Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 11.
ИМПЕРАТОР ТИТ - ЭТО КНЯЗЬ СКОПИН-ШУЙСКИЙ.
ЗАХВАТ ТИТОМ ИЕРУСАЛИМА - ЭТО ВЗЯТИЕ МОСКВЫ СКОПИНЫМ-ШУЙСКИМ В 1610 ГОДУ,
СОВМЕЩЕННОЕ СО ВЗЯТИЕМ МОСКВЫ МИНИНЫМ И ПОЖАРСКИМ В 1612 ГОДУ.

6. ВЗЯТИЕ МОСКВЫ В 1610 ГОДУ СКОПИНЫМ-ШУЙСКИМ, А ПОТОМ, ВСКОРЕ, В 1612 ГОДУ МИНИНЫМ И ПОЖАРСКИМ.

В 1609 году Русь погружена в тяжелую смуту. Царь Василий Шуйский сидел в Москве, однако город обложен войсками "Вора" = "Лже"-Дмитрия и поляками. Сам "Вор" - в Тушине. В Москве царит хаос, борются несколько партий, устраиваются заговоры и восстания, нацеленные на свержение царя. Кругом - враги. Власть Шуйского стала эфемерной. Фактически Москва рассматривалась тогда многими русскими как вражеская столица. Нечволодов так прямо и пишет: <<Неважно шли дела и в обеих ВРАЖЕСКИХ СТОЛИЦАХ - В МОСКВЕ И В ТУШИНЕ. В Москве по-прежнему царем "играли", - по выражению современников, - как "дитятем", и позорные переезды из одного лагеря в другой продолжались. Было и несколько попыток свергнуть Василия Ивановича с престола.

Первая из них была произведена 17 февраля 1609 года на масленице беспокойным рязанским дворянином Григорием Сунбуловым, князем Романом Гагариным и Тимофеем Грязным. Они собрали 300 человек заговорщиков и потребовали от бояр свержения Шуйского>> [578], кн.2, с.856.

Заговорщики двинулись на царский дворец, но попытка переворота не удалась. Видя, что широкой поддержки у них нет, заговорщики бежали в Тушино, к Самозванцу.

"Вторая попытка свергнуть Шуйского должна была состояться в Вербное воскресенье: его предполагали убить в этот день. Во главе недовольных стал боярин Крюк-Колычев, но заговор был своевременно открыт, после чего Колычев был пытан и казнен.

Обложение Москвы тушинцами, хотя и не полное, вызвало весной 1609 года страшную дороговизну хлеба...

В Тушине вся зима 1608-1609 годов и весна прошли в распрях и восстаниях... различные отряды, отправлявшиеся для сбора продовольствия, предавались отчаянным грабежам и часто восставали против своих начальников...

ОДНИМ ИЗ ВАЖНЕЙШИХ СОБЫТИЙ в Тушинском стане за описываемое время было прибытие пленного Филарета Никитича (отца Михаила Романова, будущего императора - Авт.)... Он был захвачен ворами осенью 1608 года в Ростове...

Стычки под Москвой с войсками Шуйского далеко не всегда кончались в пользу Вора... В Троицын же день произошло большое сражение на Ходынке: сначала поляки и воры имели успех; они подошли к самым городским стенам и овладели царским гуляй-городом (щитами, поставленными на телеги, из-за которых стреляли в отверстия стрельцы (рис.11.39, рис.11.39a - Авт.)), но затем были опрокинуты...

Между тем наступало лето 1609 года, и князь Михаил Васильевич Скопин БЫЛ УЖЕ НЕДАЛЕКО ОТ МОСКВЫ" [578], кн.2, с.858-859.

Скопин-Шуйский вступил в союз со шведским королем Карлом IX, который направил свою рать на помощь Скопину-Шуйскому, дабы овладеть Москвой.

"СКОПИН СПЕШИЛ С ВЫСТУПЛЕНИЕМ НА ВЫРУЧКУ СТОЛИЦЫ; в конце апреля передовые русско-шведские отряды разбили Кернозицкого под Старой Руссой, а затем быстро очистили от воров Торопец, Торжок, Порхов и Орешек" [578], кн.2, с.859.

Скопин-Шуйский движется на Москву, то и дело вступая в сражения с войсками Самозванца и поляками. Взяв Тверь, Скопин-Шуйский не пошел прямо на Москву, поскольку его поджидали сильные отряды Сапеги, Лисовского и других военачальников Вора. Скопин отступил по направлению к Ярославлю, но затем снова двинулся вперед и захватил Переяславль-Залесский, а потом Александровскую Слободу. <<Установив таким путем связь между Москвой и северными городами, он решил идти отсюда НА ОСВОБОЖДЕНИЕ СТОЛИЦЫ, закрепляя свое движение к ней устройством крепких "острожков">> [578], с.861.

Войска Скопина постоянно ведут тяжелые бои. Страна расколота на несколько противоборствующих лагерей, друзья и враги перемешались. Русские летописи рисуют запутанную и темную картину клокочущей смуты. К концу 1609 года Скопину-Шуйскому вроде бы удалось переломить ход войны в свою пользу, но тут вмешался польский король Сигизмунд, решивший воспользоваться смутой и вторгнуться на Русь. Его целью было поставить царем в Москве королевича Владислава. Войска Сигизмунда подошли к Смоленску и осадили его. В это время положение "Лже"-Дмитрия пошатнулось, поляки перестали его поддерживать. В январе 1610 года он бежал из Тушино в Калугу, бросив Марину Мнишек на произвол судьбы.

"Князь М.В.Скопин-Шуйский успешно продвигался на освобождение столицы: 4 января 1610 года высланный им в передовом отряде дворянин Волуев... вступил в Троице-Сергиев монастырь, усилился там отрядом Жеребцова и на другой день напал на поляков...

Через несколько дней последовало торжественное вступление войск Скопина в обитель Живоначальной Троицы... Таким образом, к весне 1610 года трудами князя М.В.Скопина МОСКВА БЫЛА ОСВОБОЖДЕНА ОТ ПОЛЬСКО-ВОРОВСКИХ ОТРЯДОВ, ее окружавших... Царь Василий Иванович и вся столица с величайшим торжеством встречали 12 марта 1610 года своего юного освободителя - двадцатичетырехлетнего князя Михаила Васильевича Скопина; народ падал перед ним ниц и называл его отцом Отечества... Имя Скопина было в то время у всех на устах" [578], кн.2, с.872-874.

Однако, совершенно неожиданно для всех, 23 апреля 1610 года Скопин-Шуйский погибает, будучи, как считали многие, отравленным. Мы уже говорили об этом.

Таким образом, в 1610 году Москва взята Скопиным-Шуйским и освобождена от мятежников. Были разгромлены войска "Лже"-Дмитрия и поляков, длительное время окружавшие столицу. Это взятие Москвы является одним из важных событий Великой Смуты начала XVII века.

Однако со смертью Скопина-Шуйского положение изменилось к худшему. Власть ускользала из рук Василия Шуйского. Поляки вновь двинулись на Москву. Более того, при движении Жолкевского к Москве к нему примкнуло до 10000 русского войска. Это были отряды из городов Можайска, Борисова, Ржева и других, присягнувших польскому королевичу Владиславу. Кипит гражданская война. "Лже"-Дмитрий пошел из Калуги на Москву. Ситуация запуталась еще больше. Нечволодов пишет: "Вор рассчитывал иметь успех над Владиславом ввиду того, что многие русские люди, сидевшие в Москве и желавшие низложения Шуйского, сомневались в том, что королевич Владислав примет православие; Калужский же царек выставлял себя самым горячим и ревностным православным, хотя в действительности, как мы говорили, едва ли он не был жидом... Между тем, жители Москвы, видя, что им опять грозит осада и борьба с поляками и ворами, окончательно потеряли веру в своего нелюбимого царя... Толпа заговорщиков ворвалась во дворец, и Захар Ляпунов стал дерзко говорить Шуйскому, чтобы он сложил в себя царское звание" [578], кн.2, с.878-879. Шуйский упирался.

В Москве вспыхнуло восстание против Шуйского. Царь Василий вынужден в конце концов покинуть престол. Однако в бурлящей столице и в Тушино далеко не все согласны с низложением Шуйского. Тогда мятежники захватили Василия Ивановича Шуйского и насильно постригли его. Тем самым его окончательно отрешили от трона. Столица была в полной растерянности. Разные группировки рвались к власти, выдвигая своих ставленников: князя Василия Голицына, четырнадцатилетнего Михаила Федоровича Романова (сына патриарха Филарета Никитича), князя Ф.И.Мстиславского, королевича Владислава, снова Вора - "Лже"-Дмитрия, затем Яна-Петра Сапегу и т.д. [578], кн.2, с.881.

Хаос нарастал. Поляки грамотно воспользовались всем этим. Жолкевский подошел вплотную к Москве. Сначала он удалил из Москвы Голицына и Филарета Никитича, отца молодого Михаила Романова (будущего императора). Затем бывший царь Василий Шуйский был переведен в Иосифо-Волоколамский монастырь.

Чтобы завершить военную операцию, Жолкевскому оставалось сделать последний шаг - ввести в столицу и в Кремль польские войска, ссылаясь будто бы на "просьбы самих московских бояр", желавших воспрепятствовать появлению в Москве войск Вора "Лже"-Дмитрия. "Жолкевский, зная малочисленность своего отряда и хорошо помня судьбу поляков в кровавую ночь, когда был убит первый Лжедмитрий, хотел стать слободами около столицы... Но с ним не согласились его подчиненные, желавшие скорее добраться до царской казны и других сокровищ, хранящихся в Москве... С другой стороны, бояре, боясь черни, также не переставали просить Жолкевского ввести поляков в город...

В ночь с 20 на 21 сентября (1610 года - Авт.) была совершена крупнейшая из всех ошибок, содеянных семибоярской думой: поляки были впущены в столицу и заняли Кремль, Китай и Белый город; кроме того, их отряды расположились в Можайске, Белой и Верее... Заняв Москву, Жолкевский завел тотчас же строжайшие порядки" [578], кн.2, с.886-887. Пленного Василия Шуйского отправили в королевский польский стан под Смоленском.

Таким образом, оккупационные войска снова заняли столицу Руси. Прежнее боярское правительство в Москве исчезло и ему на смену пришел новый правительственный кружок, действовавший уже всецело в угоду Сигизмунда. В Москве шел грабеж. Например, <<в числе царских драгоценностей было литое из золота изображение Спасителя, ценой в 30000 золотых. Гонсевский и Андронов разбили его на куски, чтобы продать...

Так, к началу 1611 года, после распада великого посольства под Смоленском, распалось и боярское правительство в Москве и заменилось властью польского воеводы Гонсевского и кружком русских изменников...

Весной 1611 года многочисленные земские ополчения под начальством дворян, воевод и иных служилых людей двигались уже на выручку царствующего града Москвы: Прокопий Ляпунов вел ратников из Рязанской и Северской земли; князь В.Ф.Мосальский из Мурома; князь А.А.Репнин из Нижнего Новгорода; князь Ф.И.Волконский из Костромы; П.И.Мансуров из Галича; А.Измаилов из Суздаля и Владимира и т.д. Все эти рати состояли из людей, служивших прежде в войсках В.И.Шуйского или входившие в мужицкие отряды, которые собирались на севере и с волжских мест под знамена покойного князя М.В.Скопина. Но кроме этих земских ратей, к Москве же шли на ее выручку против поляков и другие сильные отряды...

Между тем отношения жителей Москвы с поляками (сидевшими в столице - Авт.) были уже сильно обострены...

"Ляпунов, - рассказывает Жолкевский в своих "Записках", - желая привести в действие замыслы свои касательно изгнания наших из столицы... рассылал тайно во время ночи стрельцов, которые скрывались соумышленниками в домах своих... Тогда определили наши (то есть поляки - Авт.) между собой: выжечь Деревянный и Белый город и, запершись в Кремле и Китай-городе, перебить как помянутых стрельцов, так и всех кого ни попало"...

Когда настал день, поляки начали втаскивать пушки на кремлевские стены и башни... Заслышав шум, восьмитысячный отряд немецких наемников, изменивший нам в битве под Клушиным и перешедший на службу к полякам, вышел из Кремля и неожиданно стал бить безоружный народ. За немцами бросились на русских и поляки, и скоро в Китай-городе было иссечено до 7000 человек. В Белом же городе жители успели ударить в набат и вооружиться...

Благодаря ветру, огонь быстро распространился по Белому городу... Кремль и Китай-город, бывший в руках поляков, остались целы.

На другой день... полякам удалось поджечь Замоскворечье... "Жечь город, - говорит Маскевич, - поручено было 2000 немцев... Мы зажгли в разных местах деревянную стену, построенную весьма красиво из смолистого дерева и теса: она скоро занялась и обрушилась... Пламя охватило дома и, раздуваемое жестоким ветром, гнало русских... Уже вся столица пылала; огонь был так лют, что ночью в Кремле было светло, как в самый ясный день... Москву можно было уподобить только аду... Мы были тогда безопасны: огонь охранял нас"...

"Таким образом, столица московская сгорела с великим кровопролитием и убийством, которое и оценить нельзя. Изобилен и богат был этот город, занимавший обширное пространство; бывавшие в чужих краях говорят, что ни Рим, ни Париж, ни Лиссабон величиной окружности своей не могут равняться сему городу".

В среду же поляки бились целый день с отрядом Дмитрия Михайловича Пожарского на Лубянке...

В пятницу 22 марта к Москве подошел атаман Андрей Просовецкий, ведя с собой... 15000 человек...

25 марта... все ополчение подошло к столице и расположилось у Симонова монастыря; оно считало в своих рядах... до 100000 человек. Затем начались бои под самой столицей, причем наши дрались, прикрываясь гуляй-городами (это и есть передвижные крепостные сооружения "античных" римлян - Авт.), и к 1 апреля поляки были вогнаны в Кремль, Китай-город и Белый город... 6 апреля, на рассвете русские заняли бо'льшую часть Белого города, оставив в руках поляков только несколько башен на его западной стене. ТАК КАК ТОЛЩИНА И ВЫСОТА МОСКОВСКИХ СТЕН, ЗА КОТОРЫМИ ОЧУТИЛИСЬ ТЕПЕРЬ ПОЛЯКИ, НЕ СУЛИЛИ УСПЕХА ПРИ ПРИСТУПЕ, ТО НАШИ ВОЕВОДЫ РЕШИЛИ ПРИБЕГНУТЬ К ПОЛНОМУ ОБЛОЖЕНИЮ ПРОТИВНИКА. Это удалось им исполнить только к июню месяцу; однако уже в апреле у поляков стал обнаруживаться недостаток продовольствия>> [578], кн.2, с.897-898, 907-908, 917-919.

В 1611 году во главе новых сил русского ополчения становятся Минин и Пожарский. На рис.1.40 показана картина, изображающая воззвание Минина к жителям Нижнего Новгорода. 20 августа их рать подошла к Москве и присоединилась к войскам, уже ранее осаждавшим столицу. Вновь начались тяжелые бои с поляками и иностранными наемниками, засевшими в Кремле и Китай-городе. Поздние художники неоднократно изображали наиболее яркие сражения, сопровождавшие осаду Москвы ратью Минина и Пожарского. См., например, рис.11.41. Пролилось много крови. Москва и ее окрестности разрушены. Наконец, в конце 1612 года, <<22 октября казаки взяли приступом Китай-город. Поляки заперлись в Кремле и держались в нем еще месяц. Но ввиду крайней нужды в продовольствии, они "повелеху бояром своих жен и всяким людем выпущати из города вон"...

Во второй половине ноября "литовские ж люди, видя свое неизможение о глад великий, и град Кремль здавати начаша"... На следующий день сдались поляки...

27 ноября нижегородское ополчение, от церкви Иоанна Милостивого на Арбате, и казаки, от храма Казанской Богородицы за Покровскими воротами, двинулись двумя крестными ходами в Китай-город в сопровождении всех московских людей...

После молебна на Лобном месте все двинулись с крестами и образами в Кремль... "здесь... печаль сменила радость, когда увидели, в каком положении озлобленные иноверцы оставили церкви: везде нечистота, образа рассечены, глаза вывернуты, престолы ободраны, в чанах приготовлена страшная пища - человеческие трупы". "Сидение ж их бяше в Москве таково жестоко, - говорит летописец, - не токмо что собаки и кошки ядяху, но и людей русских побиваху. Да не токмо что русских людей побиваху и ядяху, но и сами друг друга побиваху и едяху. Да не токмо живых людей побиваху, но и мертвых из земли роскопываху: как убо взяли Китай, то сами видехом очима своима, что многие тчаны насолены быша человечины"...

"Когда русские взяли Кремль, - доносил Яков Дельгарди королю Густаву-Адольфу... - казаки хотели силой ворваться туда, чтобы посмотреть, что там можно найти... Лучших и старших казаков было насчитано 11000, и военачальники разделили между ними всеми доспехи, ружья, сабли и прочие вещи, в также найденные в Кремле деньги, так что каждый казак получил деньгами и ценными вещами восемь рублей>> [578], кн.2, с.965-967.

Так была взята Москва в 1612 году. После этого иностранные войска частично стали постепенно отходить с территории Руси. Оставив вместо себя в Москве про-западную династию Романовых.

На рис.11.42 показана схема взятия Москвы (то есть ветхозаветного Иерусалима) войсками Минина и Пожарского в 1612 году.

На рис.11.43 показаны подпись и печать князя Д.М.Пожарского. На рис.11.44 представлены его стяг, на рис.11.45 - знамя Пожарского 1612 года, а на рис.11.46 - сабли Пожарского и Минина. На рис.11.47 - портрет Минина, на рис.11.48 - портрет Пожарского.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение