "Господи боже вседержителю, творец небу и земли! Не отврати лица от рабища твоего, яко скорбь близъ есмь. Господи! Призри на мя и помилуй мя, яко твое есмь создание; не отврати мя, Господи, от пути истиннаго и настави, мя, Господи, на путь твой правый, яко никоея же добродетели в нужи той сотворихъ тебе, Господи мой, яко дни своя преплыхъ все во зле, Господи мой, Олло перводигерь, Олло ты, карим Олло, рагым Олло, Карим Олло, рагымелло; Ахалим дулимо. Уже проидоша 4 Великыя дни в Бесерменьской земли, а христианства не оставих; дале Бог ведает, что будет" [929], с.24.

Здесь Афанасий Никитин ПРЯМО СРЕДИ МОЛИТВЫ переходит на тюркский и арабо-персидский. В частности, вместо Бог пишет Олло, то есть АЛЛАХ, и так далее.

Могут сказать, что Афанасий Никитин пользовался иностранными языками для описания чего-то иностранного. Но приведенные примеры ясно показывают, что это не так. Напротив, говоря о дальних странах, Афанасий Никитин, в основном, пользуется русскими словами. А вот ВСПОМИНАЯ О РОССИИ, он часто переходит на тюркский или арабский язык. Чего стоит, например, молитва Афанасия Никитина О РУССКОЙ ЗЕМЛЕ. Перечисляя виденное в разных странах, Никитин, наконец, с особо теплыми чувствами вспоминает о Руси (Урус). И кончает это перечисление молитвой о Русской Земле. С самого начала этой молитвы он переходит с русского языка на тюркский: "Да Подольскаа земля обилна всем; а Урус ерье таньгры сакласынъ; Олло сакла, худо сакла, будоньяда мунукыбить ерь ектуръ; нечик Урус ери бегъляри акай тусил; Урус ерь абаданъ больсын; расте камъ деретъ. Олло, худо, Бог, Бог данъгры" [929], с.25.

Современные комментаторы пишут: <<В заключительной фразе слово "Бог" повторено на четырех языках: арабском (Олло = Аллах), персидском (Худа), русском (Бог) и тюркском (Данъири = Тангры). Перевод молитвы: "Русская земля да будет Богом хранима; Боже сохрани! На этом свете нет страны, подобной ей..." >> [929], с.189.

Тут уж историки не выдерживают. Чувствуя, что читателю нужно немедленно "что-нибудь объяснить", они начинают выкручиваться следующим образом. Причем, надо сказать, довольно неуклюже. Пишут так: "Молитва Афанасия Никитина выражает пламенную любовь к родине - Руси и одновременно осуждение ее политического строя. Вероятно, это последнее обстоятельство и ПОБУДИЛО НАШЕГО АВТОРА ИЗЛОЖИТЬ СВОЮ МОЛИТВУ НЕ ПО-РУССКИ, А ПО-ТЮРКСКИ" [929], с.189.

Спрашивается, какое отношение имеет это "научное объяснение" к тому, что слово БОГ Афанасий Никитин пишет как АЛЛАХ? По нашему мнению, никакого. Кроме того, мы видели, что Никитин переходит на тюркский, персидский или арабский язык очень часто и весьма гладко. В том числе, и в молитвах. Таких мест в его произведении настолько много, что у нас нет никакой возможности все их процитировать.

Вообще, надо сказать, что современных комментаторов текст Афанасия Никитина раздражает почти на каждом шагу. Историки почему-то убеждены, что они знают средневековую историю куда лучше, чем современник событий и свидетель Афанасий Никитин. Поэтому они обрушиваются на него с самыми разнообразными обвинениями. Вот лишь некоторые примеры.

Афанасий Никитин много пишет о буддизме и вере в "Бута". Современный комментарий таков: <<НЕВОЗМОЖНО ДОПУСТИТЬ, чтобы выражение "Бут" означало у Афанасия Никитина Будду: как известно... буддизм был совершенно вытеснен из Индии между VIII и XI вв. н.э. В XV в. Афанасий Никитин НЕ МОГ НАЙТИ в Индии ни буддистов, ни буддийского культа>> [929], с.176.

Итак, Никитин якобы имел в виду "совсем не то". Не нужно, мол, понимать его текст слишком прямолинейно. А следует воспринимать его иносказательно. То есть так, как это устраивает современных историков. По иному нельзя.

Еще один пример. Никитин пишет про индусов: "Да о вере же их распытахъ все, и они сказывают: веруем в Адама, а Буты (то есть Будды - Авт.), кажут, то есть Адам и род его весь" [929], с.17. В переводе это звучит так: "Я распросил все об их вере, и они говорили: веруем в Адама, а Буты, говорят, это есть Адам и весь его род" [929], с.60. То есть, Афанасий Никитин совершенно четко указывает на связи буддийского культа с европейскими религиями. Как у Индии, так и у Европы был общий прародитель - Адам.

Современный комментарий здесь таков. "Слова Афанасия Никитина... основаны, по-видимому, на ПЛОХО ПОНЯТЫХ... объяснениях индуистов, у которых НЕ БЫЛО КУЛЬТА АДАМА" [929], с.176. Дескать, опять Никитин "ничего не понял". А современные историки, через несколько сот лет после него, все точно знают. И из XX века уверенно поправляют очевидца событий XV века. Вот кто мог бы помочь Афанасию Никитину правильно разобраться в том, что он видел вокруг себя!

Стоит отметить, что Афанасий Никитин употребляет слово Иерусалим отнюдь не в современном его смысле. Сегодня мы привыкли называть Иерусалимом вполне определенный город. Однако Афанасий Никитин уверен, что Иерусалим - это слово, обозначающее главный священный город. Для разных религий, или даже для разных государств, были, по его мнению, РАЗНЫЕ ИЕРУСАЛИМЫ. Вот буквально что он пишет: "К Первоте же яздять о великомъ заговейне, къ своему Буту (то есть Будде - Авт.), тотъ ихъ Иерусалимъ, а по-бесерменьскыи Мякька (то есть Мекка - Авт.), а по-рускы Ерусалимъ (то есть Рус-Рим, Русский-Рим - Авт.), а по-индейскы Парватъ (то есть Первый, в смысле Главный - Авт.)" [929], с.19.

Итак Никитин сообщает нам очень интересную вещь. Оказывается, и Иерусалим, и Мекка - это вовсе не названия определенных мест, а слова' различных языков, означающие ОДНО И ТО ЖЕ. И переходящие одно в другое при переводе с языка на язык. Это - город, где в данный момент находится главная святыня той или иной религии. Или церковная столица. Понятно, что в разных странах эти столицы - различные. Со временем они менялись.

Кстати, именно поэтому Москву в конце XVI века называли Иерусалимом, то есть Русским Римом. Напомним, что звуки Л и Р часто переходили друг в друга. Так называли Москву и на страницах Библии, в книгах Ездры и Неемии. Не в каком-то иносказательном, а в прямом смысле. Об этом мы подробно говорим в книге "Освоение Америки Русью-Ордой", гл.2.

Свою книгу Афанасий Никитин завершает следующими словами. "Милостию же божиею преидохъ же три моря; дигырь худо доно, Олло перводигирь доно, аминь; смилна рахмамъ рагымъ, Олло акберь, акши худо илелло акши ходо, иса рухолло ааликсоломъ; Олло акберь аилягяила иллелло, Олло перводигерь ахамду лилло шукуръ худо афатадъ; бисмилна гирахмамъ ррагымъ: хувому-гулези ляиляга ильлягуя алимулъ гяиби вашагадити; хуарахману рагыму хувомоглязи ля иляга ильлягуя альмелику алакудосу асалому альмумину альмугамину альазизу альчебару льмутаканъ биру альхалику альбариюу альмусаврию алькафару клькахару альвахаду альрязаку альфатагу альалиму алькабизуальбасуту альхафизу алъррафию альмавифу альмузилю альсемию альвасирю альакаму альадьюлю альлятуфу. Гиръ помози рабу своему" [929], с.31-32. Фотографию этой страницы из книги Никитина см. на рис.1.66.

Здесь Афанасий Никитин использует выражения из Корана. Например, "Иса рухолло" = "Иса рух Аллах", то есть "Иисус дух Аллаха". Так об Иисусе Христе говорится в Коране [929], с.205.

Все это совершенно не укладывается в скалигеровско-миллеровскую историю Руси. Однако прекрасно объясняется нашей концепцией.

Нам могут сказать: текст Афанасия Никитина был кем-то искажен. Вставили тюркские выражения. Правда, после этого зачем-то бережно хранили в библиотеке Троице-Сергиевой Лавры. Однако можно указать и другие примеры подобного смешения русских и тюркских или арабских выражений в ПРАВОСЛАВНЫХ церковных текстах. Приведем пример, где речи о подделке быть не может.

3.2. ПОДЛИННОЕ СТАРИННОЕ РУССКОЕ ОДЕЯНИЕ XVII ВЕКА, НА КОТОРОМ НАПИСАНЫ РУССКИЕ, АРАБСКИЕ И УЖЕ НЕПОНЯТНЫЕ СЕГОДНЯ СЛОВА.

Как мы уже говорили, в 1942 году в русском городе Угличе при раскопках в Воскресенском монастыре нашли колоду с мощами монаха Симеона Ульянова. Колода датируется XVII веком. Уникальность этого захоронения, почти 400-летней давности, состоит в том, что не только мощи, но и одеяния монаха очень хорошо сохранились. Выкопанные предметы отправили в областной центр, в город Ярославль, где медики изучали причину такой редкой сохранности. Недавно колода с мощами была возвращена в Углич и монашеское одеяние Симеона Ульянова висит сегодня в Угличском музее, в так называемом тереме царевича Дмитрия, рис.1.67. На рис.1.68 и на рис.1.69 приведены изображения самого' гроба-колоды и музейной таблички со сведениями о захоронении.

На рис.1.70, рис.1.71, рис.1.72, рис.1.73, рис.1.74, рис.1.75, рис.1.76, рис.1.77, показаны надписи и изображения на этом русском монашеском одеянии XVII века. Подчеркнем, что здесь мы имеем уникальную возможность посмотреть - как же выглядели ПОДЛИННЫЕ одеяния XVII века. В столичных музеях мы сегодня такого обычно не увидим. По нескольким причинам. Во-первых, потому, что многие оригиналы XVI-XVII веков уничтожены в результате долгого и тщательного отбора, проводившегося историками за последние 300 лет. Во-вторых, потому, что подлинники того времени в подавляющем большинстве случаев просто разрушились естественным путем. Здесь же нам посчастливилось увидеть не только ПОДЛИННИК XVII века, недавно извлеченный из земли, но и ХОРОШО СОХРАНИВШИЙСЯ. Кроме того, он пролежал в колоде под землей все эти триста лет и потому счастливо избежал романовских чисток истории. А в наше время он по счастливой случайности попал в руки медиков. А не историков.

Так что же написано на этом русском облачении? Оказывается, на нем слова канонических церковно-славянских молитв перемешаны с какими-то совершенно непонятными, по крайней мере, для нас, словами. Ситуация очень похожая на то, что мы видим у Афанасия Никитина. Вот например, три нижних строчки надписи, рис.1.76. Первая из них легко читается: КРЕСТУ ТВОЕ[МУ]. Последняя строчка тоже прочитывается. Сказано следующее: ВКРЕСЕНИЕ. То есть, ВОСКРЕСЕНИЕ. Все эти слова написаны ПО-РУССКИ. Строчка же, находящаяся между ними, уже не поддается прочтению. Хотя буквы в ней те же самые, то есть славянские буквы. Причем очень хорошо сохранившиеся. Написано там примерно следующее: ПКЛАЕКОТР(?). Может быть эта строчка тоже написана по-славянски, хотя это и сомнительно.

Однако то, что написано по бокам и сверху от изображения креста, рис.1.72, рис.1.74, рис.1.75, по-славянски не читается. Более того, в верхней строчке, представленной на рис.1.72, совершенно явно написано "...АЛА АЛА...". То есть, вместо стандартной формулы ГОСПОДИ ГОСПОДИ здесь написано арабское выражение АЛЛАХ АЛЛАХ. В точности, как у Афанасия Никитина. Арабское слово АЛА вместо русского БОГ написано на одеянии русского монаха также на вертикальной надписи слева от креста. Читается снизу вверх, рис.1.74 и рис.1.78, рис.1.79.

Обратимся к надписи вокруг во'рота на одеянии монаха, рис.1.70. Написано следующее: ТОПОМИЛУ... ПОМИЛУ. Многоточием мы заменили часть надписи, которая не видна, поскольку она заходит за спину. Поясним, что здесь сочетание двух букв МИ объединено в одну букву. Таким образом, перед нами стандартная формула: "Господи помилуй, Господи помилуй". Однако вместо слова ГОСПОДИ мы видим странное выражение "ТО". Что это значит? Мы вновь сталкиваемся с каким-то уже забытым старым русским православным обычаем XVII века так называть Бога.

Таким образом, когда речь идет о XVI-XVII веках, то в современных альбомах и музейных каталогах нам показывают одно, а когда вещи, предметы той эпохи случайно извлекаются сегодня из-под земли на свет, в обстановке, затрудняющей их цензуру историками, то мы с удивлением обнаруживаем на них совершенно другое. Нам начинает приоткрываться поразительная картина, резко противоречащая внушенной нам скалигеровско-миллеровской истории. Но вполне объяснимая в рамках новой хронологии.

В начале августа 2001 года А.Т.Фоменко и Т.Н.Фоменко посетили Кремль в городе Угличе и, в частности, так называемый Дворец (Терем) Царевича Димитрия. Как мы только что рассказали, здесь выставлена колода XVII века, в которой нашли мощи монаха Симеона Ульянова, его одеяние (схиму) и предметы, положенные вместе с ним в колоду. Мы хотели еще раз, более детально, сфотографировать интересные, трудночитаемые надписи на схиме.

Научные сотрудники музея Угличского Кремля, к которым мы обратились за консультацией, неожиданно сообщили нам, что в колоде, кроме самих мощей монаха, его одеяния и "четок", были еще обнаружены ГРАМОТА И СВИТОК с достаточно большим текстом. Бумажная грамота лежала на груди монаха, а пергаментный свиток - рядом с ним. Текст грамоты довольно короток, а вот свиток достаточно длинный. Грамота написана скорописью XVII века, а свиток - кириллицей. Причем обо всем этом в официальной музейной экспозиции не сказано ни слова. Никаких сведений о свитках нет и в известных нам публикациях по истории Углича. Естественно, мы поинтересовались - что же написано на грамоте и на свитке? Сотрудники научно-исследовательского отдела музея неуверенно ответили, что там вроде бы записано по старо-славянски житие монаха. Свиток старинного вида, вертикальный, а не горизонтальный. См. по этому поводу книгу "Библейская Русь", гл.2:2.2, где мы приводим данные, согласно которым на действительно древних свитках текст писали так, что при разворачивании длинного свитка-рулона сверху вниз, горизонтальные короткие строчки на нем тоже читались последовательно, одна за другой, сверху вниз, от начала до самого конца свитка. Во время чтения свиток держали вертикально, постепенно свертывая его верхний конец и разворачивая нижний. Именно такого вида свиток и извлекли из колоды монаха Ульянова.

Получается, что до нас дошел действительно старинный и подлинный русский документ XVII века. Мы попросили показать нам либо грамоту и свиток, либо их фотографии, а также текст или его прорисовки. Однако в научном отделе музея нам сообщили (в 2001 году), что ничего этого в Угличском Кремле уже нет. Будто бы материалы переданы в филиал Ярославского архива в городе Угличе. Однако, когда в 2002 году мы обратились в архив, нам заявили, что никаких оригиналов грамоты и свитка у них нет и никогда не было. Более того, нас заверили, что архив до сих пор не располагает даже копиями этих материалов. Ксерокопия имеется лишь в Свято-Воскресенском монастыре города Углича. Кстати, именно в подклете этого монастыря и обнаружена колода с телом Симеона Ульянова. Мы постараемся ознакомиться с этой ксерокопией и сообщить о результатах нашим читателям в последующих публикациях. Впрочем, как нам сказали, ксерокопия "плохо воспроизвела оригинал".

В то же время, как нам заявили в городском архиве, грамота и свиток до сих пор хранятся в музее Угличского Кремля. Таким образом, Угличский архив ссылается на музей, а Угличский музей - на архив. Ситуация тупиковая. Нам так и не удалось тогда взглянуть на эти материалы. Кстати, как нам сообщили в Угличском архиве, свиток сначала "был утерян" в музее, но потом "счастливо найден".

Между прочим, в 2002 году в Угличском архиве мы узнали, что СЗАДИ НА СХИМЕ ТОЖЕ ЕСТЬ КАКАЯ-ТО НАДПИСЬ. Будто бы она идет по краю схимы, а в центре - большое изображение Голгофы. Хотя буквы хорошо видны, текст, тем не менее, тоже не читается (как и "передняя надпись") и расценивается работниками архива как "религиозная тайнопись". Никаких фотографий или прорисовок "задней надписи" тоже якобы до сих пор нет. Более того, первоначально на монахе (в момент обнаружения колоды), поверх схимы, было еще какое-то облачение. Но оно будто бы бесследно исчезло и никаких более подробных сведений о нем не сохранилось.

Далее, как нам сообщили в 2001 году, оказалось, что сами сотрудники Угличского музея не были в общем-то допущены к исследованию уникальных свитков. Как они нам рассказали, местные музейные работники лишь эпизодически присутствовали при расшифровке текста приехавшим из Москвы представителем Историко-архивного института. Хотя текст был старо-русским, его пришлось расшифровывать. Результаты расшифровки сотрудникам Угличского музея (по их собственным словам) неизвестны. Мало что знают об этом и в городском архиве. Вообще, никаких следов этих исследований в музее Кремля города Углича, в городском архиве и в Свято-Воскресенском монастыре почему-то нет. По-видимому, многие материалы увезены в Москву.

Остается непонятным, почему в официальной экспозиции захоронения монаха Ульянова ни слова нет (и не было) о найденных в колоде свитках с его жизнеописанием. Почему в витрине не были выставлены сами свитки, или же хотя бы их фотографии, а также копии-прорисовки текста, его перевод? Ведь многим посетителям музея было бы интересно познакомиться с подлинными свидетельствами далекого XVII века.

Здесь стоит сделать общее замечание. Наш многолетний опыт общения с музейными работниками и сотрудниками научно-исследовательских отделов музеев обнаружил любопытный эффект. Пока вы послушно слушаете их пояснения, например, во время экскурсии, - все в порядке. Если задаете нейтральный вопрос, вроде - "из чего соткано это одеяние", - почти наверняка услышите вежливый и даже подробный ответ. Но стоит поинтересоваться об основах хронологии, каким веком, а главное ПОЧЕМУ, НА ОСНОВАНИИ КАКИХ ДОКУМЕНТОВ ИЛИ СВИДЕТЕЛЬСТВ датируется то или иное сооружение или музейный предмет, ситуация обычно меняется. На вопросы, выводящие за рамки стандартной экскурсионной беседы, - например, почему на русских воинских шлемах и щитах сплошь и рядом выгравированы надписи, считаемые сегодня арабскими, см. гл.1:1 настоящей книги, - сотрудники музеев, чаще всего, начинают отвечать кратко, неохотно, ссылаются на незнание, на отсутствие собственного интереса, либо же на вышестоящие инстанции.

Дальнейший "излишне детальный" интерес иногда вызывает напряжение и даже раздражение. Настойчивые распросы часто приводят к агрессивной реакции. А ведь речь идет о событиях далекого прошлого, то есть уже лишенных личной эмоциональной окраски. Невольно складывается ощущение, что подлинная археологическая история Средних Веков (не только средневековой Руси, но и Западной Европы) как бы негласно засекречена и сегодня нам предлагается лишь покорно выслушивать официально утвержденную, скалигеровско-миллеровскую ее версию. Возникает мысль, что музейных работников в неявной форме приучают и вынуждают глушить излишне глубокий интерес посетителей к истории и хронологии древних предметов, выставленных в музеях. Нечего, дескать, "глубоко копать".

 

4. ЕЩЕ И В XVII ВЕКЕ РУССКИЕ ТЕКСТЫ ИНОГДА ПИСАЛИСЬ АРАБСКИМИ БУКВАМИ. ПУТЕВОЙ ОТЧЕТ ПАВЛА АЛЕППСКОГО.

Приведем яркий эпизод из истории XVII века, ясно показывающий, что даже в XVII веке еще пользовались самыми разными алфавитами для записи русских текстов.

К 1656 году относится любопытный исторический документ. Это - путевые записи, "которые вел архидиакон Павел Алеппский - талантливый церковный писатель середины XVII века, повсюду сопровождавший своего отца - Патриарха Антиохийского Макария III. В 1656 году Патриарх впервые посетил Россию, побывал в Москве... По приглашению царя Алексея Михайловича, Предстоятель Антиохийской Церкви посетил Саввино-Сторожевский монастырь, особенно любимый государем" [422], с.94.

Сопровождая Патриарха, Павел Алеппский вел подробные записи, нечто вроде развернутого отчета о поездке. Может быть, таковы были правила Патриархии в то время - фиксировать в письменном виде, по возможности, все детали важных поездок главных церковных деятелей. Записи, сохранившиеся до нашего времени, рассматриваются как исключительно ценное свидетельство эпохи Алексея Михайловича. Большие фрагменты текстов Павла Алеппского приведены в издании [422]. Видно, что текст довольно большой, подробный.

Спрашивается, на каком языке он написан? Для нашего современника, воспитанного на скалигеровско-миллеровской истории, ответ вроде бы совершенно очевиден. Надо полагать, что ПРАВОСЛАВНЫЙ Павел Алеппский, сын ПРАВОСЛАВНОГО Антиохийского Патриарха, приехавший в ПРАВОСЛАВНУЮ Россию к ПРАВОСЛАВНОМУ царю Алексею Михайловичу, пишет свой отчет по-русски, или по-гречески. В крайнем случае, по-латински. Что, впрочем, уже было бы довольно странно. Но тут обнаруживается, что ОТЧЕТ НАПИСАН ПО-АРАБСКИ! Вот что сообщают историки: <<Полный РУКОПИСНЫЙ АРАБСКИЙ ТЕКСТ этих записок под названием "Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII столетия", издан Саввино-Сторожевским монастырем... в 1898 году>> [422], с.95.

Но дальше - еще интереснее. Православный автор путевого отчета XVII века, оказывается, совершенно свободно переходит с арабского на русский язык, но записывая при этом РУССКИЙ ТЕКСТ АРАБСКИМИ БУКВАМИ. Вот что сообщает нам комментарий XIX века к записи разговора царя Алексея Михайловича [422], с.98-99, в издании рукописного текста Павла Алеппского в 1898 году. "ЭТИ СЛОВА И ВЕСЬ ПОСЛЕДУЮЩИЙ РАЗГОВОР ЦАРЯ С ЧТЕЦОМ В ПОДЛИННИКЕ ЗАПИСАНЫ ПО-РУССКИ АРАБСКИМИ БУКВАМИ." Цит. по [422], с.99. Таким образом, неожиданно выясняется, что в эпоху Алексея Михайловича РУССКИЙ ТЕКСТ ВПОЛНЕ МОГЛИ ПИСАТЬ ПО-РУССКИ, НО АРАБСКИМИ БУКВАМИ. Этот факт прекрасно объясняется нашей реконструкцией.

Современные историки обратили внимание на этот факт, плохо вписывающийся в их версию. Тут же выдвинули "объяснение"-гипотезу. Мол, Патриарх Антиохийский Макарий III был "по происхождению араб" [422], с.95. Впрочем, никаких обоснований этой версии в издании [422] нет. Но даже если это так, странность вовсе не исчезает. Деловой путевой отчет писался в официальной свите Антиохийского Патриарха и, надо думать, для этого должен был использоваться язык православной Патриархии, каковым мог быть либо русский, либо греческий. При этом происхождение автора отчета никого, естественно, не интересовало. Кем бы он ни был, писать обязан на языке православной Патриархии, а не своих родителей. Не можешь писать, как положено, немедленно уволим с этой должности и поручим дело другому служащему. Уже тот факт, что написанный по-арабски и по-русски, но арабскими буквами, отчет Павла Алеппского дошел до нас, означает, что его бережно хранили, может быть, в Антиохийской Патриархии, как нужный официальный документ.

Но ведь сегодня нас уверяют, будто арабское письмо подобных документов непременно указывает на их мусульманское происхождение. В то же время, Антиохийская Патриархия считалась одним из важных центров православной церкви. Мы видим, что в XVII веке картина была иной, чем ее рисуют нам сегодня.

Главная страница
Оглавление книги ТАЙНА РУССКОЙ ИСТОРИИ
Подписи к рисункам
Продолжение >>