Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко

ТАЙНА РУССКОЙ ИСТОРИИ

Новая хронология Руси. Татарский и арабский языки на Руси. Ярославль как Великий Новгород.
Древняя английская история - отражение византийской и ордынской.

Том 4 , книга 2

Глава 2.
РАЗНОЕ.

28. ПРИМЕР ОТКРОВЕННОЙ ПОДДЕЛКИ СТАРОГО РУССКОГО ДОКУМЕНТА - ЦАРСКОЙ ГРАМОТЫ ИВАНА ГРОЗНОГО.

Выше мы много говорили о подделках старых русских источников в эпоху Романовых. В этой связи отметим известный факт, что русские документы до-романовского времени в большинстве случаев либо не сохранились, либо дошли до нас лишь в копиях XVII века. То есть, в копиях, сделанных уже при Романовых. Известно, что в XVII веке в государственных приказах составлялись целые книги копий старых документов. ЭТИ "КОПИЙНЫЕ" КНИГИ СОХРАНИЛИСЬ, А ПОДЛИННИКИ, С КОТОРЫХ КОПИИ ДЕЛАЛИСЬ, ИСЧЕЗЛИ. Сегодня считается, что романовские чиновники добросовестно скопировали тексты прежних эпох. Поэтому обычно думают, что копии точно отражают содержание утраченных оригиналов. Однако в свете всего того, что нам стало известно, возникают большие сомнения, что копирование старых документов при первых Романовых было предпринято с благородной целью сохранить содержание ветхих свитков для потомства. Скорее всего, цель была обратная - уничтожить подлинники, а вместо них оставить искаженные и отредактированные в нужном направлении копии.

Все же некоторые документы, и, в частности, отдельные великокняжеские и царские грамоты до-романовского времени, как считается, дошли до нас В ПОДЛИННИКЕ. По нашему мнению, требуется заново и очень тщательно изучить все русские документы до-романовской эпохи, объявленные сегодня подлинниками. Нужно выяснить - действительно ли они сохранились как оригиналы, или же сегодня нам показывают лишь их копии-подделки, сделанные уже в эпоху Романовых и выдаваемые сегодня за подлинники? На подозрение, что такая "деятельность" действительно велась, наводит следующий яркий пример. В конце книги [638], на цветных вклейках приведены фотографии оттиска государственной печати царя Ивана IV Грозного, прикрепленной, - как пишут сами историки в подписи к фотографии, - к "грамоте БОЛЕЕ ПОЗДНЕГО ВРЕМЕНИ" [638]. См. рис.2.143. Эта грамота сегодня хранится, как отмечено в [638], в Центральном государственном архиве древних актов в Москве (ЦГАДА), [638],с.568.

Поясним, что государственная печать того времени выглядела так. В конце грамоты, под подписью делалось несколько отверстий, в которые пропускался шнурок. Концы шнурка скручивались и скреплялись или восковой, или свинцовой, или еще какой-либо, печатью-оттиском. Смысл печати состоял в том, что ее нельзя было перенести на другую грамоту, не повредив печати. При этом важно, что дырки для шнурка проделывались в самой грамоте, а не на каком-то отдельном, подклеенном к грамоте листочке. Который, конечно, было бы нетрудно оторвать и переклеить на совсем другую грамоту.

А что же мы видим на фотографии царской грамоты, скрепленной печатью Ивана Васильевича "Грозного"? На фотографии, приведенной в [638], совершенно отчетливо видно, что ПЕЧАТЬ ПРИКРЕПЛЕНА НА САМОМ ДЕЛЕ К ДРУГОМУ НЕБОЛЬШОМУ ЛИСТОЧКУ, КОТОРЫЙ В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ПРИКРЕПЛЕН К НИЖНЕЙ ЧАСТИ ГРАМОТЫ! См. рис.2.143 и рис.2.144. Таким образом, шнурок вместе с печатью вырезали из какого-то другого документа вместе с небольшим участком бумаги или пергамента, к которому был намертво прикреплен шнурок. А затем этот кусок перенесли НА ДРУГУЮ ГРАМОТУ. Но ведь это же - ПОДДЕЛКА. Грамота, как сказано в ее первых строчках, дана от лица великого князя Ивана Васильевича. Вместе с признанием историков, что грамота "относится к более позднему" времени, это означает заведомый подлог. Ведь в русской истории после Ивана "Грозного" не было другого царя по имени Иван Васильевич.

 

29. НЕСМОТРЯ НА ВСЕ СТАРАНИЯ, ИСТОРИКАМ ТАК И НЕ УДАЛОСЬ СКРЫТЬ, ЧТО ДО РОМАНОВЫХ МОСКОВСКИЕ ЦАРИ ПОВСЮДУ ИМЕНОВАЛИСЬ ВЕЛИКИМИ ИМПЕРАТОРАМИ.

Историкам известно, - хотя в школьных учебниках об этом не пишут, - что в XVI веке русского царя на Западе именовали ВЕЛИКИМ ИМПЕРАТОРОМ. Это сообщает, например, Карамзин [362], т.8, столбец 146. Согласно нашим результатам, ТАК И ДОЛЖНО БЫТЬ. Русский царь-хан был властителем всей огромной Великой Империи, в которую, в частности, входила и Западная Европа. Поэтому все западно-европейские короли-наместники должны были почтительно признавать его более высокое положение. То есть, называть его ИМПЕРАТОРОМ. Поясним, что Император - это западно-европейское слово, означающее единственного высшего правителя, ниже которого стоят все другие правители-наместники в провинциях единой Империи, то есть короли, герцоги и т.д.

И этот факт - именование западно-европейскими правителями русского царя XVI века ВЕЛИКИМ ИМПЕРАТОРОМ - действительно, несмотря ни на что, дошел до нас в старых документах. Конечно, историкам он ОЧЕНЬ НЕ НРАВИТСЯ. Поскольку ярко показывает какое-то странное противоречие с нарисованной ими картиной "дикой отсталой Руси". Которая всеми силами стремилась - впрочем неудачно - дотянуться до сверкающих высот западно-европейской цивилизации. Но факт, тем не менее, налицо. И историкам приходится его как-то объяснять. Они нашли простой выход. Подали дело так, будто речь идет всего лишь о недоразумении, или же просто о шутке, так сказать. Мол, могущественные западно-европейские монархи, снисходительно поглядывая сверху вниз на своего далекого восточного и слегка диковатого соседа, с улыбкой называли его "великим императором". Вроде стеклянных бус, которые грамотные западно-европейские мореплаватели давали дикарям в обмен на чистое золото и другие ценности. А дикари простодушно, по-детски, радовались бусам, не понимая, что их обманывают, и в общем-то презирают. По сути дела, в таком же духе нам предлагают смотреть на эти наименования русского царя-хана Великим Императором со стороны западно-европейских правителей.

Историков можно понять. Другого выхода у них просто нет. Послушайте, например, как выкручивается Карамзин из этой непростой ситуации. Рассказывая, например, о возвращении из Англии русского посла Иосифа Непеи Вологжанина, Карамзин пишет: <<С УДОВОЛЬСТВИЕМ ЧИТАЯ ЛАСКОВЫЕ ПИСЬМА Марии и Филиппа, которые именовали его (Ивана "Грозного" - Авт.) ВЕЛИКИМ ИМПЕРАТОРОМ; слыша от Непеи, сколько чести и приязни оказали ему в Лондоне и двор, и народ, Иоанн обходился с Англичанами как с любезнейшими гостями России... Одним словом, СВЯЗЬ НАША С БРИТАННИЕЮ, основываясь на взаимных выгодах, без всякого опасного совместничества в Политике... СЛУЖИЛА ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ МУДРОСТИ ЦАРЯ, и придала новый блеск его царствованию>> [362], т.8, столбец 146.

Карамзин очень постарался. Царь "с удовольствием" - а между строк сквозит: "с удивлением" - читает, что англичане назвали его ВЕЛИКИМ ИМПЕРАТОРОМ. И ищет в этом доказательство своей мудрости. Раз, мол, на Западе меня так назвали и считают мудрым, значит, я и в самом деле такой. Пойду покажу английское письмо своим боярам. Пусть видят, какой у них умный царь. Даже в просвещенной Англии его знают! И уж, конечно, авторитетное мнение утонченных англичан придавало особо яркий блеск варварскому русскому трону в глазах диковатых российских подданных. Раз на великом Западе - в самой Англии! - сказали, значит, так оно и есть.

Скажем прямо, что Карамзин здесь фактически занимается фальсификацией. Переворачивая ЯВНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА СТАРЫХ ДОКУМЕНТОВ О ПРЯМОМ ПОДЧИНЕНИИ АНГЛИИ XVI ВЕКА ВЛАСТИ ВЕЛИКОЙ = "МОНГОЛЬСКОЙ" ИМПЕРИИ И ЕЕ ЦАРЮ-ХАНУ с ног на голову. И заодно рисуя перед нами фантастическую картину, будто западно-европейские правители ради каких-то сиюминутных выгод небрежно бросались в официальной переписке такими серьезными титулами как Великий Император.

Кстати, теперь становится понятным, где в то время была метрополия, столица Империи. Естественно там, где был Великий Император. А БЫЛ ОН, КАК ВЫЯСНЯЕТСЯ, В МОСКВЕ. Между прочим, само слово ИМПЕРАТОР означает Властитель ИМПЕРИИ. В ту эпоху Империя была одна. Как мы теперь понимаем, это Великая = "Монгольская" Империя. И император, следовательно, тоже ОДИН - русско-ордынский царь-хан. В русских же источниках Империя называлась Русским или Российским Царством. А ее властитель именовался Великим князем всея Руси. Московское государство было метрополией этого Царства, но отнюдь не исчерпывало его. Это разделение между терминами Российское Царство и Московское государство четко прослеживается даже в документах XVII века. Например, в известном "Соборном Уложении" 1649 года. См. книгу "Империя".

Во время Великой Смуты на Руси, когда Империя уже раскололась, на престол взошел Дмитрий Иванович, которого сегодня неправильно называют Самозванцем, см. выше. Документы той эпохи, - а именно, польский дипломатический архив, - донесли до нас следующие его слова, сказанные польскому послу. Мы цитируем их в передаче Карамзина, который, надо думать, изо всех сил постарался сгладить острые углы. Дмитрий говорит: "Я не только Князь, не только Господарь и Царь, но и ВЕЛИКИЙ ИМПЕРАТОР В СВОИХ НЕИЗМЕРИМЫХ ВЛАДЕНИЯХ. СЕЙ ТИТУЛ ДАН МНЕ БОГОМ, И НЕ ЕСТЬ ОДНО ПУСТОЕ СЛОВО, КАК ТИТУЛЫ ИНЫХ КОРОЛЕЙ: НИ АССИРИЙСКИЕ, НИ МИДИЙСКИЕ, НИЖЕ' РИМСКИЕ ЦЕСАРИ НЕ ИМЕЛИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЕЙШЕГО ПРАВА ТАК ИМЕНОВАТЬСЯ... И НЕ ВСЕ ЛИ МОНАРХИ ЕВРОПЕЙСКИЕ НАЗЫВАЮТ МЕНЯ ИМПЕРАТОРОМ?" [362], т.11, столбец 155.

Здесь совершенно ясно сказано буквально все. И что русский хан-царь - это Великий Император. И что никакие другие монархи не имели права носить этот титул. И что владения Императора - неизмеримы. И что Императором его именуют все европейские монархи. Все это прекрасно объясняется новой хронологией, согласно которой Великая = "Монгольская" Империя просуществовала до начала XVII века. И царь-хан Дмитрий, взойдя на московский престол, естественно старался сохранить за собой прежний смысл титула ВЕЛИКИЙ ИМПЕРАТОР. Но в это время Империя уже раскалывалась, и мятежные ордынские наместники, - в том числе и в Польше, - начали отказываться от подчинения старой ордынской власти в Москве.

 

30. КАК РЕАГИРОВАЛИ РУССКИЕ ДВОРЯНЕ XVIII ВЕКА НА ВНЕДРЯЕМУЮ В ТО ВРЕМЯ НА РУСИ СКАЛИГЕРОВСКУЮ ВЕРСИЮ "АНТИЧНОЙ" ИСТОРИИ.

Р.Х.Алмаев любезно указал нам на любопытные факты, содержащиеся в статье В.В.Дементьевой <<"Римская история Шарля Роллена", прочитанная русским дворянином>>, опубликованной в специальном научном журнале "Вестник Древней Истории" [238].

В.В.Дементьева пишет: <<В коллекции Государственного архива Ярославской области хранится рукопись под названием "Критика на новонапечатанную книгу 1761 г. о начале Рима и действах народов тоя монархии". Она содержит 47 листов с записанными оборотами, т.е. 94 страницы... На обороте последнего листа отмечено: "Критиковал великого Нова града дворянин Петр Никифоров, сын Крекшин в 1762 г., сентября 30 дня. Санктпетербург">> [238], с.117. В Государственном архиве Ярославской области рукопись П.Н.Крекшина хранится под номером: Колл. Рук. No.43 (431). См. [238].

П.Н.Крекшин (1684-1763) - крупный чиновник времен Петра I. В частности, он "вел журнал Петра I, и после смерти царя разбирал его бумаги" [238], с.119. Был смотрителем работ в Кронштадте [238], с.117. "После смерти Петра I, с 1726 г. находился в отставке и занимался собиранием исторических материалов, а также составлением исторических сочинений (преимущественно по русской истории)" [238], с.118. Трудами П.Н.Крекшина по истории пользовались такие известные русские историки, как В.О.Ключевский, И.И.Болтин, М.М.Щербатов и В.Н.Татищев [238], с.118.

После смерти Крекшина императрица Екатерина II потребовала "видеть некоторые ЕГО ЛЕТОПИСИ и г.Крекшину принадлежащие бумаги, которые, с крайним любопытством рассмотрев, благоволила некоторые оставить у себя" [238], с.119. Из всего этого видно, что Крекшин был очень известным человеком в свое время и его исторические труды пользовались самым пристальным вниманием. Архив Крекшина ЦЕЛИКОМ КУПЛЕН после его смерти известным коллекционером графом А.И.Мусиным-Пушкиным в 1791 году [238], с.118.

Что же пишет Крекшин в своей критике "новонапечатанной книги о начале Рима"? Важно подчеркнуть, что эта книга французского историка Ш.Роллена была ОДНОЙ ИЗ ПЕРВЫХ КНИГ ПО НОВОЙ СКАЛИГЕРОВСКОЙ ИСТОРИИ, ПОЯВИВШИХСЯ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Сообщается следующее. "Произведения Роллена и Кревье были ПЕРВЫМИ СОВРЕМЕННЫМИ пособиями по древней истории" [238], с.119.

В.В.Дементьева продолжает: <<Главное, в чем не соглашался П.Н.Крекшин с Ш.Ролленом, это с его утверждением о непобедимости Рима... Широко привлекались в рецензии сведения, почерпнутые у Иосифа Флавия, Плиния, Тацита, Овидия, Плутарха, Страбона, Геродота, в "Вавилонской хронике" Бероса и др. ... Кто же всегда побеждал Рим, кто заставлял трепетать его армию и его императоров?... ПОБЕДИТЕЛЯМИ РИМА, утверждал П.Н.Крекшин, ВСЕГДА БЫЛИ СЛАВЯНЕ, РУССКИЕ. Цепочка его рассуждений такова:

"Народ словенский - это народ МОСКОВСКИЙ (по князе Мосохе именован)",

это народ РОССИЙСКИЙ ("по князе Россе именован"),

"оные же народы по князе Скифе нарицаемы СКИФАМИ",

"по князе Сармате писаны САРМАТАМИ",

"свышеописанные народы писаны ГОТАМИ по князе Готте",

"означенные народы писаны ВАНДАЛАМИ",

"оные же народы писаны ВАРЯГАМИ"

и МНОГИЕ ДРУГИЕ НАРОДЫ есть не кто иной, как "свышеописанный словенский РОССИЙСКИЙ НАРОД"...

Изложение поражений Рима выглядит следующим образом: "В кесарствование кесаря Августа ГОТЫ СЛАВЯНЕ разорили области ближние, подлежащие державству римскому";

"АТИЛЛА, ЦАРЬ ГУНСКИЙ, нарицаемый бич божий ИЗ РУССКИЯ СТРАНЫ...";

"ОДОАКР, ЦАРЬ РОССИЙСКИЙ Италиею возобладал" и т.д. >> [238], с.120.

По сути дела, П.Н.Крекшин полностью подтверждает нашу реконструкцию русской и всемирной истории. Правда, датировки у него уже скалигеровские, то есть неправильные. Но он еще не знает миллеровско-романовской версии. Поскольку она ЕЩЕ ТОЛЬКО-ТОЛЬКО СОЗДАЕТСЯ в то время, когда Крекшин пишет свою рецензию. В этой версии вскоре будет вообще категорически запрещено вспоминать, что "античный" Рим = Русь-Орда XIV-XVI веков, существовал ОДНОВРЕМЕННО со средневековым Российским Московским Царством. Но для Крекшина этот запрет еще не действует. Хотя скалигеровской хронологии его успели обучить. Поэтому в его сознании российская история простирается в далекую "античность".

Но, может быть, все это - личное мнение Крекшина. Возможно, он выдавал желаемое за действительное. Не разобрался в вопросе, чего-то недопонял. Мало ли какие у людей бывают мнения. Но нет! В.В.Дементьева сообщает нам ПОРАЗИТЕЛЬНЫЙ факт. Оказывается, "представления П.Н.Крекшина об истории древнего мира СООТВЕТСТВОВАЛИ УРОВНЮ ЗНАНИЙ СВОЕЙ ЭПОХИ... Русское антиковедение как наука сложилось только к конце XVIII века" [238], с.121. То есть получается, что ранее конца XVIII века русское "антиковедение" существовало, но было якобы неправильным, "не сложившимся как наука". Мы видим, что "наукой" современные историки называют лишь работы миллеровско-романовской школы.

"Отражает ли рецензия П.Н.Крекшина уровень исторических представлений середины XVIII века, - задает вопрос В.В.Дементьева. И сама же отвечает, - БЕЗУСЛОВНО ДА" [238], с.121. То есть так, как Крекшин, думало, в общем, все образованное русское общество.

Мы видим, что вплоть до конца XVIII века русские представляли "античную" историю именно так, как об этом написал Крекшин. И это ИДЕАЛЬНО соответствует нашей реконструкции. Только к концу XVIII века русское общество с большими усилиями заставили совсем по-другому смотреть на мировую и русскую историю. Сегодня нам этот миллеровско-романовский взгляд XVIII века уже преподносят как единственно возможный, будто бы издавна существовавший, общепринятый и якобы очевидный сам по себе. Настолько очевидный, что любые возражения против него сегодня с ходу объявляются абсурдными.

Но история - это предмет науки, а не веры. В науке любое утверждение необходимо ДОКАЗЫВАТЬ. Или по крайней мере пытаться обосновать, если предмет слишком сложен. Если русское общество середины XVIII века смотрело на русскую историю совсем не так, как сегодня, то спрашивается, какие аргументы приводят сегодня историки в доказательство того, что русские XVIII века "совершенно не понимали своей истории"? Ведь якобы "абсурдные представления" образованного русского общества XVIII века о своей собственной истории - вещь чрезвычайно странная.

Наши исследования по хронологии заставляют вновь вспомнить о забытых спорах XVIII века. Тогда скалигеровско-миллеровская школа победила. Но сегодня обнаруживается, что в победившей версии кроются огромные противоречия, что она ошибочна. С другой стороны, оказывается, что те представления русского общества XVII-XVIII веков о своей истории, которые были жестко подавлены в ходе внедрения скалигеровской версии, часто были совершенно правильными.

 

31. В КАКОЙ ЯРОСТНОЙ БОРЬБЕ ВНЕДРЯЛАСЬ В РУССКОЕ ОБЩЕСТВО XVIII ВЕКА МИЛЛЕРОВСКО-РОМАНОВСКАЯ ВЕРСИЯ РУССКОЙ ИСТОРИИ. ЛОМОНОСОВ И МИЛЛЕР.

Ранее мы уже подчеркнули то поразительное обстоятельство, что принятая сегодня версия русской истории создана в XVIII веке, причем исключительно ИНОСТРАНЦАМИ. А именно, немцами Миллером, Байером, Шлецером и др. Возникает естественный вопрос - куда же смотрели русские ученые? Как русское образованное общество могло позволить столь бесцеремонное вмешательство в такую важнейшую область науки и культуры как отечественная история? Ведь ясно, что разобраться в отечественной истории иностранцу труднее, чем своему.

ПОЭТОМУ ПОЛЕЗНО ПРИПОДНЯТЬ ЗАВЕСУ НАД СЕГОДНЯ УЖЕ ПОЧТИ ЗАБЫТОЙ ЯРОСТНОЙ БОРЬБОЙ, КОТОРАЯ ВЕЛАСЬ В XVIII ВЕКЕ В АКАДЕМИЧЕСКИХ КРУГАХ ВОКРУГ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ. Воспользуемся уже редкой сегодня книгой М.Т.Белявского "М.В.Ломоносов и основание Московского университета", изданной Московским университетом в 1955 году к 200-летию его основания [60]. Оказывается, борьба за русскую историю была существенной частью стремления русского общества XVIII века за право иметь отечественную науку. В ту эпоху это право было под большим вопросом. Во главе движения русских ученых стоял знаменитый М.В.Ломоносов, рис.2.145. Во главе иностранцев, желавших - при нескрываемой поддержке романовского императорского двора - подавить русскую национальную научную школу, был историк Миллер.

В 1749-1750 годах Ломоносов выступил против новой в то время версии русской истории, создаваемой на его глазах Миллером и Байером [60], с.60. Он подверг критике только что появившуюся диссертацию Миллера "О происхождении имени и народа российского". Ломоносов дал уничтожающую характеристику трудов Байера по русской истории: "Мне кажется, что он немало походит на некоторого идольского жреца, который, окурив себя беленою и дурманом и скорым на одной ноге вертением, закрутив свою голову, дает сумнительные, темные, непонятные и СОВСЕМ ДИКИЕ ОТВЕТЫ" Цит. по [60], с.60. Так началась яростная борьба за русскую историю.

<<C этого времени занятия вопросами истории становится для Ломоносова такой же необходимостью, как и занятия естественными науками. Более того, в 1750-х годах в центре занятий Ломоносова оказываются гуманитарные науки и в первую очередь история. Ради них он идет даже на то, чтобы отказаться от обязанностей профессора химии... В переписке с Шуваловым он упоминал свои работы "Описание самозванцев и стрелецких бунтов", "О состоянии России во время царствования государя царя Михаила Федоровича", "Сокращенное описание дел государевых" (Петра Великого - М.Б.), "Записки о трудах монарха". Однако НИ ЭТИХ ТРУДОВ, НИ МНОГОЧИСЛЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ, КОТОРЫЕ ЛОМОНОСОВ НАМЕРЕВАЛСЯ ОПУБЛИКОВАТЬ В ВИДЕ ПРИМЕЧАНИЙ, НИ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫХ МАТЕРИАЛОВ, НИ РУКОПИСИ II И III ЧАСТИ I ТОМА (имеется в виду труд Ломоносова "Древняя Российская История" - Авт.) ДО НАС НЕ ДОШЛО. ОНИ БЫЛИ КОНФИСКОВАНЫ И ИСЧЕЗЛИ БЕССЛЕДНО>> [60], с.63.

Правда, первую часть "Древней Российской Истории" Ломоносова все же опубликовали. Но история ее появления на свет чрезвычайно странная. "ИЗДАНИЕ ЕЕ ВСЯЧЕСКИ ТОРМОЗИЛОСЬ и, начав печататься в 1758 году, КНИГА ВЫШЛА ИЗ ПЕЧАТИ ЛИШЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ ЛОМОНОСОВА" [60], с.63. То есть по крайней мере через семь лет. Напомним, что Ломоносов умер в 1765 году. В обстановке борьбы такого накала не исключено, что под именем Ломоносова на самом деле издали нечто совсем другое. В лучшем случае его труд урезали и ОТРЕДАКТИРОВАЛИ. Если не переписали целиком заново. Такая мысль тем более вероятна, что практически то же самое и в то же время происходит с трудами русского историка Татищева, см. выше. Их издает Миллер после смерти Татищева по каким-то "черновикам Татищева". А сам труд Татищева загадочно исчезает. Кто мог помешать торжествовавшему Миллеру, - под полный контроль которого Романовы отдали русскую историю, - издать труды Ломоносова в искаженном виде? Надо сказать, такой прием - "заботливая" публикация трудов своего научного оппонента после его смерти - показывает стиль борьбы того времени вокруг русской истории, бывшей в ту эпоху предметом отнюдь не чисто академического интереса. Как Романовым, так и западно-европейским правителям была необходима искаженная русская история. Известные нам сегодня труды Татищева и Ломоносова по русской истории, скорее всего - подделки, см. ниже.

Вернемся к началу битвы Ломоносова с Миллером. Немецкие профессора-историки решили добиться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. Эта "деятельность" развернулась не только в России. Ломоносов был ученым с мировым именем. Его хорошо знали за границей. Были приложены все усилия, чтобы опорочить Ломоносова перед мировым научным сообществом. В ход пустили все средства. Всячески старались принизить значение работ Ломоносова не только по истории, но и в области естественных наук, где его авторитет был очень высок. В частности, Ломоносов был членом нескольких иностранных Академий - Шведской Академии с 1756 года, Болонской Академии с 1764 года [60], с.94.

"В Германии Миллер инспирировал выступления против открытий Ломоносова и требовал его удаления из Академии" [60], с.61. Этого сделать в то время не удалось. Однако противникам Ломоносова удалось добиться назначения АКАДЕМИКОМ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ Шлецера [60], с.64. <<Шлецер... называл Ломоносова "грубым невеждой, ничего не знавшим, кроме своих летописей">> [60], с.64. Итак, как мы видим, Ломоносову ставили в вину ЗНАНИЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ.

<<Вопреки протестам Ломоносова, Екатерина II назначила Шлецера академиком. ПРИ ЭТОМ ОН НЕ ТОЛЬКО ПОЛУЧАЛ В БЕСКОНТРОЛЬНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ВСЕ ДОКУМЕНТЫ, НАХОДЯЩИЕСЯ В АКАДЕМИИ, НО И ПРАВО ТРЕБОВАТЬ ВСЕ, ЧТО СЧИТАЛ НЕОБХОДИМЫМ, ИЗ ИМПЕРАТОРСКОЙ БИБЛИОТЕКИ И ДРУГИХ УЧРЕЖДЕНИЙ. Шлецер получал право представлять свои сочинения непосредственно Екатерине... В черновой записке, составленной Ломоносовым "для памяти" и случайно избежавшей конфискации, ярко выражены чувства гнева и горечи, вызванной этим решением: "Беречь нечево. Все открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке есть больше секретов">> [60], с.65.

Миллер и его соратники имели полную власть не только в само'м университете в Петербурге, но и в гимназии, готовившей будущих студентов. Гимназией руководили Миллер, Байер и Фишер [60], с.77. В гимназии "УЧИТЕЛЯ НЕ ЗНАЛИ РУССКОГО ЯЗЫКА... УЧЕНИКИ ЖЕ НЕ ЗНАЛИ НЕМЕЦКОГО. ВСЕ ПРЕПОДАВАНИЕ ШЛО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ЛАТИНСКОМ ЯЗЫКЕ... За тридцать лет (1726-1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет" [60], с.77. Из этого сделали следующий вывод. Заявили, что "единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно" [60], с.77. Мол, дикая неграмотная страна.

<<Ломоносов оказался в самой гуще борьбы... Работавший в академии выдающийся русский машиностроитель А.К.Нартов подал в Сенат жалобу. К жалобе Нартова присоединились русские студенты, переводчики и канцеляристы, а также астроном Делиль. Смысл и цель их жалобы совершенно ясны... - превращение Академии Наук в русскую НЕ ТОЛЬКО ПО НАЗВАНИЮ... Во главе комиссии, созданной Сенатом для расследования обвинений, оказался князь Юсупов... Комиссия увидела в выступлении А.Нартова, И.В.Горлицкого, Д.Грекова, П.Шишкарева, В.Носова, А.Полякова, М.Коврина, Лебедева и др. ... "бунт черни", поднявшейся против начальства>> [60], с.82.

Надо сказать, что А.К.Нартов был выдающимся специалистом в своей области, "создателем первого в мире механического суппорта - изобретения, сделавшего переворот в машиностроении" [60], с.83. "Выдающийся русский техник-изобретатель А.К.Нартов. С его именем связаны крупнейшие изобретения в машиностроении и военной технике... В 1741 году Нартов изобрел скорострельную батарею, которая ныне хранится в Артиллерийском историческом музее в Санкт-Петербурге. Состоит она из 44 небольших мортир... Выстрелы из мортирок следовали один за другим, как только доходил огонь по пороховой дорожке или шнуру" [264], кн.2, с.700.

Портрет А.К.Нартова см. на рис.2.146, а его скорострельная многозарядная пушка-батарея показана на рис.2.147.

Русские ученые, подавшие жалобу, писали в Сенат: "Мы доказали обвинения по первым 8 пунктам и докажем по остальным 30, если получим доступ к делам" [60], с.82. <<Но... за "упорство" и "оскорбление комиссии" были арестованы. Ряд из них (И.В.Горлицкий, А.Поляков и др.) БЫЛИ ЗАКОВАНЫ В КАНДАЛЫ И "ПОСАЖЕНЫ НА ЦЕПЬ". Около двух лет пробыли они в таком положении, но их так и не смогли заставить отказаться от показаний. Решение комиссии было поистине чудовищным: Шумахера и Тауберта наградить, ГОРЛИЦКОГО КАЗНИТЬ, ГРЕКОВА, ПОЛЯКОВА, НОСОВА ЖЕСТОКО НАКАЗАТЬ ПЛЕТЬМИ И СОСЛАТЬ В СИБИРЬ, ПОПОВА, ШИШКАРЕВА И ДРУГИХ ОСТАВИТЬ ПОД АРЕСТОМ ДО РЕШЕНИЯ ДЕЛА БУДУЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ АКАДЕМИИ.

Формально Ломоносов не был среди подавших жалобу на Шумахера, но все его поведение в период следствия показывает, что Миллер едва ли ошибался, когда утверждал: "господин адъюнкт Ломоносов был одним из тех, кто подавал жалобу на г-на советника Шумахера и вызвал тем назначение следственной комиссии". Недалек был, вероятно, от истины и Ламанский, утверждающий, что заявление Нартова было написано большей частью Ломоносовым. В период работы комиссии Ломоносов активно поддерживал Нартова... Именно этим были вызваны его бурные столкновения с наиболее усердными клевретами Шумахера - Винцгеймом, Трускотом, Миллером и со всей академической конференцией... Комиссия, приведенная в ярость поведением Ломоносова, АРЕСТОВАЛА ЕГО... В докладе комиссии, который был представлен Елизавете, о Шумахере почти ничего не говорится. "Невежество и непригодность" Нартова и "оскорбительное поведение" Ломоносова - вот лейтмотив доклада. Комиссия заявила, что Ломоносов "за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии, И К НЕМЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ" ПОДЛЕЖИТ СМЕРТНОЙ КАЗНИ, или, в крайнем случае, НАКАЗАНИЮ ПЛЕТЬМИ И ЛИШЕНИЮ ПРАВ И СОСТОЯНИЯ. Почти семь месяцев Ломоносов просидел под арестом в ожидании утверждения приговора... Указом Елизаветы он был ПРИЗНАН ВИНОВНЫМ, однако "для его довольного обучения" от наказания "освобожден". Но одновременно с этим ему вдвое уменьшилось жалование, и он должен был "за учиненные им предерзости" просить прощения у профессоров... МИЛЛЕР СОСТАВИЛ ИЗДЕВАТЕЛЬСКОЕ "ПОКАЯНИЕ", КОТОРОЕ ЛОМОНОСОВ БЫЛ ОБЯЗАН ПУБЛИЧНО ПРОИЗНЕСТИ И ПОДПИСАТЬ... Это был первый и последний случай, когда Ломоносов вынужден был отказаться от своих взглядов>> [60], с.82-84.

Эта борьба продолжалась в течение всей жизни Ломоносова. "Благодаря стараниям Ломоносова в составе академии появилось несколько русских академиков и адъюнктов" [60], с.90. Однако "в 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других Екатерина ДАЖЕ СОВСЕМ УВОЛИЛА ЛОМОНОСОВА ИЗ АКАДЕМИИ" [60], с.94. Но вскоре указ об его отставке отменили. Причиной была популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями [60], с.94. Тем не менее, Ломоносова отстранили от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер. Была сделана попытка "ПЕРЕДАТЬ В РАСПОРЯЖЕНИЕ ШЛЕЦЕРА МАТЕРИАЛЫ ЛОМОНОСОВА ПО ЯЗЫКУ И ИСТОРИИ" [60], с.94.

Последний факт очень многозначителен. Если даже еще при жизни Ломоносова пытались добраться до его архива по русской истории, то что уж говорить о судьбе этого уникального собрания после смерти Ломоносова. Как и следовало ожидать, АРХИВ ЛОМОНОСОВА БЫЛ НЕМЕДЛЕННО КОНФИСКОВАН СРАЗУ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ И БЕССЛЕДНО ПРОПАЛ. Цитируем: "НАВСЕГДА УТРАЧЕН КОНФИСКОВАННЫЙ ЕКАТЕРИНОЙ II АРХИВ ЛОМОНОСОВА. НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ БИБЛИОТЕКА И ВСЕ БУМАГИ ЛОМОНОСОВА БЫЛИ ПО ПРИКАЗАНИЮ ЕКАТЕРИНЫ ОПЕЧАТАНЫ ГР.ОРЛОВЫМ, ПЕРЕВЕЗЕНЫ В ЕГО ДВОРЕЦ И ИСЧЕЗЛИ БЕССЛЕДНО" [60], с.20. Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В нем, <<не скрывая своей радости Тауберт сообщает о смерти Ломоносова и добавляет: "НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нем должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки">> [60], с.20.

Таким образом, "творцы русской истории" - немцы Миллер и Шлецер - все-таки, по-видимому, добрались до архива Ломоносова. После чего архивы, естественно, исчезли. Зато ПОСЛЕ СЕМИЛЕТНЕЙ ПРОВОЛОЧКИ был, наконец, издан - и совершенно ясно, что под полным контролем Миллера и Шлецера, - труд Ломоносова по русской истории. И то лишь первый том. Скорее всего, переписанный Миллером в нужном ключе. А остальные тома попросту "исчезли". Наверное, с ними возиться не захотели. Так и получилось, что имеющийся сегодня в нашем распоряжении "труд Ломоносова по истории" странным и удивительным образом согласуется с миллеровской точкой зрения. Даже непонятно - зачем тогда Ломоносов так яростно и столько лет спорил с Миллером? Зачем обвинял Миллера в фальсификации русской истории, [60], с.62, когда сам, в своей опубликованной "Истории" так ПОСЛУШНО СОГЛАШАЕТСЯ с Миллером по всем пунктам? Угодливо поддакивает ему в каждой своей строчке.

Наше мнение таково. ПОД ИМЕНЕМ ЛОМОНОСОВА НАПЕЧАТАЛИ СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО ЛОМОНОСОВ НА САМОМ ДЕЛЕ НАПИСАЛ. Надо полагать, Миллер с большим удовольствием переписал первую часть труда Ломоносова после его смерти. Так сказать, заботливо подготовил к печати. Остальное уничтожил. Почти наверняка там было много интересного. Такого, чего ни Миллер, ни Шлецер, ни другие немецкие "русские историки" никак не могли выпустить в печать.

Главная страница
Оглавление книги ТАЙНА РУССКОЙ ИСТОРИИ
Подписи к рисункам
Продолжение >>