Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ГЕРАКЛ: "ДРЕВНЕ"-ГРЕЧЕСКИЙ МИФ XVI ВЕКА.
Мифы о Геракле являются легендами об Андронике-Христе, записанными в XVI веке.

Глава 1.
АНТИЧНЫЙ" ГЕРАКЛ - ЭТО ОТРАЖЕНИЕ АНДРОНИКА-ХРИСТА.

7. КОГДА И ПОЧЕМУ ЦАРЬ МИДАС ВСЕ ПРЕВРАЩАЛ В ЗОЛОТО? ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЭТО ПРОИСХОДИЛО В XVI-XVII ВЕКАХ, В МОСКОВИИ.

Вот очень любопытное свидетельство. Мы только что столкнулись с рассказом о царе "античных" мосхов Мидасе, рис.1.30. Стало понятно, что речь идет о хане Руси-Орды эпохи XV-XVII веков. Интересно, что "древнейший" миф добавляет исключительно яркую деталь про Мидаса. <<Дионис, который беспокоился о судьбе Силена, отправил к Мидасу людей - спросить, что он хочет в награду. Мидас, не задумываясь, ответил: "Прошу, сделай так, чтобы все, к чему я ни прикоснусь, превращалось в золото". После этого в его доме превратились в золото не только цветы, камни и вещи, но даже пища, которую он ел, и вода, которую он пил, стоило ему только сесть за стол. Вскоре Мидас взмолился, чтобы его освободили от необдуманной просьбы, ибо он умирал от голода и жажды. Дионис, которого это происшествие немало позабавило, сказал, чтобы Мидас отправился к истоку реки Пактол, что у горы Тмол, и там искупался. Он повиновался, и сразу же его способность превращать все в золото исчезла, но, говорят, что песок в реке Пактол до сих пор блестит от золота>> [196:2], с.216.

О чем речь? Если ли бы мы не располагали Новой Хронологией, догадаться было бы трудно. Однако в свете того, что нам стало известно, картина проясняется. Ведь мы уже понимаем, что царство Мидаса - это Империя Мосоха или Мосха, то есть Русь-Орда XV-XVII веков. Метрополия Великой = "Монгольской" Империи была на Руси. В книге "Империя", гл.12:4, мы показали, что в то время на Русь широким потоком поступала дань из многочисленных провинций. В результате, в ордынской метрополии скопились большие богатства, в том числе и золота. Причем его было настолько много, что золотом крыли крыши, то есть покрывали золотыми листами купола множества русских соборов и церквей. Золото украшало внутреннее убранство храмов (иконостасы и прочее), обстановку административных зданий и жилых домов знати. Иностранцев это поражало, поскольку такая роскошь бросалась в глаза сразу, на улицах ордынской столицы и крупных городов. Особенно в сравнении с более скромным бытом отдаленных провинций Империи той поры. Например, Западной Европы, Америки или Африки.

Поэтому "античный" миф, раздраженно рассказывающий о том, что царь Мосохов превращает в золото все, к чему прикасается, вполне мог возникнуть в реформистской Западной Европе XVII-XVIII веков. Такое иносказание в общем четко отражало действительность: все, что посылалось на Русь в виде дани, не только шло на благо всей Империи (и, кстати, в той или иной форме возвращалось потом обратно в те же провинции), но и превращалось в богатство метрополии, "в золото". Например, в золотые крыши, ослепительно сверкавшие на солнце. Таких крыш в имперских провинциях - Европе, Азии, Африке и Америке действительно не было. Ни тогда, ни потом. Купола' западно-европейских соборов золотом не покрывали. Местным жителям даже вообразить такое было трудно.

Но потом, в эпоху Великой Смуты XVII века ситуация радикально изменилась. Империя раскололась. Ее метрополия погрузилась в хаос войн и мятежей, была оккупирована западными европейцами. Золотая эпоха на Руси прервалась. Ордынские богатства стали разграбляться и потоком вывозиться на запад. Дань перестала поступать в центр, оставалась "на местах", и позволила существенно повысить уровень провинциальной жизни. Реформаторский "древне"-греческий миф быстро отреагировал на государственный переворот, и заявил, что жадный Мидас, царь мосхов, наконец-то наказан за свое стремление к неслыханному и незаслуженному богатству. На него обрушились голод и жажда. И это, дескать, справедливо. Золото исчезло. Только песок в реке все еще блестел.

При этом было забыто (намеренно или непреднамеренно), что в эпоху Империи народы жили в общем-то вместе, без особых раздоров, под центральным ханским управлением, обеспечивавшим порядок во всем Царстве. Естественно, метрополия была несколько богаче, но это не ущемляло возможностей провинций. Кстати, в прежнюю пору на метрополию не обижались. Напротив, было почтительное уважение (о чем говорят многие "античные" источники). Страх и ненависть у западных европейцев по отношению к Руси-Орде и Османии=Атамании возникли позже, как результат османского=атаманского завоевания, и особенно усилились в мятежную эпоху Реформации.

 

8. "ОСЛИНЫЕ УШИ" ЦАРЯ МИДАСА - ЭТО ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ ЛЖЕМИТРИЯ НАЧАЛА XVII ВЕКА НА РУСИ.

Известно, что у "античного" царя Мидаса выросли ослиные уши и он старательно прятал их от окружающих. Когда тайна неожиданно открылась, Мидас мученически умер. Дело было так.

<<Мидас присутствовал на знаменитом музыкальном состязании между Аполлоном и Марсием, судьей которого был речной бог Тмол. Тмол присудил приз Аполлону; а когда Мидас не согласился с его решением, наделил его ослиными ушами. Долгое время Мидасу удавалось прятать уши под высокой фригийской шапочкой, но его цирюльник, узнав о таком уродстве, не сумел сохранить тайну даже под страхом смерти. Страдая от того, что он никому не может доверить свою тайну, он выкопал на речном берегу ямку, огляделся, чтобы вокруг никого не было, и прошептал: "У царя Мидаса ослиные уши!". Затем он закопал ямку и со спокойной душой пошел домой. Но покой его длился недолго: из ямки вырос тростник, который передавал секрет всем прохожим. Когда Мидас узнал, что его уродство ни для кого не секрет, он приговорил цирюльника к смерти, напился бычьей крови и мученически умер>> [196:2], с.216-217.

Этот сюжет чрезвычайно интересен. На самом деле он нам уже знаком, правда "в другом исполнении". Мы натолкнулись на него в знаменитой "Истории" Геродота, а именно, при анализе событий, последовавших за смертью персидского царя Камбиса, сына Кира. Вот что сообщает Геродот.

Камбис умер. В Персии началась смута. К власти приходит человек (маг), выдающий себя за Смердиса, сына царя Кира. Одни считают Лжесмердиса подлинным Смердисом, другие сомневаются. На восьмой месяц обман открылся. Царедворец Отан первым заподозрил мага (Лжесмердиса), что тот вовсе не Киров сын Смердис. Засомневавшись в маге, Отан поступил вот как. Дочь его, по имени Федима, была супругой Камбиса, и теперь, как и все остальные жены Камбиса, стала супругой Смердиса. Отан послал к ней спросить, кто теперь ее супруг, Киров ли сын Смердис или кто другой. Дочь велела передать, что не знает: она ведь никогда раньше не видела Кирова сына Смердиса и ей неизвестно, кто ее теперешний супруг.

Отан направил тогда дочери поручение: "Когда он взойдет к тебе на ложе и ты заметишь, что он уже уснул, то ОЩУПАЙ ЕГО УШИ. Если у него окажутся уши, считай, что делишь ложе со Смердисом, сыном Кира; если же нет, то - с магом Смердисом".

Дело в том, что в свое время этому магу Смердису царь Камбис велел отрезать уши за какую-то вину. Федима, дочь Отана, исполнила все, как обещала. Когда наступил ее черед идти к магу, Федима пришла. А когда маг погрузился в глубокий сон, она ОЩУПАЛА ЕГО УШИ. Тогда Федима легко убедилась, что у мужа нет ушей, и лишь только наступил день, она послала к отцу сообщить об этом. См. [163], с.160-161.

Как только персы поняли, что имеют дело с самозванцем, Лжесмердиса убивают.

В книге "Завоевание Америки...", гл.6:3, мы показали, что геродотовский сюжет является ярким отражением событий начала XVII века в Руси-Орде. А именно, истории Лже-Дмитрия. Выяснилось, что "античный" Лжесмердис - это на самом деле Лже-Дмитрий, убитый в результате восстания в Москве.

По-видимому, "античный" Мидас, царь мосхов (то есть москвичей), старательно прятавший свои "ослиные уши" под пышной тиарой, и персидский Лжесмердис, тоже старательно прятавший от окружающих свои отрезанные уши, это - отражения одного и того же персонажа. А именно, Лже-Дмитрия из эпохи XVII века.

Как мы отмечали в книге "Завоевание Америки...", романовские летописцы упорно именовали "Лже"-Дмитрия РАССТРИГОЙ. Но ведь слово РАССТРИГА позднейшие комментаторы могли, при желании, истолковать как СТРИЖКУ ВОЛОС. Остригая волосы, мы обнажаем уши. И становится видно - есть они, или нет. Кроме того, слово РАССТРИГА могло дать повод для глубокомысленных геродотовских рассуждений, что у Лжесмердиса были ОСТРИЖЕНЫ УШИ, или "отрезаны уши". А потом их остатки могли скрыть длинные отросшие волосы. И надо было волосы ОСТРИЧЬ, чтобы убедиться... Или нужно было ощупать.

Теперь становится понятным и упоминание ЦИРЮЛЬНИКА в "античной" истории царя Мидаса. Именно цирюльник, стригший волосы Мидасу, в конце концов проговорился об его "ослиных ушах". Поводом для такой сцены послужило русское слово РАССТРИГА.

Наконец, "уши" могли появиться в рассказе о Мидасе и Лжесмердисе еще и вот почему. Например, могли говорить так: царь Мидас или маг Лжесмердис погибли "из-за ушей". Однако из романовской истории начала XVII века хорошо известно, отчего на самом деле погиб "Лже"-Дмитрий. "Из-за царя" Василия ШУЙСКОГО, который выступил против Самозванца и в итоге убил его. Но ведь из фамилии ШУЙСКИЙ летописцы тоже могли извлечь слово УШИ. Так вместо правильного выражения: "погиб из-за ШУЙского", могло получиться фантастическое: "погиб из-за УШЕЙ". Тем более, что в основе фамилии ШУЙСКИЙ лежало старое слово ШУЯ. Слова ШУЯ и УШИ очень близки.

Более подробно "об ушах Лжесмердиса" и эпохе Самозванца на Руси рассказано в нашей книге "Завоевание Америки...".

Подведем итог.

# По-видимому, "античный" Мидас, царь Мосхов = Москвичей, является отражением "Лже"-Дмитрия из истории Великой Смуты на Руси начала XVII века.

# "Золото Мидаса" - это воспоминания о богатствах Руси-Орды, которых было весьма много на Руси перед Смутой.

# Наказание Мидаса богами и, в конце концов, исчезновение огромных запасов золота - это отражение Великой Смуты XVII века в Империи и разграбления западными европейцами сокровищ ордынской метрополии.

# Гибель "античного" Мидаса - это гибель "Лже"-Дмитрия (он же Лжесмердис).

# "История с ушами Мидаса" - это слегка искаженное упоминание либо о Самозванце-Расстриге, либо о Василии Шуйском, победителе "Лже"-Дмитрия.

# Следовательно, "древнейший" греческий миф о царе Мидасе появился лишь после начала XVII века.

На рис.1.31 показан царь Мидас (слева) на фоне Трои.

Вернемся теперь к Гераклу и перейдем к заключительной трети его "биографии", то есть к последним годам жизни и смерти на костре. Здесь вновь всплывает яркая параллель с Андроником-Христом.

 

9. ДЕЯНИРА, ЖЕНА ГЕРАКЛА, ЭТО - ОТРАЖЕНИЕ ИУДЫ ИСКАРИОТА. ТАЙНЫЙ СГОВОР ДЕЯНИРЫ И КЕНТАВРА НЕССА ПРОТИВ ГЕРАКЛА-ХРИСТА.

Иуда Искариот предал Иисуса и вступил в заговор с иудейскими первосвященниками и фарисеями. Более того, сам привел стражу и помог арестовать Христа, указав на него воинам посредством своего коварного поцелуя (знаменитый поцелуй Иуды). В версии русских летописей этот же сюжет преломился как предательство, совершенное женой Андрея Боголюбского. Она возненавидела мужа, вступила в заговор с его врагами, провела убийц прямо в спальню к мужу и бестрепетно присутствовала при его гибели. Даже держала отрубленную руку великого князя. Таким образом, жена князя Андрея (Андроника- Христа) - это дубликат Иуды Искариота.

Спрашивается, появится ли этот эпизод в истории Геракла? Да, упоминается, причем в довольно ярком виде. Сейчас мы его опишем.

Завершив очередное завоевание, Геракл отправился в Калидон, где решил обосноваться. <<Не имея законных наследников и жены, он стал ухаживать за Деянирой, предполагаемой дочерью Ойнея... Много женихов приходили во дворец Ойнея в Плевроне, чтобы просить руки прекрасной Деяниры, умевшей править колесницей и освоившей военное искусство. Но тут же отказывались от своих намерений, как только узнавали, что среди их соперников Геракл и речной бог Ахелой... Бессмертный Ахелой являлся в одном из трех обличий: быка, пятнистого змея и человека с бычьей головой...

Когда Ойней призвал Геракла... тот стал хвастаться, что если Деянира выйдет за него замуж, мало того, что ее свекром станет сам Зевс, но и она сама будет купаться в лучах его славы за двенадцать совершенных им подвигов.

Ахелой... лишь хмыкнул и заметил, что и ему не занимать славы, ведь он отец всех греческих вод, а не беспутный бродяга вроде Геракла... Издеваясь, заметил Гераклу: "Или ты не Зевсов сын, или твоя мать была распутницей!"

Геракл нахмурился... "Не потерплю, чтобы мою мать оскорбляли!"

Ахелой... стал бороться с Гераклом до тех пор, пока тот не бросил его спиной наземь, рис.1.20, рис.1.21, рис.1.32. Тогда он не мешкая обернулся змеем и пополз прочь.

"Я еще в колыбели душил змей!" - засмеялся Геракл, стремясь схватить его за шею. Тогда Ахелой превратился в быка и бросился на противника. Геракл... с такой силой ударил его оземь, что правого рога как не стало. Опозоренный Ахелой ретировался>> [196:2], с.411-412.

В результате Геракл женился на Деянире.

Вероятно, в цитированном рассказе уже начинают проступать отдельные фрагменты истории Иуды Искариота. Во-первых, четко прозвучала скептическая иудейско-раввинская точка зрения на рождение Геракла-Христа. Ахелой сомневается в законности рождения Геракла. Дескать, либо Зевс не был отцом, либо твоя мать была распутницей. Мы подробно обсуждали эти средневековые споры вокруг рождения Иисуса в нашей книге "Царский Рим в Междуречье Оки и Волги".

Далее вновь всплывает сюжет о борьбе Геракла-Христа со змеей (змеями). Как мы уже отмечали, ядовитая змея - это один из образов Иуды Искариота. Летописцы иногда путались и "склеивали" рождение Христа с его гибелью. В результате "змеиный сюжет" возникал как при описании младенчества Геракла-Христа, так и в последние дни его жизни в виде коварного "змеиного" поцелуя Иуды Искариота. (Напомним другие его отражения: укус змеи в грудь Клеопатры, нападение змеи на князя Олега...). Поэтому борьба Геракла с Ахелоем-змеей перед женитьбой на Деянире олицетворяет, по-видимому, противостояние Христа и Иуды Искариота.

Вообще, Ахелой описан как коварный бог, меняющий свои обличья. С его косматой бороды постоянно стекала вода. В общем, перед нами предстает "нехороший образ". Недаром "Деянире казалось, что она лучше бы умерла, чем стала его (Ахелоя - Авт.) женой" [196:2], с.412.

Затем Ахелой исчезает со страниц греческого мифа и его "нехорошее место", как мы сейчас увидим, занимает сама Деянира. Мы цитируем.

<<Когда Геракл и Деянира переправлялись через реку Эвен во время половодья, кентавр Несс, утверждая, что боги поставили его в том месте паромщиком за его благочестие, предложил Гераклу ЗА НЕБОЛЬШУЮ ПЛАТУ перевезти Деяниру так, что та и ног не замочит, а сам Геракл пусть добирается вплавь. Геракл согласился, ЗАПЛАТИЛ, ЧТО ПОЛОЖЕНО, перебросил дубину и лук на другой берег, а сам прыгнул в воду. Но Несс, вопреки уговору, поплыл в противоположном направлении, держа Деяниру на спине. Затем он бросил ее наземь и попытался овладеть ею. Та закричала, призывая на помощь; Геракл быстро достал свой лук, тщательно прицелился и поразил Несса прямо в грудь с расстояния в полмили.

Умирая, Несс сказал Деяниру: "Если ты смешаешь семя, которое я пролил на землю, с моей кровью, добавишь оливковое масло и ТАЙНО натрешь этой смесью одежду Геракла, то тебе никогда не придется жаловаться на его супружескую неверность". Деянира быстро собрала все, на что он указал, в кувшин, запечатала его и СПРЯТАЛА НА СЕБЕ, НЕ СКАЗАВ О СЛУЧИВШЕМСЯ НИ СЛОВА ГЕРАКЛУ.

Рассказывают также, что Несс предложил Деянире шерсть, пропитанную его кровью, и сказал, чтобы нити этой шерсти она вплела в одежду Геракла. Третий вариант гласит, что он дал ей свою собственную испачканную кровью одежду в качестве любовного амулета, а сам убежал к соседнему племени локров, где и умер от раны. Его тело осталось непогребенным у подножия холма Тафиасс, наполняя всю округу ужасным зловонием... Источник, близ которого умер Несс, до сих пор несет зловонную воду со сгустками крови>> [196:2], с.413.

Вскоре Деянира воспользуется советом Несса, натрет адской смесью одежду Геракла, и тот погибнет.

В сцене переправы явственно звучит тема предательства Иуды Искариота. В самом деле.

Упоминается о некоей плате, которую следовало дать за "переправу через реку". Причем этот эпизод миф рассматривает как важный. Говорится, что Геракл заплатил, что' положено коварному кентавру Нессу. Скорее всего, перед нами - отражение знаменитых тридцати сребренников Иуды. Эту плату вручили Иуде за его предательство. "Про'клятые деньги" стали потом символом коварства.

Между прочим, в данном "античном" сюжете Иуда Искариот, вероятно, выступает как пара персонажей: кентавр Несс + Деянира. Может быть, словосочетание "кентавр Несс" является сильно искаженным отражением имени "искариот" (на этом мы, конечно, не настаиваем).

Правда, греческий миф считает, будто деньги были выданы самим Гераклом-Христом, а не иудейскими первосвященниками. Однако мы уже сталкивались с тем, что некоторые летописцы путали, например, Иуду с Христом. См. [307] и нашу книгу "Царский Рим в Междуречье Оки и Волги". Поэтому знаменитые тридцать сребренников Иуды могли перекочевывать на страницах разных текстов из рук иудейских фарисеев в руки Христа. Тем не менее, суть дела в мифе в общем сохранена, поскольку деньги получил именно "плохой кентавр" Несс, аналог Иуды.

Далее, денежная плата коварному Нессу приводит к секретному сговору между ним и Деянирой. Иначе их поведение не назовешь. Ведь они фактически вступают в тайный союз, заговор. Тайком от Геракла Несс сообщает Деянире, что' нужно сделать, а она, опять-таки ТАЙКОМ ОТ МУЖА, аккуратнейшим образом исполняет указания раненого кентавра (собирает его семя, кровь и т.п.). Здесь вновь всплывает в памяти история коварной жены Андрея Боголюбского, которая тайком от него вступает в заговор против собственного мужа. Деянира тоже фактически вступает в заговор против своего мужа Геракла. Греческий миф, правда, пытается обелить ее. Дескать, жена поступила так "по простоте душевной", не подозревая о последствиях. Но все это, скорее всего, уже позднейшие редакторские уловки, имеющие своей целью переложить вину на других.

Вообще, в анализируемой нами сцене громко звучит тема обмана. Кентавр Несс обещал Гераклу исполнить оплаченный уговор, однако тут же ОБМАНУЛ. Этим дело не кончилось. Деянира фактически обманула мужа, ничего не сказав ему о рекомендациях Несса, и лукаво скрыв от Геракла кувшин со смертельным для него ядом. Мы узнае'м здесь все тот же обман, совершенный Иудой Искариотом вкупе с иудейскими первосвященниками. Как Евангелия, так и греческий миф, уделяют данному эпизоду самое серьезное внимание.

В христианском мире отношение к Иуде Искариоту негативное. Как мы показали в предыдущих публикациях, аналогично оцениваются и многочисленные фантомные отражения Иуды (под другими именами) на страницах "античных" летописей. То же самое мы видим теперь и в сюжете о Нессе-Деянире. Греческий миф рисует Несса черными красками. В частности, говорится об ужасном зловонии, распространившемся по округе после его гибели. До сих, дескать, источник несет вонючую воду.

На рис.1.33 показана картина Рубенса "Несс и Деянира". На рис.1.34 - этрусское зеркало, на котором изображено похищение Деяниры Нессом. Рисунок на старинной вазе представляет Деяниру, зовущую Геракла на помощь, рис.1.35. На рис.1.36 мы видим картину Гида "Похищение Деяниры кентавром Нессом". См. старинные изображения этого сюжета также на рис.1.37, рис.1.38, рис.1.38a, рис.1.39.

Главная страница
Оглавление книги ГЕРАКЛ
Подписи к рисункам
Продолжение >>