Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 8.
ПРИБЛИЖЕНИЕ ВЕЛИКОЙ СМУТЫ НА РУСИ. "АНТИЧНЫЙ" ОТОН - ЭТО БОРИС ГОДУНОВ

1. ЯКОБЫ "ХУДОРОДСТВО" БОРИСА ГОДУНОВА И ЯКОБЫ НИЗКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПРАБАБКИ ИМПЕРАТОРА ОТОНА, А ПОТОМУ, ДЕСКАТЬ, И ЕГО САМОГО.

Двигаясь шаг за шагом по книгам Светония и Тацита, мы вступаем в эпоху Великой Смуты. Здесь характер повествования у "античных классиков" меняется. Теперь основной упор делается на военных действиях. Многими страницами начинают идти описания гражданских войн, битв, восстаний в имперских провинциях. Сообщается масса подробностей о воинских походах, происходивших в самых разных концах Римской Империи. Если при Отоне смута только-только зарождается, то при его преемниках она уже разрастается до грандиозных размеров. Вряд ли имеет смысл прослеживать все детали военных действий. Они многочисленны и запутаны. Мы не будем в них разбираться и сосредоточим внимание лишь на узловых событиях.

Начнем с русской истории. Следующим русско-ордынским царем-ханом, после Федора Иоанновича, был Борис Годунов. В книге "Новая хронология Руси",гл.9:2, мы задали вопрос: Был ли царь Борис "Годунов" сыном захудалого помещикаФедора Ивановича? И показали, что ответ - отрицательный. Напомним, что' пишут о происхождении "Годунова" историки. Традиционно, Борис Годунов считается сыном никому не известного "помещика Федора Ивановича" [777], с.5. И опять отцом является Федор Иванович! А почему "никому не известный"? Да потому, что историки не могут указать никакого другого Федора Ивановича, КРОМЕ ЦАРЯ. А назвать реального царя Федора Ивановича отцом "Годунова" они не догадываются. Вот и получается, что пришлось объявить Федора Ивановича - отца будущего царя "Годунова" - БЕЗВЕСТНЫМ ПОМЕЩИКОМ. Более того, нам сообщают, что когда <<московские власти составили списки "тысячи лучших слуг", включавшие весь цвет тогдашнего дворянства, ни Федор, ни его брат Дмитрий Иванович Годунов не удостоились этого звания>> [777], с.6. То есть Годуновы не вошли в список! Историки пытаются придумать объяснение. "Вытесненные из узкого круга правящего боярства в разряд провинциальных дворян, они перестали получать придворные чины и ответственные воеводские назначения" [777], с.5. Таким образом, царь Борис Годунов в миллеровско-романовской истории возник как бы "из ничего". То есть, его непосредственные предки были якобы совершенно неизвестными людьми, не имевшими никакого отношения к царскому московскому двору. В общем, выскочки.

Наше мнение таково. Предки Бориса "Годунова" по отцовской линии были русско-ордынскими ЦАРЯМИ, а не какими-то там худородными безвестными помещиками. В частности, отец Бориса - Федор Иванович - был, попросту, ЦАРЕМ. Поэтому, само собой разумеется, никак не мог упоминаться в списках СВОИХ ЖЕ "лучших слуг".

Обратимся теперь к жизнеописанию "античного" Отона. На рис.8.1, рис.8.2 и рис.8.3 приведены его старинные бюсты. На рис.8.4 - монета Отона. Рассказывая о происхождении Отона, Светоний сообщает, что "дед его, Марк Сальвий Отон, был сыном римского всадника и женщины НИЗКОГО РОДА - МОЖЕТ БЫТЬ, ДАЖЕ НЕ СВОБОДНОРОЖДЕННОЙ (то есть рабыни! - Авт.); благодаря расположению Ливии Августы, в доме которой он (дед Отона - Авт.) вырос, он стал сенатором, НО ДАЛЬШЕ ПРЕТОРСКОГО ЗВАНИЯ НЕ ПОШЕЛ" [760], с.181.

Таким образом, по одной линии император Отон был, дескать, низкого происхождения. Потому и дед его многого не достиг.

Скорее всего, перед нами - отражение поздней романовской точки зрения на Годунова-Отона. Его старались "выкрасить" в неблагородные цвета.

2. С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, СОХРАНИЛИСЬ ДАННЫЕ О ЗНАТНОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ОТОНА.

В то же время Светоний сообщает следующее. <<Предки Отона... из семейства древнего и знатного, берущего начало от этрусских князей... Отец его, Луций Отон, по матери принадлежал к ОЧЕНЬ ЗНАТНОМУ РОДУ со многими влиятельными связями, а лицом БЫЛ ТАК ПОХОЖ НА ИМПЕРАТОРА ТИБЕРИЯ И ТАК ИМ ЛЮБИМ, ЧТО ИНЫЕ ВИДЕЛИ В НЕМ ЕГО СЫНА...

Сенат почтил его редкою честью - статуей на Палатине, а Клавдий причислил его к патрициям, восхвалял его в самых лестных выражениях, и даже воскликнул: "Лучше этого человека я и детей себе желать не могу!">> [760], с.181.

Мы видим, что по другой линии, по отцовской, император Отон принадлежал к весьма знатному роду. Более того, говорится, что его отец был настолько похож лицом на императора Тиберия, что некоторые считали его СЫНОМ ИМПЕРАТОРА ТИБЕРИЯ. То есть Грозного, по нашим результатам.

Данный светониевский рассказ хорошо согласуется с нашей реконструкцией. Как мы показали ранее, Борис Годунов действительно был СЫНОМ ЦАРЯ ФЕДОРА ИОАННОВИЧА, сына Грозного. Так что Грозный был ДЕДОМ Бориса Годунова. Следовательно, недаром Светоний сообщает, что отец Отона был настолько похож на императора Тиберия (то есть Грозного), что его считали царским сыном. Правда, Светоний относит этот сюжет не к самому Отону, а к его отцу. Объясняется это, скорее всего, тем, что и Светоний и Тацит путались в близких родственных связях эпохи "Грозного". Сведения о сыне могли перекочевать в "биографию" отца.

Далее, сто'ит обратить внимание, что император Клавдий "желал", чтобы отец Отона был его сыном. Но ведь в романовской версии Федор Иоаннович считается бездетным. Якобы он и его жена Ирина очень желали иметь сына. А рядом находится Борис Годунов (то есть Отон), который, как мы показали, на самом деле был сыном Федора.

Следовательно, в обоих жизнеописаниях - Отона и Годунова - мы видим очень похожий мотив. С одной стороны, рассказывали об их низком, худородном происхождении. И в то же время сообщали, что по другой линии они были знатного, может быть, даже царского рода. Такая двойственность, как мы говорили, возникла в романовской версии, благодаря искажению подлинной истории. Выходит, что "очень античный" Светоний в данном пункте послушно следует указаниям романовских историков и, в общем-то, повторяет их слова.

3. ОТОН ПРИХОДИТ К ВЛАСТИ ПОСРЕДСТВОМ ЖЕНЩИНЫ, А ГОДУНОВ - "ЧЕРЕЗ" ИРИНУ, ЯКОБЫ СВОЮ СЕСТРУ.

Вот что говорит Светоний о возвышении Отона. <<После смерти отца он подольстился к одной СИЛЬНОЙ ПРИ ДВОРЕ вольноотпущеннице и даже притворился влюбленным в нее, хотя она и была уже дряхлой старухой. ЧЕРЕЗ НЕЕ ОН ВКРАЛСЯ В ДОВЕРИЕ К НЕРОНУ И ЛЕГКО СТАЛ ПЕРВЫМ ИЗ ЕГО ДРУЗЕЙ из-за сходства нравов, а по некоторым слухам - и из-за развратной с ним близости. МОГУЩЕСТВО ЕГО БЫЛО ТАКОВО, что у одного консуляра, осужденного за вымогательство, он выговорил огромную взятку и, не успев еще добиться для него полного прощения, уже ввел его в сенат...

Соучастник всех тайных замыслов императора... он... Поппею Сабину, любовницу Нерона, которую тот увел от мужа и временно доверил ему (Отону - Авт.) под видом брака, он не только соблазнил, но и полюбил настолько, что даже Нерона не желал терпеть своим соперником... Говорят, что когда тот за нею прислал, он прогнал посланных и даже самого Нерона не впустил в дом, оставив его стоять перед дверьми и с мольбами и угрозами тщетно требовать доверенного другу сокровища (свою жену! - Авт.). Потому-то по расторжении брака Отон был под видом наместничества сослан в Лузитанию... Нерон не хотел более строгим наказанием разоблачать всю эту комедию; но она получила огласку в следующем стишке: "Хочешь узнать, почему Отон в почетном изгнании? Сам со своею женой он захотел переспать!">> [760], с.182.

Итак, нам рассказали следующее. Дескать, Отон стал первым человеком при дворе, благодаря некоей могущественной женщине, имевшей влияние на правившего в тот момент императора (якобы Нерона). Затем эта тема усиливается и повторяет во второй раз, в виде повествования о том, что Отон вошел в тесные сношения с любовницей (или женой) императора Нерона. Она, мол, и помогла Отону завоевать большое влияние при царском дворе.

Мы узнае'м здесь романовскую версию возвышения Бориса Годунова. Впрочем, в "античном" светониевском рассказе правды чуть больше, чем в романовском. Напомним, что, согласно романовским историкам, царь Федор Иоаннович был женат на Ирине - СЕСТРЕ Бориса Годунова. Далее, нас уверяют, что именно благодаря Ирине, Годунов смог получить огромное влияние при дворе и стал значить больше, чем даже сам Федор, бывший слабым царем.

Здесь сто'ит добавить следующее. Согласно нашим результатам, царица Ирина, жена Федора, на самом деле была вовсе не сестрой, а МАТЕРЬЮ Бориса Годунова. А отцом был Федор Иванович. Поэтому слова Светония про сильную при дворе женщину, поднявшую Отона на вершину власти, становятся более понятными и совершенно естественными. Кстати, ошибочно заявив, будто Ирина была сестрой Годунова, романовские историки сделали их как бы более или менее одинакового (во всяком случае сравнимого) возраста. На самом же деле, Ирина была матерью Бориса. То есть существенно старше. Так что абсолютно прав "античный" Светоний, сообщив, что первой покровительницей Отона (= Годунова) была ДРЯХЛАЯ СТАРУХА. Вряд ли Ирина была в тот момент "дряхлой", но во всяком случае Светоний подчеркнул, что она была заметно старше Отона-Годунова. Кое-что Светоний понимал правильно.

Следы того, что "античные" классики путались в точном определении - кем именно приходилась Отону его властная покровительница, видны в дальнейшем повествовании Светония. С одной стороны, Отона к власти приводит первая "дряхлая любовница", а затем также и вторая, уже более молодая любовница-жена, бывшая в то же время и любовницей правившего в тот момент императора (Нерона). Получается, что здесь под именем "Нерон" на самом деле описан царь Федор Иоаннович, сын "Грозного" (Нерона).

На рис.8.5 приведена старинная русская миниатюра, изображающая Бориса Годунова рядом с Ириной. На рис.8.6 - заголовок грамоты, написанной золотом, от английской королевы к Борису Федоровичу Годунову.

4."ХИТРЫЙ" ОТОН И "ХИТРЫЙ" ГОДУНОВ ПРОБИРАЮТСЯ К ВЛАСТИ.

Романовские историки с жаром рассказывают нам, как упорно, хитро и коварно шел Борис Годунов к царской власти. Не имея, будто бы, вследствие своего "худородства", абсолютно никаких законных прав. Мол, "из грязи - в князи". Втерся-де в доверие к слабоумному Федору при посредстве своей простодушной "сестры" Ирины. Притворно изображал покорность Федору, а сам за его спиной плел заговоры: например, приказал зарезать царевича Дмитрия, дабы расчистить себе путь к трону. И добился-таки того, что все вокруг стали видеть в Борисе незаменимого человека, явного претендента на престол. "Австрийский посланник при нашем дворе, бургграф Дона, прямо писал в своих донесениях императору Рудольфу Второму, что Годунов вполне самовластно управляет Московским государством и явно мечтает о престоле" [578], кн.2, с.673.

Практически то же самое мы слышим и из "античных" уст Светония и Тацита. "Провинцией управлял он (Отон - Авт.) в квесторском сане десять лет, с редким благоразумием и умеренностью. Когда же, наконец, представился случай отомстить, он первый примкнул к начинанию Гальбы. В то же время ОН И САМ ВОЗЫМЕЛ НЕМАЛУЮ НАДЕЖДУ НА ВЛАСТЬ - отчасти по стечению обстоятельств, отчасти же по предсказанию астролога Селевка... Поэтому он шел теперь на любые одолжения и заискивания: устраивая обед для правителя, всякий раз одарял весь отряд телохранителей золотом, других солдат привязывал к себе другими способами, а когда кто-то в споре с соседом из-за межи пригласил его посредником, он купил и подарил ему все поле. ВСКОРЕ ТРУДНО БЫЛО НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ БЫ НЕ ДУМАЛ И НЕ ГОВОРИЛ, ЧТО ТОЛЬКО ОТОН ДОСТОИН СТАТЬ НАСЛЕДНИКОМ ИМПЕРИИ" [760], с.182.

Мы видим хорошее соответствие обеих версий - "античной" и романовской.

5. ОТОН УБИВАЕТ ГАЛЬБУ, А ГОДУНОВ УБИВАЕТ ДМИТРИЯ.

Мы уже рассказывали об этом параллелизме в предыдущей главе. Отон-Годунов организует заговор против Гальбы-Дмитрия и убивает его. В жизнеописании Отона Светоний добавляет новые подробности к заговору Отона. "Сперва он доверился пятерым телохранителям, потом... еще десятерым. Каждому дано было до десяти тысяч и обещано еще по пятьдесят. Эти солдаты подговорили других, но немногих... Он собирался было тотчас после усыновления Пизона захватить лагерь и напасть на Гальбу во дворце за обедом, но не решился...

Наконец, в назначенный день он велел своим сообщникам ждать его на форуме... сам поутру явился с приветствием к Гальбе, встречен был, как всегда, с поцелуем... Он удалился, объяснив, что хочет осмотреть покупаемый им дом... Из лагеря он послал людей убить Гальбу и Пизона" [760], с.183.

В обеих версиях - "античной" и романовской - говорится о заговоре, что убийц было несколько. Новые подробности, сообщенные здесь Светонием, делают историю убийства Дмитрия-Гальбы (Глеба?) более насыщенной.

6. ГОДУНОВ-ОТОН ЯКОБЫ УПОРНО ОТКАЗЫВАЛСЯ ОТ ТРОНА И ИЗМЕНИЛ СВОЕ РЕШЕНИЕ ЛИШЬ ПОД НЕВЕРОЯТНЫМ ДАВЛЕНИЕМ ОКРУЖЕНИЯ И НАРОДА.

Светоний рисует нам следующую картину вступления Отона на трон. Удалившись от Гальбы (которого вот-вот убьют), Отон "ВЫШЕЛ ЧЕРЕЗ ЗАДНИЕ ПОКОИ ДВОРЦА И ПОМЧАЛСЯ К УСЛОВЛЕННОМУ МЕСТУ; по другим рассказам он ПРИТВОРИЛСЯ, что у него лихорадка, и попросил окружающих извиниться за него, если станут его искать. А затем, торопливо усевшись в женскую качалку, он направился в лагерь. Носильщики выбились из сил, он слез и побежал, развязавшийся башмак остановил его; тогда, чтобы не задерживаться, спутники подняли его на плечи и, приветствуя императором, среди радостных кликов и блесков мечей принесли его на лагерную площадь. Все встречные присоединялись к ним, словно сообщники и соучастники...

Затем, когда день уже был на исходе, ОН ЯВИЛСЯ В СЕНАТ, КОРОТКО ДОЛОЖИЛ, ЧТО ЕГО ПОХИТИЛИ НА УЛИЦЕ И СИЛОЙ ЗАСТАВИЛИ ПРИНЯТЬ ВЛАСТЬ и что действовать он будет только с общего согласия, а потом отправился во дворец. Среди прочих угодливых поздравлений и лести чернь дала ему имя Нерона, и он нимало не выказал неудовольствия: более того, иные говорят, что он даже первые свои грамоты и послания к некоторым наместникам провинций ПОДПИСАЛ ЭТИМ ИМЕНЕМ" [760], с.183.

Вспомним теперь историю избрания Годунова на царство. Конечно, сегодня нам упорно внушают романовскую ее версию. Однако, как мы показали в книге "Новая хронология Руси", следы подлинной картины конца XVI века все-таки сохранились. И наш вывод таков: история длительного упрашивания Годунова принять царский венец выдумана Романовыми. Борис Федорович, как законный сын царя Феодора Ивановича, принял власть "не ломаясь".

Очень интересно, что романовская версия этих событий весьма близка к светониевской. Это вновь и вновь доказывает, что "античный" Светоний в XVII веке послушно и аккуратно воспроизводил основные указания, данные Романовыми из бывшей метрополии Империи не только своим, но и западно-европейским историкам.

Итак, по словам Романовых (а точнее, их покорных летописцев), Бориса "упрашивали" следующим образом.

Сразу после смерти царя Федора Ивановича, началась борьба за власть. На трон рвались Романовы. <<Борьба за власть расколола Боярскую думу. В феврале за рубеж поступила информация о том, что московские бояре "никак не могут примириться, между ними великое разногласие и озлобление". Романовы считали свои позиции столь прочными, что выступили с резкими нападками на правителя (Годунова - Авт.). Из-за их вражды Годунов перестал ездить в Боярскую думу...

Раздор в думе достиг такой остроты, что БОРИСУ ПРИШЛОСЬ ПОКИНУТЬ СВОЕ КРЕМЛЕВСКОЕ ПОДВОРЬЕ И ВЫЕХАТЬ ЗА ГОРОД. Он укрылся в хорошо укрепленном Новодевичьем монастыре...

Свидетель и участник тогдашних событий Иван Тимофеев... указал на то, что именно страх изгнал правителя из столицы. Борис, по его словам, опасался в сердце своем, не поднимется ли против него вдруг восстание народа и не поспешит ли народ отомстить за смерть царя, подняв руку на его убийцу>> [777], с.111.

В столице шла борьба между сторонниками и противниками Годунова. <<Земский собор оказался более расторопным. 20 февраля ему удалось организовать шествие в Новодевичий монастырь. Борис благосклонно выслушал речи соборных чинов, но на все их "моления" отвечал отказом. Выйдя к толпе, правитель со слезами на глазах клялся, что и не мыслил посягать на "превысочайший царский чин"... Борис распустил слух о своем скором пострижении в монахи...

Непосредственный очевидец событий дьяк Иван Тимофеев, отнюдь не принадлежавший к числу его почитателей... видел, как Борис, выйдя на паперть, обернул шею тканым платком и показал, что скорее удавится, чем согласится принять корону. Этот жест, замечает дьяк, произвел большое впечатление на толпу...

Общий клич создал видимость всенародного избрания, и Годунов, расчетливо выждав минуту, великодушно объявил толпе о своем согласии принять корону>> [777], с.115-116.

Проанализируем обе версии.

# ГОДУНОВА-ОТОНА ПОДОЗРЕВАЛИ В УБИЙСТВЕ ЦАРЯ. - Согласно романовской версии, Годунов отдал приказ убить царевича Дмитрия и, более того, Бориса обвиняли в смерти царя Федора [777], с.115.

В "античной" версии, Отон, не особенно скрываясь, отдает, наконец, прямой приказ об убийстве своего предшественника на троне (Гальбы). Именно Отона народная молва потом считала избавителем от тиранства Гальбы.

# СТРАХ ГОДУНОВА-ОТОНА. - Обе версии единогласно говорят, что Годунов-Отон опасался за свою жизнь именно в связи с обвинением в гибели (смерти) своего предшественника. Годунов, дескать, спасается бегством в Новодевичий монастырь, за крепкими стенами которого некоторое время отсиживается. "Античный" Отон поспешно покидает императорский дворец, опасаясь за свою жизнь.

# БЕГСТВО В УДАЛЕННОЕ МЕСТО. - Годунов уезжает в отдаленный Новодевичий монастырь, где ему обеспечена безопасность. Отон бежит в воинский лагерь, к своим сторонникам.

# ПРИВОРСТВО. - Романовская версия многословно рассказывает о притворстве Годунова, который, дескать, хитрил, изображал скромного человека, скрывал от окружающих свою истинную коварную сущность.

"Античные" авторы сообщают, что Отон ПРИТВОРИЛСЯ больным в самый драматический момент заговора, когда убийство Гальбы должно вот-вот произойти. Светоний употребил именно это слово: ПРИТВОРИЛСЯ.

# ПРИНЯЛ ВЛАСТЬ, ЛИШЬ ПОДЧИНИВШИСЬ СИЛЬНОМУ НАЖИМУ ОКРУЖАЮЩИХ. - По словам Светония, хитрый Отон, явившись в сенат, заявил, будто он вовсе не стремился к трону, но был ВЫНУЖДЕН ПРИНЯТЬ ВЛАСТЬ, поскольку, мол, был похищен, и у него не было другого выхода.

Практически то же самое вдохновенно рассказывает нам и романовская версия: хитрый Годунов подстроил дело так, что, отказываясь от престола, он в конце концов "вынужден" уступить настойчивым требованиям собравшейся толпы. Послушные романовские художники позже нарисовали даже убедительные картинки - как, дескать, упрашивали Годунова, рис.8.7.

# ОТОНА НАЗЫВАЛИ НЕРОНОМ. - По Светонию, "чернь" присвоила Отону имя Нерона и, более того, некоторые свои послания он даже подписывал этим именем. Согласно нашим результатам, НЕРОН - это Иван Грозный. Получается, что современники Отона-Годунова как-то связывали его с Нероном-Грозным. Обратившись к русской истории, мы сразу понимаем, в чем дело. Как мы уже объясняли, Борис Годунов - сын царя Федора Ивановича, сына Ивана Грозного. Тем самым, Борис был внуком Грозного, то есть Нерона. Поэтому не исключено, что следы такого родства были известны Светонию, о чем он не преминул и упомянуть. Имя "Грозного" (Нерона) как бы бросило отблеск и на Годунова (Отона), его внука.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение >>