Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 3.
КУЛИКОВСКАЯ БИТВА ОКАЗЫВАЕТСЯ ОДНИМ ИЗ САМЫХ ИЗВЕСТНЫХ СОБЫТИЙ
В СТАРО-ИРАНСКОЙ ЛЕТОПИСИ ИМПЕРИИ.
"ДРЕВНЕ"-ИРАНСКИЙ ЦАРЬ ФЕРИДУН И РУССКИЙ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ.

1. ИЗВЕСТНЫЙ ИЗОБРЕТАТЕЛЬ ПОРОХА - БЕРТОЛЬД ШВАРЦ - ЭТО ОТРАЖЕНИЕ НА СТРАНИЦАХ ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКИХ ЛЕТОПИСЕЙ СВЯТОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО, ПРИДУМАВШЕГО ПОРОХ И ПУШКИ.

1.1. БАРТОЛЬД И ВАРФОЛОМЕЙ.

Начнем с сюжета, на первый взгляд не имеющего отношения к истории Ирана. Однако, на самом деле, имеет, и самое прямое.

Всем известно имя Бертольда (Бартольда) Шварца (по-латински, Bertholdus Niger), западно-европейского изобретателя пороха, рис.3.1, рис.3.2. Однако считается, что известно о нем очень и очень мало. Вот что сообщают Брокгауз и Ефрон.

<<Шварц, Бертольд - немецкий францисканский монах; род. в начале XIV в. во Фрейбурге в Брейсгау (по другим - в Дортмунде). Он много занимался химией; предание говорит, что, посаженный в тюрьму по обвинению в колдовстве, он продолжал там свои занятия и случайно изобрел порох. Его настоящее имя было Константин Анклитцен; Бертольдом он назывался в монашестве, а прозвище Шварца получил за свои занятия химией. Некоторые думают, что он был монахом в Майнце, другие - в Нюрнберге; изобретение пороха сделано им, по одним, в Кельне, по другим - в Госларе. Время изобретения - около 1330 г. Не подлежит сомнению, что смесь вроде пороха известна была и до времен Шварца. Во Фрейбурге в Брейсгау ему воздвигнут памятник" [988:00], "Шварц Бертольд".

Статья в Британской Энциклопедии, посвященная Бертольду (Бартольду) Шварцу, еще короче. Вот она (полностью).

"Berthold Der Schwarze, flourished 14th century, also called Berthold Schwarz, German monk and alchemist who, probably among others, discovered gunpowder (c. 1313). The only evidence consists of entries of dubious authenticity in the town records of Ghent (now in Belgium). Little is known of his life, though he appears to have been a cathedral canon in Konstanz about 1300 and a teacher at the University of Paris during the 1330s. He is sometimes credited with being the first European to cast bronze cannon" [1118:1].

Итак, западно-европейские сведения о знаменитом монахе исключительно скудны и сомнительны. Обратите внимание на сообщение Британской Энциклопедии, что некоторые считали Бертольда Шварца первым европейцем, отлившим бронзовую пушку.

Обратимся теперь к Лютеранскому Хронографу, старинному западно-европейскому источнику XVII века, переведенному на русский. Мы многократно пользовались им и убедились, что это - ценнейший первоисточник, донесший до нас много важных сведений. Причем не отраженных в других западных летописях. На рис.3.3 приведен лист 336 из Лютеранского Хронографа, где говорится о Бертольде Шварце. Увеличенный фрагмент показан на рис.3.4.

И вот что сказано: "Сего века под Венцеславом Бартолдъ Сварт, монах Колониенский, пушки военныя, иже Бомбарды нарицаются, изобрете, ихже первее употребили Венеты противо Генуенсовъ, лета христова 1380" [940], лист 336.

Дадим перевод на современный русский язык. "В этом веке (здесь в Хронографе перечисляются замечательные события XIV века - Авт.) при Венцеславе, КОЛОНИЕНСКИЙ (Коломенский? - Авт.) МОНАХ БАРТОЛЬД ШВАРЦ ИЗОБРЕЛ ВОЕННЫЕ ПУШКИ, называемые бомбардами. ВПЕРВЫЕ ИХ УПОТРЕБИЛИ ВЕНЕТЫ ПРОТИВ ГЕНУЕЗЦЕВ В 1380 ГОДУ от Рождества Христова".

Скорее всего, "Бертольд Шварц" является отражением знаменитого святого Сергия Радонежского на страницах западно-европейских летописей. Судите сами.

# В книге "Крещение Руси" мы показали, что Сергий Радонежский был изобретателем огнестрельных орудий, которые он передал князю Дмитрию Донскому, то есть римскому императору Константину I Великому. Аналогично, про Бертольда Шварца сообщается, что он изобрел военные пушки (и порох).

# Пушки Сергия Радонежского были впервые применены в Куликовском сражении 1380 года.

Замечательно, что и пушки, изобретенные Бартольдом Шварцем, были впервые применены тоже в 1380 году! При этом сказано, что их употребили Венеты против Генуэзцев. Все верно. Согласно русским летописям, в войске хана Мамая сражались, кроме прочих, и Генуэзцы. Выходит, что западно-европейский Хронограф назвал воинов Дмитрия Донского ВЕНЕТАМИ. Это естественно, поскольку Венеты считаются славянским народом.

Между прочим, теперь становится понятно, почему именно Сергия Радонежского изображали на воинских русских стрелецких знаменах даже еще и в XVII веке (см. рис.3.5 и еще рисунок на цветной вкладке). Ясное дело, армия Руси-Орды уважала гениального изобретателя пороха и пушек. Преподобный Сергий был, следовательно, "воинским святым", почитался казаками-ордынцами. Почитался и в Западной Европе, где его потом стали именовать "Бертольдом Шварцем".

# Крестное имя преподобного Сергия Радонежского - ВАРФОЛОМЕЙ. Об этом говорят многие источники, в том числе и старинное "Житие Сергия Радонежского" [635], с.301. Но ведь ВАРФОЛОМЕЙ - это практически то же самое имя, что и БАРТОЛОМЕО (по-итальянски), а также БАРТОЛЬД (по-немецки). Ведь В и Б могли переходить друг в друга, и такие примеры мы неоднократно приводили. Кроме того, Фита читалась и как Т и как Ф, так что: ВАРФОЛОМЕЙ ---> БАРТОЛОМЕЙ ---> Бартольд.

# Далее, ШВАРЦ, по-немецки, означает, попросту, ЧЕРНЫЙ. Получается, что "западно-европейский" БАРТОЛЬД ШВАРЦ - это "ЧЕРНЫЙ ВАРФОЛОМЕЙ". Но именно так и должны были называть Сергия Радонежского до его по'стрига в монахи. Пока он не получил иноческого имени СЕРГИЙ, он был "ЧЕРНЕЦОМ ВАРФОЛОМЕЕМ", а потом стал "иноком Сергием".

# Про Бартольда (Бертольда) Шварца сказано, что он был "Колониенским монахом". Но ведь это может означать, что речь идет о КОЛОМЕНСКОМ монахе. Все верно. Именно из села Коломенского войско Дмитрия Донского, вооруженное пушками Сергия Радонежского, направилось на Куликовскую битву. См. книгу "Новая хронология Руси". Сегодняшние историки предлагают считать прозвище "Колониенский" у монаха Бартольда указанием на германский город Кельн (название которого произошло от слова Колония, см. нашу книгу "Русский как основа латыни и западно-европейских языков"). Но в данном контексте КОЛОНИЕНСКИЙ, скорее всего, означает КОЛОМЕНСКИЙ.

# Западные авторы подчеркивают, что Бартольд - это принятое позже монашеское имя человека, которого первоначально звали по-другому. Здесь мы видим путаницу. На самом деле, имя Варфоломей-Бартольд было первоначальным, крестным именем, и лишь потом его заменили на иноческое "Сергий". Факт СМЕНЫ ИМЕНИ западно-европейские летописцы отметили верно.

На этом можно было бы и закончить сюжет о Бартольде Шварце = Сергие Радонежском. Однако теперь интересно взглянуть на Житие Сергия Радонежского и посмотреть - уцелели ли в нем следы изобретения пушек. Напомним еще раз, что Варфоломей-Сергий передал придуманные им огнестрельные орудия Дмитрию Донскому и именно с их помощью была одержана важная победа в Куликовской битве. Напомним также, что одно из отражение Куликовской битвы в Библии - это поединок Давида с Голиафом, см. книгу "Крещение Руси".

1.2. ОГНЕСТРЕЛЬНЫЕ ОРУДИЯ В "ЖИТИИ СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО".

Сразу скажем, что "прямым текстом" в Житии Сергия Радонежского об изобретении им пушек не говорится. Однако косвенные свидетельства есть и вполне узнаваемые. То, что прямые свидетельства были вычищены поздними редакторами, неудивительно. С такой "прогрессивной деятельностью" - то есть с фальсификацией - мы уже неоднократно сталкивались.

Итак, обратимся к "Житию". В нем, конечно, есть раздел, посвященный Куликовской битве. Название таково: "О победе над Мамаем и о монастыре на Дубенке". Начнем с этого фрагмента. Он краток - всего две страницы - и прямого описания пушек не содержит. Тем не менее, сказано следующее: "Видели окаянные против себя посланный богом гнев и божье негодование, и все обратились в бегство. КРЕСТОНОСНАЯ ХОРУГВЬ ДОЛГО ГНАЛА ВРАГОВ, МНОЖЕСТВО БЕСЧИСЛЕННОЕ ИХ УБИВАЯ; и одни ранеными убежали, других же живыми в плен захватили. И БЫЛО ЧУДЕСНОЕ ЗРЕЛИЩЕ И УДИВИТЕЛЬНАЯ ПОБЕДА" [635], с.387-389.

Туманно. Хотя, зная уже суть дела, описание понять можно. В самом деле, сказано, что некое крестоносное "знамя" (хоругвь) убило бесчисленное множество врагов и долго гнало их. И что это было чудесное зрелище. Речь, по-видимому, о пушках. Именно их в связи с битвой Константина Великого именовали "знамением креста" или "зна'менем с крестом" или "явлением огненного креста" или "огненным знамением". В Житии Сергия, в общем-то, употребляется тот же живописный язык. И это "знамя-крест" убивало врагов.

Но в Житии есть еще один раздел, сразу обращающий на себя внимание. Мы имеем в виду главу "Об изгнании бесов молитвами святого". На первый взгляд, ничего говорящего о Куликовской битве тут нет. Но это лишь на первый взгляд. Вчитаемся внимательнее.

Однажды, когда Сергий начал петь в церкви, <<внезапно стена церкви расступилась, и вот воочию САМ ДЬЯВОЛ СО МНОЖЕСТВОМ ВОИНОВ БЕСОВСКИХ ПОЯВИЛСЯ. А предстали бесы перед святым так: БЫЛИ ОНИ В ОДЕЖДАХ И ШАПКАХ ЛИТОВСКИХ ОСТРОВЕРХИХ; и устремились они на блаженного, желая разорить церковь и сравнять то место с землей...

Преподобный же Сергий, вооружась молитвой к богу... сказал: "Да воскреснет бог, и исчезнут враги его... как рассеивается дым... как тает воск от огня, так да погибнут грешники"...

Так Сергий... имея помощницей и заступницей святую богородицу, А ВМЕСТО ОРУЖИЯ - ЧЕСТНОЙ КРЕСТ ХРИСТОВ, ПОРАЗИЛ ДЬЯВОЛА, КАК ДАВИД ГОЛИАФА. И ТОТЧАС ДЬЯВОЛ С БЕСАМИ СВОИМИ НЕВИДИМЫ СТАЛИ, И ВСЕ ИСЧЕЗЛИ, И БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАЛИ...

Через несколько дней, когда блаженный в хижине своей всенощную свою молитву... творил, ВНЕЗАПНО РАЗДАЛСЯ ШУМ, И ГРОХОТ, И ВОЛНЕНИЕ ВЕЛИКОЕ, И СМЯТЕНИЕ, И СТРАХ, - не во сне, а наяву. И вот бесы многие вновь напали на блаженного, стадом бесчинствующим, вопя и с угрозами...

Благой же человеколюбец бог... не допустил, чтобы раб его продолжительные сражения... терпел; но, думаю, менее, чем через час, послал бог милость свою, чтобы враги, бесы, этим были посрамлены... ВСКОРЕ НЕКАЯ БОЖЕСТВЕННАЯ СИЛА ВНЕЗАПНО ЕГО ОСЕНИЛА, И ЛУКАВЫХ ДУХОВ РАЗОГНАЛА ОНА БЫСТРО, и окончательно без вести рассеяла их>> [635], с.307-311.

О чем тут сказано? Некоторые могут заявить: это - христианское сказание о борьбе святого с бесами, носящее символический характер. Однако можно взглянуть и по-другому. Ведь нельзя не отметить, что описание носит довольно конкретный характер. Начнем с того, что многочисленные дьявольские бесы явились как одетые воины с островерхими шапками на головах "литовского образца". Причем они напали на землю и церковь, где был преподобный Сергий, желая все сравнять с землей. Это - война! Скорее всего, "дьявол" - это Мамай, "бесы" - его ордынское войско, напавшее на земли Дмитрия Донского.

Далее, прямо сказано, что победа Сергия над дьяволом - "похожа" на победу Давида над великаном Голиафом. Но мы уже отметили, что этот библейский поединок является отражением Куликовской битвы. Выходит, что в Житии Сергия практически прямым текстом говорится о Куликовском сражении. Причем, Сергий победил дьявола (Голиафа?) при помощи "честного креста". Но ведь именно так в сказаниях о Куликовской битве именовались пушки. Именно "при помощи креста", "огненного небесного знамения" император Константин победил Максенция-Лициния, рис.3.6, рис.3.7.

Далее, сказано, что "изгнание бесов" было связано с внезапным шумом, грохотом, волнением великим, смятением и страхом. Действительно, первое появление пушек на поле Куликовского сражения сопровождалось смятением и ужасом, грохотом и дымом.

Вполне естественным поэтому становится и упоминание о "некоей божественной силе", которая разогнала бесовских воинов в островерхих литовских шапках. Это опять-таки воспоминание об огнестрельных орудиях. На первых порах их воспринимали как загадочную божественную силу.

Повторим, что первые пушки были деревянными и именовались "христианским древом". Отсюда и аналогия с деревянным крестом как символом христианства.

Это не все. В Житии Сергия есть еще один фрагмент, говорящий о "бесноватом вельможе". Опять на сцене некий "бес", вселившийся в человека. Он очень страшный, рвал железные путы, нападал на мужчин, избивал и кусал. Издавал страшный рев, слышимый далеко. И вот его-то усмирил преподобный Сергий. Причем интересным способом. Сергий <<вышел из церкви, НЕСЯ КРЕСТ В РУКЕ. Когда же он перекрестил его, безумный зарычал громким голосом... А около места того была вода... увидев ее, больной бросился в нее, воскликнув: "КАКОЕ МУЧЕНИЕ ОТ ПЛАМЕНИ ЭТОГО СТРАШНОГО!">> [635], с.365.

Уже после исцеления больной рассказал: "Когда привели меня к преподобному и хотел он меня осенить крестом, ТОГДА Я УВИДЕЛ ПЛАМЯ ОГРОМНОЕ, ИЗ КРЕСТА ИСХОДЯЩЕЕ, которое всего меня окружило. Тогда я бросился в воду: ведь я думал, что сгорю от пламени этого" [635], с.365.

Итак, при борьбе с бесами вновь всплывает та же тема: КРЕСТ, ИСПУСКАЮЩИЙ ОГРОМНОЕ ПЛАМЯ. Как мы теперь понимаем, такой образ родился при взгляде на пушку, изрыгающую огонь. Это опять-таки "огненный крест-знамение", о котором столь много говорится в связи с битвой Константина, то есть с Куликовским сражением Дмитрия.

Позднее, когда суть дела была забыта, по страницам христианских произведений стал кочевать образ "креста, извергающего пламя", но приобретший уже чисто символическое значение. Однако сначала было не так. Первоначально имелись в виду именно пушки.

В Житии Сергия мы то и дело натыкаемся на отголоски "небесного огненного знамения" во время битвы Константина-Дмитрия. Вот, например, еще один такой фрагмент, непосредственно следующий за рассказанной выше историей с изнанием беса при помощи огненного креста.

"И вот узрел он (Сергий - Авт.) видение чудесное: ПОЯВИЛСЯ НА НЕБЕ СВЕТ ЯРКИЙ, КОТОРЫЙ ВСЮ НОЧНУЮ ТЬМУ РАЗОГНАЛ; и ночь эта озарена была светом, дневной свет превосходившим в яркости" [635], с.365.

И в другом месте: "И когда он (Сергий - Авт.) благословлял Исаакия, тот увидел, как НЕКОЕ ОГРОМНОЕ ПЛАМЯ вышло из руки Сергия и всего Исаакия окружило" [635], с.375.

Таким образом, с Сергием Радонежским устойчиво связывали некий божественный огонь, исходящий от святого. Теперь все понятно. Он изобрел огнестрельные орудия и, вероятно, также порох. Либо существенно улучшил существовавшие ранее рецепты приготовления пороха.

Более того, в Житии есть даже небольшая главка под названием "О видении божественного огня" [635], с.401-403. В ней опять-таки сообщается, что святой Сергий мог вызывать некое божественное пламя: "Виден был огонь, ходящий по жертвеннику, осеняющий алтарь и со всех сторон святую трапезу окружающий. А когда святой хотел причаститься, тогда БОЖЕСТВЕННЫЙ ОГОНЬ СВЕРНУЛСЯ КАК НЕКАЯ ПЛАЩАНИЦА И ВОШЕЛ В СВЯТОЙ ПОТИР" [635], с.403. Здесь добавлена любопытная деталь: оказывается, божественный огонь мог прятаться в сосуде (потире). Раз мог войти в сосуд, значит мог и выйти наружу. Но ведь это опять-таки иносказательное описание пороха и пушки. Пороховой заряд действительно закладывают (прячут) в "сосуд"-орудие, после чего огонь "выходит наружу" в виде выстрела.

Вероятно, в монастыре Сергия Радонежского велись опыты и вообще глубокие исследования с порохом и огнестрельным оружием. Они-то и отразились в его Житии в виде рассказов о "некоем божественном огне", связанном с Сергием. А на страницах западно-европейских летописей появились краткие упоминания о некоем удивительном Чернеце Варфоломее (Бартольде), изобретателе пороха и пушек, впервые примененных в битве 1380 года Венетами против Генуэзцев. Хотя и кратко, но в общем все правильно. Западным летописцам, удаленным от метрополии Руси-Орды, и в значительной мере питавшимся слухами, было трудно во всем разобраться. Отсюда и налет сказочности в западно-европейских рассказах о Бертольде Шварце. А поздние романовские историки и редакторы специально затушевывали и искажали подлинную историю Руси. В результате и появлялись рассуждения о "дьяволе и его бесах", о пламени, вырывающемся из деревянного креста и из руки святого и т.п.

Тем не менее, историкам, желающим подробнее познакомиться с жизнеописанием Бертольда Шварца (о котором якобы практически ничего неизвестно), рекомендуем почитать, например, "Житие Сергия Радонежского". Оно достаточно детальное и большое. Есть и другие русские источники, рассказывающие о Чернеце Варфоломее. Человек он был поистине выдающийся.

Жителям германского города Фрейбурга, на центральной площади которого установлен памятник Бертольду Шварцу, рис.3.8 и рис.3.9, было бы, наверное, интересно знать, что фактически это - монумент великому русскому святому Сергию (Варфоломею) Радонежскому. Изобретателю пороха и пушек. Может быть, теперь горожане добавят на постаменте табличку, где поясняется суть дела. Истину надо восстанавливать.

Надо сказать, что интерес к личности Бартольда Шварца в Западной Европе не пропадал. О нем ходили многочисленные туманные и в то же время красочные легенды [142:1]. По одной из них он погиб при взрыве ступки, в которой растирал куски серы, селитры и древесного угля. По другой - монах погиб при совсем иных обстоятельствах. Дескать, венецианцы посадили его в тюрьму, дабы он никому более не открыл секрета пороха и пушек. Однако Бартольд Шварц якобы бежал в Германию, где <<в 1388 году по повелению императора Венцеслава (Вацлава IV)... его взорвали на пороховой бочке...

В середине XIX века в одном из флорентийских музеев экспонировалась картина работы итальянского художника первой половины XVIII века Джузеппе Креспи. На ней был изображен монах с несколькими помощниками, занятыми изготовлением пороха. На одной из ступок была выведена надпись: "Бертольд Шварц, Дания, 1354".

В книге Маллеолуса, вышедшей в 1450 году, утверждается, что Шварц, являясь современником Роджера Бэкона... и Альберта Великого... изобрел порох в 1250 году. В итоге получается, что Шварц прожил около 150 лет и изобрел за это время порох, а затем мортиру. Совершенно нереальна столь продолжительная трудовая деятельность Бертольда Шварца...

Немцы даже памятник поставили Шварцу в городе Фрейбурге, где он будто бы жил. Но от этого легенда не стала правдивей.

На самом деле точно неизвестно, жил ли такой монах, Бертольд Шварц, или же его вовсе не было. Изобрели порох китайцы...>> [142:1].

Кое-что из этих отрывочных сведений становится теперь понятнее. Рассказы о том, что Бартольд Шварц был посажен в тюрьму, являются, вероятно, отражением того факта, что Чернец Варфоломей жил в монастыре. Западные авторы путали монастырь с тюрьмой. Такую путаницу мы уже обнаружили ранее и подробно обсудили в книге "Потерянные Евангелия", гл.5:12.

Далее, сдвиг дат жизни Чернеца Варфоломея из XIV в XIII век (откуда стали делать ошибочное заключение, будто бы он жил около 150 лет) объясняется хорошо известным нам хронологическим сдвигом на сто лет, см. нашу книгу "Библейская Русь". Неправильные даты породили у историков неверные умозаключения.

Широко распространенное мнение, что порох изобрели китайцы, верно. С одной лишь поправкой: "Китай" XIII-XVI веков - это Русь-Орда, она же Скифия или Скития = Китай. См. нашу книгу "Империя". Получается, что порох и пушки изобрели в Руси-Орде. И было это, скорее всего, в XIV веке. Но потом скалигеровские историки сузили понятие "Китая" лишь до далекой восточной провинции Великой Империи (где сегодня расположен современный Китай) и отодвинули ее историю в глубочайшее прошлое. В итоге туда "уехали" (на бумаге) многие открытия, сделанные во всей Империи в XIII-XVII веках.

Между прочим, название "мортира" могло произойти от русского "смерть", "умереть", "мертвый", что прекрасно отвечало сути дела: пушка несла смерть, умертвляла врагов. На рис.3.10 показано несколько старинных мортир. На рис.3.11 показаны большие османские пушки.

В заключение сюжета о "Бартольде Шварце" уместно сказать следующее. Конечно, внедрение Новой Хронологии потребует пересмотра многих закостеневших представлений и предрассудков. Однако их изменение не столь сложно, как кажется на первый взгляд. Например, в музеях можно даже не менять радикально многие таблички рядом с "древними" экспонатами. Достаточно исправить на них даты. Вместо, например, неверных "годов до н.э." следует написать правильные средневековые датировки, указываемые Новой Хронологией. Далее, там, где упомянуто имя того или иного "античного" правителя или средневекового императора надо добавить его "настоящее" имя (то есть имя его средневекового оригинала в Империи XIII-XVI веков), "вычисленное" нами, согласно нашим методикам. Например, к надписи на памятниках, изображающих Бартольда Шварца, надо добавить следующее: "Он же - Святой Сергий Радонежский; род. 1314 или 1319 - ум. 1392".

Работы по переделке музейных и памятных табличек в общем-то не много, зато результат сразу станет заметным и повлечет за собой большие изменения в оценке и восприятии прошлого. Вплоть до пересмотра сути событий XVIII и даже начала XIX века.

 

2. ИРАНСКИЙ КУЗНЕЦ КАВЕ КАК ОТРАЖЕНИЕ СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО. ИРАНСКИЙ СТЯГ КАВЕ - ЭТО ЗНАМЕНИТОЕ ЗНАМЯ С ЛАБАРУМОМ КОНСТАНТИНА.

Но вернемся к персидской поэме Шахнаме. Следующим сюжетом в Шахнаме идет "Сказ о Зохаке и кузнеце Каве". Он открывает собой подробное описание борьбы хорошего царя Феридуна и его соратника кузнеца Каве с плохим царем Зохаком. Забегая вперед, сразу скажем, что Феридун здесь - это, вероятно, отражение Дмитрия Донского, кузнец Каве - это Сергий Радонежский, а Зохак здесь олицетворяет хана Мамая. Более точно, тут причудливо сплетены две темы:

1) История Христа (Феридуна) и царя Ирода (Зохака) из XII века;

2) История Донского (Феридуна) и хана Мамая (Зохака) из XIV века. Первая тема в данной главе Эпоса слегка приглушена, зато вторая выпячена ярко.

Вот рассказ Фирдоуси. Опять-таки иногда вместо подробного цитирования, будем кратко пересказывать своими словами суть дела, дабы избежать чрезмерного разрастания объема (поздние редакторы снабдили старинную летопись множеством литературных украшений, затуманивающих суть дела).

Все начинается с противостояния хорошего Феридуна и плохого Зохака. Кстати, в некоторых переводах их имена звучат слегка по-другому: Фаридун и Заххак [876:2б].

"Страшаясь Феридуна, Зохак лишь о нем твердил непрестанно... боялся с престола державного пасть" [876:2в], с.60-61. Он собирает советников и сообщает им о своем важном решении: "СОЗВАТЬ Я ЗАДУМАЛ ОГРОМНУЮ РАТЬ, в ней дивов и воинов вместе собрать" [876:2в], с.61. Затем Зохак собирает верховную знать и требует подписать грамоту, прославляющую Зохака и включающую обещание поддерживать царя. Знатные люди, скрепя сердце, из страха перед властителем, скрепляют своими подписями обязывающую их грамоту. И тут неожиданно во дворец врывается кузнец Каве, ищущий правосудия у царя. Он обрушивается на Зохака с обвинениями. По приказу царя из восемнадцати сыновей Каве семнадцать уже были отданы на съедение змеям, растущим из плеч Зохака. И вот теперь гибель грозит уже последнему сыну кузнеца. Каве восклицает: "Я труженик мирный, КУЗНЕЦ Я, за что же меня ты терзаешь... Ведь ты властелин, хоть обличьем дракон, так где же правосудье твое, где закон?" [876:2в], с.62.

Зохак молча внимает словам кузнеца Каве, потом велит слугам вернуть ему сына. После чего пытается обмануть Каве лаской, а "потом властелин кузнецу предложил, чтоб руку к посланью и он приложил", с.63. Однако, как только кузнец прочитал грамоту, так сразу в нем вскипел гнев. Он обвинил знатных, что они впустили в свое сердце дьявола, и в гневе разорвал посланье-грамоту в клочья. Вместе с сыном, возвращенным ему, Каве выбегает из дворца Зохака. Знать, оставшаяся во дворце, удивляется, почему Зохак с таким почтением отнесся к кузнецу. На что царь ответил, что сам не понимает, почему кузнец сокрушил его дух. Произошло это, мол, по знаку с небес.

Тем временем, Каве выходит из дворцовых ворот и его обступает народ. <<Он шел все вперед и кричал все сильней, ЗА ПРАВДУ ВОССТАТЬ ПРИЗЫВАЯ ЛЮДЕЙ, из кожи передник, что в утренний час кузнец надевает, за молот берясь, срывает Каве, ПРИКРЕПЛЯЕТ К КОПЬЮ, и пыль на базаре встает как в бою (рис.3.12 - Авт.). С ВОЗДЕТЫМ КОПЬЕМ ОН ИДЕТ И КРИЧИТ: "Внемлите, кто имя йезданово чтит! ... Мы все как один к Феридуну пойдем" ...

Шагает кузнец, непреклонен, суров; НЕМАЛО ПРИМКНУЛО К НЕМУ ХРАБРЕЦОВ. Передник тот - кожи нестоящей клок - друзей и врагов различить им помог. Разведал, где путь к Феридуну, и вмиг туда устремился... К владыке пришел он, ВОЗГЛАВИВ НАРОД; и кликами встречен героя приход. И КОЖУ, ЧТО ПОДНЯЛ КУЗНЕЦ НА КОПЬЕ, ЦАРЬ ЗНАМЕНЕМ СДЕЛАЛ, УКРАСИВ ЕЕ РУМИЙСКОЙ ПАРЧОЙ, ОСЛЕПЛЯЮЩЕЙ ВЗОР: на золоте чистом алмазный узор. Почтил ее царь, добрый видя в ней знак. Вознесся, как месяц, сияющий стяг. Он был золотист, и лазорев, и ал, владыка его кавеянским назвал. И каждый, на трон восходивший потом, все множил каменья на знамени том. И молотобойца передник простой невиданной в мире блистал красотой. В парче и шелках УДИВИТЕЛЬНЫЙ СТЯГ СИЯЛ, РАЗГОНЯЯ ТОМИТЕЛЬНЫЙ МРАК. Сказал бы, ТО СОЛНЦЕ В ГЛУБОКОЙ НОЧИ ВЗОШЛО, РАЗЛИВАЯ НАДЕЖДЫ ЛУЧИ. И новые дни потекли по земле...

Царь юный (Феридун - Авт.)... узнав, что восстал на Зохака народ, явился к родимой, венцом осиян, для битв опоясав могучий свой стан>>, с.64-65.

Феридун является к матери и сообщает, что готовится выступить в поход против Зохака. Мать предвидит кровавую сечу и молит Бога сохранить жизнь сыну.

<<Готовиться стал Феридун с того дня к походу, СВОЙ ЗАМЫСЕЛ ВТАЙНЕ ХРАНЯ. Царь-юноша старших двух братьев имел, и каждый из них был разумен и смел. Один Пормайе... другой... Кеянуш. Поведал им все Феридун и сказал... "ПОРА КУЗНЕЦАМ ПРИНИМАТЬСЯ ЗА ТРУД, ПУСТЬ ПАЛИЦУ МНЕ БОЕВУЮ КУЮТ. Как только услышали братья приказ, к кузнечным рядам устремились тотчас И ЛУЧШИЕ МОЛОТОБОЙЦЫ СТРАНЫ пришли к Феридуну... Взял циркуль в могучие руки боец И ПАЛИЦЫ ТОЙ НАЧЕРТАЛ ОБРАЗЕЦ; возникла на глади песка булава, коровья венчает ее голова. Работала дружно семья мастеров, и вот уж заказ исполина готов. КАК ЯРКОЕ СОЛНЦЕ, ГОРИТ БУЛАВА, снесли ее шаху... От сердца он труд мастеров похвалил>> [876:2в], с.65-66. Здесь заканчивается "Сказ о Зохаке и кузнеце Каве".

Всмотримся внимательно в повествование Шахнаме.

# Инициатором войны выступает плохой Зохак. Он страшится роста влияния юного Феридуна и хочет разгромить его. Для этого собирает огромную профессиональную рать (орду).

В русской истории противостояние с Дмитрием Донским начал хан Мамай. Он стал опасаться усиления Дмитрия. Причем Мамай возглавляет большое профессиональное войско-Орду. Так что иранские источники правильно оценили ситуацию.

# Противниками Зохака оказываются кузнец Каве и царь Феридун. Вскоре, благодаря усилиям Каве, против Зохака восстает народ. Начинается с того, что кузнец собирает возмущенные народные толпы на базаре. Тем самым, царю Зохаку противостоит, в основном, народное ополчение. Иранские летописцы, естественно, обратили внимание на тот факт, что народное ополчение победило профессиональное войско Зохака.

Аналогично, в Куликовской битве, на стороне Дмитрия Донского сражалось, в основном, народное ополчение. Русские летописи особо подчеркивали поразивший многих факт, что непрофессиональное ополчение Донского выиграло сражение у профессионального войска хана Мамая. См. детали в книге "Новая хронология Руси".

# Согласно иранской версии, два важных персонажа - царь Феридун вместе с кузнецом Каве - противостоят царю Зохаку.

В русско-римской версии пара известных героев - князь Дмитрий Донской вместе с Сергием Радонежским - противостоят хану Мамаю. Как мы увидим далее, Дмитрий накладывается на иранского Феридуна, а Сергий Радонежский - на иранского кузнеца Каве.

# Юный Феридун существенно младше Каве, у которого уже восемнадцать сыновей. То есть кузнец Каве - человек пожилой.

Аналогично, в русской истории князь Дмитрий Донской заметно моложе умудренного годами святого Сергия Радонежского.

# Иранский Эпос обращает особое внимание на то, что Каве, противник Зохака, является кузнецом. Он изготовляет некое замечательное "знамя", прикрепив к копью кожаный передник кузнеца. Это "знамя"-знамение и становится символом борьбы с Зохаком и приводит в конце концов к победе над злобным царем.

В истории Куликовской битвы важнейшую роль сыграли огнестрельные орудия, придуманные и изготовленные Сергием (Варфоломеем) Радонежским Он отразился в западно-европейских хрониках как "монах Бертольд Шварц". Пушки были успешно применены Дмитрием Донским против Мамая и обеспечили победу.

Так что становится понятно, почему Каве считается КУЗНЕЦОМ. По той простой причине, что хотя первые пушки были деревянными, но вскоре их стали отливать из железа. Кроме того, деревянные пушки снаружи оковывали железными обручами для прочности. Все это делали кузнецы. На рис.3.13, рис.3.14 и рис.3.15 показана подобная деревянная пушка, выставленная в Этнографическом музее македонского города Скопье. Это - одно из деревянных орудий, изготавливавшихся в XX веке партизанами, воевавшими в Македонии.

# Далее, как мы показали в книге "Крещение Руси", "знамя"-знамение - это и есть пушки, христианское оружие - "христианское древо", победившее "язычников". В версии "классических римских" источников Куликовская битва описана как "античное" сражение императора Константина Великого с Максенцием (Лицинием). Так вот, в истории Константина I пушки отразились именно в виде небесного знамения, чудесного знамени, рис.3.16, со специальным знаком, прозванным потом Лабарумом Константина.

На рис.3.17 и рис.3.18 приведено несколько поздних вариантов изображения Лабарума Константина, то есть того якобы символа, который Константин "выставил на знамя". Сегодня в качестве этого символа нам преподносят монограмму Христа. Не исключено, что она действительно использовалась Константином и изображалась на пушках. Но победа была достигнута все-таки настоящим оружием, а не "знаменем". Пушки тогда воспринимались современниками как чудо.

Практически то же самое сообщает нам и Шахнаме. Сказано, что кузнец Каве прикрепил к копью, как к древку, кожаный передник. Получилось "знамя победы". Конечно, поздние комментаторы решили, что речь идет об обычном знамени, как и стали его потом рисовать на иллюстрациях к Шахнаме, рис.3.12. Обычная, дескать, кожаная тряпочка на конце копья. То есть суть дела была прочно забыта. Хотя особая роль "знамени-знамения" осталась в памяти, и всячески подчеркивалась иранскими авторами.

# Повторим, что, согласно нашим исследованиям, знаменитое "знамя-знамение" императора Константина (= Дмитрия Донского) было пушкой. А пушка извергала пламя. Поэтому "знамя светилось". В небе "вспыхнул сияющий знак".

Буквально то же самое сообщает нам и старо-иранский Эпос. Сказано, что "кожу, что поднял кузнец на копье, царь знаменем сделал, украсив ее румийской парчой, ОСЛЕПЛЯЮЩЕЙ ВЗОР". Более того, оказывается, стяг был СИЯЮЩИМ. При этом "удивительный стяг СИЯЛ, РАЗГОНЯЯ ТОМИТЕЛЬНЫЙ МРАК. Сказал бы, ТО СОЛНЦЕ В ГЛУБОКОЙ НОЧИ ВЗОШЛО, РАЗЛИВАЯ НАДЕЖДЫ ЛУЧИ". Сквозь все эти живописные украшательства (возникшие позднее, от непонимания сути дела) явственно проглядывает простая вещь: речь идет об огнестрельном орудии, "производящем свет, сияние". Вспышки выстрелов разгоняют ночной мрак и освещают поле сражения, окутанное темными клубами порохового дыма.

# Уже в следующих стихах Фирдоуси еще более откровенно описывает изготовление кузнецами замечательной ПАЛИЦЫ - стальной булавы - для царя Феридуна. Мы уже говорили, что словом ПАЛИЦА могли называть пушки. Ведь слово ПАЛИЦА произошло от русского ПАЛИТЬ, ОПАЛЯТЬ (огнем). Иногда палицу-пушку путали с палицей-палкой (булавой), на конце которой прикрепляли шар (груз) для поражения врага. Этим обстоятельством иногда пользовались редакторы, лукаво уводя мысль читателя от огнестрельного оружия в область холодного оружия. Так поступили и в данном случае. Подменили огнестрельную стальную палицу на стальную "булаву". Однако сохранили упоминание, что палица была яркой, как солнце, более того, "ГОРЕЛА БУЛАВА". Увертливые редакторы предложили читателю считать, что, дескать, начищенная до блеска сталь "горела на солнце".

Вообще, поэма Шахнаме с большим уважением отнеслась к изготовлению огненной палицы для Феридуна. Сначала были сделаны чертежи, в частности, при помощи циркуля. Причем образец палицы "нарисовали на песке". Вероятно, так отразился процесс выплавки пушек к специальных "земляных формах". Раскаленный металл заливали в формы, где он застывал.

# В связи с изготовлением сияющей палицы, Шахнаме упоминает двух "братьев" царя Феридуна, а именно, Пормайе и Кеянуша. Понимая теперь суть происходящего, сразу можем высказать мысль, что речь идет о двух известных персонажах Куликовской битвы, напрямую связанных с пушками Сергия Радонежского. Это - иноки Пересвет и Ослябя. Как мы подробно обсуждали в книге "Крещение Руси", именно Ослябя и Пересвет были, скорее всего, "главными пушкарями" в войске Дмитрия Донского, владеющими секретами нового сокрушительного оружия.

# После всего сказанного уместно сформулировать идею, что иранское имя ФЕРИДУН - это легкое искажение словосочетания ТР-ДОН. Что-то вроде "Татарин с Дона" (напомним, что фита читалась двояко - как Ф и как Т). Такое прозвище вполне подходит к Дмитрию Донскому.

# Обратите внимание, что иранский кузнец Каве, вздымая сияющий стяг-знамение, и обращаясь к народу, восклицает: "Внемлите, кто имя йезданово чтит!". Но ведь мы уже говорили, что иранский ЙЕЗДАН - это, скорее всего, одно из имен Иисуса. Вполне согласуется с тем, что Дмитрий Донской возглавил апостольских христиан в Куликовском сражении против царских христиан во главе с Мамаем, позднее объявленных "язычниками". Сергий Радонежский = кузнец Каве созывал апостольских христиан на бой. Между прочим, имя КАВЕ могло получиться как легкое искажение русского КУЮ, КОВАТЬ, что вполне характеризует профессию кузнеца.

# Очень интересно, что на старинных иранских изображениях, посвященных, как сегодня считается, "древним" ирано-персидским царям, мы неожиданно обнаруживаем изображения Лабарума Константина. Причем в связи с иранскими персонажами, которые якобы христианами не были! Это категорически противоречит скалигеровской версии истории, однако прекрасно согласуется с новой хронологией. Вот яркий пример. В Иране, в Наш-и-Раджаб (Naqsh-i Rajab) и Наш-и-Рустам, рис.3.19, находятся старинные барельефы, рис.3.20, рис.3.21, рис.3.22, рис.3.23. Их считают очень древними. На одном из них будто бы изображена битва царя Бахрама (якобы III век). Музейная табличка, рис.3.20, подробно описывает детали барельефа. Однако она НИ СЛОВА НЕ ГОВОРИТ о Лабаруме Константина, отчетливо видном слева вверху. Его несет воин следом за иранским царем. Изображение христианского Лабарума настолько недвусмысленно, что возникает резонный вопрос: почему историки хранят угрюмое молчание по этому поводу? Нечего сказать?

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение