Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ПОТЕРЯННЫЕ ЕВАНГЕЛИЯ.
Новые свидетельства об Андронике-Христе.

Знаменитый Пифагор, бог Аполлон, чудотворец Аполлоний, ветхозаветные патриархи Исав, Иаков,
а также Иов и пророк Исайя являются отражениями Христа.

Глава 1.
ЗНАМЕНИТЫЙ "АНТИЧНЫЙ" АПОЛЛОН-АПОЛЛОНИЙ ЯВЛЯЕТСЯ ОТРАЖЕНИЕМ АНДРОНИКА-ХРИСТА. ПЕРВОЕ ПОТЕРЯННОЕ ЕВАНГЕЛИЕ - ЭТО"ЖИЗНЬ АПОЛЛОНИЯ ТИАНСКОГО" ФЛАВИЯ ФИЛОСТРАТА.

51. ПРОКУРАТОР ПОНТИЙ ПИЛАТ ОПИСАН КАК РИМЛЯНИН ЭЛИАН. ОН, ДАВНО ЛЮБИВШИЙ АПОЛЛОНИЯ-ХРИСТА, АРЕСТОВЫВАЕТ ЕГО, НО ВСЕ-ТАКИ ХОЧЕТ СПАСТИ.

Двинемся дальше по тексту Филострата. Мы уже познакомились с мотивом преследования Аполлония-Христа, с его отказом бежать, с темой надвигающего суда над Аполлонием, а также поняли, что на страницах Филострата появляется Иуда Искариот, оклеветавший Аполлония-Христа. Любопытно, что сейчас появится еще одно отражение Иуды - некий, не названный по имени, доносчик, по лжесвидетельству которого Аполлония и арестовывают.

Одновременно с этим на страницах Филострата возникает важное государственное лицо - римлянин Элиан, держатель государева меча при императоре Домициане. Мы увидим, что образ Элиана впитал в себя сведения о евангельском Понтии Пилате. Элиан-Пилат судит Аполлония-Христа, но в то же время настроен к нему весьма доброжелательно и хочет спасти его от казни. Правда, безуспешно.

При этом держатель меча Элиан очень опасается римского императора, которому служит. Надо сказать, что в новозаветной версии за спиной прокуратора Понтия Пилата, на заднем плане, тоже маячит мрачная фигура римского императора Тиберия, которому подчиняется Пилат и страх перед которым не позволяет в итоге Пилату спасти Иисуса.

Кстати, напомним, что ранее Римом именовали Царь-Град, и лишь позднее Римом стали называть Русь-Орду XIII-XVI веков. См. нашу книгу "Начало Ордынской Руси".

Обратимся теперь к Филострату. После описанной беседы с Деметрием-Деметрой, <<отплыв от Дикеархии, они (Аполлоний-Христос и Дамид-Матфей - Авт.) на третий день достигли устья Тибра, откуда уже совсем близко до Рима. Держателем государева меча был в ту пору Элиан, который познакомился с Аполлонием еще в Египте и ПРЕЖДЕ ВЕСЬМА ЕГО ЛЮБИЛ, ХОТЯ И НЕ ВЫСТУПАЛ В ЗАЩИТУ ЕГО ПЕРЕД ДОМИЦИАНОМ, ибо должность ему того не позволяла, - поистине, как было ему заступаться за человека, коего император вознамерился предать суду... Однако же все УЛОВКИ, коими можно был НЕЯВНО помочь Аполлонию, он употребил еще до прихода его, возражая поносной клевете...

Все эти разговоры Элиан вел с самодержцем (Домицианом - Авт.) еще до прихода Аполлония, а когда тот пришел, то ИСХИТРИЛСЯ ЛУЧШЕ ПРЕЖНЕГО и сделал так. АПОЛЛОНИЯ ОН ВЕЛЕЛ СХВАТИТЬ И ДОСТАВИТЬ К СЕБЕ, а доносчику, обвинявшего того в чародействе и колдовстве, сказал: "Прибереги себя самого и свои речи для государева судилища"... Тот хотел было говорить свои глупости дальше, но Элиан прервал его: "Оставь-ка ты меня в покое до суда! Я намерен самолично без твоей помощи дознаться, каков нрав у этого умника, так что ежели признает он свою вину, то прение можно будет сократить... а ежели станет он запираться, то будет ему судьею государь".

Затем, удалившись в скрытную палату, где тайно вершились важные дознания, он отослал всех, сказав: "Уйдите прочь и не смейте подслушивать - такова государева воля".

Оставшись, наконец, наедине с Аполлонием, Элиан обратился к нему с такими словами: "Был я, Аполлоний, совсем молод в ту пору... Я был тогда войсковым трибуном, но в бою уже проверен, и потому император взял меня с собою, а ТЫ ВСТРЕТИЛ МЕНЯ ВЕСЬМА ПРИВЕТЛИВО, и пока государь решал городские дела, отвел меня в сторону и, назвавши мое отечество, имя и род, предрек мне нынешнюю мою должность, почитаемую среди людей наивеличайшей и важнейшей всех прочих, вместе взятых. Да только мне от нее одни хлопоты и несчастья, ибо ОКАЗАЛСЯ Я СТРАЖЕМ ЖЕСТОКОГО ТИРАНА, А ПРИСЯГИ НАРУШИТЬ НЕ МОГУ - БОЮСЬ ГНЕВА БОЖЬЕГО! ОДНАКО ЖЕ К ТЕБЕ Я РАСПОЛОЖЕН, что и так ясно из рассказа моего о начале нашего знакомства, - все это я помню И ПОЧТЕНИЕ МОЕ К ТЕБЕ НЕИЗМЕННО... Когда я сказал, что хочу без свидетелей допросить тебя о деле, в коем уличает тебя обвинитель, это была лишь невинная уловка, чтобы нам с тобой побеседовать с глазу на глаз, - итак, ВЗБОДРИСЬ МОИМ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬСТВОМ и узнай о намерениях государя. Какой будет тебе от него приговор, мне неведомо, да только по нраву своему он из тех, которые осудить-то хотят, но без достоверных улик казнить стыдятся...

Что до меня, то мне надобно ВЫКАЗЫВАТЬ ТЕБЕ ПРИТВОРНЫЙ ГНЕВ, ИБО ЕЖЕЛИ ЗАПОДОЗРИТ МЕНЯ ГОСУДАРЬ В НЕБРЕЖЕНИИ ДОЛЖНОСТЬЮ, ТО УЖ И НЕ ЗНАЮ, КОТОРЫЙ ИЗ НАС С ТОБОЮ ПОГИБНЕТ ПЕРВЫЙ!"

Аполлоний отвечал так: "Разговор у нас честный... Ты столь благорасположен ко мне, что и опасность делить со мною готов... Поистине, Я МОГ БЕЖАТЬ ОТ ВАС В ЛЮБУЮ ОТДАЛЕННУЮ ОБЛАСТЬ, куда власть ваша не простирается... Однако я побоялся, что если не явлюсь я на суд, то буду повинен в вероломстве, ибо тогда погибнут мужи, коим из-за меня же и грозит опасность. Вот я и пришел оправдаться - а теперь скажи, в чем надобно оправдываться!"

"Донос составлен из многих и различных статей, - отвечал Элиан, - так что винят тебя и за твой наряд, и за прочие твои житейские правила, и за оказываемое тебе поклонение, и за то, что в Ефесе ты когда-то предсказал мор, да еще за словесное ОСКОРБЛЕНИЕ ВЕЛИЧЕСТВА... Но более всего государь доверяет извету, коему я в особенности не доверяю, ибо я-то знаю, что ты брезгуешь даже жертвенною кровью, а извет этот такой: ты якобы навестил Нерву... и там помогал ему наводить порчу на государя - ЗАКЛАЛ КАКОГО-ТО АРКАДСКОГО МАЛЬЧИШКУ и этим-то жертвоприношением еще пуще раззадорил Нерву, а дело было-де темной безлунной ночью... довели тебя до ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЫ, поощрив вышеуказанное жертвоприношение. Итак, тебе надобно защищаться от всех перечисленных обвинений"...

Элиан... пожелав Аполлонию бодрости духа, сам остался в уверенности, что тот неуязвим и что хоть лик Горгоны ему покажи - все ему нипочем. Затем, призвавши к себе чиновников, коим поручено было дело, он сказал: "Приказываю человека этого задержать и доложить государю о его прибытии и обо всех его разговорах", - при этом он прикинулся, будто весьма разгневан, а затем воротился во дворец...

А тут войсковой трибун, отлично знавший Аполлония, затеял с ним разговор и задорно спросил, как это он попал в такую беду, и когда Аполлоний ответил, что не знает, возразил: "Зато я знаю: люди тебе поклонялись, и потому ПОШЕЛ НА ТЕБЯ ДОНОС, БУДТО ПОЧИТАЮТ-ДЕ ТЕБЯ НАРАВНЕ С БОГАМИ". - "Кто же это?" - "Да хотя бы я..."

Наконец Элиан снова призвал Аполлония И ВЕЛЕЛ ПОМЕСТИТЬ ЕГО В ТЕМНИЦУ, но содержать без оков, объяснив: "Это пока государь не выберет для тебя времени, ибо желательно ему прежде увидеться с тобою наедине". Итак, Аполлоний покинул судилище и по дороге в тюрьму сказал Дамиду: "Побеседуем с узниками">> [876:2a], с.154-157.

Итак, перед нами, очевидно, развернутое описание начала суда Пилата над Христом. Оно значительно детальнее, чем в канонических Евангелиях. Между прочим, оно хорошо согласуется и с так называемыми апокрифическими Евангелиями, рассказывающими о суде Пилата. Например, с Евангелием от Никодима. В нем говорится, что к Пилату явились Анна, Каиафа, Суммий, Датам и Гамалиил, Иуда, Левий, Нефталим, Александр, Сир и другие старейшины и обвинили Христа в нечестивых делах. Был предъявлен большой список обвинений. Обвинители потребовали суда над Иисусом. Пилат приказал привести Христа, причем "с кротостию", то есть без насилия. Когда Иисус вошел, то имперские римские знамена в руках знаменосцев сами собой преклонились перед Христом. Пилат испугался, поскольку знамена были государственным символом кесарской власти. Он приказал ввести Иисуса еще раз и передал знамена другим людям, заявив, что если и во второй раз знамена преклонятся, то он, Пилат, отрубит им головы. Но знамена снова сами собой склонились. Начинается разбирательство. В конце концов Пилат призывает Иисуса к себе для беседы один на один, без свидетелей. ОНИ БЕСЕДУЮТ С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ. Пилат убеждается, что вины за Иисусом нет и хочет отпустить его. Тогда иудеи выдвигают против Христа более серьезное обвинение - что он говорил хулу на кесаря, то есть на римского императора. Пилат, тем не менее защищает Христа. Иудеи раздражаются против Пилата, видя в нем защитника обвиняемого. В конце концов им удается сломить сопротивление прокуратора выкриками: "Царь наш - цезарь, а не Иисус". Пилат, поставленный, как имперский чиновник, в весьма тяжелое положение, и, опасаясь обвинений в измене кесарю, скрепя сердце, вынужден дать согласие на казнь Христа [307], с.176-186.

 

52. ФИЛОСТРАТ ПО ВТОРОМУ РАЗУ ОПИСЫВАЕТ ВЫЗОВ АПОЛЛОНИЯ-ХРИСТА НА СУД.

Филострат отводит суду над Аполлонием много места. Скорее всего, он свел воедино несколько бывших у него отрывочных записей об этом важном событии. В результате, один и тот же факт встречается у него иногда по два или даже по три раза. Сейчас, например, мы увидим, что Филострат вновь возвращается к вызову Аполлония-Христа на суд Пилата, хотя уже рассказал нам об этом ранее. Причем не так давно, всего лишь несколькими страницами выше.

<<На следующий день Аполлоний толковал в том же духе, однако был уже подослан к нему ОСВЕДОМИТЕЛЬ, дабы оповещать Домициана о речах его. Вид у этого осведомителя был мрачный, и твердил он, будто грозит Аполлонию некая превеликая опасность, а говорил он обиняками, как то в обычае у ДОНОСЧИКОВ, успевших добыть десятки улик. Аполлоний понял уловку и повел беседу так, чтобы доносителю от нее толку не было...

Случались в эту пору В ТЕМНИЦЕ и другие происшествия... но среди них не было ничего важного... Впрочем, Дамид, дабы ничто не забылось, записывал и всякую малость...

На заре пришел императорский посыльный писарь и возвестил: "По государеву повелению ты, Аполлоний, обязан в присутственное время явиться в Судебную палату, ОДНАКО ЕЩЕ НЕ ОТВЕТЧИКОМ, но желает государь взглянуть, каков ты есть, И ПОБЕСЕДОВАТЬ С ТОБОЙ НАЕДИНЕ" ...

Он (Аполлоний - Авт.) смежил глаза... а на рассвете ПОМОЛИЛСЯ СОЛНЦУ... Явился посыльный писарь, зовя скорее отправиться к императору... "Идем", - сказал Аполлоний и смело пошел вперед. По дороге сопровождали его четверо из охраны, но не стерегли каждый его шаг, а держались на приличествующем расстоянии. Следом шел Дамид, хотя и напуганный, однако по виду погруженный в раздумье. Все встречные глазели на Аполлония, любопытствуя его нарядом, да и святость самого его облика внушала изумление...

Так они (Аполлоний и Дамид - Авт.) беседовали, покуда не выдался у императора досужий час, так что, избавясь от всех дел, вознамерился он, наконец, поговорить с Аполлонием, который и был препровожден в государеву палату дворецкими служителями, не позволившими, однако же, Дамиду идти следом. Император был в масличном венке... двор этот весь был уставлен цветочными горшками - такие цветы ассирияне растят у себя под крышей... Прервавши священнодействие, император поворотился к посетителю и, изумленный его обликом, воскликнул: "Элиан, да ты привел ко мне какого-то НЕБОЖИТЕЛЯ!">> [876:2a], с.160-163.

Начинается длительная беседа Аполлония с римским императором, якобы Домицианом. Подчеркнем, что она снова описывается как БЕСЕДА НАЕДИНЕ, С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ. Не исключено, что в данном сюжете в образ императора дали вклад сведения не только о Пилате, но и о евангельском царе Ироде, а также иудейских старейшинах, обвинявших Христа в государственной измене и других нечестивых деяниях. Император требует от Аполлония объяснений по поводу его участия в заговоре Нервы. Аполлоний категорически отрицает факт заговора и утверждает, что у него и в мыслях никогда не было покушаться на царскую власть.

Может возникнуть недоуменный вопрос - почему же Аполлоний отрицает свою вину, когда в предыдущих рассказах он вроде бы описывался как главный организатор заговора. Наше объяснение простое и вытекает из новой хронологии. Те, прежние, рассказы Филострата относились к эпохе Ирода I, когда, как мы видели, Аполлоний-Христос был еще мальчиком и стал невольным виновником избиения вифлеемских младенцев. Они погибли именно из-за него. А теперь мы находимся в самом конце жизнеописания Аполлония-Христа, в эпохе Ирода II. Здесь Христос уже взрослый. Тут никакого заговора со стороны Аполлония-Христа, конечно же, нет. Напротив, он сам становится жертвой коварного доноса, обмана и интриг против него. Но Филострат этого не понимает, и ошибочно считает, будто второй его рассказ является НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ первого. Что совершенно неверно. Между ними зияет временно'й промежуток в несколько десятков лет. Поэтому Евангелия совершенно справедливо заявляют, что Христос был обвинен перед Пилатом ложно, что никакого заговора против власти и прежней веры он не организовывал. Иисус пал жертвой доноса и мятежа. Как мы уже знаем, кровавого бунта и государственного переворота в Царь-Граде = евангельском Иерусалиме, в 1185 году. См. книгу "Царь Славян".

Но вернемся к Филострату.

Несмотря на все уверения и объяснения Аполлония, император не верит ему. <<И тут император ЖЕСТОКО НАДРУГАЛСЯ НАД АПОЛЛОНИЕМ - ВЕЛЕЛ ОСТРИЧЬ И ОБРИТЬ ЕГО, А ЗАТЕМ ЗАКОВАТЬ САМЫМ ЗЛОДЕЙСКИМ СПОСОБОМ. О волосах Аполлоний сказал: "Я и позабыл государь, что шерсть моя в опасности!", а о кандалах: "Ежели я, по-твоему, колдун, что тебе толку в этих оковах?" ...

Вот так описывает Дамид встречу, которая была у Аполлония и Домициана С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ ЕЩЕ ДО СУДА>> [876:2a], с.163-164.

Здесь стоит обратить внимание на еще одно упоминание о длинных волосах Аполлония-Христа.

Согласно Филострату, данная беседа Аполлония с императором разными летописцами описывалась по-разному. Встрече явно придавалось большое значение, бытовали разные мнения о том, что на самом деле произошло.


рис.1.78

Филострат пишет: "Однако же кое-кто ЗЛОНАМЕРЕННО искажает названное происшествие, утверждая, будто Аполлоний прежде оправдывался, а лишь затем был заключен в оковы и острижен. Эти-то клеветники и состряпали некое послание... в котором представляют Аполлония падающим в ноги Домициану со слезною мольбою, дабы тот совлек с него кандалы... И еще: Аполлоний ушел из суда, выиграв дело, - как же мог он быть закован в кандалы после оправдательного приговора" [876:2a], с.164.

Описанная сцена жестокого надругания над Аполлонием-Христом по приказу правителя хорошо нам известна из канонических Евангелий (Матфей 27:27-30). Это - известное бичевание Христа, рис.1.78. Его связали, раздели, возложили на голову терновый венец, избивали. Так что описание Филострата хорошо соответствует евангельской версии.

 

53. И СНОВА ОБСУЖДАЮТСЯ ДЛИННЫЕ ВОЛОСЫ АПОЛЛОНИЯ-ХРИСТА.

Мы уже отмечали, что длинные волосы Христа обращали на себя внимание многих и неоднократно обсуждались, см. нашу книгу "Царь Славян". Филострат тоже внес свою лепту в данную тему. Вот что он пишет.

<<Впрочем, о самом суде я пока рассказывать не стану, а расскажу, что говорил Аполлоний касательно стрижки и прочего, - право, речи эти весьма достойны внимания.

Итак, уже два дня был Аполлоний в оковах, когда явился к нему в темницу некий незнакомец, якобы ПОДКУПИВШИЙ СТРАЖУ, чтобы добраться до узника и посоветовать ему, как можно спастись. Человек этот был уроженцем СИРАКУЗ и состоял НАУШНИКОМ И ЛАЗУТЧИКОМ ПРИ ДОМИЦИАНЕ, коим им был подослан вослед первому СОГЛЯДАТАЮ>> [876:2a], с.164.

Между прочим, скорее всего, тут снова всплывает образ Иуды Искариота - притворного друга Христа, однако на самом деле - предателя. Упоминается здесь и некий ПОДКУП. Наверное, речь опять-таки идет о знаменитых тридцати сребренниках Иуды, из-за которых он предал Христа. Кстати, упоминание, что этот наушник был из СИРАКУЗ, вероятно, является следом евангельского имени ИСКАРИОТ.

Флавий Филострат продолжает. Наушник лицемерно восклицает: <<"А кто бы мог подумать, что сии благоуханные кудри будут столь грубо острижены?" - "Я мог бы - волосы-то мои"...

Тут лазутчик вновь упомянул о волосах и принялся было сводить разговор к сему предмету, однако Аполлоний отвечал: "... Ты тут твердишь, будто жалеешь мои седые НЕЧЕСАНЫЕ КОСМЫ"... Сиракузянин, конечно же, вел свои речи СО ЗЛОДЕЙСКИМ УМЫСЛОМ... Однако же ответы Аполлония совершенно сбили лазутчика с толку, а потому он объявил: "Государь злобится на тебя по многим причинам, но более всего за то, за что уже изгнаны преступные сообщники Нервы. До императора дошли кой-какие ябеды касательно речей твоих в Ионии - будто ты говорил о нем враждебно и дерзко"...

"Речь идет о ЕВФРАТЕ (восклицает Аполлоний - Авт.) - это понятно! Я-то знаю, КАК ОН ВО ВСЕМ СТАРАЕТСЯ МНЕ НАВРЕДИТЬ, однако же случалось мне терпеть от него и худшие обиды" ...

Аполлоний, догадавшись, что СИРАКУЗЯНИН подстрекает его дать подходящие императору показания... повернулся к сиракузянину спиной, а тот, раздосадованный превосходством мудрости его, покинул темницу>> [876:2a], с.165.

Итак, здесь снова обсуждаются длинные волосы Христа-Аполлония, история Иуды Искариота = Евфрата и заточение Христа в темницу.

 

54. АПОЛЛОНИЙ-ХРИСТОС СОЗНАТЕЛЬНО ИДЕТ НА СТРАДАНИЯ ВО ИМЯ ЛЮДЕЙ И ПРЕДСКАЗЫВАЕТ СВОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ ПОСЛЕ СМЕРТИ.

Как мы уже отмечали, согласно Евангелиям, Христос знает о своих будущих страданиях и абсолютно сознательно идет на них. Тот же самый мотив присутствует и в книге Филострата. Очень интересно, что при этом начинает все громче звучать тема скорого Воскресения Аполлония-Христа. Аполлоний демонстрирует Дамиду, что может в любой момент сбросить наложенные на него оковы и выйти на свободу, но, тем менее, предпочитает остаться в темнице. При этом сообщает, что ПОСЛЕ СВОЕЙ СМЕРТИ СКОРО ВОСКРЕСНЕТ. Вот это яркое свидетельство Филострата.

Находясь в темнице, Аполлоний говорит Дамиду-Матфею: <<"Что мы претерпели, то претерпели, - отвечал Аполлоний, - а сверх этого ничего нам не будет, И ТЕМ ПАЧЕ НИКТО НАС НЕ УБЬЕТ". - "Неужто мы столь неуязвимы? И когда же выйдешь ты на волю?" - "По приговору суда - вскорости, А ЕЖЕЛИ ЗАХОЧУ - ХОТЬ СЕЙЧАС!" С этими словами он стряхнул с ног оковы и промолвил: "Вот тебе, Дамид, зримое доказательство свободы моей, так что не унывай!" Тут-то Дамид, как сам рассказывает, в первый раз вполне уразумел, что природа Аполлония БОЖЕСТВЕННАЯ И СВЕРХЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ, ибо он... насмеялся над оковами своими, а затем вновь приладил их к ногам и опять сделался узником...

На следующий день, подозвав Дамида, Аполлоний сказал: "Я буду защищаться перед судом в назначенный день, а ты ступай в Дикеархию - проще добраться туда пешком, - передай привет Деметрию и повороти к морю... ЧТОБЫ УВИДЕТЬ, КОГДА Я К ТЕБЕ ЯВЛЮСЬ". - "Живой или как?" - спросил Дамид. Аполлоний с улыбкой отвечал: "ПО-МОЕМУ - ЖИВОЙ, А ПО-ТВОЕМУ ОЖИВШИЙ". Дамид говорит, что ушел без охоты, ибо не то, чтобы вовсе отчаялся в спасении Аполлония, однако же и твердой веры в таковое спасение у него не было>> [876:2a], с.167.

Здесь прямым текстом сформулирована мысль о Воскресении Аполлония-Христа: Я явлюсь к тебе, "ПО-МОЕМУ - ЖИВОЙ, А ПО-ТВОЕМУ ОЖИВШИЙ". То есть умерший и воскресший. Яснее выразиться трудно. Перед нами - одна из основных идей Евангелий. Странно, что современные историки "не замечают" этих и других многочисленных евангельских сюжетов, переполняющих произведение Филострата. Впрочем, понять историков можно. Они давно сбиты с толку скалигеровской хронологией. Поэтому без опоры на Новую Хронологию, заметить и осознать такие параллели-отождествления действительно очень трудно.

 

55. НАЧИНАЕТСЯ СУД ДОМИЦИАНА-ПИЛАТА НАД АПОЛЛОНИЕМ-ХРИСТОМ.

Филострат переходит к центральной теме заключительной части своего труда - к суду над Аполлонием.

"А теперь отправимся в Судебную палату послушать, как будет Аполлоний держать защитительную речь, - солнце уже высоко, и врата судилища распахнуты настежь для знатных особ. Император, по словам его же домашних, в тот день не притронулся к пище... ибо в руках у него была какая-то книга, которую он и перелистывал, то впадая в ярость, то чуть успокаиваясь" [876:2a], с.169.

Данное упоминание о какой-то книге, которую нервно листал Понтий Пилат перед судом над Христом, не сохранилось ни в канонических Евангелиях, ни в так называемых апокрифических. Неясно, о какой книге идет речь. Кроется ли за этим что-то интересное, но забытое? Филострат тоже обратил внимание на этот штрих и предположил, что речь могла идти о какой-то книге законов. Но это - всего лишь гипотеза Филострата. Может быть, верная, а может быть, и нет. Было бы интересно разобраться в этом. Однако, продолжим.

<<Что до Аполлония, то он почитал предстоящую тяжбу не столько борьбою за жизнь свою, сколько ученым словопрением... По дороге он спросил провожавшего его писаря, куда они идут, а когда тот сказал, что ведет его в судилище, снова спросил: "А с кем я буду судиться?" - "С кем же, как не с обвинителем! - ответил писарь, - и судьею будет государь". - "Тогда кто же рассудит меня с государем?"... - "А МНОГО ЛИ ВОДЫ УТЕЧЕТ ИЗ ЧАСОВ за время твоей речи?" ...

"Что до меня, то я знаю и четвертый способ, для суда отменный, - МОЛЧАТЬ". - "Ну уж, от этого не будет толку ни тебе самому, ни всем, кому грозит беда!" - "А вот СОКРАТУ Афинскому, когда он был под судом, этот способ оказался очень даже выгоден!" - "Какая же выгода, когда из-за молчания своего он и умер?" - "ВОВСЕ ОН НЕ УМЕР, ЭТО АФИНЯНЕ ТАК ДУМАЮТ"...

Наконец, подошел он к судилищу и собирался уже войти, когда другой писарь сказал ему: "О тианиец, взойди сюда без всего!" - "Это как же? - спросил Аполлоний. - МЫТЬСЯ МЫ ТУТ БУДЕМ ИЛИ СУДИТЬСЯ?" - "Переданный тебе приказ не относится к одежде, - отвечал писарь, - но государь воспрещает тебе вносить с собою в Судебную палату нательные святыни, книжные свитки, а также какие бы то ни было писчие таблицы" ...

А пока обвинитель болтал свой вздор, неподалеку стоял один из Евфратовых отпущенников, якобы присланный ЕВФРАТОМ с донесением о беседах Аполлония в Ионии, а кстати И С ДЕНЬГАМИ В ПОДАРОК ОБВИНИТЕЛЮ>> [876:2a], с.169-170.

Проанализируем рассказ Филострата.

# ПРИВОДЯТ НА СУД. - Аполлония ведут в суд, где выступит обвинитель, а судьей будет римский правитель, якобы Домициан. Именно он будет определять степень виновности Аполлония и должен вынести приговор. Причем Аполлония ведут под стражей, хотя сказано, что охрана очень доброжелательна к обвиняемому.

Согласно Евангелиям, Христа приводят на суд к Пилату под стражей. На суде выступят обвинители - старейшины, книжники и фарисеи. Главным судьей является римский прокуратор Понтий Пилат. От его решения целиком зависит судьба обвиняемого.


рис.1.79

# МОЛЧАНИЕ НА СУДЕ. - По Филострату, Аполлоний обдумывает разные варианты своего поведения на суде и среди прочих указывает на ОТМЕННЫЙ СПОСОБ, состоящий в том, что СЛЕДУЕТ МОЛЧАТЬ, ничего не отвечая на обвинения.

Аналогично, Евангелия прямо сообщают, что Иисус МОЛЧАЛ НА СУДЕ У ПИЛАТА. "Иисус же стал пред правителем. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь. И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, ОН НИЧЕГО НЕ ОТВЕЧАЛ. Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя? И НЕ ОТВЕЧАЛ ЕМУ НИ НА ОДНО СЛОВО, так что правитель весьма дивился" (Матфей 27:11-14). На рис.1.79 приведено старинное изображение "Христос перед первосвященником".

# АПОЛЛОНИЙ И СОКРАТ. - Здесь у Филострата вновь всплывает сравнение суда над Аполлонием с судом над Сократом. Это в точности отвечает нашим результатам, согласно которым Сократ - это также отражение Андроника-Христа. Поэтому и сцены суда над Аполлонием и Сократом, естественно, близки, являясь дубликатами суда над Иисусом.

# ВОСКРЕСЕНИЕ. - Стоит отметить, что здесь же у Филострата снова проскальзывает тема ВОСКРЕСЕНИЯ СОКРАТА-ХРИСТА ПОСЛЕ СМЕРТИ. Говорится, что Сократ "вовсе не умер" и что мнение о его гибели - ошибочно. Так, дескать, неверно думают афиняне, судившие Сократа. Тем самым, Филострат вновь сближает описание Аполлония с описанием Сократа.

# УМЫЛ РУКИ. - Интересно, что Флавий Филострат вкладывает здесь в уста Аполлония следующую фразу: "МЫТЬСЯ МЫ ТУТ БУДЕМ ИДИ СУДИТЬСЯ?". Конечно, сам Филострат тут же пытается объяснить такой вопрос Аполлония его реакцией на некий приказ правителя не вносить на суд никаких записей. Однако, скорее всего, перед нами очередное отражение известной сцены УМЫВАНИЯ РУК ПОНТИЕМ ПИЛАТОМ. "Пилат, видя, что ничто не помогает, ВЗЯЛ ВОДЫ И УМЫЛ РУКИ ПЕРЕД НАРОДОМ, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего" (Матфей 27:24).

# ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕННИКОВ. - Согласно Евангелиям, Иисус был предан и арестован благодаря Иуде Искариоту. Тот взял тридцать сребренников у иудейских первосвященников, сообщил, где находится Христос и помог арестовать Учителя.

Мы уже видели, что на страницах Филострата Иуда Искариот отразился в первую очередь как Евфрат - бывший ученик Аполлония, превратившийся в его злостного недруга. Причем, Евфрат был очень жадным до денег. И вот сейчас, во время суда над Аполлонием, вновь всплывает тема Евфрата-Иуды. Сообщается, что рядом с главным обвинителем стоит Евфратов слуга, присланный на суд с доносом от Евфрата и ДАЖЕ С ДЕНЬГАМИ ДЛЯ ОБВИНИТЕЛЯ - В ПОДАРОК.

Перед нами - хорошее соответствие между рассказом Филострата и Евангелиями.

 

56. СУД ПИЛАТА. ПИЛАТ УМЫВАЕТ РУКИ.

Филострат продолжает: <<Судилище было изукрашено, словно для слушания ПРАЗДНИЧНЫХ РЕЧЕЙ, а сошлась в нем ВСЯ ГОРОДСКАЯ ЗНАТЬ, ибо император в предстоящем дознании собрался при всем честном народе уличить Аполлония в преступном сообщничестве с опальными сенаторами. Однако же Аполлоний выказал императору СТОЛЬ ВЕЛИКОЕ ПРЕЗРЕНИЕ, ЧТО И ГЛАЗОМ НЕ ПОВЕЛ В ЕГО СТОРОНУ, а когда обвинитель принялся бранить его за надменность и требовать, чтобы взглянул он на всечеловеческого бога, Аполлоний возвел очи к потолку и тем изобразил, что на Зевса он взирает, но тирана, приемлющего нечестивую лесть, полагает порочнее нечестивых льстецов. Тогда обвинитель закричал: "ПОРА МЕРИТЬ ВОДУ, ГОСУДАРЬ" ...

Император... велел Аполлонию оправдываться в желательном для доносчика порядке... свел все обвинение к четырем статьям, каковые должны были, по его мнению, завести подсудимого в тупик и затруднить защиту. Итак, он спросил: "На каком основании ты, Аполлоний, не одеваешься в общепринятую одежду, но наряжаешься на свой собственный лад?... А по какой причине ЛЮДИ ИМЕНУЮТ ТЕБЯ БОГОМ?">> [876:2a], с.170.

Сравним с Евангелиями.

# ПУБЛИЧНЫЙ СУД. - По Филострату, суд над Аполлонием является публичным. В частности, пришла вся городская знать.

Аналогично, Евангелия сообщают, что суд над Христом происходил в присутствии первосвященников, книжников, фарисеев, толп народа.

# МОЛЧАЛИВОЕ ПРЕЗРЕНИЕ. - Филострат сообщает, что Аполлоний выказал презрение к римскому императору. В Евангелиях такого штриха нет, хотя и сказано, что Христос молчал в ответ на выдвигаемые против него обвинения. Некоторые летописцы могли истолковать это молчание как знак презрения к обвинителям и к данному суду вообще.

Между прочим, аналогичная сцена описана у Геродота в "биографии" Поликрата. Напомним, что, согласно нашим результатам, Поликрат является еще одним отражением Христа. См. нашу книгу <<Христос и Россия глазами "древних" греков>>. Поликрата судит сатрап Орет, аналог Ирода. Поликрат тоже молчит в ответ на обвинения. Тогда правитель Орет, решив, что ему тем самым выказывают презрение, ОСКОРБЛЯЕТСЯ и казнит Поликрата.

# ЦАРЬ ИУДЕЙСКИЙ. - Согласно Филострату, один из вопросов римского императора звучит так: почему люди имеются тебя Богом? Вероятно, это - отражение евангельских обвинений против Христа, что он расшатывает основы прежней веры, именует себя Царем Иудейским, считается Сыном Божиим.

# УМЫЛ РУКИ. - У Филострата вновь звучит тема "мытья рук". В данном сюжете она преломилась в крик обвинителя: "Пора мерить воду!". Филострат, по-видимому, считает, что речь идет о водяных часах, клепсидрах, при помощи которых отмерялось время для прений на суде. Но, скорее всего, это отражение евангельской истории, что Понтию Пилату подали сосуд с водой, и он умыл руки перед народом, публично снимая с себя вину за казнь Иисуса.

Это соответствие усиливается еще одним свидетельством Филострата. Вернемся немного назад во времени. Как мы уже говорили, Аполлония вели на суд четыре охранника. Вели вежливо, держались "на приличествующем расстоянии", однако все-таки конвоировали, как почетного арестанта. Рядом шел напуганный Дамид-Матфей.

<<Так дошли они до дворца, и тут Аполлоний, увидев снующую взад-вперед крикливую толпу служителей и просителей, сказал: "По-моему, Дамид, это заведение похоже НА БАНЮ; одни спешат войти, другие выйти, иные вроде бы УСПЕЛИ ДОЧИСТА ОТМЫТЬСЯ, а иные вроде бы НЕУМЫТЫ". Эти его слова Я НАСТОЯТЕЛЬНО ПРОШУ ЗАПОМНИТЬ БЕЗО ВСЯКИХ ИСКАЖЕНИЙ И НИКОИМ ОБРАЗОМ НЕ ПРИПИСЫВАТЬ ИХ КАКИМ-ЛИБО ДРУГИМ ЛИЦАМ, - сказал так именно Аполлоний и притом еще повторил в одном из своих писем>> [876:2a], с.162.

Но ведь мы уже видели, что в первом отражении суда Пилата на страницах Филострата именно сюжет "о мытье в бане" являлся воспоминанием о МЫТЬЕ РУК ПИЛАТОМ. И вот, мы снова видим разговор о МЫТЬЕ В БАНЕ. Причем, подчеркивается, что НЕКОТОРЫЕ УСПЕЛИ ДОЧИСТА ОТМЫТЬСЯ. В свете сказанного, скорее всего, перед нами - снова та же история с умыванием рук Понтием Пилатом. Прокуратор считал, что он "дочиста отмоется" от казни Иисуса и избежит в дальнейшем обвинений в бессердечии.

Интересно, что летописец придавал этой фразе Аполлония большое значение, ибо настаивал на точности ее воспроизведения. Специально подчеркнуто, что не следует приписывать данные слова никаким другим лицам, и что вообще ФРАЗУ НУЖНО ЗАПОМНИТЬ. Действительно, евангельский сюжет с умыванием рук Пилатом был исключительно популярен в средневековой живописи. Его хорошо запомнили.

# ПРАЗДНИК. - Наконец, у Филострата проскользнуло замечание, что зал, где происходило заседание, был убран СЛОВНО ДЛЯ ПРАЗДНИЧНЫХ РЕЧЕЙ. Но ведь Евангелия действительно говорят, что суд над Христом состоялся как раз перед ПРАЗДНИКОМ Пасхи (Матфей 27:15).

Так что свидетельства Филострата и Евангелий в очередной раз хорошо согласуются.

Главная страница
Оглавление книги ПОТЕРЯННЫЕ ЕВАНГЕЛИЯ
Подписи к рисункам
Продолжение >>