Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ЗАВОЕВАНИЕ АМЕРИКИ
Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами "древних" греков

Новые сведения о Куликовской битве, об Иване Грозном и истории Есфири, о знаменитом походе атамана-конкистадора Ермака-Кортеса и Великой Смуте в Империи XVI-XVII веков. Эти свидетельства составляют значительную часть "античных" произведений Геродота, Плутарха и Фукидида.

Часть 2.
ПОХОД ЕРМАКА-КОРТЕСА И МЯТЕЖ РЕФОРМАЦИИ КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII ВЕКОВ
ГЛАЗАМИ "ДРЕВНИХ" ГРЕКОВ.

Глава 6.
ОРДЫНСКИЙ "ЛЖЕ"-ДМИТРИЙ ИЗ НАЧАЛА XVII ВЕКА НА СТРАНИЦАХ ГЕРОДОТА. НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ СМУТЫ В РУСИ-ОРДЕ ГЛАЗАМИ "АНТИЧНОГО КЛАССИКА".

7. ИЗБРАНИЕМ ДАРИЯ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ БОЛЬШОЙ РАЗДЕЛ "ИСТОРИИ" ГЕРОДОТА. ИЗБРАНИЕМ ШУЙСКОГО КОНЧАЕТСЯ ОРДЫНСКАЯ ДИНАСТИЯ НА РУСИ. ДАЛЕЕ - ВЕЛИКАЯ СМУТА И ЗАХВАТ ВЛАСТИ РОМАНОВЫМИ.

Подробно рассказав об избрании Дария царем, Геродот всего лишь несколькими строчками упоминает о его дальнейших политических шагах. А затем начинает долго рассуждать о разных странах, об их народах, обычаях и т.п. То есть полностью уходит от темы Дария. Эти "туристические описания" Геродота занимают около семи страниц [163], с.167-174.

Перед нами - большой разрыв в последовательном повествовании Геродота. Здесь он, или позднейшие редакторы, явно сшили различные летописи. Мы наткнулись на место стыковки разнородных текстов. Через семь страниц Геродот вернется к Дарию. Но это, как мы покажем, будет уже "совсем другой Дарий". Вовсе не отражение царя Василия Шуйского из XVII века, о котором мы только что много говорили. Напомним, что само имя ДАРИЙ - это, скорее всего, искаженное ОРДА. Так что именем ОРДА или ОРДЫНСКИЙ царь летописцы могли называть самых разных правителей. В чем мы уже неоднократно убеждались.

Совершенно аналогичную картину мы видим и в романовских летописях. После рассказа о воцарении Василия Шуйского на престоле, начинается длинное повествование о Великой Смуте. То есть мы подошли к концу Ордынской династии на Руси. Не исключено, что Шуйский был последним ордынским царем-ханом, пришедшим к власти после гибели Дмитрия Ивановича, сына Грозного. События Смуты на Руси очень плохо известны и, как мы уже говорили в книге "Новая хронология Руси", сильно искажены Романовыми. Ведь именно в это время они узурпировали власть в Руси-Орде. Захватив русский престол, они потом переписали историю своего воцарения в выгодном для себя свете.

Таким образом, двигаясь по русским источникам, и подойдя к эпохе 1606-1613 годов, мы погружается в весьма темное время. Становится понятно, что при обнаруженном наложении "Истории" Геродота на русскую историю, мы одновременно подошли к "месту стыка" существенно разных эпох и разных летописей. Это обстоятельство хорошо объясняется нашей реконструкцией.

Итак, мы видим хорошее соответствие между рассказом "античнейшего" Геродота и романовской версией событий в Руси-Орде начала XVII века.

 

8. ГЕРОДОТ РАССКАЗЫВАЕТ О ГИБЕЛИ ИЗВЕСТНОГО КНЯЗЯ МИХАИЛА СКОПИНА-ШУЙСКОГО В 1610 ГОДУ, НАЗВАВ ЕГО "ПЕРСОМ ИНТАФРЕНОМ".

8.1. ДАРИЙ И ЖЕНЩИНА КАЗНЯТ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПЕРСА ИНТАФРЕНА.

В самом конце повествования о семи заговорщиках, свергнувших мага Лжесмердиса, Геродот добавляет изолированный сюжет, оказывающийся очень интересным. Событие произошло уже ПОСЛЕ избрания Дария царем. Вот рассказ Геродота.

<<А среди тех персов, свергнувших мага, был некто Интафрен, который тотчас после этого восстания был казнен за совершенное преступление. Он хотел войти в царский дворец, чтобы переговорить о чем-то с царем. Действительно, существовало постановление, что заговорщики могут свободно входить к царю без доклада, если только царь не спит на женской половине. Поэтому Интафрен не счел необходимым посылать кого-нибудь с докладом и захотел как один из семи прямо войти. Страж дверей же и докладчик не пропускали его, говоря, что царь находится на женской половине. А Интафрен, думая, что они говорят неправду, сделал вот что. Выхватив свою саблю, он отрубил им уши и нос и нанизал их на поводья своего коня. Затем он обвязал поводья вокруг шеи несчастных и так отпустил их.

Тогда искалеченные слуги явились к царю и рассказали ему о причине учиненного над ними насилия. Дарий же, опасаясь, не совершен ли этот поступок с общего согласия всех шестерых, велел призвать к себе каждого из них поодиночке и стал допытываться, одобряют ли те этот поступок. Когда Дарий понял, что Интафрен совершил этот поступок без одобрения других, то велел схватить его вместе с сыновьями и всей родней, твердо убежденный, что тот с родней замыслил мятеж против него. А схватив их, он велел бросить в темницу для обреченных на казнь преступников. Жена же Интафрена приходила к дворцовым вратам с плачем и жалобами... Дарий наконец сжалился и послал сказать ей: "Женщина! Царь Дарий дарует для тебя свободу одному из твоих родных. Выбирай, кого ты хочешь!". А та, подумав, ответила так: "... Я выбираю брата".

Узнав об этом, царь удивился ее выбору и велел снова спросить ее: "Женщина! ... С какой целью ты, оставив мужа и детей, предпочитаешь спасти жизнь брата, который тебе не так близок, как дети, и менее дорог, чем муж?". На это она ответила так: "Царь! Супруг для меня, быть может найдется... и другой, будут и другие дети, если этих потеряю. Но брата уже больше не будет, так как отца и матери у меня уже нет в живых...". Ответ этой женщины пришелся по душе Дарию, и он велел освободить брата... и, кроме того, из расположения к ней еще и старшего сына. Остальных же всех казнил. Итак, один из семи персов вскоре же погиб вышеописанным путем>> [ 163], с.174-175.

Обратимся к Великой Смуте на Руси.

8.2. ЦАРЬ ВАСИЛИЙ ШУЙСКИЙ И ЖЕНА ЕГО БРАТА УБИВАЮТ КНЯЗЯ МИХАИЛА СКОПИНА-ШУЙСКОГО.


рис.6.20

Во время Смуты при дворе Василия Шуйского ярко выделяется его соратник и племянник, молодой удачливый полководец, князь М.В.Скопин, рис.6.20.

Вот что о нем известно. "Скопин-Шуйский Михаил Васильевич (1587-1610) - князь, ЗНАМЕНИТЫЙ ДЕЯТЕЛЬ в Смутное время. Рано лишившись отца, Василия Федоровича, который при Иоанне IV Грозном играл значительную роль... Скопин-Шуйский получил воспитание под руководством матери и обучался "наукам". Уже при Борисе Годунове был стольником; Лжедимитрий I произвел его в великие мечники... При Василии Шуйском Скопин-Шуйский, КАК ПЛЕМЯННИК ЦАРЯ, СТАЛ БЛИЗКИМ ЧЕЛОВЕКОМ К ПРЕСТОЛУ. На военное поприще он выступил в 1606 году, с появлением Болотникова, которого дважды разбил" [988:00], "Скопин-Шуйский".

К весне 1610 года Скопин-Шуйский добился выдающихся успехов в борьбе с Самозванцем.

<<Царь Василий Иванович (Шуйский - Авт.) и вся столица с величайшим торжеством встречали 12 марта 1610 года своего юного освободителя - двадцатичетырехлетнего князя Михаила Васильевича Скопина; народ падал перед ним ниц и называл его отцом Отечества...

Имя Скопина было в это время у всех на устах... В Москве появились уже рассказы про каких-то гадателей, предсказывавших, что умиротворение России наступит, когда царем будет Михаил.

Но все это, разумеется, должно было сильно не нравиться Василию Ивановичу Шуйскому, особенно же его бездарному, но завистливому брату, князю Дмитрию Ивановичу, который являлся ЕГО НАСЛЕДНИКОМ... Князь Дмитрий Иванович с ненавистью следил за успехами Скопина и во время торжественного въезда его в Москву не мог удержаться, чтобы не сказать: "Вот идет мой соперник".

Сам царь Василий Иванович хотя и проливал слезы радости при встрече племянника 12 марта, но в Москве слезам этим никто не верил>> [578], кн.2, с.874. Причины для недоверия были и достаточно веские.

Дело вот в чем. "Думный Дворянин Ляпунов вдруг, и торжественно, именем России, предложил Царство Скопину, называя его в льстивом письме единым достойным венца, а Василия осыпая укоризнами. Сию грамоту вручили Князю Михаилу Послы Рязанские: не дочитав, он изодрал ее, ВЕЛЕЛ СХВАТИТЬ ИХ, КАК МЯТЕЖНИКОВ, и представить Царю. Послы упали на колени, обливались слезами, винили одного Ляпунова, клялись в верности к Василию. Еще более милосердый, чем строгий, Князь Михаил ДОЗВОЛИЛ ИММИРНО ВОЗВРАТИТЬСЯ В РЯЗАНЬ... Он сохранил Ляпунова, НО НЕ СПАС СЕБЯ ОТ КЛЕВЕТЫ: сказали Василию, что Скопин с удивительным великодушием милует злодеев, которые предлагают ему измену и Царство. Подозрение гибельное уязвило Васильево сердце; но еще имели нужду в Герое, И ЗЛОБА ТАИЛАСЬ" [362], т.12, гл.3, столбец 103.


рис.6.21

Поздние художники, безропотно иллюстрируя романовскую версию истории, неоднократно обращались к этому известному сюжету, см., например, рис.6.21. Мы видим, как Михаил Скопин-Шуйский разрывает грамоту Ляпунова перед его послами. К сожалению, никаких изображений, современных описываемым событиям XVII века, не сохранилось. Так что ничего, кроме поздних романовских живописных фантазий до нас не дошло.

Итак, против Скопина-Шуйского складывается заговор. О его поступках <<донесли в Москву люди, приставленные Василием Ивановичем следить за ПЛЕМЯННИКОМ, и с этого времени, говорит летописец, царь Василий и братья его начали против Скопина "держать мнение".

Дельгарди, до которого дошли слухи о недоброжелательности царя с братьями к своему молодому другу, предостерегал его" [578], кн.2, с.874.

Скопин-Шуйский пытался оправдаться перед царем Василием Шуйским, однако ничего не вышло. На Скопина быстро надвигалась смертельная опасность.

"Василий слушал (Скопина-Шуйского - Авт.) не без внутреннего смятения: ибо собственное сердце его уже волновалось завистию и беспокойством...

25 апреля (1610 года - Авт.) Князь Дмитрий Шуйский давал обед Скопину. Беседовали дружественно и весело. Жена Дмитриева, Княгиня Екатерина - дочь того, кто жил смертоубийствами: Малюты Скуратова - явилась с ласкою и чашею пред гостем знаменитым: Михаил выпил чашу... и был принесен в дом, исходя кровию, беспрестанно лившеюся из носа; успел только исполнить долг Христианина и предать свою душу Богу... Москва в ужасе онемела.

Сию внезапную смерть юноши, цветущего здравием, ПРИПИСАЛИ ЯДУ, и народ, в первом движении, с воплем ярости устремился к дому Князя Дмитрия Шуйскаго: дружина Царская защитила и дом и хозяина. Уверяли народ в естественном конце сей жизни драгоценной, но не могли уверить" [362], т.12, гл.4, столбцы 125-126.


рис.6.22

На рис.6.22 показана поздняя иллюстрация на тему гибели князя Скопина.

Здесь Карамзин старательно смягчает обвинения, мгновенно обрушившиеся на родственников Скопина. Некоторые русские летописцы напрямую обвиняли царя Василия Шуйского и Екатерину, жену его брата, в преднамеренном убийстве Скопина-Шуйского. Кстати, некоторые старинные тексты называют жену брата царя не Екатериной, а Христиной.

Приведем несколько свидетельств русских летописей о смерти Скопина.

Псков. Лет. 39: "Не по мнозе же времени сотвориша пиръ дядья его (Скопина - Авт.), не яко любве ради желаху его, НО УБIЙСТВА. И призваша, и ядоша и пиша. Последи же прiиде къ нему злаго корене злая отрасль, яко же древняя змiя льстивая подоиде Княгиня Дмитреева Шуйского ХРИСТИНА Малютина дочь Скуратова... сестра Борисовы жены Годуновы, иже отравою окорми праведнаго Царя Феодора и храбраго мужа... яко медъ на языце ношаше, а въ сердцы мечъ скова и... ПРIИДЕ КЪ НЕМУ СЪ ЛЕСТIЮ, НОСЯ ЧАШУ МЕДУ СО ОТРАВОЮ; он же незлобивый, НЕ ЧАЯ ВЪ НЕЙ ЗЛАГО СОВЕТА ПО СРОДСТВУ, вземъ чашу испитъ ю. Въ томъ часе начатъ сердце его терзати, вземше его свои ему принесоша и въ домъ. И призва отца своего духовнаго, и исповеда ему вся согрешенiя, и причастився Божеств. Таинъ Христовыхъ, и предаетъ духъ свой Господенъ".

И далее - Ник. Лет. 132: "Мнози же на Москве говоряху то, что ИСПОРТИЛА ЕГО ТЕТКА ЕГО Княгиня Катерина Дмитреева Шуйскаго" [362], т.12, гл.4, комментарий 524.

Или вот еще. Беръ: "Благодарность Шуйскаго къ храброму Скопину оказалась темъ, что ОНЪ ВЕЛЕЛ ЕГО ОТРАВИТЬ ЯДОМЪ" (там же, комментарий 525).

Хотя прямых улик против княгини Екатерины Григорьевны в смерти ПЛЕМЯННИКА, а также против самого царя Василия Шуйского, у современников вроде бы не имелось, тем не менее, как отмечается, смерть Скопина нанесла тяжелый урон авторитету царя Шуйского. Смута становилась все мрачнее [578], кн.2, с.875.

<<Царь велел похоронить его в Архангельском соборе, но не рядом с царскими гробницами, а в особом, новом приделе. Современники почти все говорят о нем как о великом человеке и свидетельствуют о его "уме, зрелом не по летам", "силе духа", "приветливости", "воинском искусстве и уменьи обращаться с иностранцами". В народе надолго сохранилась о нем самая лучшая память, что и выразилось в нескольких весьма распространенных песнях>> [988:00], "Скопин-Шуйский".

Итак, суть события такова. Знаменитый полководец Скопин-Шуйский, соратник и ПЛЕМЯННИК царя Василия Шуйского, по-видимому, подло отравлен своей ТЕТКОЙ Екатериной, - именно так, теткой, ее называли, см. выше, - которая была ЖЕНОЙ БРАТА царя, а именно, Дмитрия Шуйского. Дело было семейное, и подробности остались во многом скрытыми от окружающих. Однако молва об УБИЙСТВЕ широко распространилась, и многие современники верили в это.

Сравним теперь обе версии: геродотовскую и романовскую.

8.3. "АНТИЧНЫЙ" ПЕРС ИНТАФРЕН - ЭТО РУССКИЙ КНЯЗЬ СКОПИН-ШУЙСКИЙ.

## По Геродоту, перс Интафрен является одним из БЛИЖАЙШИХ СОРАТНИКОВ царя Дария. Вместе с Дарием он участвует в свержении магов, а потому допущен в ближайший круг Дария, может входить к нему без доклада.

Аналогично, согласно русским источникам, рядом с царем Василием Шуйским находится его племянник и БЛИЖАЙШИЙ СОРАТНИК - князь Скопин-Шуйский. Он поддерживает царя, освобождает Москву, искренне предан Василию Шуйскому. Скопин широко известен, пользуется любовью народа.

## Желая пройти к Дарию, Интафрен встречается СО СЛУГАМИ царя. Они не пускают его к Дарию, за что Интафрен гневается на них, отрубает им уши и нос.

В романовской версии князь Скопин-Шуйский встречается со слугами Ляпунова, посланными к Скопину, чтобы предложить тому занять русский престол. Скопин гневается на послов, приказывает схватить их, как мятежников.

## Согласно Геродоту, затем Интафрен сменяет гнев на милость и все-таки отпускает искалеченных слуг царя.

Аналогично, по русским летописям, князь Скопин-Шуйский, немного остыв, сменяет гнев на милость и отпускает на волю арестованных им послов Ляпунова.

## В "античной" версии, Интафрен при этом остается верным подданным Дария. У него и в мыслях нет изменить своему царю. Возмущение Интафрена было направлено вовсе не на Дария, а на его слуг.

Точно так же, в русской истории, князь Скопин остается верным подданным царя Василия Шуйского = Дария. Он в гневом отвергает даже саму мысль, услужливо подброшенную ему, занять престол вместо Василия. Более того, Скопин публично и неоднократно заявляет о своей приверженности царю. Лично уверяет Василия Шуйского, что не таит никаких злобных умыслов против него.

## Геродот говорит далее, что царь Дарий, тем не менее, заподозрил Интафрена в заговоре и желании захватить власть. Таким образом, начинает звучать тема возможной смены правителя Персии.

Похожие события разворачиваются и на Руси. Хотя сам Скопин-Шуйский, всячески отвергает предложения занять престол, однако многие желают этого, и ходят слухи о предсказаниях гадателей, будто Скопин скоро станет царем Руси.

## В "древне"-греческой версии перс Дарий приказывает схватить Интафрена и его родню, чтобы защитить себя от возможного переворота. Хотя, повторим, никаких реальных поступков Интафрена в этом направлении обнаружено не было.

В романовской версии царь Василий Шуйский и его ближайшие советники уверены, что Скопин хочет стать царем и лишь притворно скрывает свои намерения под маской дружбы. Однако об аресте Скопина ничего не сообщается.

## По Геродоту, Дарий отдает приказ об аресте Интафрена лишь после совещания с другими своими пятью соратниками, участвовавшими в свержении Лжесмердиса.

Аналогично, царь Василий Шуйский обсуждает судьбу Скопина в тесном кругу своих родственников и соратников. В частности, брат царя, Дмитрий Шуйский является ярым врагом Скопина, завидует его популярности и хочет устранить молодого героя.

## Согласно "античной" версии, далее на сцене появляется ЖЕНЩИНА, из-за которой Интафрен в итоге и погибает. Она названа ЖЕНОЙ самого' Интафрена, то есть была его ближайшей родственницей. Кроме того, у нее есть БРАТ, за которого она очень беспокоится. Даже больше, чем за мужа.

В романовских источниках здесь тоже появляется ЖЕНЩИНА, из-за которой вскоре погибнет князь Скопин-Шуйский. Это - жена БРАТА царя Василия, то есть жена Дмитрия Шуйского. Она же названа в летописях ТЕТКОЙ Скопина, то есть его близкой родственницей.

Итак, перед нами весьма похожие сценарии. В обоих упоминаются следующие родственники: ЖЕНА, БРАТ, МУЖ или ПЛЕМЯННИК. Правда, соотношение родственных связей слегка изменено, но суть дела от этого не меняется. Ясно, что важнейшую роль в дальнейших событиях сыграли именно эти два персонажа: ЖЕНА и БРАТ.

## По Геродоту, царь Дарий именно ЖЕНЩИНЕ ВРУЧАЕТ СУДЬБУ Интафрена. Он предлагает ей выбрать - кому из арестованных родственников умереть. Она, неожиданно для всех, в том числе и для самого Дария, просит сохранить жизнь БРАТУ, то есть ОТПРАВИТЬ НА СМЕРТЬ ИНТАФРЕНА, своего мужа. Собственно говоря, своей просьбой к Дарию она объявляет СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР Интафрену, предает его в руки палачей. Короче говоря, ЖЕНА УБИВАЕТ МУЖА. Хотя при этом многословно рассуждается о том, что, дескать, брата больше у женщины не будет, и потому надо его спасти. А вот мужа можно найти себе другого - потому данного мужа можно и казнить. И т.д.

Вполне похожая картина в 1610 году описана и русскими летописями. ЖЕНЩИНА, ЖЕНА БРАТА ЦАРЯ СОБСТВЕННОРУЧНО УБИВАЕТ КНЯЗЯ СКОПИНА, подавая ему чашу с отравленным напитком. Ничего не подозревающий князь Скопин-Шуйский выпивает и вскоре умирает. Некоторые летописцы уклончиво говорят, что, дескать, прямых улик против коварной Екатерины не было, однако народная молва и другие хронисты напрямую утверждали, что убийцей была именно она. Даже на поздних картинах романовских живописцев, см., например, рис.6.22, явно подчеркивалась роль ЖЕНЩИНЫ, коварно подавшей отраву Скопину.

## По Геродоту, в гибели Интафрена виновны и Дарий и женщина.

Аналогично, в русской истории, виновниками гибели князя Скопина считались как царь Василий, так и женщина Екатерина.

ВЫВОД. "Античный" рассказ Геродота о гибели знатного перса Интафрена хорошо соответствует истории гибели знаменитого князя Скопина-Шуйского в 1610 году.

Главная страница
Оглавление книги ЗАВОЕВАНИЕ АМЕРИКИ ЕРМАКОМ-КОРТЕСОМ
Подписи к крисункам
Продолжение