И. И. Куринной
ИГРЫ, УГОДНЫЕ БОГАМ

философский труд, 2010

ЧАСТЬ II
Игры продолжаются…

Шествуй на Олимп гордо,

К солнечной стремись награде,

Ради красоты спорта,

Родины своей ради…

 

…Судьи будут к нам строги,
Но, в конце концов, поверьте,
Скажут нам, что мы – боги,
Скажут: "Молодцы, черти!"

Н. Добронравов

 

Шли века. Старые боги, а сними и дела их, стали мифом. Без богов мифом стали и игры. Без богов нет игр. Просто если нет богов, то некому играть. Не думает же всерьёз кто-то, что играют в шахматы пешки. Нет-нет. Пешки двигаются на площадках, они в центре событий, они на виду, за них идёт борьба. Но играют по-настоящему те, кто эти пешки двигает. Некогда священные игры потеряли своё первоначальное предназначение, канули в лету, обросли легендами и покрылись толстым слоем сказочных наслоений.То, что имело для древних важнейший астрономический, хронологический и религиозный смысл, стало под пером деятелей нового времени просто одной из красивых сказок с обнажёнными героями, сказочными существами, с циклопами, медузами, кентаврами и прочей нечистью. Скудные отголоски некогда великих празднеств, раскиданные по миру, всё равно рано или поздно исчезли бы с лица Земли вместе с последними местечковыми энтузиастами. Так бы всё тихо и закончилось. Слово Олимпиа было бы сегодня известно обывателю не более, чем, слово Эннеакрунос  или, скажем, Эрехтейон и упоминалось бы исключительно в специальной литературе. Но… Но ничто не вечно под солнцем. Даже забвение. Однажды появился человек, вопреки всему решивший воскресить деяния старых богов. Это был совсем юный энтузиаст из Франции – барон Пьер де Кубертен. Он восхитился старым, давно разрушенным миром, его богами, его героями, его идеями и стал активно создавать новую религию, религию гармонии, религию главным событием которой должны были стать честные игры, точно такие же как те, о которых ему столь упоительно рассказывал Вильям Брукс. Юноша решил восстановить олимпиады во всём их прошлом величии. Все бывшие до него игры он назвал псевдо-олимпийскими и активно приступил к делу. Кубертен был восторженным мечтателем и талантливым энергичным организатором. Отдадим должное барону. Он проделал титаническую работу по агитации за возобновление игр и сбору средств на первые из них. Но вскоре Кубертен понял, что больших игр без больших игроков не получится. Для того, что бы жили игры, им нужны боги-покровители. Так как юноша был всецело обуян сказочной идеей, то первое, с чего он начал, это воплощение наяву того идеалистического мира общечеловеческих ценностей, при которых, как ему казалось, игры возникли. Именно на реализацию этой благороднейшей идеи он и планировал осуществить сбор необходимых денег.

Месье Кубертен трудился очень продуктивно. Был организован международный олимпийский комитет, закипела работа по пропаганде интернационализации спорта, созданию законов нового мира, олимпийской хартии.  В создаваемой им религии было всё, что положено – идеалы, боги, ритуалы, символы. Он написал оду спорту, которая, по сути, стала сводом духовных ценностей нового всемирного движения. «О, спорт! Ты мир! О, спорт! Ты красота!». Что может быть возвышенней этих лозунгов. Казалось, что прогрессивное человечество должно с восторгом встретить новое детище. Однако, на дворе было последнее десятилетие XIX-ого века. Мир входил в новую эпоху. Эпоху невиданного ранее цинизма, век двух мировых войн, войн каких ещё не знало человечество прежде, век заката старых и восхода новых великих империй. Архаичные ценности, возрождаемые Кубертеном, не прижились с самого начала. Они просто были смешны. Немецкий кайзер, послушав речь о возрождении игр и быстро смекнув, сколько это будет стоить, рассмеялся так, как будто ему рассказали анекдот, и после этого произнёс: «Этот человек так красиво говорил, что мне захотелось самому пойти со шляпой по городу, собирать деньги на его затею». Греческое правительство наотрез отказалось принимать участие в организации этой «дикой придумки». Все первые игры, которые, тем не менее, Кубертену и его единомышленникам удалось провести в рамках различных международных выставок и фестивалей, на энтузиазме отдельных личностей, финансировались главным образом за счёт благотворительности. Такая система организации, если это можно назвать системой, естественно не могла существовать долго36. В конце двадцатых - начале тридцатых  годов идеалистический олимпизм пришёл к своему первому кризису, а, по сути, умер в младенчестве.  Автор идеи пребывал в глубокой депрессии. Рушилось дело, которому он посвятил жизнь. Старые боги не хранили игры, а новым они в том виде, в каком их задумал Кубертен, были не угодны. «Главное не победа, а участие!». Ну, кого, скажите, в век научного прогресса и самой жестокой борьбы за ресурсы прельстит такой лозунг? Кто будет за это платить? «Победа и только победа. Победа любой ценой!». Слабые должны уйти в забвение, уступив место на Олимпе только одному - сильнейшему. И никак иначе. Вот что было актуально на мировой арене тогда и что не потеряло своей актуальности до сих пор. Вот единственное условие, выполнение которого требовали новые боги. Это не сочеталось с исходными идеалами и Игры, как уже говорилось, начали умирать. Это был уже (или ещё) не их век. Единственным шансом выжить было появление бога, который взял бы игры под свое покровительство и снова сделал священными. И такой бог…вдруг нашёлся.  

 Возрождению и, по сути, тем видом, который олимпийские игры сохраняют до сих пор, мы обязаны немцам. Это неприятное обстоятельство сегодня не принято афишировать, так как немцы проиграли вторую мировую войну и всё, что составляло их идеологию в первой половине ХХ-ого века, получило штамп порочности. Даже научный термин «арийская цивилизация», так широко употреблявшийся во всём мире (в том числе и в России) в начале двадцатого века, был практически выведен из обращения лишь из-за того, что  использовался в немецкой нацистской идеологии. Евгеника – наука об улучшении человеческой породы, также широко распространённая когда-то во всём мире, прочно заняла своё место в ряду «фашиствующих» и «человеконенавистнических» доктрин, а учёный, слишком часто произносящий слово евгеника, может надолго обзавестись штампом расиста. Нарисуйте сегодня на двери своего дома свастику и можете попасть в разряд экстремистов-неофашистов, столкнувшись с необходимостью объяснять то, что вы, согласно древней традиции, просто хотите пожелать всем добра. Всё, к чему прикоснулись немцы, явно или подспудно объявлено нечистым, тронутым проказой. Расцвет олимпизма и его появление в нашей жизни из той же серии. Кризис этого движения и второе рождение олимпиад начала тридцатых годов вспоминать надо с осторожностью, специально оговорившись предварительно, что  нас интересует только фактология событий и мы не хотим возрождения нацизма, а каждый год 9-ого мая поём песни, восхваляющие нашу Великую Победу. 

Так вот. Версия о том, что Кубертен придумал гениальный механизм проведения игр, который набирал-набирал-набирал обороты год за годом, десятилетие за десятилетием и, в конце концов, вылился в то, что мы сегодня с интересом наблюдаем, не совсем верна. Олимпийское движение современности, как случайный атавизм, могло уйти в прошлое вместе с его создателем ещё 80 лет назад. Игры первых десяти олимпиад не имели системы автономного финансирования. Практически все деньги в оргкомитет поступали от благотворителей. Благотворители могли дать, а могли и не дать. Никакой выгоды им, кроме некого абстрактного морального удовлетворения, от игр не было. Попытки создать источники собственного финансирования за счёт выпуска марок и почтовых открыток были смехотворны. Спортсмены были «абсолютными любителями». Они могли попасть на олимпиаду совершенно случайно, в прямом смысле слова попросту проходя мимо и решив заявиться для участия. Специальная экипировка отсутствовала. Выступали в повседневной или в исподней одежде. Доходило до курьёзов. Были случаи, когда результат атлета аннулировался лишь на том основании, что… он был уличён в занятиях спортом, т.е. профессиональной подготовке к соревнованиям.  Естественно, такое зрелище могло заинтересовать только зевак и только как забава. Победители игр были самыми обыкновенными людьми из народа, ничем не отличались от других и никак не тянули на любимцев богов.

Клоунада закончилась, когда под своё крыло олимпийское движение, с подачи министра пропаганды Германии 30-х годов ХХ-ого века доктора Геббельса, взял известный исторический персонаж Адольф Гитлер. Элита Германии того времени питала особую слабость к древним культам. Нацисты с удовольствием и даже с неким фанатичным упоением использовали древнюю религиозную символику Ариев – свастику, имперских орлов. Они любили и античность. Монументальные колоннады, триумфальные арки, выставленные на показ сюжеты из жизни  древне-римских граждан... Именно германское правительство получило когда-то от Греции и продолжало использовать монополию на раскопки в Олимпии, где, как они считали, проводились старые игры и где были зарыты корни их цивилизации. Даже государство своё они назвали новым рейхом (новой империей), подчёркивая связь с предыдущими мировыми империями.

И вот, в непростой для олимпийского движения, возглавляемого идеалистом Кубертеном, момент, когда всё стояло на грани тихого забвения, мысль проведения олимпийских игр приглянулась гениальному идеологу доктору Геббельсу. Он убедил Гитлера не просто в полезности такого мощного международного явления, но и в необходимости монополизации самой идеи, постановкой её на собственную службу, взятие под особое покровительство.  Кубертен воспрял духом. Германия подхватила падающее знамя мирового спорта. Правда и спорт с того момента бесповоротно стал другим. Он стал интересен миллионам, но интересен только при одном условии. Каждый раз атлеты должны были быть быстрее, выше, сильнее. И ни в коем случае не наоборот. Гитлер посулил (и, кстати, не обманул мир в этом отношении) провести самую лучшую олимпиаду из всех, проводимых до тех пор. Такого размаха, финансирования, помпы и ажиотажа мировой спорт ещё не видел никогда. Смешные чудаки в панталонах и повседневных башмаках, которых агитаторы зазывали на улицах прийти и поучаствовать в олимпийских играх, безвозвратно ушли в прошлое. Отныне места на олимпе были прочно заняты профессиональными атлетами с точёными фигурами, посвятившими победе всю свою жизнь. Надо ли особо отмечать, что немецкие спортсмены феерически выступили на тех играх, собрав просто небывалый до того урожай наград. Они завоевали медалей больше, чем все остальные страны вместе взятые, доказав абсолютное превосходство своей системы подготовки и своей идеологии37. Весь мир понял, что отныне участие далеко не главное. Отныне главное это победа. Режиссер Лени Рифеншталь выпустила невиданный ранее по качеству четырёхчасовой полнометражный документальный фильм об Олимпийских Играх, связав героев прошлого с героями настоящего. Надо сказать, что до того времени ритуалы олимпийского протокола ещё не были устоявшимися и строго регламентированными. Они были сыроваты и на религиозные культы не тянули.  Поэтому на их усовершенствование и разработку были брошены лучшие силы немецкой пропагандистской машины. В частности, «гениальный друг» Кубертена министр спорта Германии Карл Дим придумал зажигать олимпийский огонь.  Этот ритуал до сих пор не просто соблюдается, но и стал своеобразной визитной карточкой олимпийского движения. Некоторые даже стали думать, что олимпийский огонь придумали не немецкие нацисты, а древние греки в очень далёком прошлом. Мне приходилось встречать таких по детски наивных юных спортсменов и даже их уже не очень юных тренеров. Нет, друзья. Олимпийский огонь, пылающий над нашими стадионами во время игр, придумали нацисты. Несколько тысяч потомков арийцев на своих руках в 1936 году эстафетой пронесли этот огонь из раскопанной ими Олимпии в Берлин в знак того, что это их огонь, символ их игр, продолжение деяний их предков. Конечно, учить этому детей сегодня считается делом не педагогичным. Зачем им знать, что игры когда-то были другими. Для детей написали красивую сказку о том, что огонь это придумка очень старая, символ дружбы народов, чистоты помыслов и т.п. Огонь, мол, был всегда. Одной сказкой больше, одной меньше. Кто там будет копаться. Олимпийские игры не должны содержать порочных страниц. Они символ чистоты и миролюбия. Имя Гитлера вытерли со страниц олимпийской истории, приписав его деяния естественному ходу вещей. А лучшую по организации олимпиаду, с которой, собственно, всё и началось, назвали циничной попыткой проведения пропагандистского приёма нацистами, крахом их задумки, олимпиадой Джесси Оуэнса. Правда, остались забавные неувязки, но о них поговорим отдельно. А религия…Что религия?  Религия быстро становится верой.   Это известный факт лишь ещё раз, получивший своё подтверждение. 

Кстати. Гитлер имел в виду, что вообще все олимпийские игры в будущем будут проводиться в Германии. Германия на правах новой  империи прочно брала игры в свои руки и на своё полное обеспечение. Для этой цели архитектор Шпеер должен был построить стадион в Нюрнберге на 400 тысяч мест (сверхгигантское даже по современным меркам сооружение), новую Олимпию. Старую Олимпию Гитлер тоже не забывал. Он приказал возобновить несколько «забуксовавшие» раскопки, начатые в конце XIX-ого века профессором Курциусом. Кубертен был в восторге. Правда, пришлось поступиться некоторыми принципами, но другого пути просто не было. На то они и боги, что бы диктовать правила.

С тех пор победы на играх перестали быть победами отдельных счастливчиков. Победы на играх стали рассматриваться как военные победы, доказательство силы государств, их генетической мощи, а чемпионы уже представляли на пьедесталах не себя, а свои государства, являясь национальной гордостью и объектами пропаганды.  Механизм профессионализации спорта был запущен уже безвозвратно.

Кто-то скажет: «позвольте, нацистов уже давно нет, а игры продолжаются». Так вот, в этом - то и есть суть их заслуги. Мы подошли к главному. Немцы не просто провели олимпиаду 1936-ого года, которой могло, в принципе. уже и не быть. Они вывели на арену новое божество, божество правящее бал в играх до сего дня. Это телевидение - покровитель, который хранит игры все эти десятилетия. Телевидение обеспечило бесперебойный и всё более увеличивающийся денежный поток в игры. А пока игры будут обеспечены деньгами, они, будьте уверены, не прекратятся. Телевидение это тот игрок, который расставляет пешки и определяет правила состязаний. Телевидение определяет цвет и размер шариков для игр, яркость формы участников, длину и динамику поединков. Телевидение возносит до небес героев и предаёт забвению неугодных. Телевидение это  тот, кто говорит, кому остаться на Олимпе, а кому уйти навсегда.

А началось всё в Германии. Олимпийские Игры 1936-ого года впервые за всю историю человечества транслировались в прямом эфире телевидения! Это был совершенно осознанный шаг. Новая религия должна была овладеть как можно большим числом умов. Войти в жизнь миллионов людей. Так и случилось. Новый бог быстро и прочно устроился на свободном Олимпе. Даже нацисты ушли, а телевидение осталось. Это в миг изменило всё. Телевидение, придя в спорт, моментально изгнало всех остальных богов и отсеяло разную гуманистическую и идеалистическую шелуху. Светлые мысли Кубертена в одночасье превратились в жалкие пережитки прошлого, так и не успев овладеть умами миллионов. Восторженных одухотворённых благотворителей сменили расчётливые, знающие точно, за что они платят и сколько они получат с каждого вложенного доллара, спонсоры. Наступала новая эра. Эра массовых жертвоприношений. Каждая жертва получила свой ценник. Следующие же, за берлинскими, игры были уже коммерчески-телевизионными. В Лондоне  в 1948 году произошла первая продажа прав на показ. Права достались английской компании «БиБиСи». Цена, по нынешним меркам была смешная – 3000 долларов США. Но это было только начало.  Собственно говоря, тогда зрелище столько и стоило. Кумиры прошлых олимпиад – немцы и их союзники, по понятным причинам, уже не участвовали, а кумиры будущего - советские спортсмены ещё не присоединились к олимпийскому движению. Конкуренция была слабая. Ажиотаж и интрига только начинали разгораться. Тем не менее, телевидение уже приоткрыло дверь для поступления денег гигантских транснациональных компаний в мир спорта. И с ростом конкуренции, когда начал как на дрожжах расти зрительский интерес, в этот мир просто хлынули финансовые поступления.  В 1960 году МОК получил один миллион долларов за летние игры и пятьдесят тысяч за зимние, что тогда казалось вершиной благополучия.  Казалось бы, вот он тот самый механизм, который обеспечит игры и создаст условия их безбедного существования на долгие годы и десятилетия. Но, в этот момент, люди, как это уже бывало и в прошлом, возгордились и попытались восстать на богов. Вернее на верховное божество – на телевидение и ограничить их влияние. Попытка МОКа «одуматься», вернуться к исходным «кубертеновским» принципам и остановить лавинообразную профессионализацию и коммерционализацию спорта, привела тут же к новому кризису. Боги моментально отвернулись от игр, в которых они стали играть не главную роль и, следовательно, которые стали им не интересны. Олимпиады были близки к своей очередной кончине. Игры в Монреале 1976 года стали вершиной этого кризиса и вполне могли стать большой позорной точкой. Город понёс убытки, за которые расплачивается до сих пор. Фиаско постигло и зимние игры той олимпиады. В Лейк-Плэсиде на организацию игр было запланировано и выделено 179 миллионов долларов. В итоге оказалось, что игры «съели» вдвое больше, и обошлись городу в 363 миллиона. Устроители игр оказались вынуждены экономить буквально на всём. Дошло до того, что участники соревнований были размещены в … камерах местной тюрьмы. Всё имущество Международного Олимпийского Комитета, перед которым стояли задачи мирового масштаба, оценивалось в пару миллионов долларов, т.е. стоило не больше имущества какой-нибудь не бедной, но и далеко не самой зажиточной швейцарской семьи. До банкротства оставался буквально один шаг. За финансовым провалом зияла пропасть полного краха мероприятия.  Боги очень убедительно показали, от кого всё зависит и чего стоят любые красивые идеи без их покровительства. 

Однако, удача снова улыбнулась олимпийским торжествам. Неожиданный спасательный круг тонущим играм, в виде четырёхлетней передышки МОКу, кинуло Советское Правительство, взявшее на себя проведение 19-ых игр ХХII-ой олимпиады. Игры полностью финансировались Советским Союзом и ничего не стоили Международному Олимпийскому Комитету. Как и всё подобное в СССР, игры прошли с небывалым размахом и на высочайшем уровне. Единственное, что их омрачило, так это скандал, связанный с отказом от участия в соревнованиях ряда капиталистических стран, в числе которых был и основной конкурент советской команды - США. Для игр ориентированных на получение выгоды это был бы если не нокаут, то солидный нокдаун точно. Конкуренция упала почти до нуля, главная интрига не состоялась. Однако, Советский Союз был готов провести соревнования и без конкурентов. Коммерческая выгода Страну Советов не интересовала. Олимпиада была бы проведена при любых материальных убытках.  В этом смысле СССР выступил последним благотворителем игр. Западное телевидение было отодвинуто на задний план. Божество пребывало в бешенстве. В качестве мести оно пригрозило вообще похоронить старые и создать новые игры, которые не будут из-за каких-то мелочей, вроде войны в Афганистане, снижать конкуренцию и накал спортивной борьбы и уж тем более отстранять телевидение от верховного руководства действом, которое оно уже считало всецело своим. Угроза была более чем реальной 38. Всё было против идей Кубертена. Они обанкротились вконец. Что было делать МОКу дальше? Кризис дошёл до крайней степени остроты. Следующий город-хозяин игр (Лос-Анжелес) наотрез отказывался давать деньги на соревнования. Нужно было капитулировать. Альтернативы просто не существовало. Вновь избранный в Москве президент МОК г-н Хуан Антонио Самаранч39 , выбросил «белый флаг». Он покаялся за своих предшественников и снова пошёл на поклон к телевидению, без которого привлечение денег спонсоров было просто невозможно. Он согласился на все условия божества и выразил полную готовность повиноваться впредь. Были допущены к играм профессионалы, были приняты все выдвинутые условия. Некоторые виды спорта, под страхом исключения из программы, даже внесли существенные изменения в правила, рухнули многие устоявшиеся ранее традиции. Передышка, данная Москвой, хоть и обострила кризис, но тем не менее, пришлась очень кстати. Она была использована для проведения революционных реформ - полной коммерцианализации олимпиад, перехода с идеалистических на капиталистические отношения, обсуждения цен и условий будущего существования. К 1983 году все требуемые контракты были подписаны.  Телекомпания ЭйБиСи заплатила 225 миллионов долларов и игры были спасены. Но самое главное то, что это было не разовое вливание. Это было начало новой системы. Телевидение брало игры на постоянное обеспечение 40. Телевидение вдохнуло жизнь в умирающее и уже агонизирующее тело олимпизма.  На следующих играх в Сеуле, когда в олимпийское движение вернулась сборная СССР и снова появилась главная интрига, телевидение повысило ставки. Оно выделило 300 миллионов долларов чистых вливаний, плюс принесло более полумиллиарда в виде спонсорских контрактов. Таких денег в руках олимпийских чиновников не было ещё никогда.

Проведение олимпиад стало из дела абсолютно убыточного, делом весьма прибыльным. Конечно, организаторы всегда пытались и пытаются найти (и иногда находят) подспудные источники получения выгоды, но, как правило, такие источники несоизмеримо более скудные и, самое главное, гораздо менее надёжные, чем те, которые даёт божество. Например,  во время игр 1996 года в Атланте американцы экономили на всем, чтобы свести расходы к минимуму. Они отказались от строительства олимпийской деревни, поселив участников в студенческих общежитиях. Они практически не вкладывались в капитальное строительство. Почти всё, что они возвели, после игр было демонтировано и распродано и т.п. Тем не менее, даже при этом, суммарная прибыль от проведения соревнований (продажа билетов, продажа сувениров, парковки автомобилей во время соревнований и т.д. и т.п.) составила 60 миллионов долларов, в то время как продажа прав на телетрансляции дала гарантированные контрактом 898 миллионов долларов! Считайте сами.

В 2000-ом году трансляции принесли МОКу 1 миллиард 332 миллиона долларов за летние игры и  520 миллионов  за зимние игры того же цикла (1998 года). Если есть желание, можете самостоятельно построить график по этим цифрам и посмотреть на то, что из себя представляет кривая роста участия телевидения в олимпийском зрелище с 1948 по 2008 год. Как соотносятся между собою 3 тысячи долларов и 2 миллиарда долларов, так и соотносится между собою влияние телевидения в играх полувековой давности и играх сегодняшних. 

Нужно ли говорить, что после этого Олимпийский Комитет уже никогда не восставал против воли сонма новых богов, верховным из которых снова является телевидение. Кубертеновские принципы, на которых юный барон когда-то мечтал создать красивое и благородное действо, объединяющее людей Земли и утверждающее мир во всём мире, сегодня выглядят смешными и по-детски наивными. Деньги прочно заняли место главного критерия успешности каждой очередной олимпиады. Свершилось то, что нужно покровителям. Боги сменили гнев на милость, и жизнь вернулась в олимпийское движение.

В 2000-ом году телекомпания ЭнБиСи купила права на показ всех игр на две олимпиады вперёд, заплатив 4 миллиарда долларов. Стоит ли напоминать, что музыку заказывает только тот, кто платит. Как только телевидение стало платить за игры, игры бесповоротно стали такими, какими их хочет видеть хозяин эфира. Просто фантастическим пророчеством всплывают строки античного Пиндара:

 

«Не ищи в пустынном эфире состязаний,

достойнее песни, чем олимпийский бег…».

 

А безраздельному хозяину эфира – коммерческому телевидению, положа руку на сердце, всегда было наплевать на идеалистическую шелуху. Телевидение, как и любое деловое предприятие, оперирует только цифрами. Ничего личного. Просто бизнес.

Итак. Система заработала. Игры снова смогли лицезреть миллионы, сотни миллионов землян. Для транснациональных корпораций, продающих свои товары во всём мире, лучшего способа продвижения своего лимонада и электроники придумать просто невозможно. Реклама в местных средствах массовой информации, в каждой стране для каждого из этих сотен миллионов трудящихся и ленящихся по отдельности обошлась бы на порядок дороже и была бы на порядок менее убедительна. Игры же - другое дело. Игры это эмоции. Игры это красиво. Игры смотрят с удовольствием. Игры приходят регулярно и гарантировано в каждый дом, где их уже ждут с нетерпением. Их приносит в дома, в каждую семью на каждом континенте телевидение. А вместе с играми телевидение приносит в каждый дом, в каждую семью, в каждый отдельный разум и маленький девиз. «Вам понравились состязания? Прекрасно! Пейте наш лимонад и игры продолжатся!». «Мы боги. Это наши игры. Пока у нас всё хорошо, будут и игры. Будет плохо нам – игры прекратятся». Всё просто. Не надо никуда ехать. Не надо тратиться на билеты. Просто сидите дома на своём диване, и телевидение всё сделает за вас. Доставит вас в гущу событий, окунёт в центр действа, переместит с футбольных полей в бассейны, а оттуда в зал тяжёлой атлетики, покажет вблизи напряжённые вены атлета, шальные глаза упавшего в нокаут боксёра, счастливые глаза нового чемпиона. Только одно условие -  не забудьте купить лимонад.

Это работает. Это очень хорошо работает. Новый бог велик. Он почти в каждой семье планеты. В  мире сегодня насчитывается около полутора миллиардов телевизоров. У экранов этих вездесущих вещателей богов сидят, в среднем, по три часа в день 4 миллиарда телезрителей.  Миллионы жрецов обслуживают эту индустрию. Летние олимпийские игры, транслируются телевидением 220 стран и их смотрят сотни миллионов землян. Какое ещё регулярное культовое событие привлекало к себе столько приверженцев, какому божеству приносилось когда-либо столько жертв? Мог ли Зевс похвастать такой паствой?

Кроме главных получателей выгоды появились и обслуживающие бизнесы поменьше. Маховик был запущен. Заработала индустрия спортивных товаров. Никто сегодня не играет в теннис в бальных платьях и не бегает по стадиону  в повседневных трусах. Телевидению не нужны эти жалкие зрелища. Картинка должна быть яркой и красивой. Всё должно блестеть в лучах прожекторов. Атлеты должны выглядеть на все сто. Уже к  1998 году объем торгового оборота спортивных товаров во всем мире достиг 400 миллиардов Евро, что составило 3% общего объема мировой торговли!

Чем больше зрителей, тем выше цены телевидение будет выставлять за  рекламу. Спорт перестал быть информацией. Спорт бесповоротно стал товаром. Осталось только сделать так, что бы товар покупался, что бы зрительский интерес не падал. А это, в свою очередь, может произойти только  в одном случае, если действо на площадках, стадионах и в спортивных дворцах будет достойным восхищения, если на пьедесталах будут стоять герои, блестящие своей славой и недоступными для остальных смертных способностями. Кто будет смотреть на то, как из года в год прыгуны берут одну и ту же высоту? Кого заинтересуют штангисты, поднимающие десятилетиями один и тот же вес? Бегуны, бегающие с одной и той же скоростью? Это скучно. Зритель отвернётся. Только вперёд! Только быстрее, только выше и только сильнее. Любой ценой. Иначе шоу поблекнет, и прибыль от лимонада упадёт. Хотите пример? Пожалуйста. Простой, но очень характерный: классика олимпизма, одно из самых популярных в королеве спорта – лёгкой атлетике - состязание. Бег  на 100 метров. Дисциплина, предъявляющая высочайшие требования к стартовой (взрывной) скорости и анаэробной выносливости мышц. Для победы надо в максимально короткий срок набрать наивысшую скорость движения и порядка 10 секунд не снижать её, поддерживая в этом пике возможностей организма. Бег на 100 метров был в программе игр с первого дня.  Мы можем посмотреть, как менялись результаты лучших атлетов за прошедшие 115 лет.  Вот результаты в графическом виде.

 

График распределения во времени мировых рекордов в беге на 100 метров

Приведённый график очень интересен и, что важно, характерен для многих однокритериальных видов спорта (т.е. видов, где победа определяется значением одного физического параметра – временем выполнения задания, количеством сделанных повторений, поднятым весом, преодолённым расстоянием и т.п.).  Он (график) даёт много пищи для размышлений.

Во-первых, хорошо видно, что в целом улучшение результата в беге имеет плавно нарастающую зависимость. Он падает постепенно насыщаясь. График в нашем случае убывает от того, что лучшим результатом в беге является наименьшее значение параметра (времени преодоления фиксированной дистанции). Если мы будем говорить, например, о тяжёлой атлетике или прыжках в длину, то график будет возрастать, приближаясь к некому максимальному пороговому значению. Но, в целом, принципиально будет иметь такой же вид (только с точностью «до наоборот»).   Это понятно. Плавное улучшение результата с течением времени тоже объяснимо. Совершенствуются методики, оттачивается филигранная техника бега, накапливается опыт тренировок, устраняются ошибки. При этом явные, грубые и сильно влияющие на результат ошибки выявляются быстрее, более мелкие и скрытые, менее значимые, на первый взгляд,  - с годами. Техника, оттачиваясь, приводит всё ближе и ближе, всё более мелкими и более мелкими шажками к некоторому пороговому физиологически ограниченному значению. Так, вроде, должно быть, если, конечно, не произошло каких-то революционных изменений в виде спорта, связанных с качественным скачком в экипировке, принципиальным изменением техники или других условий состязаний. И такую картину мы действительно наблюдаем в первой половине прошлого века. Но потом начинают появляться подозрительные выбросы результатов. Это настораживает и требует объяснения. Хотелось бы понять ресурс, обеспечивший такие аномальные скачки. Что изменилось в логичном ходе спортивного совершенствования?

Второе наблюдение это то, что после определённого времени сама частота появления рекордов резко возрастает. Надо ли говорить, что это за время? Правильно. Частота появления рекордов мгновенно скачкообразно выросла сразу же после заключения финансового соглашения МОК с монстрами телеэфира. 

Итак. По порядку. Что мы видим? С 1896 по 1956 года график ведёт себя «нормально», так как и предсказывает нам теория. Время от времени рекорды улучшаются. Между новыми рекордами лежат годы, а порою десятилетия. Затем в короткий период с 1956 по 1960 год намечается небольшой скачок. Разовая аномалия пока ни о чём не говорит. Бывает всякое. Ну, скажем пришёл в спорт сверх одарённый мальчик. Тренировался, тренировался и показал супер результат. Может быть. Однако, заметим, что после середины шестидесятых годов (времени ввода допинг контроля), кривая снова налаживает свой естественный плавный ход. До следующего рекорда 35 лет! Кроме того, примечательно, что с этого же времени на графике начинают появляться синие точки – это аннулированные результаты. В основном это рекорды, отменённые из-за положительных допинг-проб.  Если бы допинг контроля не было и эти результаты остались бы как официальные, то график изменился бы существеннее, став «вдруг» заметно круче. Но, за счёт определённых успехов в борьбе за честный и чистый спорт в те счастливые годы,  график был возвращён к плавному виду. И вот, наступает уже обсуждённый нами 1983 год – год, разделивший эпохи в олимпизме на старую «Кубертеновскую» идеалистическую и новую «телевизионную» прагматическую. Просто сразу же  бросается в глаза увеличившаяся в разы плотность появления рекордов. Телевидение вступило в свои права. Зритель должен быть доволен, он не должен заскучать, интрига должна быть постоянно высока. Хоть по чуть-чуть, но ни единого года без удивления. Рекорды посыпались как горох, при этом график подозрительно «клюнул» вниз, став круче, чем был, а в последние годы он просто надсмеялся над логикой, абсолютно нарушив плавность хода эволюционного процесса. Это уже нельзя объяснить случайным всплеском. Вступила в действие какая-то скрытая от глаза система. Пять рекордов за пять лет. За четыре года улучшение результата получилось больше, чем за предыдущее четверть века! И это не на заре развития вида спорта, когда, действительно есть ещё большой потенциал прибавки, а уже тогда, когда, казалось бы, кривая роста результата приблизилась к своему насыщению.  Что изменилось в беге? Чем вызвана эта революция? Найден новый стиль бега? Нет. Изобретены новые тапочки-скороходы? Нет. Поменялась стартовая позиция? Тоже нет. Дистанция не сократилась, покрытие беговой дорожки прежнее. Единственное, что приходит на ум, так это то, что изменились люди. Люди на экране стали лучше. Для бега. Появились более талантливые спортсмены. Герои способные удивлять постоянно. Тоже самое произошло и в штанге, в ряде других видов спорта. Очень хороши стали велосипедисты.  Армия поклонников игр возросла неимоверно. Миллионы заворожено прильнули к экранам. Боги возликовали. Кто они, в сущности, есть боги, если им никто не поклоняется?

Думаете, мы обсуждаем доходы компаний? Да нет, конечно. В мире существует множество способов заработать деньги. Есть бизнес даже более прибыльный, чем проведение олимпиад. Простые цифры это скучно.  Мы подходим к главному. К основному занятию богов. К тому, что составляет их и только их привилегию. Деятельности, в которой боги предстают в своём полном могуществе и величии. Что они делают помимо зарабатывания денег? Они делают то, что и положено богам, что всегда было их любимым и главным занятием – создают новый мир. Мир, наполненный новыми людьми. Люди старого образца не совершенны. Они уже не могут больше удивлять. Их ресурс практически исчерпан. Люди старого образца тормозят развитие игр. Спортсмены в своём прогрессе начинают топтаться на месте, результаты тускнеют. Традиционные методы подготовки не позволяют преодолеть порог способностей, заложенный природой. Кривая достижений во всех областях спорта по экспоненте стремится к своему пределу насыщения. Конкурентная борьба выравнивается и преимущество лидеров, ещё недавно составлявшее пропасть в десятки процентов, сегодня измеряется миллиметрами, сотыми долями секунды, сотыми долями балов. Победу в такой равной борьбе может обеспечить только экстраметодика подготовки.  Без искусственного «подхлёстывания» насыщение наступит довольно быстро и, скорее всего, уже наступило бы давно. Ведь совершенно понятно, что любой талант это функция времени. На длинных периодах, даже отстающие, за счёт неустанной работы, имеют шанс дотянуться до лидеров, упёршихся в порог своих возможностей.  Прогрессивные методики тренировки, благодаря развитию информатизации, уже ни для кого не представляют собою секрет. Мир большого спорта довольно быстро пришёл к необходимости поиска нестандартных решений. И такие решения были обнаружены. Оказывается физический порог, закреплённый в генотипе человека природой, можно существенно подвинуть вперёд, в область недоступных простым смертным значений. С ростом конкуренции и цены побед в спорте неизбежно появилось такое понятие как допинг. Допинг - это дословно, в переводе с английского, употребление наркотиков. Термин прижился потому, что первоначально именно наркотики давали приращение физического потенциала атлетов в тех видах спорта, где было необходимо терпеть боль или сверхсильную усталость. Допинг притуплял естественные чувства опасности и позволял продолжать атлетам борьбу там, где без наркотиков они уже её прекратили бы. Результаты скачкообразно возросли. Однако, допинг, в его первоначальном наркотическом виде, довольно быстро был вытеснен на второй план (хотя и не до конца) новыми, более изощрёнными и разнообразными способами улучшить результат, а, значит, повысить привлекательность действа.

В шестидесятых-семидесятых годах в странах, провозгласивших, что «главное не участие, а победа», заработали химические лаборатории, начавшие изучать возможности «усовершенствования» анатомии и физиологии человека для демонстрации более высокого результата и победы в жёсткой конкурентной борьбе. В силовых видах спорта довольно быстро появились и активно стали внедряться анаболические стероиды – вещества, воздействующие на человека на гормональном уровне. Однажды врачи заметили, что чем большим мужчиной в биохимическом плане является спортсмен, тем его физический потенциал выше. Само наблюдение открытием назвать нельзя. Это совершенно очевидно для всех с начала времён. Однако, биохимия процесса «улучшения мужчины» стала известна и привела к возможности появления технологии осуществления этого стремления, только во второй половине двадцатого века. Искусственно созданные и внедрённые в организм человека в избытке мужские гормоны андрогены просто на глазах преображают тело и психику, создают условия для наращивания мышечной массы, дают требуемую в достижении победы нахрапистость. Примечательно, что самый большой потенциал в повышении «мужественности», а, следовательно, самый большой потенциал в улучшении рекордов и физических показателей имеют… женщины. Женщины изначально существенно «хуже» для спорта. Спорт древний, как и спорт современный, создавался исключительно как мужское занятие. Такие сугубо женские, ориентированные на хореографию дисциплины, как, скажем, синхронное плавание или художественная гимнастика, появились относительно недавно. Все традиционные виды спорта это модели исконно мужских видов подготовки к войне, охоте или повседневному труду. Бег, борьба, кулачный бой, метание копья, скачки, переплывание рек. Это те упражнения, которые готовили воина. Сильного, выносливого, быстрого, закалённого волей. Женщинам, с их домашним укладом жизни,  спорт был не свойственен. Поэтому первые игры были сугубо мужскими и первый олимпийский комитет, включая основателя современного олимпизма барона де Кубертена, были категорически против женского спорта вообще,  считая его противным женской природе, вредным для женского здоровья и отвратительным с точки зрения эстетики. Даже бег в исполнении женщин, не говоря уже о гимнастических упражнениях, считался зрелищем неприличным. Максимум на что могли согласиться организаторы соревнований начала ХХ-ого века, это игра женщин в теннис и в гольф. Аристократия смирилась с таким спортом, но это, надо отметить, было зрелище! На поля степенно выходили манерные дамы в платьях до пят, в бальных перчатках и широкополых шляпках. О, если бы сегодня барон мог заглянуть на арены и увидел то, во что превратилось его детище под натиском воли новых божеств. Было бы интересно посмотреть на его лицо, когда он увидел бы соревнования по женской штанге, женскому боксу, женскому толканию ядра… Но, довольно об этом. Вернёмся   к методам.

Анаболики обеспечили просто взрыв результатов несколько десятилетий назад. Женщины с щетиной на лице, косой саженью в плечах и голосом достойным басовой партии в хорошем мужском хоре, стали запускать легкоатлетические снаряды в небывалую даль, грести с потрясающей восторженного зрителя мощью, бежать без устали. Боги ликовали. Рейтинги взлетели ввысь. Правда, иногда медики переходили разумную черту и создавали настолько ярких монстров, что у зрителя восторг нет-нет, да и сменялся недоумением. Эту опасную грань тоже нельзя было переходить. После нескольких громких скандалов пришлось ввести для женщин секс-контроль. Цель – определить осталось ли у выступающих спортсменок хоть какое-то отличие от коллег-спортсменов.   Секс-контроль, вопреки мнению многих, это не проверка первичных половых признаков. Первичные половые признаки, как раз не так сильно влияют на результат . Секс-контроль это, прежде всего, проверка на соответствие гормонального фона участниц.  Именно гормональный фон определяет – женщина она ещё или уже мужчина в несколько странном теле. 

Анаболики были первой крупной пробой пера для нанятых богами учёных. Результаты были неплохими, но последствия плачевными. И у мужчин и у женщин стали с годами наблюдаться уж очень заметные неполадки со здоровьем, появилась смертность. Закрывать глаза на проблему стало больше не возможно. Пришлось анаболики запретить. Но это не стало большой проблемой. Врачи уже продвинулись в научном поиске иных методов. Мы не будем их перечислять все. Это не входит в нашу задачу. Отметим только, что большинство современных видов спорта не ведёт к гармоничному развитию человека и, как правило, разные виды спорта предъявляют разные требования к развитию разных физических, физиологических и, даже, антропометрических качеств спортсмена. Например, марафонский бег или лыжные состязания, равно как и шоссейные гонки на велосипеде предъявляют высокие требования к аэробной выносливости. Здесь критерий победы один и очень яркий. Кто сумеет долгое время сохранять максимальный темп довольно простых и однотипных движений, тот и победит. Результат измеряется одним единственным параметром – временем прохождения заданной дистанции. У кого время меньше, тот и победитель. У кого время самое маленькое в мире, тот мировой рекордсмен. У прыгунов результат определяется тоже только одним параметром – длиной (высотой), измеряемой в сантиметрах (единицы измерения не имеют принципиального значения, это могут быть и футы, и дюймы, и метры). У кого параметр больше, тот и чемпион. Чем прыжок выше (длиннее), тем выше уровень чемпионства. Здесь главный физический параметр – быстрота движения, так как приращение расстояния, при прыжке, прямо связано с начальной скоростью.  У штангистов единственный параметр, определяющий победу, выражается в килограммах. Этот параметр отражает оторванную от земли массу. Чем больше килограмм оторвано, тем чемпион заметнее. Кто оторвал больше всех иных – рекордсмен. Главное физическое качество - сила. У художественных гимнасток двигательный алгоритм выступления существенно сложнее, чем у представителей перечисленных видов спорта. У них успех зависит уже и от ряда дополнительных качеств, связанных с координацией и точностью движений, чувством ритма. Но из физических качеств главным является гибкость. Ни сила, ни выносливость, не имеют такого значения как хорошая растяжка, на которой основана львиная часть техники и хореографических элементов. И так далее.

В школе вы можете играть в баскетбол всем классом, но, будьте уверены, если  класс придёт тренер для отбора кандидатов в  спортивную команду, он даже не посмотрит на детей, стоящих по росту в конце шеренги. Если вы приведёте двухметрового ребёнка в секцию гимнастики, то вас просто высмеют. Никто не захочет тратить на него время. Всё равно чемпионом ему не стать. Вам посоветуют поискать какое-нибудь другое занятие для малыша. Почти каждый вид спорта имеет чёткие требования к способностям занимающегося. Эти способности в результате тренировки преобразуются в результаты, измеряемые секундами, метрами, килограммами, голами, баллами. Каждый тренер каждого вида спорта знает, что нужно развивать, что бы успех подопечного был заметнее. Научитесь сверх обыкновенного развивать аэробную выносливость и вы научитесь готовить сверх продуктивных марафонцев, велосипедистов, лыжников. Научитесь сверх развивать силу и у вас (конечно не без применения других видов подготовки) появятся сверх тяжёлоатлеты. Научитесь влиять на гибкость и вы будете управлять результатами в гимнастике. Это и составляет предмет научного поиска спортивных инновационных лабораторий мира.  Т.е. задача создателей допинга существенно упрощается за счёт наличия в видах спорта правил, т.е. системы ограничений. Чем правила соревнований строже, чем движения стандартизированнее, чем уже и ярче параметр победы, тем создать допинг легче. В мир спорта потекли реки эритропоэтинов (гормонов роста, увеличивающих силу и выносливость), диуретиков (выводящих жидкость из организма веществ, способствующих за счёт вымывания солей «смягчать» костный и хрящевой аппарат человека и повышать гибкость) и т.д. Допинг стал разноплановым и узкоспециализированным. Для разных видов спорта допингом являются разные вещества, так как в разных видах эксплуатируются разные физические и психические качества атлета. Искусственно успокоенные стрелки начали лучше стрелять, а быстровозбуждаемые спринтеры показывать лучшую стартовую скорость. Неутомимые игроки обеспечили более высокий темп игр на площадках, повысив зрелищность матчей. А какие стали взлетать ввысь веса на тяжёлоатлетических помостах! Уму не постижимо. Зритель был в восторге. Игры смотрелись с упоением. Герои сильно приблизились к богам, недостижимо отдалившись от простых смертных, сидящих перед миллионами экранов на миллионах диванов и пьющих миллионы литров лимонада.   Да, было чем восхититься. Результаты росли как на дрожжах, рекорд сменял рекорд с калейдоскопической быстротой. Интрига достигла своего зенита. Но были и неприятности. Несовершенные мышцы атлетов, не приспособленные природой к возросшим нагрузкам, стали рваться. Работающие на износ сердца, отключенные от функции уставания,  стали не вовремя останавливаться прямо перед телекамерами. Да и внешне атлеты стали какими-то не очень естественными. Неразумная природа посмела сопротивляться воле новых богов. Вступила с ними в спор, решила ограничить интригу. Ну что же, тем хуже для природы. Боги выразили твёрдое намерение поменять её. Человек старого образца стал интересен только как экспонат музея древностей. Для по-настоящему интересных игр нужен человек нового типа. HOMO-SPORTIUS. Человек - победитель. К счастью всякая химия уже стала не нужна. Она слишком груба для решения столь деликатной задачи. На передний план вышло новое ремесло – генная инженерия.

Руки инженерам молекулы жизни (как любят называть ДНК сами биологи) развязал осуществлённый относительно недавно (с 1988 по 2005 года) супер грандиозный проект под названием «Геном человека». Пять ведущих стран мира (США, Япония, Англия, Франция и Германия) в течение  полутора десятилетия занимались тем, что изучали, как устроен ген, а конкретнее, тем как 35 000 генов влияют на, примерно, 400 000 белков человека. Если сказать проще, то задача сводилась (и сводится до сих пор, так как проект не завершён в полной мере) к тому, что надо понять, какие манипуляции с молекулой ДНК приведут к желаемым изменениям в свойствах человеческого организма. И наоборот. От каких причин на молекулярном уровне зависят наши недуги или напротив достижения. Это, якобы, должно открыть нам просто фантастические возможности в лечении болезней, сегодня считающихся неизлечимыми. Кстати, включая и такую болезнь, как старость. Генетические болезни, как считается, составляют более двух третей всех современных заболеваний. Эти болезни могут (в случае успеха проекта) быть сведены к одной молекуле и таким образом быть абсолютно точно идентифицированы и исцелены. Кроме того (и это, может быть, самое интересное), открываются перспективы улучшить род человеческий, усовершенствовать человека как вид. Дело в том, что даже по самым «человеколюбивым» подсчётам порядка 10% землян составляют так называемый генетический груз популяции. Это совершенно устоявшийся научный термин, который объединяет таких индивидуумов, которые остались жить или, что ещё хуже для популяции, получили шанс продолжить свой род, обзаведясь потомством, вопреки воле природы.   Если бы они родились ещё век назад (на два-три поколения раньше), то умерли бы в детстве или, в крайнем случае, прожили не оставив детей. Сегодня же, благодаря развитию медицины, из-за как бы проявления доброты и милосердия ко всем кто зачат и кто родился, популяция здорово ухудшилась. Живут  почти все, кто из-за врожденных изъянов не должен был дотянуть до зрелого возраста, но имеет достаточный финансовый ресурс для того, что бы не умирать. Реальный удельный вес генетического груза человеческой популяции, скорее всего, уже значительно выше продекларированной официальной цифры – 10%. Но это отдельная тема. 

Нас, в данный момент, интересует то, что генные инженеры, занимаясь «улучшением» человеческой породы, просто обязаны были рано или поздно прийти в спорт. Этому пришествию способствовали, как минимум, две причины. Первое – это очень интересно. Второе – за это очень хорошо платят. А когда исследователь видит возможность заниматься любимым делом и тем зарабатывать себе на жизнь – остановить его уже невозможно.    

Что же могут генетики дать спорту? Да, ни много - ни мало, всё то, чего, казалось бы,  нельзя купить за деньги. Главное достояние атлета, а, значит, и любящих его богов – талант. Дело в том, что мы все рождаемся с разными предрасположенностями к движению. Эти предрасположенности определяются рядом факторов, одним из наиболее существенных, среди которых, является соотношение быстрых и медленных мышечных волокон в теле.  По данным ряда исследований в России не более 15 % населения имеют яркое преобладание быстрых мышечных волокон над медленными. Т.е. только (примерно) каждый седьмой россиянин имеет шанс добиться высоких успехов в скоростных и скоростно-силовых видах спорта. Вдвое больше людей предрасположенных к долговременной работе, т.е. имеющих существенное преобладание медленных волокон над быстрыми (потенциальные марафонцы, гребцы, лыжники на длинные дистанции и т.п.). Таковых порядка 30%. Но больше всего (чуть менее 50%) наших сограждан имеют примерно равное отношение быстрых и медленных волокон. Т.е. большинство россиян склонны (но вряд ли добьются высоких успехов) к деятельности, требующей переменной мощности (единоборства, игры) или бегу на средние дистанции. Существуют и сверходарённые универсалы, имеющие высокий процент промежуточных волокон и, за счёт этого, способных, как к быстрой, так и к долгой работе. Таких мало. Не более 10% популяции. Соотношение быстрых и медленных мышечных волокон у каждого человека практически предопределено от рождения до смерти. Оно задаётся генетически и определяет степень таланта в том или ином виде спорта у будущего человека уже в момент зачатия. Качество мышц не единственный, влияющий на успех параметр, но оно приведено в качестве наглядного примера. В целом же талант к тому или иному виду спорта крайне редок. Двигательно талантливых людей, имеющих шанс подняться на высшую ступень мирового пьедестала, единицы процентов. А так как талант понятие генетически запрограммированное, то естественным образом возникает желание в этой программе разобраться и, по возможности, чего-нибудь там подправить. Природа дарит нам слишком мало талантов, что бы подпитывать такое серьёзное мероприятие как большие игры.  Генетики принялись за дело. В настоящее время уже установлена связь порядка двухсот генетических маркеров человека с физической работоспособностью и врождённым отношением развития физических качеств. Начались эксперименты. Методом «научного тыка», глубокого творческого поиска, методом проб и ошибок учёные полезли в геном спортсменов. Повелители Олимпа счастливы. Плебс получил новых гладиаторов. Бесстрашных, неутомимых, неудержимых. Генетики воодушевились. Медсестру в ведущих командах тихо сидящую в уголке зала с пластырем и зелёнкой в сумочке с красным крестом, заменили академики, профессора, доктора с большой буквы. Светила, оснащенные многомиллионным оборудованием, лабораториями, напичканными приборами по последнему слову техники, вооружённые передовым знанием.  Это те, кто стал почти равен новым богам, те, кто способен изменить человека – творение образ и подобие богов прошлых эпох. Лозунг «быстрее, выше, сильнее» зазвучал в атмосфере планеты ещё звонче, и стал услышан ещё большим количеством землян.

Не надо думать, что олимпийскую идею активно эксплуатируют только  производители и продавцы товаров. Её, как и всякую другую религию, не менее активно используют в своих целях ведущие государства – империи. Все лидеры мировой политики ставили олимпийские достижения в число приоритетов государственной идеологии. Гитлеровская Германия, активно набиравшая обороты и готовившаяся к мировому господству, Советский Союз времён грандиозного строительства, научно-технического прогресса и начала штурма космоса, Соединённые Штаты – главная послевоенная сверхдержава. Как только государство уходит на задний план мировой политики, сразу затухает и результативность его олимпийских команд. Как только вспыхивает новая звезда на мировом политическом небосводе - обостряется и конкуренция на спортивных аренах.

Бессменный лидер послевоенных олимпиад – сборная СССР ушла с олимпа вместе с ушедшим в историю государством. Но появился Китай. Быстро растущая экономика, претензии на одну из ведущих ролей в мировом устройстве. Сразу же появилась и новая олимпийская супер-команда.  Китайцы взяли на себя  проведение олимпийских игр 2008 года и пообещали продемонстрировать маленькое спортивное чудо, а, говоря по-простому, – утереть всем нос. Ну что же, им это удалось. Осталось только понять то, каким путём достигнут столь внушительный и впечатляющий прогресс. Как был за несколько лет пройден путь, на который иные потратили многие десятилетия.  Как количество завоёванных медалей, которое у традиционных лидеров колеблется на единицы раз от раза, китайцами было за несколько лет подготовки почти удвоено.  Занимавшее раньше третье-четвёртое место в общекомандном зачёте государство, в 2008 году не просто стало первым, а обогнало ближайшего конкурента сборную США на 15 золотых медалей, сделав прибавку от 32 медалей в Афинских играх (2004) до 51 на играх в Пекине (2008) и увеличив общее число призовых мест с 63 до 100 (!). И это не в начале пути. Это на уровне высших мировых достижений! Низкорослые и хиловатые от природы китайцы получили одну из самых высокорослых баскетбольных команд в мире и одну из самых сильных команд по поднятию тяжестей.  Они стали неплохо плавать и бегать, чего раньше за ними не очень замечалось. Такое нельзя назвать просто увеличением результата. Это взрыв. Хотелось бы посмотреть на «взрывчатое вещество», обеспечившее такое ускорение. Уж не в генетических ли лабораториях куётся такой чудо-результат? Действительно ли мы видим на экранах людей? Не продукт ли они научных методик нового времени?

Сегодня нам активно внушают мысль, что допинг противен спорту и с ним (с допингом) ведётся беспощадная бескомпромиссная борьба. Время от времени вспыхивает каой-нибудь скандальчик, связанный с поимкой какого-то нечестного спортсмена, посягнувшего на святой принцип fair play – принцип честной игры. Спортсмена наказывают самой страшной карой. Отдаляют от Олимпа, отстраняют от богов. Перестают показывать по телевизору. Спортсмен лишается всякого рода контрактов и средств к существованию в спорте. Он уходит в небытие. Остаётся со своими проблемами один на один. Однако и здесь всё не совсем так, как кажется многим непосвящённым.  Посмотрим на статистику. В 2006 году в мире были сделаны 200 тысяч допинг-проб. Положительными оказались 3 887, т.е. всего-навсего около 2 %. Но, это не значит, что остальные 98 % атлетов безусловно не используют некие искусственные препараты или методы. Возможно, среди них есть либо те, кто использует «препараты будущего», которые пока не научились выявлять, либо хорошо маскирующие применение допинг-средств, а потому не пойманные по объективным причинам . Но, скорее всего, главная причина столь низкого уровня «раскрываемости» заключается в другом. Реально существующая эпидемия допинга в современном спорте высших достижений не является вредным для мирового спорта явлением. Это его часть, его плоть от плоти и кровь от крови. Без искусственной стимуляции результата зрелище, по крайней мере, в том виде, в котором оно сегодня существует, умрёт окончательно. Допинг это не только стимуляция спортсменов. Это ещё и стимуляция самих игр. Сев однажды на эту иглу, соскочить с неё практически не возможно. Как вам понравится, если завтра результаты в лёгкой атлетике упадут на десятки процентов, футболисты станут медленнее бегать по полю, баскетболисты уменьшатся в росте, а штангисты станут поднимать веса, которые поднимали в шестидесятые годы прошлого века? Это будет катастрофа. Интерес к играм упадёт моментально. Такого допустить боги не могут, ни при каких условиях. Допинг важен для игр. Уже даже в открытой печати накопилось огромное количество фактов укрывательства массового применения допингов ведущими спортивными командами мира. А сколько фактов остаётся за кулисами? Объявить, что всё, что мы видим это соревнование не людей, а фармотехнологий подобно катастрофе. А раз это не выгодно богам, то этого не случится. Пока общество не готово к обратному, игры будут считаться честными. Борьба с допингом будет обозначаться и время от времени будет ловиться пара-другая неудачников, на которых и будут списываться те аномальные всплески, которые присутствуют в нынешнем мировом спорте.

Но сегодня пока ещё считается, что допинг это плохо. Однако уже зреет и новая философия, новый прогрессивный и гуманистический взгляд на эту проблему. Допинг это честно. Допинг это то, что устраняет несправедливость, допущенную природой. Природа жестока. Она одних одаривает щедро, а других обделяет. У обделённых нет шансов стать первыми. Ни при каких условиях, ни при каком желании, ни при каких тренерских методиках. Единственное, что может им помочь – это разум докторов медицины  и прогрессивные научные методики.   Генетики залезли в святая святых человеческой природы, туда, куда раньше вход был разрешён только богам. Хранилище информации о прошлом всего человечества, вместилище того, что определяет будущее. Люди залезли в геном.

Вы ещё не слышали о справедливости генного допинга? Ничего. Скоро услышите. Эти разговоры уже начались. Начала создаваться новая философия игр. Опасения всякого рода «ретроградов» и «ханжей», будоражат общественное мнение. А общественное мнение это единственное пока препятствие на пути внедрения в нашу жизнь генных технологий.  Если препятствие мешает богам, то его непременно надо устранить. Надо поменять общественное мнение. И, будьте уверены, эта работа уже ведётся полным ходом. Нам будут сначала осторожно, но потом всё громче и громче говорить, что талант это случайная функция. Природа просто кидает кости. Кому повезёт, а кому – нет. Будут появляться умные научные статьи известных академиков, телевизионные передачи, рекламные ролики. Вмешательство в законы природы, в ген, в набор способностей человека будет преподноситься как благо, как неизбежный этап развития человечества. Будет облачаться в красивые и бесспорные формулы и постулаты. Те, кто будет возражать, будут причисляться к человеконенавистникам, антигуманным и жестоким мракобесам. Это ложь. Случайности если и присутствуют в природе, то только как исключение, крайняя редкость. Талант это труд предыдущих поколений, сфокусированный в способности конкретного индивида. Больные  новорожденные – это расплата за грехи родителей или их родителей на несколько поколений назад. Курение, алкоголь, наркотики, лекарства из аптеки, грязная вода, отравленный воздух, праздный образ жизни, распутство. Всё это ведёт не только к личной деградации, но и к деградации потомства. Дети и внуки будут расплачиваться и расплачиваться жестоко за неправедный образ жизни родителей, если они вообще появятся на свет. И наоборот. Народы, на протяжении веков жившие в гармонии с природой, занимавшиеся неустанно своим совершенствованием, сильные телом и духом, дают высокий процент здорового нового поколения, высокий процент талантов и двигательно одарённых детей. Идти против этого закона самоубийство. Тем не менее, путь начат. Американцы тратят 120 миллиардов долларов в год, выпускают сотни препаратов, чтобы победить болезни преклонного возраста, которые касаются мышц, связок, нервных реакций и т. д. Но любой из этих препаратов есть в чистом виде допинг и за счёт спорта лаборатории получают прекрасную возможность испытать его в деле, окупив затраты на создание. Конечно, это безумно интересно. Безумно и интересно. Первые испытания были неудачными.  Появились смерти и неизлечимые болезни. Но лиха беда сначала. Дальше вроде всё наладилось.  Искусственные мутанты появились в спорте, забегали по дорожкам, запрыгали по стадионам.  Особым плюсом нового допинга  является то, что не надо уже ничего есть, не надо ничего колоть. Вирус, несущий в себе генетическую мутацию может попасть в спортсмена вообще без его ведома и согласия. Как мы нечаянно подхватываем простуду, так же «нечаянно» атлет может быть заражён генным допингом, оставаясь абсолютно уверенным в своей чистоте и честности.  Достаточно на него «чихнуть вирусом» или капнуть вирус в глаза вместе с глазными каплями.

Почему мы не слышим о геннодопинговых скандалах? Да потому что генный допинг сейчас в принципе не выявляем. В этом то вся и фишка. Всё своё. Пройдёт не мало лет, пока научатся выявлять, если вообще захотят это делать и проявятся последствия. За эти годы будут втянуты новые миллионы людей в общество мутантов. Их станет много. Почему столько стало скандалов с эритропоэтинами. Да опять же всё просто. Их как раз только что выявлять научились. Как только научились, проверили и ужаснулись. 

 

 Где ещё исследовательские группы и компании получат такую фантастическую возможность бесплатно для себя (за государственные деньги национальных спорткомитетов, деньги спонсоров-рекламодателей, и конечно, телевидения) иметь неограниченные возможности по экспериментам над человеком. Даже на подопытных кроликов тратиться не надо. Сотни тысяч добровольцев со всех концов света становятся в очередь для того, что бы на них испытали какую-нибудь фармацевтическую или генетическую новинку. На место выбывших неудачников приходят тысячи новых, жаждущих славы безмозглых юнцов или их авантюристичных тренеров-карьеристов.   Это рог изобилия, бесконечный Клондайк для исследователей.  Бородатых женщин – спортсменок семидесятых, сидевших на анаболических стероидах сегодня уже никто и не вспоминает. Они отработанный материал. Побочная ветвь эволюции. Получили свои медали и будьте рады. Толи дело сейчас – генетика. Четвёртое поколение. Это Вам не какие-нибудь порошки из пробирки. Всё гораздо серьёзнее. Всё натуральное. Собственный белок, собственная кровь, собственное тело. Ничего искусственного. Правда, малость усовершенствована ДНК. Но это даже хорошо. Не справедливо же, когда один талантливее, чем другие. Все должны быть в равных условиях.  

 

Куда выстлана дорога эта счастья? На указателях вдоль дороги написано, что это дорога к жизни без болезней, жизни без старости, жизни без смерти. Однако по этой дороге ещё никто не ходил. Надписи сделали не очевидцы. Надписи сделали люди, которые сами не были там, на том конце пути, куда они предлагают нам пройти под их руководством. Им просто так кажется, что там счастье. Но что там на самом деле они не знают. Думаете вас это не касается? Тоже ошибаетесь. Это касается абсолютно всех, потому что мир начал меняться с катастрофической быстротой. Успеем ли мы вовремя затормозить. Анонимный опрос показал, что абсолютное большинство спортсменов высокого уровня мастерства готовы принимать допинг, если это не повлечёт дисквалификации и поможет достичь лучшего результата. Они готовы принести на алтарь побед всё что у них есть. Не пожалеть здоровье. Отдать богам свою жизнь. А это уже не шутки. Спортом сегодня занимаются десятки миллионов человек во всём мире. Если генный допинг будет широко распространен, то мы обречены жить в обществе, насыщенном миллионами мутантов. Скорее всего и дети их будут уже другими. Более того. Не мутантам места будет оставаться в таком обществе всё меньше и меньше. Люди старого образца будут обречены на вымирание, так как окажутся не конкурентоспособными. Какой работодатель захочет брать вас на работу, если вы можете работать всего 8 часов в день и если есть желающие работать по 16 часов без устали. Какой работодатель устоит перед соблазном распылить через вентиляцию офиса вирус, повышающий ваши умственные способности или другие нужные на производстве качества. Появятся супер таксисты с феноменальной реакцией,  супер грузчики, работающие в две смены в высоком темпе, супер солдаты, не ведающие страха и боли. Мир станет «лучше». Но это будет уже другой мир.  Скажете фантазии, бред? Не буду ничего отвечать. Просто следите за графиками мировых рекордов в ближайшие годы.

Ящик Пандоры открыт. В прошлом, если верить мифам, люди уже открывали этот ящик, и потом горько об этом сожалели. Наружу, в тот мир протолюдей вырвались томившиеся там несчастья – неисчислимые болезни и страдания, неведомые раньше. Вырвется ли в этот раз что-то иное? Посмотрим. Ждать осталось недолго.

 

------------------------------------------------------

36 Даже результаты не протоколировались и не велась статистика. Строго говоря, мы даже не знаем точно ни количества атлетов - участников, ни количества стран-участниц первых олимпийских игр современности

37 Сегодня, если вы будете читать о берлинской олимпиаде, то, в большинстве статей и книг, вы прочтёте только о негре из США Джэсси Оуэнсе, который выиграл несколько легкоатлетических забегов и признан сегодня героем тех игр, якобы разрушив миф о превосходстве немецкой нации, даже расстроив своим успехом самого фюрера. Гитлер, скорее всего, действительно расстроился тому, что немец в забегах на 100 и 200 метров занял вторые места, но в попытке хоть как-то затуманить суть дела историки спорта сегодня немного перебарщивают. Если у Гитлера и был повод  чему-то и расстроиться, так это тому, что немцы выиграли не ВСЕ АБСОЛЮТНО золотые медали. В целом их команда выступила феерически и это то, что афишировать неприлично. Это маленький секрет.   Немцы плохие.

38 В 1986 году, в знак протеста против взаимного бойкота олимпийских игр сначала американскими, а потом и советскими спортсменами, что привело к полной потере конкуренции на стадионах, телевидение (ТиБиЭс) учредило альтернативные игры - Игры Доброй Воли (Goodwill Games). Игры также как и олимпийские проходили каждые четыре года и в тех же видах спорта. Это отрезвило МОК и привело к принципу «спорт вне политики». Рейтинг показов главнее войн и ссор руководства стран. После подчинения МОКа телевидению Игры Доброй воли прекратились, снова отдав пальму первенства олимпийским играм.

39 Был избран не без помощи со стороны Л.И. Брежнева, сумевшего убедить членов МОК закрыть глаза на несколько более близкие, чем было принято, связи молодого Самаранча с фашистами во время 2-ой мировой войны.

40 Здесь и дальше речь идёт об американском телевидении. Телевизионные компании США являются главным источником финансирования, по сути, работодателем олимпийских игр. Именно они определяют облик действа, его содержание, место проведения. Поэтому игры проводились и будут проводиться чаще всего в США, поэтому никогда в программе игр не будет видов, которые приведут к гарантированному поражению американцев.

Тем более, что тело женщины при профессиональной подготовке в сложнокоординационных видах спорта и видах, связанных с большой эксплуатацией функциональной выносливости, стремится по своей антропометрии к параметрам мужского тела.

Допинг это не всякое вещество, а только то, что содержится в перечне ВАДА (World Anti Doping Association – единственная в мире организация, решающая что допингом является, а что нет ). Если вы изобретёте некий препарат или способ улучшить ваши физические данные и никому не скажете о том, что изобрели, то вы получите большое преимущество перед остальными конкурентами. Пока ваш препарат не станет  каким либо путём известен специалистам ВАДА.

Главная страница
Игорь Куринной
Оглавление книги ИГРЫ, УГОДНЫЕ БОГАМ
Продолжение >>