Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ЦАРЬ СЛАВЯН

Глава 9.
МНОГИЕ ЯРКИЕ ФАКТЫ ИЗ РУССКОЙ ИСТОРИИ XVI-XVIII ВЕКОВ, ОБНАРУЖЕННЫЕ ИСТОРИКОМ XIX ВЕКА ИВАНОМ ЗАБЕЛИНЫМ И ИНОГДА РАСЦЕНЕННЫЕ ИМ КАК СТРАННЫЕ,
ХОРОШО ВПИСЫВАЮТСЯ В НАШУ РЕКОНСТРУКЦИЮ.

2. ЧТО СТАЛО С ОРИГИНАЛОМ ПОЗОЛОЧЕННОЙ НАДПИСИ ЭПОХИ ИВАНА ГРОЗНОГО В СРЕДНЕЙ ЗОЛОТОЙ ПАЛАТЕ? СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ ИЗВЕСТНАЯ СЕГОДНЯ ЕЕ КОПИЯ УТРАЧЕННОМУ ОРИГИНАЛУ?

И.Е.Забелин сообщает: <<По свидетельству итальянца Барберини (1565 г.), кровли и куполы на Царском Дворце покрыты были золотом; по карнизу Средней Золотой Полаты вокруг шла надпись медными вызолоченными словами, в которой значилось: "Влето 7069 августа. повелениемъ благочестивого i христолюбивого. царя и великого кнзя иоанна васильевича всея Россiи. владимерского. московского. ноугородского. царя казанского. и царя астраханского. гдря псковского и великого кнзя тверского. югорского. пермского. вяцкого. болгарского. i иныхъ гдря земли ливонскiе. града юрьева i иныхъ. и при его благородныхъ чадехъ. царевиче iване: и царевиче федоре иоанновиче всея Россiи самодержце">> [282:1], ч.1, с.133-134.

Текст надписи, переданный Барберини, интересен. Он не во всем совпадает с титулом Ивана "Грозного" на его государственной печати, подробно обсуждавшейся нами в книге "Новая хронология Руси", гл.14:20.2. Как мы показали, подлинников надписей эпохи XV-XVI веков до нашего времени дошло катастрофически мало. В основном историки нам предлагают поздние копии, клятвенно уверяя, будто они точно воспроизводят оригиналы. Однако есть достаточно оснований для сомнений. Например, в книге "Библейская Русь", гл.18:17, мы показали, что надпись на колоколе времен Ивана Грозного, выставленном сегодня на всеобщее обозрение перед Архангельским собором в Кремле, является поздней подделкой. То же самое следует сказать и о некоторых "древних" русских грамотах, см. книги "Библейская Русь", гл.18:18, и "Новая хронология Руси", гл.14:42.

Поэтому возникает закономерный вопрос. А насколько можно доверять копии надписи, сделанной итальянцем Барберини? Где ее оригинал? Что если итальянец ошибся? Ненамеренно или намеренно. Все ли слова надписи он переписал? Да и вообще, кто скрывается под прозвищем "итальянец Барберини"? Не поздний ли романовский редактор XVII-XVIII веков?

В связи с этим полезно сообщить следующее. Оказывается, ценную надпись (на меди, покрытой золотом) эпохи Грозного вместе с другим медным ломом небрежно отправили в Петербург на переплавку, дабы обить медью купола соборов в новой столице Романовых.

Выясняется, что в 1752-1753 годах "полаты Средняя Золотая, Столовая и Ответная, с принадлежащими им покоями, БЫЛИ РАЗОБРАНЫ для постройки на их месте нового Дворца" [282:1], ч.1, с.134. С них было снято много "медных листов и разных подзорных и других украшений" [282:1], ч.1, с.134. Сняли также многочисленные железные украшения, в частности, <<конь ломаный и конь целый, с флюгеров. Медь была отправлена в С.-Петербург "для обивания в Воскресенском Новодевиче монастыре на церквахъ главъ"...

Относительно подзорных медных штук С НАДПИСЬЮ СЛОВАМИ (речь идет именно об обсуждаемой нами сейчас надписи эпохи Грозного - Авт.), собранных с карниза Золотой Полаты, заметим, что в мае 1753 г., во время присутствия Двора в Москве, барон Черкасов ПОЛЮБОПЫТСТВОВАЛ БЫЛО ЭТУ НАДПИСЬ ВИДЕТЬ, между тем как она, собранная литера под литеру, была уже отправлена в Петербург вместе с прочей медью. По этому случаю заведывавший Кремлевскими постройками генерал Давыдов ответил, что "оная палата строена, какъ та надпись значитъ, при царе Iоанне Васильевиче", и поспешил уведомить генерала Фермора, в Петербурге, чтобы "оную надпись тамъ приказать отыскать и никуда въ дело ее не употреблять, понеже можетъ быть оная спрошена будетъ сюда (т.е. в Москву); а оная надпись была вокругъ той палаты по карнизам". Фермор при письме отъ 3 июня 1753 г. прислал точную копию надписи, известив при этом, что листы с той надписью в дело употребляться не будут>> [282:1], ч.1, с.134.

Отсюда видно, что надпись вызвала интерес при романовском дворе. Ее даже милостиво обещали "не употреблять в дело", то есть не пускать на переплавку. Тем не менее, Забелин ни слова не говорит о дальнейшей судьбе интересного памятника. Скорее всего, никаких документов о дальнейшей судьбе надписи он не нашел. По-видимому, оригинал все-таки уничтожили (переплавили?).

Вновь и вновь романовская история толкует нам здесь о копиях. Копию, дескать, сделал итальянец Барберини, копию сделал генерал Фермор. Кстати, совпадают ли они? Забелин почему-то не приводит копии Фермора. Означает ли это, что копия Фермора тоже "случайно погибла" и потому осталась неизвестной Забелину? Ценная для нас исключительная дотошность Забелина к фактологическим деталям позволяет предположить, что если бы он знал что-либо еще по обсуждаемой теме, то непременно процитировал бы.

 

3. ОБЛИК И БЫТ ДВОРЦОВ КРЕМЛЯ ЭПОХИ XVI-XVII ВЕКОВ ПЛОХО ОТВЕЧАЕТ КАРТИНЕ, ВНУШАЕМОЙ НАМ ПОЗДНЕЙШИМИ РОМАНОВСКИМИ ИСТОРИКАМИ. РОМАНОВСКАЯ ВЕРСИЯ ЧАСТО ПРОТИВОРЕЧИТ СОХРАНИВШИМСЯ ДОКУМЕНТАМ.

Начиная с XVIII века романовские историки рисуют нам довольно варварскую картину быта московских царей эпохи XIV-XVI веков. Дескать, диковатая страна, долгое время находившаяся под тяжелым игом злобных ордынско-монгольских завоевателей. Снега, медведи, довольно примитивный уклад жизни, даже при царском дворе. Однако знакомство с документами, счастливо уцелевшими после многочисленных романовских чисток, вскрывает существенно другой облик старой Руси.

Забелин сообщает: "Михаил Литвин, писатель XVI века, говорит, что в. к. Иван Васильевич украсил дворец свой каменными изваяниями, ПО ОБРАЗЦУ ФИДИЕВЫХ. Мы не знаем, что он разумел под этими изваяниями, но во всяком случае его свидетельство любопытно, как общий отзыв о тогдашних украшениях дворца" [282:1], ч.1, с.135. Означает ли это, что в эпоху Ивана Грозного его дворец был украшен "античными греческими" статуями в духе Фидия? Такой штрих хорошо отвечает нашей реконструкции, согласно которой Русь-Орда XIV-XVI веков и была тем самым "античным Римом", который был так уважительно описан многими "античными" авторами.

Далее, оказывается, что "ИКОНЫ, ПИСАННЫЕ РУССКИМИ ИКОНОПИСЦАМИ В КОНЦЕ XVII СТОЛ., ПРИНЯТЫ БЫЛИ В ЕВРОПЕ ЗА ПАМЯТНИКИ X ИЛИ XII СТОЛЕТИЙ" [282:1], ч.1, с.136. Забелин, воспитанный на скалигеровско-романовской версии истории, несколько растерянно пытается объяснить такой хронологический сдвиг примерно на 500-600 лет тем, что, дескать, русские иконописцы рисовали в XVII веке наверное очень примитивно, как первобытные дикие народы. Вот что он говорит: "Подобные изображения XVI и XVII ст., и в барельефах, и в целых болванах, очень часто напоминают то первобытное искусство, какое находим только или у народов ГЛУБОКОЙ ДРЕВНОСТИ, или у дикарей, вообще на первой ступени гражданского развития" [282:1], ч.1, с.136. Но ведь несколькими строками выше сам Забелин цитировал Михаила Литвина, согласно которому дворцы русско-ордынских царей-ханов были украшены "античной" скульптурой в духе Фидия (кстати, "античное" имя ФИДИЙ, вероятно, является всего лишь легким искажением имени ФАДЕЙ, ФЕДЯ, ФЕДОР).

С точки зрения новой хронологии никаких противоречий тут нет. "Странная схожесть" искусства XVII века и якобы X-XII веков объясняется тем, что многие поздние произведения были неверно датированы историками эпохи XVII-XVIII веков, и в результате "уехали вниз" во времени. Породив "в далеком прошлом" фантомный отблеск эпохи XV-XVII веков.

Сегодня нас приучили думать, будто цветные витражи в окнах домов и соборов являются типичной принадлежностью лишь исключительно западноевропейских зданий. Выясняется, что такая мысль неверна. Цветные, узорные и раскрашенные оконные стекла также использовались в "монгольском" быту в Руси-Орде XVI века. Что и неудивительно. Метрополия "Монгольской" Империи, конечно, в первую очередь пользовалась новыми техническими открытиями и достижениями. Кстати, открытия могли делаться не только в центре, но в разных имперских провинциях, в том числе и отдаленных. Забелин сообщает: <<В Новгороде с давнего времени были известны не только простые стекольчатые оконницы, но даже и ЦВЕТНЫЕ СТЕКЛА. В 1556 г. царь Иван Васильевич посылал в Новгород за покупкою "стеколъ оконничныхъ РОЗНЫХ ЦВЕТОВЪ" своего оконничника Ивана Московитина и повелевал купить их сколько мочно и прислать в Москву тотчас>> [282:1], ч.1, с.145.

Далее: <<В XVII столетии слюду в окнах стали украшать живописью. Так, в 1676 году велено было живописцу Ивану Салтанову написать в хоромы царевича Петра Алексеевича оконницу по слюде "в кругу орла, по угламъ травы; а написать такъ, чтобъ изъ хоромъ всквозе видно было, а съ надворья въ хоромы, чтоб не видно было". В 1692 г. велено было прописать окончины в хоромы царевича Алексея Петровича, чтобы всквозь их не видеть. Различные изображения людей, зверей и птиц, писанные красками, можно также видеть и на слюдяных оконницах, оставшихся от переславского дворца Петра Великого>> [282:1], ч.1, с.145.

<<О цветных стеклах находим указание, что в 1633 г. в Крестовую писаную полатку патриарха Филарета Никитича были куплены у Немчина Давыда Микулаева "оконницы стекольчатыя нарядныя съ травами и со птицами">> [282:1], ч.1, с.146.

Практиковалось отопление помещений при помощи труб, проложенных в стенах и полах. По трубам поступал горячий воздух. "Верхние этажи деревянных хором по большей части нагревались проводными трубами из печей нижних ярусов. Трубы эти были также изразцовые с душниками... Все большие царские полаты, Грановитая, две Золотые, Столовая и Набережные, точно также нагревались проводными трубами из печей, устроенных под ними в подклетах" [282:1], ч.1, с.147-148.

Отметим, кстати, следующий интересный факт. Рассказывая о сохранившихся свидетельствах облика кремлевских помещений эпохи XVI-XVII веков, Забелин практически на каждом шагу натыкается на поразительную (с точки зрения романовской версии истории) роскошь, окружавшую обитателей Кремля и вообще ордынско-ханской Москвы той эпохи [282:1], ч.1. Золото, серебро, драгоценные камни, сусальное золото, скань, зернь, мрамор, фаянс, фарфор, шикарная столовая посуда, "античные" статуи, цветные оконные витражи, богатые часы, изощреннейшая резьба по дереву, по камню, филигранное металлическое литье, позолоченные и литые золотые (!) решетки, пышное шитье золотом, бисером, жемчугом, роскошно украшенное вооружение, комнатные обои из атласа и даже златотканые обои ("атласные комнаты" и "златотканые комнаты"), обои из посеребренной и позолоченной кожи, и прочее и прочее. При этом жемчуг, употреблявший на Руси, был отборным, самым первосортным. Сохранилась, например, специальная инструкция купцам - что и как покупать. По поводу жемчуга в ней сказано следующее: "Покупай жемчугъ все белый да чистый, а желтаго никакъ не купи: на Руси его никто не купитъ" [282:2], с.553.

Некоторые предметы роскоши поступали из Западной Европы и куда более отдаленных стран Востока и Азии. Для Забелина в этом - свидетельство отсталости некоторых русских ремесел от западноевропейских. К такой мысли его приучили предшествующие романовские историки. Но, как мы теперь понимаем, подлинная картина была иной. Метрополия Великой = "Монгольской" Империи была не только естественным центром многих ремесел, но сюда стекались также достижения всех имперских провинций, в том числе из Европы, Азии, Америки. Открытия, произведения искусства, научные и литературные идеи и т.п. считались принадлежащими всей Империи, возглавляемой Русью-Ордой. Разные области Империи специализировались на своих отдельных направлениях. Где-то особо развивали флот, где-то - живопись, где-то - медицину. Все шло в общий имперский котел, использовалось всеми и перераспределялось между всеми.

Но, начиная с XVII века, когда Русь была оккупирована Западной Европой, в ней, конечно, на длительное время, по крайней мере на столетие, воцарилась заметная про-западная ориентация.

Вплоть до начала XVII века Русь-Орда оставалась метрополией Империи, а потому была очень богатой. Даже в эпоху Великой Смуты, когда царство вступило в эпоху раскола, последние ханы-цари Великой Империи все еще были исключительно богаты. Хотя, конечно, до прежней роскоши эпохи XIV-XVI веков было уже далеко. Посмотрим - как выглядел уже начавший тускнеть ордынско-царский быт начала XVII века. Забелин приводит следующие интересные свидетельства о правлении "Лжедмитрия", то есть, согласно нашей реконструкции, одного из последних законных ордынских ханов, см. книгу "Новая хронология Руси", гл.9:3.

<<Любопытное описание царского места в Золотой Полате, устроенного, может быть, при царе Иване Васильевиче или при сыне его, Федоре, находим у Георга Паэрле, который, описывая представление Лжедмитрию воеводы Сендомирского, говорит, что Лжедмитрий сидел "на высоких креслах ИЗ ЧИСТОГО СЕРЕБРА С ПОЗОЛОТОЮ, под балдахином; двуглавый орел с распущенными крыльями, ВЫЛИТЫЙ ИЗ ЧИСТОГО ЗОЛОТА, украшал сей балдахин; под оным внутри было Распятие, также золотое, с огромным восточным топазом, а над креслами находилась икона Богоматери, осыпанная драгоценными каменьями. ВСЕ УКРАШЕНИЯ ТРОНА БЫЛИ ИЗ ЛИТОГО ЗОЛОТА; к нему вели три ступени; вокруг его лежали четыре льва серебряные, до половины вызолоченные"...

Этот же самый трон в дневнике Марины Мнишек описывается несколько иначе: "ВЕСЬ ТРОН БЫЛ ИЗ ЧИСТОГО ЗОЛОТА, вышиною в три локтя... стоял орел великой цены... Висели две кисти из жемчуга и драгоценных каменьев, в числе которых находился топаз величиною более грецкого ореха. Колонны утверждались на двух лежащих серебряных львах, величиною с волка. На двух золотых подсвечниках стояли грифы"... В Московскую Разруху 1611 года, все царские места, вероятно, БЫЛИ РАЗОБРАНЫ, может быть, по назначению Боярской Думы, которая, по свидетельству Маскевича и современных актов, уплачивала жалованье польским войскам разными вещами из царской казны; драгоценности, снятые с тронов, также могли пойти на удовлетворение польских полков (так начинался грабеж сокровищ Руси-Орды оккупационными войсками - Авт.)... Царь Михаил Федорович, при своем вступлении на престол, ЗАСТАЛ МОСКОВСКИЙ ДВОРЕЦ В СОВЕРШЕННОМ ЗАПУСТЕНИИ, НЕ ТОЛЬКО БЕЗ ЦАРСКИХ ТРОНОВ, НО ДАЖЕ БЕЗ ОКОНЧИН, ПОЛОВ И ЛАВОК>> [282:1], ч.1, с.204-205.

Узурпировав власть, Романовы быстро промотали остатки богатейшего наследства Руси-Орды, еще не разграбленные западными оккупационными войсками. В результате Романовы в общем-то обнищали, см. подробности в книге "Империя", Дополнение 1. Это отразилось и на быте романовского двора. Забелин приводит такие свидетельства: "В 1619 году, при поставлении Филарета Никитича на патриаршество, государь принимал его в Золотой Полате, сидя на малом царском месте, может быть, в креслах... В 1621 году, в апреле, в Грановитой Полате было обито большое государево место... ЭТО БЫЛ ОБЫКНОВЕННЫЙ ДЕРЕВЯННЫЙ БАЛДАХИН, ПОД КОТОРЫМ СТАВИЛИСЬ КРЕСЛА. Лет через десять с небольшим, в 1635-1636 годах, в Золотой и в Грановитой были устроены уже серебряные троны... Верх (балдахин) этого трона был в виде башенки и поддерживался четырьмя серебряными вызолоченными столбиками в 3 дюйма толщиною" [282:1], ч.1, с.205-206. Видно, что золота в требуемом количестве уже не было. Пришлось ограничиться деревом, серебром и скромной позолотой столбиков.

Но вернемся к облику старинного Кремля. Нас приучили к мысли, что астрономию в Руси практически не знали и вообще мало интересовались законами движения небесных светил. Астрономия процветала, дескать, исключительно в Западной Европе и у "древних арабов". Скалигеровская история внушила, например, Забелину точку зрения, будто астрономический плафон в Кремле "не мог принадлежать художеству Русских иконописцев и знаменщиков, т.е. рисовальщиков, которые не только не знали астрономии, но и считали ее наукою отреченною" [282:1], ч.1, с.187. Здесь верно лишь то, что после бурных событий XVI века на Руси, связанных с историей Есфири, православная церковь действительно категорически осудила астрологию, которой увлекались еретики XVI века, см. книгу "Библейская Русь", гл.7-8. Но в то же время астрономические вычисления на Руси были глубоко развиты, что видно уже хотя бы из тщательности пасхальных вычислений, которым православная церковь уделяла огромное внимание и которые предполагают глубокое знание астрономии. См. подробности в книге "Библейская Руси", гл.19.

Оказывается, в Кремле XVII века астрономических изображений оставалось еще довольно много. <<В столовой, построенной царем Алексеем в 1662 году, в подволоке написано было звездотечное небесное движение, двенадцать месяцев и боги небесные... В сочинении Адольфа Лизека о Посольстве Римского императора Леопольда к царю Алексею Михайловичу сохранилось описание этого изображения... "На потолке изображены небесныя светила ночи, блуждающие кометы и неподвижныя звезды, с астрономическою точностiю. Каждое тело имело свою сферу, съ надлежащимъ уклонениемъ от эклиптики; разстоянiе двенадцати знаковъ небесныхъ такъ точно размерено, что даже пути планетъ были означены золотыми тропиками и такими же колюрами равноденствiя и повороты солнца къ весне и осени, зиме и лету"... Звездотечное небесное движение царской Столовой Полаты пользовалось в то время особенным уважением и несколько раз служило образцом при украшении ДРУГИХ КОМНАТ... Так, в 1683 году, оно было написано в столовой нижней комнате царевны Софьи Алексеевны... а в 1688 году в деревянной передней царевны Татьяны Михайловны и в верхней каменной комнате царевны Марьи Алексеевны. Кроме того, столовые избы загородных царских хором, в Коломенском, и в Алексеевском, и столовая в новых хоромах царевича Ивана Алексеевича, в 1681 году также были украшены этими изображениями небесных бегов...

Такое же устройство подволок мы находим И В БОЯРСКОМ БЫТУ, который в богатой и знатной среде вообще мало отставал от порядков быта царского. В каменных хоромах кн. В.В.Голицына (1689 г.)... также были изображены небесные беги: "в средине подволоки солнце съ лучами вызолочено сусальнымъ золотом; кругъ солнца беги небесные СЪ ЗОДIЯМИ И СЪ ПЛАНЕТЫ писаны живописью"... В спальне в подволоке тоже были написаны по полотну 12 месяцев с планетами>> [282:1], ч.1, с.187-188.

Нас приучили к мысли, будто музыкальные орга'ны - типичная принадлежность лишь исключительно западноевропейского быта. Однако, как мы показали в книге "Новая хронология Руси", гл.14:48, такая мысль неверна. Орга'ны были распространены в Руси-Орде. Сейчас мы добавим к этой информации новые сведения.

Забелин сообщает: <<Еще в конце XV в. при в. к. Иване Васильевиче (при Иване III - Авт.) был вызван в Москву в 1490 г. арганный игрец Иван Спаситель, каплан белых чернецов Августинова закона... чтобы устроить во дворце органную потеху. Быть может, он был и мастером этих инструментов и тогда же занялся их постройкой, если не привез с собою уже готовых... В МОСКОВСКОМ ДВОРЦЕ ОРГАНЫ СУЩЕСТВОВАЛИ УЖЕ С XV В. ... В XVI ст. вместе с органами привезены были во дворец и клавикорды или цымбалы... В начале XVII ст. "органы и цимбалы" упоминаются уже как самые обычные предметы дворцовых потех... В 1617 г. упоминаются органы, стоявшие в Потешной Полате; далее в 1626 году "в государскую радость", т.е. во время свадьбы царя, в Грановитой Полате играли на цинбалах и на варганах...

К сожалению, мы не встретили описания органов, которые стояли в Грановитой и в Потешной Полатах. В казне Оружейной Полаты в 1687 г. хранились уже обветшавшие и испорченные "арганы четыреголосные с рыгаломъ, а в техъ органахъ 50 труб нетъ, а на лицо трубъ 220; кругомъ резьбы нетъ, клеветура поломаны">> [282:1], ч.1, с.238-239.

"Впоследствии органное дело стало обыкновенным делом и для московских дворцовых мастеров, так что государь посылал уже органы, как диковину, в подарок к персидскому шаху. В первый раз органы московской работы были туда посланы в мае 1662 г." [282:1], ч.2, с.285-286.

Сегодня считается, что ОПАХАЛА были характерной чертой лишь исключительно османского, турецкого, восточного быта. Однако знакомство с уцелевшими документами Московского Кремля показывает, что опахала использовались при русском царском дворе во всяком случае еще и в XVII веке. Скорее всего, раньше их было в ордынском быту еще больше. Сообщается следующее: "К уборным предметам мы отнесем и опахало. Оно устраивалось из перьев, или же было сгибное из атласа, харатии (пергамена)... У царицы Евдокии Лукьяновны между прочим были опахала: опахало перье павино... (1630 г.)... У царевны Ирины находим два опахала... (1629 г.). В 1686 г. сделано царевнам четыре опахала атласных... ОПАХАЛА БЫЛИ В УПОТРЕБЛЕНИИ И НА МУЖСКОЙ ПОЛОВИНЕ ЦАРСКОГО ДВОРЦА. У царя Михаила находим опахало деревянное писано золотом и красками розными... (1629 г.); опахальце турское кругло... Опахало харатейное згибное, писано красками на дереве (1634 г.). В 1671 году царевичам Федору и Ивану отпущено... два опахала атласныя червчаты. ПОДОБНЫЕ АТЛАСНЫЯ ОПАХАЛА ЦАРЮ ПОДНОСИЛИ ОБЫКНОВЕННО К ПРАЗДНИКУ ПАСХИ КАК СВОЕ ИЗДЕЛИЕ МАСТЕРА ОРУЖЕЙНОЙ ПОЛАТЫ" [282:1], ч.1, с.286.

Такие сведения подчеркивают прежнее единство Руси-Орды и Османии=Атамании, распространявшееся в том числе и на детали быта.

Отметим следующий любопытный штрих. Оказывается, в ордынской Руси никаких "иностранных" языков не изучали. Учили лишь русскому. Забелин сообщает об обучении царских детей при московском дворе: <<В отношении иностранных языков, Котошихин говорит положительно, что, КРОМЕ РУССКОГО, "НИКАКИМ ИНЫМЪ ЯЗЫКАМЪ НАУЧЕНИЯ В РОСIЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ НЕ БЫВАЕТ">> [282:1], ч.2, с.185.

Все ясно. В эпоху XIV-XVI веков "иностранные" языки в метрополии Великой = "Монгольской" Империи не изучали не из-за высокомерия, а по той простой причине, что не было необходимости. На всей территории Империи царил и был в широком употреблении славянский язык, принесенный во все ее провинции, в том числе и очень далекие, как государственный язык колонистов, осваивавших новые земли.

А вот начиная с XVII века картина круто изменилась. После раскола Империи, в ее ставших независимыми провинциях, были изготовлены новые языки, возникшие на базе прежнего славянского, см. наш лингвистический Словарь Параллелизмов в книге "Реконструкция". Таковы, например, латинский, "древне"-греческий, французский и т.п. И тогда в романовской России естественно появилась необходимость изучать новоявленные иностранные языки. И в самом деле, Забелин подтверждает, что уже при Алексее Михайловиче ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ НАЧАЛИ ПРЕПОДАВАТЬСЯ ЕГО СЫНОВЬЯМ [282:1], ч.2, с.185. Тем более, что к тому времени Россия заметно попала под западное влияние.

Далее, выясняется, что даже при первых Романовых, до начала правления Петра I, в русской жизни сохранялись многие характерные черты прежней ордынской культуры. Старинные обычаи отступали нехотя и постепенно. Лишь через много лет Романовым удалось наконец выдавить их из российского быта. Забелин сообщает, что даже в эпоху детства Петра I: "В учителя грамоте выбирали ОБЫКНОВЕННО ИЗ РУССКИХ и преимущественно из умных, тихих и толковых подъячих. НИ ТОЙ, НИ ДРУГОЙ ДОЛЖНОСТИ ИНОСТРАНЕЦ ЗАНЯТЬ НЕ МОГ, ДА И САМА МЫСЛЬ ОБ ЭТОМ НЕ МОГЛА ПРИЙТИ В ТОГДАШНИЕ УМЫ УЖЕ ПО ОДНОМУ ОТЧУЖДЕНИЮ ТОГДАШНЕЙ ЖИЗНИ ОТ ВСЕГО ИНОЗЕМНОГО" [282:1], ч.2, с.212.

Все понятно. Ранняя романовская Россия все еще сохраняла значительные остатки прежней имперской психологии, которая, естественно, на первое место ставила обычаи и нравы метрополии. А порядки, царившие в провинциях Империи, если иногда и допускались в центр, то лишь на вторых ролях, как быть может любопытные (но не более того) "заморские странности". В связи с этим приведем эффектный пример.

Забелин: "Но если среди прямых и положительных убеждений века (отсутствие интереса к иностранному - Авт.) такой факт (то есть занятие иностранцем заметной должности в России - Авт.) был решительно невозможен, то существовала сторона быта, ГДЕ ИНОЗЕМНОЕ ЛЕГКО ДОПУСКАЛОСЬ И НЕ СМУЩАЛО СВОИМ ПРИБЛИЖЕНИЕМ СТРОГИХ ВЗОРОВ СТАРИНЫ" [282:1], ч.2, с.212. Интересно, что же это за сторона быта? Ответ оказывается простым: потехи и шутовство.

Забелин продолжает: <<Эта сторона в царском домашнем быту принадлежала потехам, увеселениям и забавам, а также и детским играм. СЮДА ИНОЗЕМНОЕ ПРОНИКАЛО СВОБОДНЕЕ ПОД ВИДОМ БЕЗДЕЛИЦ, НЕ СТОЯЩИХ СЕРЬЕЗНОГО ВНИМАНИЯ. Нам известно уже, что дети царя Михаила, Алексей и Иван, и их стольники были одеты даже в немецкое платье, курты и т.п., в то время, КОГДА НЕМЕЦКОЕ ПЛАТЬЕ СТРОГО БЫЛО ЗАПРЕЩЕНО, ТАК ЧТО СНАЧАЛА И САМЫЕ ИНОСТРАНЦЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ХОДИТЬ В РУССКОМ ЖЕ ПЛАТЬЕ. У Никиты Ивановича Романова, который любил иноземные обычаи и рядился по-немецки, выезжая однако же в таком наряде ТОЛЬКО НА ОХОТУ, патриарх ОТОБРАЛ НЕМЕЦКИЙ КОСТЮМ И СЖЕГ ЕГО КАК ВЕЩЬ, ПО НЕКОТОРЫМ ПОНЯТИЯМ, ГРЕХОВНУЮ. Но как бы то ни было, фанатическое преследование иноземного лишалось своей силы в кругу детских забав, где иноземное являлось... ПОД ВИДОМ ПОТЕХИ и след. не имело как бы никакого значения. Так немецкие и фряжские ПОТЕШНЫЕ ЛИСТЫ в XVII веке принадлежали к самым обыкновенным предметам детских забав и даже в известной доле служили ВЕСЬМА ПОЛЕЗНЫМ НАЗИДАНИЕМ. О содержании их МЫ НЕ ИМЕЕМ СВЕДЕНИЙ, но в том нет сомнения, что через них получалось по крайней мере наглядное знакомство со многими предметами иноземного быта, которые были осуждены мнением века. ВСЕ ПЕЧАТНЫЕ НЕМЕЦКИЕ ЛИСТЫ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ СВЯЩЕННЫХ ПРЕДМЕТОВ ОФИЦИАЛЬНО ПРОВОЗГЛАШЕНЫ БЫЛИ ЕРЕТИЧЕСКИМИ, А ТАКОЕ ОСУЖДЕНИЕ БРОСАЛО ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ УЖЕ ТЕНЬ И НА ВСЕ ДРУГИЕ ЛИСТЫ ИЛИ ГРАВЮРЫ ЗАПАДНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ... Припомним также немецкие карты и особенно потешные книги, рыцарские повести о Бове, о "Петре златыхъ ключевъ", которые, как и фряжские листы, могли войти к нам ТОЛЬКО ПОД ВИДОМ ИГРУШЕК, ПОТЕХ, вместе с игрушками и куклами привозными>> [282:1], ч.2, с.213.

<<Менезиус (шотландец - Авт.)... не бесполезен был и при устройстве КОМЕДИННОЙ ХОРОМИНЫ ИЛИ ВООБЩЕ ТЕАТРА, который ТОЛЬКО ЧТО пред его посольством заводился при Дворе (Романовых - Авт.)... Что Менезиус имел какое-то отношение к этим НЕБЫВАЛЫМ ЕЩЕ ЗАБАВАМ В ЦАРСКОМ БЫТУ, на это указывает также и один рассказ Лизека. "... Немецкие комедианты должны были представлять комедию, которая, как он уверял, доставит большое удовольствие царю, если только в ней будет участвовать один из наших слуг. Это был балансир, заслуживший своими шутовскими и ловкими действиями всеобщее удивление, особенно Русских, которые единогласно решили, что он чародей и МОРОЧИТ ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ БЕСОВСКОЮ СИЛОЮ">> [282:1], ч.2, с.215.

"Менезиус, ПОД ВИДОМ ПОТЕХИ, обученья солдатскому строю, введен был и к царевичу Петру" [282:1], ч.2, с.216.

И лишь Петр I смог насильно выжечь из сознания России многие (упорно сопротивлявшиеся реформам) прежние ордынские порядки и обычаи, "прорубив окно в Европу" и заметно усилив западноевропейское влияние в прежней метрополии Великой Империи.

Возвращаясь немного назад, в эпоху царя Алексея Михайловича и его наследников, мы с удивлением обнаруживаем, что многие обычаи московского двора оставались удивительно схожими со "старинными" византийскими обычаями. Забелин сообщает: "Отец царевен Алексей Михайлович, даже в украшениях своего дворца ПРЯМО БРАЛ ЗА ОБРАЗЕЦ дворец Цареградский: и у него также, как у тамошних царей, по сторонам трона, лежали рыкающие львы. Брат царевен царь Федор Алексеевич замышлял установить по Цареградски служебное старшинство боярских чинов по тридцати четырем степеням, причем указывались и греческие наименования таких чинов Доместик, Севастократор, Дикеофилакс, Стратопедархис и т.п." [282:2], с.149-150.

И далее: <<Многие черты этого ("старинного" византийского якобы VIII века - Авт.) быта носят в себе вполне родственное сходство с нашим бытом XVI-XVII ст., и тем показывают, что они некогда служили образцами для нашей культуры>> [282:2], с.209.

Такое подражание Византии первых Романовых является ярким следом прежнего неразрывного единства Руси-Орды и Османии=Атамании XIV-XVI веков. Порвав с ордынским прошлым, Романовы долго не могли избавиться от теснейших связей между двумя прежними частями Великой = "Монгольской" Империи. Подобные традиции уничтожались с трудом и, как мы видим, еще долго за Романовыми тянулся шлейф ордынско-османских обычаев, титулов и т.п.

В книге "Новая хронология Руси", гл.4:6, мы уже приводили данные Забелина о том, что при московском царско-ханском дворе в 1602 году, при Годунове, свита царицы выезжала ПО ОРДЫНСКОМУ ОБЫЧАЮ КАК ОТРЯД АМАЗОНОК, на конях, с лицами покрытыми белыми покрывалами [282:2], с.325-326 и примечание 1 на стр.326. О том, что в "античном мире" амазонками именовали на самом деле ордынских казачек, см. подробнее в книгах "Новая хронология Руси", гл.4:6, и "Империя", гл.9:20 (см. М.Орбини).

Главная страница
Оглавление книги ЦАРЬ СЛАВЯН
Подписи к рисункам
Продолжение >>