А.Т.Фоменко, Г.В.Носовский
КАК БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ.
УТОПИИ И СОЦИАЛИЗМ КАК БОРЬБА С РУСЬЮ-ОРДОЙ.
ПРЕКЛОНЯЛИСЬ И НЕНАВИДЕЛИ.

Глава 11.
РАЗНОЕ.

5. КАК, КЕМ И ГДЕ БЫЛ ИЗОБРЕТЕН ПЕРВЫЙ ПОРОХ.

Десять лет назад, в 2006 году, в книге "Крещение Руси" мы впервые высказали мысль, что порох и пушки были изобретены отнюдь не "древними китайцами", как сегодня принято считать, а великим русским святым Сергием Радонежским. Согласно нашей реконструкции, пушки были впервые применены в Куликовской битве 1380 года. Именно они обеспечили победу Дмитрию Донскому (Константину Великому) над основными военными силами Империи под началом Мамая - он же тысяцкий Иван Вельяминов, он же "античный" Максенций.

Глухие воспоминания об этом основополагающем изобретении дошли до нас, в частности, в немецких источниках в виде легенд о некоем монахе "Бертольде Шварце" - то есть "Варфоломее чернеце" - изобретателе пороха. Более того, в немецких летописях сохранились сведения, что изобретенный Варфоломеем порох был впервые применен в некой битве 1380 года, якобы между венетами и генуэзцами. См. нашу книгу "Шахнаме", глава 3, раздел 1.1, а также [940], лист 336. Напомним, что крестное имя Сергия Радонежского было именно Варфоломей, а Куликовская битва произошла именно в 1380 году. Как мы видим, немцы правильно запомнили не только имя изобретателя пороха, но и год, когда порох был впервые применен.

К настоящему времени появилось много новых данных, подтверждающих это открытие. Мы не будем их здесь все повторять, отсылая читателя к нашим книгам, а также к сайту chronologia.org. Ниже будут изложены лишь совсем новые соображения - КАК ИМЕННО и ГДЕ ИМЕННО чернец Варфоломей, он же Сергий Радонежский (названный немцами Бертольдом Шварцем), изготовил первый порох.

Начнем с прояснения вопроса, что такое порох. Поскольку речь пойдет о старинном, а не о современном порохе, воспользуемся статьей Энциклопедического словаря Брокгауза-Ефрона конца XIX века.

"Порох - ... Всякое взрывчатое вещество... пригодное для стрельбы, и называется порохом. С XIV века и до второй половины настоящего столетия (то есть до середины XIX века - Авт.) в Европе известно было ЛИШЬ ОДНО подобное вещество в различных видоизменениях - СЕРО-УГОЛЬНО-СЕЛИТРЯНАЯ смесь... Полагают, что первоначальными изобретателями его были китайцы, в Европе он стал известен в начале XIV ВЕКА, НО БЛАГОДАРЯ КОМУ ИМЕННО И ГДЕ - ТОЧНО НЕИЗВЕСТНО" [988:00], статья "Порох".

Важнейшей составляющей пороха, открытие которой и привело к его изобретению, является СЕЛИТРА - или, как ее раньше называли на Руси, ЯМЧУГА, то есть, "ямная", получаемая из ям.

Зададимся вопросом - как могла быть открыта селитра?

Ответ известен. Селитра образуется при определенных условиях ГНИЕНИЯ навоза или ТРУПОВ. Поэтому она могла быть открыта либо в местах, где скапливалось много навоза, либо же на полях кровопролитных битв, после которых на земле оставалось лежать множество неубранных мертвых тел.

Вот что пишет Энциклопедический словарь:

<<Селитра... Под именем селитры в технике вообще обозначаются азотно-кислые соли натрия, калия, аммония, бария, стронция, кальция, магния; для указания рода селитры обыкновенно говорят, какая селитра: натровая, калийная, аммиачная селитра и пр. ... В XVI веке селитра называлась у нас ЯМЧУГОЙ, или емчугой. Слово "селитра" представляет испорченное латинское название "sal nitri". ГРЕКИ И РИМЛЯНЕ НЕ ЗНАЛИ СЕЛИТРЫ, и встречающееся у древних авторов название nitrum употреблялось для обозначения налетов соды...

При ИСКУССТВЕННОМ ПОЛУЧЕНИИ СЕЛИТРЫ СТАРАЛИСЬ ИСКУССТВЕННО СОЗДАТЬ ТАКИЕ ЖЕ УСЛОВИЯ И ВЫЗВАТЬ ТАКИЕ ЖЕ ПРОЦЕССЫ, КОТОРЫМИ ОБУСЛОВЛЕНО ОБРАЗОВАНИЕ ПРИРОДНЫХ ЗАЛЕЖЕЙ СЕЛИТРЫ. С этой целью делали смесь из разного рода РАЗЛАГАЮЩИХСЯ ОРГАНИЧЕСКИХ (азотистых) ОТБРОСОВ С ЗЕМЛЕЙ, содержащей известь, золу и т.п. вещества. Смесь эту складывали в кучи и оставляли лежать на воздухе известное время, поливая ее по временам водой, мочой, настоем навоза и т.п.

Под влиянием тепла, кислорода воздуха и селитряных бактерий в кучах появляется азотная кислота, которая с известью дает азотно-известковую соль. Для получения селитры кучи выщелачивались водой, к раствору прибавляли поташа или золы (осаждался мел) и концентрировали обычными способами. Азотистым материалом для устройства селитряниц служили навоз, перегной, КРОВЬ С БОЕН, отбросы КОЖЕВЕННЫХ и клееваренных заводов, экскременты, моча, растения, богатые калийными солями (например КРАПИВА, подсолнечник, листья свекловицы и пр.) и т.п.

Для нейтрализации образовавшейся азотной кислоты в кучи клали мел, мергель, мусор от зданий, известковые отбросы с содовых заводов и пр. Чтобы облегчить доступ воздуха в кучи, их старались делать, по возможности, рыхлыми. С этой целью в них клали хворост, солому и пр. Для ускорения появления селитряных бактерий в новые кучи прибавляли землю от старых куч. Кучи ставились в сухих местах, не заливаемых водой; они имели различную форму (призмы, пирамиды и пр.), помещались в ямах (тогда процесс образования селитры шел медленно) или на поверхности земли... Незадолго до полного созревания кучи (2 - 5 лет) поливку органическими веществами прекращали>> [988:00], статья "Селитра".

Мы знаем, что Сергий Радонежский был монахом. Но монахи не так уж часто имеют дело с навозом. Всё-таки, земледелие для них было не основным родом деятельности. Другое дело - мертвые тела, мощи, пещерные монастырские захоронения, когда трупы не закапывают в землю, а хранят в открытом доступе. Со всем этим монахи сталкивались гораздо чаще. А значит, скорее всего, именно опыты с мертвыми телами и привели Сергия Радонежского к открытию селитры и пороха.

В связи с этим возникает следующая мысль. Если селитра образуется при гниении мертвых тел, то не воспользовался ли Сергий Радонежский скоплением трупов, оставшихся от некой кровопролитной битвы, случившейся незадолго до Куликовской битвы, для изготовления достаточного количества пороха, чтобы обеспечить победу войскам Дмитрия Донского на Куликовом поле в 1380 году? Тем более, мы знаем, что такие битвы действительно были.

Согласно летописям, Куликовской битве предшествовало два крупных сражения - битва на Пьяне 2 августа 1377 года и битва на Воже 11 августа 1378 года [362], книга 2, том V, стлб.26-28. Первая случилась за три года до Куликовской битвы, вторая - за два. Поскольку время вызревания селитры составляет от 2 до 5 лет, см. выше, то прежде всего обращает на себя внимание битва на Пьяне. Трех лет достаточно и для вызревания селитры и для превращения ее в порох. Кроме того, именно битва на Пьяне описывается в русских летописях как исключительно кровопролитное сражение. Русские войска были застигнуты врасплох, не успели ополчиться и были полностью перебиты.

Карамзин пишет об этом так: "Воины... утомленные зноем, сняли с себя латы и нагрузили ими телеги; спустив одежду с плеч, искали прохлады; другие разсеялись по окрестным селениям, чтобы пить крепкий мед и вино... Князья Мордовские тайно подвели Арапшу, о коем говорят Летописцы, что он был карла станом, но великан мужеством, хитр на войне и свиреп до крайности. Арапша с пяти сторон ударил на Россиян столь внезапно и быстро, что они не могли ни изготовиться, ни соединиться, и в общем смятении бежали к реке Пьяне, устилая путь своими трупами... Погибло множество воинов и бояр" [362], книга 2, том V, стлб.26.

Вскоре на том же месте были истреблены и мордовские войска: "Князь Борис Александрович настиг их (мордву - Авт.), когда они уже возвращались с добычею, и потопил в реке Пьяне, где еще плавали трупы Россиян" [362], книга 2, том V, стлб.27. Итак, после Пьянского побоища оставалось очень много трупов.

Спрашивается - что сохранилось сегодня на месте Пьянского побоища? Есть ли свидетельства о бывших там некогда крупных захоронениях воинов? Сохранились ли поблизости какие-либо следы пребывания там Сергия Радонежского (хотя сегодня считается, что его там не было)? Оказывается, да, всё это есть, причем в достаточно ярком виде. Конечно, многое уже основательно забыто, но теперь, благодаря Новой Хронологии, мы имеем замечательную возможность восстановить еще одну яркую страницу нашей истории. Обо всем этом мы расскажем в настоящем разделе.

Сегодня существует три предположительных места битвы на Пьяне 1377 года, причем все они расположены сравнительно недалеко друг от друга. Одно - в окрестностях села Пьянский Перевоз, но там никаких следов битвы найдено не было. Второе, в нескольких десятках километров от первого, - на окраинах города Сергача, на правом берегу Пьяны, напротив возвышенности, называемой Городи'на. Третье место, на которое нам указала летом 2016 года директор Сергачского краеведческого музея им. В.А.Громова, Нина Ивановна Солдато'ва, - на другом берегу Пьяны, на самой Городине.

Не исключено, что сражение могло происходить на обоих берегах Пьяны, поэтому вторая и третья версия не противоречат друг другу. Но поскольку летописцы утверждают, что русское войско было застигнуто врасплох, основное побоище должно было происходить В САМОМ СТАНЕ русских войск, то есть, скорее всего, именно на Городине, которая является идеальным местом для воинского стана. Городина представляет собой покрытую лесом плоскую возвышенность среди обширных заливных лугов, рис.345, рис.346. Лес надежно скрывает от наблюдателя, все, что происходит на Городине, в то время, как с самой Городины окрестности видны, как на ладони.

Почти по всей своей окружности Городина окружена глубоким оврагом. Наиболее возвышенной стороной Городина подходит вплотную к Пьяне - холодной, быстрой и глубокой реке с множеством водоворотов, представляющей собой надежную преграду для вражеских войск, рис.347, рис.348. Со всех других сторон Городину окружают низменные луга, по которым невозможно подобраться незаметно. Размеры Городины также прекрасно подходят для воинского стана - приблизительно 550 на 300 метров, рис.349. Да и само название "Городина" говорит о том, что здесь когда-то располагалось огороженное укрепление.

На рис.350 мы приводим карту из книги И.А.Кирьянова "Старинные крепости нижегородского Поволжья", где место Пьянского побоища указано на правом берегу Пьяны, напротив Городины. Однако, согласно Кирьянову, битва могла быть и на левом берегу, на самой Городине, поскольку, как пишет Кирьянов, место битвы указано им приблизительно, на основе устных преданий местных жителей.

Кирьянов пишет: <<Житель села Семеновка Красно-Октябрьского района Хусутдин Бедердинов и другие старики-татары из того же села, а также старик-мордвин В.В.Мурзаев из деревни Акузово Сергачского района еще в молодости слышали от своих дедов рассказы о большом сражении русских и татарских войск, которое, по преданию, произошло на правом берегу Пьяны к юго-востоку от Сергача. По их сообщениям место этого боя было на поле между современными селениями Кадомка, Семеновка и Трехозеры в долине притока Пьяны - речки Пары. Рассказывая о неудачном походе русских войск в 1377 году, окончившемся их разгромом и взятием Нижнего Новгорода войсками Арапши, летопись сообщает, что перед боем русская рать стояла около Пары ("доидоша наши Пару"). Таким образом, местное предание полностью совпадает с летописной записью. Это позволяет считать, что ИМЕННО В УКАЗАННОМ РАЙОНЕ и произошло знаменитое Пьянское побоище. В 1959 году юные краеведы Уразовской средней школы нашли на месте этого боя старинную саблю и нагрудную орнаментированную пластину - часть боевого доспеха>> [385:0].

К этому надо добавить слова директора сергачского краеведческого музея Н.И.Солдатовой, которая сообщила нам летом 2016 года, что в 2009 году учитель-краевед из расположенного поблизости татарского села Пошатово говорил ей, что местные татары считают место впадения реки Пары в Пьяну в нескольких километрах ниже Городины священным местом, так как по их преданиям там были захоронены воины-татары.

Н.И.Солдатова также рассказала нам, что в конце 80-х годов XX века, при прокладке сельской грунтовой дороги для сенокоса из села Кладбищи в луга, край Городины ближайший к Пьяне, был слегка срезан, рис.351. Под воздействием талых вод срезанный склон стал осыпаться и на поверхность вышел обломок богато украшенного воинского щита, вероятно, разрубленного во время битвы. Обломок был передан в музей школы номер 3 (поселок Юбилейный города Сергача), которым тогда заведовал директор школы Терехов. Щит так и не был выставлен им в школьном музее и лежал в запасниках. Некоторые учителя истории в Сергаче о нем знали. Через несколько лет Терехов уехал из Сергача и передал часть собрания школьного музея в Краеведческий музей города Сергача, но обломок щита передан не был. Следы обломка затерялись и сегодня в Краеведческом музее Сергача не знают, где он находится.

На Городине находили и другие предметы, свидетельствующие о средневековом сражении. "В 30-е годы при отрывке котлована под зимовье для пчел (омшанника - Авт.) с колхозной пасеки на Городине были обнаружены истлевшие остатки кольчуг, копий и мечей. Находили оружие и на территории самого города (Сергача - Авт.)" [206:1], с.15. По сообщению Н.И.Солдатовой, пасека, для которой рыли этот омшанник, принадлежала колхозу "Красный восток" близлежащего села Кладбищи.

Несмотря на все эти находки, археологических раскопок на Городине никогда не велось (?!).

На рис.352 мы приводим фотографию витрины Сергачского краеведческого музея, где выставлены образцы вооружения XIV-XVI веков, найденные в Сергаче и его окрестностях при случайных раскопках. На рис.353 показана музейная витрина с древнеримскими и древнеиспанскими монетами, найденными в Сергаче. В.А.Громов пишет: "До сих пор горожане находят в земле то бронзовые браслеты, кольца, сюльгамы, то древние монеты Испании, Римской империи, Золотой Орды" [206:1], с.14. Напомним, что согласно нашей реконструкции, "античная Римская империя" - это Русь-Орда XIII-XIV веков. Сергий Радонежский жил как раз в эту античную эпоху.

Совсем рядом с Городиной, в полутора-двух километрах от нее, расположено старинное русское село КЛАДБИ'ЩИ, рис.354. В середине XX века оно было переименовано в Гусево и стало частью города Сергача. В Кладбищах стоит церковь Архангела Михаила, огромная по сельским меркам, рис.355. Считается, что она возведена "на месте захоронения ратников, ПАВШИХ В ПЬЯНСКОМ ПОБОИЩЕ 1377 ГОДА" [206:1], с.16. В своем нынешнем виде церковь построена в 1859 году, рис.356.

В нескольких километрах к юго-востоку от Городины, вниз по течению Пьяны, находится Вязовский курган-могильник, который археологи датируют XII-XIV веками, рис.356. Возможно, он тоже относится к Пьянскому побоищу. Курган стоит недалеко от мордовской деревни Вязовка, отсюда его название, рис.349.

Отметим, что Вязовский курган не был раскопан, хотя многие другие курганы в окрестностях Сергача были раскопаны, а правильнее сказать - разорены, в 1892 году членом Нижегородской ученой архивной комиссии В.И.Снежневским. "При раскопке... были найдены бронзовые браслеты, железный меч, наконечники копий и стрел" [206:1], с.13. Любопытно, что археологическая датировка сергачских курганов вступает в резкое противоречие с местным преданиями. Жители Сергача полагали, что раскопанные Снежневским "курганы были насыпаны во время похода Ивана Грозного на Казань" [206:1], с.13. Однако археологи "авторитетно" заявили, что это - древнемордовские могильники II-IV века н.э. [206:1], с.14. Никаких доказательств своей датировки археологи не предъявили, да и не могли предъявить, поскольку методами независимого датирования они не владеют, а выводы, основанные на ошибочной скалигеровской хронологии, доказательствами не являются. А местные предания могли быть и правы.

Таким образом, от Пьянского побоища 1377 года осталось не так уж мало следов.

Но самое интересное и важное для нас сейчас то, что совсем рядом с местом Пьянского побоища расположен город СЕРГАЧ, название которого явно перекликается с именем СЕРГИЙ.

Обратимся к истории Сергача. Имя города овеяно древними легендами. Вот, вкратце, их содержание.

"Предание 1. В древности на месте деревушки была срублена из дуба часовня во имя СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО... Именно от часовни и пошло название деревни, что прозывалась Сергеевкой или Сергиевкой. А сама часовня находилась на горе, где бил родник с чистой водой...

Предание 2. Город получил название по имени первопоселенца Серги, прозванного так за то, что носил в ухе серьгу. ЖИЛ ОН ОТШЕЛЬНИКОМ ВДВОЕМ С МЕДВЕДЕМ...

Предание 3. Первым поселенцем был бортник мордвин Сергас... Жил он здесь в незапамятные времена - до возникновения Сергача. По имени бортника Сергаса стала называться речка и возникшее тут поселение.

Предание 4 (развернутый вариант Предания 3 - Авт.). На берегу безымянной лесной речки жила старая мордовка с... сыном Сергасом... Однажды поплыл Сергас в лодке по речке, и... утонул он... Стала старушка упрашивать речку, чтобы... отдала сына ее Сергаса... И случилось тут чудо: вся вода в мгновение ока ушла в песок, и обнажилось дно речное... Но не нашла она Сергаса... И взревела мать звериным голосом: "Будь ты проклята, река! Взяла сына, так возьми и меня!" И... образовались черные тучи, разразилась молния, загремел гром, и земля задрожала от гнева. И несчастную мать с ревом поглотила пучина. С той поры речку эту Сергасом назвали, а позднее на русский лад Сергачкой стали звать. По имени речки и город Сергачем назвали>> [497:00], см. также [206:1], с.19-20.

Это - легенды. Но достоверно известно, что город Сергач начинался с небольшой улицы, на которой стояла часовня Сергия Радонежского, расположенная у родника на склоне горы. "ПЕРВАЯ УЛИЦА В СЕРГАЧЕ - СЕРГИЕВСКАЯ, шла от часовни в честь Сергия Радонежского (она стояла когда-то в нижней части Больничного переулка у родника, называемого в народе Колоды)" [206:1], с.30. См. рис.357, рис.358, рис.359, рис.360, рис.361, рис.362, рис.363, рис.364, рис.365.

Итак, город Сергач начинался с часовни Сергия Радонежского, а согласно местным преданиям, получил свое название то ли от самого Сергия Радонежского, то ли от некоего ОТШЕЛЬНИКА СЕРГИ, ЖИВШЕГО ТУТ ВДВОЕМ С МЕДВЕДЕМ. Считается, что это - разные предания. Но, на самом деле, они, по-видимому, говорят об одном и том же. Ведь известно, что Сергий Радонежский долгое время жил отшельником в глухом лесу ВДВОЕМ С МЕДВЕДЕМ, рис.366, рис.367.

Обратимся к Житию преподобного Сергия Радонежского [278:1], [278:2].

Житие рассказывает, что Сергий долгое время прожил один в пустынном месте, в глухом лесу, среди пней и КОЛОД, где и приручил медведя: "Начало еже жити наедине, елика доволна времена и лета в лесе оном пустыннем... мнози бо тогда зверие часто нахожаху нань не тъкмо в нощи но и в дни. Бяху зверие стада влъков, выюще и ревуще, иногдаж и медведи ... И от них же един зверь рекомый аркуда еже сказается медведь, иже повсегда обыче приходити к преподобному... И изношаше ему от хижы своея мал укрух хлеба и полагаша ему или на пень, или на колоду" [278:2], листы 51 оборот, 52 об., 53.

Но ведь исконным занятием сергачан считалось именно ПРИРУЧЕНИЕ МЕДВЕДЕЙ. Об этом говорит и герб Сергача - медведь, рис.368, рис.369. В.А.Громов пишет: <<16 августа 1781 года для нового города (Сергача - Авт.) высочайше утверждается герб с изображением черного МЕДВЕДЯ на золотом поле, означающий, что "того рода зверей в окрестностях города довольно". Действительно, жители более 39 селений уезда и самого города ДРЕССИРОВАЛИ МЕДВЕДЕЙ И ХОДИЛИ С НИМИ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ. Бывали и за ее пределами - в Польше, Чехии, Германии, добирались до Франции и Италии... Особенно славились медвежатниками деревни Ключево, Кладбищи, Кожина Слобода, а также татарские селения - Шубино, Грибаново, Пица, Ендовищи и другие. Ученые медведи умели плясать под барабан и шарманку, ходить на задних лапах и выпрашивать подаяние, выделывать деревянным ружьем "артикулы, изображать, как мальчишки горох воруют, красны девицы женихов высматривают, как старуха на барщину идет, а пьяный купец по базару шатается. По преданию, во время Отечественной войны 1812 года в Сергаче на Базарной площади... проходил смотр медвежьих "полков", обученных для "борьбы" с армией Наполеона. Это событие... описал П.И.Мельников-Печерский в книге "На горах">> [206:1], с.31.

Но тогда получается, что первым приручил медведя в Сергаче святой Сергий Радонежский. И знаменитый сергачский медвежий промысел пошел именно от него.

Идем дальше. Рукописное Житие XVI века сообщает нам поразительные сведения, отсутствующие в современных изданиях. Видимо, переписчик просто не понял о чем речь, и оставил это место нетронутым. Житие пишет: "Идеже келиям зиждемым стояти поставленым, ту ж над ними и древеса яко осеняющи обретахуся шумяще стояху. И окрест церкви часто колоды и пение повсюду обреташеся. Уду ж и различнаа сеахуся семена яко на устроение окладным зелием" [278:2], лист 68. См. рис.370, рис.371. Перевод на русский язык: "Где строились кельи, там прямо над ними нависали и шумели деревья. И вокруг церкви было множество КОЛОД и пней. Ветки же ("уды", то есть члены, имеются в виду члены деревьев, ветки) и различные семена падали там, пригодные на устроение ОКЛАДНЫМ ЗЕЛЬЯМ".

Но что такое "окладное зелье"? Вспомним, что "зельем" раньше называли ПОРОХ [812:1], том 1, стлб.970. "Оклад" - это нечто наложеное (в прямом или переносном смысле), а также нечто сложенное в кучу, например, куча поверженных мертвых воинов: "Окласти - обложить, окружить или покрыть чем-то, располагая вокруг или по всей поверхности... И пороховая казна сверху и ни сторонъ дерномъ не окладена... (1636 г.)... Оклали мы круг города выше пояса [убитых]... (XVII в.)" [789:1], с.325.

Окладом или окладиной также называлась гряда, продолговатое возвышение, в частности, высокий берег реки: "Берегъ съ невеликою окладиною, съ нужею возможно перелезть" [789:1], с.323. Сегодня для продолговатой кучи, гряды употребляется слово "бурт", а не "окладина". Но ведь селитра для пороха вызревала именно в буртах, то есть, говоря по-старому - в ОКЛАДИНАХ. "Бурт" слово нерусское, поэтому "буртальник" раньше означало иноземных, немецких пороховых мастеров: "Напустиша бурталники Немецкие ветръ на Псковскую силу и Московскую, и пыль изъ пушек и изъ пищалей" [812:1], том 1, стлб.194. Но раз немецких пороховых мастеров называли "буртальниками", то русских вполне могли называть "окладниками", а порох - "окладным зельем".

Таким образом, Житие, по-видимому, сообщает нам, что для изготовления "окладного зелья" - то есть селитры и пороха, - Сергием Радонежским использовались семена и ветки деревьев. Известно, что в селитряные бурты действительно подкладывали ХВОРОСТ, чтобы сделать их более рыхлыми и обеспечить доступ воздуха, см. выше. Возможно, на заре порохового дела считалось, что добавление семян деревьев также способствует вызреванию селитры.

Обратите внимание, что Житие несколько раз говорит о том, что вокруг жилища Сергия Радонежского было множество КОЛОД. Но ведь место, откуда начинался Сергач, так до сих пор и называется - КОЛОДЫ. Оно находится в верхней части нынешнего Больничного переулка города Сергача, чуть ниже сергачского городского собора Владимирской Божьей Матери.

Может возникнуть недоуменный вопрос - неужели так важны были какие-то колоды, разбросанные возле жилища Сергия Радонежского? Почему они несколько раз упомянуты в его Житии и даже дали название самому месту? Наша реконструкция дает ответ. Дело в том, что первые пушки, изобретенные Сергием Радонежским, были ДЕРЕВЯННЫМИ. Они представляли собой ДУБОВЫЕ КОЛОДЫ, из которых были извлечены сердцевины, так, что получался пушечный ствол, рис.372, рис.373. Потом, при расширении Великой Ордынской Империи, деревянные пушки распространились по многим ее провинциям. Об этом мы уже неоднократно писали. Приведем еще пример. Замечательный русский ученый Александр Дмитриевич Чертков, путешествуя по Европе в 1823-1825 годах, посетил Арсенал в итальянской Генуе. "В сем Арсенале должно взглянуть на старинную пушку, вероятно, один из первых опытов сего пагубного для человечества изобретения: ОНА ДЕРЕВЯННАЯ, внутренность оной медная, а наружность обделана толстой кожей" [956:1], с.354.

Но вернемся к святому Сергию. Далее, Житие сообщает, что через какое-то время к Сергию Радонежскому присоединились другие иноки, обитель разрослась и стало не хватать воды. Тогда, по молитве святого Сергия рядом с монастырем забил целебный источник и образовался ручей, названный "Сергиевой рекой". Вот что говорит об этом Житие: <<Раз... он взял с собой одного инока и пошел с ним в лесной овраг под монастырем; тут он нашел немного дождевой воды, преклонил колена и помолился... и едва произнес он эту молитву и осенил крестным знамением место, где стояла дождевая вода, как вдруг из-под земли пробился обильный источник холодной ключевой воды и она потекла быстрым ручьем по долине... преподобный Епифаний, ученик Сергиев, свидетельствует, что бывали исцеления от воды сей... так что ручей тот получил прозвание "Сергиевой реки">> [278:1], с.105. См. рис.374. Рукописное Житие [278:2] добавляет, что исцеления от источника продолжаются "даже и доныне" [278:2], лист 103.

И действительно, ниже по склону, под Сергачскими Колодами протекает небольшая речка СЕРГАЧКА, рис.375, рис.376. То есть - "Сергиева река". Ручей, вытекающий из источника в Колодах, течет вниз по крутому склону и примерно через 300 метров впадает в Сергачку. Через несколько километров и сама Сергачка впадает в Пьяну. Всё это идеально соответствует Житию Сергия Радонежского.

Однако для нынешних историков источник, о котором рассказывается в житии Сергия Радонежского, является настоящей головоломкой. Дело в том, что они ошибочно полагают, будто бы лесная обитель святого Сергия, о которой говорит его Житие, была на месте нынешней Троице-Сергиевой Лавры. Но возле Лавры НЕТ ИСТОЧНИКА, отвечающего описанию Жития.

В Троице-Сергиевой Лавре есть Успенский колодец. Но во-первых, он не называется Сергиевым, а во-вторых расположен в самом монастыре, а не рядом с ним, как пишет Житие. Кроме того, это - колодец, а не родник, он не дает начала ручью. Поэтому под сергиевым источником обычно понимают Пятницкий колодец, находящийся на берегу реки Кочуры, рядом с монастырем, у церкви Параскевы Пятницы. Но и он очень плохо подходит под описание Жития. Опять-таки, это колодец, а не источник. И расположен он прямо на берегу реки, что противоречит словам Жития.

По этому поводу академик Е.Е.Голубинский в своей книге "Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра", рис.377, дает обширный, довольно растерянный комментарий. Он пишет: "О чудесном изведении преподобным Сергием источника Епифаний рассказывает с противоречием самому себе. Он представляет в рассказе дело так, что Сергий поставил монастырь на безводном месте, что братия, принужденная носить воду издалека, роптала на него... и что это и заставило Сергия обратиться с молитвою к Богу о чудодейственном даровании воды. Но выше в житии он сам же совершенно ясно говорит, что Сергий избрал место для монастыря, имущее воду (лист 58), что, живя в пустыни один, он брал себе воду из источника, находившегося близ его кельи (лист 73 об.), и что, когда собралась к нему братия, он носил воду из этого источника (лист 92 об.)...

Он находился под горой, как дает это знать Епифаний, говоря, что преподобный Сергий на гору возносил воду (лист 92 об.)... ГДЕ ИСКАТЬ ИСТОЧНИК, ЧУДЕСНО ИЗВЕДЕННЫЙ ПРЕПОДОБНЫМ СЕРГИЕМ, - ЭТО СОСТАВЛЯЕТ ВОПРОС. ВИДЕТЬ ЕГО В ТАК НАЗЫВАЕМОМ ПЯТНИЦКОМ КОЛОДЕЗЕ... как принимается... по крайней мере, с первой половины ХVII века (Палицын в Сказании об осаде, гл.29 и 54, изд. 1784 г., с.102 и 176 fin., и опись монастыря 1641 г., лист 613: "Посторонь Пятницкого монастыря колодязь чюдотворца Сергия, выкладен белым каменем, над ним шатер покрыт тесом, на шатре крест"), ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ВЕСЬМА МАЛОВЕРОЯТНЫМ...

О колодезе этом нужно думать, что он выкопан или для Подольного монастыря, теперешней Пятницкой церкви, или для находившейся подле монастыря богадельни... ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ ИЗВЕЛ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ИСТОЧНИК ИЛИ КЛЮЧ, а мы говорим об искусственном колодезе... Читаемое в одном или в нескольких списках Пахомиева сокращения жития... будто преподобный Сергий не извел источник, а создал чудесно речку Кончуру, должно быть принимаемо за смело-неудачный домысл или самого Пахомия, или - что гораздо вероятнее - кого-либо из позднейших... Интересующиеся вздорным вопросом об этой мнимо созданной преподобным Сергием речке могут смотреть еще мой ответ... в 10-й книжке "Богословского Вестника" за 1893 год... В летописном сокращении жития говорится, что монахи должны были приносить воду издалека в продолжение семи лет (Полное собрание русских летописей, т.VI, с.121). Но... было простое естественное средство помочь беде - это выкопать колодезь (как после и выкопаны были в монастыре два колодезя)" [174:3a], примечание 55.

А вот, что пишут по этому поводу сегодня: <<Часовня "Пятницкий колодец" - САМАЯ ЗАГАДОЧНАЯ из достопримечательностей Сергиева Посада. Находясь вне стен Троицкого монастыря, ОНА НЕ ЧАСТО ПОПАДАЛА В МОНАСТЫРСКИЕ ОПИСИ. Возможно, поэтому дата ее постройки неизвестна... ТОТ ЛИ ЭТО ИСТОЧНИК, появившийся по молитве преподобного Сергия, ДО СИХ ПОР НЕИЗВЕСТНО... часовня над источником появилась в начале 17 века вместе с появлением женского монастыря на Подоле. Новый облик часовня "Пятницкий Колодец" обрела в конце 17 века>> [952:0].

Таким образом, источник Сергия Радонежского, по сути, ПОТЕРЯН. Его не могут уверенно указать возле Троице-Сергиевой лавры.

Однако, если описываемая в Житии лесная обитель святого Сергия была в Сергаче, возле того места, где сегодня стоит Владимирский городской собор, то всё сразу становится на свои места. Собор стоит на высоком склоне, а внизу под ним протекает небольшая речка Сергачка, рис.378. От реки до собора недалеко, но, чтобы подняться от нее к собору, надо пройти метров 300-400 вверх по крутому склону. Таскать воду вверх тяжело и это могло вызывать недовольство братии. Источник же "Колоды" находится гораздо выше по склону, и путь от него намного ближе.

Таким образом, Е.Е.Голубинский совершенно напрасно обвиняет Епифания, автора "Жития", в противоречии самому себе. Никаких внутренних противоречий у Епифания нет. Просто его описание НЕ ОТНОСИТСЯ К ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВОЙ ЛАВРЕ. При попытке же согласовать их с местоположением лавры возникают кажущиеся противоречия.

Подчеркнем, что сказанное нами отнюдь не означает, что Троице-Сергиева Лавра находится "не на том месте" или не была основана Сергием Радонежским. Мы этого не утверждаем. Речь о том, что Сергий Радонежский прибыл на место Пьянского побоища с целью изготовления достаточного количества селитры и прожил там в глухом лесу с медведем, на месте нынешнего Сергача, несколько лет. Потом он уехал оттуда. Троице-Сергиеву лавру он мог основать как до, так и после этой поездки. Скорее всего - после, поскольку место для Троице-Сергиевой лавры было, вероятно, выбрано из соображений близости к грядущему Куликовскому сражению. Напомним, что, согласно нашей реконструкции, Куликовская битва была на месте нынешней Москвы, на московских Кулишках, см. наши книги "Новая хронология Руси" и "Где ты поле Куликово?". Троице-Сергиева лавра находится сравнительно недалеко от Москвы.

Однако в Житии Сергия Радонежского дело представлено так, будто бы он всё время находился на одном и том же месте - в Троице-Сергиевой лавре. И все подробности его пребывания на Пьяне отнесены к Троице-Сергиевой лавре. Что и приводит к ряду несоответствий, о которых мы говорили выше.

Впрочем, Житие всё-таки упоминает об одном случае, когда святой Сергий неожиданно, никому ничего не говоря, ушел из Троице-Сергиевой лавры и провел некоторое время в другом месте, основав там новый монастырь: "Никем незамеченный, он вышел из обители и удалился по дороге, ведущей на Кинелу" [278:1], с.137. Этот "странный" поступок Сергия Радонежского поражает современных богословов, они всячески пытаются дать ему какие-то объяснения. Пишут, например, так: "Благоговейный читатель жития Сергиева невольно останавливается мыслию над этим поступком угодника Божия. Приводим здесь разсуждение по сему случаю (далее следует полторы страницы туманных рассуждений - Авт.)" [278:1], с.137-139.

На самом деле, как мы теперь понимаем, Сергий Радонежский, занимаясь опытами с селитрой, много путешествовал. Однако, поскольку его исследования составляли важнейшую военную тайну, в Житии о них ничего нет. Разве, что глухие отголоски.

Замечание. Предупреждая возмущение некоторых читателей, которые, будучи воспитаны на современных учебниках, искренне полагают, будто бы древние христианские монастыри являлись местом, где люди исключительно занимали себя молитвой и постом - и по большому счету больше ничего не делали - мы должны сказать следующее. Согласно нашим исследованиям, Христос в XII веке заложил основы не только богословия, но и науки. В частности, им, или под его руководством, были написаны знаменитые "Начала" Евклида, давшие науке образец первой аксиоматической теории и, по сути, заложившие основы современной математики, см. нашу книгу "Царь Славян".

Поэтому ранние христианские монастыри были отнюдь не только местом молитвы, но и местом, где развивалась передовая наука того времени. Однако лет через 300-400 после Христа, власть в христианской церкви перешла к людям исключительно гуманитарной направленности. Они совершенно не разбирались и не хотели разбираться в естественно-научных вопросах. В итоге, естественные науки ушли из монастырей и со временем заняли совсем другую нишу. Однако во времена Сергия Радонежского, то есть, согласно Новой Хронологии, примерно через 200 лет после Христа, наука еще всецело пребывала в монастырях. И нет ничего удивительного в том, что Сергий Радонежский, будучи иноком, занимался естественно-научными опытами. Причем, скорее всего, это было ясно отражено в его первоначальном Житии, раз даже сейчас в нем остались кое-какие следы. Однако надо понимать, что все жития святых в их нынешнем виде многократно переписаны и приведены в соответствие с "гуманитарной" точкой зрения.

------------------------

Послесловие. Первоначальным толчком к написанию данного раздела послужили соображения нашего читателя Андрея Степаненко, высказанные им в статье "О селитре в деталях", размещенной на Свободной площадке нашего сайта chronologia.org, тема номер 76914 от 11.04.2010. Приведем выдержки из этой статьи:

<<О СЕЛИТРЕ В ДЕТАЛЯХ. В истории пороха селитра - ключевая и наиболее проблемная часть. Практически все опубликованные, в том числе и в БСЭ, средневековые рецепты изготовления буртовой селитры содержат в себе ДВЕ РАЗНЫХ по уровню технологии получения ДВУХ РАЗНЫХ ВИДОВ селитр: - относительно простую и недорогую технологию получения кальциевой селитры; - более продвинутую и дорогостоящую технологию получения калийной селитры. Ниже - три этапа производства кальциевой селитры.

ПЕРВЫЙ ЭТАП. Кальциевую селитру получали, воспроизводя процесс, происходящий в почвах под воздействием микроорганизмов: кровь, навоз, фекалии и останки животных смешивали с землей кладбищ и болот. Смесь засыпали в ямы или закладывали в компостные кучи (бурты), подкладывали "затравку" из старых буртов и поливали навозной жижей. В результате гниения образовывался аммиак - первый шаг на пути к селитре.

ВТОРОЙ ЭТАП. Аммиак в процессе нитрификации бактериями превращался вначале в азотистую, а затем в азотную кислоту. Процесс описал С.Н.Виноградский, первым показавший (1890), что нитрификаторы делятся на бактерий двух типов:

- осуществляющих первую фазу этого процесса, а именно окисление аммония до азотистой кислоты (NH4+ ---> N02-). Бактерии первой фазы нитрификации представлены четырьмя родами: Nitrosomonas, Nitrosocystis, Nitrosolobus и Nitrosospira;

- и бактерий второй фазы нитрификации, переводящих азотистую кислоту в азотную (N02- ---> -N03-). Среди бактерий второй фазы нитрификации различают три рода: Nitrobacter, Nitrospina и Nitrococcus. Все эти бактерии аэробны, и чтобы облегчить доступ воздуха в кучи, их старались делать, по возможности, рыхлыми, добавляли хворост, солому и периодически перекладывали, перемещая нижние слои кверху, а верхние книзу.

ТРЕТИЙ ЭТАП. В селитряницу добавляли известь и отходы строительства, содержащие известь. Азотная кислота, взаимодействуя с известняком, давала азотнокислый кальций Ca(NO3)2 и кристаллогидрат нитрата кальция Ca(NO3)2.4.H2O, то есть, кальциевую селитру. От мусора ее отделяли, выщелачивая (вымывая) горячей водой.

В Интернете представлено мнение некоторых исследователей, что именно кальциевая (а не калийная и не натриевая) селитра - гигроскопичная и маломощная - стала первой известной в Европе, а потому и применялась в первом европейском порохе, как минимум, до XV века. Это весьма взвешенное мнение, в частности, по следующим причинам: - только кальциевая селитра могла выступать на стенах известковых пещер Апулии (поскольку никто стен этих пещер поташом не мазал); - только кальциевая селитра могла способствовать консервации мумий (8 тысяч тел) в катакомбах капуцинов в Палермо на Сицилии (на этом острове известковые пещеры - норма). Мертвые тела дополнительно погружали в известковый раствор, и продукты разложения обязаны были образовать самый распространенный в мире консервант - селитру, причем, строго кальциевую; - соответственно (в отсутствии поташа) кальциевая и только кальциевая селитра должна была образоваться из мышиного помета в знаменитой пещере на Цейлоне - крупнейшем месторождении селитры в Ост-Индии.

Только эту естественно-природную технологию и могли скопировать первые мастера: продукты гниения + известь = кальциевая селитра, гигроскопичная и маломощная, но вполне пригодная к пороховому делу. Чтобы получить более качественную калийную селитру, технологию следует существенно усложнить и добавить еще два этапа...

Месторождение кальциевой селитры в Испании, единственное в католической Европе, найдено лишь в XVIII веке. Месторождение это поверхностное, и не заметить его можно лишь в одном случае: химии, позволяющей опознать важнейший элемент пороха, в Испании еще нет>>.

 

 

6. ГДЕ БЫЛИ ИЗОБРЕТЕНЫ МУШКЕТЫ И ПОЧЕМУ ОНИ ТАК НАЗЫВАЛИСЬ.

При написании данного раздела мы воспользовались замечанием нашего читателя Гусева Андрея Николаевича. Приносим ему благодарность, в частности, за ссылку на книгу Г.Успенского [860:2]. О происхождении мушкетов см. также нашу книгу "Библейская Русь", гл.4:9.

Сегодня считается, что мушкеты были изобретены в Испании в XVI веке. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона начала XX века сообщает: "Мушкет - ручное огнестрельное оружие XVI в., появившееся первоначально в Испании в 1521 г. ... В конце XVII века мушкеты были заменены пехотными ружьями сначала во Франции, а затем и в других государствах" [988:00], статья "Мушкет".

Примерно то же, но менее уверенно, говорит и современная Википедия: "Мушкет (от французского Mousquet, более вероятно - от немецкого Muskete)... Изначально под мушкетом понимали самую тяжелую разновидность ручного оружия... По одной из версий, мушкет в таком виде появился в Испании около 1521 года... Мушкет XVI-XVII веков был очень тяжел (7-9 кг)... стрельбу из него вели обычно с упора - сошки или бердыша... в Азии также существовали аналоги мушкета, такие, как среднеазиатский мултук" (статья "Мушкет" в русской Википедии).

Однако еще в XVIII веке изобретение мушкетов западные авторы приписывали Московитам, то есть, РУССКИМ. Причем, некоторые полагали, что само слово "мушкет" означает "московитский". Другими словами, "мушкет" - "московское оружие" [1240:1b], [1103:1]. См. подробности ниже.

И лишь во второй половине XIX века в Западной Европе почему-то забыли, что мушкет изобретен в России. И начали хором повторять, что мушкеты, дескать, были изобретены в Испании. А название "мушкет" стали довольно-таки смехотворно производить от латинского слова "musca" (муха). Это забавное обстоятельство мы уже анализировали в нашей книге "Библейская Русь", гл.4:9 - "Чем и как сражалось войско богоборцев = израильтян. Огнестрельные пушки и мушкеты". Напомним вкратце этот сюжет, а затем дополним его новыми интересными фактами.

Этимологический словарь Фасмера говорит: <<Мушкет... от французского mousquet "фитильное ружье"... из средне-латинского musca, "муха"; название метательного снаряда", "СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ ЯСТРЕБ-ПЕРЕПЕЛЯТНИК С ОПЕРЕНИЕМ, СЛОВНО ИСПЕЩРЕННЫМ МУХАМИ">> [866], т.3, с.20.

Советская Энциклопедия вторит: <<Мушкет (испанское mosquete, через поздне-латинское muscheta - род метательной стрелы, от латинского musca - муха) - ручное огнестрельное оружие с фитильным замком. Впервые появилось в Испании в начале 16 века>> [85], т.28, с.606.

Итак, сегодня нам предлагают следующее "объяснение". Дескать, хотя у мушкета с мухой ничего общего нет, но это только на первый взгляд. Ведь птицу ястреба вполне можно сравнить с мушкетом. Стремительно летает, как пуля! А оперение-то у ястреба - пятнистое! Значит, как бы засиженное мухами. Следовательно - глубокомысленно заключают историки - средневековые испанцы, придумав мушкет, назвали его "мушкетом" от латинского musca, "муха", потому, что пуля из мушкета летела, по их мнению, подобно ястребу, а расцветка ястреба казалась им "засиженной мухами".

Но вряд ли такое "объяснение" можно назвать убедительным. Тем более, что придумано оно очень поздно, в XIX веке.

Обратимся к источникам XVII-XVIII веков.

Вот что пишет, например, французская энциклопедия 1777 года [1103:1] в статье "Артиллерия" (ARILLERIE). См. рис.379, рис.380, рис.381.

"Les Moscovites ont invente le mousquet: les Arabes la carabine; les Italiens de Pistoie en Toscane le Pistolet, & depuis 1630, sous Louis XIII, les Francois ont invente le fusil, qui est le dernier efort de l'artillerie" [1103:1], с.129. См. рис.382.

Вот русский перевод: "МОСКОВИТЫ ИЗОБРЕЛИ МУШКЕТ, Арабы - карабин, Итальянцы - пистолю, Тосканцы - пистолет, а после 1630 года, в правление Людовика XIII французы изобрели ружье, которое является последним достижением артиллерии". См. рис.382.

Мы нашли это место из французской энциклопедии 1777 года благодаря ссылке на него в книге Гавриила Успенского "Опыт повествования о древностях руских" (Харьков, 1818 год). Заметим, кстати, что слово "руских" Гавриил Успенский пишет еще по-старому, через одно "с". О чем сегодня прочно забыто - как и о многих других вещах, о которых в XVIII веке еще помнили, а сегодня они кажутся совершенно невероятными. Итак, Успенский писал: "МУШКЕТЫ, КОТОРЫХ ИЗОБРЕТЕНИЕ ИНОСТРАНЦЫ ПРИПИСЫВАЮТ РОССИЯНАМ" [860:2], c.369. См. рис.383, рис.384, рис.385, рис.386.

Получается, что в конце XVIII - начале XIX века еще помнили о русском происхождении мушкетов. А если обратиться к еще более ранним источникам - конца XVII века - всплывают новые интересные подробности.

Вот, например, что написано об изобретении мушкетов в "Словаре Искусств и Наук" [1240:1b], изданном французской Академией Наук в 1696 году, рис.387. В четвертом томе этого словаря есть статья "Мушкет", рис.388, которая заканчивается следующими словами:

<<Дю Канж производит это слово (мушкет - Авт.) от "Мускетта", древней машины, стреляющей боевыми стрелами. Господин Менаж утверждает, что оно происходит от "Москетто", жестокого человека, называемого "Есмуше", а Коваррувий - "МОСКОВЕТТЕ", УТВЕРЖДАЯ, ЧТО ОН (мушкет) БЫЛ В ПРЕЖНИЕ ВРЕМЕНА ИЗОБРЕТЕН МОСКОВИТАМИ>> [1240:1b], с. 50. Перевод М.М.Орловой. См. рис.389.

Это место из старинной энциклопедии интересно тем, что доносит до нас мнение известнейшего деятеля XVI века, юриста, историка, автора "Канона испанских монархов", архиепископа Диего де Коваррувия (1512-1577), рис.390.

Коваррувий, оказывается ПРЯМО утверждал, что МУШКЕТ ЕЩЕ В "ПРЕЖНИЕ ВРЕМЕНА" - ТО ЕСТЬ, ЕЩЕ ДО XVI ВЕКА, КОГДА ЖИЛ КОВВАРУВИЙ - БЫЛ ИЗОБРЕТЕН МОСКОВИТАМИ, ПОЧЕМУ И ПОЛУЧИЛ СВОЕ НАЗВАНИЕ "МОСКОВЕТТЕ" (МОСКОВИТСКИЙ), ПЕРЕШЕДШЕЕ ВПОСЛЕДСТВИИ В "МУШКЕТ".

Приведем краткие сведения о Диего де Коваррувии.

Диего де Коваррубиас Лейва или Коваррувиас (25 июля 1512 - 27 сентября 1577) - испанский юрист и римско-католический прелат, архиепископ Куэнки (Cuenca) (1577), архиепископ Сеговии (1564-1577), архиепископ Сьюдад-Родриго (1560-1564), архиепископ Сан-Доминго (1556-1570). Родился в Толедо. Получил образование в Университете Саламанки. В возрасте 21 года назначен профессором права Университета Саламанки. Умер в Мадриде. Похоронен в мраморном саркофаге в Кафедральном соборе Сеговии, рис.391. Его собрания сочинений издавались несколько раз, лучшее издание - в 5 томах в Антверпене в 1762 году. Среди его рукописей были найдены записки о Тридентском Соборе, а также исторический трактат "Catalogo de los reyes de Espana y de otras cosas" ("Канон монархов Испании и прочее"). См. Википедию, en.wikipedia.org/wiki/Diego_de_Covarubias_y_Leyva, а также сайт, посвященный иерархии Католической церкви catholic-hierarchy.org.

Было бы полезно изучить историческое сочинение Коваррувия "Канон монархов Испании и прочее", найденное среди его рукописей. Возможно, там более подробно написано и об изобретении мушкетов.

В заключение обратим внимание на следующее обстоятельство. Известно, что на Западе стреляли из мушкетов с сошек, рис.392. В бою эти сошки приходилось таскать с собой, что было лишней обузой для воина. Русские же стрельцы использовали вместо сошек БЕРДЫШИ, которые представляли собой самостоятельное и достаточно грозное рубяще-колющее оружие. См. рис.393, рис.394. Получается, что боевое применение мушкетов на Руси было более отлаженным и продуманным, чем на Западе. Что вполне естественно, если мушкет изобретен в России, но было бы странно, если бы он был заимствован с Запада.

На рис.395 приведен старинный рисунок из книги Бабур-наме, изображающий мушкеты-матлуки в Индии в конце XVI века. По-видимому, изобретенный на Руси мушкет быстро распространялся во все стороны - как на Запад, так и на Восток.

Главная страница
Оглавление