Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ЦАРСКИЙ РИМ В МЕЖДУРЕЧЬЕ ОКИ И ВОЛГИ

Новые сведения о Деве Марии и Андронике-Христе, Холопьей войне Новгородцев, Дмитрии Донском и Мамае, Александре Невском и Ледовом Побоище на страницах античной "Истории Рима" Тита Ливия и Ветхого Завета

Глава 7.
ПУШКИ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО И "ТРУБЫ СО СВЕТИЛЬНИКАМИ" ВЕТХОЗАВЕТНОГО ГЕДЕОНА.
(Первая Латинская война Рима как еще одно отражение Куликовской битвы).

1. РАССКАЗ ТИТА ЛИВИЯ О БИТВЕ ПРИ РЕГИЛЛЬСКОМ ОЗЕРЕ.

В предыдущей главе мы показали, что известная Вторая Латинская война Рима якобы 341-340 годов до н.э. - это одно из отражений войны Дмитрия Донского с Мамаем. То есть Куликовской битвы. Но у Тита Ливия описана еще одна Латинская война, именуемая Первой.

Первая Латинская война якобы 499 года до н.э. известна как битва римлян с латинами при Регилльском озере. На тот факт, что эта война также, скорее всего, является отражением Куликовского сражения, указывает то обстоятельство, что сам Тит Ливий намекает на некую параллель между Первой и Второй Латинскими войнами. В частности, рассказывая о поединке Тита Манлия-сына с латином Гемином Месцием во время Второй Латинской войны, Тит Ливий вкладывает в уста Тита Манлия следующие слова, обращенные к противнику: "Если при РЕГИЛЛЬСКОМ ОЗЕРЕ вы были по горло сыты боем, то мы уже и здесь постараемся, чтоб вам не сладко пришлось от встречи с нами на поле брани" [483], т.1, с.370. Тем самым, сопоставляются Первая и Вторая Латинские войны.

Кроме того, в той же Второй Латинской войне Тит Манлий-отец во время стычки с латином Аннием восклицает: "Неужто вовсе позабыли вы битву при РЕГИЛЛЬСКОМ ОЗЕРЕ? Позабыли старые поражения и благодеяния, вам оказанные?" [483], т.1, с.368.

Далее, обе эти войны известны именно как ЛАТИНСКИЕ войны Рима. Других крупных ЛАТИНСКИХ войн в истории "античного" Рима больше не отмечается. Например, в списке всех основных войн "античного" Рима, приведенном в самом начале книги "античного" историка Аннея Флора, упомянуты только две войны с названием "Латинская". Это - Первая и Вторая Латинские войны [506:1], с.99.

Таким образом, у нас появляются основания более пристально вглядеться в историю Первой Латинской войны Рима. Оказывается, действительно, она является еще одним, хотя и более слабым, отражением Куликовской битвы, рис.6.7.

Тит Ливий пишет о Первой Латинской войне существенно меньше, чем о Второй Латинской войне. Если его рассказ о войне якобы 341-340 годов до н.э., то есть о Второй Латинской войне, занимает ТРИНАДЦАТЬ страниц, то повествование о Первой Латинской войне якобы 499 года до н.э. - всего лишь ДВЕ страницы. Поэтому соответствие с Куликовской битвой здесь не столь яркое, хотя вполне узнаваемо.

Вот что сообщает Тит Ливий. "Нельзя было дольше откладывать ЛАТИНСКУЮ ВОЙНУ, ИСПОДВОЛЬ ТЛЕВШУЮ УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ. Диктатор Авл Постумий и начальник конницы Тит Эбуций выступили С БОЛЬШИМИ ПЕШИМИ И КОННЫМИ СИЛАМИ и у Регилльского озера в тускуланской земле встретили войско неприятеля; услышав же, что в латинском войске были Тарквинии, не смогли сдержать гнева и тотчас начали сражение. ОТТОГО ЭТА БИТВА БЫЛА ТЯЖЕЛЕЙ И ЖЕСТОЧЕ ДРУГИХ" [483], т.1, с.78.

Далее рассказывается о самой битве. Оказывается, предводителем латинов был Октавий МАМИЛИЙ [483], т.1, с.78. Он назван тускуланским вождем. Сражение шло с переменным успехом. Латины напирают на римлян и начинают одерживать верх. "Диктатор Постумий, видя, что... изгнанники стремительно напирают, а собственные воины его отступают под ударами, ДАЕТ ПРИКАЗ ОТБОРНОЙ КОГОРТЕ, СОСТОЯВШЕЙ ПРИ НЕМ ДЛЯ ОХРАНЫ: СЧИТАТЬ ВРАГОМ ВСЯКОГО, ПОКИНУВШЕГО СТРОЙ. Двойной страх удержал римлян от бегства; они поворачивают на врага и восстанавливают ряды...

Тогда произошел другой ПОЕДИНОК МЕЖДУ ПРЕДВОДИТЕЛЯМИ. Латинский полководец (Октавий Мамилий - Авт.), увидев когорту изгнанников почти окруженной воинами римского диктатора, поспешно ввел в первые ряды несколько вспомогательных манипулов. Их передвижение заметил легат Тит Герминий, среди прочих ПО ПРИМЕТНОЙ ОДЕЖДЕ И ДОСПЕХАМ ОН УЗНАЛ МАМИЛИЯ и с еще большим неистовством... КИНУЛСЯ НА ВРАЖЕСКОГО ВОЖДЯ, С ОДНОГО УДАРА ПРОНЗИЛ И УБИЛ МАМИЛИЯ, САМ ЖЕ, СНИМАЯ ДОСПЕХИ С ВРАЖЕСКОГО ТЕЛА, БЫЛ ПОРАЖЕН КОПЬЕМ; победивший, он был перенесен в лагерь и... скончался... Тут-то и дрогнули латины, подавшись под ударами... Диктатор, уповая и на божественные и на человеческие силы, дал обет посвятить храм Кастору... Столь велико было воодушевление, что единым напором римляне погнали врага и овладели лагерем. Такова была битва у Регилльского озера" [483], т.1, с.79.

 

2. РАССКАЗ АННЕЯ ФЛОРА О БИТВЕ ПРИ РЕГИЛЛЬСКОМ ОЗЕРЕ.

Анней Флор считается римским историком конца I - начала II века н.э. [988:00]. Вот его рассказ о Первой Латинской войне Рима.

"Латины из-за зависти и соперничества также взяли под защиту Тарквиниев... И весь Лаций под предводительством тускуланца МАМИЛИЯ единодушно поднялся якобы ради мести за царя. У Регилльского озера ДОЛГО И С ПЕРЕМЕННЫМ УСПЕХОМ ШЛО СРАЖЕНИЕ. Наконец сам диктатор Постумий БРОСИЛ ВО ВРАГОВ ЗНАМЯ - НОВЫЙ И НЕОБЫЧАЙНЫЙ ЗАМЫСЕЛ, - ЧТОБЫ ЗАТЕМ ЕГО ВЕРНУТЬ. Косс, начальник конницы, приказал разнуздать коней (и это новинка!), чтобы энергичнее совершать набеги. СРАЖЕНИЕ БЫЛО СТОЛЬ ЖЕСТОКИМ, ЧТО, СОГЛАСНО ПРЕДАНИЮ, ЕГО ЗРИТЕЛЯМИ ОКАЗАЛИСЬ БОГИ. ДВОЕ ЮНОШЕЙ НА ОСЛЕПИТЕЛЬНО БЕЛЫХ КОНЯХ ПРОЛЕТЕЛИ ПОДОБНО ЗВЕЗДАМ; никто не усомнился, что это Кастор и Поллукс. ИСПЫТАЛ БЛАГОГОВЕНИЕ И САМ ПОЛКОВОДЕЦ. Предвидя победу, он обещал воздвигнуть храм. И воздвиг, как бы вознаградив богов - соратников по оружию...

Однако еще более непреклонными, чем латины, были эквы и вольски, каждодневные, я бы сказал, враги. Их укротил в основном Тит Квинкций, тот самый ДИКТАТОР-ПАХАРЬ, который, одержав выдающуюся победу, спас осажденный и почти захваченный [врагом] лагерь консула МАНИЛИЯ. Это случилось в разгар сева, когда ликтор застал ПАТРИЦИЯ ЗА ПЛУГОМ. Тит Квинкций сразу же отправился на войну и, подражая сельскому труду, провел врагов, как скот, под ярмом. Завершив поход, ПАХАРЬ-ТРИУМФАТОР - клянусь богами! - столь же проворно вернулся к быкам. От начала до конца войны прошло 15 дней" [506:1], с.107-108.

Комментаторы добавляют: "Существовала легенда о том, что Диоскуры (то есть Кастор и Поллукс - Авт.) САМИ УЧАСТВОВАЛИ в битве у Регилльского озера" [483], т.1, с.522, комментарий 52. Об этом говорил, например, Цицерон.

Кстати, не происходит ли имя КОССА, начальника конницы, от русского слова КАЗАК? То есть от слова СКОК, скакать.

Анней Флор вроде бы относит подвиг диктатора-пахаря примерно ко времени битвы при Регилльском озере. Происшедшей якобы около 499 года до н.э., согласно скалигеровской версии. В то же время, описание Тита Ливия сражения под руководством диктатора-пахаря историки относят к 458 году до н.э. [483], т.1, с.138-141. То есть якобы примерно через сорок лет.

 

3. НЕБЕСНОЕ ЗНАМЕНИЕ КОНСТАНТИНУ ВЕЛИКОМУ И НЕБЕСНОЕ ЗНАМЕНИЕ В БИТВЕ У РЕГИЛЛЬСКОГО ОЗЕРА. ЧТО ЗА "ЗНАМЯ" БРОСИЛ ВПЕРЕД РИМСКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ?

# Мы показали в книге "Крещение Руси", что знаменитое небесное знамение, видение Константина Великого во время его битвы с Максенцием, "небесный Лабарум" Константина, "Знак Креста" - это отражение пушек, огнестрельного оружия в войске Дмитрия Донского во время Куликовской битвы 1380 года с ханом Мамаем. Замечательно, что данный сюжет присутствует и в описании Первой Латинской войны, по Аннею Флору. В самом деле.

Сказано, что свидетелями битвы при Регилльском озере были САМИ БОГИ. "ДВОЕ ЮНОШЕЙ НА ОСЛЕПИТЕЛЬНО БЕЛЫХ КОНЯХ ПРОЛЕТЕЛИ ПОДОБНО ЗВЕЗДАМ; никто не усомнился, что это Кастор и Поллукс. Испытал благоговение и сам полководец" [506:1], с.107.

Таким образом, в небе, во время битвы, явилось ОСЛЕПИТЕЛЬНОЕ ЗНАМЕНИЕ, ПОДОБНОЕ ЗВЕЗДЕ. Подчеркивается, что римский полководец испытал БЛАГОГОВЕНИЕ. Тем самым, говорится о религиозном характере знамения. Напомним, что императору Константину было божественное видение "Креста", предсказавшее ему победу. Оно описано в русских летописях как небесное знамение, данное Дмитрию Донскому. Константин с благоговением принял это христианское знамение и действительно победил, взяв "Знак Креста" на вооружение.

# Римская версия упоминает "двух юношей" на "ослепительных конях", пролетевших по небу. Может быть, в такой форме Анней Флор упомянул о ДВУХ ИНОКАХ - Пересвете и Ослябе, которым Сергий Радонежский вручил перед Куликовской битвой "христианское оружие", то есть пушки. Поскольку пушки изрыгали яркое пламя и ядра, "летевшие по небу", то ясно, что летописцы могли говорить о ПРОЛЕТЕВШИХ ПО НЕБУ ОСЛЕПИТЕЛЬНО БЕЛЫХ "конях", на которых два молодых божества возвестили и даровали победу римлянам. Вспышка "звезды" тоже хорошо соответствует вспышке огня при пушечном залпе.

В то же время, упоминание римлянином Аннеем Флором ДВУХ ЮНОШЕЙ НА ОСЛЕПИТЕЛЬНЫХ КОНЯХ прекрасно согласуется с сообщением русских летописей о том, что именно ДВОЕ СВЕТЛЫХ ЮНОШЕЙ с мечами в руках явились в небе и возвестили победу войску Дмитрия Донского. Приведем еще раз этот фрагмент, но в чуть иной редакции, чем процитированный нами в главе 4.

<<В ту ж нощ некто синглит, разбойник, именем Фома Кацей, поставлен бысть сторожем от князя великого на реце на Черу Михайлове, мужества его ради на крепце стороже от поганых. Сего ради уверая, откры ему бог видети в нощи той видение велико. На высоте облак видев изрядно прият, аки некия полки от восток великих зело. От полуденныя же страны ПРИЙДОША ДВА ЮНОШИ СВЕТЛЫИ, ИМУЩИ СВЕЩИ, ВО ОБОИХ РУКАХ МЕЧА ОСТРА. И рекоша полковником: "Кто вам повеле требити отчество наше, его же нам дарова господь?" И нача сечи, и ни един же от них не избысть и целомудр. Наутрия же поведа князю единому. Он же рече ему: "Не глаголи ж никому". Сам же князь великий воздев руце свои на небо и нача плакатися и глаголати...>> [631], с.242.

Совершенно очевидно, что перед нами - один и тот же рассказ. Один - на страницах римлянина Аннея Флора. Другой - на страницах русской "Повести о побоищи Мамаевым с князем Димитрием Ивановичем Володимерским в лето 6889, от Рождества Христова 1381" [631], с.226-250.

Анней Флор высказывает предположение, что двое ослепительных юношей - это боги Кастор и Поллукс. Русские летописцы считали, что это, возможно, святые Борис и Глеб [631], с.242. Однако, несмотря на различие этих имен, костяк легенды, очевидно, один и тот же. Между прочим, не исключено также, что "античное" имя ПОЛЛУКС является искаженным обратным прочтением имени ОСЛЯБЯ.

В общем, мы видим хорошее согласование римской и русской версий.

# Далее, обращает на себя внимание весьма необычный рассказ Аннея Флора о том, что римский диктатор "БРОСИЛ ВО ВРАГОВ ЗНАМЯ - НОВЫЙ И НЕОБЫЧНЫЙ ЗАМЫСЕЛ, - ЧТОБЫ ЗАТЕМ ЕГО ВЕРНУТЬ" [506:1], с.107. Это место текста считается современными комментаторами туманным. Они не могут понять, о чем идет речь. Пишут так: <<Место, трудное для интерпретации. В рукописях: uti peteretur (C); ut inde ipse peteretur (B). В.Россбах вслед за Хейнсием читает uti repeteretur. Мы принимаем рукописное чтение uti peteretur - "чтобы затем его вернуть">> [506:1], с.339, комментарий 36.

Буквальное понимание текста Аннея Флора, конечно, бессмысленно. Вряд ли стоит считать, что римский полководец бросил вперед, в наступающего врага СВОЕ ЗНАМЯ, чтобы затем его "вернуть" (!?). Чтобы, дескать, воодушевить воинов. Странная идея. Ведь во все времена войсковое знамя оберегали от пленения врагами. Вокруг знамени полководца закипали яростные схватки, если враг пытался захватить знамя. Захват знамени противника часто считали чуть ли не победой. Утерю своего знамени - позором. А тут нам предлагают думать, будто римский полководец САМ БРОСАЕТ СВОЕ ЗНАМЯ В ВОЙСКО ВРАГА. Получается нелепость.

Если бы мы уже ранее не показали, что на Куликовом поле гремело огнестрельное оружие, то интерпретация подобных туманных текстов действительно была бы затруднена. Но в свете того, что мы теперь знаем о Куликовском сражении, слова Аннея Флора, что полководец БРОСИЛ ВО ВРАГОВ ЗНАМЯ, приобретают более ясный смысл. "Знамя" или "Знамение" Константина или "Знамя Креста", Лабарум - это ПУШКА. Пушки Дмитрия Донского "БРОСАЛИ" в войско хана Мамая ядра и картечь. То есть ЗНАМЕНИЕ БРОСАЛО ВПЕРЕД огонь, ядра, пули. Летописец, уже смутно понимавший суть происходящего, вполне мог выразиться так: "полководец бросил знамя".

Возможно, становится более понятным и туманное латинское UTI PETERETUR, употребленное здесь Аннеем Флором. В книге "Казаки-арии: из Руси в Индию", часть 1.4:6, мы подробно рассказали о том, что на страницах "древне"-индийского Эпоса "Махабхарата" пушки Дмитрия Донского тоже отразились достаточно ярко. При этом арийские=ордынские летописцы детально обсуждали вопрос: можно или нельзя ВЕРНУТЬ НАЗАД, ОСТАНОВИТЬ, выпущенные богами "огненные стрелы". Были разные мнения. Некоторые летописцы склонялись к тому, что "вернуть нельзя". В общем, вопрос подробно обсуждался старинными авторами.

Как мы уже говорили, подобная "древне"-арийская дискуссия могла возникнуть из-за сравнения огнестрельного оружия с холодным, то есть с мечами, копьями и т.п. Писатели, поэты и летописцы возбужденно рассуждали о свойствах нового, поразительного и невиданного ранее оружия. Было много философских спекуляций и туманных построений. Дескать, холодное оружие всегда можно было "вернуть назад", вложить в ножны меч, подобрать копье, брошенное во врага, задержать в воздухе удар, наносимый саблей и т.д. А вот картечь и пули, выпущенные огнестрельным оружием, вернуть труднее или даже невозможно. Невозможно задержать, "вернуть назад" выброс порохового пламени и картечи из жерла пушки или ствола мушкета. Не исключено, что на страницах римской летописи Аннея Флора мы столкнулись со следами подобной средневековой дискуссии о природе нового, огнестрельного оружия. Фраза: "чтобы затем его вернуть", - то есть брошенное "знамя=знамение полководца", - могла быть отражением подобных споров.

Кстати, если принять второе предлагаемое историками прочтение старого текста: UTI REPETERETUR, то оно, быть может, является вариантом латинского REPETO = повторять, REPETITIO = повторение. При таком переводе у Аннея Флора могло первоначально говориться о ПОВТОРНЫХ ВЫСТРЕЛАХ ИЗ ОРУДИЯ. Ведь пушка может стрелять МНОГО РАЗ, если ее перезаряжать. Пушечные выстрелы ПОВТОРЯЮТСЯ один за другим. В таком случае в исходной летописи могло быть написано что-то вроде: ПОЛКОВОДЕЦ БРОСАЛ ВПЕРЕД "ЗНАМЕНИЕ-ЗНАМЯ" (огонь и ядра), И ПОВТОРЯЛ ЭТО ВНОВЬ И ВНОВЬ. То есть пушечная батарея долго вела огонь по врагу. ЗАЛП СЛЕДОВАЛ ЗА ЗАЛПОМ. Картина становится вполне понятной. Конечно, мы не настаиваем на таком прочтении старого текста, а хотим лишь показать, что уже восстановленная нами общая картина позволяет теперь лучше понимать старые хроники с позиций здравого смысла.

Кстати, бросок римского знамени=знамения в войско врага назван Аннеем Флором НОВЫМ И НЕОБЫЧНЫМ ЗАМЫСЛОМ. Все правильно. Пушки на Куликовом поле 1380 года действительно были НОВЫМ И СОВЕРШЕННО НЕОБЫЧНЫМ оружием. Потрясшим многих. Что аккуратно и отметил римлянин-ордынец Анней Флор. Но только не в I-II веках н.э., как нас уверяют, а не ранее конца XIV века н.э.

ЗАМЕЧАНИЕ. В "Истории" Тита Ливия мы нашли еще одно упоминание о "броске знамени в войско врага". Тит Ливий пишет: "Передают даже, что по приказу Камилла знамя было брошено в гущу вражеской рати, чтобы знаменный ряд поспешил его отбить" [483], т.1, с.289. Все, что мы говорили о подобном сюжете выше, можно повторить и здесь. По-видимому, поздние летописцы, уже забыв суть дела, задним числом придумали неуклюжее объяснение странному "броску знамени-знамения во врага". Тем более, что сам Тит Ливий неоднократно подчеркивает, что захват знамени в битве считался знаком поражения. Так например, говоря о разгроме противников Рима в битве при Клузии и Сентине, Тит Ливий сообщает: "Перузийцы и клузийцы потеряли более трех тысяч убитыми и ЛИШИЛИСЬ ДВАДЦАТИ ВОЕННЫХ ЗНАМЕН" [483], т.1, с.486.

 

4. ЖЕСТОКАЯ БИТВА. ПОЕДИНОК ДВУХ ПРЕДВОДИТЕЛЕЙ И ИХ ГИБЕЛЬ.

# Битва при Регилльском озере характеризуется римскими летописцами как очень жестокая, см. выше. Хорошо отвечает русским летописным описаниям Куликовского сражения.

# В римской версии, предводителем латинов, врагов римлян, назван Октавий МАМИЛИЙ. Имя МАМИЛИЙ очень близко к имени МАМАЙ. Именно хан Мамай возглавлял войско, противостоявшее Дмитрию Донскому.

# При описании ПЕРВОЙ Латинской войны Тит Ливий упоминает деталь, уже хорошо знакомую нам из истории Второй Латинской войны. А именно, римский предводитель категорически запрещает своим воинам СРАЖАТЬСЯ ВНЕ СТРОЯ. Более того, всякого, покинувшего строй, он объявил врагом римлян, подлежащим, следовательно, смерти. Мы узнаем здесь жесткий приказ консула Тита Манлия-отца, предводителя римлян во ВТОРОЙ Латинской войне, запрещающий сражаться ВНЕ СТРОЯ. Приказ настолько неукоснительно выполнялся, что сын консула, Тит Манлий, был немедленно казнен за его нарушение. Причины такого приказа по-разному объясняются историками Первой и Второй Латинских войн. Но его суть от этого не меняется. Тем самым, в обеих войнах мы сталкиваемся с одним и тем же категорическим указанием римским войскам сражаться только в строю.

# Далее описывается поединок предводителей римлян и латин. Со стороны римлян выезжает легат Тит Герминий. Со стороны латин - полководец Мамилий = Мамай. Поединок описан как конный. Всадники - Тит Герминий и Мамилий сшибаются в поединке. Латин Мамилий пронзен ударом копья римлянина и умирает на месте. Тит Герминий уклонился от копья Мамилия, но был тут же сражен копьем какого-то другого латина, когда стал снимать доспехи с рухнувшего на землю Мамилия. Тем самым, получается, что оба вождя погибли во время поединка, практически одновременно.

Эта сцена нам хорошо знакома и уже неоднократно обсуждалась. Речь идет о поединке инока Пересвета с печенегом, "татарином" Челубеем во время Куликовского сражения. Как и в случае Второй Латинской войны, этот поединок считался одним из центральных моментов битвы. Оба воина - и Пересвет и Челубей - погибли, поразив друг друга. Их поединок тоже был конным. В обоих случаях поединок произошел на виду всего войска, в центре сражения.

Мы видим хорошее соответствие между римской и русской версиями.

# Римские источники говорят, что латины потерпели сокрушительное поражение в Первой Латинской войне. То же самое известно и об исходе Куликовской битвы. Войска хана Мамая были наголову разгромлены.

# Обе битвы произошли "у воды". Куликовское сражение, согласно нашей реконструкции, - на берегах РЕК Неглинки, Яузы и Напрудной = летописная Непрядва, то есть Напрудная река. А Первая Латинская война развернулась у берегов Регилльского ОЗЕРА.

Между прочим, стоит еще раз отметить, что Тит Ливий и не скрывает, что он - поздний писатель, обрабатывающий какие-то дошедшие до него старинные летописи. Например, при описании Первой Латинской войны Тит Ливий жалуется на запутанность старых хроник. Он пишет: "Такие ошибки в отсчете времени запутывают дело: у разных авторов - разный порядок должностных лиц, так что трудно разобраться, какой за каким следовал консул и что в каком году было - ДЕЛА ЭТИ ДАВНИЕ И ПИСАТЕЛИ ДРЕВНИЕ" [483], т.1, с.80.

Поскольку, как мы теперь понимаем, речь идет о событиях эпохи 1380 года, то писатели, описывавшие эти давние дела, жили не ранее конца XIV века. Так что Тит Ливий, для которого эти писатели и события уже стали "ДАВНИМИ И ДРЕВНИМИ", должен был жить существенно позже. Скорее всего, в эпоху XVI-XVII веков. В смутную эпоху Реформации.

Главная страница
Оглавление книги ЦАРСКИЙ РИМ В МЕЖДУРЕЧЬЕ ОКИ И ВОЛГИ
Подписи к рисункам
Продолжение >>