Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
Начало Ордынской Руси. ОСНОВАНИЕ РИМА. После Христа. Троянская война.

(Переработанное издание)

Глава 1.
НОВЫЕ ОТРАЖЕНИЯ ХРИСТА И ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ В ИСТОРИИ РУСИ И "АНТИЧНОГО" РИМА.

8. ЦИЦЕРОН В "ИСТОРИИ" НИКИТЫ ХОНИАТА ОПИСАН КАК АЛЕКСЕЙ ВРАНА.

Если "античный" римский Цицерон является отражением Иоанна Предтечи, то история Цицерона должна быть представлена также в других текстах, описывающих евангельскую эпоху XII-XIII веков. В частности, в "Истории" Никиты Хониата, где, как мы показали в книге "Царь Славян", подробно говорится о Христе - императоре Андронике Комнине. И действительно, обратившись к труду Хониата, мы находим там яркие параллели с Цицероном. Рассказывая о правлении Исаака Ангела, Никита Хониат много места отводит мятежу Враны. Алексей Врана "по совету своих многочисленных и могущественных соумышленников... надел красные сандалии... и в заключение, быв уже провозглашен императором от всего войска, двинулся на столицу" [933:2], с.25-26.

Далее Хониат на многих страницах описывает ДОЛГУЮ БОРЬБУ ИМПЕРАТОРА С ВРАНОЙ. В конце концов Врана разбит, и ЕМУ ОТРУБИЛИ ГОЛОВУ. По этому поводу царь устраивает пир. Хониат пишет: "Принимаясь поэтому за пир, царь велел отворить во дворце все внутренние и наружные двери, чтобы всякий желающий мог войти и взглянуть на него, виновника торжества! Когда пошла жаркая осада БЛЮД и все деятельно повели войну с подававшимися кушаниями, он приказал... В ВИДЕ ДЕСЕРТНОГО УКРАШЕНИЯ ПОДАТЬ ГОЛОВУ ВРАНЫ. Действительно, ее принесли... В заключение ЕЕ ПОДНЕСЛИ СУПРУГЕ ВРАНЫ, содержащейся в царских покоях" [933:2], с.37-38.

Хониат сообщает, что у Враны была отсечена не только голова, но и нога. Голова и нога Враны "быв воткнуты на древки копий, с торжеством были носимы по площади вместе с головой одного торговца, прозывавшегося Поэтом, которую... приказал отсечь после той блестящей победы и одоления врагов сам царь, не знаю для какой прибыли и ради какого благополучия" [933:2], с.37.

Рассказ Хониата, конечно, производит впечатление поздней переработки старого, уже малопонятного самому Хониату текста. Например, Никита Хониат так и не может объяснить - зачем царю понадобилось отрубать голову некоему торговцу по имени Поэт и носить ее вместе с головой Враны. Но мы узнае'м тут многие, достаточно уникальные черты жизнеописания Цицерона. А также знаменитую евангельскую сцену о голове Иоанна Крестителя, принесенной на блюде на царский пир и поданной женщине - Иродиаде. Хониат лишь слегка переиначивает евангельские выражения. Вместо "головы на блюде" он говорит о "голове в виде десертного блюда". И так далее. Тем не менее, основные моменты, позволяющие сразу узнать евангельский рассказ, сохранены.

Интересно сообщение Хониата о голове Поэта. Действительно, согласно "античной" версии, Цицерон был знаменитым оратором и писателем. Что давало все основания называть его Поэтом. Тем более, что в древности очень многое писалось в стихах для удобства запоминания. Недаром Библия до сих пор разбивается на стихи. Сейчас мы воспринимаем Библию как прозу. Но на самом деле это - белые стихи. Даже научные труды "античности" писались стихами. Таково, например, одно из первых астрономических сочинений - Поэма Арата. Написана в стихах. Математики XVI века писали в стихах доказательства геометрических теорем (до изобретения современных математических обозначений). В этом смысле любой писатель раньше был "Поэтом". Хониат уже не понимает - при чем тут Поэт. Тем не менее, аккуратно отмечает, что голову Поэта носили с головой Враны.

Упоминается также отрубленная нога Враны. Она соответствует отрубленной руке Цицерона. В "античной" римской версии рука Цицерона тоже была выставлена вместе с его головой. Как и у Хониата - голову Враны и его ногу носят по площади.

В заключение, обсудим связь между именами: ВРАНА и ЦИЦЕРОН. На первый взгляд между ними мало общего. Но вспомним, что в старом русском языке буква В передавалась как двойное С, перечеркнутое сверху и снизу двумя тонкими горизонтальными черточками, рис.1.86. Черточки могли стереться и тогда имя ВРАНА превращается в ССРАНА. То есть в имя ЦИЦЕРОН. Поскольку в латинском языке буква С читается как Ц.

Таким образом, у Никиты Хониата в образе Враны объединены яркие черты жизнеописаний как евангельского Иоанна Крестителя, так и "античного" Цицерона. Что объясняется тем, что Цицерон есть частичное отражение Иоанна Крестителя в римской истории.

 

9. ПОЧИТАНИЕ ЦИЦЕРОНА ПЕРВЫМИ ХРИСТИАНАМИ.

Обнаруженное нами соответствие между Цицероном и Иоанном Крестителем неожиданно находит хотя и косвенное, но яркое подтверждение. Оказывается, ПЕРВЫЕ ХРИСТИАНЕ ВЫСОКО ЦЕНИЛИ СОЧИНЕНИЯ ЦИЦЕРОНА И ДАЖЕ СЧИТАЛИ ЕГО ОСНОВАТЕЛЕМ ХРИСТИАНСКОЙ МОРАЛИ. И ВООБЩЕ - ХРИСТИАНИНОМ. Естественно, современные комментаторы, с высоты своего "правильного понимания истории", сурово поправляют наивных и, мол, не очень образованных древних христиан, не умевших отличить языческого философа от христианина. Но на самом деле древние были правы. А современные историки заблуждаются.

Вот что сообщает, например, "Энциклопедический Словарь" Брокгауза и Ефрона.

<<В эпоху распространения христианства впервые воскресает интерес к философии Цицерона... Цицерон в своем отрицании (языческих богов - Авт.) являлся союзником христианства. Еще сильнее было влияние положительной философии Цицерона и... его этики. Христианские вероучители были поражены возвышенностью и чистотой нравственных максим Цицерона... Это (приобщение сочинений Цицерона к христианской религии - Авт.) было сделано св. Амвросием Медиоланским, благодаря которому книги Цицерона "Об обязанностях" В ХРИСТИАНСКОЙ ПЕРЕДЕЛКЕ СТАЛИ ХРИСТИАНСКИМ РУКОВОДСТВОМ МОРАЛИ... На этой почве загорелся уже в V в. по Р.Хр. спор между блаженным Августином и пелагианами.

Первый был горячим поклонником Цицерона; по его собственному свидетельству, "Гортензий" римского философа первый натолкнул его на путь истины и положил основание тому нравственному перерождению, завершением которого был ЕГО ПЕРЕХОД В ХРИСТИАНСТВО. Учение Цицерона о самодовлеющей природе Августин, однако, отвергал и ставил на его место учение о самодовлеющей благодати. Напротив, пелагиане были ярыми цицеронианцами; их направление грозило ввести в христианство не только нравственные понятия и правила Цицерона (против этого и Августин ничего не имел), но и самое основание его нравственной философии. Церковь отвергла пелагианизм, как ересь, и в принципе согласилась с Августином...

Одним из первых христианских писателей на Западе был Минуций Феликс, автор апологетического диалога "Октавий", написанного под сильнейшим влиянием книг Цицерона "О природе богов". В конце III в. по Р.Хр. писал Лактанций, "ХРИСТИАНСКИЙ ЦИЦЕРОН", не только подражавший стилю Цицерона, но и заимствовавший много материалов из его сочинений (особенно "Об обязанностях" и "О государстве")...

Блаженный Иероним (IV в.) так усердно читал Цицерона и подражал ему, что чувствовал, как христианин, даже угрызения совести...

К КОНЦУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ СОЧИНЕНИЯМ ЦИЦЕРОНА ГРОЗИЛА ПОЛНАЯ ГИБЕЛЬ. Эпоха Возрождения была также и эпохой воскресения Цицерона. Петрарка воспитался на Цицероне, признавал его своим образцом, с большим усердием отыскивал его забытые сочинения в монастырских библиотеках. То же делали другие гуманисты, особенно Салютати и Поджио>> [988:00].

Таким образом, сочинения Цицерона, оказывается, были очень важны для первых христиан. Они переписывались, изучались, приводили людей к христианству. На рис.1.87 приведено французское средневековое издание "Речей" Цицерона. В самом центре обложки помещен большой ХРИСТИАНСКИЙ КРЕСТ. Так что издатели "античного" Цицерона откровенно использовали христианскую символику.

В то же время отмечается, что во времена позднего средневековья сочинения Цицерона были уже в значительно мере утрачены. Гуманистам пришлось разыскивать их по отдаленным монастырям. Что' это была за "деятельность", мы уже знаем [ХРОН1], гл.1:5. На самом деле, гуманисты путем редактирования подлинных старых текстов создавали новые их версии, сохранившиеся до наших дней. Сами подлинники были, скорее всего, уничтожены. Поэтому современные издания сочинений Цицерона скучны, туманны и содержат в себе весьма много "воды", невозможной в древних подлинниках, когда бумага и пергамент были слишком дороги. Многословный и витиеватый стиль подделок (редакций) XVI-XVIII веков выдает их с головой. Сочинения, приписываемые сегодня Цицерону, "издаются обыкновенно в 10 томах... Письма (Цицерона - Авт.) были изданы и составили ОГРОМНЫЙ СБОРНИК, занимавший в общей сложности БОЛЕЕ 100 КНИГ... Сомнениям относительно подлинности... долго подвергалась переписка с Брутом. Несомненно подложно сохранившееся в отличной рукописи письмо к Октавиану" [988:00].

На рис.1.88 приведена страница из издания "Речей" Цицерона якобы XV века. Как отмечают комментаторы, вверху слева помещено условное изображение Цицерона в виде средневекового подесты, выступающего с ораторской трибуны [1229], с.45. "Подеста (лат. potestas) - в средние века высшее административное лицо во многих итальянских городах и некоторых городах Прованса, исполнявшее полицейские и судебные обязанности. Назначался на год и имел диктаторскую власть" [988:00].

Отметим, что современным комментаторам очень не нравится любовь первых христиан к Цицерону. Вот что, например, написано по этому поводу в "Энциклопедическом Словаре" Брокгауза и Ефрона. Дескать, христианам "казалось невероятным, чтобы их (сочинения Цицерона - Авт.) мог придумать своим умом язычник - и было решено, на основании очень шатких предположений, что нравственная часть морали Цицерона вытекла из ветхозаветных источников. А если так, то сочинения его можно было приобщить к христианской религии" [988:00]. Мы видим, как современные комментаторы "с блеском вскрывают" все ошибки христиан первых веков (то есть, XII-XIII веков). Наивно почитавших Цицерона как христианского писателя. На самом деле ошибаются скалигеровские историки.

На рис.1.89 показан "античный" скульптурный портрет Цицерона. См. также рис.1.89a. Перед нами, скорее всего, по'зднее "наглядное пособие" к скалигеровской версии истории, созданное не ранее XVI-XVII веков.

В заключение приведем фрагмент из "Римской Истории" Веллея Патеркула - "античного" автора, родившегося якобы в 19 или 20 году до н.э. и умершему около 30 или 31 года н.э. [506:1], с.228-229. Веллей рассказывает о Цицероне и, в частности, о том, как откликнулась Римская империя на его казнь. С одной стороны - проклятия Антонию-Ироду, погубившему Цицерона, а с другой стороны - экстатическое восхищение Цицероном. Приведем лишь несколько цитат: "Марк Антоний, - негодование, вырывающееся из глубины души и сердца, вынуждает меня выйти за установленные мною рамки труда... ты назначил плату за БОЖЕСТВЕННЫЕ УСТА... ты отсек голову ЗНАМЕНИТЕЙШЕМУ ЧЕЛОВЕКУ... Честь и славу его дел и слов ты не только не отнял, но, напротив, приумножил. ОН ЖИВЕТ И БУДЕТ ЖИТЬ ВЕЧНО В ПАМЯТИ ВСЕХ ВЕКОВ, ПОКА ПРЕБУДЕТ НЕТРОНУТЫМ ЭТО МИРОЗДАНИЕ... которое он, чуть ли не единственный из всех римлян, охватил гением, осветил красноречием. И СТАНЕТ СЛАВА ЦИЦЕРОНА СПУТНИЦЕЙ СВОЕГО ВЕКА, И ПОТОМСТВО БУДЕТ ВОСХИЩАТЬСЯ" [506:1], с.60-61. По нашему мнению, здесь речь идет не просто об известном политике и ораторе, а о знаменитом христианском пророке Иоанне Предтече, слава которого, действительно пережила века.

На рис.1.90 показана картина Джованни дель Бьондо "Святой Иоанн Креститель и десять эпизодов из его жизни". Под центральной доской - "Сошествие во ад" (имеется в виду сошествие Христа).

Главная страница
Оглавление книги "Начало Ордынской Руси"
Подписи к рисункам
Продолжение >>