Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 5.
КАЛИГУЛА И "ИВАН ГРОЗНЫЙ".

5. БЛАЖЕННЫЙ, СУМАСШЕДШИЙ КАЛИГУЛА.

Напомним, что Иван Грозный в некоторый момент стал блаженным, потерял рассудок, отошел от государственных дел. Яркий след этого мы сейчас увидим и в жизнеописании Калигулы. Секст Аврелий Виктор писал прямо: "Калигула был слабоумен" [726:1], с.80.

Началось с того, что после смерти Друзиллы, "он внезапно ночью исчез из Рима, пересек Кампанью, достиг Сиракуз и с такой же стремительностью вернулся, с отросшими бородой и волосами" [760], с.113.

Сенека в своем произведении "О твердости мудреца" описывает внешность Калигулы так: "Сам он своим видом вызывал смех - так безобразна была его бледность, ЗНАК БЕЗУМИЯ, так дико смотрели его глаза из-под морщинистого лба, так уродлива была его голова, облезлая, торчащая редкими волосами; а щетинистая шея, а тощие ноги, а огромные ступни!" [760], с.312.

Далее: "Обуянный страстью почувствовать... деньги на ощупь, он рассыпал огромные кучи золотых монет по широкому полу и часто ходил по ним босыми ногами или подолгу катался по ним всем телом" [760], с.120.

Далее: "Словно собираясь закончить войну, он выстроил войско на морском берегу, расставил баллисты и другие машины, и между тем, как никто не знал и не догадывался, что он думает делать, вдруг приказал СОБИРАТЬ РАКОВИНЫ В ШЛЕМЫ И СКЛАДКИ ОДЕЖД - это, говорил он, добыча Океана, которую он шлет Капитолию и Палатину" [760], с.121-122.

Светоний разворачивает впечатляющую картину сумасшествия Калигулы. "Здоровьем он не отличался ни телесным, ни душевным. В детстве он страдал падучей; в юности, хотя и был вынослив, но по временам от внезапной слабости почти не мог ни ходить, ни стоять, ни держаться, ни прийти в себя. А ПОМРАЧЕННОСТЬ СВОЕГО УМА ОН ЧУВСТВОВАЛ САМ, И НЕ РАЗ ПОМЫШЛЯЛ УДАЛИТЬСЯ ОТ ДЕЛ, чтобы очистить мозг. Думают, что его опоила Цезония зельем, которое должно было возбудить в нем любовь, НО ВЫЗВАЛО БЕЗУМИЕ. В особенности его мучила бессонница. По ночам он не спал больше, чем три часа подряд, да и то неспокойно: странные видения тревожили его, однажды ему приснилось, будто с ним разговаривает какой-то призрак. Поэтому, не в силах лежать без сна, он бо'льшую часть ночи проводил то сидя на ложе, то блуждая по бесконечным переходам...

Есть все основания думать, что из-за помрачения ума в нем и уживались самые противоположные пороки - непомерная самоуверенность и в то же время отчаянный страх. В самом деле: он, СТОЛЬ ПРЕЗИРАВШИЙ САМИХ БОГОВ, при малейшем громе и молнии закрывал глаза и закутывал голову, а если гроза была посильней - вскакивал с постели и забивался под кровать...

Одежда, обувь и остальной его обычный наряд был недостоин не только римлянина и не только гражданина, но и просто мужчины и даже человека. Часто он выходил к народу в цветных, шитых жемчугом накидках, с рукавами и запястьями, иногда - в шелках и женских покрывалах, обутый то в сандалии, то в котурны, то в солдатские сапоги, а то и в женские туфли; много раз он появлялся с позолоченной бородой, держа в руке молнию, или трезубец, или жезл - знаки богов, - или даже в облачении Венеры...

С особенной страстью занимался он искусствами иного рода, самыми разнообразными. Гладиатор и возница, певец и плясун, он сражался боевым оружием, выступал возницей в повсюду выстроенных цирках, а пением и пляской так наслаждался, что даже на всенародных зрелищах не мог удержаться, чтобы не подпевать трагическому актеру и не вторить у всех на глазах движениям плясуна, одобряя их и поправляя... Плясал он иногда даже среди ночи: однажды за полночь он вызвал во дворец трех сенаторов... рассадил их на сцене, трепещущих в ожидании самого страшного, а потом вдруг выбежал к ним под звуки флейт и трещоток, в женском покрывале и тунике до пят, проплясал танец и ушел...

Чем бы он ни увлекался, в своей страсти он доходил до безумия" [760], с.123-124.

Итак, перед нами - яркая картина безумия императора. Правитель, совершивший много славных дел, сошел с ума. Именно это, как мы теперь понимаем, и произошло в Руси-Орде: Иван IV серьезно заболел.

Обратите внимание, что многие описания Калигулы практически совпадают с тем, что "классики" рассказывали о Нероне. Пел, плясал, выступал как актер и т.п. Все правильно. И Нерон, и Калигула, являются фантомными отражениями одного и того же царя-хана. Поэтому и характеристики их столь похожи.

Впрочем, Светоний, как поздний писатель, или редактор, уже явно не все осознает в старинном тексте, лежавшем перед ним. Согласно нашим результатам, здесь описывается поведение царя Ивана IV в то время, когда он заболел, стал блаженным и передал власть преемнику. Светоний же думает, будто царь, ставший сумасшедшим, продолжал править страной. Отсюда и гневное возмущение летописца. Однако, повторим, если речь идет о больном человеке, ушедшем от дел Империи, то пафос осуждения должен был бы раствориться и исчезнуть. Больного можно лишь пожалеть. Это был Василий Блаженный.

Далее, Светония раздражают некоторые детали старинного русского быта, которые он опять-таки уже не понимает. Например, он осуждает Калигулу (Грозного) за то, что тот появлялся в цветных, ШИТЫХ ЖЕМЧУГОМ одеждах, держа в руке "трезубец или жезл". Но ведь это обычное для русских самодержцев роскошное царское одеяние: шелк, жемчуг, золото; в руках - держава и скипетр. Понятно, почему недоумевает западный европеец Светоний. Ведь его уже обучили скалигеровской точке зрения, будто древние римляне были "железными людьми", суровыми воинами, чуждавшимися роскоши, жемчугов, шелка, золота. Заворачивались в тоги или короткие походные плащи, бряцали оружием... Сравнивая свои умозрительные, теоретические, представления XVII-XVIII веков с реальными старинными описаниями быта Руси-Орды XVI века, Светоний теряется, а потому разражается недовольными восклицаниями. Дескать, негоже великому императору ходить в жемчугах и золоте!

Итак, перед нами - хорошее соответствие русско-ордынской и римской версий.

6. КАКОГО "КОНЯ" ИМПЕРАТОР КАЛИГУЛА ВВЕЛ В СЕНАТ? ОТВЕЧАЕМ: РУССКО-ОРДЫНСКОГО ХАНА СИМЕОНА БЕКБУЛАТОВИЧА.

Все мы знаем популярную легенду: дескать, сумасшедший Калигула захотел ввести своего коня в сенат. "Античный" сюжет прочно вошел даже в современную литературу и искусство. Дошло до того, что в роскошном кинофильме "про античность", изобразили коня, которого под уздцы вводят в зал заседаний римского сената. Возбужденное животное всхрапывает, зло бьет копытами, вырывается из рук суровых римских конюхов. Сенаторы в богатых красных тогах испуганно жмутся к стенам. Пылают факелы... В общем, "красиво сделано". Зрители искренне восхищены. Однако сейчас мы разочаруем некоторых любителей изящной истории. Ничего подобного не было. Никто не втаскивал вверх по ступенькам горячего императорского коня. Это - выдумки поздних историков.

Обратимся к сути дела. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона сообщает про Калигулу: "Он построил храм, в котором стояла его статуя в виде Юпитера Латийского; ее каждый день одевали так же, как был одет он сам. В штате жрецов этого храма считался и он; КОЛЛЕГОЮ ЕГО БЫЛА ЕГО ЛОШАДЬ - ТА САМАЯ, КОТОРУЮ ОН ПОЗЖЕ НАЗНАЧИЛ КОНСУЛОМ" [988:00], "Калигула".

Современные комментаторы убеждают нас, что "откровенное сумасшествие сквозило во всех его поступках (он, например, своего коня собирался сделать консулом)" [874], с.93.

Этот сюжет сегодняшние историки узнали от Светония. Обратимся к "античному классику". Как мы сейчас увидим, он действительно сообщает очень интересную историю. Которую, впрочем, лишь при очень тенденциозном понимании можно истолковать так, как нас сегодня учат. Мы цитируем Светония.

"Своего коня Быстроногого он так оберегал от всякого беспокойства, что всякий раз накануне скачек посылал солдат наводить тишину по соседству; ОН НЕ ТОЛЬКО СДЕЛАЛ ЕМУ КОНЮШНЮ ИЗ МРАМОРА И ЯСЛИ ИЗ СЛОНОВОЙ КОСТИ, НЕ ТОЛЬКО ДАЛ ПУРПУРНЫЕ ПОКРЫВАЛА И ЖЕМЧУЖНЫЕ ОЖЕРЕЛЬЯ, НО ДАЖЕ ОТВЕЛ ЕМУ ДВОРЕЦ С ПРИСЛУГОЙ И УТВАРЬЮ, КУДА ОТ ЕГО ИМЕНИ ПРИГЛАШАЛ И ОХОТНО ПРИНИМАЛ ГОСТЕЙ; ГОВОРЯТ, ОН ДАЖЕ СОБИРАЛСЯ СДЕЛАТЬ ЕГО КОНСУЛОМ" [760], с.125.

В современном комментарии добавлено, что коня звали Incitatus, то есть "Борзой", по мнению переводчика Ильинского. Далее: "Дион (римский историк Дион Кассий - Авт.) уверяет, что Калигула сделал бы коня консулом, если бы не был убит" [760], с.312.

Если бы мы ничего не знали о соответствии между Калигулой и Грозным, то разобраться в этом тексте было бы непросто. Ясно, конечно, что буквальное понимание нелепо: мрамор для коня, слоновая кость, пурпурные покрывала, жемчужные ожерелья; конь принимает гостей и даже является жрецом храма, вместе с императором...

Что все это значит? На первый взгляд, вроде бы неясно.

Однако мы уже многое открыли и многое поняли. В частности, поняли, что Калигула - это фантомное отражение Ивана Грозного. Зададим вопрос: какое событие из жизни Грозного может соответствовать "античному коню в сенате"? Как только вопрос задан, ответ напрашивается сам собой (однако, повторим, такое понимание приходит лишь после того, как уже проделана огромная работа по отождествлению "античной" истории со средневековой). И наш ответ следующий: это - история хана Симеона Бекбулатовича, которого Иван Грозный якобы возвел на собственный престол, а сам остался как бы не у дел. Смиренно, дескать, сел у подножия трона и стал покорно выслушивать указы нового хана. Мы неоднократно и подробно анализировали данный сюжет.

Напомним, что в миллеровско-романовской истории Иван IV "Грозный" отрекся от престола в 1575 году <<и посадил на трон служивого ТАТАРСКОГО ХАНА Симеона Бекбулатовича. ТАТАРИН въехал в царские хоромы (! - Авт.), а "великий государь" переселился на Арбат (! - Авт.). Теперь он ездил по Москве "просто, что бояре", в Кремлевском дворце устраивался поодаль от "великого князя" (то есть татарина Симеона - Авт.), восседавшего на великолепном троне, и смиренно выслушивал его указы>> [776], с.195. Симеон был главой земской Думы и имел ЦАРСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ [776], с.201.

Современные историки растерянно рассуждают: "Служилый татарин лишь потому был призван сыграть главную роль в ЗАТЕЯННОМ МАСКАРАДЕ, что не имел решительно никаких прав на русский престол" [776], с.205.

Глядя на эти нелепые сцены миллеровско-романовской версии, можно понять историков, трактующих эти "действия Грозного" как шизофрению. Однако, по нашему мнению, никакой шизофрении тут нет и в помине. Дело в том, что документы рассказывают здесь о реальном восшествии на престол реального русско-ордынского ХАНА Симеона в 1572 году. После победы Орды. Никакого "второго Грозного царя" рядом с ним нет. Есть лишь "Грозная Эпоха", персонифицированная позднее Романовыми в лице "Грозного царя".

Все сразу становится на свои места. Нет шизофрении Грозного, и нет безумия Калигулы. Исчезает нелепый "конь в сенате или храме" и вместо него появляется реальный хан-император Симеон. Русско-ордынский, он же "античный" римский. Потому что Русь-Орда XIV-XVI веков и "Древний" Рим - это одно и то же. Совершенно ясно, что хан Симеон жил в мраморных покоях, был окружен драгоценностями, слоновой костью, жемчугом, шелком, пурпуром, прислугой; охотно принимал гостей, был жрецом храма. Произошла смена власти, рис.1.6. В 1572 году вместо хана Ивана V на русско-ордынский престол взошел хан Симеон Бекбулатович.

Остается лишь одно легкое недоумение. Откуда же тогда взялось нелепое слово КОНЬ на страницах "античных классиков"? Как получилось, что вместо хана Симеона историки вдруг хором заговорили "о коне"? На самом деле и здесь все ясно. Спросим: как звали нового ордынского хана? Правильно, СИМЕОН. Какая буква одинаково пишется, но по-разному читается в русском и латинском языках? Правильно, буква С. По-русски читается как С, а по-латински как К. Следовательно, как прочтет имя Симеон западный европеец, переходящий со старого русского языка на новоизобретенную латынь? Совершенно ясно: из СИМЕОНА получится КИМЕОН. Но ведь слово КИМЕОН очень близко к старому русскому слову КОМОНЬ, что означало КОНЬ. См., например, Словарь В.Даля [223]. Вот так и появился "конь" вместо "Симеона". Либо по ошибке, либо в результате намеренного подлога. Далее заработала фантазия западно-европейских писателей и редакторов. И получился забавный "конь в сенате" или "конь-консул", принимающий гостей и являющийся жрецом храма. Затем ученые стали глубокомысленно рассуждать о безумии Калигулы. Или о шизофрении Грозного. Писать серьезные статьи... Выросла развесистая, но уродливая, ветвь на древе "исторической науки".

Между прочим, отсюда вновь видно, что "античный" Светоний часто и довольно послушно следует именно романовской версии русской истории. Это понятно. После Великой Смуты и раскола Империи историю прежней ордынской метрополии начали переписывать, в первую очередь, Романовы, утвердившиеся в сердце Руси-Орды. Конечно, трудились в тесном содружестве со своими западно-европейскими сотоварищами-узурпаторами, захватившими власть "на местах", в прежних провинциях Великой Империи. Ясно, что новоиспеченные западные правители иногда прислушивались к мнению своих ставленников на московском престоле. Работали "душа в душу", с пониманием общности своих задач.

7. ИЗУВЕРСКАЯ ЖЕСТОКОСТЬ.

После всего сказанного совершенно ясно, что Светоний должен много и красочно рассказать нам о "неистовых зверствах Калигулы". Мы уже хорошо знаем, что практически все фантомные отражения Ивана Грозного содержат в себе рассказ о "безграничной лютости правителя". Как мы уже говорили, кое-что из этого отвечает действительности (вспомним кровавую братоубийственную борьбу Земщины с Опричниной), но многое было придумано позже, когда историю Руси-Орды, и особенно Ивана Грозного, стали мазать черной краской. Происходило это, начиная с эпохи Реформации.

Обратимся к Светонию. "Уже тогда (то есть в юности - Авт.) не мог он обуздать свою природную свирепость и порочность. Он с жадным любопытством присутствовал при пытках и казнях истязаемых, по ночам в накладных волосах и длинном платье бродил по кабакам и притонам, с великим удовольствием плясал и пел на сцене. Тиберий это охотно допускал, надеясь этим УКРОТИТЬ ЕГО ЛЮТЫЙ НРАВ. Проницательный старик... не раз предсказывал, что Гай живет на погибель и себя и всем, и что в нем он вскармливает ехидну для римского народа и Фаэтона для всего земного круга" [760], с.107

Его друзья и родственники <<вместо родственного чувства и вместо благодарности за услуги награждены были жестокой смертью.

Столь же мало уважения и кротости выказывал он и к сенаторам: некоторых... он заставлял бежать за своей колесницей по нескольку миль... Других он тайно казнил, но продолжал приглашать их, словно они были живы...

С такой же надменностью и жестокостью относился он и к остальным сословиям...

Свирепость своего нрава обнаружил он яснее всего вот какими поступками. Когда вздорожал скот, которым откармливали диких зверей для зрелищ, он велел бросить им на растерзанье преступников; и, обходя для этого тюрьмы, он не смотрел, кто в чем виноват, а прямо приказывал... забирать всех, "от лысого до лысого"...

Многих граждан из первых сословий он, заклеймив раскаленным железом, сослал на рудничные или дорожные работы, или бросил диким зверям, или самих, как зверей, посадил на четвереньки в клетках, или перепилили пополам пилой... Отцов он заставлял присутствовать при казни сыновей...

Надсмотрщика над гладиаторскими битвами и травлями он велел несколько дней подряд бить цепями у себя на глазах, и умертвил не раньше, чем почувствовал вонь гниющего мозга...

Один римский всадник, брошенный диким зверям, не переставал кричать, что он невиновен; он вернул его, отсек ему язык и снова прогнал на арену...

Замыслив разорвать на части одного сенатора, он подкупил несколько человек напасть на него... пронзить его грифелями и бросить на растерзанье остальным сенаторам; и он насытился только тогда, когда увидел, как члены и внутренности убитого проволокли по улицам и свалили грудою перед ним...

Казнить человека он всегда требовал мелкими частыми ударами, повторяя свой знаменитый приказ: "Бей, чтобы он чувствовал, что умирает!"...

Когда чернь в обиду ему рукоплескала другим возницам, он воскликнул: "О если бы у римского народа была только одна шея!"...

Целуя в шею свою жену или любовницу, он всякий раз говорил: "Такая хорошая шея, а прикажи я - и она слетит с плеч!">> [760], с.114-117.

Наверное, достаточно. Можно было еще много цитировать из "античных" классиков про зверства Калигулы. Все это чрезвычайно близко и по стилю и по вдохновению к соответствующим описаниям западных европейцев, например, Шлихтинга, взахлеб рассказывавшего своим современникам о невероятной лютости московского тирана - Ивана Грозного. То же смакование деталей, аналогичная красочность.

В этом отношении "биографии" Тиберия, Калигулы, Клавдия и Нерона очень похожи, и все они соответствуют рассказам об "изверге Грозном". Потому, что говорят, в общем, об одном и том же. Списаны с одного оригинала.

8. АЛЕКСАНДРОВСКАЯ СЛОБОДА, ОПРИЧНИНА И СИНОДИК ИВАНА ГРОЗНОГО НА СТРАНИЦАХ СВЕТОНИЯ.

В повествовании Светония о Калигуле есть одно очень интересное место. <<Четыре месяца спустя он погиб, совершив великие злодеяния и замышляя еще бо'льшие. Так, он собирался переселиться в Анций, а потом - в Александрию, перебив сперва самых лучших мужей из обоих сословий. Это не подлежит сомнению: в его тайных бумагах были найдены две тетрадки, каждая со своим заглавием - одна называлась "Меч", другая - "Кинжал"; в обеих были имена и заметки о тех, кто должен был умереть>> [760], с.122.

По поводу города Анция известно следующее. Чуть раньше Светоний сообщает, что "сам Гай из всех увеселительных мест более всего любил Анций - несомненно, как место своего рождения. Говорят, что, наскучив Римом, он даже собирался перенести туда свою столицу и двор" [760], с.107.

Что мы узнали отсюда? По-видимому, здесь описаны события, хорошо нам известные из "биографии" Ивана Грозного. В самом деле.

# ПЕРЕНОС СТОЛИЦЫ В АНЦИЙ, А ПОТОМ В АЛЕКСАНДРИЮ. - Романовская версия русской истории говорит, что Грозный родился в Москве и первоначальной его столицей был именно этот город. Потом он разгромил Новгород, соперничавший с Москвой, устроил опричнину и перенес столицу в Александровскую Слободу. Через некоторое время, когда "заново отстроил Москву", царь будто бы вновь вернулся в нее.

Согласно же нашим результатам, первоначальной столицей Ивана был Новгород-Ярославль или один из известных старых городов Владимиро-Суздальской Руси. Из-за истории Есфири вспыхнул конфликт царя с частью своего окружения и народа. Грозный разгромил Новгород-Ярославль и перенес свою столицу в Александровскую Слободу. Организовал опричнину. Тут же он начал строить себе новую столицу - Москву, на месте знаменитой Куликовской битвы. До этого здесь было лишь сравнительно небольшое поселение и монастыри в память великой битвы. Когда Москву возвели (как наземную, так и подземную - Лабиринт), Иван Грозный перебрался в новую столицу. Александровская Слобода потеряла значение центра политической жизни той поры.

В жизнеописании Калигулы мы видим основные моменты описанной истории. Находясь вдали от ханского двора, Светоний не все' знает, однако важные сюжеты он уловил. В частности, он сообщает о намерении Калигулы (Грозного) перенести столицу в Анций, а потом в Александрию. Вероятно, АНЦИЙ - это Москва, а АЛЕКСАНДРИЯ - это Александровская Слобода, не очень далеко от Москвы. При этом Светоний опять-таки следует романовской версии. Дескать, "сначала" столицей должен стать Анций (Москва), а "потом" - Александрия (Александровская Слобода). Как мы только что сказали, действительный порядок событий был обратный: сначала из Новгорода - в Александровскую Слободу, и лишь потом - в новую Москву. Тем не менее, костяк ордынских событий вполне узнаваем у Светония.

Правда, Светоний уверен, будто Калигула лишь "собирался" перенести свою столицу. Однако, как мы теперь понимаем, все' задуманное Грозный-Калигула совершил - столица была перенесена. Причем, именно два раза, как и сказано в "античного классика".

# ИМПЕРАТОРУ "НАСКУЧИЛ РИМ". - Светоний подчеркивает, что Калигуле "надоел Рим" и потому он захотел основать новую столицу - в Анции. Это сообщение прекрасно согласуется с нашими результатами, согласно которым "Древний Рим" - это Ярославль = Новгород на Волге. Иван Грозный решил перенести свою столицу на новое место и стал строить Москву. Но не потому, что ему "наскучил" прежний город, а потому, что в Ярославле-Новгороде развернулась яростная борьба, спровоцированная Есфирью-Еленой и ее сторонниками-еретиками. Во всяком случае, на страницах Светония сохранился оттенок недовольства Калигулы (Грозного) своей прежней столицей.

# АНЦИЙ = МОСКВА. - Светоний говорит, что Калигула родился в Анции и этот город был им любим как одно из лучших мест увеселений. Это согласуется с романовской версией: Грозный якобы родился в Москве. Кроме того, конечно, столица Руси (будь то Новгород-Ярославль или, позднее, Москва) была для царя хорошим увеселительным местом. Кстати, поскольку в старых текстах М и Н могли переходить друг в друга, а латинское С читается как Ц и как К, то АНЦИЙ могло получиться из названия МОСХ, то есть Москва. Но это - мелкое замечание по ходу дела.

# ЕГИПЕТСКАЯ АЛЕКСАНДРИЯ = АЛЕКСАНДРОВСКАЯ СЛОБОДА. - Мы уже неоднократно наталкивались на отождествление летописной "египетской Александрии" и Александровской Слободы. В книге "Библейская Русь" мы показали, что библейский Египет - это Русь-Орда XIV-XVI веков. Кстати, повторим, что поскольку знаменитая Александрийская библиотека сгорела, то, скорее всего, современные поиски знаменитой библиотеки Грозного вряд ли будут успешными. Поскольку египетская Александрия того времени и есть Александровская Слобода, где некоторое время была столица Грозного.

# ОПРИЧНИНА. - Светоний правильно говорит, что Калигула замышлял великие злодеяния и собирался перебить самых лучших мужей обоих сословий. Все верно, за исключением слова "собирался". Иван Грозный исполнил свои намерения. Он СОЗДАЛ опричнину и СОВЕРШИЛ массовые погромы и казни на Руси. Так, во всяком случае, говорит романовская версия.

# СИНОДИК ГРОЗНОГО. - Обращает на себя внимание интересное упоминание Светония о том, что при Калигуле были составлены некие списки в двух тетрадках, где перечислены люди, которых император "собирался" уничтожить. Тетрадки назывались многозначительно - "Меч" и "Кинжал". Мы узнае'м в этом "античном" рассказе - синодик Грозного, где были записаны убиенные при опричнине. Напомним вкратце суть дела.

<<Изучение опричного террора затруднено и полной гибелью опричных архивов. Следы этих архивов, однако, можно обнаружить в некоторых документах тех лет, в частности в одном из самых сложных источников XVI в. - в СИНОДИКЕ, или поминальном списке казненных лиц, составленном по личному распоряжению Грозного в конце его жизни. Синодик давно привлекал внимание историков...

Веселовский доказал, что в основе сохранившихся списков лежал официальный документ, составленный в одном из государственных приказов на основании подлинных судебных дел и донесений опричников... "Мы имеем в дошедших до нас списках синодика... не хронологический и не полный список казненных, а весьма неполный перечень лиц, погибших за весь период массовых казней, длившийся более 15 лет"...

История составления синодика вкратце такова. Незадолго до смерти царь велел монахам молиться "во веки веков" за всех казненных им людей. "Прощения" заслужили "изменники", самое имя которых было предано забвению и десятки лет находилось под строгим запретом. По приказу Грозного дьяки обратились к опричным архивам и составили подробный список "убиенных", копии которого были разосланы по всем монастырям. Руководствуясь полученным приказным списком ("государскими книгами", "государевой царевой грамотой"), монастырские власти внесли имена опальных в свои синодики. Ни одного подлинника "государевых книг" 80-х годов не сохранилось, или, во всяком случае, они не разысканы до настоящего времени. А уцелевшие монастырские выписки лишь отдаленно напоминали приказной список...

Поиски в архивах позволили обнаружить несколько неизвестных Веселовскому списков, так что в настоящее время наука знает до полутора десятков экземпляров. Подавляющая часть их датируется XVII в., но есть и более поздние списки XVIII-XIX вв. Только один синодик восходит ко времени царствования Грозного. Власти Нижегородского Печорского монастыря завели поминальную книгу в 1552 г. и продолжали пополнять ее до смерти Ивана IV. На последних листах книги были записаны имена опальных>> [776], с.132-134.

Мы опустим подробности современных дискуссий вокруг уцелевших фрагментов синодиков Грозного. Здесь нам важен лишь тот факт, что при Иване IV действительно были составлены списки убиенных по время опричнины. Скорее всего, именно они и упомянуты "античным" Светонием как "две тетрадки" с названиями Меч и Кинжал. В список "Меч" были, наверное, включены, публично казненные, а в "Кинжал" - убитые тайно, исподтишка.

Светоний говорит, что в списках Калигулы были не просто имена, а некоторые заметки о жертвах. Все верно. В синодике Грозного тоже были краткие сведения о казненных и об обстоятельствах их смерти. Так что в обеих версиях говорится не о сухом списке, а о некотором перечне с деталями казней.

Между прочим, из всего обнаруженного здесь нами снова следует, что Светоний писал свой труд не ранее конца XVI века.

9. КАЛИГУЛА КАК "ПИСАТЕЛЬ".

Мы уже видели, что Грозный много писал, любил литературное творчество и считается автором многих произведений. То же самое рассказывают "античные классики" о Тиберии, см. выше. Оказывается, Калигула "тоже" любил писать. Вот что сообщает Светоний.

<<Из благородных искусств он меньше всего занимался наукою и больше всего - красноречием... В гневе он легко находил и слова, и мысли... Приступая к речи, он грозился, что обнажает меч, отточенный ночными бдениями. Слог изящный и мягкий презирал он настолько, что сочинения Сенеки, который тогда был в расцвете славы, он называл "школярством чистой воды" и "песком без извести". На успешные речи других ораторов ОН ДАЖЕ ПИСАЛ ОТВЕТЫ, а когда видные сенаторы попадали под суд, ОН СОЧИНЯЛ О НИХ И ОБВИНИТЕЛЬНЫЕ И ЗАЩИТИТЕЛЬНЫЕ РЕЧИ и, судя по тому, что получалось более складно, губил или спасал их своим выступлением: на эти речи он приглашал эдиктами даже всадников>> [760], с.124.

Таким образом, Калигула "был писателем". Во всяком случае, любил писать речи. Известные тексты, приписываемые Ивану Грозному, тоже можно считать речами, например, его письма к князю Курбскому. Это письма-речи.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение