Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 6.
ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА И ВЕЛИКАЯ СМУТА НА РУСИ XVI-XVII ВЕКОВ ОПИСАНЫ ФИРДОУСИ КАК "АНТИЧНЫЕ" ВОЙНЫ МЕЖДУ ИРАНОМ И ТУРАНОМ. ТУРАНСКИЙ ЦАРЬ АФРАСЬЯБ - ЭТО ОТРАЖЕНИЕ ИВАНА ГРОЗНОГО И БОРИСА ГОДУНОВА. РУССКО-ОРДЫНСКИЙ ЦАРЕВИЧ ДМИТРИЙ, ЛОЖНО ОБЪЯВЛЕННЫЙ РОМАНОВЫМИ САМОЗВАНЦЕМ, ПРЕДСТАВЛЕН В ШАХНАМЕ КАК ЗАКОННЫЙ ЦАРЬ, "ДРЕВНИЙ" КЕЙ-ХОСРОВ. КРОМЕ ТОГО, В КОНЕЦ ИСТОРИИ КЕЙ-ХОСРОВА ВКЛЮЧЕНЫ СВЕДЕНИЯ ОБ ИВАНЕ ГРОЗНОМ (= ВАСИЛИИ БЛАЖЕННОМ).

4. ВТОРЖЕНИЕ. ЗАХВАТ "АНТИЧНОЙ" КРЕПОСТИ БЕХМАН И ЗАХВАТ РУССКОЙ КРЕПОСТИ ПУТИВЛЯ В 1604 ГОДУ.

Романовская версия говорит так. <<Политика Сигизмунда III была двуличной и лицемерной. На словах глава государства выступал за соблюдение мира с восточным соседом (Русью - Авт.), а на деле - готовил войну... Армия самозванца медленно приближалась к русским границам... К началу сентября 1604 г. армия Мнишека насчитывала около 2500 человек... К моменту перехода границы численность казаков увеличилась до 3000...

Противники войны с Россией (Ян Замойский и др.) не только протестовали против действий Мнишека, но и принимали практически меры, чтобы не допустить нарушения мирного договора с Москвой...

Армия сенатора Мнишека собралась на берегах Десны, готовая к вторжению в пределы России...

13 октября 1604 г. войско Лжемитрия, ПЕРЕЙДЯ ГРАНИЦУ, стало медленно продвигаться к ближайшей русской крепости - Монастыревскому острогу... Атаман Белешко (из войска Дмитрия - Авт.) беспрепятственно подошел к Монастыревскому острогу и выслал гонца для переговоров. КАЗАК ПОДЪЕХАЛ К СТЕНЕ КРЕПОСТИ И НА КОНЦЕ САБЛИ ПЕРЕДАЛ ЖИТЕЛЯМ ПИСЬМО "ЦАРЕВИЧА". На словах он сообщил, что следом идет сам "Дмитрий" с огромными силами. Застигнутые врасплох воеводы Б.Лодыгин и М.Толочанов пытались организовать сопротивление. Но в городке началось восстание. Жители связали воевод и выдали их казакам... 21 октября в 7 часов вечера Лжедмитрий вместе со своим главнокомандующим принял острог из рук восставших...

Захлестнувшие Северщину слухи о скором появлении избавителя - "хорошего" царя - расчистили путь самозванцу. Мнимый сын Грозного был встречен ликующими возгласами: "Встает наше красное солнышко, ворочается к нам Дмитрий Иванович!">> [780:1], с.85-86, 89, 91, 107.

Вскоре Дмитрием был взят Чернигов. И тоже город пал благодаря измене. Осады и битвы не было. <<По свидетельству "Нового летописца", И.А.Татев пытался обронять крепость, но среди гарнизона открылась измена... Согласно Разрядным книгам черниговцы захватили и выдали самозванцу воевод князя И.А.Татева, князя П.М.Шаховского и Н.С.Воронцова-Вельяминова... Самозванец вступил в Чернигов на другой день после его сдачи. Он выразил гнев по поводу разграбления города>> [780:1], с.108-109.

Затем Дмитрий попытался взять Новгород-Северский, но потерпел неудачу. В польском войске началось брожение и смута. <<В войске назревал мятеж. После недолгих совещаний наемники решили немедленно отступить от города и вернуться на родину. Однако они не успели осуществить свое решение, поскольку в тот самый момент в лагере стало известно о сдаче Путивля.

Путивль был ключевым пунктом обороны Черниговской земли и единственным северским городом, располагавшим каменной крепостью. лишь овладев Путивлем, самозванец мог добиться подчинения Северской Украины. Кто владел Путивлем - тот владел Северщиной. Отрепьев понимал это, и уже его первые военные планы, составленные в 1603 г., предусматривали ЗАНЯТИЕ ПУТИВЛЯ КАК ПЕРВООЧЕРЕДНУЮ ЗАДАЧУ. Вторгшись в Россию, Лжедмитрий не посмел напасть на Путивль, поскольку у него не было ни многочисленной армии, ни осадной артиллерии.

ПАДЕНИЕ МОЩНОЙ КРЕПОСТИ ПОРАЗИЛО СОВРЕМЕННИКОВ. Некоторые из них подозревали, что Путивль был сдан вследствие измены воевод... Авторы русских сказаний давали разноречивые оценки поведению путивльских воевод... Двое путивльских воевод... пытались противодействовать мятежу, но их связали и увезли в лагерь самозванца... Член Боярской думы М.М.Салтыков решительно отказался присягнуть самозванцу, чем навлек на себя гнев народа. Путивляне поволокли воеводу к "царевичу" на веревке, привязанной к его бороде.

Путивль был главным торговым центром Северской Украины и имел многочисленное посадское население. Однако в путивльском восстании участвовали не только посадские люди, но и местный гарнизон...

Путивльские служилые люди приняли участие в восстании, рассчитывая на то, что "прирожденный" царь облегчит их участь. Гарнизон Путивля встал на сторону восставшего народа. Верность Борису (Годунову - Авт.) сохранили лишь московские стрельцы, присланные в город вместе с воеводами>> [780:1], с.110-112.

Так пал Путивль - главная крепость русской Северщины.

А теперь откроем Шахнаме и посмотрим - что за события описаны здесь вслед за уже открытым нами выше параллелизмом. Наложатся ли последующие "древние персидские события" на вторжение Лжедмитрия и падение русского Путивля в 1604 году? Да, в целом наложатся, хотя некоторые "живописные" детали различны. То есть, как и следовало ожидать, параллелизм продолжается и дальше. Несмотря на разное "литературное оформление". Кроме того, надо помнить, что сравниваемые нами сейчас версии написаны на разных языках и различными стилями.

Итак, Фирдоуси сообщает: <<И Тус, кавеянское знамя взметнув... бойцов со слонами выводит в поход, а войска средину царевич (Хосров - Авт.) ведет. Несутся вперед неустанно они, и вот у твердыни Бехмана они. Хоть крепость близка - НЕПРИСТУПНА ОНА... ТВЕРДЫНЯ ВОЗНОСИТСЯ К НЕБУ, И РАТЬ РАСТЕРЯНА: с небом ли в битву вступать? Тус молвит в раздумье: ... "К этой громаде не видно пути; а если и есть он, его не найти"...

У грозной твердыни кружили семь дней, но все понапрасну: нет доступа к ней. Спустились бойцы с раскаленных высот, бесплодным остался их дальний поход...

"Пришлось Фериборза и Туса бойцам вернуться ни с чем: время выступить нам!" Рать строится, трубный разносится гром, ДРУЖИНА ВОЗГЛАВЛЕНА ЮНЫМ ЦАРЕМ... Разносятся клики: "День новый пришел, Хосров-миродержец воссел на престол!". В венце... ведет он дружину в поход боевой... Лишь замка Бехмана достиг Кей-Хосров, он с трона сошел, пересел на коня. Писца вслед за тем повелел он призвать, ПОСЛАНЬЕ ПИСЦУ ПОВЕЛЕЛ НАПИСАТЬ. И вот языком пехлевийским оно написано...

"Пишет глава храбрецов, Йездана слуга, именитый Хосров...">> [876:2г], с.349.

Далее Хосров описывает мощь своей армии и предлагает защитникам крепости сдать ее без боя: "Впустите; не бесом ведь я порожден. Я чист и дарами небес награжден. Твердыню во прах я повергну сейчас"...

Копье Кей-Хосров богатырское взял, ПОСЛАНЬЕ К ЕГО ОСТРИЮ ПРИВЯЗАЛ... ВОЗНЕС ОН КОПЬЕ СЛОВНО ЗНАМЯ, И ГИВ К ТВЕРДЫНЕ С ПОСЛАНЬЕМ МЧАТЬСЯ ГОТОВ, тому храбрецу повелел Кей-Хосров: "Домчись поскорей до высокой стены и это посланье... на стену копьем закинь... и тут же назад скакуна поверни"...

И витязь... с копьем вознесенным вперед, НА СТЕНУ ТВЕРДЫНИ ПИСЬМО ВОЗЛОЖИВ и громко, торжественно провозгласив священное имя подателя благ, умчался он...

Исчезло письмо, и над крепостью той уж прах поднимается тучей густой. И вдруг пошатнулась твердыни стена по воле того, кем земля создана. От грохота горы и степи дрожат... Пеленой окуталось солнце и звезды с луной...

Коня вороного Хосров горячит и мчится вперед, и дружине кричит: "Стреляйте по замку!... И вот уж из тучи посыпался град, погибель несет он... Внезапно сверкнул ослепительный свет - и тьмы непроглядной уж более нет...

РАССЕЯЛИСЬ ДИВЫ, ЦАРЮ ПОДЧИНЯСЬ, И ДВЕРЬ ОБНАРУЖАСЬ РАСКРЫЛАСЬ ТОТЧАС. Вступает туда властелин молодой... Град светлый увидели царь и бойцы, широкую площадь, сады и дворцы>> [876:2г], с.349-351.

Сравним теперь романовскую и "древне"-персидскую версии.

# В обоих повествованиях армия вторгается на чужую территорию и подходит к мощной крепости. Эта твердыня считается главной.

# Обе версии говорят, что войско ведет ЮНЫЙ ЦАРЕВИЧ. По Фирдоуси, это молодой Кей-Хосров, а по романовским источникам - молодой Дмитрий (якобы Самозванец).

# В обеих версиях царевич возглавляет чужеземное войско. Напомним: он прибыл к чужую страну (Иран = Польшу), где был обласкан и поставлен во главе армии вторжения.

# Таким образом, мы начинаем понимать, что здесь обнаружилось наложение "твердыни Бехмана" на "крепость Путивль". В то же время, как мы сейчас увидим, рассказывая о Бехмане, Фирдоуси "склеил" осаду поляками Монастыревского острога и осаду Путивля. Неудивительно, так как эти два события были близки во время, да и обе крепости располагались недалеко друг от друга. Поэтому в дальнейшем следует иметь в виду, что рассказ о падении "Бехмана" - это "склейка" рассказов о падении Путивля и падении Монастыревского острога.

# Персидская поэма сообщает, что иранское войско Кей-Хосрова сначало охватило уныние и смятение, когда воины увидели - насколько неприступной является твердыня Бехмана.

Совершенно аналогично, в русской истории смешанное польское войско Дмитрия (якобы Самозванца) было охвачено смутой, когда не удалось взять Новгород-Северский (между успешным взятием Монастыревского острога и успешным захватом Путивля).

# Однако затем обе версии единогласно утверждают, что главная твердыня была успешно захвачена. По Фирдоуси, она называлась Бехманом, а по романовской версии, речь шла о Путивле. Повторим, что "обе" крепости считались очень мощными.

# "Древне"-персидская версия гласит, что главную роль во взятии твердыни Бехмана сыграло ПИСЬМО царевича Хосрова, направленное им защитникам крепости. Письмо было прикреплено к копью и иранский гонец отвез его к стенам Бехмана.

Аналогично, в истории Дмитрия "Самозванца" специально подчеркивается, что при осаде Монастыревского острога тоже был послан гонец с письмом к защитникам крепости. Причем письмо было прикреплено к концу сабли. Скорее всего, речь идет об одном и том же ярком эпизоде.

# Обе версии единогласно говорят, что штурма и длительной осады главной крепости не было. Согласно Фирдоуси, как только письмо царевича Хосрова было возложено на стену твердыни Бехмана, как тут же случилось чудо, стена "рухнула" и твердыня пала. Хосров вступил в город без боя, во главе своего войска. Никакого сражения не было!

Практически то же самое мы видим и в романовской версии. Обе крепости - и Монастыревский острог и Путивль - пали практически без боя и осады, в результате измены внутри крепости. Сами защитники перекинулись на сторону царевича Дмитрия и открыли ворота. Персидский летописец вполне мог выразиться в том смысле, что случилось чудо. В самом деле, мощная крепость Путивль пала "сама собой".

Таким образом, перед нами достаточно яркий параллелизм, продолжающий обнаруженное нами ранее соответствие, тянущееся уже на протяжении многих глав поэмы Шахнаме.

 

5. ВОЙНА ИРАНА С ТУРАНОМ - ЭТО ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА XVI ВЕКА. ЗДЕСЬ ФИРДОУСИ РАССКАЗЫВАЕТ О ВЕЛИКОЙ СМУТЕ КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII ВЕКА. ПОКАЗ ЦАРЕМ СВОИХ НЕСМЕТНЫХ, РАНЕЕ СПРЯТАННЫХ, СОКРОВИЩ.

Мы уже поняли, что здесь Шахнаме повествует о Ливонской войне XVI века, о бегстве царевича Дмитрия = Хосрова к польскому (иранскому) королю Сигизмунду III (иранскому царю Кей-Кавусу), о вторжении западных войск в Русь-Орду, где в это время правит царь-хан Борис Годунов. Описанный в данном месте Шахнаме как туранский царь Афрасьяб. Получается, что Фирдоуси одним и тем же именем "Афрасьяб" назвал как Ивана Грозного, так и Бориса Годунова. Согласно Фирдоуси, Кей-Кавус и Кей-Хосров нападают на царство Афрасьяба, дабы отомстить за гибель Сиавуша (то есть Ивана Молодого, см. выше).

Вот некоторые подробности, согласно персидскому Эпосу, с.356-361. Повторим, что здесь под прозвищем Хосров выступает Дмитрий "Самозванец" (или князь Курбский), под прозвищем Кей-Кавус описан Сигизмунд III, а под прозвищем Афрасьяб - Иван Грозный или Борис Годунов.

Итак, после военных успехов Хосрова, царь Кавус возводит на престол Кей-Хосрова - как своего соправителя. Они собирают большое войско против Турана. Фирдоуси подробно перечисляет витязей, включенных в иранское войско. Один из разделов поэмы озаглавлен так: "Кавус и Хосров клянутся мстить Афрасьябу". Царь Кавус выступает с большой речью, в которой "напомнил, что' царь Афрасьяб совершил, какою был казнью казнен Сиавуш и как пострадала отчизна", с.362. Обращаясь к молодому Хосрову, Кавус призывает: "Клянись... что зла не простишь ты, и речь с палачом лишь палицей будешь вести и мечом".

В ответ молодой царь Хосров подтверждает: "Клянусь... что царь Афрасьяб омерзителен мне, я видеть его не хочу и во сне! Его недостойный обычай кляну... Клянусь... без страха, без устали, ночью и днем на недруга злого клянусь нападать... Настигну, низвергну тирана в бою, и дух Сиавуша воспрянет в раю", с.363.

Заменив здесь "Иран" на Ливонию (Польшу), а "Туран" - на Русь-Орду (Рутению = Ратную), получаем знакомую нам по романовской версии картину событий в Руси-Орде конца XVI - начала XVII века.

Далее Фирдоуси описывает - насколько плохим был туранский царь Афрасьяб (Иван Грозный или Годунов). С точки зрения его врагов, конечно. Этому уделено довольно много места. В частности: "Дай мести свершиться! Не знает стыда владыка, в чьей власти ТУРАНЦЕВ ОРДА. Отмщения жаждет ограбленный люд, повсюду злодею проклятия шлют. Цветущий Иран разорял он и жег, сердца именитых он муке обрек; не дрогнув, он кровь Сиавуша пролил... Трепещут пред ним властелинов сердца, мир стонет от трона его и венца. Немало сгубил он невинных людей, из рода нечистого злой чародей!... Страдальцы клянут Афрасьяба везде. Он сердце изранил безжалостно мне... Средь жен и мужей слышен горестный плач, немало семей обездолил палач... Мир вверг он в пучину злодейства и тьмы, не вправе прощать злодеяния мы", с.364-365.

Весь этот негативный пафос и букет проклятий нам уже хорошо знакомы по истории Руси-Орды XVI - начала XVII века. Так многие западные европейцы неистово проклинали Ивана IV Грозного и Бориса Годунова. Получается, что Фирдоуси "склеивает" их под одним прозвищем "Афрасьяб". В предыдущей главе мы видели, что "Афрасьяб" - это Иван IV Грозный. Теперь к нему "древне"-персидские авторы добавили еще и "очень плохого Годунова".

Продолжим. Как и следует ожидать, следуя романовской версии русской истории, далее иранский царь Хосров собирает новое войско для похода против туранского царя Афрасьяба. Сказано: "В поход собирайтесь - им царь повелел - готовьтесь покинуть столицы предел!... На битву иранский поднимется стан, войною пойдем на враждебный Туран", с.369.

Вероятно, это - отражение Ливонской войны и Великой Смуты начала XVII века. И тут мы наталкиваемся на любопытный факт. Как мы неоднократно обсуждали в предыдущих работах (например, в книге "Раскол Империи...", гл.3), в последние дни жизни Ивана Грозного произошел яркий эпизод - царь неожиданно отворил свою потайную казну и показал свои несметные сокровища нескольким придворным и иностранцам. В том числе и англичанину Горсею, описавшему потом эту поразившую его сцену. При этом царь прочел присутствовавшим подробную "лекцию" о свойствах драгоценных камней, украшений и т.д. Этот сюжет настолько необычен, что отразился на страницах нескольких "античных" трудов. Возникает естественная мысль, что он мог попасть и на страницы "древне"-персидского Эпоса Шахнаме. Всматриваемся в текст и действительно находим этот рассказ. Причем именно в том месте, где и следовало. Правда, он отнесен здесь не к "плохому" царь Афрасьябу, а к "хорошему" царю Хосрову, воюющему с Афрасьябом. По-видимому, персидские летописцы, всматриваясь издалека в бурные события в метрополии Руси-Орды, спутали двух правителей, жизнеописания которых действительно были тесно переплетены. А именно, спутали Ивана Грозного с царевичем Дмитрием.

Вот что сообщает Фирдоуси про царя Хосрова. <<Властитель Хосров на кеянский престол, держа булаву, величаво взошел. КАЗНУ ОТВОРИЛ ОН, СКАЗАВ: "НЕ ДОЛЖНЫ ВЛАСТИТЕЛИ ПРЯТАТЬ БОГАТСТВА КАЗНЫ. В час бранных тревог, собираясь в поход, царь истинный щедро дары раздает... Героям сокровища дав за труды - ДОКОЛЕ КОПИТЬСЯ ИМ, ЛЕЖА В ТИШИ!"...

Сто мантий румийской парчи принесли - сапфиры на ней и рубины цвели - и чашу, где жемчуг до самых краев. и множество тканей, и лучших мехов. Все сложено рядом с владыкой царей...>>, с.368.

Далее подробно описывается - какие именно сокровища были вручены тому или иному витязю из числа иранцев, призванных в царю. ПЕРЕЧИСЛЯЮТСЯ дорогие сосуды, парча, рабы и рабыни, украшенные кони с золотыми уздами, меха', короны, роскошные одеяния, сверкающие блюда, драгоценные камни, жемчуг и т.д. Описание занимает четыре с половиной страницы поэмы, с.368-373. То есть очень много. Причем всем этим руководит лично сам царь Хосров.

Итак, мы натолкнулись на наложение двух ярких эпизодов в русской и персидской истории. Причем произошло это не изолированно от всего остального, а внутри потока соответствий, который тянется уже достаточно долго.

Последняя часть второго тома Шахнаме, с.375-558, посвящена многочисленным сражениям между туранцами и иранцами. Мы не анализировали их подробно, поскольку в целом картина уже понятна. Из предыдущего следует, что речь тут идет о битвах Ливонской войны и Великой Смуте на Руси.

Отметим лишь один яркий "географический" эпизод. Сегодня считается, что Шахнаме описывает, в основном, события на территории современного Ирана. То есть довольно жаркой страны. Там есть, конечно, горы, где прохладно, но в целом климат на равнинах весьма теплый. Однако при описании войн Ирана с Тураном Фирдоуси неожиданно рассказывает о снежном буране, обрушившемся на войско иранцев, находившееся на равнине. То есть отнюдь не высоко в горах, где бывает прохладно. Описание настолько яркое, что сто'ит привести некоторые фрагменты.

"Меж тем разразился жестокий буран, беда на иранский нагрянула стан. Бойцам не до битв, разлилась темнота, ОТ СТУЖИ СМЕРЗАЮТСЯ, СТЫНУТ УСТА. ЛЕД В СТАВКЕ ВОЖДЯ, ЛЕДЕНЕЮТ ШАТРЫ, СНЕГАМИ ОКУТАНЫ СКЛОНЫ ГОРЫ. НЕДЕЛЯ МИНУЛА, НО СНЕЖНЫЙ ПОКРОВ НЕ ТАЕТ. Сурово дыханье ветров... Земля словно камень, тверда, холодна... Уже поедают коней боевых, уже скакуна ни единого нет...", с.420.

Трудно представить себе такую "ледяную" картину в современном Иране. А вот в рамках обнаруженного нами параллелизма с событиями в Руси-Орде все становится на свои места. На Руси зимой подобное бывает. И снежный буран, и лед, и промерзшая окаменевшая земля, и т.п.

Итак, мы обработали весь второй том Шахнаме.

Переходим к третьему тому. Он достаточно большой и целиком наполнен описанием многочисленных и тяжелых сражений между Ираном и Тураном. То есть, как мы уже понимаем, между Ливонией = Западной Европой ("Ираном") и Русью-Ордой ("Тураном", то есть Рутенией = Ратной). Это, вероятно, наиболее "военный" том Шахнаме. Битва следует за битвой. Описывается множество поединков, массовых столкновений, всплывает множество персонажей, как с той, так и с другой стороны. Мы не будем подробно анализировать этот водоворот батальных сцен. Из всего предыдущего уже следует, что перед нами - одна из летописей, рассказывающих о Ливонской войне XVI века и Великой Смуте в Руси-Орде XVII века. В романовской версии, в отредактированных русских летописях, эта эпоха также чрезвычайно запутана и темна. Поэтому мы "нарисуем картину грубыми мазками" и укажем лишь основные наложения-отождествления, опуская многочисленные подробности.

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение