Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 4.
ПОЛКОВОДЕЦ ГЕРМАНИК, ПЛЕМЯННИК ТИБЕРИЯ, - ЭТО КАЗАЧИЙ АТАМАН-КОНКИСТАДОР ЕРМАК-КОРТЕС,
ЗАВОЕВАВШИЙ АМЕРИКУ.

4. ПОПЫТКА АРЕСТА ЭРНАНА КОРТЕСА И ПОПЫТКА АРЕСТА ГЕРМАНИКА.

При уставлении параллелизма между жизнеописаниями Ермака-Германа и Эрнана Кортеса мы детально обсуждали попытку ареста властями конкистадора Кортеса.

Согласно русским источникам, от имени Ивана Грозного в это время на Урале и в окрестных областях правил Максим Строганов совместно с Никитой Строгановым. Строгановы были могущественным семейством. Грозный дал им право укрепляться за Уралом, по Тоболу, Иртышу и Оби, разрешил разрабатывать руды и вообще править от своего имени [578], кн.2, с.596. Фактически Максим Строганов был тогда всесильным губернатором, наместником Ивана Грозного.

В испанской, то есть в османской-атаманской версии, губернатором Кубы, наместником короля-императора Карла V был Диего Веласкес. Он правил будто бы на острове Куба и от имени великого императора Карла V вершил все местные дела. Таким образом, скорее всего, Диего Веласкес первой половины XVI века является отражением Строганова или Строгановых второй половины XVI века.

Согласно романовской версии, Ермак-Кортес был атаманом неспокойной казацкой вольницы, сложившейся к тому моменту на Волге и Урале, во владениях Строгановых. Излишне свободолюбивых казаков преследуют, против них направляют регулярные царские войска. Захваченных в плен иногда казнили за разбой, объявляя их "ворами" и "разбойниками" [578], кн.2.

Аналогично, в испанской-османской версии, Эрнан Кортес находится в довольно напряженных отношениях с Диего Веласкесом, губернатором Сантьяго де Куба. Более того, Веласкес АРЕСТОВАЛ и даже собирался ПОВЕСИТЬ Кортеса. Однако по каким-то причинам казнь не состоялась.

Лас Касас сообщает яркие подробности конфликта, происшедшего ранее между Веласкесом и Кортесом. "Перебирая, кого бы назначить командующим, остановился он (Веласкес - Авт.)... на Эрнандо Кортесе (не без внушения со стороны, как полагали), который был его слугою и секретарем и КОТОРОГО ОН ЧУТЬ БЫЛО НЕ ОТПРАВИЛ НА ВИСЕЛИЦУ, о чем рассказано выше... Дьего Веласкес знал его сметливость и опытность" [52], с.356.

Оказывается, Кортес тайно от Веласкеса передал к королевскому двору жалобы многих испанцев на действия Веласкеса. "Узнав об этом, Веласкес его АРЕСТОВАЛ И ХОТЕЛ ПОВЕСИТЬ" [52], с.452.

Далее Лас Касас добавляет: "Насколько я знаю, Дьего Веласкес никогда особенно не доверял Кортесу" [52], с.357.

Аналогичное событие описывает и "античный" Корнелий Тацит, рассказывая о судьбе Германика. Оказывается, его фактически арестовали и чуть было не убили. Вот как было дело.

"Весть о кончине Августа застала Германика в Галлии, где он занимался, как мы сказали, сбором налогов... Сам он был сыном Друза, брата Тиберия, и внуком Августа... Римский народ чтил память Друза... отсюда такое же расположение к Германику и те же связанные с его именем упования. И в самом деле, этот молодой человек отличался гражданской благонамеренностью, редкостной обходительностью и отнюдь не походил речью и обликом на Тиберия, надменного и скрытного. Отношения осложнялись и враждой женщин...

Но чем доступнее была для Германика возможность захвата верховной власти, тем ревностнее он действовал в пользу Тиберия. Он привел к присяге на верность Тиберию секванов и соседствующие с ними племена белгов. Затем, узнав о возмущении легионов, он поспешно направился к ним, и они вышли из лагеря ему навстречу, потупив глаза, как бы в раскаянии...

Но когда он заговорил о поднятом ими бунте, спрашивая, где же их воинская выдержка... все они обнажают тела, укоризненно указывая ему рубцы от ран, следы плетей... Громче всего шумели в рядах ветеранов... При этом они высказывали Германику наилучшие пожелания и изъявляли готовность поддержать его, если он захочет достигнуть верховной власти. Тут Германик, как бы запятнанный соучастием в преступлении, стремительно соскочил с трибунала. ЕМУ НЕ ДАЛИ УЙТИ, ПРЕГРАДИЛИ ДОРОГУ, УГРОЖАЯ ОРУЖИЕМ, если он не вернется на прежнее место, но он, воскликнув, что скорее умрет, чем нарушит долг верности, обнажил меч... и занеся его над своей грудью, готов был поразить ее, если бы находившиеся рядом не удержали силою его руку. Однако кучка участников сборища... принялись - трудно поверить! - всячески побуждать его все же пронзить себя, а воин по имени Калузидий протянул ему свой обнаженный меч, говоря, что он острее. Эта выходка показалась чудовищной и вконец непристойной даже тем, кто был охвачен яростью и безумием. Воспользовавшись мгновением замешательства, приближенные Цезаря (Германика - Авт.) увлекли его с собою в палатку.

Там они принялись обсуждать, КАК СПРАВИТЬСЯ С МЯТЕЖОМ; к тому же стало известно, что мятежники собираются послать своих представителей к Верхнему войску, чтобы склонить его на свою сторону, и что они задумали разорить город убиев, устремиться вооруженными шайками в Галлию, дабы разграбить и ее...

Отправившись к Верхнему войску, Германик тотчас же по прибытии привел к присяге на верность Тиберию второй, тринадцатый и шестнадцатый легионы; воины четырнадцатого легиона проявили некоторое колебание: им были выданы деньги...

В стране хавков начали волноваться размещенные там вексилларии взбунтовавшихся легионов; немедленной казнью двух воинов беспорядки, однако на некоторое время были пресечены...

Между тем к Германику... прибывают (из далекого Рима - Авт.) уполномоченные сената. Там зимовали два легиона - первый и двадцатый, а также ветераны... Последних, обеспокоенных прибытием делегации и тревожимых нечистою совестью, охватывает страх, что этим посланцам сената дано повеление отнять у них добытое мятежом... Они проникаются ненавистью к главе делегации, бывшему консулу Мунацию Планку... поздней ночью ветераны принимаются требовать свое знамя, находившееся в доме Германика. СБЕЖАВШИСЬ К ДВЕРЯМ, ОНИ ИХ ВЫЛАМЫВАЮТ И, ГРОЗЯ СМЕРТЬЮ НАСИЛЬСТВЕННО ПОДНЯТОМУ С ПОСТЕЛИ ГЕРМАНИКУ, вынуждают его передать знамя в их руки. Затем, рассыпавшись по улицам, они сталкиваются с представителями сената, которые, прослышав о беспорядках, направлялись к Германику. Накинувшись на них с оскорблениями, они собираются расправиться с ними, причем наибольшей опасности подвергается Планк...

Наконец, на рассвете, когда стало видно, кто полководец, кто воин и что происходит, Германик, явившись в лагерь, приказывает привести к себе Планка и приглашает его рядом с собою на трибунал. Затем, осудив роковое безумие... он разъясняет, зачем прибыли делегаты...

Собранные на сходку воины были скорее приведены в замешательство, чем успокоены его речью, он отсылает послов под охраной отряда вспомогательной конницы.

В эти тревожные дни все приближенные порицали Германика: почему он не отправляется к Верхнему войску, в котором нашел бы повиновение и помощь против мятежников... Пусть он не дорожит своей жизнью, но почему малолетнего сына, почему беременную жену держит он при себе среди беснующихся и озверевших насильников?" [833], т.1, с.23-26, 28.

В конце концов Германику удается успокоить часть легионов.

Сравним две версии: русско-ордынскую, говорящую про Ермака (в данном случае она же испанская, то есть османско-атаманская, говорящая про Кортеса) и "античную" римскую - про Германика.

# ПОЛКОВОДЕЦ, УВАЖАЕМЫЙ СВОИМИ ВОЙСКАМИ, ВЫНУЖДЕН УСПОКАИВАТЬ СОРАТНИКОВ И ТУШИТЬ БУНТ. - В русской истории атаман Ермак оказывается во главе неспокойного казацкого войска, охваченного недовольством. Он, конечно, является безусловным авторитетом для товарищей, однако через некоторое время вынужден гасить бунт.

Аналогично, в римском повествовании, полководец Германик является главнокомандующим галльскими и германскими легионами Рима, зараженными мятежными настроениями. Германику приходится всеми силами гасить бунт.

# ПОПУЛЯРНЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ ЛОЯЛЕН К ЦАРСТВУЮЩЕМУ ИМПЕРАТОРУ. - В русско-ордынской версии атаман Ермак-Герман, начиная с некоторого момента, становится вполне лояльным к царю Ивану Грозному и даже подчиняется его указаниям. В частности, отправиться в дальний поход.

В "античном" рассказе Герман абсолютно лоялен к правящему императору Тиберию, несмотря на то, что многие, в том числе и его собственные воины, склоняли его к восстанию против Тиберия. Германик не поддается на эти уговоры и продолжает хранить верность римскому императору.

# АРЕСТ КОРТЕСА И НАПАДЕНИЕ НА ГЕРМАНИКА. ПОЛКОВОДЕЦ - НА ГРАНИ ГИБЕЛИ ОТ РУК СВОИХ ЖЕ СОРАТНИКОВ. - Испанские (они же османско-атаманские) хроники рассказывают об аресте конкистадора Эрнана Кортеса. Причем его арестовывают его же соратники, выказывавшие до этого всяческое уважение к Кортесу. Кортес оказывается на краю гибели и лишь чудом ему удается спастись. Подробности этого драматического эпизода см. в нашей книге <<Завоевание Америки Ермаком-Кортесом...>>. В русско-ордынской версии свидетельств о прямом аресте Ермака не сохранилось. Хотя неоднократно говорится о гонениях центральных властей Руси-Орды на взбунтовавшихся волжских и уральских казаков, в том числе и на Ермака, их предводителя. Эти преследования прекратились лишь после того, как Строгановы предложили Ермаку возглавить поход "в Сибирь".

Аналогично, в "античном" римском описании Германик фактически арестован группой своих же взбунтовавшихся солдат. На него совершено неожиданное нападение с оружием в руках. Лишь чудом Германику удается спастись.

Мы видим хорошее соответствие сравниваемых версий.

5. НЕСПОКОЙНАЯ ОБСТАНОВКА "В СИБИРИ" В ЭПОХУ ЕРМАКА И СМУТА "В ГЕРМАНИИ" В ЭПОХУ ГЕРМАНИКА.

Романовская версия сообщает, что некоторые татарско-сибирские ханы старались наладить хорошие отношения с Иваном Грозным. Дело в том, что в Сибири в то время шла борьба за власть между разными кланами и поддержка великого царя могла быть очень полезной. В "1555 году, татарский князь Едигер - властитель Сибирской Орды... прислал к Иоанну своих послов поздравить его с покорением Казанского и Астраханского царств... ЦАРЬ МИЛОСТИВО ПРИНЯЛ ПОСОЛЬСТВО ЕДИГЕРА и согласился признать его своим подручником, за что последний обязался платить нам дань...

Несмотря на это, прочных отношений с Едигером у нас не установилось; он крайне неисправно платил дань... Скоро Едигер был убит своим противником, другим татарским князем - воинственным Кучумом, КОТОРЫЙ ОБЯЗАЛСЯ БЫЛО ТОЖЕ ПЛАТИТЬ ДАНЬ ИОАННУ, но затем, утвердившись в Сибири, стал проявлять явно враждебные против нас действия" [578], кн.2, с.592-593.

Именно поэтому, как считается, Строгановы с согласия Москвы решили направить войско Ермака для подавления смуты в Сибири и восстановления регулярной выплаты дани центральному правительству.

Римская "античная" версия рисует весьма похожую картину. Германия - римская провинция - бурлит недовольством. Налоги поступают нерегулярно, войска охвачены смутой. Через некоторое время восстанут германские племена. Именно поэтому император Тиберий направляет Германика во главе верных ему легионов в Германию для установления порядка и возобновления сборов налогов.

6. ЕРМАК СТАНОВИТСЯ ВО ГЛАВЕ КАЗАЦКОГО ПОХОДА "НА СИБИРЬ". ГЕРМАНИК ВЫСТУПАЕТ СО СВОИМИ РИМСКИМИ ЛЕГИОНАМИ В ДАЛЬНИЙ ПОХОД "НА ГЕРМАНИЮ".

Итак, Строгановы именем царя Ивана Грозного предлагают Ермаку и его отряду двинуться "в Сибирь" для восстановления там власти центрального московского правительства.

Карамзин говорит так: <<Умные Строгановы предложили сим пяти храбрецам (Ермаку и его атаманам - Авт.) службу честную; послали к ним дары, написали грамоту ласковую (6 Апреля 1579 года), убеждая их отвергнуть ремесло, недостойное Христианских витязей, быть не разбойниками, а воинами Царя Белаго, искать опасностей не безславных... сказали: "имеем крепости и земли, но мало дружины: идите к нам оборонять Великую Пермь и восточный край Христианства". Ермак с товарищами прослезился от умиления...

Они подняли знамя на берегу Волги: кликнули дружину, собрали 540 отважных бойцев и (21 Июня) прибыли к Строгановым... Атаманы стали грудью за область Христианскую. Неверные трепетали; где показывались, там гибли...

Сей успех был началом важнейших.

Призывая Донских Атаманов, Строгановы имели в виду не одну защиту городов своих... узнав разум, великую отвагу, решительность их главного Вождя, Ермака Тимофеева, родом неизвестнаго, душею знаменитаго, как сказано в летописи; составив еще ОСОБЕННУЮ ДРУЖИНУ из Русских Татар, Литвы, Немцев... добыв оружия, изготовив все нужные запасы, Строгановы ОБЪЯВИЛИ ПОХОД, ЕРМАКА ВОЕВОДОЮ И СИБИРЬ ЦЕЛЬЮ. Ратников было 840, одушевленных ревностию и веселием... ДОНЦЫ надеялись заслужить милость Государеву>> [362], т.9, гл.6, столбцы 224-225.

Аналогичные события описывают и испанские (то есть османско-атаманские) летописцы, говоря о начале похода Эрнана Кортеса для завоевания Мексики. Кстати, он отправлен в поход именем великого императора Карла V, то есть Ивана Грозного. См. детали в нашей книге <<Завоевание Америки Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами "древних" греков>>.

А что расскажет нам Корнелий Тацит? Мы цитируем.

"Затем Германик произвел смотр центурионам... Если трибуны, если легион подтверждали усердие и добросовестность центуриона, он сохранял свое звание; если, напротив, его изобличали в жадности или жестокости, он тут же увольнялся в отставку.

Так были улажены эти дела, но не меньшую угрозу составляло упорство пятого и двадцать первого легионов, зимовавших... в месте, носящем название Старые лагеря. Они первыми подняли возмущение; наиболее свирепые злодеяния были совершены их руками; возмездие, постигшее товарищей по оружию, их нисколько не устрашило, и, не проявляя раскаяния, они все еще были возбуждены и не желали смириться. ИТАК, ЦЕЗАРЬ (Германик - Авт.) СНАРЯЖАЕТ ЛЕГИОНЫ, ФЛОТ, СОЮЗНИКОВ, ЧТОБЫ ОТПРАВИТЬ ИХ ВНИЗ ПО РЕЙНУ, РЕШИВШИСЬ НАЧАТЬ ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ, если мятежники откажутся повиноваться.

А в Риме, где еще не знали о том, каков был исход событий в Иллирии, но прослышали о мятеже, поднятом германскими легионами... обвиняли Тиберия... Он должен был самолично во всем блеске императорского величия отправиться к возмутившимся... а Тиберий во цвете лет упорно сидит в сенате, перетолковывая слова сенаторов...

Тиберий, однако, к этим речам оставался глух и был непреклонен в решении не покидать столицу государства и не подвергать случайностям себя и свою державу...

Снарядив войско и готовый обрушить возмездие на восставших, Германик все же решил предоставить им время одуматься и последовать недавнему примеру их сотоварищей" [833], т.1, с.28-29.

Германику удается успокоить мятежные римские легионы, однако, как выяснилось, военные действия на этом не закончились. Война только-только на'чала разгораться. ОКАЗЫВАЕТСЯ, ПОДНЯЛИ ВОССТАНИЕ ГЕРМАНСКИЕ ПЛЕМЕНА. Рим оказался перед лицом серьезной борьбы с населением и войсками огромной провинции. Надо сказать, что в этот момент взаимоотношения Тиберия и Германика, и без того непростые, усложнились еще больше.

Корнелий Тацит сообщает следующее: "Эта весть (о подавлении Германиком возмущения в римских легионах - Авт.) доставила Тиберию и радость и заботу: он радовался подавлению мятежа, но был встревожен возросшей военною славой Германика и тем, что раздачею денег и досрочным увольнением ветеранов он снискал расположение воинов...

Германику назначается триумф, НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ВОЙНА ЕЩЕ НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ, рис.4.9. Хотя он деятельно готовился к тому, чтобы развернуть ее с наступлением лета, он выступил раньше и в начале весны внезапным набегом устремился на хаттов. Дело в том, что появилась надежда на разделение врагов на два стана - приверженцев Арминия и Сегеста, из которых один был примечателен своим коварством по отношению к нам, другой - верностью. АРМИНИЙ - ВОЗМУТИТЕЛЬ ГЕРМАНИИ; а Сегест неоднократно извещал нас о том, что идет подготовка к восстанию, и в последний раз он говорил об этом на пиршестве, после которого ГЕРМАНЦЫ ВЗЯЛИСЬ ЗА ОРУЖИЕ...

Итак, Германик отдает под начало Цецине четыре легиона, пять тысяч воинов из вспомогательных войск и наспех собранные отряды германцев, обитавших по эту сторону Рейна; сам он ведет на врага столько же легионов и двойное число союзников" [833], т.1, с.32-33.

Поход Германика на восставшую Германию начинается.

Итак, что же мы видим?

# ВЕЛИКИЙ ИМПЕРАТОР НАХОДИТСЯ ВДАЛИ ОТ ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ И ЛИШЬ ОТДАЕТ ПРИКАЗ О НАЧАЛЕ ВОЙНЫ. - В римской версии император Тиберий остается все это время в Риме, столице Империи. Его даже осуждают за это. Вместо себя он направляет в далекий и тяжелый поход полководца Германика.

Аналогично, в русско-ордынской истории великий император-хан Иван Грозный остается в Москве, столице Империи. Его именем объявляется поход Ермака-Германа. Казацкое войско направляется в далекую страну на завоевание-колонизацию.

В османской-атаманской (то есть испанской) версии великий император Карл V находится в далекой столице Империи. Конкистадор Кортес вместе со своим флотом и войском отправляется в поход с острова Куба, направляясь в Мексику.

Итак, здесь накладываются друг на друга следующие правители: царь-хан Иван Грозный, император Тиберий и император Карл V. Ничего удивительного тут нет. То обстоятельство, что Тиберий и Карл V являются всего лишь фантомными отражениями Ивана Грозного на страницах "античных" и западно-европейских хроник, нами уже установлено ранее. Мы лишь в очередной раз убедились, что это отождествление правильно.

# ПОПУЛЯРНЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ ВЫСТУПАЕТ В ДАЛЬНИЙ ПОХОД. - В русской истории атаман Ермак вместе со своим казачьим отрядом направляется "в Сибирь". В османской-атаманской версии конкистадор Кортес отплывает в Америку. В римской "античной" версии Германик выступает для покорения Германии. Повторим, что здесь, вероятно переплелись две военные экспедиции второй половины XVI века Руси-Орды и Османии-Атамании. Одно войско отправилось в Америку через Тихий Океан (поход Ермака-Германа). Второе войско - в ту же Америку, но через Атлантику (поход Эрнана Кортеса). Позднейшие хронисты то "склеивали" эти два события в одно, то разделяли их. Согласно нашим результатам, оба похода были составными частями одной и той же военно-колонизаторской операции. Великая = "Монгольская" Империя "наводила порядок" в своей далекой американской провинции. Которая была в первый раз колонизирована Ордой еще в эпоху XIV-XV веков (плавание Колумба-Ноя).

# В ГЕРМАНИИ СРЕДИ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ ОКАЗЫВАЮТСЯ КАК ВРАГИ ГЕРМАНИКА, ТАК И СОЮЗНИКИ. - По словам Тацита, германские племена разделились на две группы. Одна была враждебна римлянам, другая, напротив, их поддерживала вплоть до участия в составе римских войск. В точности такая картина нам уже хорошо знакома по испанским (то есть османским-атаманским) летописям, рассказывающим о походе Кортеса. Прибыв в Америку, Кортес смог привлечь на свою сторону значительные воинские силы индейцев, недовольных правлением ацтеков, долгое время главенствовавших в Центральной Америке. Без помощи индейских союзников Кортес вряд ли победил бы могущественных ацтеков. Напомним, кстати, что в силу наших результатов, американские АЦТЕКИ отразились в русско-ордынских летописях как "сибирские ОСТЯКИ", с которыми воевал Ермак.

# ГЕРМАНИЯ-АМЕРИКА и АМЕРИКА-ГЕРМАНИЯ. - В связи со сказанным нельзя не обратить внимание, что на страницах "античных классиков" могла произойти путаница между названиями: Германия и Америка. Дело в том, что при обратном прочтении, характерном, например, для арабских языков, слово АМЕРИКА - или МРК без огласовок - превращается в КРМ или ГРМ, что вполне могли огласовывать как ГЕРМАНИЯ. Не исключено поэтому, что имя ГЕРМАНИК или ГЕРМАН тоже могло быть связано с названием АМЕРИКА. Если это так, то Ермака-Кортеса прозвали ГЕРМАНОМ (ЭРНАНОМ) по той простой причине, что выдающийся полководец покорил Центральную АМЕРИКУ. Его и прозвали Американским или Германским, то есть Германом-Германиком-Эрнаном.

Здесь возникает интересный вопрос. Следуя обнаруживающемуся наложению Германика на Кортеса-Ермака, следует ожидать, что сейчас Корнелий Тацит начнет рассказывать нам про плавание Германика через Океан. Ведь мы знаем, что Кортес пересек Атлантику и выступил в поход на Мексику с Кубы. А Ермак "плавал по рекам", прежде чем покорил "Сибирское Царство". Наш прогноз оправдывается и сейчас мы об этом расскажем.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение >>