Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 4.
"ДРЕВНЕ"-ИРАНСКИЕ ГЕРОИ - ЗАЛЬ И МОЛОДОЙ РОСТЕМ - ЭТО ЕЩЕ ДВА ЧАСТИЧНЫХ ОТРАЖЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АНДРОНИКА-ХРИСТА (АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО) ИЗ XII ВЕКА.

1. РОЖДЕНИЕ ЗАЛЯ-ХРИСТА И ЕГО ЧУДЕСНОЕ СПАСЕНИЕ ОТ ЗЛОГО ЦАРЯ.

Описав смерть Феридуна, иранский Эпос переходит к царю Менучехру. Это снова, скорее всего, условное название целого исторического периода, поскольку сказано, что Менучехр правил, дескать, сто двадцать лет. Для одного человека - слишком много. А для нескольких царей, перечисляемых в эту эпоху, - вполне нормально. Первым героем, с которого фактически начинается эпоха Менучехра, является Заль, сын витязя Сама. Опять-таки, все эти персонажи современные историки "датируют" чудовищной, сказочной древностью. Как мы увидим, это серьезная ошибка.

Фирдоуси сообщает следующее. Витязь Сам давно хотел сына. И вот, наконец, <<родился младенец у матери той, как ясное солнце, слепя красотой; ЛИЦОМ СЛОВНО СОЛНЦЕ, одна лишь беда - была голова у младенца седа. Неделю молчали при Саме о нем, легко ли признаться в изъяне таком? ... Никто не решался отцу рассказать, что сыном седым разрешилася мать.

Одна из прислужниц, как львица смела... ему принесла долгожданную весть... "Приветствую славного Сама-бойца... Родился, о доблестный мой господин, у месяцеликой пленительный сын... ребенок - что львенок на вид... Белей серебра, ликом радует взор... Один лишь изъян - мальчик седоволос... Ниспосланный дар и таким возлюби. Не вздумай роптать и душой не скорби".

Воитель, встревоженный вестью такой, к подруге направился в спальный покой. Пред ним в колыбели, прекрасен, но сед, младенец, какого не видывал свет. Прекрасен, и щеки пылают огнем, но снега белей каждый волос на нем. Как только седое дитя увидал, прославленный витязь в тоске зарыдал... И ЧЕРНАЯ ДУМА СМУТИЛА ПОКОЙ. В отчаянье... молил о пощаде Сам: ... "Сжимает мне сердце мучительный стыд, от горести кровь моя в жилах кипит: МЛАДЕНЕЦ, ДОЛЖНО БЫТЬ, НЕЧИСТОГО СЫН... Коль витязи... увидят ЗЛОВЕЩЕЕ ЭТО ДИТЯ, и спросят о нем, - как назвать его им? То ль пестрым тигренком, ТО ЛЬ ДУХОМ ЛЕСНЫМ? Открыто и тайно вся гордая знать насмешками станет меня осыпать...

Сказал и, РАЗГНЕВАН ЖЕСТОКО, УШЕЛ... и слугам велел он... МЛАДЕНЦА К ЭЛЬБОРЗУ ТАЙКОМ ОТНЕСТИ, к подножью хребта... пуст и безлюден с давнишних времен. На кручу взойти не решался никто: ТАМ ВЫСИЛОСЬ ПТИЦЫ СИМОРГА ГНЕЗДО.

Умчались (слуги - Авт.), ОСТАВИВ МЛАДЕНЦА В ПЫЛИ, и многие годы с тех пор протекли... РЕБЕНОК ЛЕЖАЛ У ПОДНОЖЬЯ СКАЛЫ, забытый отцом маловерным своим, пригретый творцом милосердным одним. ДЕТЕНЫШУ ЛЬВИЦА ЛЮБВИ ЯЗЫКОМ ТВЕРДИТ, НАСЫЩАЯ ЕГО МОЛОКОМ: ... "Ты в сердце моем, с ним ты слился в одно, коль вырвут тебя, разорвется оно".

Но брошен младенец, забыли о нем, кричащем от голода ночью и днем... В гнезде у Симорга иссякла еда, и вылетел шумно Симорг из гнезда. Вдруг видит он - плачет младенец грудной... дитя без одежды, без пищи лежит, лежит у подножья скалы вековой...

Всевышний Симорга сумел укротить, не стал быстрокрылый добычу когтить: СЛЕТЕЛ С ОБЛАКОВ ОН, мгновенно дитя схватил и понес, точно ветер летя, на самый высокий из горных зубцов вознесся - туда, где растил он птенцов. Пред ними кричащего он положил, младенца он в пищу птенцам предложил.

Но милость явил вседержитель благой... Дитя, проливавшее кровь из очей, растрогало птиц красотою своей... И диво! - любовь им согрела сердца . Нежнейшую дичь добывали ему, взамен молока кровь давали ему. Неслышно текли за годами года; ЗАБЫТЫЙ МЛАДЕНЕЦ ВО МРАКЕ ГНЕЗДА СТАЛ ОТРОКОМ, ЮНОШЕЙ СТАЛ, возмужал...

Однажды вблизи караван проезжал. Пред взорами муж сребротелый возник... Молва побежала, легка и быстра... И вскоре известья до Сама дошли О БРОШЕННОМ СЫНЕ, ЧТО ВЫРОС ВДАЛИ>> [876:2в], с.156-159. Как будет сказано чуть позже, Младенец получит прозвища Заль и Дестан. Комментаторы отмечают, что ЗАЛЬ означает "старик", так что это опять-таки не имя, а прозвище [876:2в], с.623. Так могли называть многих персонажей.

О чем рассказал нам Фирдоуси?

# Рождается чудесный младенец, лицом словно солнце, ослепляющий всех своей красотой. Окружающие приходят в восторг. Однако в нем есть серьезный изъян: "он - седой". Но ведь седина - признак старости, мудрости.

Вероятно, в такой форме здесь рассказано о рождении Христа. Подчеркнем, что, согласно Фирдоуси, чудесный мальчик ликом был как Солнце. Все верно. Христа действительно именовали Солнцем, так что иранский автор здесь совершенно прав. Причем иранские авторы спутали Бога-Сына (то есть Иисуса) с Богом-Отцом. Оба они входят в Святую Троицу: Бог-Отец, Бог-Сын и Дух Святой, рис.4.1. В христианской традиции Бог-Отец часто представляется в виде СЕДОВЛАСОГО божества. Причем, в книге "Царь Славян", мы показали, что старинные авторы действительно часто путали и даже отождествляли Бога-Сына с Богом-Отцом. На эту тему время от времени вспыхивали серьезные богословские споры. Получается, что след такого отождествления мы видим и на страницах Шахнаме. С одной стороны - божественный Младенец, а с другой, он же - седовласое Божество.

В книге "Начало Ордынской Руси" мы говорили, что, например, в индийской культуре известно священное слово "АУМ". Его считают символом "Единого - начала, середины, конца миропроявления" [519:1], с.289. А также АУМ употребляли в смысле "Слово" [519], т.2, с.307. Вероятно, санскритское АУМ - это известная христианская формула "А И М", то есть "Альфа и Омега", один из символов ИИСУСА ХРИСТА: "Я есть Альфа и Омега". Недаром в санскрите слог АУМ считается "всеоживляющим" [519], т.2, с.311. На известном старинном Полиптихе Сан Медардо изображен БОГ-ОТЕЦ с символом Альфа и Омега, начертанным на страницах развернутой им книги [16:1], с.325. Тем самым, Бог-Отец сопоставляется с Богом-Сыном.

# Далее Шахнаме много говорит о некоем изъяне, присущем чудесному Младенцу. По мнению витязя Сама, тот факт, что у дитя седые волосы - это "нехорошо". Дескать, доказывает, что он является СЫНОМ НЕЧИСТОГО, что дитя это - ЗЛОВЕЩЕЕ.

Но такая скептическая точка зрения на Иисуса нам уже хорошо известна. Мы подробно обсуждали ее в наших книгах, например, в "Царе Славян". Наиболее ярко она выразилась в скептической раввинской, иудейской версии, согласно которой, Христос был рожден "неправильным образом", что он, мол, является "мамзером", нечистым человеком [307]. Дескать, мать родила его не то вне брака от какого-то римского солдата, не то вообще каким-то странным и непонятным образом. Но мы уже подробно объясняли, что все эти разнообразные версии и слухи отражают споры вокруг христианского догмата о Непорочном Зачатии. Которое, в свою очередь, как мы показали, является отражением действительно поразительного для той эпохи факта появления на свет Андроника-Христа в результате кесарева сечения, рис.4.2. В те годы подобная операция была удивительной, и, естественно, вызвала взрыв слухов, споров и противоречивых мнений. Как положительных, так и отрицательных. То же самое мы видим и на страницах Шахнаме. Одни восхищаются чудесным Младенцем Залем-Дестаном, другие, напротив, считают его порождением нечистого духа. Кстати, имя ЗАЛЬ могло произойти от слова ЗОЛОТО. Так действительно называли Христа.

# Интересна позиция витязя Сама. С одной стороны, иранский Эпос объявляет его отцом Заля-Дестана. С другой стороны, витязь считает, что, вероятнее всего, он - не отец; а настоящим отцом является кто-то другой, якобы "нечистый". По-видимому, в этих колебаниях отразились переживания евангельского Иосифа. Он не был отцом Иисуса, но признал его за своего сына и заботился о нем. В то же время, раввинские, иудейские авторы заявляли, что Иосиф был настолько раздосадован рождением Иисуса, что оставил Марию и удалился в другую страну. След этой версии остался и в Евангелиях, сообщающих, что Иосиф хотел "тайно отпустить Марию", однако Ангел Господень помешал этому, разъяснив Иосифу суть дела (Матфей 1:18-24). Теперь становятся понятными и слова иранского Эпоса, сказанные в адрес колеблющегося витязя Сама: "Ниспосланный дар и таким возлюби. Не вздумай роптать и душой не скорби". Фактически это напутственные евангельские слова Ангела, обращенные к Иосифу (Саму). Итак, в начале жизнеописания Заля-Дестана витязь Сам отождествляется, по-видимому, с евангельским Иосифом.

# Но далее, оказывается, под именем "витязя Сама" уже выступает евангельский злобный царь Ирод. Тем самым, в разных разделах Шахнаме именем "витязь Сам" назывались различные персонажи. Итак, проанализируем те сведения о витязе Саме, которые попали в этот литературный образ из жизнеописания евангельского Ирода.

Во-первых, обратите внимание, что Сам назван витязем, воинственным человеком. Евангелия тоже говорят о царе Ироде, что он приказал своим солдатам убивать младенцев, дабы уничтожить Иисуса. В этом смысле некоторые летописцы вполне могли назвать Ирода-Сама "воинственным".

# Далее Шахнаме сообщает, что как только витязь Сам узнал о чудесном Младенце Зале-Дестане, так сразу он УСТРАШИЛСЯ ДУШОЙ И ЧЕРНАЯ ДУМА СМУТИЛА ЕГО ПОКОЙ. У него закипает кровь от горести и сердце сжимает мучительный стыд. Затем Сам жестоко разгневался. Это прекрасно соответствует эмоциям и дальнейшим поступкам евангельского Ирода, испугавшегося Иисуса как конкурента, провозглашенного Царем Иудейским.

# Согласно Евангелиям, царь Ирод начинает преследовать Младенца Иисуса, что приводит к бегству Святого Семейства, спасающегося от злобного царя. Ранее в наших книгах мы показали, что старинные летописцы иногда преподносили эти события как приказ "плохого царя" отнести опасного для него божественного Младенца в пустынное место и бросить его там на произвол судьбы, на растерзанье зверям. Именно в таком виде евангельский сюжет представлен в римской истории младенцев Ромула и Рема, в жизнеописании персидского царя Кира, см., например, нашу книгу <<Христос и Россия глазами "древних" греков>>. Интересно, что аналогичный рассказ мы видим теперь и в иранской поэме Шахнаме. Витязь Сам (Ирод?) приказывает слугам отнести чудесного Младенца в пустой и безлюдный край, к подножию горного хребта, и оставить его там. Приказ был исполнен. Но далее, как и в похожих версиях этого сюжета, Младенцу приходит неожиданное спасение. Появляется львица, которая вскармливает Заля-Дестана своим молоком и спасает его. Скорее всего, это - вариант римской легенды о знаменитой Волчице, выкормившей Ромула и Рема. Как мы показали в книге "Царский Рим в Междуречье Оки и Волги", гл.1, эта легенда является ярким отражением евангельского рассказа об Иисусе и бегстве Святого Семейства. При этом, Деву Марию римские авторы прозвали "Волчицей", а Ромул и Рем - это отражения Иисуса и Иоанна Крестителя, рис.4.3. Подробности см. в указанной нашей книге.

Стоит отметить, что некоторые старинные авторы "превращали" Богородицу не только в "Волчицу", но и в "Львицу". Мы подробно говорили об этом в книге "Потерянные Евангелия", гл.1. Так, в жизнеописании Аполлония-Аполлона (= Христа), Богоматерь описана именно как "Львица". Получается, что та же самая мысль звучит и на страницах Шахнаме: Львица воспитала Заля-Дестана.

# Мотив чудесного спасения Младенца Иисуса (то есть Заля-Дестана) повторен в Шахнаме еще раз, чуть иными словами, но с сохранением сути дела. После иранского рассказа о Львице, сообщается, что Младенца спасла также птица Симорг. Она бережно подхватила брошенного Заля-Дестана и унесла его в свое гнездо, где птенцы Симорга и сама чудесная Птица стали заботиться о нем и вскармливать. Выходит, что в иранском Эпосе Дева Мария упоминалась также под именем "Симорг". Повторим, что в обоих рассказах о спасении Младенца львицей и птицей преломленно отразилось бегство Святого Семейства в Египет, когда Богородица спасла Сына, рис.4.4.

# Однако нам еще рано расставаться с птицей Симоргом. Кстати, считается, что на старинном барельефе, представлящем поэта Фирдоуси, рис.1.2, изображена именно птица Симорг, причем похожая на голубя. Так вот, в иранском повествовании о Птице Симорге явственно звучит еще одна важная евангельская тема. Вероятно, "Птица Симорг" - это Дух Святой. Напомним, что в христианской традиции Дух Святой, третья ипостась Святой Троицы, изображается в виде птицы, причем обычно в виде голубя, рис.4.1. Например, при Крещении Иисуса в реке Иордан, птица - Дух Святой - парит в воздухе над головой Христа, рис.4.5. На рис.4.5a показана птица Симорг, "уносящая слона".

Более того, часто птица изображалась пикирующей сверху прямо на Иисуса, рис.4.6, рис.4.7, рис.4.8. Люди, рассматривавшие подобные христианские иконы и картины, могли поэтически представить эту сцену таким образом, будто чудесная птица "подхватила" Христа-Заля и вознесла его высоко в небо. Напомним, что на многих христианских изображениях Крещения Иисуса мы видим высоко в небе Бога-Отца, а чуть ниже - птицу (то есть Святого Духа) и Христа, рис.4.9, рис.4.10. Иранский поэт мог иносказательно выразиться так: птица Симорг подхватила Заля и вознесла его на вершину высокой горы, где он "стал жить в гнезде Симорга". Тем более, что Бога-Сына иногда путали с Богом-Отцом.

# Кроме того, не исключено, что в иранском рассказе о вознесении Заля-Дестана высоко в небо чудесной птицей отразилась христианская идея о Вознесении Христа. Иисус вознесся на небо, к Богу-Отцу. Обратите внимание, что на старинных русских иконах Христа поднимают в небо ангелы с крыльями, рис.4.11, рис.4.12. Они выглядят как птицы. Так что некоторые поэты, например, Фирдоуси, рассматривая подобные изображения, вполне могли написать, что Заля-Дестана вознесла в воздух, на некую огромную вершину, чудесная Птица Симорг. Между прочим, СИМОРГ - это не имя, а прозвище, означающее "орел-птица" [876:2в], с.623.

# Тема преследования воителем Самом младенца Заля красной нитью проходит через многие дальнейшие главы Шахнаме. Об этом время от времени вспоминает как витязь Сам, так и Заль, обращаясь, например, через несколько лет, к Саму: "Я, птицей вскормленный во прахе и мгле, ни с кем не враждую на этой земле... Но ты ведь, младенца, отринул меня, под каменной кручей покинул меня, родившую - горько рыдать осудил, рожденного - тяжко страдать осудил. Не знал колыбели, сосцов я не знал, отрадных и светлых часов я не знал. В горах меня бросив жестокой рукой, ты отнял блаженство мое и покой... НО БЫЛ Я СОЗДАТЕЛЕМ МИРА ВЗРАЩЕН, меня не покинул в несчастии он" [876:2в], с.221.

 

2. ВИТЯЗЬ САМ (ЦАРЬ ИРОД) РАСКАИВАЕТСЯ В СВОЕМ ЗЛОБНОМ ПОСТУПКЕ. ЗАЛЬ-ДЕСТАН (АНДРОНИК-ХРИСТОС) ВОЗВРАЩАЕТСЯ В СВОЕ ЦАРСТВО И СТАНОВИТСЯ ЦАРЕМ.

Далее в Шахнаме мы видим частичный повтор уже рассказанной истории юного Заля-Дестана. Вероятно, поздние компиляторы Эпоса располагали несколькими версиями одного и того же евангельского сюжета и поместили их рядом. Кроме того, повторы, вероятно, считались полезными для лучшего запоминания слушателями сути дела. Наконец, такие дубликаты не совсем тождественны и сообщают кое-какие новые детали, пропущенные в предыдущих главах. Двинемся дальше по поэме Шахнаме.

Злой витязь Сам видит во сне Заля-Дестана. <<Однажды ВОИТЕЛЬ во мраке ночном забылся тревожным, томительным сном... ИЗ ИНДИИ дальней на быстром коне примчался воитель, могуч, величав... Принес он счастливую весть о сыне (Сама - Авт.)... Сам-витязь проснулся. СМУЩЕН, ПОТРЯСЕН, мобедам поведал он виденный сон... "Что скажете, - молвил, о чуде таком?... СПАСТИСЬ ЛИ МЛАДЕНЦУ СЕДОМУ ДАНО? ИЛЬ ЗНОЕМ И СТУЖЕЙ ОН СГУБЛЕН ДАВНО?"...

И все мудрецы, как один говорят... "Ты, бросивший чуть увидевшего свет. Пришлась не по нраву тебе седина... Теперь ты к Йездану мольбы возноси, направить к добру твою душу проси".

На том порешили, что Сам на заре с молитвой поедет к Эльборзу-горе. Стемнело, и витязь уснул... И снится могучему... Дружину ведет... пленяющий обликом вождь молодой>> [876:2в], с.159-161.

Один из спутников молодого вождя обращается к витязю Саму со словами обвинения: <<"Смотри, милосердной взлелеян судьбой младенец, отвергнутый гневно тобой"...

И витязь проснулся, от боли взревев... объял его трепет от этого сна: не кара ль господня ему суждена? Вскочил богатырь... Помчался к Эльборзу, к вершинам седым, разыскивать сына, забытого им. И видит: гора до небес вознеслась... Высоко на круче - твердыня гнезда... Застыл исполин в изумленьи немом пред этим невиданным птичьим гнездом. До неба чертог... его возвела не людская рука; там юноша бродит; он статен, пригож...

Пал ниц богатырь (Сам - Авт.), славословя творца за то, что он ПТИЦУ ИЗ ПТИЦ сотворил, гнездом неприступным ее одарил. Он понял: велик всеблагой судия>> [876:2в], с.161-162.

Витязь Сам пытается подняться на великую гору, но не находит пути. Тогда он взмолился ко Всевышнему, прося "вернуть ему сына". Молитва достигает слуха Птицы Симорг. <<К питомцу Симорг обратился тогда: "О росший в забвенье, во мраке гнезда! Тебе я кормильцем был множество дней... Недаром Дестаном тебя я назвал: ТЫ ЖЕРТВОЙ КОВАРСТВА ОТЦОВСКОГО СТАЛ, когда возвратишься в отцовский дворец, пусть так и зовет тебя витязь-отец... Тебе у него быть отныне в чести. Решайся - Я В ВОЗДУХ ТЕБЯ ПОДНИМУ, ТЕБЯ НЕВРЕДИМЫМ СНЕСУ Я К НЕМУ"...

Дар слова и разум был юноше дан. Вскричал он: "... Гнездо твое - лучший дворец для меня, КРЫЛА ТВОИ - СВЕТЛЫЙ ВЕНЕЦ ДЛЯ МЕНЯ"...

Ответил Симорг: "... Попробуй отныне по-новому жить. Ведь я не со зла удаляю тебя - НА ЦАРСТВО Я БЛАГОСЛОВЛЯЮ ТЕБЯ... Прощай, пестуна своего не забудь! Печаль расставанья терзает мне грудь".

Утешив, схватил его в когти и С НИМ ВОЗНЕСШИСЬ СТРЕМИТЕЛЬНО К ТУЧАМ СЕДЫМ, НИЗРИНУЛСЯ МОЛНИЙ НЕБЕСНЫХ БЫСТРЕЙ. ПО ПОЯС У ЮНОШИ ВОЛНЫ КУДРЕЙ. ЛИК - СОЛНЦЕ, А РОСТ СО СЛОНА...

И голову Сам пред Симоргом склонил. Он молвил: "ЦАРЬ-ПТИЦА! Творец, возлюбя, могучим и доблестным создал тебя"...

Вознесся пернатый к вершинам седым, и каждый последовал взором за ним.

Сам, юношу взглядом окинув, нашел, что сыну пристали венец и престол. ЛИК - СОЛНЦЕ, грудь львиная, кровь горяча... когда б не врожденная та седина, БЫЛА БЫ ЕГО КРАСОТА БЕЗ ПЯТНА...

"О сын мой! - сказал он, - ... прости мне обиду, о прошлом забудь... Тебе одному посвящу бытие, закон мне - желанье твое"...

Князей облаченье подать повелел, и сына Заль-Зером нарек великан, как птица дала ему имя - Дестан. Воители к Саму толпою пришли, ликуя, с раскрытой душою... Наездники с криком помчались вперед, веселый и шумный свершая поход; и в город свой, рады удаче, вошли>> [876:2в], с.162-165.

Итак, иранская версия гласит, что брошенный в пустыне царевич Заль был вскормлен чудесной птицей высоко в небе, на вершине горы. Затем сюда является коварный витязь Сам, который теперь, по прошествии многих лет, изменился, стал добрым человеком, осознал всю низость своего поступка и теперь хочет загладить вину. Он восхищается Залем-Дестаном, именует его ЗЕРОМ, то есть, попросту, ЦАРЕМ. И просит вернуться в столицу, стать правителем всего царства. Заль-Зер-Дестан соглашается и, во главе большого отряда воинов, направляется в столицу. Все ликуют.

Евангелия, и вообще каноническая христианская традиция ничего не сообщают о юности и молодости Христа, проведенных им вдали от Иудеи, от Вифлеема. Иисус появляется в Иудее уже в возрасте примерно тридцати лет и ведет себя как царь. Именно Царем именуют его евангелисты.

Получается, что иранский Эпос уделил большее внимание пребыванию Заля-Христа вдали от Иудеи. Где же он жил все это время, примерно тридцать лет? Ответ нам уже известен. Как мы показали в книгах "Царь Славян" и "Начало Ордынской Руси", Андроник-Христос долго жил и правил на Руси, где был известен как великий князь Андрей Боголюбский. Некоторые летописцы называли Русь той поры Индией и Египтом. Так что недаром иранский витязь Сам получает известие о своем подросшем царственном сыне именно из далекой Индии, см. выше. То есть из Руси-Орды. Выходит, что "иранский Заль-Дестан" воспитывался и жил на Руси.

Между прочим, некоторые другие "античные" авторы тоже подробно рассказывали о двадцати- или тридцати-летнем пребывании императора Андроника-Христа вне Иудеи, то есть Царь-Градского государства. Такие сведения мы обнаружили, например, в жизнеописании чудотворца Аполлония-Аполлона, являющемся еще одним фантомным отражением Андроника-Христа. Аполлоний тоже посетил далекую "Индию". См. нашу книгу "Потерянные Евангелия", гл.1.

Обратите внимание, что иранский царевич Заль-Зер-Дестан возвращается уже взрослым юношей к тому же самому князю по прозвищу Сам. Который когда-то, много лет тому назад, изгнал Младенца из своего царства, приказал отвезти его вдаль и бросить в пустыне. Здесь уместно напомнить, что, по Евангелиям, взрослый Иисус Христос возвращается в Иудею, когда там правит царь Ирод. Обычно считается, что это - "не тот Ирод", который преследовал Младенца Иисуса. В наших предыдущих работах мы условно назвали этих двух евангельских царей так: Ирод Первый и Ирод Второй. (Дело в том, что, как мы выяснили, некоторые летописцы путали события при рождении Иисуса с событиями при его распятии). А с точки зрения Фирдоуси, это - один и тот же правитель-витязь по имени Сам. Так что теперь можно условно говорить о "двух Самах" - Саме Первом и Саме Втором.

При этом иранский Эпос явно облагораживает "Второго Сама". Дескать, он отнесся к юноше Залю-Зеру-Дестану с большим уважением и сам передал ему свое княжество. Евангелия же, напротив, относятся к Ироду Второму скептически, хотя и не столь отрицательно, как к Ироду Первому.

Далее в Шахнаме следует описание возвращения Заля-Царя в столицу. Скорее всего, это - отражение известного евангельского входа Христа в Иерусалим. Он возвращается в столицу, и народ бурно приветствует нового Царя. Так говорят Евангелия. В общем, то же самое сообщает и Шахнаме.

Отметим яркую деталь. Фирдоуси говорит, что Заль-Царь (Зер) был необычайно высокого роста - "как слон" - и что его волосы были очень длинными, по пояс. Это хорошо согласуется с тем, что Андроник-Христос действительно резко выделялся своим высоким ростом и длинными волосами. На это обстоятельство обращали внимание многие старинные авторы. Подробности см. в книге "Царь Славян".

Фирдоуси вновь и вновь подчеркивает, что Заль-Царь (Зер) то возносится к небесам, то спускается с них на землю. Это хорошо согласуется с христианской точкой зрения, согласно которой, сначала Бог Христос воплотился в человека, то есть "спустился с неба на землю", затем, после распятия, вознесся на небо, а после Вознесения опять на некоторое время спустился на землю и явился своим ученикам, беседовал с ними. После чего снова вознесся.

Вернемся к Шахнаме. Говорится, что княжество витязя Сама входит в состав большого Ирана, которым правит Менучехр. Он прослышал о чудесной истории Заля-Зера и приглашает юношу и витязя Сама к себе во дворец. Там витязь вновь подробно рассказывает свою историю от начала до конца. Признае'тся, что когда-то был очень злобен и чуть было не убил Заля-Зера, но потом оказалось, что Младенец все-таки был чудесным образом спасен и выкормлен вещей птицей Симоргом. Витязь подробно рассказывает свое путешествие к гнезду Симорга, то есть, как мы теперь начинаем понимать, на Русь. "Гляжу, предо мною, вершиной до туч, кряж горный, что купол небесный, могуч, и крепостью грозной - громада гнезда, куда не пробраться врагу никогда. Там Заля увидел я рядом с птенцом" [876:2в], с.168. Вероятно, так иносказательно здесь описана далекая Русь = "Индия" эпохи XII века.

Затем повторяется уже знакомый нам иранский сюжет. Князь Сам обращается с Богу, к Симоргу, и, в конце концов, Заль спускается "с небес". Витязь Сам говорит: "Я славил Симорга... я отдал пернатому низкий поклон. Со мною он сына оставил, А САМ НА КРЫЛЬЯХ МОГУЧИХ ВЗВИЛСЯ К НЕБЕСАМ" [876:2в], с.169.

Итак, Заль-Царь (Зер-Дестан) оказывается в княжестве витязя Сама. Далее мы наталкиваемся на сцену под названием "Возвращение Заля в Забулистан", являющуюся, скорее всего, отражением известного евангельского поклонения Волхвов. Судите сами.

<<И царь повелел, ЧТОБЫ ПРИШЛИ МУДРЕЦЫ, ВОЛХВЫ-ЗВЕЗДОЧЕТЫ, СЕДЫЕ ЖРЕЦЫ. Пришли, вопросили ДЕСТАНА ЗВЕЗДУ: написано что у него на роду? ... И вот звездочеты толпою пришли, поведали все, что по звездам прочли, и молвили шаху такие слова: "... Он станет прославленным в мире бойцом, великим правителем и мудрецом".

Царь слушает, радостью лик осиян... КАРАВАН БОГАТЫХ ДАРОВ ПОВЕЛИТЕЛЬ СОБРАЛ - дивятся, взирая на них, стар и млад: арабских коней с золотою уздой, индийских мечей с золотою резьбой, мехов, одеяний, ласкающих глаз, ковров и камней, что как солнце горят, румийских рабов и на каждом убор - где поле златое, алмазный узор; сапфировых чаш и тяжелых, литых сосудов серебряных и золотых, - в них амбру везли, камфору и шафран. И много еще погрузил караван доспехов для битв и уда'лых забав... Осыпали Заля алмазным дождем>> [876:2в], с.169-170. Фирдоуси долго и тщательно описывает многочисленные роскошные дары для молодого Заля-Царя (Зера).

# Итак, к великому царю-юноше приходят Волхвы-звездочеты, предсказывающие великую судьбу молодому Залю. По-видимому, это - отражение евангельской истории прихода царей-Волхвов к юному Иисусу. При этом Волхвы явились в царство царя Ирода, где в тот момент находился Христос. Как и в Евангелиях, царь беседует с Волхвами. Отличие евангельской версии от иранской в том, что евангельский Ирод испуган появлением юного конкурента на престол, а иранский царь, напротив, обрадован и тут же предлагает царство молодому претенденту. Это расхождение, вероятно, объясняется тем, что разные летописцы эмоционально по-разному оценивали героев этой сцены. Одни уважали Христа и отрицательно отзывались о злобном Ироде, преследовавшем Иисуса. Другие (из лагеря Ирода) меняли черное на белое и заявляли, что "великий царь - очень хороший", и что преследование юного Заля "случилось давным-давно", а теперь ему уже ничего не грозит и, напротив, власть теперь ужасно любит Заля. Читатель может сам привести много примеров из современной жизни, когда одни информационные агенства превозносят того или иного персонажа до небес, в то время как другие рисуют его черными красками. Потом меняются местами. То же самое творилось всегда. Поэтому следует с осторожностью относиться к летописным оценкам типа "хороший" или "плохой".

# Обратите внимание, что Волхвы-мудрецы "вопросили" ЗВЕЗДУ ЗАЛЯ-ДЕСТАНА. Не исключено, что это - отражение евангельского сообщения о вспышке Вифлеемской звезды 1152 года. Наверное, именно с той поры и пошла практика предсказывать судьбу человека "по звездам". Родилась прикладная гороскопная астрология.

# Снова и снова Шахнаме напоминает, что "ставший впоследствии хорошим" царь Сам, когда-то был плохим и ненавидел Заля-Дестана. Князь Сам говорит: "Взойдет на престол сын единственный мой, который дороже мне жизни самой. Вам ведомо всем, что когда-то давно мне было злодейство свершить суждено. Покинул я сына, что дал мне Йездан, отверг его, злобой слепой обуян. Но славный Симорг предложил ему кров, его не оставил создатель миров. Он мной был отринут, а птицей любим, возрос у нее кипарисом прямым. А ныне мой грех небесами прощен, мне сын милосердным творцом возвращен" [876:2в], с.171-172.

Итак, Заль-Зер (Золотой Царь?) становится царем при одобрении народа и войска.

# Обратим внимание на раздел Шахнаме под названием "Мобеды испытывают Заля". Сказано: "Царь Заля к себе призывает опять, познанья его пожелав испытать. Собрался у трона совет мудрецов, и Заль восседает меж ними, готов в ответ на вопросы уста разомкнуть. загадок раскрыть потаенную суть. С Дестаном, чей разум остер и пытлив, беседу заводит мобед..." [876:2в], с.238. Далее в Шахнаме подробно описывается испытание, которому мудрецы-мобеды подвергли Заля-Дестана. Он вынужден отгадывать загадки, отвечать на многочисленные вопросы [876:2в], с.238-242. Этому "экзамену" в поэме посвящено несколько страниц.

Вероятно, перед нами - преломленное отражение двух известных евангельских эпизодов. Первый описан евангелистом Лукой. Юный Христос оказался в храме, где беседовал с мудрецами, дивившимися его разуму. Второй сюжет - ответы взрослого Христа на многочисленные вопросы фарисеев и книжников, безуспешно пытавшихся поймать Иисуса на противоречиях в его высказываниях. Вот как описан Лукой первый эпизод: "Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи. И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник. Когда же, по окончании дней праздника, возвращались, остался Отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и Матерь Его, но думали, что Он идет с другими. Пройдя же дневной путь, стали искать Его между родственниками и знакомыми и, не найдя Его, возвратились в Иерусалим, ища Его. Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их (рис.4.13 - Авт.); все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его. И, увидев Его, удивились... Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков" (Лука 1:41-48,52).

Вернемся к Шахнаме. Далее начинается новая история. Заль влюбляется в красавицу Рудабе. У них рождается сын, знаменитый Ростем (Рустам). Однако оказывается, что по сути ничего нового тут нет. Дело в том, что этот сюжет и вообще все начало жизнеописания Ростема - это еще одно фантомное отражение легенд об Андронике-Христе. Получается, что иранский Эпос вновь - и уже в который раз! - "идет по кругу", возвращаясь к евангельскому Благовещенью, Непорочному Зачатью и Рождеству Христову. На сей раз прозвищем "Заль" Фирдоуси вновь называет Духа Святого и, в то же время, Христа. То есть, как мы покажем, фактически возвращается к уже знакомому нам евангельскому повествованию. Перейдем к подробностям.

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение