Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
КРЕЩЕНИЕ РУСИ

Язычество и христианство. Крещение Империи. Константин Великий - Дмитрий Донской. Куликовская битва в Библии. Сергий Радонежский - изобретатель огнестрельного оружия.
Датировка ковра из Байе.

Глава 3.
КУЛИКОВСКАЯ БИТВА 1380 ГОДА КАК БИТВА ЗА ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА В ВЕЛИКОЙ = "МОНГОЛЬСКОЙ" ИМПЕРИИ. РИМСКИЙ ИМПЕРАТОР КОНСТАНТИН ВЕЛИКИЙ - ЭТО КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ.

2. "ЯВЛЕНИЕ КРЕСТА", ДАВШЕЕ ПОБЕДУ КОНСТАНТИНУ ВЕЛИКОМУ В СРАЖЕНИИ С МАКСЕНЦИЕМ И ПОБЕДА ДМИТРИЯ ДОНСКОГО НАД МАМАЕМ "С ПОМОЩЬЮ КРЕСТА".

2.1. ПУШКИ = "СХИМЫ С КРЕСТАМИ" В ВОЙСКЕ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО.

Напомним вкратце один из основных сюжетов в истории Куликовской битвы 1380 года. Как мы показали в книге "Новая хронология Руси", гл.6, в Куликовской битве войска Дмитрия Донского использовали пушки. В войске Мамая, по-видимому, пушек не было, или их было существенно меньше. Во всяком случае, на некоторых старинных русских иконах изображались батареи огнестрельных пушек в войске Дмитрия Донского, ведущие огонь по войску хана Мамая, рис.3.6, рис.3.7, рис.3.8. Каждая пушка изображена здесь в виде вытянутой руки с венцом, окутанной дымом. Как мы покажем далее, одним из символов огнестрельной пушки был Лабарум Константина. Согласно скалигеровской истории, пушки появились на полях сражений как раз в середине XIV века [1447], с.47. В это время в Европе открыли порох [1447], с.357.


рис.3.6

рис.3.7

рис.3.8

Рис.3.6. Старая икона "Сказание о Мамаевом побоище", изображающая Куликовскую битву. Левая часть иконы. Икона датируется серединой XVII века. Изображение со временем скрылось под слоем потемневшей олифы, а затем было раскрыто лишь в 1959 году. Взято из [996], с.136-137.

Рис.3.7. Правая часть иконы "Сказание о Мамаевом побоище". Взято из [996], с.136-137.

Рис.3.8. Пушечная батарея в войсках Дмитрия Донского, ведущая огонь по противнику. Пушки изображены в виде вытянутых рук с венцами, окутанных клубами дыма или облаками. Фрагмент иконы "Сказание о Мамаевом побоище". Взято из [996], с.136-137.

 

В то же время, в войске Мамая пушек не показано. Вероятно, именно благодаря преимуществу в артиллерии, Дмитрию Донскому удалось разгромить хана Мамая. Напомним, что войско Мамая - профессиональное, а войско Дмитрия Донского на самом деле было, скорее, народным ополчением, см. "Новая хронология Руси", гл.6. Вероятно, в Куликовской битве 1380 года пушки были впервые применены в столь крупных масштабах.

Перед битвой Дмитрий Донской обратился к Сергию Радонежскому за благословением. Тот благословил князя и передал ему некое "секретное оружие", которое в позднейших источниках именуется "ЗНАМЕНИЕМ КРЕСТА НА СХИМАХ". Известно следующее: <<Сергий (Радонежский - Авт.) вручил им знамение креста на Схимах и сказал: "ВОТ ОРУЖИЕ НЕТЛЕННОЕ! ДА СЛУЖИТ ОНО ВАМ ВМЕСТО ШЛЕМОВ!">> [362], т.5, гл.1, столбец 36.

Никоновская Летопись сообщает: "Преподобный же Сергий повеле имъ (Пересвету и Ослябе - Авт.) скоро уготовитися на дело ратное; они же отъ всея душа послушание сотвориша къ преподобному Сергию... ОН ЖЕ ДАДЕ ИМЪ ОРУЖИЕ ВЪ ТЛЕННЫХЪ МЕСТО НЕТЛЕННО, крестъ Христовъ нашитъ на СХИМАХЪ, и сие повеле имъ ВМЕСТО ШОЛОМОВ возлагати на главы своя" [586:1], т.11, с.53.

Эти слова можно понимать по-разному. Но, как мы показали в книге "Казаки-арии: из Руси в Индию", здесь, по-видимому, говорится, что Сергий Радонежский вручил Пересвету и Ослябе какое-то новое ОРУЖИЕ взамен обычного ратного вооружения - шлемов и т.п. Новое оружие называлось СХИМОЙ.

Синодальная Летопись сообщает: "Пересветъ Чернецъ... двигся изъ полку вонъ (навстречу Челубею - Авт.) и рече: азъ хощу съ нимъ видетися. И бе на нем шеломъ Архангельского образа, ВООРУЖЕН БЕ СКИМОЮ" [362], примечание 76 к тому 5, гл.1, столбец 29. Здесь тоже сказано, что Пересвет был ВООРУЖЕН СКИМОЙ.

Позднейшие редакторы хотели уверить нас, будто под словом СХИМА или СКИМА, см. выше, имелся в виду головной убор из ткани с нашитым на нем крестом. Однако не исключено, что здесь за редакторским термином СХИМА или СКИМА скрывается первоначальное слово МУШКЕТ или МУШКА, но прочитанное в обратном направлении, как при арабском способе чтения: МУШКА = МШК --> ШКМ = СКМ = СКИМА, при переходе Ш --> C. См. подробности в книге "Библейская Русь", гл.4:9.

В грамоте, переданной Сергием Радонежским Дмитрию Донскому, говорилось: "Пособи ны ОРУЖИЕМЬ КРЕСТНЫМ, низложи врагы нашя" [631], с.71.

Мы вернемся к этому в главе 4 и обсудим более подробно.

2.2. СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ С ПУШКОЙ В РУКАХ НА СТАРИННОМ РУССКОМ КРЕСТЕ XVI ВЕКА.

В мае 2004 года авторы посетили художественный музей в городе Ярославле, рис.3.9, рис.3.10, и обратили внимание на два выставленных там старинных каменных креста XVI века, рис.3.11, рис.3.12, рис.3.13, рис.3.14. Особенно интересным оказался крест 1528 года, представленный отдельно на рис.3.15. На нем кроме распятия Христа изображены также Богородица и следующие святые: Иван (Богослов), Никола (Николай Чудотворец) и Сергей (Сергий Радонежский), рис.3.16. Причем, имена Ивана Богослова и Сергея Радонежского вырезаны в камне именно так: ИВАН и СЕРГЕЙ, рис.3.17, рис.3.18, рис.3.19, рис.3.20. А не ИОАНН и СЕРГИЙ, как принято сегодня. На втором кресте 1512 года, где тоже изображен Иван Богослов, его имя опять написано как ИВАН, а не ИОАНН, рис.3.21 и рис.3.22.


рис.3.11

рис.3.12

рис.3.13

рис.3.14

рис.3.15

Рис.3.11. Два креста XVI века в Ярославском художественном музее. Фотография сделана авторами книги в 2004 году.

Рис.3.12. Музейная табличка, относящаяся к крестам XVI века. Ярославский художественный музей. Фотография 2004 года.

Рис.3.13. Крест 1528 года века в Ярославском художественном музее. Вид сзади. Фотография 2004 года.

Рис.3.14. Крест 1512 года в Ярославском художественном музее. Вид сзади. Фотография 2004 года.

Рис.3.15. Лицевая сторона каменного креста 1528 года. Ярославский художественный музей. Фотография 2004 года.

 


рис.3.16

рис.3.17

рис.3.18

рис.3.19

рис.3.20

 

Рис.3.16. Изображения Богородицы, Ивана Богослова, Николы - под правой ладонью Христа - и Сергия на ярославском кресте 1528 года. Все имена подписаны. Фотография 2004 года.

Рис.3.17. Изображение святого Сергия Радонежского на кресте 1528 года. Его имя написано как СЕРГЕЙ, а не Сергий. По-видимому, СЕРГИЙ вместо СЕРГЕЙ стали писать лишь после церковных реформ первой половины XVII века. Фотография 2004 года.

Рис.3.18. Наша прорисовка имени СЕРГЕЙ святого Сергея Радонежского на кресте 1528 года. На основе фотографии 2004 года.

Рис.3.19. На старинном русском кресте 1528 года имя святого ИОАННА Богослова написано как ИВАНЪ. Фотография 2004 года. По-видимому, ИОАНН вместо ИВАН стали писать лишь после романовских церковных реформ XVII века.

Рис.3.20. Наша прорисовка имен Богородицы и Ивана Богослова - ИВАНЪ - на кресте 1528 года. По фотографии 2004 года.


рис.3.21

рис.3.22

 

Рис.3.21. На кресте 1512 года, выставленном в Ярославском художественном музее, имя Иоанна Богослова опять написано как ИВАН. Фотография 2004 года.

Рис.3.22. Увеличенное изображение имени ИВАН, высеченного на кресте 1512 года. Фотография 2004 года.

Отметим, что святые Николай Чудотворец (Никола) и Сергий Радонежский (Сергей) часто изображались на старинных русских распятиях. В этом отношении крест 1528 года не представляет ничего необычного. Но вот что интересно. В "древних летописях" якобы XIII-XVI веков, имена святых часто написаны по-современному. Например, ИОАНН или СЕРГИЙ. Однако, как мы только что имели возможность убедиться, такое написание является ПОЗДНИМ. Оно является подражанием греческому и возникло, вероятно, ЛИШЬ В XVII ВЕКЕ во время известных книжных реформ века. Когда русские церковные книги усердно "правили" по греческим образам. Реформы начались, кстати, еще до патриарха Никона и раскола.

Отсюда следует, что многие якобы "древние летописи", создававшиеся, как нам втолковывают, еще задолго до прихода Романовых трудом честных и беспристрастных монахов в тиши отдаленных русских монастырей, являются, скорее всего, идеологическими подделками XVII века. Изготовленными уже при Романовых и по их заказу. С пропагандистскими целями.

По'зднее, уже реформированное написание русских имен - Иоанн, Сергий, Феодор вместо Иван, Сергей, Федор и т.п. - в некоторых якобы "древних" летописях, выдает романовские подделки с головой. Повторим наше утверждение, сделанное нами еще в 1998 году в книге "Империя": подавляющее большинство используемых историками русских летописей, якобы древних, - в том числе и пергаментных, - подделки или поздние редакции романовского времени. Они изготовлены в XVII-XVIII веках по заказу Романовых с целью "надежно подтвердить" создаваемую в то время скалигеровско-романовскую версию русской истории. Выгодную Романовым и ныне общепринятую, но неверную. По поводу позднего происхождения большинства русских летописей см. книгу "Библейская Русь".

Вернемся к ярославским крестам. На кресте 1528 год Никола стоит по правую сторону от Христа, рис.3.23 и рис.3.24. Он держит в левой руке книгу с крестом и указывает на нее двумя перстами правой, рис.3.23. С другого края стоит Сергей (Сергий) Радонежский, рис.3.17. Как и Никола, он указывает правой рукой на предмет, который держит в левой. Этот предмет сразу обращает на себя внимание. Он имеет вид конуса, расширяющегося кверху и напоминает факел или маленькую пушку, рис.3.25, рис.3.26. Конечно, можно предположить, что в руке у св.Сергия (св.Сергея) изображен свиток. Однако данный предмет мало похож на свитки, которые иногда изображались в руках христианских святых, и "античных" персонажей, рис.3.27, рис.3.28, рис.3.29. В частности, свиткам обычно не придавалась столь ярко выраженная конусообразная форма.


рис.3.23

рис.3.24

рис.3.25

рис.3.26

рис.3.27

Рис.3.23. Надпись НИКОЛА над головой Николая Чудотворца на кресте 1528 года. Святой Никола держит книгу с крестом в левой руке и указывает на нее двумя перстами правой. Ярославский художественный музей. Фотография 2004 года.

Рис.3.24. Наша прорисовка имени НИКОЛА на кресте 1528 года. По фотографии 2004 года.

Рис.3.25. Сергий Радонежский с предметом, напоминающим пушку в левой руке. Он указывает на него двумя перстами правой, подобно тому, как святой Никола указывает на книгу с крестом. Изображение на кресте 1528 года. Ярославский музей икон. Фотография 2004 года.

Рис.3.26. Предмет, напоминающий факел-пушку в руке у святого Сергея, то есть Сергия Радонежского, на кресте 1528 года. Фотография 2004 года.

Рис.3.27. Свиток в руке Сергия Радонежского. Фрагмент русской иконы "Сергий Радонежский в житии". Якобы 1591 год. Взято из [745:1], с.332, икона 691.


рис.3.28

рис.3.29

Рис.3.28. Свиток в руке апостола Петра. Фрагмент русской иконы "Петр и Павел". Якобы XII-XIII века. Взято из [745:1], с.283, икона 598.

Рис.3.29. Свиток в руке "античного" римлянина. Барельеф в Лувре. Париж. Взято из [304:1], т.1, с.416.

Прежде нам ни разу не встречалась икона, на которой православный святой держал бы в руках факел. С другой стороны, факелы нередко появляются на "античных" изображениях. Как мы показали в наших предыдущих работах, "античные" факелы чаще всего символизировали пушки, огнестрельное оружие. Образ факела для пушки очень естественен. Именно сноп пламени, извергающийся из жерла пушки, подобно факелу, больше всего и поражал воображение средневекового человека. Поэтому первые, самые старые рисунки пушек напоминают факелы. Подробный анализ старинных изображений пушек в виде факелов см. в книге "Реконструкция". Их, повторим, достаточно много. Но на православных иконах мы такого пока не видели. До того, как познакомились с подлинными крестами XVI века.

На рис.3.30 и рис.3.31 приведено старинное западно-европейское изображение монаха с факелом в руке. Он стоит на коленях и держит в руке "палку", подобную той, которую мы видим в руке Сергия. Но из нее вырываются огромные ярко-красные языки пламени.

Не исключено, что на старинном русском кресте XVI века Сергий Радонежский изображен именно с факелом-пушкой в руках. Что идеально соответствует нашей реконструкции, см. выше. Вероятно, в XVI веке еще помнили, что именно Сергий Радонежский изобрел первые пушки.

Отметим, кстати, что предмет в руке Сергия Радонежского напоминает также трубу, которую часто изображают в руках трубящих ангелов, рис.3.32. Но в предыдущих работах мы показали, что в некоторых случаях такие "христианские трубы" также символизировали пушки. См. "Критика и методы хронологии", гл.3, а также, например, рис.3.33. Здесь, скорее всего, изображен выстрел из огнестрельного орудия.

Надо сказать, что подлинных памятников XVI века сегодня уже почти не сохранилось. Подделок много. В наших работах мы уже приводили большое количество таких примеров. Предмет, выдаваемый за подлинник XVI, XV или более ранних веков, оказывался после независимой проверки изделием XVII века. Иногда проставлялась фальшивая, заведомо ложная дата. Таковы, например, многочисленные печатные издания якобы XVI века, изготовленные на самом деле в XVII-XIX веках. Подробности см. в книге "Библейская Русь". С точки зрения нашей реконструкции ничего удивительного в таком количестве подделок под XV-XVI века нет. В XVII веке, после распада Империи, на протяжении многих десятков лет планомерно уничтожались памятники времен единой Империи. А вместо них в большом количестве изготовлялись подделки. Целью фальсификаторов было исказить историю недавнего прошлого и представить ее в ложном свете. Изобразив, что возникшие на развалинах Империи независимые государства якобы были независимы всегда, "испокон веков". Поэтому найти в наше время подлинник XVI века - большая удача.

Ярославские кресты, о которых идет речь, действительно производят впечатление подлинников. И потому неудивительно, что на них мы видим сразу много интересного. Чего не встретишь на поздних подделках. О факеле-пушке в руках Сергия Радонежского мы уже сказали. Пойдем дальше.

В верхней части креста 1512 года есть надпись: "ЦРЬ СЛВЫН. НИКА", рис.3.34, рис.3.35 и рис.3.36. То есть - ЦАРЬ СЛАВЫН, НИКА или ЦАРЬ СЛАВЯН, НИКА в современном произношении. Сегодня, и вообще с XVII века на распятиях пишут уже ЦАРЬ СЛАВЫ, а не ЦАРЬ СЛАВЯН, рис.3.37. И понятно - почему. Чтобы уйти от подлинного исходного смысла данного выражения, которое действительно ранее означало ЦАРЬ СЛАВЯН, как мы показали в нашей книге с таким названием [ЦРС]. Теперь, благодаря кресту XVI века, мы можем воочию наблюдать, как именно происходило данное "исправление истории". На старых распятиях писали, в частности, ЦАРЬ СЛАВЫН. То есть ЦАРЬ СЛАВЯН, на современном языке. Последнюю букву Н в слове СЛАВЫН реформаторы XVII века лукаво опустили и превратили СЛАВЯН в СЛАВУ. Конечно, смысл по сути остался прежним, но уже не так стал бить в глаза. Появилась возможность отвлеченных "объяснений", что, дескать, СЛАВА означает вовсе не СЛАВЯН.

Посмотрим теперь, что написано вместо ЦАРЬ СЛАВЫ на кресте 1528 года, рис.3.38. Привычного сегодня "Царь Славы" здесь тоже нет. Написано следующее: Ц[А]РЬ СЛЕНА IСЪ ХС НИКА". Поясним, что в слове СЛЕНа буквы Е и Н объединены в одну. Так часто писали раньше. Например, когда использовалась церковно-славянская вязь, буквы объединялось постоянно. При использовании других почерков - реже, но тоже объединялись. Отметим, что если предположить, что в рассматриваемом слове стоит буква Е (тогда получилось бы СЛЕА, а не СЛЕНА), то у горизонтальной средней палочки не должно было быть вертикальной черточки, образующей правую половину буквы Н, рис.3.39. Поэтому здесь действительно стоит соединение двух букв: Е и Н. Кстати, на кресте 1528 года есть еще одно подобное соединение букв. А именно, в слове МР - то есть МАТЕРЬ. - объединены буквы М и Р. Правая палочка буквы М служит одновременно ножкой буквы Р, рис.3.20.

Таким образом, на кресте 1528 года написано: Ц[А]РЬ С[Е]ЛЕНА I[СУ]С Х[РИСТО]С НИКА. В переводе на современный язык: ЦАРЬ ВСЕЛЕННОЙ ИИСУС ХРИСТОС НИКА. Поясним, что слово ВСЕЛЕННАЯ раньше, еще в XVII веке, писалось как СЕЛЕНАЯ, то есть без приставки В, см. [812:1], т.3, столбец 325. Или, в мужском роде, - СЕЛЕН. Словосочетание ЦАРЬ ВСЕЛЕННОЙ написано здесь по-старому, как ЦАРЬ СЕЛЕНА. Впрочем, если по-другому восстановить опущенные гласные, то получится слово СЕЛЕНАЯ = ВСЕЛЕННАЯ - в обычном женском роде. Тогда на кресте написано: ЦАРЬ С[Е]ЛЕН[Ы]А, то есть опять-таки ЦАРЬ ВСЕЛЕННОЙ.

И снова мы видим, что на старом подлиннике XVI века бросаются в глаза непривычные сегодня надписи. Хотя и близкие к современным, но другие. И звучащие существенно по-другому. Вместо не очень понятного ЦАРЬ СЛАВЫ четко написано: ЦАРЬ ВСЕЛЕННОЙ, то есть Царь всего Мира, Царь Мировой Империи. Итак, мы видим, что раньше Христа именовали ЦАРЬ СЛАВЯН, а также ЦАРЬ ВСЕЛЕННОЙ. Но в текстах XVII века этих имен мы уже не встречаем. Были вычищены.

Перейдем к посвятительным надписям на крестах. Посвятительная надпись на кресте 1512 года ничего нового или необычного в себе не содержит, рис.3.40. Перевод приведен на музейной табличке, рис.3.12. Мы проверили его и оказалось, что в данном случае перевод более или менее точен. В отличие от перевода надписи на кресте 1528 года. Кстати, обратите внимание, что буква Е в этой надписи не имеет никаких черточек на конце своей горизонтальной перекладины, В данном случае объединения букв нет.

Что касается посвятительной надписи на кресте 1528 года, то она очень интересна. Мы приводим ее на рис.3.41 и рис.3.42. Надпись гласит: ЛЕТА 7036 М[ЕСЯ]ЦА МАЯ ВЪ 18 Д[Е]НЬ НА ПАМЯТЬ С[ВЯ]Т[А]ГО С[ЛАВНАГО] АП[ОСТО]ЛА I ЕУАН[ГЕЛИ]СТА ИВ[А]НА ПОСТАЛВИЛ К[РЕ]СТЪ С[И]Й ОСТАФЕЙ ЕМЕЛЬ ЯКОВ ДА ВАСИЛЕЙ РОМА.

В переводе на современный язык: ЛЕТА 7026 (1528 год н.э.) МАЯ 18 ДЕНЬ НА ПАМЯТЬ СВЯТАГО СЛАВНАГО АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИВАНА ПОСТАВИЛ КРЕСТ СЕЙ ОСТАФЕЙ ЕМЕЛЬЕВ ЯКОВ ДА ВАСИЛЕЙ РОМА.

Здесь бросаются в глаза сразу два крайне любопытных обстоятельства. Во-первых, днем памяти апостола Иоанна Богослова четко названо 18 мая. Церковно-славянское число 18, записываемое в виде НI, прекрасно сохранилось. В нем нет никаких утрат и читается оно однозначно, рис.3.41 и рис.3.42. Но, по СОВРЕМЕННЫМ НАМ православным святцам, память Иоанна Богослова празднуется не 18, а 8 мая. Недаром в музейной табличке число 18 было лукаво передано как 8, рис.3.12.

В этой связи отметим, что в наших книгах мы уже давно обратили внимание на странный список праздников, включенных в Пасхалию, как она представлена в изданиях Следованной Псалтыри московской печати середины XVII века. См. нашу книгу "Математическая хронология библейских событий" [БР]:1, стр.191. Выбор праздников для Пасхалии - почему именно они, и только они, туда включены, - был нам не очень понятен. В упомянутой книге мы отмечали, что вопрос интересен и его надо бы исследовать. И снова - в посвятительной надписи на кресте 1528 года мы наталкиваемся на странность, связанную с одним из перечисленных в Пасхалии праздников. А именно, праздник Иоанна Богослова на кресте 1528 года не такой, как в книгах XVII века и в современных. На кресте он на 10 дней позже. По-видимому, мы нащупываем здесь следы каких-то календарных реформ первой половины XVII века в русской церкви. Память о которых полностью вытерта со страниц нашей истории.

В этой связи возникает следующее предположение, требующее дальнейшей проверки. Список неподвижных праздников, формально не имеющих к Пасхалии никакого отношения, - напомним, что Пасхалия определяет лишь подвижные праздники, - был включен в нее потому, что их коснулись реформы. Еще до-никоновские. Возможно, в Пасхалию включили ряд неподвижных праздников с целью канонизировать их новые даты.

Кстати, вспомним, что в конце XVI века произошла григорианская реформа, сдвинувшая все неподвижные праздники католической церкви на десять дней. Правда - в другую сторону. Григорианские даты увеличились на десять дней, а не уменьшились, как в случае праздника Иоанна Богослова. Было 18, стало 8. Тем не менее, какая-то связь с григорианской реформой не исключена.

И еще одно наблюдение. Обратим внимание - как написано имя человека, поставившего крест. Подчеркнем, что речь идет здесь именно об одном человеке. На кресте написано, что крест ПОСТАВИЛ ("ПОСТАЛВИЛ") Остафей (далее следуют его имена-отчества), а не ПОСТАВИЛИ (Остафей и другие). То есть поставил ОДИН человек. Имя которого на кресте написано так: ОСТАФЕЙ ЕМЕЛЬ (то есть Емельев, "принадлежащий Емеле") ЯКОВ ДА ВАСИЛЕЙ РОМА. Здесь РОМА - явно прозвище, а ОСТАФЕЙ - имя. Между именем и прозвищем стоят отчества. Необычно, что отчеств НЕСКОЛЬКО. Падеж (родительный) употреблен только для первого отчества, но это допустимо правилами старого русского языка. И сегодня говорят иногда, например, ИВАН НИКОЛАЕВИЧА вместо ИВАНА НИКОЛАЕВИЧА. То есть, опускают родительный падеж у одного из двух имен в связке. Нечто подобное мы видим и здесь. ЕМЕЛЬ ЯКОВ ДА ВАСИЛЕЙ означает ЕМЕЛЬЕВИЧ ЯКОВЛЕВИЧ ВАСИЛЬЕВИЧ. В смысле: сын ЕМЕЛИ, внук ЯКОВА, правнук ВАСИЛИЯ. Такой ряд отчеств непривычен нам и напоминает скорее арабские имена. Нечто вроде: Абдурахман ибн Хоттаб ибн Мурад ибн Давид. В арабском действительно, имена приводились иногда с целой цепочкой отчеств - ИМЕН ПРЕДКОВ. Оказывается и на Руси в XVI веке было то же.

Здесь мы опять наталкиваемся на еще одно свидетельство близости арабских и древне-русских обычаев. В наших предыдущих работах мы много говорили об арабских надписях на русском оружии, о русских книгах, написанных арабскими буквами и т.д., см. "Новая хронология Руси", гл.13. Надпись на кресте 1528 года является еще одним, хотя мелким, но интересным штрихом в данном ряду.

Отметим, что современные комментаторы, составлявшие перевод надписи для музейной таблички явно слукавили, подтянув старый текст к современным стандартам. А именно, в слове ЯКОВ букву К, совершенно четко выписанную на кресте, превратили в Н. В итоге ЕМЕЛЬ ЯКОВ превратилось у них в ЕМЕЛЬЯНОВ, рис.3.12. Смысл надписи получился другой. Правда, возникло несогласование со словом ПОСТАВИЛ. То есть поставил один человек, а не два. Но, по-видимому, решили, что это мелочь. Далее, для вящей убедительности прозвище РОМА переделали в РОМАНОВ. Иначе могли появиться вопросы, почему одного назвали ЕМЕЛЬЯНОВ, а второго - просто РОМА, а не Романов. Кстати, на рис.3.41 и рис.3.42 хорошо видно, что написано именно РОМА и в конце надписи нет никаких утрат.

Таким образом, современные историки сделали три откровенные натяжки, вероятно, рассчитывая, что посетители не будут особенно вглядываться в старую надпись. Поверят музейной табличке с ее переводом и в очередной раз убедятся, что наша древняя история была именно такой, как она представлена на страницах современных учебников.

2.3. ПУШКИ = "ЗНАКИ КРЕСТА" В ВОЙСКЕ КОНСТАНТИНА ВЕЛИКОГО. ЧТО ТАКОЕ ЗНАМЕНИТЫЙ ЛАБАРУМ?

Обратимся теперь снова к "древне"-римской истории. Одним из знаменитых ее событий является явление Креста императору Константину Великому перед его сражением с Максенцием. Летописи прямо утверждают, что Константин победил в битве с Максенцием "при помощи Креста". Как мы сейчас увидим, эта "антично-римская" история является, скорее всего, отражением победы Дмитрия Донского над Мамаем. Тоже - "при помощи Креста". На страницах "античных" источников Дмитрий Донской описан как Константин I Великий, а хан Мамай - как Максенций, соправитель Константина.

Посмотрим, как рассказывают "античные" источники о победе Константина Великого над Максенцием с помощью Креста. Как выясняется, хотя суть события описывалась разными авторами в общем-то похоже, однако в вопросе о том - что такое "Крест Константина", царил странный разнобой. Общим является утверждение, что сначала Константину в небе явилось светящееся видение, о форме которого, впрочем, разные авторы говорят по-разному. Далее, Константин приказал сделать "знамя", на которое поместил знак, увиденный им в небе. Знамя со знаком Креста помогло Константину победить Максенция. Опять-таки, в вопросе о том, что именно за знамя сделали и что на нем изобразили - и было ли это вообще знамя в смысле стяга или что-то иное, - различные источники имеют разные мнения. Обратимся к сохранившимся свидетельствам.

Хроника Георгия Амартола, то есть "Временник Георгия Монаха", говорит: <<Услышав о творимых Максентием в Риме неслыханных злодействах и просьбу о нем от римлян получив, пошел (Константин - Авт.) на него войной. И, ЗНАМЕНИЕ КРЕСТНОЕ СВЕТОЗАРНОЕ на небе увидев с надписью: "Сим побеждай", тотчас СДЕЛАЛ ИЗОБРАЖЕНИЕ НА ПРИПАЯННЫХ К ЗОЛОТУ КАМНЯХ; И ПРИКРЕПИВ НА КОПЬЕ, повелел быть водителем своего войска. Так он [победил] Максентия и в реку вооруженного вверг. И так вошел в Рим и завладел им, а Максентий, преследуемый, утонул в реке. Об этом и многознающий Евсевий сказал: На них тут же ясно исполнилось: "КОЛЕСНИЦЫ ФАРАОНОВЫ и силу их вверг в море..." (Исх 15:4-5)>> [19:0], с.264.

Текст Георгия Амартола довольно туманный. Он говорит, что на небе явилось некое "знамение крестное светозарное". Затем сделали его изображение якобы "на припаянных к золоту камнях" (?). Как это понимать - не совсем ясно.

А вот что сообщает Энциклопедия Брокгауза и Ефрона: <<К победе над Максенцием относят появление знаменитого Labarum - знамени с крестом и такого же креста на шлеме Константина и щитах солдат. Евсевий, в "Vita Constantini", передает, со слов самого императора, что накануне сражения Константин видел крест на небе, в присутствии войска, с надписью ( рис.3.43 - Авт.) (Hoc vince); то же явление повторилось императору во сне и рассеяло его сомнения. Приблизительно то же рассказывают Лактанций, в "De mortibus persecutorum", и Руфин, в "Historia ecclesiastica", ограничивая, впрочем, видение сном. На триумфальной арке, воздвигнутой в Риме после победы над Максенцием, были, по желанию Константина, изображены слова: instinctu divinitatis>> [988:00]. Внизу, на рис.3.43, показано, как записывали надпись "Сим победиши" по-гречески.

Зададимся вопросом: откуда возникло название Labarum? С ним у комментаторов связана "проблема". Причем - непростая. Оказывается, данное слово не греческое и не латинское. В.В.Болотов считает, что оно <<принадлежит баскам, жителям Пиренеев... буквальное значение его, вероятно, - "знамя">> [83], т.3, с.11. Таким образом, и в языке басков слова Labarum уверенно найти не удается. Иначе бы В.В.Болотов не написал, что перевод "вероятно", такой-то. А сказал бы точнее.

Но тогда возникает мысль, что символ на шлеме, то есть на ЛБУ, могли назвать по-русски ЛОБАРЬ. Что потом превратилось в "античное" Labarum. Если так, то данное название возникло достаточно поздно. Уже тогда, когда забыли о пушках и летописцы заменили их на изображение креста на шлеме Константина. То есть на лбу. Наша мысль о происхождении слова ЛАБАРУМ от ЛОБАРЬ подтверждается тем, что, например, в старой книге "Книга о побоищи Мамая..." сказано следующее: "Сергий преподобный заразъ казалъ тымъ рыцеромъ сведомымъ наготоватися и казалъ имъ въместо ПРИЛБИЦЫ (то есть шлема - Авт.) схиму з крестомъ на голове носити" [631], с.352. Таким образом, воинский шлем назывался также ПРИЛБИЦА или ПРИЛОБИЦА, то при ПРИ+ЛОБ, "при лбу" или "прикрывающий лоб, голову". В слегка искаженном произношении получился "очень античный" ЛАБАРУМ = ЛОБАРЬ.

Возможно и другое объяснение. Может быть, даже более вероятное. Вспомним, что крест Христа был воздвигнут на Голгофе, то есть на ЛОБНОМ месте. Так Голгофа называется в Евангелиях: "И придя на место, называемое Голгофа, что значит: Лобное место" (Матфей 27:33). "Античное" слово ЛАБАРУМ обозначает, как нам говорят, крест Христа. Но тогда получается, что оно - славянское и происходит от слова ЛОБ, ЛОБНОЕ место, ЛОБАРЬ. В смысле - крест, воздвигнутый "на лбу", на Лобном месте.

Сделаем еще одно замечание. Вспомним, что в Куликовской битве участвовали два инока, посланные туда Сергием Радонежским, - ПЕРЕСВЕТ и ОСЛЯБЯ. Как мы теперь понимаем, они были не простыми воинами, а приставлены к новому оружию - пушкам. А потому их имена могли превратиться впоследствии под перьями летописцев в ПРЕСВЕТЛЫЙ ЛАБАРУМ или СВЕТЛЫЙ ЛАБАРУМ - якобы название самой пушки.

На рис.3.44 приведена картина Пьеро делла Франческа "Сновидение императора Константина". Рядом с ним, как считается, изображен Евсевий, описавший жизнь и деяния Константина Великого. Кстати, Константин изображен бородатым. А вот в "античном" искусстве, с некоторого момента, Константина уже начали представлять безбородым, рис.3.45, рис.3.46, рис.3.46aи рис.3.46b. По-видимому, чтобы затушевать тот факт, что "античные" римские императоры являются фантомными отражениями царей-ханов Великой = "Монгольской" Империи. Которые обыкновенно носили бороды. Так например, на монете якобы IV века император Диоклетиан изображен бородатым [140], с.23. Бороду носил император Марк Аврелий - см. известную его конную статую в Риме [958], с.9. На рис.3.47 и рис.3.48 приведены старинные изображения Лициния, Максенция и Константина Великого из "Всемирной Хроники" Хартмана Шеделя, якобы 1493 года. Все они - с бородами.

Но вернемся к знамению "Сим победиши!". Вот сокращенный пересказ старинных свидетельств о явлении креста Константину, взятый нами из [140]. <<Дальнейшие события зафиксированы со стенографической точностью Евсевием Кесарийским, первым биографом Константина... Константин попросил Евсевия обучить его христианской молитве, а потом, взяв у священника распятие, надолго остался один... День клонился к закату... И вдруг в лагере поднялся шум. Солдаты тыкали пальцами в небо и падали ниц, громко крича: "Знамение Аполлона!" Константин вышел из палатки и увидел на небе ЯРКОЕ СВЕЧЕНИЕ, хорошо заметное на фоне обрамляющих его туч. Узор солнечных лучей, действительно, напоминал эмблему Аполлона... Два основных снопа света перекрещиваются посредине и образуют символ, которому он (Константин - Авт.) только что - впервые в жизни - молился... Ночью он долго не мог заснуть, а потом ему приснился сон: ПАСТУХ... НЕСЕТ ЗНАМЯ, на котором четко начертан тот самый узор, что он сам и его солдаты видели сегодня на закате. Это были две буквы: "Х" и над ней, чуть поменьше, "Р", как бы растущая из перекрестия первой буквы... Пастух тихо... произнес: "Сим победишь"...

Еще не рассвело, когда он (Константин - Авт.) ВЫЗВАЛ МАСТЕРОВ И ПРИКАЗАЛ НЕМЕДЛЕННО СДЕЛАТЬ ЗНАМЯ НЕПРИВЫЧНО БОЛЬШИХ РАЗМЕРОВ. И КРУПНО НАЧЕРТАТЬ НА НЕМ ЗНАК ХРИСТА. К ВЕЧЕРУ ЕМУ ПРИНЕСЛИ ЗНАМЯ. ОНО БЫЛО ИЗГОТОВЛЕНО ИЗ КОПЬЯ и роскошной ткани, неизвестно откуда добытой. На ней драгоценными камнями были вышиты две перекрещивающиеся буквы. Константин распорядился ВЫСТАВИТЬ ЗНАМЯ НА ВИДНОМ МЕСТЕ, чтобы солдаты, глядя на этот знак, могли нацарапать его копию на своих щитах>> [140], с.90-91.

Знамя Константина (по гречески ТЕОСЕМЕЯ) описано в следующих источниках. "О ТЕОСЕМЕЯ существуют три рассказа: Лактанция, Евсевия Кесарийского и Созомена. Руфин, Сократ и Феодорит в счет не идут в данном случае, потому что они передают известия других" [83], т.3, с.9.

Вот как описано знамя у Евсевия, а также у Лактанция. Воспользуемся пересказом В.В.Болотова. <<Около полудня, когда день склонялся к вечеру (по нашему около трех часов) император увидел выше солнца... знамение креста с надписью: "Сим побеждай" (ТОЭТПС НИКА - hoc vince). Ужас объял его и свиту. Ночью явился ему Христос с крестом же и повелел сделать подобие его и с этим знамением выступить против своих врагов. Утром Константин... призвал художников и повелел им сделать это изображение (labarum). Далее идет описание знамени. Описание сводится к тому же, к чему и рассказ Лактанция. Знамя это водружено было на древке и обведено было золотым венком с драгоценными камнями; на шелковой ткани, прикрепленной к древку, были изображения Константина и сынов его. Монограмма украшала и шлем Константина, а о щитах у Евсевия ничего не говорится>> [83], т.3, с.11. У Лактанция, напротив, говорится, что знамя было изображено именно на щитах [83], т.3, с.9.

Отсюда видно, что старые авторы приводили разноречивые свидетельства о том, где именно было изображено знамя. Но само описание знамени у них совпадает: оно водружено на древке и обведено золотым венком с драгоценными камнями. Последующие комментаторы, пытаясь представить себе ЗНАМЯ, ОБВЕДЕННОЕ ВЕНКОМ, рисовали его, например, как на рис.3.49. Но, если понимать слова Евсевия буквально, то обведенное венком знамя это, скорее всего, ствол пушки, обведенный каемкой или "венком". См., например, старинные изображения пушек на рис.3.50 и рис.3.51. На рис.3.52 показан один из видов чугунных пушек, бывших на вооружении русских казачьих войск XVII века. На рис.3.53 и рис.3.54 показана старинная пушка, хранящаяся сегодня в копенгагенском Национальном Музее. На рис.3.55 и рис.3.56 показана пушка 1637 года, выставленная в том же музее. Стоит отметить, что ствол пушки с двумя боковыми выступами, крестовиной, для ее крепления на лафете некоторые люди могли воспринимать как условное изображение христианского креста.


рис.3.50

рис.3.51

рис.3.52

рис.3.53

рис.3.54

Рис.3.50. Старинные пушки XV-XVI веков. Как мы теперь понимаем, см. книгу "Библейская Русь", гл.4:9, они были на вооружении ордынско-казацких израильских войск эпохи великого = "монгольского" завоевания XIV века и покорения земли обетованной XV-XVI веков. Вверху: Фальконет на легком лафете. Конец XV века. С рисунка из арсенальных книг императора Максимилиана I. Взято из [64:3], с.30. Внизу: Судовые орудия XV-XVI веков. Слева - судовая бомбардель XV века, справа - камнемет с "казенником" XVI века. Напомним, что согласно обнаруженным нами династическим параллелизмам, Максимилиан I - это отражение царя-хана Василий III на страницах западных хроник, см. "Реконструкция", гл.3:19.

Рис.3.51. Старинные пушки XV века. Как мы теперь понимаем, см. книгу "Библейская Русь", гл.4:9, они были на вооружении ордынско-казацких израильских войск эпохи великого = "монгольского" завоевания XIV века и покорения земли обетованной XV-XVI веков. Вверху - два орудия XV века. Внизу - две пушки конца XV века; с рисунков из арсенальных книг императора Максимилиана I. Согласно обнаруженным нами династическим параллелизмам, он же - царь-хан Василий III, см. "Реконструкция", гл.3:19. Большая кулеврина на так называемом бургундском лафете, а внизу - бомбарда на блочном лафете. Взято из [64:3], с.59 и с.235.

Рис.3.52. Русская пушка XVII века. Чугун. Взято из календаря: "Терское казачье войско. Страницы истории. 1577-2003". Ставрополь, "Рокада", ООО "Орфей", 2003.

Рис.3.53. Старинная пушка. Национальный Музей города Копенгагена, Дания. Фотография сделана Т.Н.Фоменко в 2004 году.

Рис.3.54. Старинная пушка. Национальный Музей города Копенгагена, Дания. Фотография 2004 года.


рис.3.55

рис.3.56

 

Рис.3.55. Пушка 1637 года. Национальный Музей города Копенгагена, Дания. Фотография сделана Т.Н.Фоменко в 2004 году.

Рис.3.56. Пушка 1637 года. Национальный Музей города Копенгагена, Дания. Фотография 2004 года. Ствол орудия с боковыми выступами мог напоминать христианский крест.

 

На рис.3.57 приведено еще одно старинное изображение пушки.


рис.3.57

рис.3.57a

рис.3.57b

На рис.3.57a показана миниатюра, изображающая штурм Царь-Града османами=атаманами в 1453 году. Как сообщает турецкий историк Джелал Эссад [240], османы применили гигантские пушки для разрушения стен Царь-Града. Эти орудия и показаны на миниатюре.

На рис.3.57b приведена миниатюра якобы 1505 года, изображающая императора Максимилиана рядом с тяжелым мушкетом. Считается, что Максимилиан первым попытался стандартизировать артиллерийские калибры. Как мы показываем в книге "Реконструкция", гл.3:19, русско-ордынский хан Василий III отразился на страницах западно-европейских летописей как "Масимилиан I".

То, что знамя Константина являлось не стягом, а оружием, звучит в следующем свидетельстве: "Это знамение можно было понимать двояко. Язычники полагали, что победа одержана силою оружия Константина, тогда как христиане приписывали это дело силе креста" [83], т.3, с.10. То есть некоторые считали знамя Константина настоящим оружием, с помощью которого он и победил. Современная нам версия о том, что это был просто крест, возникла, вероятно, уже тогда, когда пушки стали обыденным явлением и перестали восприниматься как чудо. Поэтому утверждение современников о том, что Константин победил с помощью чудесного оружия, потребовалось как-то изменить, чтобы элемент чуда сохранился. Пушки, то есть "христианское чудо", принесшее победу Константину, заменили на крест - символ победившего христианства.

Обратим внимание, что победный символ креста, согласно Евсевию, Константин стал НОСИТЬ ИМЕННО НА ШЛЕМЕ, рис.3.58. Здесь стоит вспомнить, что в истории Дмитрия Донского говорится почти то же самое: "крестъ Христовъ нашитъ на СХИМАХЪ, и сие повеле имъ (воинам - Авт.) ВМЕСТО ШОЛОМОВ возлагати на главы своя" [586:1], т.11, с.53.

Интересно, что Евсевий называет знамя Константина "победным трофеем" [83], т.3, с.10. Вряд ли символ креста можно назвать трофеем. Все-таки трофей - это нечто военное. Оружие так назвать можно. Но по отношению к кресту слово ТРОФЕЙ звучит очень непривычно. Евсевий пишет, что Константин выступает на битву, "призвав к себе на помощь Бога всех и Христа и ПОБЕДНЫЙ ТРОФЕЙ - СПАСИТЕЛЬНОЕ ЗНАМЕНИЕ" [83], т.3, с.10. "То есть очевидно св. крест" - добавляет В.В.Болотов.

На рис.3.59 и рис.3.60 приведено несколько поздних вариантов изображения Лабарума Константина, то есть того якобы символа, который Константин "выставил на знамя". Что позволило ему победить Максенция. Сегодня в качестве этого символа нам преподносят монограмму Христа. Не исключено, что данная монограмма действительно использовалась Константином и изображалась на пушках. Но победа была достигнута все-таки настоящим оружием. То есть пушками. Которые, повторим, воспринимались современниками как чудо. Действительно, человек, воевавший всю жизнь только холодным оружием и впервые увидевший пушку, не мог отнестись к ней по-другому, как к некоему чуду.

Обратимся к Библии. История, рассказанная Евсевием, напоминает известный библейский рассказ о Моисее, сделавшем "медного змея" и ВЫСТАВИВШЕГО ЕГО НА ЗНАМЯ, чем спас свой народ от напавших на него "ядовитых змеев". Библия говорит: "И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ и умерло множество народа и сынов Израилевых... И сказал Господь Моисею: сделай себе МЕДНОГО ЗМЕЯ И ВЫСТАВЬ ЕГО НА ЗНАМЯ... И сделал Моисей МЕДНОГО ЗМЕЯ И ВЫСТАВИЛ ЕГО НА ЗНАМЯ" (Числа 21:8-9), (Числа 21:6).

Посмотрим, что еще сообщается в Библии о змеях. Оказывается, "в Числах 21:6 ядовитые змеи (речь идет о "змеях", напавших на богоборцев=израильтян в пустыне - Авт.) названы по-еврейски СЕРАФИМ, ПАЛЯЩИЕ" [845], комментарий к 4 Царств 18:1-8. А Библейская Энциклопедия переводит слово СЕРАФИМ, в частности, как ПЛАМЯ, ГОРЕНИЕ [66], с.637. В книге "Библейская Русь", гл.4:10-11, мы показали, что здесь в Библии описаны огнестрельные пушки. Более того, до нашего времени сохранилось старинное османское-атаманское знамя огромных размеров, на котором изображена пушка, стреляющая ядрами, рис.3.61 и рис.3.62. Знамя хранится в музее города Вены. См. подробности в наших указанных книгах. Не исключено, что это османское знамя XVII века изготовлено по образцу знаменитого знамени Моисея или знамени Константина. Возможно, на старинных знаменах Моисея и Константина была изображена пушка в виде "креста".

Спрашивается, отразилась ли в "римской" биографии Константина Великого библейская история с "медным змеем", напавшим на людей? Да, хотя и смутно. Хроника Георгия Амартола сообщает, что при Константине Великом "в Капитолии же римском, <в одном подземелье>, в которое вел спуск в 365 ступеней, ЖИЛ ОГРОМНЫЙ ЗМЕЙ. Он часто внезапно высовывал голову из подземелья, СТРАШНО ГУБЯ ДЫХАНИЕМ СВОИМ ЖИТЕЛЕЙ города, в особенности же детей. Некоторые из эллинов просили о нем божественного Сильвестра, говоря:

- Сойди, епископ, к змею <и> во имя бога своего сотвори, чтобы перестал хоть на один год губить людей; <и> мы все уверуем и крестимся.

Сильвестр же сошел и обнаружил небольшое жилище, с МЕДНОЙ дверью, где ЗМЕЙ пребывал. И, ту дверь во имя Христово затворив, поднялся Сильвестр. После этого не выходил змей" [19:0], с.266.

Здесь, хотя и в искаженном виде, присутствуют элементы библейского рассказа о "медном змее" Моисея. Причем, в переплетении с рассказом о крещении при Константине Великом и о медной пушке - страшном чудовище, которое своим ужасным дыханием губит людей. Действительно, выстрел пушки сопровождается дымом, то есть как бы дыханием чудовища. А сам ствол для человека, никогда не видевшего огнестрельного оружия, мог показаться похожим на тело змея, с ревом извергающего дым из пасти. Отметим деталь, общую для истории как Константина, так и Дмитрия Донского. Новое оружие создано духовным лицом. У Дмитрия Донского - это Сергий Радонежский, а в истории Константина - это папа Сильвестр, которого слушается страшный змей = пушка.

Кстати, греческое название знамени Константина - ТЕОСЕМЕЯ - можно прочесть как ТЕО-ЗМЕЯ, то есть БОЖЕСТВЕННАЯ ЗМЕЯ. По поводу греческого названия ТЕОСЕМЕЯ см. [83], т.3, с.9.

Обсудим теперь монограмму Христа (РХ) в том виде, как она изображалась на знамени Константина. Напомним, что это - совмещенные буквы Х и Р. Получается рисунок, который можно воспринять также и как символическое изображение пушки.

На рис.3.63 показан фрагмент средневекового плана осады османами=атаманами города Вены в 1683 году. Видны несколько пушечных батарей османов, ведущих огонь по городу. В точности как и на военном знамени османов, колеса у каждой пушки "распластаны", то есть изображены как бы лежащими на земле рядом со стволом пушки, рис.3.64. В результате получается изображение, похожее на крест.

Любопытно, что похожим образом изобразил пушку художник Альбрехт Дюрер якобы в XVI веке, рис.3.65. См. нижнюю часть гравюры Дюрера.

Таким образом, вероятно, символ Константина получился в результате слияния и переплетения символики Иисуса Христа - двух букв Х и Р - и изображения пушки. Например, старинные мушкеты и мушкетоны, то есть небольшие переносные пушки, устанавливались для стрельбы на специальные подставки, ко'злы, поскольку были тяжелы для стрельбы "с руки". При взгляде сверху такие ко'злы могли изобразить как косой крест или букву Х. А саму пушку с ручкой на конце - как букву Р. Получается монограмма РХ. На рис.3.66 показана старинная статуэтка Святого Петра с крестом в руках. Похожим образом средневековые воины носили на плечах тяжелые мушкеты.

Подчеркнем, что нам удалось прояснить исходный смысл знамени Константина (Лабарума) в частности потому, что ранее мы тщательно исследовали библейскую историю "медного змея" Моисея и османского=атаманского знамени. Отсюда видно, насколько причудливо отражались и переплетались реальные события на страницах старинных летописей.

Сближение истории Константина Великого с историей Моисея сквозит также у Евсевия. Когда он говорит о победе Константина над Максенцием, то тут же вспоминает о победе Моисея над войсками фараона. В частности, у него говорится о КОЛЕСНИЦАХ ФАРАОНОВЫХ [19:0], с.264. Но мы уже показали в книге "Библейская Русь", что библейские "колесницы" - это опять-таки пушки, огнестрельное оружие. Таким образом, вероятно, в "Явлении Креста" Константину Великому переплелись две темы: сражение за принятие ХРИСТИАНСТВА и использование впервые в широких масштабах огнестрельных пушек в Куликовской битве.

На рис.3.67 приведена фреска Джулио Романо "Видение креста" в Зале Константина в Ватикане. На рис.3.68 показана центральная часть картины. Слева - Константин Великий. В небе - ангелы несут красный крест, окруженный сиянием, из которого исходит луч с надписью EN TOYT(Омега)I NIKA, то есть "Сим победиши!". Слева от Константина и впереди мы видим два значка римских легионов, на вершинах которых УЖЕ УКРЕПЛЕНЫ ХРИСТИАНСКИЕ КРЕСТЫ, рис.3.69. Таким образом, выясняется, что по мнению художников XVI века, войска Константина Великого еще даже до явления креста на небе УЖЕ БЫЛИ ХРИСТИАНСКИМИ и готовились к бою с "язычниками", держа в руках христианские символы.

Кстати, видно - как в старинных текстах иногда путались буквы. В данном примере: (Омега)I и буква Пси. Отодвинув нижнюю маленькую вертикальную палочку буквы Пси немного в сторону, переписчики превратили палочку в I. В результате "остаток" буквы Пси стал очень похож на Омегу, рис.3.70. Поэтому средневековые авторы стали писать одно и то же слово по-разному. А именно: либо TOYT(Омега)I, либо TOYT(Пси).

Заметим, что "греческое" выражение TOYT(Омега)I NIKA может быть прочитано с помощью русского языка следующим образом: ТУТ НИКА, то есть "здесь победа". В пользу такого прочтения косвенно свидетельствует Лютеранский Хронограф, в котором слова "Сим победиши" переданы несколько по-другому: "В сем победиши" [940], лист 164 оборот. То есть "в этом победишь", "ТУТ победишь". См. рис.3.71. Мы в очередной раз наталкиваемся на то, что греческий язык был намного теснее связан со славянским языком, чем считается сегодня. Многие "древне-греческие" слова можно прочесть по-славянски. Напомним, что, согласно нашей реконструкции, как "древне"-греческий, так и церковно-славянский языки создавались в рамках одной и той же имперской школы и с одной и той же целью - перевода Священного Писания. Неудивительно, что в своей основе они близки.

Обсудим вопрос - где и как Константин впервые увидел знамение, принесшее ему победу. Если верить позднейшим летописцам, то знамение возникло на небе, а следовательно, его должны были видеть все. Однако Евсевий пишет, что император Константин, рассказав ему об этом видении, КЛЯТВЕННО ЗАВЕРИЛ ПРАВДИВОСТЬ СВОИХ СЛОВ. "Сам царь много лет спустя рассказывал об этом и заверил клятвенно" [83], т.3, с.11. Отсюда возникает "большая проблема" у комментаторов [83], т.3, с.12. Какой смысл клятвенно заверять, что человек наблюдал нечто, видное всем? Клятва в данном случае выглядит очень странно. Пытаясь разрешить "проблему", исследователи внимательно читают текст Евсевия, пытаясь понять - кто все-таки наблюдал знамение: все войско или только ближайшее окружение императора. В.В.Болотов пишет: "Знамение креста, по Евсевию, видело СТРАТИОТИКОН АПАН, то есть, собственно, все военные; а это, быть может, означает только свиту. Евсевий не употребил выражений СТРАТИА, или СТРАТЕЕМА, которые бесспорно означали бы все войско. Мысль, что знамение креста на небе было всем известно, - поэтому критически не обоснована" [83], т.3, с.12.

Итак, получается, что знамение, скорее всего, видел Константин и его ближайшее окружение, а не все войско, как это было бы, если бы речь шла о небесном явлении. Но если имелось в виду испытание нового оружия - пушки - на каком-то "закрытом полигоне", то действительно его должны были наблюдать лишь царь и его ближайшее окружение. Скорее всего, так и было.

Еще одна черта, вызывающее сомнение в том, что знамение было просто знаком креста, состоит в следующем. Оказывается, Константин, увидев знамение, был сильно поражен неизвестным ему дотоле зрелищем. В.В.Болотов пишет по этому поводу: "ОЧЕВИДНО, ОН (то есть Константин - Авт.) БЫЛ НАСТОЛЬКО НЕОСВЕДОМЛЕН В ХРИСТИАНСТВЕ, ЧТО И КРЕСТ ЕМУ БЫЛ НЕИЗВЕСТЕН" [83], т.3, с.13.

Странно. Ведь христианская тема бурно обсуждалась во времена Константина. Трудно поверить в то, что Константин даже не знал, как выглядит христианский крест, и был удивлен, впервые увидев его на небе. В то же время Евсевий сообщает, что уже отец Константина - император Констанций - помогал христианам. В сочинении Евсевия есть даже особая глава "О христолюбивом его (то есть Констанция - Авт.) расположении", а также глава, которая называется: "О том, как отец его Констанций, притворяясь идолопоклонником... содержал в своем дворе исповедников христианской веры" [267:1], с.37-38. Более того, сохранились старинные картины, на которых изображено христианское КРЕЩЕНИЕ КОНСТАНТИНА папой Сильвестром, рис.3.72.

Таким образом, по свидетельству Евсевия, Константина в детстве окружали христиане. И тем не менее, он якобы увидел символ креста в первый раз лишь перед битвой с Максенцием. И страшно удивился. По нашему мнению, здесь явная натяжка. Перед битвой Константин = Дмитрий Донской увидел впервые не крест, а пушку, и услышал пушечный выстрел. Когда находился у Сергия Радонежского. Впоследствии христианское изобретение - пушка - превратилась под пером летописцев в крест.

Приведем еще одно описание "спасительного знамени", доставившего Константину победу. "В 321 г. галльский ритор Назарий, говоривший похвальное слово Константину Великому, утверждал, будто во всей Галлии рассказывали, что... видели как ПОМОЩЬ СТРАШНО СИЯЛА... Таким образом, в языческом сказании особенно подчеркивается одна черта - О СВЕТЕ" [83], т.3, с.13. Если знамение - это пушка, то все понятно. Пушечный выстрел сопровождается пламенем, то есть светом. Если знамение - это крест, то при чем тут свет? И почему именно свет запомнился воинам? Ведь крест не мог так необычно светиться, чтобы поразить окружающих.

Евсевий сообщает и другие подробности относительно знамени Константина, которые заставляют усомниться в традиционной версии, что это был просто символ креста и косвенно подтверждают нашу мысль о пушках. Например, его не держали на виду всего войска в каком-то безопасном месте, как это делается со знаменем при ставке военачальника. Напротив, знамя Константина переносили с место на место, туда, где требовалась действительная помощь. Евсевий пишет: "Где он (то есть символ креста - Авт.) показывался, там враги обращались в бегство, а победители преследовали их. Когда василевс узнал об этом, то символ спасения, как действительнейшее средство победы, повелел переносить туда, где видел какой-либо свой отряд ослабевшим. Победа с ним тотчас восстанавливалась" [267:1], с.66. Здесь Евсевий прямо называет знамя Константина ДЕЙСТВИТЕЛЬНЕЙШИМ СРЕДСТВОМ ПОБЕДЫ. Причем речь идет явно об оружии, а не о священном для войска символе. Поскольку подчеркивается, что знамя было новым и никому ранее неизвестным. Не только воинам, но и самому Константину. А потому у воинов не могло быть связано с ним никаких священных чувств.

Еще одно крайне любопытное свидетельство Евсевия касается размеров и тяжести знамени. Если бы речь шла о хоругви или о деревянном кресте или даже металлическом, то для того, чтобы переносить его с места на место, достаточно было бы одного-двух человек. Но их было ПЯТЬДЕСЯТ или даже больше, причем наиболее крепких телом. У Евсевия есть особая глава, которая так и называется: "О том, что для ношения креста было избрано ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕЛОВЕК" [267:1], с.66. В этой главе читаем: "Тем из своих щитоносцев, которые отличались крепостью тела... Константин повелел состоять единственно при служении этому знамени. ТАКИХ МУЖЕЙ ЧИСЛОМ БЫЛО НЕ МЕНЬШЕ ПЯТИДЕСЯТИ, и они не имели другой обязанности, как либо стоять вокруг знамени, либо следовать за ним в качестве стражи, когда каждый из них попеременно нес его на своих плечах" [267:1], с.66-67.

Такое количество людей, приставленных к загадочному предмету - "знамени", само по себе уже показывает, что речь идет не о хоругви, пусть даже и очень тяжелой, а об орудии, то есть о пушке. Для передвижения которой и в самом деле требовалось много сильных мужчин. Потом к пушкам приделали колеса и стали перевозить их на конях. Но первые пушки, возможно, перетаскивали вручную.

Вот еще одно сообщение Евсевия о загадочном знамени. Оказывается, за ним мог спрятаться человек так, чтобы защититься от стрел врага. Евсевий передает рассказ Константина о том, что один из "крестоносцев", то есть людей, переносивших знамя, отбежал прочь от знамени и, находясь "вне его охраны", был убит стрелой. Другой же находился "под охраной знамени" и остался жив. "Сколько ни пускали в него стрел - он остался невредим. Все удары их принимало на себя копье знамени" [267:1], с.67. Евсевий, а точнее поздний редактор, не может сдержать своего удивления. "Тут было что-то выше всякого чуда: как могли стрелы врагов, бросаемые в самое небольшое по объему копье, вонзаться в него и пронизывать его насквозь, а того, кем оно было носимо, избавлять от смерти" [267:1], с.67. И в самом деле, деревянное древко не может защитить воина от стрел противника. А вот за пушкой он вполне мог спрятаться.

В заключение отметим интересную деталь, сближающую Дмитрия и Константина. Константин на страницах летописей предстает перед нами в образе царя, постоянно носящего перед собой крест и побеждающего им врагов. Короче говоря, Константин "носит крест" и это является важной его характеристикой. Обратимся теперь к Воскресенской Летописи и посмотрим, что написано о Дмитрии Донском в похвальном слове о нем. Читаем: "Землю Рускую управляше, на престоле царском седя... царскую багряницу и венец ношаше... и по вся часы честь и славу от всего мира приимаше, КРЕСТ ХРИСТОВ НОШАШЕ" [148:1], т.2, с.82-83.

Здесь в похвале Дмитрию Донскому ношение креста стоит в одном ряду с управлением всей Русской землей и даже "честью и славой от всего мира". Вряд ли имелось в виду простое ношение Дмитрием нательного креста. Вероятно, здесь звучит отголосок сведений о Дмитрии Донском как о Константине Великом, носившем перед собой крест.

Русские летописи, рассказывая о Куликовской битве 1380 года, также сообщают о НЕБЕСНОМ ЗНАМЕНИИ Дмитрию Донскому во время сражения, подобном знамению Константина в битве с Максенцием. Мы цитируем: "Видех я въ 6 час сего дни, и над вами небо разверзостася, И ОГНЬ ИЗЫДЕ ИС ТОВО ОБЛОКА, АКИ БАГРЯН НА ЗОРЕ УТРЕНОИ, и над вами, государь, держаще то облако исполнены все руки человеческими, каяждо рука держаще венцы над руским полки, и иныя руки держаще ТОРЦЫ. И как наставшу шестому часу месяца сентября в 14 день, и многия венцы изо облака того отпустишася на полки руския" [631], с.286-287.

Обратим внимание, что небесные руки, которые видит Дмитрий Донской, держат "торцы", то есть торки. Напомним, что в церковно-славянском языке в окончании множественного числа К меняется на Ц. Что такое ТОРК? Словарь В.Даля сообщает, что русское слово ТОРК означает нечто торчащее, стоящее стоймя, а также что-то, чем можно толкнуть, "тыркнуть". Например, отсюда, согласно В.Далю, происходит слово ТАРАН, "торон, также шквал, порыв или удар ветра, торок". А также: "Торок м. арх. (мужской род, архангельский говор - Авт.) порыв, удар ветра, шквал. Заревел торок - пронеси Бог морок (мрак, бурю, тучу)!" [223].

Итак, что же увидел Дмитрий перед битвой на небе? Руки, держащие нечто торчащее или нечто подобное урагану или шквалу. Это мог быть вертикально стоящий крест. Например, Т-образный крест. Или пушка, от выстрела которой возникает шквал. Не исключено, что двойной смысл русского слова ТОРОК привел последующих летописцев к мысли, что Константин = Дмитрий увидел на самом деле не пушку, а крест.

2.4. ГЛУХОЕ ВОСПОМИНАНИЕ О "ХРИСТИАНСКОЙ ПУШКЕ" В КНИГЕ МАРКО ПОЛО.

В знаменитом средневековом сочинении Марко Поло "Книга Чудес" приводится любопытная "персидская" легенда о трех царях Волхвах, поклонившихся Младенцу Христу. В ней, по-видимому, смешались два события. Первое - евангельский рассказ о Волхвах, относящийся, как мы теперь понимаем, к XII веку н.э., то есть к эпохе Христа. Волхвы поднесли Христу дары. Второе событие - изобретение пушек христианским святым Сергием Радонежским. Пушка представлена здесь как ответный подарок Христа царям-Волхвам. Рассказ следующий.

"Большая страна Персия... Есть тут город Сава, откуда три волхва вышли на поклонение Иисусу Христу... Одного волхва звали Белтазаром, другого Гаспаром, третьего Мельхиором... В старину, говорят, три тамошних царя пошли поклониться новорожденному пророку и понесли ему три приношения: злато, ливан и смирну... Поклонились и поднесли ему злато, ливан и смирну. Младенец взял все три приношения, а им дал закрытый ящичек. Пошли три царя в свою страну. Проехали они немного дней, и захотелось им посмотреть, что дал им Младенец; открыли они ящичек и видят, что там камень... Взяли три царя тот камень и БРОСИЛИ ЕГО В КОЛОДЕЗЬ, не понимали они, зачем он им был дан, и, КАК ТОЛЬКО БРОСИЛИ ОНИ ЕГО В КОЛОДЕЗЬ, С НЕБА НИСШЕЛ ВЕЛИКИЙ ОГОНЬ ПРЯМО В КОЛОДЕЗЬ, К ТОМУ МЕСТУ, КУДА БЫЛ КАМЕНЬ БРОШЕН. Увидели цари то чудо и диву дались; жалко им стало, что бросили они тот камень; был в нем великий и хороший смысл. Взяли они тогда от этого огня и понесли в свою землю, поставили его в богатом, прекрасном храме. Поддерживают его постоянно и как Богу молятся ему... Так-то здешние люди МОЛЯТСЯ ОГНЮ" [510:1], с.32-35.

Рассказ, конечно, сказочный. Но в нем, как нам кажется, явственно звучит описание первого огнестрельного оружия - пушки. То есть жерла - "колодца", куда закладывают - "бросают" камень. И в том месте, где оказывается камень, происходит взрыв пороха - "вспыхивает чудесный огонь". Возможно, что в словах легенды о брошенном в колодец камне отразился полет каменного ядра, выброшенного из жерла пушки. Здесь для нас особенно интересно, что Марко Поло подчеркивает: чудесный камень подарен царям-Волхвам не кем-нибудь, а самим Христом. В свете той связи между принятием христианства и изобретением пушек, которую мы вскрыли, туманный на первый взгляд рассказ Марко Поло становится совершенно понятным. Пушки в самом деле были подарены царю Дмитрию Донскому = Константину Великому именно христианами (Сергием Радонежским). Что можно было выразить и так: пушки явились подарком Христа царям. Именно это и говорит "персидская" легенда.

Сообщение Марко Поло, что персы, дескать, с тех пор поклоняются огню в своих храмах, как мы уже отмечали в предыдущих книгах, скорее всего, относилось к русскому православию. В котором перед иконами действительно жгут множество свечей и молятся, в основном, перед свечами. То есть как бы поклоняются огню. Отметим, что в других странах, в частности, в католических, в Западной Европе, свечей в храмах гораздо - причем на порядок - меньше, чем в России. Поэтому путешественник, прибывший на Русь издалека, вполне мог счесть русское богослужение за "огнепоклонническое".

Как мы уже подробно писали в книге "Империя", Марко Поло на самом деле путешествовал по Руси и описывал русско-ордынскую действительность эпохи XIV-XVI веков.

На рис.3.73 показаны две миниатюры из старинной рукописи Марко Поло. Три Волхва едут на поклонение Христу с подарками. На нижней миниатюре мы видим Волхвов, поклоняющихся жертвеннику, на котором горит костер. Художник уже явно не понимает, о чем на самом деле идет речь. Поэтому вместо свечей рисует костер. Но, по-видимому, он пользуется каким-то старым и более правильным изображением, внося в него некоторые "поправки" . А на самом деле - искажения. Так, например, он рисует круглую башню, на вершине которой - ЯРКО-КРАСНАЯ чалма, составленная как бы из языков пламени, рис.3.74. Вероятно, на старом рисунке был изображен колодец-пушка, куда Волхвы бросили камень и откуда вырвалось пламя. То есть пушка выстрелила. Здесь языки пламени превратились в "огненную чалму". Надо сказать, следы первоначальной идеи сохранились довольно отчетливо.

2.5. ПОЧЕМУ ЛЕТОПИСЦЫ ПЕРЕПУТАЛИ ПУШКУ С КРЕСТОМ.

Выскажем следующее предположение. Вероятно самые первые пушки, изобретенные Сергием Радонежским, были не металлическими, а ДЕРЕВЯННЫМИ.

Изготовление металлических пушек требует развития довольно сложных навыков. Они не могли появиться мгновенно. С другой стороны, изобретатели первого пороха, вряд ли ждали, пока будет изобретен также способ литья пушек. Скорее всего, они сразу же попытались применить новое изобретение в военных целях - как мощную силу, способную выбрасывать поражающие предметы - камни, например, - в сторону противника. Все, что нужно было для этого - прочная труба, замкнутая с одного конца. В нее забивается порох, пыж и засыпаются камешки. Все, оружие готово.

Но такую трубу в России сделать было очено легко. Дуб, растущий в русских лесах, являясь исключительно прочным деревом, обладает следующей замечательной особенностью. Его сердцевина диаметром порядка 10 сантиметров при определенных условиях роста дерева может сама собой отделяться от остального ствола. Происходит это так. Несколько древесных слоев, окружающих сердцевину, сгнивают, превращаясь в труху. Остальное дерево остается твердым и целым. Сердцевина, окруженная образовавшимся от сгнивших слоев зазором, начинает просто болтаться внутри образовавшейся деревянной трубы. Она остается сросшейся с остальным стволом только у комля дерева. Ее не так трудно удалить с помощью длинного долота - железного или даже деревянного. Или расщепить и выжечь. Получится прочная дубовая труба. Если оковать ее железными обручами, как бочку, то такая дубовая пушка, вероятно, вполне способна выдержать несколько выстрелов. Тем более, что первый порох был, скорее всего, далеко не таким мощным, как впоследствии. Вероятно, лишь с усовершенствованием пороха пришлось перейти на литые металлические пушки.

Более того, сохранились прямые указания на то, что в XV веке на Руси действительно использовались ДЕРЕВЯННЫЕ ПУШКИ.На это обстоятельство обратил наше внимание Н.Д.Гостев.

Обратимся к книге "Топография Оренбургской губернии" написанной известным ученым своего времени, член-корреспондентом Российской Академии Наук (с 1759 года), членом Императорского Вольного Экономического общества Петром Ивановичем Рычковым (1712-1777) [755:1]. Он сообщает следующие сведения о первых яицких казаках во времена Тамерлана. То есть - в XV веке. П.И.Рычков пишет:

"В самые де те времена, когда Темир-Аксак, а по европейскому названию Тамерлан, со многими татарскими войсками разные области разорял (по истории об нем могло быть сие в исходе 14 или в начале 15 столетия) был некто из донских казаков имени и прозванием Василий Гугня, сей... отлучился с Дону на промысел... и дошел до устья, до протоков реки Яика... После того, что далее, то более, людство их умножаться стало приходом с Дону и из других великороссийских городов, и, согласясь, выбрали они для житья своего первое место при урочище, называемом Коловоротное, от нынешнего их города расстоянием по Яику реке 60 верст... Оставшиеся от Золотой Орды татары, ненавидя, что они в их местах заселись, и подъезжая к их кибиткам в ночные времена на лодках, кибитки их ломали... часто нападали на них, казаков... и хотя они, казаки, многажды бывали от них в осадах, но всегда отбивались, ДЕЛАЯ ДЕРЕВЯННЫЕ ПУШКИ И ВМЕСТО ЯДЕР УПОТРЕБЛЯЯ КАМЕНЬЯ, КОСТИ И ТОМУ ПОДОБНОЕ" [755:1], с.199.

И еще: "Найден у них (у яицких казаков - Авт.) отпуск с доношения, кое в прошлом 1720 году станичный атаман Федор Крашенинников подал в Государственую Коллегию иностранных дел, а в нем написано: в давних де годах прадеды и отцы их (что де может быть назад около двухсот лет) вольные люди, а именно из русских донские казаки и других городов жители, а из татар крымцы, кубанцы и иные магометане, всего человек с сорок, собравшись, поселились по реке Яику в одной луке, при урочище Орешном, где еще доныне городище, к которому их жилищу подходили великим собранием Золотой Орды татары, требуя, чтобы они, оставя то место, в их орду шли, обещая их в орде сделать мурзами, но они того не учинили, за что татары, осадя их, хотели поморить голодом, но они, СДЕЛАВ ДЕРЕВЯННЫЕ ПУШКИ, ОТБИЛИСЬ, и послав от себя двух человек в Москву ... с челобитьем ... к великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу, получили от него жалованную грамоту на реку Яик" [755:1], с.203.

Теперь зададимся вопросом - как должны были воспринимать современники новое оружие, впервые увидев ужасные "стреляющие бревна" на поле боя? Причем, зная при этом, что изобретены они ХРИСТИАНАМИ. Ясно, что деревянные пушки могли описать, например, такими словами: "христианское древо, принесшее победу христианскому царю". Но вспомним, что христианский крест также часто называется "древом". В церковных источниках выражение "древо крестное", означает крест, на котором был распят Христос.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что "христианское древо, принесшее победу царю Константину" могло со временем превратиться под пером летописцев в "христианский крест-древо, принесший победу царю Константину". То есть, как мы теперь понимаем - русскому великому князю Дмитрию Донскому.

Главная страница
Оглавление книги КРЕЩЕНИЕ РУСИ
Подписи к рисункам
Продолжение >>