А.Т.ФОМЕНКО

ИСТОРИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО КЛУБА "ВЕАФ-ТОПАЗ" МЕХАНИКО-МАТЕМАТИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА.

В начале 1963 года я, будучи тогда студентом первого курса мех-мата МГУ, организовал и много лет (около двадцати) возглавлял - вплоть до конца 1981 года - музыкальный студенческий Клуб "Веаф-Топаз" на мех.-мат. ф-те МГУ. Он сыграл большую роль в жизни нашего факультета. Довольно часто меня спрашивают о его истории. Именно поэтому, сегодня, в апреле 2009 года, я решил вкратце описать этот сюжет. Начну с краткой "справки", написанной мною давно, еще в 1976 году, для нашей факультетской газеты "За передовой факультет". Затем дополню ее другими сведениями на основе "Летописи Клуба", сохранившейся в моем архиве. Сразу скажу, что сам я не имею музыкального образования, не играю на музыкальных инструментах, но любил музыку и неплохо представлял себе историю многих музыкальных шедевров и их создателей. Вообще, многие профессиональные математики любят музыку и, вероятно, именно поэтому на мех-мате МГУ и сложилась подходящая атмосфера для возникновения и длительного существования музыкального Клуба. Ставшего весьма популярным.

ОГЛАВЛЕНИЕ

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О МУЗЫКАЛЬНОМ КЛУБЕ "ВЕАФ-ТОПАЗ" (1963-1976)
ВЗГЛЯД НАЗАД - НА КЛУБ "ВЕАФ-ТОПАЗ" - ИЗ 2009 ГОДА
ЛЕТОПИСЬ КЛУБА "ВЕАФ-ТОПАЗ" (1-9-й сезоны, 1963-1972 г.г.)
ЛЕТОПИСЬ КЛУБА "ВЕАФ-ТОПАЗ" ( 10-19-й сезоны, 1972-1981 г.г.)
ЛЕТОПИСЬ КЛУБА "ВЕАФ-ТОПАЗ" ( 1984-1988 г.г.)

А.Т.Фоменко (1976 год).

Краткие сведения о музыкальном Клубе ВЕАФ-ТОПАЗ (1963-1976).
Механико-математический факультет МГУ

Клуб "Веаф-Топаз" был организован А.Т.Фоменко в 1963 году (сначала, на протяжении пяти лет, Музыкальный Клуб назывался ВЕАФ).
Он был задуман как добровольное общество по распространению музыкальных знаний в студенческой среде.  Организационная форма такова:  прослушивание грамзаписей (или магнитофонных записей) в достаточно большой аудитории, предваряемой небольшой лекцией об истории данного музыкального произведения. Чаще всего с лекциями выступал А.Т.Фоменко.  На протяжении многих лет Клуб являлся (и является сейчас) чисто студенческой и аспирантской организацией.
Главным направлением деятельности Клуб избрал пропаганду произведений музыкальной классики - русской и зарубежной. На протяжении многих лет Клуб "Веаф-Топаз" объединял студентов и аспирантов мех-мата МГУ. Кстати, о названии Клуба. Начиная с 1963 года мне активно помогал студент Витя Ерохов. Подумав, мы решили назвать наш Клуб так: ВЕАФ, то есть по первым буквам наших имен и фамилий: В(итя) Е(рохов) А(натолий) Ф(оменко). Получалось вроде бы благозвучно - ВЕАФ. Под таким названием Клуб работал несколько лет. Затем, когда состав инициативной группы сменился, появилось новое название, а именно, ТОПАЗ. Оно получилось из имен и фамилий участников оргкомитета Клуба того времени.  А именно:  ТО (ТОля Фоменко) + ПА (ПАхомов Валера) + З(Звонкин Саша).  (Подробнее см. ниже).

Первые концерты ВЕАФа проводились в студенческом общежитии на Ломоносовском проспекте, во втором корпусе. В то время инициативу
А.Фоменко поддержал студент Петр Шлезингер. В 1964 году заседания Клуба были перенесены в Центральное Здание МГУ, в Гостиную Б-16 (зона Б, 16 этаж), а также в Гостиные Б-4 и Б-14, см. рис.1, рис.2, рис.3, рис.4. 
Центральное Здание МГУ
Рис.1.
Вид на МГУ со стороны зоны Б, где жили мехматяне и где устраивались музыкальные вечера Клуба ТОПАЗ. Фотография 2009 года.
Центральное Здание МГУ
Рис.2.
Видны Гостиные Б-14, Б-16 и Б-17, где проходили вечера Топаза.
Центральное Здание МГУ


Рис.3
. Гостиные Б-16 и Б-17 зоны Б МГУ. Фотография 2009 года.
Центральное Здание МГУ
Рис.4.
Гостиные Б-16 и Б-17 зоны Б МГУ. Гостиная Б-17 двуэтажная (в высоту поднимается на два этажа: 17-й и 18-й), а гостиная Б-16 одноэтажная. Гостиная Б-14 также двухэтажная, расположена на 14-м и 15-м этажах).

Состав Клуба пополнялся не только за счет советских студентов, но и иностранных (например, болгарин Тончев). Клуб "Веаф-Топаз" непрерывно работал на протяжении многих лет. За это время, до 1976 года, Клуб (и его инициативная группа) практически полностью менял свой состав четыре раза.  А.Т.Фоменко оставался его бессменным директором на протяжении всего периода существования Клуба.
С 1963 по 1976 год было организовано около 500 концертов. У Клуба возникли филиалы (о них - ниже). Активность Клуба снижалась в летние каникулы.  Напротив, зимние каникулы отличались повышенной активностью. Цель концертов:  пропаганда музыкальной классики в первую очередь среди студентов, проживающих в общежитиях. Участвовали и студенты других факультетов, например, физического и юридического. Причем даже проживавшие в других зонах (корпусах) общежития МГУ. Однако основным ядром всегда были мехматяне.
Первая инициативная группа Клуба 1963-1967 годов: Толя Фоменко (директор), Витя Ерохов, Валера Пахомов, Тончев. Вторая инициативная группа 1967-1973 годов: Толя Фоменко (директор), Валера Пахомов, Володя Кузнецов, Саша Звонкин, Юра Лезнер, Юра Арпишкин, Женя Полецкий.  Третья инициативная группа 1973-1975 годов: А.Т.Фоменко (директор), Вера Савельева, Гриша Шварц.  Четвертая инициативная группа 1975-1976 годов:  А.Т.Фоменко (директор), Гриша Шварц, Марат Замалетдинов, Андрей Левкин.
Клуб создал собственную фонотеку - собрание редких записей, являющуюся одной из самых богатых в Московском Университете. Большое внимание уделялось качеству музыкальных вечеров: хорошие записи (пластинки, пленки), качественная аппаратура, продуманные лекции. После каждого вечера многие участники оставались на чай и кофе.
В 1964 году Клуб установил тесные контакты с академиком П.С.Александровым, что привело к появлению в рамках Клуба "Веаф-Топаз" специальной серии вечеров, широко известных как "Александровские вторники". П.С.Александров не только предоставил в распоряжение Клуба свою фонотеку, но многократно выступал с весьма содержательными лекциями по истории музыкальной классики. Эти вечера собирали большое количество слушателей. Выдающаяся личность П.С.Александрова всегда привлекала студентов. Начиная с 1965 года, заседания Клуба происходили, в основном, в Гостиной Б-16.
Несколько раз ТОПАЗ организовывал вечера с участием академика А.Н.Колмогорова. Они также собирали большую аудиторию.
В 1969 году Клуб "Топаз" установил тесные контакты с профессором мех-мат.ф-та Г.Е.Шиловым. При его горячем участии и поддержке был организован цикл вечеров, посвященных Р.Вагнеру. В частности, неоднократно повторялся весь цикл "Кольцо Нибелунга". Совместно с Г.Е.Шиловым были организованы циклы вечеров, посвященные русской вокальной классике (ответственным за этот филиал Клуба был А.Звонкин). Этот филиал Клуба бесперебойно работал до самой смерти Г.Е.Шилова.
В 1965 году Клуб установил тесные контакты с профессором мех-мат.ф-та Ю.М.Смирновым (ответственным за работу этого филиала был А.Фоменко). Было проведено много вечеров, посвященных камерной и вокальной классике.
Как было сказано, форма вечеров такова: сначала профессор или студент читает небольшую лекцию, затем - прослушивание записей.  В конце - обсуждение и чай.
В некоторые годы Клуб не прекращал работу и летом. Например, в 1969 году был организован "выездной филиал", на протяжении месяца работавший в студенческом строительном отряде в Смоленской области (ответственный - В.Пахомов). Состоялось 15 музыкальных вечеров для студентов строительного отряда и местной молодежи. Встречи вызвали огромный интерес. Наш Клуб получил специальную благодарность от комитета комсомола мех-мата за эту "летнюю выездную сессию".
С 1966 по 1976 год работал один из основных филиалов Клуба"Топаз" - в школе-интернате при мех-мате МГУ (ответственный - В.Пахомов). Клуб снабжал филиал фондами своей фонотеки. Интересно, что некоторые лекции были прочитаны самими школьниками.
Всего Клуб и его филиалы провели несколько сотен музыкальных вечеров. Каждое заседание Клуба посещало, в среднем, около 50-70 человек. Особо популярные вечера собирали до 200 человек. Большая Гостиная Б-16 иногда бывала забита до отказа, студенты сидели даже на подоконниках.
Вот перечень композиторов, творчеству которых была посвящена подавляющая часть концертов: Чайковский, Бетховен, Вагнер, Лист, Малер, Шуберт, Моцарт, Скрябин, Рахманинов, Брамс, Дворжак, Сибелиус, Берлиоз, Брукнер, Шуман, Мусоргский, Бах, Гендель, Перселл, Римский Корсаков, Гайдн.  Были вечера, посвященные современной советской и зарубежной музыке.  Кроме того, организовывались тематические вечера, приуроченные к значительным событиям общественной жизни.  Например, в 1970 году Клуб, совместно с академиком П.С.Александровым, организовали вечер "К 100-летию со дня рождения В.И.Ленина" (вступительное слово П.С.Александрова). В 1973 году состоялся вечер "Памяти И.Г.Петровского".
Деятельность Клуба нашла широкий отклик. На протяжении многих лет в факультетской газете "За передовой факультет" публиковались отчеты о работе "Веаф-Топаза". Например, в данный момент - ноябрь 1976 года - в нашей газете помещена статья одного из участников Клуба - Гриши Шварца, посвященная деятельности Клуба. С большим вниманием следил за нашей работой и неоднократно оказывал поддержку ректор МГУ, академик
И.Г.Петровский. Деятельность Клуба отмечена Ленинским районным комитетом ВЛКСМ г.Москвы (1969 год, секретарь В.Мартин). Сведения о Клубе многократно публиковались на страницах газеты "Московский Университет" (например, 19 марта 1974 года). Некоторые заметки на эту тему написаны в газету А.Т.Фоменко (например, в 1976 году). Высокая оценка работы "Веаф-Топаза" звучала на страницах центральной прессы: газета "Правда", "Комсомольская Правда", "Советская Культура" и другие. Особо подчеркивалось, что ядром Клуба являются студенты мех-мата. В 1974 году Центральное Телевидение организовало трансляцию с одного из заседаний Клуба. В этой передаче было рассказано об истории Клуба. Выступали: академик П.С.Александров, А.Т.Фоменко и другие участники инициативной группы. Был также снят специальный фильм о Клубе для Центральной Кинохроники. О деятельности Клуба многократно говорилось с трибун отчетно-выборных комсомольских конференций факультета и всего университета.
Воспроизводящая аппаратура, как и пластинки с записями, покупались самими студентам на их собственные средства. Однажды, для приобретения особо качественной звуковой системы финансовую помощь оказал мех-мат.ф-т. Много лет Клуб проводил анкетные опросы слушателей. В частности, какие произведения Вы хотите услышать? Эти анкеты заметно помогают в работе. Приглашаем студентов и аспирантов в наш Клуб!

А.Т.Фоменко

ВЗГЛЯД НАЗАД - НА КЛУБ "ВЕАФ-ТОПАЗ" - ИЗ 2009 ГОДА.

Поводом для написания этих заметок послужило возрождение музыкального клуба на мех-мате в 2009 году. Группа наших студентов решила организовать музыкальный кружок. Они знали кое-что о "Топазе", но решили не повторять его идею, а создать свое. По их приглашению, я недавно был на одном из этих вечеров. Мне понравилось. Захотелось рассказать о нашем "Веаф-Топазе" подробнее. Чтобы память не пропала.
Сегодня, в 2009 году, по прошествии многих лет, уже можно трезво оценить роль и место "Веаф-Топаза" в истории мех-мата 60-70-х годов. Это место оказалось исключительно ярким и востребованным. Мы, студенты того времени, очень много занимались математикой.  Лекции, семинары, спецкурсы, библиотека, посещение научных семинаров, беседы с научными руководителями. Сильно уставали.  Шестидесятые и семидесятые годы - были годами расцвета, взлета мех-мата. Студенты "варились в мехматском котле". После напряженного дня, по вечерам, иногда хотелось выйти из переутомления.  Наш музыкальный Клуб стал романтическим местом, куда приходили как в некий храм (здесь нет преувеличения).  Наши лекции и музыкальные программы были не только серьезно продуманными, но и, как оказалось, рождали в умах ассоциации и мысли о нашем месте в окружающем мире и вообще в потоке времени.
Студенты, проживавшие в общежитиях, получили возможность не тратя времени на поездки в концертные залы и филармонию (а также на доставание билетов, что часто бывало непросто), познакомиться с уникальными исполнениями знаменитых творений.  Математика и музыка - родственны.  Поэтому так велик был успех Клуба, в первую очередь среди математиков. Обычно раз в одну-две недели (иногда реже), после нескольких дней упорной учебной и научной работы, мы могли на несколько часов погрузиться в иной (и в то же время родственный) мир. Очень привлекательный.  Аппаратура, которую мы использовали, позволяла добиться оркестрового звучания в Гостиной, эффекта присутствия на подлинном концерте. Мы специально регулировали громкость во время прослушивания (иногда добавляли мощности), подчеркивая те кульминации хора или оркестра, которые иногда неизбежно "глушились" при записи на грампластинку.
Наши концерты были, в основном, не "камерными", а "оркестровыми". Мы старались дать максимум информации.  Например, при прослушивании вагнеровского "Кольца Нибелунга" проектировали на большой экран текст опер (в русском переводе). Перед исполнением "Страстей" (например, Баха) я зачитывал соответствующие фрагменты Евангелий, а иногда - куски из булгаковского романа "Мастер и Маргарита" (из истории Иешуа и Понтия Пилата). В каком-то смысле многие наши вечера носили культовый характер. Иногда я рисовал цветной гуашью на большом полотнище (склеенном из двух листов ватмана) красочное объявление-картину.  Текст помещался на фоне картины (иногда торжественной, иногда даже мрачноватой, если речь шла, например, о Реквиеме или о "Страстях").  Вывешивали на первом этаже, на видном месте, на переходе из центральной, "лекционной" части Главного Здания МГУ, - в наше мехматское общежитие в зоне Б.
Хотя свободного от математики времени оставалось очень мало, мы старались организовывать наши встречи "по высшему классу". В первую очередь - лучшие записи известнейших исполнителей, знаменитых оркестров, хоров.  Конечно, далеко не все вечера' носили "массовый характер", однако много было таких, когда в большой общежитской Гостиной, например, Б-16 или Б-14, яблоку было негде упасть. Приходили и по сто, и по двести человек.  Впереди слушатели сидели, а сзади и по бокам - стояли.  Причем мы отнюдь не стремились к "массовости".  Так получалось само собой.  Никого не зазывали. Но к нам активно тянулись.  Важно, что никто нами не руководил. Инициатива всегда шла только от нас.  Сочетание юношеского романтизма, серьезности математической профессии, напряженного учебного и научного графика, свобода выражения, - все это сплеталось в уникальный сплав.
Некоторые вечера были уникальными. Например, однажды мы прослушали за один день все девять симфоний Антона Брукнера. Начали воскресным утром, где-то около десяти часов.  Кончили уже ночью. Был небольшой перерыв на обед. Изготовили огромные восковые свечи, высотой около полутора метров и толщиной около десяти сантиметров.  Они горели на протяжении всего концерта.  Как ни странно, когда прозвучали последние аккорды девятой симфонии Брукнера, в зале оставалось еще около тридцати человек. А на протяжении всего этого грандиозного концерта число слушателей колебалось от 40 до 60.  И дело было вовсе не в том, что нам "захотелось экзотики". Когда в тебя на протяжении нескольких часов непрерывно вливаются мысли великого композитора, это рождает совершенно особенное чувство понимания. Этот наш концерт "прогремел" в студенческой среде. Мы его не повторяли, но наш принцип постоянно был таков:  каким бы крупным ни было музыкальное произведение, его прослушивание должно происходить без перерывов. Даже если на это потребуется много часов.
Особо следует сказать об "Александровских вторниках". Выступления П.С.Александрова всегда были блестящими, артистичными. Он великолепно знал музыкальную западно-европейскую классику, собрал уникальную фонотеку.  Говорил увлеченно, обращал внимание слушателей на многие тонкости исполнения, делился личными воспоминаниями о своих встречах с выдающимися дирижерами и исполнителями. Эти вечера пользовались исключительной популярностью среди студентов.
Важный филиал нашего Клуба в колмогоровской школе-интернате создал Валерий Пахомов. На протяжении нескольких лет он организовал там множество вечеров, ставших одним из центров интеллектуальной жизни в интернате. Очень много сил и увлеченности отдал нашему Клубу Александр Звонкин. Именно благодаря его энергии, состоялось много вечеров с участием профессора Г.Е.Шилова.
Каждый год, весной, Страстную Неделю и Пасху мы отмечали специальными концертами, на которых исполнялись, в частности, баховские "Страсти по Матфею" или "Страсти по Иоанну". Иногда общественные и партийные организации того времени делали нам замечания "за религиозную пропаганду", но ни к каким серьезным "оргвыводам" это, к счастью, не привело. Наиболее ярким случаем был такой. Однажды я нарисовал большое объявление (два больших скленных ватманских листа) к одному из "Александровских вторников", когда должны были исполняться "Страсти по Матфею" Баха.  Изобразил огромный черный крест, на котором распят Христос. Причем - на довольно мрачном фоне: землетрясение, грозовая буря и т.п. В общем, получилось впечатляюще. Вывесили на первом этаже, на переходе из зоны А в зону Б. Утром меня растолкали - "Тебя вызывает к себе домой Александров" (он жил в Главном здании МГУ). Взволнованный, иду к нему.
Оказывается, Павлу Сергеевичу позвонили из парткома МГУ, куда уже принесли мое объявление, снятое кем-то из членов Парткома. Претензия была такой:  на мехмате слишком ярко пропагандируется религиозная музыка и живопись. Павел Сергеевич четко выспросил у меня - что' именно и как нарисовано, и направился в Партком, сказав: "Ждите меня здесь". Ему удалось снять все претензии, объяснив, что студенты мехмата очень эмоциальны и не стоит их за это осуждать. Вернувшись, он успокоил меня, но рекомендовал в дальнейшем рисовать объявления более "сдержанно". Пострадавший плакат нам не вернули. Пришлось нарисовать новый - поменьше и не столь эффектный.
Однажды мне пришла в голову мысль внести в работу Клуба "Новую струю" - так мы потом назвали этот цикл вечеров. То есть озвучивать не только классику, но и современную музыку, иногда считаемую за "поп-музыку". Помню как я впервые принес на заседание Клуба записи Битлз, затем рок-оперу "Иисус Христос Суперзвезда", произведения Жана Мишеля Жарра. Сначала некоторые члены нашего коллектива выступили категорически против такого, как они говорили, "опошления идеи". (Кстати, узнав об этой моей инициативе, ее на первых порах осудил и П.С.Александров). Однако, по прошествии нескольких вечеров "Новой струи", настроение изменилось. Тем более, что эти концерты вызвали бурный интерес многих студентов, приходивших и на наши "классические вечера". В общем, "Новая струя" заняла прочное место в программах Топаза.
Как видно из Летописи Клуба, некоторые музыкальные произведения исполнялись у нас много раз. Причины таковы. Во-первых, они нам нравились. А во-вторых, аудитория слушателей постоянно обновлялась: одни студенты заканчивали МГУ, другие, ново-поступившие, приходили к нам. И мы вновь и вновь знакомили их с выдающимися музыкальными шедеврами.
К юбилею Клуба "Веаф-Топаз" я в свое время нарисовал картину, которую привожу здесь, см. рис.5. Она так и называется:  <<Музыкальный Клуб "Топаз" механико-математического факультета Московского Государственного Университета>>. 

Музыкальный клуб Топаз
Рис.5. Картина А.Т.Фоменко "Музыкальный Клуб ТОПАЗ", нарисованная к юбилею Клуба

Изображены (в шутливой манере) студенты и аспиранты (математики и физик), принимавшие в разные годы активное участие в работе клуба. Слева направо:  Александр Звонкин, Анатолий Фоменко, Юрий Лезнер (внизу), Владимир Кузнецов (вверху), Энно Йоон, Валерий Пахомов. Сидящая мужская фигура справа - композитор XIX века Антон Брукнер, произведения которого часто исполнялись и обсуждались на заседаниях клуба. На этой графической работе отражены многие моменты из жизни Клуба, понятные только его участникам того времени. Вряд ли стоит здесь говорить о них. Они давно ушли в прошлое.
На рис.6 и рис.7 - академик П.С.Александров. На рис.8 - фотография А.Т.Фоменко 1967 года (5-й курс, год окончания МГУ). На рис.9 - выступление академика П.С.Александрова 29 сентября 1972 года на заседании Ученого Совета мех-мата МГУ в аудитории 14-08 (на докторской защите А.Т.Фоменко).

Академик П.С. Александров
Рис.6. Академик П.С.Александров
академик П.С.Александров


Рис.7. Выступление П.С.Александрова на заседании музыкального Клуба ТОПАЗ.
Анатолий Фоменко, 5-й курс
Рис.8. А.Т.Фоменко в 1967 году (5 курс, год окончания МГУ).
академик П.С.Александров

Рис.9. Выступление П.С.Александрова на защите докторской диссертации А.Т.Фоменко.

Главная страница   Летопись клуба ТОПАЗ