Лызлов Андрей
ДВОР ЦЕСАРЯ ТУРЕЦКАГО
И ЖИТЕЛСТВО ЕГО В КОНСТАНТИНОГРАДЕ

Из книги "Скифская история".
Перевод текста С. Старовольского
Печатана в Кракове, в типографии Францышка Цесара, лета 1649-го.||{279}
Ответственный редактор - доктор исторических наук Е. В. ЧИСТЯКОВА
Подготовка текста, комментарии и аннотированный список имен - А. П. БОГДАНОВ
Знаком || обозначены в оригинале границы страниц в рукописи, в фигурные скобки {} здесь помещены номера страниц (окончания) оригинала.

Глава 1
О положении селения Константинограда и зданиях его началнейших

Глава 2
О божницах или мосхеах турецких

Глава 3
О церквах христианских

Глава 4
О стенах, вратех, площадях и лавках купецких

Глава 5
О пошлинах и доходах градских

Глава 6
О судех и праве турецком

Глава 7
О палатах или сараях султана турецкаго

Глава 8
О покоях султанских и евнухах его

Глава 9
* Книгохранителница О вертоградех и библиотеке * султанской

Глава 10
О аптеке султана турецкаго

Глава 11
О трапезе и поварне султанской

Глава 12
О конюшни и вертоградех, которые за градом

Глава 13
О цейкаузе и припасах воинских водных

Глава 14
О денежном дворе и рудах султанских

Глава 15
О утешениях и проездех султана турецкого

Глава 16
О утехах султанских в сарае

Глава 17
О султанах и прочих женах султанских

Глава 18
О милостынях и добродетелех его поганских

Глава 19
О болезнех и о смертех султанов турецких

Глава 20
О избрании новаго султана

Глава 21
О вере турецкой и законе Махометцком

Глава 22
О странствии ко гробу Махометову

Глава 23
О торжествовании нарочитых праздников Махометских

Лызлов Андрей "СКИФСКАЯ ИСТОРИЯ" и приложения (файл *doc 2,62Мб)

 

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Е. В. ЧИСТЯКОВА
БИОГРАФИЯ А. И. ЛЫЗЛОВА

Е. В. ЧИСТЯКОВА
АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ ЛЫЗЛОВ И ЕГО КНИГА "СКИФСКАЯ ИСТОРИЯ"

Е. В. ЧИСТЯКОВА
АРХЕОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА




Глава 1
О положении селения Константинограда и зданиях его началнейших


Да бых достаточнее описал двор султана турецкаго, с ним же мы, россиане и поляки, ближнее соседство имеем, хощу прежде описати селение Константинаграда, в нем же султан всегда пребывает и от времяни онаго, егда Грецыю обладал, престол свой тамо утверди, веселием места, высочайшими здании, потребностию моря и славою великоможною царей греческих возбужденный.
л. 305об.
Стоит той град яко бы на едином клине земли, морем от дву стран облиянным, имеющи с едину страну проливу Элеспонт названную, ею же вода от Чорнаго моря в Белое море, Пропондс реченное, || быстротою великою идет, рыб множество неизреченное в себе имеющи. З другую страну того клина есть залива морская, иже в землю входящи отлучает селение Галату от Константинаграда, разливающися на неколико стадий немалых, наподобие рукавицы б не персчатой. На конец острова того б в тое заливу впадает река немалая, от Фракии приходящи, названная Феофана, идеже древних веков была бумажная мелница славная, от великаго царя Константина учиненая.
Град той долговат, не велми широк, основан на седьми холмах, яко древний Рим во Италии. Сии холмы последуют един второму, яко бы кто вел коня за конем издалека в долготу чрез весь град. Первый холм не велми высок, стоящий на конце онаго клина, со обоих стран имеющи около себе море, идеже сотворени суть полаты султанския, в них же всегда пребывает, по турецки сарай [то есть дом] названный.
л. 306
Потом прочия холмы обретаются в среди града, имеющи на себе различная высокая здания. Последний холм есть яко бы в конце града, от полунощныя страны, с приезду от Андрианополя. Между тем || холмом и другим за ним в долине видеть акведуктум [то есть привод воды подземными г трубами] на велми высоких и креп-{280}ких столпех каменных, деланых еще от великаго царя Константина иждивением безчисленным и художеством воистину чудным, подобящимся мужественным Товотум древних римлян, художественнее паче, нежели суть прочия приводы водныя, протяженныя на 40 миль италийских д, тож и верст российских, даже до самых полат, или сарая султанскаго.
* Фонтана - сосуд, из него же вода емлема нимало убывает
л. 306об.
Сии подземныя трубы, на некиих местех попорченныя, построил великим имением Солиман султан, и разспространил их, дабы множае воды шло ими, не точию в сарай, но и в прочия нарочитыя места града. И от онаго приводу воднаго исполнени суть во граде 640 фонтано* водою, кроме общих бань, в них же непрестанно купаются людие разных народов, дающи от главы по пяти аспр турецких [аспра е - 3 денги российских]. Аспры суть денги серебряныя, подобны денгам Московским е. Сицевых бань обретается во граде 240, кроме прочих мест, яже за градом, к купанию належащих, от тоя же единыя воды, юже Солиман разпро||страни на исходящих. На последнем холме к концу града на полунощь, обаче приближающися к заливе морской или паче к проливе текущей, стоящ обретается градец каменной, по древнему обычаю учинен о седми башнях, названный Гадыкуля, в нем же непрестанно живет кормовых женатых воинов 250, кийждо имущь особное свое жилище з женою и з детми. Над ними же началник града того власть, имеющи при себе четырех мужей порутчиков, такожде с женами живущих. Сам властель тако достоин стрещи градка того, яко и за врата никогда изыти может без имяннаго повеления везирскаго, кроме дважды в год в два уреченныя их праздники, в них же кийждо махометанин повинен быти в мосхеи, или в соборище своем на молитве, паче же во святой Софии.
л. 307
Сии седм башен в древняя лета бывали исполнены разных драгих вещей, ибо в них вся казна султанская соблюдашеся сице. В первой башне денги златыя и пруты из злата литыя. Во второй денги сребряные древния и болшия. В третей вещи и наряды драгия конския, || такожде разное оружие воинское, златом и сребром оправленое. В четвертом различныя драгия сосуды древних веков: златые, сребряные, кришталные, ентарные, королковые и от камней разных соделанныя. В пятой орудиа разныя ко взятию крепостей и градов. {281} В шестой различныя древности, и вещи самородныя морския, и деланныя ис костей слоновых - сия вещи привезе Селим султан, егда Таурис град взял у персов. В седмой, ея же близ Галериа великая, соблюдахуся писания разныя и орудия мафиматитския.
Ныне всего того мало обретается, ибо Селим Второй, егда Кипрскаго острова доставал у венецыан, множество оттуду сокровищ воинству роздал и погубил немалыя вещи в побежденной брани на море со христианы во время Карла V, кесаря римскаго. И того ради сокровища избранныя принесе в сарай свой, идеже живяше.
л. 307об.
Сын же его Амурат ничтоже истинно тамо прибавил, но паче яко бы и остаток оных честных вещей и дражайших тамо же принесе. И того ради ныне той градец превращен есть яко || бы на соблюдение мужей честнейших, идеже пашу яковаго чесо ради сажают, или егда от христиан и пограничных соседов на брани великаго какого мужа возмут.
Тамо посажденным юзником волно ходити по граду, точию не имети ножа или какова оружиа. Яко и недавных времян седяху тамо Эменей король алгерский [имеющи четырех слуг с собою] и два сына короля тунетанскаго, имеющи кийждо особныя своя храмины.
* Суть то пирамиды яко башни или паче градки деланы над гробами царей Египетских
Вси сии Гедыкулския башни суть четвероуголныи и толсты, в верх вместо кровли совершены островато, наподобие пирамидов *, и покрыты оловом. Врат градка сего не отворяют, точию в час по восходе солнца, такожде за час прежде захождения затворяют. В пяток же за три часа затворяют, а не отворяют даже до часа по полудню. Градок той всеми потребы всегда есть добре исполнен, такожде порохами, и ручною стрелбою, и иными оружии, имеющи тридесят пушек паче обычая великих, и несколко пушек ж малых, и органов верховых з.
л. 308
Посреди его есть баня, и оград султанский, || и огородцы малые воинов, живущих ту, на них же овощи сеют. Тут же есть мосхея с наданием от султана, со отпустами в пятк, каковаго почтения прочия их мосхеи не имеют. Есть тамо и источник из земли истекающий з доволною водою, такожде хлеб мелющая меленка об едином колесе непрестанно. Есть еще и иная вода, трубами еще в старые лета тако разумно приведена, яко никто может познати, откуду истекает. {282}


Глава 2
О божницах или мосхеах турецких


В Константинеграде множае дву тысящ божниц турецких, междо киими пять, иже пожалованы и посвещены от самаго султана со отпущением [яко безумнии погани верят] совершеннейшим всяких грехов, иже бы в них во дни назначенныя молился. И осмь есть || честнейших и зданием древновечным изряднейших.
* Не он, но Иустиниан делал ее
2* Атаман - прародитель султанов турецких
л. 308об.
Первая и началнейшая мосхеа Айя Софиа, древний храм христианский, от Константина Великаго * сокровищем неизчетным соделанный, блиско сарая султанскаго, идеже погребены сыны Атомановы 2*.
2-я> божница Султан Баозит реченная, которую иждивением воистинну царским того имяни султан учинил.
3-я> - Султан Махемет, юже основал и учинил сын Солиманов Махемет названный.
3* Миллион
тысяща тысящей
4-я) - Солиман, изряднейшая сверху паче храма святыя Софии, юже созда Солиман султан, полтретья милиона 3* червонных золотых на ню издавши. Ибо имеет в себе столпы предивнаго мрамора разнаго цвету и работы знаменитыя. Близ ея же шпиталь, и монастырь Назaкоп, и баня, и иныя здания окрест на служителей тоя мосхеи. л. 309
5-я> - Султан Селим, юже строил султан Селим, жалеющи за грех свой, яко убил отца своего, дабы возмогл скорее сам на царство вступити. Сей седмь лет воевал Египет, Сирию, Святую землю и часть царства Персидскаго и примножил || толико доходов, елико предки его имели.
Шестая мосхея от честнейших - Султан Махомет, юже и сотворил Махомет и Вторый, иже взял Константинъграда, на оном месте, идеже был престолный храм патриарха константиноградскаго.
8 к -я> - Султан Амурат, юже вторый тем имянем султан зделал, подобну художеством и величеством храму Солиманову; такожде окрест себе имать многая здания, но несть тако изрядна, яко Солиманова, ибо той возил на л свою л мрамор из Александрии, и из Сирии, и Месопотамии.
Обаче храм святыя Софии, юже турки в свою божницу обратиша, вся иныя художества м высотою своею {283} и драгоценным художеством м множае превосходит. Соделана есть на шесть границ, четыре фатяны или стены имеющи величае, две же менши, из различных мраморов изрядно делано, имеющи дверцы вкруг от таких же мраморов, в коеждо по осмеры двери. Обаче в самый храм четверы точию великия двери [в ни же входят от четырех стран], накрест противо себе учинены.
* Копуля - свод или сень.
л. 309об.
Посреди же храма копyля * на шестинадесяти столпех мрамурных возставлена [множае, и болши, и выше, нежели святаго Петра в Риме], || сверху покрыта вся оловом. Столпы же оныя, на них же та копуля, единаки суть и круглы [выше и толще оных столпов, учиненных от камени теснаго на стене святаго Петра в Риме окрест великих врат костелных]. От них же суть четыре от мрамура кипрскаго, диaспро названаго; четыре от порфира червленаго; четыре сементарии, витыя змеевато, но толще суть прочих; четыре мрамура белаго, имеющи по себе крапли чорныя наподобие пестроты, толики же толсты, яко оныя витыя муруговатаго мрамуру, верхи имеющии изряднаго древняго художества, идеже между резми стояли иконы различных святых Божиих, наподобие вырезаных сотворенныя. Но сия повеле турчин поотъимати.
2* Перемычках
На фрамугах 2* тех столпов повыше есть иных столпов вкруг дванадесять н четыре малых, иже имеют на себе другую фрамугу, едини четвероуголную, другия круглую разноцветную о. Паки на тех фрамугах третий ряд столпов мрамурных, таких же, но менши сих вторых, на них же ту тая копуля.
л. 310
А около тех средних столпов || есть иные двадесят четыре столпа на круг тех же первых последующих, иже фрамугу на себе держит, такожде широту оныя фрамуги движущих. И тамо от той фрамуги свод идет к стенам костелным, стены же самыя розными мраморы вси украшены суть и разныя тонкия резания на себе имеют.
3* Резь глубокая, и в резь всаживана медь чистая и каменье
Такожде и дверцы все вкруг п древним художеством таким же, точию мозаики 3* таковыя на себе не имеют, яковая есть в самом костеле, во изрядныя цветы сажена. Но всаждение так в костеле, яко и в дверцах единако суть, удивительным художеством всаживано, аще и множайшую часть оныя Махомет Вторый [иже взял Константинъград] повеле вынимати ис костела и повеле в того место все помазати толченым белым алебастром. {284}
л. 310об.
Обаче есть среди костела под самою копулею соблюдаем образ пресвятыя девы Богородицы мозаикою, цветами около греческим художеством высажен. Его же турки соблюдают не вем каковыя ради причины в великой почести, и вкруг завесою на столпах древяных завешена есть, но егда кто взыдет на перила в копулю, || тогда сверху добре видеть его мощно и знать, яко есть некий почтенный образ, лице изряднейшее и чести достойное имеющий.
Под костелом в земли есть погребов множество, идеже христиане пределцы со алтарями святых Божии имели и погребалися тамо. Еже все есть цело и нимало вреждают их турки, глаголюще, яко тамо много есть телес святых, им же не достоит прикасатися никому.
И того ради, дабы кто не ходил тамо, повеле султан все двери заградити, взяв оттуду осмь или десять сосудов некакова стараго масла, кийждо тех сосудов железными кровлями крепко был утвержден и запечатан.
л. 311
На едином сосуде было написано, яко от царя Константина Великаго поставлен. Другой сосуд, по писму иже на нем поведают яко от дву тысящ лет стоял, и все масло  р наподобие млека, а с густо наподобие масла древянаго. Того масла взяв султан во иныя сосуды, паки повеле их в едином предельце сохранити, в него же суть двери железны, дабы возможно тамо по || изволению внити. Суть еще ис тех подземных пределцов пещеры далеко под град идущия, а в коеждо пределце около пещерки яко бы лучи от солнца, а на самом входе всякия пещеры лежит по единому телу во гробе из мрамура учиненном. Есть еще особныя две пещеры супротив себе, едина - иже идет под сарай султанский к морю, другая - иже идет срединою града к стенам градским, есть в нее врата из града, идеже всегда пребывают художники, иже шелковыя вещи т делают т, летом тамо снующе своя вещи, ибо место то широко есть и светло, и дают от того места на кийждо год по 300 шкутов, еже имать быти около двусот червонных златых.
Здания, яже были окрест того храма священников ради, повеле поганец сламати до основания, кроме правилни старой, в ней же ныне живут их махометъския законники и иже служат в божнице. А еже тамо была крестилница, на шесть граней художественне делана, имеющая в себе три нутра, тую турчин превратил себе на армерию и изнесе ю в сарай свой. {285}
л. 311об.
Такожде мосхеа Солиманова велми || изряднейшим художеством соделана, имеющи в себе многое число прекрасных мрамурных столпов, иже привезени от далека немалым иждивением. И в ней есть копуля такожде велика. Около ея же два всхода пространные, иже такожде имеют на себе малых копуль тридесят две. И на коемждо углу мосхеи зделаны по четыре башенки из белаго мрамура, с них же служители тоя мосхеи по обычаю своему великим гласом кричат, народ общий во время назначенное на молитву созывающи. Ибо по закону Махометову колоколов не достоит им имети. Егда бывают праздники их у великия у, тогда от тех башен, от единыя до другия протягши yже, вешают на них солнце, месец, звезды и иные образцоватые вещи, яже нощию светящися велми чудное видение издают, и тако пребывает чрез целую неделю торжества их. ||
л. 312


Глава 3
О церквах христианских


Есть в Константинеграде много и христианских церквей, аще и ненавидят их турки. Вначале греки в самом граде церквей своих числом до 40 имеют, армяне 4, латинники два костела - един с богаделнею древнею, от давных времен домиником врученный, другий пресвятыя Богородицы, в нем же живут законники по изволению наместника патриарха латинскаго костела, иже имеет свое жилище в Галате на предградии Константиноградском, за заливою морскою, юже обще Пeра называют.
л. 312об.
Сия два костела блиско суть между собою и на единой улице. Турки называют их Кафa Магалиа. В сем костеле пресвятыя Богородицы есть образ ея с превечным младенцем, написан на дце древяной наподобие онаго образа, иже в Риме Делколфалиoне, художеством древовечным, велми умилителный и подвизающ человека к сокрушению. Идеже велия чудеса творятся, славныя по || всему свету. Сей образ италиане называют Мадонна да Константинопoли. На предградии же Пера, юже турки Галатою ф называют, есть осмь костелов латинских, яже суть сии: святаго Францишка, его же держат доминикани; пресвятыя Богородицы, тамо имеют свое пребывание езуити; святаго Иоанна Крестителя, идеже от милости набожных {286} католиков ныне соделана богаделна на болящих поветрием; святаго Савастиана костел под ведомством такожде францышканов; потом святаго Георгиа и святаго Антония, в них же живут разныя законники изволением наместника латинскаго патриарха, такожде, яко в костеле святаго Иоанна Крестителя, о нем же выше помянухом, обаче в костеле святаго Антониа непрестанно бывает множество болящих турков, греков, латиников и армен, ибо тамо часто исцеление получают чрез молитвы того святаго.
л. 313
В том предградии Пера нареченном множайшая часть живет || купцов христианских, паче же венецыян. Обаче посол венецыйский, его же они бало называют, стоит между винницами того предградиа, яко и францужской посол, и иных государей христианских послы, ради здравейшаго поветриа, кроме послов кесаря христианскаго, иже не медлит у пристанища, яко прочии, но егда приедет, тогда в самом граде пребывает.
л. 313об.
Имеют еще и жиди божницы своя в Константинограде х, яко мнится, на десяти местех, поставлены особно. Греки по всему граду церкви своя высыпаныя имеют, а особно посреди самаго града, ибо к каменным стенам разныя народы своя улицы населены имеют, яко и цыгани угол един особный едини заселили, и есть их з женами и з детми число немало. ||


Глава 4
О стенах, вратех, площадях и лавках купецких

Константинъград имеет окрест себе стены древния, еще во время основания от Константина Великаго поставленныя, подобны стенам римским, такожде с башнями четвероуголными. Тех стен кроме сарая великаго вкруг есть четыренадесять миль италийских [такожде и верст российских]. Потом стена каменная около сарая султанскаго от моря с дву стран яко клин протяженный, имеет в себе полчетверты мили италийских. С третьею страну - от града - две мили таких же. Около всех стен каменных и с сараем есть двадесять миль италийских.
л. 314
Врат, ими же в град въезжают, имеет девятьнадесять. От поля 4, то есть с приезду от Полши, но двои суть от них первыя: едини, ими же приезжают от Андрианополя, другие из градка Бургии, идеже поведают быти {287} тело и кости святаго Иова. || Те врата деланы суть наподобие римских, паче же оных, ими же входят в костел святаго Севастиана. Но о сем ведати достоит, яко от поля две стены каменныя от моря до моря учинены, едина вышная, другая нижная. От моря же со обоих стран точию едина стена протяженна.
Кроме врат названных Айкапезы, то есть врат святых. Ибо во время властельства царей христианских бяше тамо церковь, множество мощей святых в себе имущая, идеже народ общий громадами молитвы ради хождаху. Ныне турки из тоя церкви свою мосхею учинили того ради, яко турки теми враты во град внидоша. Ибо те первое взяли приступом, сокрушивши старыя стены ис пушек. Христиане же, иже во граде браняхуся, учинили тамо стену единою нощию долготою в версту. Обаче турки внидоша во град иными месты. Тии же, иже той стены стрежаху, убоявшися отбегоша ея, ибо видеша супостата созади себе во граде. Того ради та стена и доныне стоит пред враты теми.
л. 314об.
С другия страны града, от проливы великия, противо Анатолии или || Меншей Асии, врата шестеры, их же пятеры во град, а шестыя в конюшни султанския, иже суть в сарае. С третию страну града, от Галаты, яже стоит за заливою морскою, есть семеры врата старых, да двои новых.
* Что пнрамис, о том выше
Есть и площадей в Константинеграде немало, а особно при мосхеах началнейших. Обаче лучших площадей четыре. Первая, юже от древних веков называют Подрoмия, идеже стоит един пирамис * четверогранный, от единаго камени учинен, болше паче нежели оныя в Риме пред костелом святаго Петра. Две же пирамиди меншии первыя, аще и толико же высоки, но каменем снизу подделаны, сами же мрамурни. На тех во время царя Константина в торжественныя праздники на самых верхах поставлялися хоругви.
л. 315
На той же площади стоят три змия извитых, главы имеющии со отверстыми челюстьми, литыя из меди, обрасцом художественным велми старои. Но единому от тех змиев отсече сам Махомет султан половину челюстей, егда взят Константинъград, || мнящи, яко бы соделана та вещь чарования ради, еже бы турков очаровати. Сия змеиныя столпы толико велики, яко до половины пирамидов оных досязают, и мнятся яко в тридесять лактей в высоту суть от земли.
Сия площадь велми велика, а около ея палаты помянутых султанов турецких. И егда сам султан восхощет ристанми утешатися, то на той площади творит их с {288} рыцери своими. И того ради на ту площадь не ходит никто, и врата в нее от всех стран замкнуты.
Вторая площадь пред мосхеею султан Баозита, на ней же плясатели, обанщики, смехотворцы вещи своя отправляют, кто чему умеет. Третия площадь от нарочитых - пред мосхеею султан Солиман. Четвертая - на великой долине между седми холмов градских, на ней же коней учат к езжению и уристание творят. л. 315об.
Вседневныя торги бывают на малых площадях, в пяток же на оных трех началнейших, ибо четвертая всегда замкнута особных ради таинств поганских. Болшия торги в три дни || бывают: в среду, в четверток, в пяток - их же называют схи-базар, еже разумеется торг или ш вещей старых, которыя поношены, или на кийждо день вещей старых продаяние, ал-инканто, яко италиане называют, возглашающе, кто даст множае.
И есть тамо с различными старыми богатыми вещми болши дву тысящ лавок, а от коеяждо вещи, юже продаст, продающий даст пошлину на султана, ея же собирается более седми тысящ червонных златых на год. Лавок же купецких и художничных есть множае четыредесяти осми тысящ. И коеждо художество своя особныя храмины имеет, и всякое на разных местех, кроме золотарей и алмазников, иже продают дорогие зaпаны, и кроме купцов с материами шелковыми и сукнами добрыми: сии токмо на едином месте лавки своя имеют.
л. 316
Есть еще тамо два места, Баистан реченныя, обведены стеною каменною толстою в две сажени и сверху учинены своды. По четырем воротам ко входу в них есть от них едино ме||сто болшое, его же свод учинен на двадесяти четырех столпех, соделанных от тесанаго камени, четвероградных, велми толстых, с каптельми изрядными.
Другое место меньшее, имущее свод свой токмо на 16 столпех, при стене храминки Олмaрии около себе имеющия. Такожде и около оных столпов, идеже выкладывают вещи своя алмазники и прочия купцы шолковыя материи, а вне около тех столпов суть великия храмины, в них же сребряники продают своя сребряныя вещи. От тех храмин, иже внутри, с коейждо платят пошлины со всякаго по пятисот червонных на год; с тех же, яже отвне yду - по сту червонных.
л. 316об.
Сие же разумей о болшом Баистане, ибо в меншем Баистане, еже имеет свод на 16 столпех, продают токмо {289} полотна и материи бумажныя и мешаныя с шолком. Имеет же в ц себе четверы ворота двойные; а около ц его отвне продают пленников различных народов, от них же едины суть уже ученыя в различных работах и стоят особно, иныя, иже недавно в неволю взяты, такожде особно, и паки особно, иже ч продают мамок, и иных жен такожде особно ч. Пошлина || от тех пленников чинит шестьнадесять червонных золотых откупу на год.


Глава 5
О пошлинах и доходах градских


Понеже убо помянухом с прилучня в прежней главе пошлину от пленников и от продажи старых товаров, такожде доход от лавок в Баистанех учиненных, дело достойное возмнелося мне и прочия доходы или пошлины от художников припомнити.
л. 317
Елико ведать щ мощно от откупщиков, иже те доходы откуплю в казне погодно, прежде подобает положити корчемницы или домы корчемныя, в них же продают вино христиан ради [и для турк сокровенно, ибо им по закону Махометову заказано вина пити, и егда на кого то объявится, того жестоко жезлением наказуют], а есть тех корчемниц по спискам полтыри тысящи. С них же доходит || пошлин на всякой год тритцать шесть кaриков. Кийждо карик учиняет червонных златых 1633. Потом продают рыбу в девяти местех, паче же на брегу заливы морской противо Галаты, и дают от них годовыя пошлины 18 кариков. Есть еще место, идеже продают овес, ячмень, отруби коней ради, такожде муку на хлебы и овощи различныя. От того дают пошлины 14 кариков на год.
Потом от различнаго коренья и товаров, их же во град привозят из э пригородков морских э, почести ю от Галиполя даже до Чорнаго моря, идеже бывают складываны с судов морских и еже на ослах и верблюдах привожены бывают, а по том по воли во времена своя во град положены бывают, учинит пошлины 180 кариков на год.
Еще места за градом, названныя Ятки, идеже различной скот быют, устроенной во граде на розныя места привозят. Числом тех мест десять, а поставлены {290} кроме трехъсот жидов, которые суть в службе султанской и имеют особную волность. Кроме той поголовъщины дают жидове конъстантиноградския на всякой год по 3 000 червонных от божниц своих, дабы насиловани не были. И на всякой год при отдании тех червонных емлют подтвержение своему учителю, иже есть началный над всеми божницами, яко бы патриарх над всеми жиды, иже в Греции пребывают.
Такожде от места, идеже погребаются, дабы им волно было в покое на едином месте за градом погребатися, дают 1200 червонных золотых на год. К тому греки домы те замыкают и ключи до перваго капитана относят, а егда отмыкати, тогда той пошлет порутчика своего врат оных отмыкать, ибо всякой от тех капитанов имеет четырех порутчиков под собою, их же называют балях басс в. ||
л. 319


Глава 6
О судех и праве турецком


Мнится мне, яко не тако есть во всех областех турецких, яко в Константинограде суды совершаются и права их, аще которыя грады малыя или великия, нежели Константинъград. Обаче поведение и чин всюду един есть, яко и сами поведают.
В Константинеграде четыре судии суть, в четырех странах града пребывающия скорейших ради управлений дел, творящихся между общим народом, их же они своим языком называют кад.
Посреди же града пребывает началный судиа, его г же называют кад-бонвл г, еже есть великой судиа. Обаче такия же есть судии во Алеппе, в Каире, в Дамаску, во Александрии и во иных градех началных. Того ради онаго константиноградскаго судию, различия ради от оных судей, называют стамбyл-кад, то есть константиноградской судия, еже главныя и прилучающияся дела разсуждает.
л. 319об.
И оныя четыре судии не дерзают никого на смерть осуждати без того ведома и || подтверждения своего изречения. Такожде и во иных градских делех от них аппелляция к тому же великому судии.
Есть еще другий великий судиа, названной сeи-бассй, еже на всякой день объезжает юзников град-{292}ских, и сам суды своя управя поведает о них везирю на кийждо вечер, и дает ведомость о всяком юзнике, за что кто содержим есть. Сей имеет у д себе четырех поручиков, от них же всякой имеет д по 40 воинов с собою, с ними же обходит свою часть града, оглядающи, аще не обретаются гуляки какия и не бывает ли по ночам разбоев.
То узилище крепко стенами каменными ограждено и разделено надвое, имеющи два подворья, и посреди две великия фонтаны, и храмины - в них же юзники или дел ради градских, или в долгах, или на смерть осужденные, со сводами суть толстыми. Которыя к смерти осуждени, сидят во особом юзилищи ниже, а еже долгов ради, те выше, особно христиане, особно жиды, особо турки. И обретается там юзников до дву тысящ.
л. 320
Милостыни дают тамо турки неисповедимое множество, паче же пищи к || ядению вседневному толико, яко и стража, иже стрежет их, кормятся от них доволно, ибо сами юзники не возмогают всего того поядати. Множицею же и сам султан посылает проведывати тамо, много ли тут содержится юзников от должников. И аще который обрящется содержим долгом менши ста ефимков, то всякаго своим сокровищем откупает. Аще же который обрящется в них нарочитой человек, паче же воинской, тогда и неколико тысящ ефимков повелит за него дати е, дело милосердия над ним являющи.
л. 320об.
* стряпчаго
Судии их егда судят, тогда никакого прокурaтора * на суд приемлют, но всяк правду свою сам сказует. И не пишут никаких доводов или постановлений, ниже дают писаннаго на суд позвания, но слугами точию позываются. И судят при многих людех по своему разсуждению, яко наилучши мнится им быти. И аще кто обрящется достойным наказания, тогда вскоре при судии наказан бывает жезлием, елико повелит судиа той. ||


Глава 7
О палатах или сараях султана турецкаго


В Константинеграде трои полаты или три сарая имеет султан турецкий. Первой Болшой, в нем же всегда пребывает, названной Бок-серай. Второй Есхи-серай, то есть Старой сарай. Третей сарай Малой в Петрoне {293} реченный, идеже не обыче бывати султан, точию в знаменитыя праздники на ж обновление идущи.
Идеже непрестанно живет четыреста юношей его, названных азза-молиан, со учителми своими, их же зовут козоа, иже учат их читати, мужествовать, на конех ездить, ис пищалей стрелять, дздою в цель метать и лук натягать. Такожде учат их опоясыватися, и бегати пеших до места назначеннаго, и поединки со оружием чинить, такожде по водам плавати.
л. 321
Воини
Которые егда дорастают и изучатся, отходят на высокую султанскую службу, кто к чему приличен явится, паче же от тех чинят спагов, || то есть воинов, или яко ныне называем их султанския ковалеры *, иже имеют даныя веси до смерти своей, иныя болши, иныя менши, елико кто у султана выслужат или которой султану угоден явится. Сей сарай учинил Ибраим-паша некий, зять султана Солимана.
Сарай же Болшой, реченный Есхе-сарай, создан есть от султана Махомета Втораго по взятии Константинаграда. Стоит же яко бы среди з града, четверостенно зделан, имеющи около три мили италийских. Тут живет весь женской пол султанской, иже первое быша в Великом сарае и уже не восхоте их болше у себе держати, такожде и те, их же испытал султан и познал надостойны быти ложа своего, и иже состарелися, а прежде были в любви султанской. Тамо же соблюдаются кормилицы, иже персми своими кормили детей султанских и братью их или были на каковом послужении султанском.
л. 321об.
И оттуду уже не выходят до смерти [вси же свое доволство имеют], точию аще которая замуж поидет за пашу некоего или || за инаго какова честнаго человека. Еже по воли султанской часто случается, еже и турки признавают себе к чести, егда кому достанется таковая жена, иже прежде была на ложи султанском, или паче хотящи себе таковаго ради супружества скораго обогащения, ибо на таковых своих зятей всегда имеют призрение султаны и дают им великия вены и началства честные.
Всяко же и те, иже и замуж не идут и живут в том сарае затворени до смерти, имеют всякое себе доволство и призрение. Времянем же и сам султан приходящи к ним живет тамо у них по воли своей неделю, и две, и три не исходящи, никого от дворян своих пущающи тамо, ниже юношей с собою. В то убо время {294} много у него упрашивают жены те, которой что потребно, дабы или доход некий имела, или пленника какова свободила, или ино что тому подобное.
О Великом же сарае, в нем же всегда султан пребывает, уже выше поведахом, яко есть около его четыре мили, имущ три стены от града, едина единой выше, || ими же от моря до моря прегражден есть, и две стены с обеих стран моря, наченши от мосхеи Софии, идеже есть врата в сарай из града. В тех вратах всегда стоят на страже 40 воинов, которых называют капиг.
* Где всякие составы делают
л. 322
От тех врат между двомя стенами даже до конца сарая в одну сторону есть дворaлня, идеже у дров две тысящи мужей непрестанно работают: режут, секут, носят и в поварню, пекарню, аптеку и во алхимию *. Дрова же привозят с Чорнаго моря, имеющи к тому лодей и или стругов великих и малых две тысящи, их же зовут карамузaлы, которых ни на что иное не емлют, точию на вожение дров на султанскую потребу.
л. 322об.
Мужей же тех, иже у дров работают и к в печи к разносят, называют белтаг, иже имеют свою поварню, где есть себе готовят. Среди двора их стоит крестилница, от церквы святыя Софии принесенная, о ней же выше писахом, и ни един паша может на коне ехать в дом л султанской, точию под тот двор, идеже || стоит крестилница. Всяк бо доехав тамо повин с коня ссести и пеш ити в палаты.
Входят еще и во иныя ворота, иже две стены около себе имеют и многую сторожу оных же капигов. Тамо уже никто дале без повеления ити не может, точию в той день, в он же дыван [то есть общее слушание] отправляется, четырежды в неделю, то есть в суботу, в неделю, в понеделник, во вторник.
Ибо в те дни сходятся все правители султанския на дыван. Прежде визирь великой; потом паша анатолский, его же зовут белиербес; потом капитан янчарский, гениазaр реченный; и два председатели от Сенату, их же калишхeр называют, то есть судъи войсковые; и паки три началника войсковых, их же называют деситердах. Сии все, седши велми рано, на дыване даже до полудня сидят и всякие дела исправляют.
л. 323
А где тот дыван отправляют, тамо жилище все каменное со сводами протяжением долгим, отворено в те дни, егда сидят || тамо. Пред ними же есть вход, идеже стоят общия народы и стража немала, иже не попущает {295} доходить м к судиам, точию аще кому повелено будет; и тако единаго по единому разсуждают.
Егда же отсудят, тогда востав вси к султану отходят и подают ему писание всем оным делам, иже сотвориша на дыване, выписав кратко, а потом словесно ему про все объявляют. И егда о коем деле умолчит, признавают н, яко утверждает то. Аще же ему которое дело не годно явится, то махнет рукою, дающи знать, яко то инако достоит вершити.
л. 323об.
Сие обаче ведати достоит, яко первое, нежели все на диване сидевшие внидут к султану, великой визирь входит и о сем ему поведает, прочия же ожидают пред полатою тою, ибо султан ни с единым от тех глаголет, токмо с везирем единым, яко с лицем честнейшим советующи. Такожде егда посол чужеземский бывает на приезде или отпуске, ничтоже сам глаголет, но визирь точию, иже первое к султану вшедши || наказуется от него, яко подобает ему послу оному отвещати.
Та полата, в ней же дыван отправляется, стоит по левой стороне в сарай входящи. По правой же поварня султанская и общая оптека, идеже всех ради судей, иже имут сидети в дыване, подается раннее пищи употребление: общия птицы вареные и жареные.
А между дывам и поварнею султанскою посреди - казенная полата султанская, где пред дверми ея всегда по земли лежат великия мехи з денгами [дабы народ общий, приходящий на дыван для своих дел, видели яко есть велико сокровище султанское, яко денги даже по земли валяются, не могущи в полатах вместитися или многаго ради медления казначейскаго, иже не может времяни употребити считати денег тех и писари своими]. л. 323 А
А те денги суть от разных областей и градов подписания на себе имущая. Из них же потом раздают в полате, кому что повелено будет. Аще же обращется что между тех денег вещей златых нарочитых, паче || же португалов о различных королей, те особ статьею кладут для султана, иже их в свое особное сокровище полагает.
Входят же и в третие врата в сарай тот, идеже сам султан живет. Который прегражден есть стеною каменною не велми высокою, но толстою, имеющи врата менше первых, где уже стражу блюдут рeзанцы султанския. Вшедши внутрь, есть в нем площадь немалая, имеющая по левой стране жилища, в них же живут {296} евнухи и юноши султанския, а по правой стороне суть аптека султанская, и погреба с корением пахнучим, и отрочата новые, иже еще во учении суть, дабы возрастши могли быти спагами на службу султанскую - их же всегда бывает до шести сот. ||
л. 323Аоб.


Глава 8
О покоях султанских и евнухах его


От двора онаго, где п евнухи живут, прилучится ити уским крылцом в един двор, среди коего есть огород изрядный, исполнен различных трав. А по правой стране того огорода суть жилища султанския, в них же з женами своими пребывает, к ним же входит он крылцом волоским, ключи от коихъждо дверей у себе имущи или у началнаго, которой над рeзанцами его. Ибо той непрестанной есть страж дверей тех, ими же султан к женам входит, и с прочими евнухами своими, которыя все суть арапы безобразны, ибо такие избираются в чин той, дабы не любили их жены те.
л. 324
* Чалму
Те же юноши, ижу служат самому султану, суть благообразны на тот чин выбраны и не един от них злообразен есть. И есть их ко всякой службе по тридесяти человек, наподобие: 30 тех, иже подают ему исподнюю ризу, 30 иже подают р || шолковую ризу, 30 иже кафтан, 30 иже ферезею, 30 иже теплую ризу, когда какую носит, 30 иже подают завой * головной, 30 его опоясуют, всякой в свой день, 30 иже нижния вещи подают и надевают, 30 иже его обувают, 30 иже чюлки надевают на ноги, 30 иже постелю стелют, 30 иже в храминах чистоты дозирают, 30 иже храмины пометают.
На другой стороне огорода имеет султан своя жилища, в них же служат ему мужеской пол токмо, а жены не входят. Есть тамо особое жилище, в котором глухие живут, их же такожде 30. К ним же часто султан приходит и утешаетъся ими, паче по обеде, помиганием с ними глаголющи. Времянем же, взяв их с собою, идет с ними чрез болшой огород к женам и тамо велит единому взять себе такожде жену глухую с, и при себе велит им говорить меж собою и свататься миганием.
л. 324об.
Мало подале от глухих тех есть еще особно карлов жительство и близ их такожде жилище резанцов, еще ненаученных на службу султанскую. Мало || еще подале {297} оттуду есть жилище тех жен, которых зовут султнами, коейждо особное пребывание, такожде фонтаны, и бани, и огороды. А те их все жилища окружает едина площадка изрядная, ею же султан к ним приходит, особыя имеющи дверцы к кийждой, тако, яко иная не может ведати, когда к которой входит.
А в конце жилища тех султан есть паки палаты особныя, идеже блюдут детей султанских, еже есть единых сынов токмо, ибо дщери - всякая живет с матерью си. Сыном же, егда преминет шесть лет, тогда уже емлют его от матери и в тех-то особных полатах питают, дающи им учителей, иже учат их.
л. 325
Те же двои полаты султанския, с тое и оные страны огорода зделанныя, имеют в себе по 40 храмин, кроме преходов и камор, в них же сам султан живет. Во единых полатах служат ему женск пол, в других же мужеской, а позади обоих тех полат зделаны бани, фонтаны, и огороды, и древца, идеже различныя || певчия птицы. Все то делано от различных мрамуров, дивныя резания имеющи на стенах своих, около окошек, и около дверей, и по восходах. Обаче несть никакова лица человеческаго вырезано, точию цветы различныя.
В полатах же на стенах обитие велми дорогое златоглавное и алтабасное [иным бо прочим турком не подобает употребляти на стенах обитиа, точию разве мало около постели], на земли же ковры дорогие, з золотом тканые, и миндeри толстыя седения ради драгия златоглавныя.
Ложи деланы широкие, обаче нискии суть, на половину лактя от земли точию, все от костей слоновых учинены, иныя же нарезываны древом алоевым и сандалом с великими королковыми местами. Есть едино Амуратово ложе, еже дароваша ему ис Каира, оценено в девяносто тысящ червонных золотых.
л. 325об.
В тех полатах, идеже мужеской пол служат, суть в земли погребы многи, в них же султан сокровища своя сохраняет - под самыми теми полатами, идеже сам || всегда спит, и из них исход имеет тайный в ту страну, еже от жен - их же трижды сверху дверми железными закрывают, тако изрядно, яко нимало мощно ис палат его того познати, дабы какие двери или ход ими в землю мнелся быти. Единожды годом те двери султан отваряет, егда ему доходы ис Каира приходят, которым доходом все росходы двора своего исполнив, шестьсот тысящ червонных золотых в ту казну полагает, соблюдающи то на остатнее требование государству си. {298}
л. 326
Сие подполатное вхождение в сокровище с тоя страны от женскаго пола учинил Селим султан, который имяше во обычаи си весь тот доход или толикое множество, еже имеше на кийждо год, сохраняти и сливаше в великую штуку златую, юже потом тою дирою, наподобие кладязя учиненною от меди даже до погребов подземных, повелеваше влагати глухим т оным мужем, приказав им с прещением, еже бы никому того не поведали. ||
Но Амурат султан зделал такую же диру в те же погребы от другия страны палат у, идеже мужеск пол живет, и тамо сохранял казны собрание в штуках златых, тако своих печатей, яко и иных королей. И хождаше тамо четырежды годом, и поведают, яко полагал тамо на всякой год по три милиона червонных золотых.
л. 326об.
Отсюду познати мощно, яко чрез толикия лета есть тамо неисповедимое сокровище злата. Ибо тамо, яко начаша полагати, еще не взимаху оттуду ни единою ни на какую нужду денежную, изволяющи заимывати у купцов и пашей разных, той же соблюдают конечныя ради нужды. ||


Глава 9
* Книгохранителница
О вертоградех и библиотеке * султанской


Кроме онаго вертаграда, еже есть среди двора жилищь султанских, суть иныя вертограды велми утешны, яко бы позади тех жилищ, идеже мужие, и оных идеже жены пребывают, даже до самых стен на обе страны к морю. А на обоих стъронах ф к морю посреди тех вертоградов в коемждо зделаты покойцы малые велми обрасцоваты.
л. 327
Паче же един на шесть граней, на столпех мрамурных верх свой поставлен имеющий; между теми же столпами дщицы кришталные сверху резаны, тако составлены с собою, яко бы все стены были зделаны из единой доски кристалной. На них же свод есть дивнаго художества, сверху покрыто оловом. На том своде поставлена латерна 2* и покрыта такожде оловом. Внутрь же все сребрено и позлащено, с чеканными цветами. Латерны же сея столбики зделаны из резнаго || кришталя, королками нарезаны, яко и лиштвы в самых полатах или камзaнс наверху резных столбов. {299}
* Зрельница
Сия станца * толико есть пресветла, ибо егда солнце сквозь ее проницает, тогда зрение человеку погубляет лучами своими, яко последи на много время ничтоже не видит. И тако, яко та станца или зрелница высочае иных зданий, и того ради зрение из ея на все вертограды около сквозь оный кришталь зело утешное. Яко дивно исповедати тому, кто перспективы 2* уподобити может.
2* Малярство
подобное сущему
Недалеко от тех жилищ, по правой стороне от жилищ женских есть сокровище драгих вещей султанских, в дивных воистинну соблюдениих расположены. Особно же паче вещи изрядныя видети есть наряды на кони и прочия устроения от велми драгих бисеров и каменей честных соделанныя.
Другия такия же полаты, блиско жилищ юношеских соделанныя, идеже такожде вещи драгия соблюдают, которыя уже ко украшению самому султану, яко пeрстени, зaпаны, сабли и различныя ношения.
л. 327об.
3* Книгохранителницы
На левую же сторону, идеже мужеский пол сул-||тану служат, есть великия две библиотеки 3*, еже есть едина обща позади жилищ юношей его и покоевых, иже и ходят в нее; вторая тайная, яко бы позади тоя общия, блиско жилищ самаго султана поставленая, в ней же шафы при обеих стенах от края до края протяжены [ибо долговаты суть], имеющия дверцы кришталныя резныя дорого оправлены. А х во всяком шафе дватцать четыре книги, единако оправлены х, единако и краи подписано имеют, дивным воистинну художеством, в них же точию чтет сам султан.
л. 328
4* Денежном дворе
А яко оныя шафы нискии суть, того ради султан, по своему турецкому обычаю седящи на земли на возглавии, сквозе кришталь оный купно все книги видит и не востающи от земли вземлет куюждо ко прочитанию. А над теми шафами в которых книги лежат - другия вышния шафы, иным художеством соделаны и оттворени, ибо не имеют никаких дверей. В те шафы во всякой вторник полагают || по три мешечка денег: во едином червонныя золотыя, а в двух денги новыя и недавно кованыя в его миниции 4*. Ис тех мешков раздает султан тем, кто ему угоден явится: часть смехотворцем своим, часть глухим оным, такожде и карлом, часть же в разныя милостыни.
В первой книгохранителнице общей, в ню же входят читати ближние ево юноши, есть книги различных языков, все писаные, а наиболши по гречески. Междо {300} ими же есть сто двадесять книг долготою по два локти, а на пол ц локтя ц точию широких, еще царя Константина Великаго, изрядно украшенных и зело на тонком паргамине писаны, яко видети мнится тафта тонкая.
. 328об.
В них же писан старый и новый закон, и жития святых, и различныя истории, а все златыми буквами. Во оправе суть все среброй и позлащеной, бисером и камением драгим украшенной. И того ради не дают их никому чести, паче же и посмотрети, разве сами ближныя оныя отверзают я, егда кому показуют их великаго ради прошения. ||


Глава 10
О аптеке султана турецкаго


Аптека султана турецкаго вещь есть достойная удивлению. Не того ради точию, яко велика и долга есть, но того ради, яко различныя и драгия вещи в себе имеет и многобогатна. Ибо тамо коеждо масла по тридесяти зелно великих и изрядно устроенных сосудов стоит. Такоде коежде сыропу, коеждо водки, и всякой предражайшей материи, и балсамов по тридесяти сосудов всегда полных стоят. А егда которой ч материи ч которой сосуд испразнится, то вскоре свежей на то место положат, дабы никако праздный сосуд обретался.
* Согревателное
2* Проносное
Сие же не токмо о ликтворах * или елексирах2* разумеется, но и о мастех, и составах различных, и драгостех всяких, и запахах, их же такожде по тридесяти сосудов стоит. Вси бо сии сосуды дорого и изрядно велми под един цвет зделаны, яко есть чему подивитися, во всякую полату пришедши. ||
л. 329
В той аптеке всегда работают триста аптекарей, осмьнадесять алхимистов и четыре суть началные над ними, иже благочиния дозирают, их же называют приорами. В той же аптеке строят различныя сорбеты в питие султану и пашам его, а болшую часть делают его из соку лимоннаго и из лучших сахаров.
На сие паче изо всех сахаров сок вытиснут есть, ибо его свежей еще на тростях от всея Кандии на султана закупают, и все лимоны из Кании - сей град обретается тамо же в Кандии, к западу на конец острова стоящий, ибо той град взял турок лета от Рождества Христова 1645-го, по том и всю Кандию обладает усилует прияв от венециян; но убо и облада ею вскоре повелевши {301} церковником христианским и епископом выехати оттуду и взяти с собою образы святых и вся одежды церковныя, ибо церкви вскоре в мосхеи преврати; и пашу своего тамо новаго с титлом всеа Кандии постави; и поведают, яко несть во всем государстве турецком лучши канейских лимонов.
л. 329об.
Соделавши убо из них онаго сорбет, блюдут от году || в великих сосудех порцелляновых, на то учиненных, к потребе самому султану. Сего сорбету взяв едину ложку и положи в чарку растворяют водою: учиняет вкус и запах неисповедимой изрядный. Ибо сам тот сок мало густоват, наподобие алкермeсу, а егда его роспустят водою бывает питие тако цветно, аки вино стоялое. Чарки ж ш, в них же тот сок про султана распускают, едини кришталные, иные ентарные, иные стекла кришталнаго и иныя златые, но все драгими каменьми украшены. Исходит того сорбету на всякой день многое число, ибо дают его не точию пашам елико им годно, но иным чиновником великим, иже в сарае султанском пребывают. Убогим же и работником дают худейшей сорбет, уксусом его распустивши.
л. 330
По правой стороне той аптеки суть великия четыре полаты, в них же преисполнено вещей заморских, до аптеки належащих, иже дрогериами называют. А по левой стороне той же аптеки такожде четыре полаты великия, || в них же сидят различныя водки.
Там же в сарае, где живет сам султан, суть две божницы или мосхеи, одна блиско тех жилищах, где мужеской пол живет, другая при оных, идеже женский. Но яко по обычаю си не имеют никаких колоколов, того ради и у часов нет их; и на тех божницах двух имеют щ различныя часы, иже подaны во дни и в нощи указуют. Аще же повредятся, то их евнухи султанския починивают, ибо тому изучени суть.
л. 330об.
В жилищах же самаго султана есть часы пересыпные изрядно украшены, малыя и великия, едини от времяни до времяни идут, и в нощи познавают их, которой час идет. При их же четверти, и потом получасы пересыпныя, и на целый час, иже не треба обращати, ибо сами вращаются, зане художеством тако учинены суть. || {302}


Глава 11
О трапезе и поварне султанской
Стол, на нем же ест султан турецкий, зделан сребряной кругло, имеющи около себе крaнец, на два перста толстый. Его же поставляют на ногах ниских четвероуголных, такожде сребряных, яко бы седящи на подушке толстой могл с него ясти [аще и всегда на трех подушках обыче сидети, тут же аще и на единой, обаче толстой].
Тот стол около по краям покрывают скатерми изрядными, а средину непокровену оставляют, ничтоже полагающи. И дабы далече руки не протягал ядей ради, которая ему употрeбится, того ради стол обращается, егда его двигнет. Ибо никому же достоит приступати, ниже прикасатися, егда он вкушает, до стола его, дондеже насытится.
л. 331
В праздники же нарочитыя, иже дважды годом бывают, ест на столе золотом, честными камении украшенном, таковым же художеством, яко и сребряной оный, || точию ноги его наподобие винограднаго древа суть учинены. И той превращается такожде на среднем шрyбе.
Ествы на стол подают на блюдах глиняных, и изрядной глины деланых. Еств всех вкупе тридесять поставляют яко на обед, так и на вечерю. Которыя блюда с езвами все презрев, султан изберет себе одну точию еству, а двадесять и девять повелит отнести э к султяном своим, с которыми живет и общается. Иногда же велит ествы те раздать смехотворцом, иногда глухим, иногда карлом своим и лекарю любимому своему. * Град сей во области Внфинии;
Ботер, часть 1,
лист 207.
Хлеб для него единаго делают из муки дважды сеяные из пшеницы, на едином точию раждающейся месте, иже есть во Анатолии близ града Бурсии *, идеже пшеница родится великая, бело имущая зерно. От сея убо муки елико может быти лучши сеяной пекут его ради на всякой день по двадесяти хлебцов, четыре фунта весу в коеждо.
л. 331об.
А месят хлеб той на молоке козьем. И козы того ради блюдут особныя в леску едином тамо же меж стен в сарае и кормят их доволно. И сего хлеба || не дают никому, точию тем, иже любими суть султаном, то есть везирю великому, лекарю и ближним его вернейшим, их же называют агалляры. {303}
Поварен девять обретается в сарае султанском. В них же шесть есть общих, в которых про мужей двора его есть варят, три тайных, в них же про самаго султана, и жен его, и ближних любимых. В поварнях самаго султана повинни суть имети варения и мяса всегда готовыя, такожде и жареное с розными вкушении, дабы того же часа даваны были, ничим же отлагающи, во дни и в нощи, егда у жен будущи вопросит есть, дабы давано ему было, воежебы жены своя удоволити возмог.
л. 332
Тако же и всякая султяня имеет свою особную поварню, идеже себе ради и детей, их же имеет с султаном, велит рабыням своим готовить по своей воли и укусу. Для сих султян ведено шафаром давать на их расходы на всякой день ю сто баранов, осмьсот куров, двести птиц || разных во времени года, ибо сим султаном не дают никогда есть говяжья мяса.
Сих, иже ествы носят в жилища султанския, есть 150, которых называют салян-гилер. В дверех же последняго жилища емлют те яствы евнухи ево и ставят на стол султанский прежде, нежели за стол сядет.
л. 332об.
Всех оных мужей, которыя ядят хлеб султанской, есть обще в сарае тринадесять тысящ четыреста человек. Жен же и со служебницами несть болши осмисот, евнухов толико же. Есть еще тамо множае тысящи человек, иже готовят единых каплунов и кур в поварню султанскую: от них едини иже их скупают, иныя иже их кормят и стрегут, иныя иже их готовят и режут, прочия иже из деревень носят их на себе или на ослицах. ||


Глава 12
О конюшни и вертоградех, которые за градом


По правой стороне сарая за стеною на брегу морском обретаются конюшни султанския, яко бы на полтрети версты длиною, в них же едины блиско учинены от стены сарайския, другия я от воды противу тех, посреди же их площадь долговатая. В первых стоят аргамаки лучшия к езжению; въезде те обои конюшни от полунощи изрядныя врата имеющии. Посреди конюшен есть проезд в сараи султанския замкнут, откуду коня султану выводят, егда камо ехать имать утешения ради.
л. 333
При конце тех конюшен со стены самаго сарая выявляются въверх покойце, в которых ближния люди {304} султанския живут, имеющая видение на море. Между которыми есть четыре покоя султанския изрядныя, из них же смотрит на море. Сии покои называют хиотры, то есть теремки, их же во время султана Амурата зделал || Синан-паша; ибо аще и инде где с великим иждивением, обаче и там есть един теремок, иже ценится сто пятдесят тысяч цекинов веницыйских.
Иныя конюшни, в них же коней на войну блюдут, суть за градом на брегу морском. Числом их двенадесять, а во всякой обретается множае дву тысящ коней. Стоят те конюшни от Константинаграда осмьнадесять миль италийских, тож и верст наших российских. Конюхов, иже в тех конюшнях работают, есть три тысящи, называют их адзянгулр. К тому есть еще тамо кавалкaторы, иже коней оных учат; такожде и конюшие, от них же каждой своей конюшни дозирает.
* Чердак или зрелна
л. 333об.
От сих конюшен при мори ко граду идущи обретаются вертограды султанския, такожде и з другую сторону града, велми утешныя. Их же числом обретается осмьнадесять, кроме тех вертоградов, иже суть в сарае. Стенами каменными кийждо от них изрядно огражден. И каждый имать в себе полатки, и алтану *, и иныя утешителныя различныя вещи. Сих же,  а вертограды надзирают и || работают в них непрестанно, обретается три тысящи человек, их же своим языком называют бустанглер.


Глава 13
О цейкаузе и припасах воинских водных


Междо иными вещми, видения достойными, в Константинограде есть цекауз или арсенал султанский [то есть двор различных припасов], в нем же яко на море, так и на землю воинский вещи готовят. Паче же то вещь изряднейшая видети есть бо сто осмьнадесять палат, яко врата великия высоко зело зделаны над брегом морским, под которыя своды галеры с моря в цекауз входят. Те полаты таковы широки и высоки, яко в коейждо могут три галеры вкупе стати.
л. 334
Что же еще б, то место, под которым || покровом вси суды морския обычно сохраняют, посреди самога цейгауза. Идеже вкупе есть и баня на пленников, дабы в ней после работы нощию измывалися. Никогда тамо не бывает менши трех тысящей пленников, иже художни-{305}ком работати и тяжкия вещи подъимати помогают. Сии и в сарай работать ходят тайными проходы между стенами.
Точию сии вси на галерах не работают, ибо тамо иныя суть пленники, яко близ града в пристанищи, тако и на море, их же толикое бывает множество, яко преходят времянем число тридесят тысящ, яко бяше их во время Амурата султана сполна тридесят две тысящи на галерах точию, кроме цекауза.
л. 334об.
В цекаузех художников и капитанов или приставников над ними, такоже и иженеров, и учителей художеств различных, клюшников в разныя храмины, и воинов стрегущих есть числом тридесять шесть тысящ, которыя за плату себе на всякой месяц из казны емлют всякой по своему чину, ов болши, ов менши. Вси же суть мало не вси или множайша их часть || христиане потурчени или дети их.
Особно есть четырнатцать тысящ художников, иже в ручное оружие делают в сарае непрестанно, и повинни суть чистить то в палатах во всякую неделю, дабы ничтоже ржаваго обреталося, егда сам султан смотрить имать. Сих художников в называют гобeи, иже и в войну с султаном ходят вместо пехоты. Иныя же суть туффек, то есть стрелцы с пищалми, иже на войну ходят г и пищали делают непрестанно, ибо на то емлют деньги; есть тех седмь тысящ.
По них суть топeи или пушкари, их же числом осмь тысящ, из них же болшая часть художников, иже и льют пушки болшия, и верховыя, и полковыя, на оной стране где Галата во едином дворе каменном великом названном Тофама, идеже есть пушек множество неисчетное д, болши же христианских, яже иманы в розных государствах христианских, яко мощно познати из гербов и подписаний.
л. 335
Такожде и янчары, их же есть непрестанно тридесять шесть тысящ, в дву дворех, яко выше описахом, учатся оружия различнаго делать, дабы не празновали и не купили себе в лавках оружий потребных, но сами бы себе во время покою готовили непрестанно.
Есть еще в сарае придверников до дву тысящ, иже та || кожде на войну с султаном ходят. Сих уряд есть казнити злодеев, егда везирь повелит им, ибо тамо несть особнаго спекулатора. Обаче же, яко числятся они междо юношами султанскими, яко и прочия служивыя его, {306} того ради имеют на то мужей худейших, дабы сами таковым поносным делом не осквернялися.
И оныя мужи в их место сотворяют то, разве аще прилучится казнити какова честнаго мужа или пашу яковаго, то уже сами повинни исходити, зане началныя спекулатори суть. И такожде егда началника некоего, или пашу, или яковаго инаго знаменитаго чиновника яковы ради вины измещут из чину его, тогда они же ходят оному возвещати немилость султанскую.
л. 336об.
Паче же егда имать султан везиря изметати из началства, тогда призывают его в полату к султану и един от тех, приступив к нему, отъемлет печать султанскую с руки ево, и закрывает ему пол лица бумагою хлопчатою, и махнет е нань рукою [ибо не достоит им говорити при султане], дабы шел за двери ис полат || султанских; и от того времяни бывает своего токмо дому владетель.
Есть еще комнатных султанских две тысящи, их же солях называют. Те ходят около султана, носяще лук его и стрелы. Сами же и луки делают и во время войны в саадаках на коней садятся.
Чаyшей в Константинограде непрестанно четыре тысящи обретается. Их же чин посылаемых быти в посланниках во окрестные государства ж, такожде и ко владетелем в государстве турецком, иже началствуют над городами и областьми. Всякий от сих чаушeй яковый ни есть художник, особно же паче они наметы на войну делают.
Сии ставятся по чину своему у врат третиея стены сарая, ожидающи, камо кто послан будет. Сей их чин прибыточен им, имеют бо от тех, к ним же посыланы бывают, немалой прибыток. Еще же и ис казны корм им дается, егда куды посылают.
л. 337
Они же вся чины и уряды, егда кого чем султан пожаловать изволит, оным объявляют, || аще той в Константинограде или где во иной стране обретается. Ибо егда султан раздает великия властелства, иже имеют своя великия доходы, тогда грамоту, написанную на властельство назначеному, дает в руки каморнаго своего, дабы той послал ее. Тут же есть и указ написан, елико тому властелю велено дати каморному оному.
Камерный же посылает грамоту с чаушем, ибо сами каморныя из сарая не выходят. Той же властель з сверх того, еже посылает каморному по указу, дает еще и чаушу дары, даст же ему и каморный, егда принесет {307} указные дары за грамоту. И таким образом обогащает султан каморных своих, дабы могли по достоинству убратися, егда самому коему на каком властельстве повелит быти.
л. 336об.
К тому есть еще четыреста мужей султанских, их же турки называют пех. От сих чина всегда ходят при коне султанском по четыре человека, егда куды ехать изволит. Имеют шапки на главах своих зделаны ис чистаго злата, наподобие епископской шапки, точию не раздвоени [яко у римских || бископ]. Сии имеют повеление приимати челобитные у общаго народа и отдают их султану. Мало же не вси умеют художество златницкое.
Есть обаче и особных златарей и алмазников числом до пятисот, их же зовут гнусх, то есть златари, и дзиордар - тии иже зaпаны делают и камения познавают. Вси сии во едином доме пребывают и непрестанно делают в сараи различныя вещи, яко жен ради его, тако и для всего двора его, елицы с ним в самом замкнении пребывают. Всем сим ис казны платят за работу. И есть един началной над ними, но подобает тому дом свой богатой имети во граде.
л. 337
Оных же работников, иже древеса привозят из лесу в цекауз и в сараи на различныя потребы, такожде и тех иже доски пилами и режут, с ними же считаются древодели, плотники, столяры, бочкари, иже в поварни и в конюшни различныя сосуды делают же, и во граде пашам и чиновником градским, паче же везирю есть же таковых || до осми тысящ человек, их же называют белтаг.
Художников иже на весь двор султанской и на янчаров шьют платье есть числом две тысящи пятьсот, называют их фестилцр. Те все живут во едином доме, в нем же при греческом владении жили причетники святыя Софии, близ церкви тоя.
В конце же сарая султанскаго, идеже кончается, клином входящи в море, и надвое разделяет течение воды, из Чорнаго моря текущия немалою быстротою, ея же едина часть называется проливою великою и течет в Белое море, вторая часть идет в проливу, яже есть между Константиноградом и Галатою и называется уским протоком.
л. 337об.
Егда же приходят тамо суды морския: карабли, или галеры, или иныя какия купецкия струги с товары, того ради тамо приставлен есть бустанги-паша, иже начал-{308}ник над огородниками, дабы он с людми на то учиненными стрегл непрестанно, и уже толстыми судно увязав, препровождал мимо то опасное место, дабы не разбилося о клин или рог полат тех, оттягивающи судно елико мощно, || паче же егда ветр на море, ибо тамо вода женeт судно велми быстро.
Судна же того началник, его же по-турецку зовут рас, повинен за то уставленную цену оному бустанги-паше дать, елико от какова судна достоит.
От того клина сарайскаго в неколикодесять статиах есть на мори един холм каменной из моря являющийся [а в том месте наиглубочайше есть место моря], на нем же зделана башня круглая, юже называют Хискуляти, то есть башня девичья. Ибо поведают, яко ту башню дщи некоего царя греческаго повелела зделать и сама в ней пребывала, житие девственное до смерти провождающи. И есть в ней внизу три жилищечка изрядные, зрение веселое на вся страны имеющи. Ныне тут непрестанно четыре воина пребывают на страже и имеют три пушки с собою.
л. 337 А
Из среди тоя башни из онаго холма, на нем же та башня зделана, источник здравыя воды истекает. Яже вода летом велми бывает студена, яко пити ю невоз-||можно, донеле же пригреется от солнца. Подле того источника есть масличное древо, безпрестанно зеленеющеся и плод на коеждое лето издающее. Егда султан повелит кого утопити, тогда того тамо приводят и связав руки и ноги сверху тоя башни мещут в море.
А на толико великий двор султанский и на воинов его, дабы всегда была осторожность готова приключения яковаго ради, есть в самом Константинограде [особно же во едином углу Галаты] несколко сот хлебных житниц полных с различным хлебом на разных местех, все же крыты свинцом досчатым и у всех врата железныя. Те житницы по-турецку называют амбар.
Те все запасы во всякую три лета переменяют. Толико же их доволство имеют, яко на многа лет могут войска султанския препитати.
* Крупы просяныя
л. 337 А об.
Оныя же амбары, яже на Галате, ничего инаго в себе не имеют, точию яглы *. И во время Амурата султана продаваны быша оныя яглы, им же поведают соблюдатися осмьнадесять лет, обаче тако быша свежи, яко || бы единаго лета, ни единыя худости в себе имевшыя. Аше то соблюдение воздухом тамошних стран учиняется или каковою тайною вещию, того не вемы.
Елико же о порохах, без которых то водное собрание {309} воинское ничто есть, тех не держат в цекаузе, ниже где блиско моря. Но есть зело крепкия башни за Галатою над морем, тамо все порохи кладут и соблюдают, егда привозят их ис Каира - ибо тамо лучшие порохи делают и селитры доволство имеют.


Глава 14
О денежном дворе и рудах султанских


Султан турецкий един точию денежной двор во всем государстве своем имеет, который есть в Константинограде среди града поставлен. Идеже куют денги златыя и сребряныя, болшия и мелкия противо требования общаго народа.
л. 338
Денежной мастер не может || быти иного народа, точию грек. Ибо на сие жалованные грамоты греки имеют, от многих султанов подтверженныя. Сие же того ради, ибо султан не имеет нигде в Европе руд, точию в государстве Греческом, около их же греки работают. Турки бо под землю опущатися не хотят и труждатися такими труды не обыкли.
Двора того держатель дает откупу с него на кийждо год седмьнадесять карик; кийждо карик, яко выше описахом, 1633 червонных содержит. И уже в казне ни о чем не пекутся, ни о работниках, ни о рудах. Работников тамо бывает четыреста человек.
Держатель дому того повинен стрещи, дабы в денгах мера была добрая по уставу к султанскому. Аще же той держатель присвидетельствует на кого, иже бы деньги полживил или обрезал, таковый всяк смертию казнен бывает, имения же его возмутся половина на султана, а другая держателю двора денежнаго.
л. 338об.
Повинен преждереченный держатель в кийждо день первый месяца принести своей работы цекинов [или || червонных золотых] л к началнику сарая султанскаго [м или по нашему к казначею двора его] и две тысящи денег серебреных. Ибо всегда в сараи дворовым султанским дают новыми денгами, иже ново ис-под молота выдут.
Той же держатель, дабы могл удовольствовати денгами на росходы двору султанскому, и имеет власть дати повеление: аще бы кто имел каковыя чуждоземския денги - дабы приносил их к нему и пременял на султанския. {310}
Сие же точию о сребряных денгах, ибо червонные золотыя всякие тамо емлют, медных же и мешаных с серебром, паче же добрых, никто не привозит тамо [под казнию отъятия всего имения, еже имать, аще бы в три дни от общаго его волнаго писания з денгами во дворе денежном не явился].
л. 339
Той же денежнаго двора властель сребряники чуждоземския прекует в султанския денги. Такожде и денги обрезанные, их же в вес приимет и аспры турецкия отдает вместо их. К нему ж отдают все злато и сребро из гор || султанских в вес же, а он кует то в денги и отдает в казну, вычитающи себе за работу.
Но сие точию от тех гор, которыя в Грецыи, ибо во иных государствах, где злато и сребро копают, тамо тогда и в денги переделают. Сие же и в Греческих странах волно султану делать, аще изволит, ибо сего в даной грамоте держателю двора денежнаго не пишется, дабы все злато и сребро к нему отдавано было, но токмо султан доволства ради великаго не велит в Грецыи иных денежных дворов делать, понеже един той константиноградский доволство ему учиняет и все сребро, еже от гор привозят, без мешкоты раздаянию дворовому во время потребства выковать может.
л. 339об.
Горы же златыя в государстве Греческом имеет султан в Македонии, в горе Святой названной, близ града реченнаго Цыдрокапс, другия в венгрех у предел Болгарских. Сребряные же горы имать в самой Греции в трех местех велми доволныя, и художников немало, иже около их работают, яко же назнаменах выше, вси же суть грекове. ||


Глава 15
О утешениях и проездех султана турецкого


Султан турецкий, егда несть его в войне, непрестанно живет в великом сарае в Константинограде, о нем же писахом, иногда проездами утешающися, иногда в дому своем з женами объщающися, иногда же делами государственными промышляющи и с везирем о них советующи.
Еже речется о проездех, ими же часто обыче люду общему являтися, дабы ведали о государе си и не умышляли бунтов в граде, и того ради или на коне проезжается, или в стругу по морю. Единою тихо с малым воинством, дабы дворян своих и воинство туне зря не трудил, овогда же с можностию великою, дабы подданным и чужеземцам великомощство свое показал, и видел бы {311} готовность воинства своего, и не дал им в праздности лежати.
л. 340
Егда убо попросту идет утехи ради и не хощет имети около себе многих воинов, || то сице познавается. Исходит бо из покоя своего в завое малом, в нем же вседневно ходит, такожде и в ризах, их же в дому употребляет. И тогда точию одне ближния его каморники с ним выходят, евнухи с капитанами двороваго воинства.
И пеши пред ним ходят юноши, каморники и лакеи. Прежде идет капитан судный, его же называют сеи-паша, с пятьюдесят воинов своих, иже с ним идущи устрояют путь султану, и повелевают скоро пометати улицы, и воздерживают возы и лошади, дабы никто не встречался с султаном и дабы все кланялися к земле главою и стояли на коленах, егда султан поедет. Ибо в таковой чесности поганыя султана своего имеют: егда бо где минует, тогда след коня его целуют и имеют то себе вместо великой н побожности. Иныя же повелевают себе тогда жилы у рук просекати, и тако возносящи руце пред ним показуют, крови не уемлющи, донеле же минует, на свидетелство любви своей к нему и дающи знати, яко готови суть за честь его || и здравие кровь свою излияти, идеже повелено им будет.
л. 340об.
Иныя же, опустивши с себе одежду до пояса, штуками железными разжеными жгутся по бокам и по персям, ставши где на высоком месте, дабы видимы были. Им же султан посылает каковое даяние, наподобие милостыни. Творят же сие люди чинов убогих, господие же и купцы богатые не вдаются в таковое изумленное неистовство.
Пред конем его идут: конюшей, капитан над чаyшами, капитан над евнухами, капитан над капигами, капитан над каморниками, четыре капитана над янчарами, их же называют дзеи-паша. От великих же пашей, иже суть яко бы бояре, ниедин идет.
л. 341
Около коня пеши идут четыредесят мужей пeйхов, капгов и сол-хов, обаче отдалека. Пред самим же конем идут четверо капигов, четверо пейхов. И по сторонам при коне же осмь соляхов, мужей толико высоких, яко едва не равняются с раменами султанскими, на коне седящаго. И на сие особно во всем государстве Турецком мужей || высоких ищут.
Те же идущи при коне султанском емлют у общаго народа челобитные, егда кто подает их. Два же таких соляхов носят во златых сосудех, драгими камении {312} украшеных, водки благовонныя султана ради, ими же покропляется, егда откуду смрад яковый услышан будет. Сии сосуды носят в мешечках, шитых золотом и низаных драгим жемчугом.
Прочия же все, иже суть около султана, яко соляхи, тако и пейхи, идут в шапках золотых, имеющи в руках своих лук и стрелы. А за ними после идут карлы, блазни, евнухи, юноши меншие. Всех тех мужей при султане, егда ходит попросту, на проезде бывает до трехъсот человек.
л. 341об.
Егда же исходит на море, идеже имеет струг свой, учинен наподобие корабля [яко есть у венецыян Буцентаурус, в нем же князь их и с сенаторы в день Вознесения Господня выезжает на море], весь позлащен и вещми разными древяными украшен. Шестьнадесять лавок есть на единой стране, на них же седящи пленники гребут веслами, у всякаго весла || по три человека; толико же лавок и на другой стране. Все имеют на себе шапки суконныя красныя, такожде и одежды, плюдерки же или штаны белыя.
Сими обладает огородником старейший, названной бустанги-паша. И сам он в то время кормчим бывает, егда султан ездит по морю, стоящи за плечами его, ибо сидит на престоле своем в кораблеце том, к тому нарочно мало повыше на седалище учиненном. И в то время глаголющи с султаном много дел упрашивает у него себе и людем, ибо точию двое их в корме кораблеца онаго.
Идеже яко бы жилище яковое соделано и обито велми богато коврами шолковыми з золотом ткаными. И тушяки на ниских лавках при самом мосту алтабасные дорогие положени суть, на них же султан по воли своей сидит или лежит. И того ради той бустанги-паша в великой чести у турков, яко чрез его много могут себе у султана зделать, кто что требует.
л. 342
На другом же конце того струга стоят любимыя ево покоевые, иже обыкоша с ним || на проезд исходити, когда на коне ездит. Пред тем же стругом султанским на стреление из мушкета идут четыре лотки великия, иже повелевают все иным стругам великим и малым на сторону отъежати, дабы не встречалися с султаном. Егда же исходит султан с гордостию на проезд свой, дабы видели ево чуждоземцы и подданные знали, яко государя, тогда велит построитися всему двору своему яко наилучши, и сам такожде облачится в дражайшия ризы, и едет из сарая чрез весь град даже по врат Андрианополских, сквозь юже выежает в поле версты {313} яко три и приежает к единым полатам своим, в огороде зделанным, идеже имеет вся своя утешения.
И тамо времянем день и нощь пребудет, иногда же того же дня возвращается в сарай. Пред ним же времянем идет 15 000 воинов с различным оружием велми стройно, иногда же бывает самых конных 150 000, тако уже полками великими имут стати в поле за градом пред оными полаты, в о них о же на проезд исходит. А он || в то время в сарае на конь свой садится.
л. 342об.
Еще же и янчаров и иной различной пехоты воистинну неисчетное множество, им же всем с вечера велят, дабы прежде дня съезжалися пред сарай султанский. Особно же Амурат султан тако устроялся, егда готовился на войну перскую, еже видел славной памяти Требинский, бискуп премыский и подканцълер коронной, егда будучи еще подкоморием лвовским был послом тамо.
Сей проезд свой для того учинял турок, яко в то время был у него в Константинограде посол персидский, и того ради могутством своим устрояшеся, дабы устрашил персян. Повелевающи приставу своему поведати послом, яко то воинство, еже тамо собрано видели при султане, суть то яко в яйце куры, ибо непрестанно при султане в Константинограде пребывает.
л. 343
Егда же аще узрит юношей, им же повелит султан от всего государства своего съехатися, тогда узрит могутство султана Константиноградскаго, который много || таких королевств имеет под собою, каково есть Персидское царство. И толико в то время тяжек бяше турок персом, яко 11 областей у них взя п и облада.


Глава 16
О утехах султанских в сарае


Егда по нощи востает султан турецкий, востает же всегда на восходе солнца, ибо той час назначен есть им от Махомета на молитву, в ней же пребывает полчаса времяни, а потом полчаса пишет, а в то время приносят ему есть конфeкты, каврижки и пронь, учиненыя с составами крепительными, и марцыпаны с различными вкусы соделанныя.
л. 343об.
Потом час един чтет в книгохранителнице. Егда же оттуду изыдет, слушает тех, иже на дыване судят, яко же выше описал есмь. Аще же дыван не отправляется, тогда точию единому везирю дает слушание, ибо || тем вси свои государственныя дела отправляет. {314}
По слушании их прохождает по вертоградех между фонтанами, тешащися с шутами и карлами своими. И походящи, паки отходит читати, даже время обеда настанет, аще ему толико времяни по слушании прилучится.
Егда же велит есть носить себе [все же творит помованием, не глаголющи много], умывается из сосуда все златаго, каменми драгими украшеннаго, иже всегда с лаханью стоит в едином угле жилища его, исполнен воды благовонныя. Ибо множицею и днем измывается, яко есть обычай турком.
За стол же един точию садится и седит болши получаса. Ествы же толико развариваны, яко бы кождая чaстка могла сама отрыватися, нимало ножем резанная. Не пиет же часто, токмо единою наядшися, но обаче немалую чашу сорбету преждереченнаго, яко бы мало не кварту мерою.
л. 344
По ядении же отходит исправляти молитв своих р [ибо турки не || точию рано и вечер молятся, но и в полудне]. Пребыв же на молитвах своих полчаса времяни, по том отходит в жилища жен своих или в вертограды их прохождатися.
Егда же имать входити к женам своим, то посылает резанца арапа к жене началной над женами теми, юже называют хиахадон, поведающи, яко султан приити имать. Арапы же оныя всегда стоят на стороже пред жилищем, идеже жены живут. Та же началная дает весть всем женам тем, поведающи, яко султан имать к ним быти, дабы каяждо украсилася елико лучши разумеет быти, еже возлюблены были султаном.
л. 344об.
Егда же все украсятся, сходятся в едину долговатую палату, чрез которую султан ити имать, и тамо едини шъют в пялцах, иныя рукавицы шелковыя делают, овыя цветы ис камок или шелков строят, другия в различныя мусикийския вещи играют или поют. Которая чему умеет, то и делает, донеле же султан || не приидет.
Егда же увидят яко идет, тогда вся свои с дела оставляют и станут в два ряда чрез свою полату ону. Егда же внидет, тогда все поклонятся ему ниско, а началная над ними повинна выйти и встретить султана за дверми полаты оныя. И встретя сотворяет ему ниския поклоны и провождает в ту полату, где собрани суть жены оныя. Которыя все купно поклонившися султану, потом по две кланяются ему, ибо едина от другия стоит на лакоть. {315}
Он же посреди их идет поглядающи на них, началная же за ними. И тако множицею проходит междо ими разсмотряющи, кая годна ему явится. И тогда которую излюбит, на ту мещет платком, который того ради в руках носит. Она же взявши плат той с поклоном и поцеловав повешает на шее своей. И се есть знамя т, яко ту тоя нощи имать на ложе свое взяти.
л. 345
И потом султан отходит в жилища своя. Его же || началная провождает с великою честию до дверей, где стоит арапов стража. Султан же потом идет читати что в книгохранителнице своей, или прохождает по вертоградех своих, или с шутами и карлами время провождает, донеле же приидет время вечерния молитвы и потом время вечерняго ядения, за которым болши сидит, нежели за обедом, ибо целые два часа за ним пребывает. И потом прочетши молитвы своя, их же никогда оставляет, отходит почивати в покои своя.


Глава 17
О султанах и прочих женах султанских


л. 345об.
Султаны турецкия не смотрят того, дабы поимовали себе жен от роду честных кралей, яко творят прочии монархи, но избирают их себе ис пленниц, которую полют, ибо не едину, || но множество жен имеют. Второе - не усмотряют, яковаго есть народу или языка и каковыя веры или закона, но точию дабы была благообразна и его очесем любезна. Ибо в наиболшее благополучие рачение телесное полагают, юже им скверный их пророк Махомет во Алкоране своем предложив, вельми приклонным сущим от естества ко всякой нечистоте. Ибо покупают или на ратех емлют ех, такожде и у подданных своих насилием вземлют девиц красных султана ради [яко недавно, егда Канeю град в Кандии острове турки обладаша, тогда паша, избрав сто прекраснейших девиц, послал их в дарех султану]. От них же худейшия имут быти служебными у султян султанских, инии же, иже полюбятся началной над ними, и ея мнением будут видетися достойни султанскаго ложа, те будут блюдомы в сарае султанском. Обаче султан сам всех оных осмотрит  у нежели их началная над ними пересмотрит. л. 346
Егда же, яко || выше поведахом, изберет себе сул-{316}тан которую деву шедши в жилища женская и плат на ню вергши, исходит ис палаты оныя во своя покои, тогда все прочия девы идут объемлют и лобзают ону деву, юже султан себе избрал есть, паче же клеврети ф ея, с ними же дружбу имела, приветствующи ей таковаго счастия, яко она удостоилася ложа султанскаго, и просят ее, дабы их яковым прилучаем пред султаном не забыла и султяною учинившися была к ним любезна.
Потом началная над ними проводя султана возвращается к девице оной, которую султан избрал, и с великою честию провождает ю в баню, идеже воды с различными благоухании устроении, дабы купалися в них. Егда же из бани выдет, дает ей платы и ризы, такожде дивными благовонии исполненныя, и научит ее, что имать творити, егда к султану приидет, поведающии ей, яко в великой чести и достоинстве имать быти, аще возлюбленна от султана будет.
л. 346об.
Потом дает ей вечеряти яди х преизбранныя, || не такие, елики прежде имела, донеле же была блюдома, но с великим чином, якобы яковой кралеве. Егда же султан имать итти спати, отводит ю со свещами в ево покои, то есть во она жилища, идеже жены живут за стражею арапов, ибо тамо имеет сорок своих покоев, яко же поведахом выше, и уже тамо ни един мужеска полу входит, дабы послужил султану, но везде жены служат ему.
л. 347
Приведши же туда ону девицу, сама началная одежду с нее снемлет. Егда же ляжет на ложи султанском, дают ему о том знати, ибо той такожде совлачится одежды во ином покое. Егда же приидет, старая поклонившися отходит, оставляющи с ним на стражи три жены старыя, от них же едина стоит чрез всю нощь за завесою во дверех, не движущися нимало [в чертоге же в коемждо углу на великих сребряных свещниках горят четыре свещи литыя чрез всю нощь]. Вторая стоит за дверми у сеней, третия || у дверей, яко бы у третиаго покоя из сеней исходящи.
Сии три жены на оной стражи стоят три часа стрегущи, аще султан воззовет чего ради, а егда преидут часы те, отходят сии велми тихо, иныя же три приходят, потом иныя три такожде. Даже султан востанет и поидет облачатися в свои покои, оная же лежит, донеле же к ней старейшая приидет со служебными.
И отводят ю во иныя жилища, не тамо, идеже прежде пребывала. И уже называют ю султaна и вскоре {317} вписавают в книги казенныя, дабы имела доходу своего даже до смерти два карика на год, еже есть 3266 золотых червонных, четыре служебницы, две жены, которыя про нее есть готовити имут, и единаго скопца арапа на послужение.
л. 347об.
От султана же ис покоя того же часа, егда облачится, приносят ей в златоглавном мешечке 3000 червонных золотых. Аще же возлюбит ю султан и возмет паки на нощь, тогда запишут ю в те же книги и примножат ей паки два карика, и служебных, и арапа || скопца; а в мешечке, яко и прежде, приносят 3000 червонных; и уже зовут ю кралевою. Аще же в третие имать спати с султаном, тогда султан посылает ей корону драгими камении украшену, и уже имать имети шестьнадесять служебных, и покои ко пребыванию многи, и доходу ей запишут 16 кариков, и с перинами ц четырми, и балдакин в покое ея поставят, дабы под ним сидела яко царица, и уже есть жена царева.
Сия его жены множество дают женам чаровницам или мужем чародеем [их же есть в турках немало], дабы научили их, яко очаровати султана, дабы любил ю и давал сокровища множае. Дабы вскоре, егда богата будет, могла ити замуж за пашу яковаго. Ибо о тую у султана наипаче же пекутся.
л. 348
От таких ево жен [их же имеет множество], егда кая уродит ему сына, тогда посылает ей султан пять тысящ цекинов в мешечке шитом золотом, и доходов примножает по своему изволению, и мамка дана ему бывает. Аще же дщерь || родит, ничтоже примножает ей доходу, точию мамку и 3000 червонных в мешечке.
Обаче сии радостнее суть, егда родят и дщерей, нежели оныя, иже родят сыны, того ради, ибо егда султан умрет, старейший его сын наступит на царство, прочих всех братов своих велит подавити. Дщерей же выдаст замуж за пашей своих, такожде и матерей их: все сии в великом почтении у турок, точию из сарая изошли бы.
И дщери убо, яко поведах, блюдоми бывают у матерей си. Сыном же егда исполнится лет шесть, тогда их от матерей емлют и блюдоми бывают особно приставниками своими. И матери их не видают, точию во дни указныя четырежди годом.
Дщерей выдает замуж во осминадесяти летех и вена за коеюждо дает пятьсот кариков, еже множае осмисот тысящей червонных золотых. Особно же кождой егда выдет замуж дается даже до смерти 30 кариков доходу {318} на год. А егда прилучится им благополучно || время, приезжают отца посещати. Аще же отец умрет, а брат вступит, приезжают и к брату, и всегда им тогда по изволению своему дает дары.
л. 348об.


Глава 18
О милостынях и добродетелех его поганских


На кийждо день султан турецкий, егда востав ходит на молитву, мещет денги во оных жилищах, чрез их же идет в божницу, дабы кому обрести прилучилося и имел то от него в милостыню место, яковая ему прилучится, или серебряная, или золотая.
л. 349
Особно же во вся пятки посылает знаменитую милостиню из сарая убогим, такожде и законником своим, и его же любит из своих ближних, или от дворян дает что кому на нужду. Иногда и оных ис темниц выкупает, яко выше сказахом, иже от должников держими, || паче же в два наиболшия праздничныя дни, и в темницы общия велию милостыню посылает.
И муфтeю [иже есть началный всего Махометскаго закона] знаменитый яковый поминок дарует. Такожде и учителю своему, иже учил его егда млад был, его же называют одзиа. Такожде воеводе эмир-афeнду, о нем же поведают, яко идет от колена Махометова, и того ради завой или чалму зеленую на главе своей носит, такожде и ризы зеленыя, в каких никому у турок ходити не велят.
Обаче в государстве Турецком находится множество таковых, еже в зеленом ходят, паче же во Аравии и во Египте, иже поведаются от крове Махометовой быти. Над ними же всеми началной тот эмир-афeнда, а тамо оных называют сантонaми [лучши рещи сатанaми]. Кийждо от них носит в руках долговатую коронку, якобы молитвы на ней мручащи. Вси же боси ходят, жезлец в руках имеющи; их же за святых мужей имеют.
л. 349об.
Аще и непостоянни суть злодее, болшая часть || от них суть слепы, ибо егда ходят в Меху посещати гроб Махометов, и тамо прилагают им на очи железо разженное, дабы Махомета ради слепы были, и не зрели красоты сего света, и не прелщалися на утешное житие, но тако все оставя милостынею питалися.
Се и диавол имать своя страдальцы и законники, якобы посмеваяся церкве Христове, егда Христа ради все оставляют людие богобоязные! Живут овии сантoни весь век свой милостынею, и верят им турки во всем, {319} яко людем великим и совершенным, аще несть мощно паче их, яко поведах, прибрати горчайших прилагaтаев. Паче егда по ком един сантон свидетельствовати пред судиею будет, вернейшее есть то свидетельство, нежели тридесять человек общих мирян.
л. 350
И того ради по ком имать свидетельствовати сантон, или лучши сатана, уже той оправдан будет, аще бы и все воистинну ведали, яко неправду глаголет. От тоя причины на||ипаче употребляют их во свидетельство, ибо противо ему не может судия по завещанию Махометову никакими мерами осуждения прилагати. И егда кий от них умрет, особно его в божнице погребают и за святаго имеют.
Посылает же султан часто дары матери своей, аще жива есть, которая в особой полате пребывает не в сарае. Ибо яко муж ее султан умрет, тотчас из сарая изыти повинна, аще ю сын и в великой чести имеет. Ей же свободно во всякой месец в сарай единою приходити и посещати сына своего. Аще же султан болезновати имать, пребывает у него дозирающи, дондеже устрaбится от болезни. Аще она сама болезновати имать, тогда султан ездит в дом ея посещати, и егда умирает, идет к ней взяти матерне ч благословение.
Оный муфтей, иже есть началник всего Махометскаго закона, в великом почтении у султана. И имать пятьсот червонных ш золотых доходу на день, ибо имеет многих сродников в дому своем. Имеет || к тому многа даяния от поганых за разрешения яковыя, особно же егда разводятся з женами. И каково разсуждение свое скажет - то недостоит никому противу его рещи что, аще бы и велми тяжко мнелося быти.
л. 350об.
* Палача
Относятся к нему и в мирских делех, не точию в константиноградских, но и ото всего Турецкаго государства, то мнение о нем содержащи, яко той свят есть в Махометском законе, тако праведнейшим есть паче всех судей градских [бывает обаче в ката * место часто].
Се же о нем ведати достоит, яко султан не имать обычая ни пред ким вставати, аще бы был пречестнейший человек на свете, точию пред единым муфтеем и пред учителем своим, его же одзиа называют, разно обаче от муфтеа далече, ибо султан муфтею целует руку дважды годом, егда великия их праздники бывают, вземлющи от него благословенство, учителю же своему точию сам подает руку [яко витаются страннии от нас народи]. {320}
л. 351
Дает же еще в те дни праздника милостыню || и скопцем, своею рукою си раздающи. Такожде и женам своим всем, их же из божниц своих пришедши в те два праздника посещает и всякой дает дары по воли своей, овей боле, овей менши. Починает же прежде от тоя, которая ему перваго сына породила, юже называют азехих, еже есть султаня-царица, и того ради своеволна есть и не может ее султан яко прочих неволницею звати.
Ибо аще которыя ему и дарованы бывают, обаче суть неволницами его тако, яко же и прочия, денгами купленыя. А се вины ради сицевыя: аще бо кто ее и дарует султана, обаче он тому вместо ея дары дарует, и вместо купленыя почитает.
л. 351об.
Сия егда перваго сына прежде прочих родит султану, и прежде нежели обрежут его, оную у книг волною учиняет, яко царицу, и запишут то для болшия ея славы и ведомости людския. И в то время преписуют ее вена [аще бы за кого хотела замуж] - три карика до ея смерти. ||


Глава 19
О болезнех и о смертех султанов турецких


Егда прилучится болезновати султану турецкому, тогда все докторы, елико их имеет на дворе своем, собрався в сарае, идут все вкупе оглядати его. А аще велми болезнует, тогда повеление издают в жилищах султанских, коемуждо на послужение дву рабов придавши, дабы не расходилися по граду, донеле же султан оздравеет.
Аще же султан в той болезни умрет, уже тогда болши никто оных докторув не узрит, разве аще бы сами домовные султанския не приятны им были. Лекаря тамо из града не емлют никогда щ. Ибо аще что потребно от лекаря султану, то все умеют ближния его учинити, яко наилучший лекарь. Оне султану кровь пущают и банки ставят, бреют и раны всякия презирают, егда того потребно.
л. 352
Обаче доктором, аще бы и здрав был султан, достоит всегда трем доктором сидети в аптеке от рана даже до полудне, || ожидающи, аще чего востребует султан. Всех же докторов сараевых точию седмь, которыя во граде свои домы имеют. В сарае же не живет ни един.
Аще же бы болезновала которая жена султанова, доктор не дерзает к ней внити; даже повелено ему будет {321} от султана, но и то видети ю не может, ибо закрывают ю и с лицем ея, точию руки сквозь шолковую тафту покажут, дабы осязал пульсы ея. Обаче рещи к ней и вопросити ее чем болезнует никако может. Старыя жены э на то суть, их же спрашивают, и лечат сами э. Аще что доктор учинит в аптеке, то достоин жене сказати, что в том лекарстве имать чинити, яко она болши может то учинити.
л. 352об.
Егда же умрет, не творят над ними ни малаго чину, токмо вечером ближния его относят ю во граб и погребают. Такожде и султана кроме всякаго устроения ближния его относят нощию в божницу и погребают, токмо милостыни за душу его дают много. И вскоре того же дня старейшаго из сынов его вводят в покои султанския и приветствую ему благополучнаго государствования, наказующи его, дабы бодрым был во || управлении государства. Что султанове помнящи, часто нощию ходят по граду, стражу свою имеющи отдалека пред собою, и за бою, и по сторонам, дабы никто могл познати. И тако сами присмотряют деющаяся во граде и что общий народ о них глаголет - аще бунтов каких не умышляют и аще все тако есть, еже от подданных судии ему возвещают, и аще доброе правление между подданными его - вдавшися с кем в разговоры и совопрошающися. л. 353
Ибо древния султаны множицею таковая творяху, ходящи незнаемо по граду. Но наченши от султана Солимана редко уже ныне султанове ходят нощию по граду, неции же мало и днем вопрошают, еже делается между подвласных, паче же они, иже царствовали последи султана Амурата Третиаго. Сему султану ни един подобен в разуме даже и доныне бяше, ибо той тайно по граду ходящи вопрошающа, каков суд во граде и аще подданныя не имеют каковыя налоги от началных. ||


Глава 20
О избрании новаго султана


Аще султан турецкий имать сына, то по уставу Махометскаго закона не обрезует его даже до третиагонадесять лета. Пребывают же оныя их обрезания чрез осмь дней с великим торжеством и радостию, паче же аще есть сын первородный. Потом посылает его на властельство во Анатолию, дабы в каком граде был яковым судиею и разсуждал окрестныя области. {322}
* Предсмертным писанием
Сие же того ради, яко имать власть инаго сына на государство тестаментом * поставить, еже у них в великой власти, аще по обычаю их и всегда старейший по отце на государство наступает, прочих же всех погубляет. Аще же бы первородный умрет, то второй, иже после перваго родился, право имеет на царство. Аще же бы старейший сын неискусно управлял оныя върученныя себе власти - тогда отец тоя ради вины писанием отлучает его от царства и иному государствовати приписует.
л. 353об.
|| Аще же разумно разждает, то сам наступает первородный, доведавшися о смерти отца своего [о ней же коего часа отец умрет скоро учинят ему ведомость из сарая], потаенно бежит к Константинуграду и ночью малыми дверцами чрез вертограды в сарай входит. Советницы же, иже ожидали его, собравшися провождают его в жилища и приветствуют ему государства. А он в то время посылает, велящи всех братию свою погубити, яко оныхя иже в сарае, такожде и тех, иже на властельствах во градех или областех разных. Аще же дерзнут оборонятися, то в той час воинства на них посылает.
Во время убо Баозита Втораго, иже имел четырех сынов, и все четыре желали государства, и побити себя не даша, и еще при отце своем воинства между собою производящи, но Селим поимав трех менших братов погубил их, отцу же даде отраву пити, а сам насилием учинился государем.
л. 354
Такожде и Солимановы три сына воевалися между собою царства ради еще живу сущу отцу их. Егда един уби двоих, боящися утече к персидскому шаху; но || обаче понужден бе прислати его к отцу, егда пригрозил ему войною, аще бы усиловал не отдати его. Егда же привезен бысть, в той час повеле его удавити, дабы царствовал по нем сын менший. Селим Второй названный.
По нем же султан Амурат наступив, не восхоте пожелати крови братской, их же бяше девять, и усмыслив, воздержашеся осмьнадесять часов, не издающи на них осуждения, дабы могли тем времянем сохранитися, избежавши из сарая.
И того ради не повелел обвещати приезду своего во граде, дабы посоветовал о том с муфтеом и учителем своим, которыя ему возвестили, яко невозможно ему закону Махометова преступити. Он же, плакав зельно, и призвав глухих своих, подаде им девять подушек, указующи старейшине оных глухих отца своего мертва, дабы тож и братьям его учинили, яковым отца его видят. {323}
л. 354об.
По том погублении братов своих великий дыван чинится, уже не тот, которому достоит четырьжды в неделю быти, но особный, нань же сходятся все паши, будущия тогда в || Константинограде, и всего двора началники. Султан же новый в конце тоя полаты, где те сходятся, имать сидети во едином покое, сверху из окна сквозь решотку смотрящи на них и слушающи, кто что глаголет, его же никто не видит.
Егда же дыван вершится, идут все поклон отдавати султану по четыре купно, никако же приступающи к нему. И ни един ничтоже глаголет, точию падшии на колена ризу его целуют и в тот час иными дверми исходят.
По таковом чине сядет султан есть един токмо, они же все идут во ону полату, идеже дыван отправлялся, и такожде за стол сядут во ином месте, не тамо, идеже прежде сидели, и пируют с веселием. Обаче не много медлят, ибо султан насытяся сядет наконь, стройно убранный, и тако сквозе град едет, показующися народу, яко уже он есть государь их.
л. 355
И приехав к божнице, идеже прародители его погребены, слушает учения славнаго некоего учителя, который при скончании словес своих дает ему седмократное || благословение, дабы государствовал благополучно. А народ весь за коимждо благословением отвещают: "Аминь, аминь".
По том тогда сходит с места своего муфтей, наиболшей прилагатай махометский, и яко первоначалник отеческий дает ему благословение, единожды токмо здравствующи. Народ же паки воскликнет: "Аминь, Аминь". И потом весь народ воскликнет: "Бог и пророк Махомет да благословит царя нашего, дабы нам государствовал долго и благополучно!"
И по том султан исходит из божницы и седши наконь иною улицею, а не тою, коею приехал, возвращается в сарай свой.
В пятый день по избрании своем садится с великою гордостию во оный преждереченный струг или кораблец свой и едет морем в вертоград блиско цекауза, которой вертоград называют Ассехер, яко вертоград веселый. И тамо седши наконь едет на ловы, дабы мог дня того яковаго зверя уловити и своею рукою убити, дабы от того чарование мог себе взяти, како и каковыя супостаты имать побеждати.
л. 355об.
От ловов возвратившися в цекауз идет. И тамо || встречает его капитан-паша, то есть морской воевода, иже объявляет ему, что потребно в цекауз той, и в ка-{324}ковом устроении морския воинства, и что с ними повелит чинити. И приводит его к тому, дабы окрестным соседом страшным показался.
Во иныя же пять дней великое число раздает богатства, частию мешущи их между народы, егда сквозь град идет. Такожде посылает милостыни в жилища убогих, законников своих поганских и к учителем всем. Амурат Четвертый на таковом поставлении своем роздал множае, нежели две тысящи кариков, еже умножит четыреста тысящ золотых червонных.
л. 356
Во оных же пяти днех починают посещати его жены, сродницы его, им же коейждо дает вещи драгия, и ризы, и сребро, такожде и мужем их различныя даяния и чины, ибо в то время не достоит ему отрицати о чесом его молят или сами жены, или мужи их.||


Глава 21
О вере турецкой и законе Махометцком


Весь закон Махометский, иже описан во единой книге, Алкоран названой, разделяется в четыре части, от четырех учеников его разделенный, иже поведаются премудрейшими в том его бладословии быти.
Называют то их учение дорт мадгеб, еже есть четыре состава или части. Первую часть называют шафей, вторую канес, третию малех, четвертую камбал. От них же первая учит обычаем, вторая чином к молитвам, третия единому точию супружеству, четвертая праву гражданскому.
В сих уставах не соглашаются между собою махометани и едини других еретиками называют, разумеющи, яко ложно те четыре устава толкуют, такожде неправо и верят, и отступают правдиваго толкования Алкорану Махометова.
л. 356об.
Паче же персове и срацыни не любят турков того ради, ибо персове держатся учения Галлова, зятя Махометова, иже еще  ю правоте Махометове толковал Алкоран его || и был во управлении судов, и во учениах, и всяких чинах махометовых наместником его. Турки же, татарове и арапи последуют учению двоих учеников Махометовых, им же он закон умирающи вручил, ибо в то время Галла не бяще с ним. Называют единаго от них Абубахер, втораго Омeр. Иже не последуют разумению Галлову, но свое толкование на закон {325} Махометов написали. Персове еще их укоряют, якобы они умыслили завет Махометов при смерти ево и написалися в нем сами учеными в законе его быти.
1 я.
Всяко же, аще и не соглашаются между собою и поносит едина страна другую, вси обаче согласно сии десять завещаний Махометовых хранят: 1. о частократном умовении; 2. о количестве моления; 3. о почитании родителей; 4. о соблюдении супружества; 5. о обрезании; 6. о помощи умерших; 7. о войне; 8. о милостины; 9. о почитании божниц; 10. о исповедании единаго Бога.
л. 357
Еже от страны 1 завещания, повеле || в завещании своем Махомет, дабы никто не входил в божницу, ниже в дому молитися без омовения, но первое бы омылся по чину и обычаю, от оных его четырех мудрых учеников уставленных, которыя той Алкоран в четыре части разделили и те уставы написали.
Аще кто отходит естественныя ради нужды, потом повинен той прежде руки умыти в воде чистой, омочающи их трижды даже до запястий и подъемлющи вверх, дабы с них капли отпадали. Потом четверицею ополоснувши а их, подъяти вверх, дабы по них вода даже до лактей текла. И потом помочити рукими мокрыми самыя локти.
* Извнутри
л. 357об.
И потом паки в пятые в воде омочити руки и мыти одною другую. И потерти ими очи, уста и нос потянуть. И омочить два великие пальцы, пустити воду в уши и мыти их тако извне *, тако и внутрь. Потом паки в шестые омочити руки и доткнутися ими колен и всех ножных палцов, такожде и пят. Напоследок в седмые омочивши руки, отирать их между собою, дабы осохли, и потом утиратися || полотенцем.
Сие омывание называют они своим языком авдeс. Аще же бы того умывания не учинил кто в дому своем, когда ходил на нужду свою, тогда входящи в мосхею имать умыти первое часть стыдную тела и по том входит в двери. И того ради в странах восточных, идеже есть вельми знойно, ходят все махометане в ризах с широкими рукавами и в далeя токмо, дабы могли всегда, егда улучится, купати руце по локти, не слагающи риз.
Такожде и в сапогах широких ходят, дабы подобравши ризы возможнее могли умывати колена своя, и персты у ног, и пяты, яко выше о том речеся. Обаче турки, которые носят ризы суконныя и застегиваются по достоинству, испросиша себе свободы у муфтея, дабы {326} не слагали риз во умытии пред молитвою, но точию егда умываются тако, яко писано, дотыкаются лактей и колен сквозь ризы рукою мокрою.
л. 358
Аще же бы кто не учинив таковаго омовения вшел в мосхею, и явится в том обличен, той бывает веден чрез весь град и биен бичами яко || преступник перваго правила закона Махометова. Но ныне и то, разсуждением муфтея их, виною сребра наказуют. Аще же кто паки дерзнет то учинити и не умывся по написанному в мосхею молитися внидет, той бывает послан на галеры и свидетельство его, аще по ком свидетельствовати будет, в судех не приятно.
Аще же в третие в том явится, таковый сожжен бывает яко явный еретик и преступник Махометова закона. Аще же кто, таковое преступление учинив, идет посетити гроб Махометов, жалеющи о том грехе своем, и принесет оттуду свидетельство, яко был тамо, таковому не точию тот грех, но и прочия все имут быти отпущени.
л. 358об.
И зане, яко сие их омовение конечно им потребно, того ради нигде божниц своих не созидают, идеже бы воды не могли имети. Ибо всегда пред божницею их достоит фонтане с водою быти и сосуду на то устроенному, дабы кийждо по своему требованию прежде входу в мосхею омытися мог. Паче же егда общение имеет з женою, || повинен части тайныя омыти и всего себя почасту, и к таковому требованию имеют общия бани или в домех купаются.
* Башмаки
2* Чулках
Второе завещание Махометово называют гаемас, то есть обычай молитвы, сицев есть. Егда омоется по достоинству, входит 6, а входящи оставляет папуцы * пред дверми и бос входит или в капциах 2*. А пришед, дабы со смирением ниско главою до земли ко алтарю поклонился трижды и преклоненною главою пошел на страну на место, идеже хощет стати. И тако падший на колена, паки трижды главою к земли падши поклонился и поцеловал землю [дабы наши катфолики тако пред алтарем чинили, на нем же страшная жертва совершается и сам Бог во пресвятых тайнах есть обществуемый]. л. 359
Потом дабы встал и стоя совершал своя молитвы, очи имущи в небо возведены. Аще же хощет на коленех стояти, дабы очи имел в землю обращени и главу наклонену. Достоит же коемуждо молитися тихо, дабы не смущал иного. || {327}
Точию сам имaн или поп их свободен глаголати гласно, прочии же за ним тихо. Аще же имана не имеют, тогда един старейший гласно глаголет, прочии же за ним яко кто хощет, или гласно, или тихо, обаче при имане ни един гласно глаголати может.
Сия молитвы или кийждо сам глаголет, или слушает, точию всяк повинен, егда иман глаголет, за коеюждо частию седьмижды на колена пасти и поклоняся главою до земли целовати ю. По том глаголют на честь Махометову молитвы некия и по том прославляют Алкоран свой.
Чрез все же время оных молитв недостоит никому ни с кем глаголати [учение нам христианом, иже божественныя церкви уже вместо корчемниц у себе имеем и не точию глаголем в них еже хощем, но и залоги чиним, и рукобиение устрояем, и различныя сходьбища в и советы земския. И того ради Господь нам не благословляет, яко дому его святаго не почитаем, и ничтоже добра усоветоваем; аще же что и усоветуем, но к совершению никого привести не можем], ниже помаванием || показовати что себе, ниже отнюдь кашляти; аще плюнути, то в платенце, а не на землю, ибо недостоит.
л. 359об.
И случается в Константинограде, яко неколико тысящ вкупе бывают в мосхеи Айя Софиа, а толико тамо тихо бывает, яко бы ни един человек был тамо, точию един иман глаголет и ему людие отвещают. К тому еще ни кое животное, ниже пес впущен имать быти в мосхею: тако во время молитв, яко егда и несть никого же, и всегда суть к тому учинены сторожи, иже стрегут, каким случаем пес от улицы не вбежал тамо.
А с собою ни един турчин вводит их тако, яко наше своеволство деет, яко нарочно повелеваем звонцы на псов полагати, егда в костел идем; такожде и птицы з звонцами повелеваем за собою носити [сие, читателю, у немец и поляков творится, а не у нас, православных]. Сохрани Боже, дабы нас в сицевом случае во время суда Божия язычницы не осудили!
л. 360
Ибо аще и никаких молитв в мосхеи творится, обаче || глаголати между собою не смеют, аще два или три во иное время по молитве тамо внидут. Такожде егда и по совершении молитв исходят, аще и тысящами их будет, ни един кашлянет идущи, ниже плюнет, ниже проглаголет что ко иному, но изшедши за двери, тогда тамо друг друга поздравляют или праздником знаменитым с радостию приветствуют. {328}
Божницы их или мосхеи все суть внутрь побелены и ни единаго образа в себе имеют. К полудню, идеже иман их ставится и молитвы глаголет, есть свод кругловатый над ним, наподобие пределца в стену впущенный, во образ того пределца, иже в Мехе, где лежит Махомет их.
л. 360об.
По левой руке того пределца есть место высокое, на него же иман их по степенем всходит, егда им Алкоран чтет или молитвы глаголет. Паче же в пяток, его же они вместо недели празднуют. Во углу же самом мосхеи есть место степенью выше зделано, идеже ставятся яко бы певцы их, иже глаголющему иману гласом отвещают и прочитают в пяток по несколку глав || Алкорана, дондеже молитвы зачнутся. Аще же ли кто уснет, слушающи учения, толикая у них то срамота, яко таковаго уже никогда в мосхею не пустят, даже исполнит шествие ко гробу Махометову. Изшедши же из мосхеи достоит дати коемуждо милостыню убогим, у божницы седящим, прежде даже в дом свой внидет. Имать же дати со смирением, ничтоже глаголющи, чесо ради просит здрав сый или чего ради не работает? [Аще бы тако чинили наши кафолицы, много бы нас было в небе!]. Но точию дадут от самыя любви к ближним, иже помощи требуют. Находятся же между просителми

таковы, иже многое сребро от милостыни собирают, а просити не престанут.
л. 361
Женский пол турецкий никогда же в мосхеах бывает, но в домех молится. Не может же в мосхею их внити ни един христианин, ни жид, ниже человек какова инаго закона, точию едини махометани. Аще кто восхощет посмотрети ити, то аще по совету со иманом учинится, и то не во время молитвы. Аще бы кто вшел || самоволно, не взяв повеления, таковаго зжигати повелевают, аще Махометския веры того часу не приимет.
Повинен кийждо махометанин пятерократно молитвы глаголати на день; аще непраздный, то отнюдь в вечеру и рано; аще же который зело непраздный, то хотя единою повинен в полъдня молитися. Аще же который чрез неделю целую не будет в мосхеи, то велми согрешает и в казнь немалую впадает, кроме аще точию г случится в таком месте, идеже нет мосхеи. Такожде повинен единою в месяц поститися. О чесом имеют жестокое запрещение во Алкоране.
Третие завещание Махометово - гвалядн биах, то есть воздаяние чести родителем, их же суть почитати {329} повинни, и аще убоги суть довольствовати всякими потребы, или аще потурчится, а родителей имеет христиан, повинен их всеми образы снабдевать и довольствовать.
л. 361об.
Четвертое завещание названное елимeх - о соблюдении супружества, его же достоит им творити в мосхеи. Идеже бы иман был того || приходу, и с ведома каздеа или судии града того, и той в книги своя вписует их. Потом, аще хотят распуститися, то исписывает, обаче волно им жити с собою, аще жена, отшедши от перваго мужа, за иным не бяше.
Аще же за иным была, то уже с первым общатися не может. Такожде аще распустяся с первым, не имущи свидетельства судейнаго, поидет за инаго, тая бывает в женской казни. Обаче вси махометани имеют волность имети жен, елико их могут препитати, их же множество бывает купленых пленниц. Егда же скоро с ним чревата будет, тогда бывает волна и наследие ея по достоинству разумеется быти. И тогда бывают вписаны в книги у каздеа, жене же вскоре свобода записана бывает.
л. 362
Пятое завещание - о обрезании, дабы кийждо мужеской пол обрезовался в триехнадесяти летех на напоминание Исаака сына Авраамова, иже в те лета бяше обрезан, о нем же утвержают, яко от него изыдоша. Аще бы кто || необрезанный имел общение з женою Махометскаго закона, имать таковый до смерти на галеры послан быти.
Егда же махометане сынов своих обрезывают, имут таковый обычай. За неделю того дня начинают пировати с соседми и сродники своими, даже до дня осмаго, в он же сын его обрезан имать быти. Имеющи себе кума даннаго отроча еще не обрезанное.
Шестое завещание - негихелер кайры, еже есть творити добродетели умершым. И прежде молитися за умирающаго, некоторыя части Алкорана читающи. Потом, егда умрет, омыти его, и ногди обрезати, и облещи в ризы теплыя новыя, и ушити своими руками, или помогати омывати иному, и кадити около его, ноздри бумагою хлопчатою новою закнувши, руки связывати, лице бумагою же закрывати, и нести ко гробу или провождати, и землею засыпати. л. 362об.
Во гробех же никого не погребают, но просто в земли, во исполнение Святаго писания, глаголюща: "Яко земля еси и в землю отидеши". Богатии обаче кладутся во гробех мрамурных, || насыпают снизу земли и наверх тела, смешав с известью. И есть воистинну вещь достойная учитися нам от них таковых добродетелей над умершим творити! {330}
И тако великими полками в мосхею тело провождают и молятся за него. Егда же приходят к божнице, поставляют тела у дверей и поют едину краткую молитву. Потом относят ко гробу, и тамо стоят около их законники, поют и молятся над ним, донеле же его землею засыпают. Сродницы же, елицы шли за гробом, егда засыплют тело землею, вскоре со други своими в дом отходят и оставльши печаль строят обеды.
л. 363
Ядят же точию на таковых обедах сочевицу и яйца вареные густо. Сей обычай имут взять от жидов древних, ибо тем хотят изображати, яко есть кругло яйцо и сочевица, тако кругл есть и свет сей, на нем же кругом человек, течение свое совершив, отшел зачинати иное житие, яко кoкош от яйца раждается и от умершаго зерна сочевицы многия || грезны израстают, которыя последи листов и зерен множество приплождают и в своем плодотворении никогда же преставают. Обыкоша еще и милостынни раздавати в дому умершаго чрез три дни, особно же хлеб един, богатыя же мясо неварeное.
Седмое завещание - хеаси лардагус, то есть дабы кийждо махометанин готов был на рати супротив противников закону Махометова, и кто за веру их умрет, той имать быти в мученики причтенный. Аще же кто в веру Махометову превратит христианина или жида, тому повинен превративый дать пол имения своего в препитание; еще за благополучие себе вменяют, кто таковому отметнику спободится дати дщерь свою замуж.
Аще же кто не имеет дщери, а богат сый, таковый дает со многим имением пленницу свою, дабы благословение приобрел себе в небе. И есть того множество в Константинограде, яко вдовы богатыя идут д замуж за неволников своих, повелевши ему || махометанскую веру прияти.
л. 363об.
И дабы могли множае христиан в скверную свою веру приводити, уставили султаны таково повеление, дабы подданныя их Махомецкой веры не давали дщерей своих за природных турков, но точию за оных, иже от христиан турецкую веру приемлют; разве аще не случится таковаго, то волно комуждо и за турка выдать; аже же е бы инако, таковый жестоко наказан бывает. Сие повеление дабы твердейше было, сам Солиман султан сотворил тако, ибо преврати в свою скверную веру единаго католика ж, втораго лютерана, третиаго жида, четвертаго грека, и четыре своя дщери единаго {331} дня за них выдав, дав им вена и даяния многа. Но ныне уже престаша тако творити и давати таковым отметником, ибо познаша, яко и кроме того много злочестивых христиан обращается к ним. Точию ныне дадут ризу каковую или лошадь и несколко денег, и еще к тому обед на него уготовят.
л. 364
Осьмое завещание, || названое хадахa - дабы кийждо тщался благодеяние творити различными подобии, то есть немощных посещати, пленных искупати, бедствуемых избавляти, падшим помогати и вся прочая дела милосердия сотворяти, паче же дабы ни един день не минул, в онь же бы каковая милостыня убогому не далася [святыя суть и христианския обычаи, о которых ныне мы христиане нимало внемлем], паче же рещи к ядению прилежащия. И егда един убогий встретит инаго и глаголющи с ним уведает, яко того дня не взял есть никакия милостыни, тогда сам убогий дает другому, дабы в том завещание Махометово з исполнил.
л. 364об.
Девятое завещание з, названное мессхy-траты - то есть дабы мосхеи или божницы своя в почтении имели и всех в них служащих и [дабы тако у нас христиане изволили творити, дом Божий почитати и служителей церковных!], дабы пути к мосхеам пометали, починяли и устрояли, дабы гроб Махометов в чести имели, такожде и тех, иже к нему ходили, и дабы всякий сам потщился посетити гроб || его хотя единою в животе своем, аще же бы не мог каковых ради трудностей, дабы своим имением нанял инаго на путь той.
И того ради из Константинаграда непрестанно идут караваны, то есть собрания людская, к Мехе граду. Ибо мужа богатые истинно тысящами иных за себе до того Махометова гробу посылают. Сия караваны от всего государства Турецкаго в два места во единыя времена сходятся, в Каир и в Дамаск, дабы все могли во един день у гроба быти. Сии убо, иже ис Каира ходят, в месец приити тамо могут, овии же иже из Дамаска - в два месяца путь свой совершают и того ради первее, нежели из Египта, в путь отходят.
л. 365
* Стоны
Ходят же тамо караваны и из Персиды, и от короля Фесскаго и Морокскаго, и от прочих царств махометских, но обаче велие на к сие к иждивение налагает султан турецкий, издающи странником на путь той на кийждо год более, нежели милион червонных золотых. И зане тамо пустынями л песчаными ити прилучает-{332}ся, || идеже нет ниже источников, ниже рек, ниже кладязей каковых - того ради множайшим иждивением повеле в земли тесаным камнем цыстерны * по пути соделати, дабы могла в них соблюдатися вода дождевая, з гор текущая, путешественников ради ходящих тамо.
И сия караваны точию дважды годом ис Константинаграда исходят, им же султан хотящи в том помощь дати, и еже почитает себе в милосердое дело, наемлет в кождое шествие десять тысящ верблюдов, дабы на них кошницы своя возили, и иже бы м не мог ити, дабы и сам сидел на верху бремен верблюжих; еже в четвертый день имать чинити, ибо ехати им не подобает, токмо ити пешим, аще же кто утрудится, дабы в четвертый день на верблюде сидев мало опочинул.
л. 365об.
Десятое завещание, названное ахадyт - исповедати Божество со смирением, яко един есть точию Бог, яко седмьдесят тысящ пророков было на свете и яко между ими Махомет был величайший, по нем || Моисей, на останок Господь наш Иисус Христос. И верити имут, яко Моисей с Господем глаголал, и яко Господь наш Иисус Христос зачатся во чреве девы Марии от Святаго Духа, и Махомет есть истиным посланником Божиим.
л. 366
К тому еще имут верити, яко кийждо султан турецкий, идущий от рода Отоманова, истинным есть образом Махометовым и наместником его как в мирских делех, так и в духовных управлениях, и того ради повинни суть все Бога за него молити, дабы ему вся устроялося благополучно. Такожде слушати его во всем. И потом имут верити, яко все умирающие на войнах за его достоинство будут мучениками и прямо поидут на небо. ||


Глава 22
О странствии ко гробу Махометову


Поведахом, яко кийждо махометанин повинен хотя единою гроб Махометов посетити, аще ли же сам не может, то инаго за себя своим имением отпустити. И того ради зелное множество того поганства отвсюду тамо влечется. Короли же тамошние мнят себе то в великое благодейство быти, еже бы яковым подобием могли оным странником помогати.
И убо султан турецкий, кроме того, еже тем странником дважды на год по десяти тысящ верблюдов {333} нанимает, но еще и пищу на них промышляет чрез вся оныя пустыя места; не тако, дабы им давано туне, но еже бы на всяком стану имели что купити. И того ради султан наймует торжников из Египта и Дамаска, дабы пищу возили и продавали им куюждо вещь тако, яко продают в домех.
л. 366об.
И уже султан оным торжником дает подвод || довольно, на них же бы оную пищу возили, и за их труды, яко толико далеко путь от домов своих подъемлют, дает им султан многое даяние. А им же достоит со оными странники ехати в караванах даже до самыя Мехи.
Егда же приидут тамо, то чрез седм дней те же торжники дают им пищу за полцены, как в пути купили [ибо тако с ними соглашается султан]. И коемуждо страннику надлежит им дати по единому барану на жертву, его же той убив роздает в милостини место или иным странником, иже из Дамаска приидоша, те же оным, иже приидоша ис Каира.
Амурат Шестый восхоте ведати число бывающих в год един странников оных, их же отпущает всегда в два каравана, идущих в Меху. Тогда сочтено их более шестисот тысящ - еще же в том году все дорого бяше, такожде и путь небезстрашный войны ради персидския, на ней же тогда сам Амурат особою своею был.
л. 367
Обычаи же, их же тамо странъ||ники творят, сии суть. Прежде посещают дом той, в нем же стоит гроб Махометов, в нем же точию едино сребро Махометово; поведают убо турки, яко той есть самый дом, в нем же Авраам праотец вознести хотел на жертву Богу сына своего, но обаче не Исаака, яко наша христианская учит Библиа, но глаголют Исмаила, его же роди от рабы своея, названныя Агарь.
И тако поведают, егда Махомет родился в том граде Мехе и начал первее закон свой разширяти во отечествии своем, тогда ангели принесоша дом той из Иеросалима и поставиша на оном месте. Странницы же, посещающе дом той, едиными дверцы в него входят, а другими вон исходят, глаголющи едину краткую свою молитву, юже часто употребляют и называют ю фафехa. И тако ходят тамо три дни, по трижды на кийждо день в дом той приходящи.
л. 367об.
Глаголют же на кийждо день молитву великую в полудне, юже глаголют на куюждо пятницу в великой мосхеи, которая случается с малою мосхеею, Махомету посвященною. Суть в той мосхеи четыре места, || на них же достоит им глаголати молитвы, по оным четырем частям закона Махомета, о нем же в мимошедшей {334} главе писал есмь. Кийждо же тогда вшедши в божницу отходит на то место, которыя части хощет глаголати молитву.
И тако на оных местех исполнив молитвы, помышляют о том, дабы могли сообщатися женам стран оных, разумеющи то себе быти дело святое, дабы тамо после себе могли плод оставити. Такожде кто приехал тамо з женою своею, и случится ей очреватети тамо, то разумеют себе быти за великое благословение.
л. 368
И тако оныя три дни препроводив, отходят во град реченный Мединеф лю Аб, то есть во град Махомета пророка, идеже лежит тело его заделано во едином пределце круглом, в него же нет ни дверей, ни окон, точию едина стена каменная толстая, внутрь досками железными обита, и вкопано, яко поведают, в глубину на сто локтей, дабы его персяне не украли, иже уже неколико || крат под стену ону подкопывалися н, и того ради ныне имеют тамо турки во дни и в нощи великую стражу.
Тот пределец обшед и молитву изглаголав, идут за град на уреченное поле и тамо заклают оныя бараны, о них же выше писахом, кийждо единаго приносящи на жертву Богу. Мясо же раздают убогим или таковым же странником.
Во утрие же за три часа до света садятся на коней или верблюдов и отъезжают на некоторую гору, дабы доспели на светании тамо. Аще кто коня не имеет, той за бедра иному садится [ибо той, кто возмет кого к себе, то мнит быти себе за великое отпущение, яко дело святое учинил есть и привезл клеврета своего слушать учения, ибо пешим тамо ходити недостоит], дабы обычай тамошний исполнил, яко на коне приехал, а не пеш пришел есть.
* Места, на них же
поп стоя учат л. 368об.
На той же убо горе суть четыре пулпты *, подале едина от другия, на коемждо их стоит иман их, который велегласно чтет молитвы. Оныя же странники седящи на конех гласно стихами им по своему обычаю отвещают. ||
И творится молитва оная часа яко четыре. Глаголют же еще они, яко на той горе первых наших праотцев Адама и Еву изгнав из рая поставил есть Бог, и яко тамо они покаяние за грех свой приносили и отпущение испросили. И того ради веруют, яко такожде и им грехи отпущени имут быти, яко и они молятся на том же месте.
Того ради постятся в день той, ничтоже даже до вечера ядущи. Егда в станы своя возвратятся, ядят мя-{335}са, ибо турки рыб не ядят, разве не имать чего инаго, то от нужды имать ясти.
Егда же оныя караваны в путь отходят, тогда посылает султан окрест их немалую сторожу, несколко тысящ, дабы не прилучилося им зло какое от разбойников арапов. Полковник есть над воинством всем, над всем караваном, иже идет из Каира, вторый над другими, иже идут из Дамаска.
л. 369
Идут же сии странники с великим сокрушением, непрестанно глаголющи своя молитвы [мы не тако, егда по обещанию идем молитися], или поют изменяющися,|| яко есть им обычай. Старейшина жа над караваном блюдет того, дабы странъники в пути не заблуждали и шли коея кто страны вкупе. Такожде и того стрегут, дабы наемники их верблюдов своих от них не хоронили и не обидели странников оных. И тако в пути том и на месте отправив молитвы своя, возвращаются восвояси.


Глава 23
О торжествовании нарочитых праздников Махометских


Два праздника нарочитых торжествуют турки, от них же первый называется орвe-баирaн, то есть велик день с постом, второй - мебaх-баирaн - велик день с жертвами, дабы в то время кийждо убожайший заклал на жертву животное яковое, барана или иное, и роздал мясо иным убогим. Богатии же убивают животных елико изволяют.
Сия оба праздника пребывают чрез три дни кийждо. Первый бывает в августе месяце, || в то время, егда жнивы у нас бывают. Вторый же по том в седмдесять дней. И потом есть праздник, его же полупраздником называют, или день милостыни за умершых.
л. 369об.
Сей праздник болши почитают махометане в Сирии, и Месопотамии, и во Египте, нежели в Константинограде. Ибо во оных странах на той день обыкоша купцы в торговлях считатися, и аще приобретено что в год явится, от того десятую часть дают милостыни за умерших.
л. 370
И прежде даже не зачнут поститися к орве-баирану, тогда первое поста целую неделю тако чинят: кийждо паша, иже в то время в Константинограде будет, выезжает з двором своим в поле знаменитое, в место зело утешное над рекою Хефтарою, идеже кийждо повелевает шатры своя поставляти. И тамо утешаются уристании конс-{336}кими, и копиами, и дзидами, такожде и на ловитвы ездят, ибо тамо многое множество зверей || различных.
И тако междо собою пируют. Такожде обыкоша чинити и в день святаго Георгиа, его же своим языком называют Хедырелелес. Ибо съезжаются великим собранием на то же поле и вси показуются в делех военных, кто чему научен есть: или из лука, или ис пищали в цель стрелять, или в перстень скачущи стрелят, и джидою в место назначенное убивать. Идеже и паши все выезжают, аще же который приити не возможет, той двора своего слуг, яко наилучших убрав, присылает о.
Ибо между тремя святыми, их же истинно святыми исповедают, полагают и святаго Георгиа. Полагают же первое святаго Николая Мирликийскаго, по том преподобнаго Антониа, и по том святаго Георгиа. К ним же трием и молитвы счинены имеют, и праздники строят, честь им приносяще. Аще иных наших святых в разных странах во святых имеют, и почитание творят, и праздники торжествуют. Сам же султан не празднует, точию дву баиранов.
л. 370об.
Егда первый баиран празднуют, тогда постятся целый месяц, на кийждо день|| ни ядуще, ни пиюще, точию в вечер, егда уже звезды на небе узрят. И воставают за три часа до света, и ходят в мосхеи на молитвы, идеже премедлят даже до часа дни. И п таки во второе ходят в полудне и молятся два часа п. Третицею в вечер, и молятся полчаса точию, и тогда звезду узрев идут мяса ясти. Ибо, яко прежде написал есмь, турки и прочия махометани рыб не ядят.
По ядении же паки во втором часу ходят в мосхеи и молятся час един. И возвратяся в дом ядят паки, и потом спят. И прежде часа или двух до света востав ядят в третие, елицы хотят, но уже не мяса, но сласти и овощи всякие.
Чрез весь же той месяц все мосхеи свободныя стоят отворены, имеющи внутрь множество лампад возженных, аще и на башнях преисполнено будет лампад возженных, чрез всю нощь горящих, стройно украшенных и удивляющих зрения человеческая.
л. 371
В остатную же неделю поста того по целой нощи сидят в мосхеах [а мы, христиане, в праздник ко утрени востати не хощем, не точию по вся дни], || молящися с сокрушением и великим вниманием закона своего. Паче же в конечныя три нощи, идеже и сам султан незнаемо приходит и обходит многия божницы з живущими ок-{337}рест его, облекшися, дабы никто мог его познати, и тако слушает учения и дает милостыни за умерших сродников своих.
Егда же приидет день самый великия нощи, тогда достоит всем людем прежде света в мосхеах быти на молитву, кийждо в приходе своем. Началники р же убо оных мосхей начнут пети, такожде иногда и народ весь за ними. И потом при скончании имать иман их глаголати едину долгую молитву, а народ тогда весь стоит молчащи, молящися за султана и за всех махометцкую веру держащих.
Народ же весь тогда воскликнет великим гласом: "Аминь, аминь!" И паки имать чести вторую молитву, молящи Бога, дабы погубил всех, иже не хотят веры Махометовы прияти, и паки все отвещают аминь.
л. 371об.
Обаче в мосхеи святая Софии, идеже сам султан бывает, множае чинов совершается. || Прежде вышеупомянутую молитву имать чести иман старейший тоя мосхеи, последи его имать с чести муфтей, иже есть величайшей прилагатай над всеми мнимыми духовными поганскими. И оба имут благославляти султана.
При скончании же по них весь народ великим гласом благословляет султана. Султану же чрез все оное время на коленях стоящу и молящуся, дабы молитвы оных, творящияся за него, прияты были в небе, нарицающе себе недостойным быти того милосердия Божиа, яко на таковом высоком престоле посадити его изволил. Сие же глаголет толико гласно, дабы слышали все, около его стоящия.
Сие паче Солиман и Амурат обыкоша чинити с великими слезами, умиления ради.
л. 372
Скончавши же то богомолие, отходят в домы своя, приветствующи празника того всем приятелем своим, един другому с радостию веселящися. Султан же, возвратяся в сарай, садится на престоле своем во единой полате, названной султанской. К нему же вси паши и || началники двора его приступают по единому старейшему, покланяющися на колена со смирением и целующи подол ризы его, ничтоже глаголющи.
Он же коемуждо касается верх главы его. И потом подъемлет главу его, но ни ко единому прикасающися, точию чин совершающи и показующи милость свою. И потом кийждо насторону уступает, дабы второму наступающему дал место. И бывает оных чиновников человек яко сто или множае. {338}
По том востав султан идет в жилища своя, идеже входят к нему прежде муфтей, против его же востает и идет от престола своего лактя три, целуещи руку его. Он же возлагает руки на главу его, глаголющи ему сицевое благословение: "Махомет да благословит тя, возвещаю!" И тогда султан подает ему мешечик с тремя тысящи червонных. Егда изыдет из жилищ его, казначей дает ему две ризы золотые драгоценныя реченныя бурсиа, уже учиненныя по его мере повелением султанским.
л. 372об.
Потом входит к султану учитель его, реченный одзиа, против его же || султан встанет. Той же якобы хотяще целовати руку его султанову т, но отъмлет у него султан, точию дает коснутися ему оныя, и тогда дает ему султан мешечик червонных золотых в полы менши того, иже отдаде муфтею.
И по том султан отходит в полаты женския, приветствующи им знаменитым праздником, точию же тем, иже уже суть султaнями. Сии все собираются во едину палату и ожидают его. Егда же внидет, вси ниско покланяются ему,  у знаменитым праздником. Той же ни единой отвещает, точию им лице весело усмехающися показует; и потом, обратяся ко единому арапу, иже несет за ним вещи драгия на мисе сребряной, все единако устроени, и сам раздает им по единой и по мешечку золотых червонных, дабы потом своим служащим роздали. Сие же обыче творити в оба праздника баирана.
л. 373
Сие еще видети мнится нетрудно, яко имут сей их обычай турки в Константинограде: егда прилучится бездождие велико и поля дождя требуют, дабы не было драгости || и гладу, исходят вси на едину гору, яже есть в поле за Галатою, идеже един первейший учитель закона Махометова повелением султанским имать чинити учение часа три не престающи, и за коеюждо четвертью чинит учение людем, дабы исправлялися, и грешити престали, и плакали неправд своих, творяще обеты ити на войну против гауров [то есть христиан, их же безверниками зовут].
И тогда у места устроеннаго, на нем же чтет, падет на колени, и народу повелит то ж творити, и молитися с сокрушением, и вопити ко господу Богу велиим гласом, просящи отпущения грехов, дабы умилостивился над ними и послал дождя с неба. Последи же учения стоящи чтет великую молитву за султана, дабы благословил его {339} Бог. И последи рекши "аминь", расходятся, посещающе божницы своя.
л. 373об.
Такожде обыкоша чинити и во время смертоносныя язвы. Аще во иных местех глупое поганство и сице творят: егда лучится поветрие, ищут псов, елико могущи || обрести их, и побивают их, такожде кийждо купец [но сего не творят в Константинограде, но во иных градех] и повинен пред лавкою своею пса убитаго повесить. Сие же времянем и богатыя творят и пред дверми своими вешают псов, дабы Бог доволствовался душею пса онаго и на него обратил гнев свой, а их соблюл здраво ф. Ибо поведают, яко Бог требовал толико много душ, но те дабы не от единых турков были, примешивают, елико могут, и песьих душ, точию дабы число намеренное Богу исполнить.
л. 374
Сие еще ведати потребно, яко котов не убивают, но и в чести имеют, глаголющи, яко Махомет любил их и блюл, немало утешающися с ними. Того ради во время поветриа псов побивают, котов же елико доволнее кормят. И в некиих градех во Аравии, в Дамаску, в Еросалиме, во Египте [старых еще египтян следов, иже котов за боги хвалили между иных своих богов, яко во историах чтем] || великия клети полны котов блюдут, оставляющи на сие по смерти своей доходу немало, яко на дело милостивое, дабы за них котов кормили, и тех, иже их дозирали.
И во время Селима Втораго бяше велие смятение между общим народом, еже сам султан изволил разсуждати, яко они, иже з доходов знаменитых котовню дозирали, не хотели приимати милостыни от общаго народу на то обещанной. И тогда султан учинил такое повеление, дабы в пятки и в два празника баиранов приимали милостыни от общаго народа на кормление котов. Во иные же дни дабы кормили их от доходов султанских и пашей его учиненных.
л. 374об.
В Константинограде несть истинно таких учиненных домов котов ради, обаче ин имеют обычай показовати милосердие свое ко оным животным или паче соблюдати забобoны своя поганския. Сице же есть на многие местех града, паче же на торгу у мосхеи Султан Баозит обретается немало таковых людей, иже пекут на уголье кишки различных животных || на древцех, идеже турки, расходящися от молитвы, купят оныя кишки в пол {340} печены я и дают котом на оном же месте, их же тамо великое множество всегда збирается.
Таким же обычаем и псов кормят, егда несть поветриа, мнящи то быти дело милосердиа и милостыню великую. Обыкоша еще купити и птицы, их же продают в клетках, и на волю пускают, мнящи яко тем подобятся Махомету, яже связанных на свободу отпущают, иже бы вольно бяху летати по воздуху [дабы тако х наших пленников хотели волно пускати, от татар искупующи, их же тамо из Руси тысящами отводят].
л. 375
Еще и то дело милосердия мнят быти, егда аще видят извощика, тяготяща своему животному бремя и биюща его, тогда таковаго или в тюрму сажают, или самому ему оно бремя ц вести повелевают, дабы по тому могл разсуждати и животному. Аще бы таковый немилосердый человек над животным своим, на нем же работает, пред судиею приведен был, тогда повелевает таковаго сковати, и кату || ноздри ему роспороти, и из града привязав за обе ноги к хвосту конскому извлещи, а кат биет его батогом, созади идущи.
Егда же аще прилучится в Константинограде запалению быти, и коего часу дадут о том ведати, янчарад, иже есть первый капитан над янчары, то повинен той со всеми своими того часу бежати угашати пожар той. Но тии вместо гашения вся имения людей убогих пограбят и множайшую тщету, нежели огнь, учиняют.
Во время Амурата Четвертаго прилучилося, яко в три часа едва не весь погоре Константинъград, паче же с величайшими здании, ибо жестокий ветр востал бяше, и егда бы сам султан не послал угашати дворовых своих [которыя с десять тысящ топоров имеют, и обсекоша вся здания около, яко не возможе огнь итти пожаром], то бы досталося и сараю султанскому.
л. 375об
И того ради, жалеющи султан тщеты общаго народа, повеле все врата в сарай свой отворити, дабы свободно было внити всякому хотящему, и тамо давашеся им ядение по три дни, || и коемуждо своею рукою давал по червонному золотому.
По трех же днех объезжающи погорелище, вопрошаше купцов, яко много ли в том тщеты им учинилося? Тии же поведаша ему, яко множае, нежели четыре милиона червонных золотых. И печаловашеся о том зелно, и повеле всем хотящим здания чинити в лесах своих заповедных леса сещи ко строению три лета, кроме всякаго даяния пошлины. {341}
Такожде повеле и купцом плавания творити без пошлин три лета, и дабы ни единаго погорелаго повлачили на суд чрез три лета ни в каких долгах его. К тому еще множество кирпичю роздаде, по неколику тысящ на господина роздающи. И чрез целый месяц свободно бяше, всякому ходити в сарай милостыни ради к султану, ея же без желения на кийждо день неизреченное множество роздаваше.
л. 376
Такожде повеле, дабы все суды по морю ходящия служили требованию общаго народа, всякия вещи к созданию возящи морем, и людей чрез Галату ч без найму превозити. И та||ковым его искусным и милосердым призрением в три лета весь град построился изряднейши, нежели прежде было.
От сего всего кийждо может познати богатство, можность и силу онаго мучителя, его же себе нелегко ставящи, господа Бога молити достоит, дабы стерши вознесенную его гордыню, благоволил дати свободу народом христианским, под жестоким яремом его озлобляемым.
л. 376об.
Славному же нашему славенскому народу, иже близ его обитаем, изволил дати мудрость, мужество и единоволное согласие со всеми христианы, елико изряднейше с ним за славу и честь креста своего святаго поступати и одержати при благословении его благосчастныя победы: еже буди, буди! ||

Преложено от славенополскаго языка во славенороссийский язык Андреем Лызловым. Лета Мироздания 7195-го месяца ноемвриа. {342}

Главная страница
Оглавление книги ЗАБЫТЫЙ ИЕРУСАЛИМ