Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ХРИСТОС РОДИЛСЯ В КРЫМУ. ТАМ ЖЕ УМЕРЛА БОГОРОДИЦА

Святой Грааль - это Колыбель Иисуса, долго хранившаяся в Крыму.
Король Артур - это отражение Христа и Дмитрия Донского

Глава 7.
ЗНАМЕНИТАЯ ИСТОРИЯ КОРОЛЯ АРТУРА И СВЯТОГО ГРААЛЯ - ЭТО, В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ МЕРЕ, ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ АНДРОНИКА-ХРИСТА. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА В ЖИЗНЕОПИСАНИИ АРТУРА .

28. ЕЩЕ ОДИН РАССКАЗ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ.

28.1. КОЛЕБАНИЯ АРТУРА ПЕРЕД СРАЖЕНИЕМ.

Практически сразу после первого рассказа о Куликовском сражении, Гальфрид Монмутский переходит к следующему отражению того же самого сюжета. На сей раз его повествование куда более развернуто и внутри его мы вскоре обнаружим еще один библейский рассказ о Давиде и Голиафе. Ясно видно, что Гальфрид не распознал тождественности этих трех историй и воспринял их как различные. Неудивительно: он был редактором-компилятором, не вник здесь глубоко в суть дела и, будучи обманут внешним несходством попавших в его руки старых первоисточников, отнесся к ним как к существенно разным. Впрочем, что примечательно, поместил их, тем не менее, РЯДОМ ДРУГ С ДРУГОМ. Так что какое-родство этих сюжетов все-таки ощущал.

Гальфрид сообщает: <<Когда Артур был занят пожалованиями и назначениями (вскоре после победы над Флоллоном - Авт.)... входят двенадцать мужей... несущих оливковые ветви в руке в знак того, что они - посольство, и... вручают ему послание от Луция Гиберия, содержавшее нижеследующее: "Луций, правитель Римского государства, Артуру, королю Британии... Пораженный безмерно, поражаюсь наглости твоего своеволия... и оскорблению, нанесенному тобой Риму. Вспоминая, я возмущен, что ты непозволительно возвеличил себя, что не желаешь знать Рима... Ты до того занесся, что задерживаешь выплату дани, которая наложена на Британию... Ты у нас отнял Галлию, отнял область аллоборгов, отнял все острова в Океане... Сенат решил призвать тебя к ответу... приказываю тебе прибыть в Рим... дабы смиренно выслушать приговор... В противном случае я сам прибуду в твою страну и все, что твое безумие отняло у Римского государства, постараюсь, прибегнув к мечам, ему возместить".

По оглашении этого послания в присутствии королей и правителей, Артур, сопровождаемый ими, удалился в огромную надворотную башню дворца, намереваясь обсудить с ними, как следует отнестись к изложенному в послании>> [155], с.107.

Начинается совещание. Оно проходит непросто, поскольку борются две точки зрения: склониться перед Римом, или сражаться. Артур обращается к советникам с длинной речью, в которой взвешивает доводы за и против. Дело в том, что назревающая война чрезвычайно опасна. Поэтому принять решение о выступлении в поход было сложно.

# По-видимому, здесь мы видим предысторию Куликовского сражения. Напомним, что хан Мамай (он же Максенций, он же Лициний, а также Иван Вельяминов) выступил как агрессор. Он пожелал наказать Дмитрия Донского за излишнюю, по его мнению, самостоятельность. То же самое происходит и в противостоянии Артура и Рима.

Аналогичная картина предстает перед нами и в "античном" Риме. Инициатива нарушить сложившееся в Империи политическое равновесие приписывается Максенцию, который открыто объявил Константина Великого своим противником, см. подробности в нашей книге "Крещение Руси". Напомним, что "античный Рим" - это Русь-Орда XIII-XVI веков.

Практически то же самое сообщают и русские источники о предыстории Куликовской битвы. "Житие Преподобного Сергия" говорит по этому поводу: "Один из гордых ханов татарских Мамай поднялся на Русь со всеми полчищами. Напрасно Великий Князь Дмитрий Иоаннович пытался умилостивить его дарами и покорностью: Мамай и слышать не хотел о пощаде. КАК НИ ТЯЖЕЛО БЫЛО Великому Князю... снова готовиться к войне, А ДЕЛАТЬ БЫЛО НЕЧЕГО" [278:1], с.166.

Следовательно, все три версии здесь хорошо согласуются.

# Любопытно, что Гальфрид Монмутский (устами короля Артура) упоминает римского императора Константина Великого как образец для подражания. Но ведь это прекрасно согласуется с обнаруженным соответствием: Артур = Дмитрий Донской (в данном разделе книги Гальфрида). Напомним, что Константин I является одним из отражений Дмитрия Донского. Стоит также обратить внимание, что "племянник" Артура звался Константином [155], с.162. Может быть, это отражение дубликатов: Артур = Константин = Дмитрий. Наконец, "после" Артура королем стал Константин [564], с.136. Обратите также внимание на следующий монолог Артура, произнесенный во время обсуждения ответа Риму. "Эту дань Риму я платить никогда не буду. И потому, ради Христа, подавайте мне советы... Ибо вот что обнаружил я в хрониках этой страны: что предки мои Белин и сэр Брин... владели императорским престолом, а после них НАШ РОДИЧ КОНСТАНТИН, СЫН КОРОЛЕВЫ ЕЛЕНЫ АНГЛИЙСКОЙ, завоевал его и был императором Римским, и еще он добыл крест, на котором Христос принял смерть. Так что моему роду некогда принадлежала императорская корона, и у нас есть довольно прав, чтобы притязать за всю Римскую империю" [564], с.132-133.

Здесь сказано много интересного. Во-первых, Артур объявлен "родственником" Константина Великого, матерью которого была Елена. Именно царица Елена нашла крест Христа, в честь чего был установлен праздник Воздвижения Креста. Скорее всего, часть сведений об Артуре является отражением событий из жизни Дмитрия Донского = Константина Великого. Поздние хронисты забыли об этом тождестве и стали рассуждать "о родственных связях". Во-вторых, сказано, что Артур принадлежит римскому императорскому роду. Все верно. Как Андроник-Христос, так и Константин = Донской были императорами Рима, то есть Руси-Орды. Летописцы путали события конца XII и конца XIV века.

# Стоит также отметить, что в хронике Гальфрида противником Артура выступает римлянин Луций. А в другом фантомном отражении, противником Константина I выступает Лициний. Имена ЛУЦИЙ и ЛИЦИНИЙ достаточно похожи.

# Интересно, что, согласно Гальфриду, конфликт Артура с Луцием описан как противостояние бриттов и Рима. Все правильно. Римлянин Луций = хан Мамай возглавлял царских христиан, отстаивавших права царской династии XII-XIV веков не только на всю Империю, но и на верховенство в религиозной сфере. А Артур = Дмитрий Донской возглавил апостольских христиан, желавших перемен в государстве.

28.2. НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ АРТУРА ПРОТИВ ПРОФЕССИОНАЛОВ РИМА. ПОДГОТОВКА К БИТВЕ.

Но вернемся к хронике Гальфрида. Длительное совещание у Артура (Донского) завершается решением принять вызов Рима и выступить на войну с ним. Это вполне соответствует событиям в Руси-Орде конца XIV века. Дмитрий Донской (Артур) после длительных колебаний принимает решение воевать с Мамаем (Луцием-Лицинием). Военный совет у Артура завершается такими словами Ангуселя: "Итак, накинемся на этих полумужчин и будем упорно драться, дабы, разделавшись с ними, насладиться блистательной победой, а также отнятыми у них (у римлян - Авт.) богатствами. К нашему войску я добавлю две тысячи вооруженных всадников, не считая пеших" [155], с.109.

В русской версии после этого Дмитрий собирает народное ополчение. Напомним, что войско хана Мамая было профессиональным. Дмитрию же пришлось набирать свое ополчение из разных городов. Его воины были не столь опытны. В английской хронике Гальфрида мы видим хорошее отражение этих событий. У короля Артура пока что нет подготовленного большого войска, его нужно создавать. О весьма пестром составе формируемого войска Артура сказано следующее.

"После того как и остальные высказались... они пообещали Артуру столько людей, сколько каждый из них предоставит в его подчинение, так что помимо обещанных королем бриттов Арморики, только остров Британия выставил шестьдесят тысяч полностью вооруженных воинов. Короли других островов... обещали сколько кому было посильно, что с шести островов... набиралось общим счетом сто двадцать тысяч. Из галльских земель - рутенов, портивенов, эструзенов, ценоманов, андекавов, пиктавов - восемьдесят тысяч человек. Из двенадцати их округов, те, что прибыли вместе с Герином Кэрнотским, пообещали по тысяче двести человек с каждого округа. В итоге... выходило сто восемьдесят три тысячи двести всадников, кроме пехоты, которую было бы нелегко подсчитать" [155], с.109.

Обратим внимание, что среди народов, собравшихся под знаменами Артура, называются РУТЕНЫ. Но, как мы показали в книге "Империя", Рутенами ранее называли Русских. В частности, название РУТЕНЫ произошло от слова РАТНЫЕ, РАТЬ, ОРДА. Между прочим, в данном месте летописи, может быть, название БРИТАНИЯ или Б-РИТАНИЯ тоже произошло от сочетания Б+РУТЕНИЯ, то есть Белая Рутения или Белая Русь.

Таким образом, воинство Артура перед битвой с Луцием действительно было народным ополчением, как и у Дмитрия перед сражением с Мамаем.

После длительных раздумий Артур принимает решение двинуться навстречу римским войскам. "Что касается римских властителей, то с их посольством он им сообщил, что платить дань отнюдь не намерен и что прибудет в Рим не ради того, чтобы удовлетворить их настояния, но с тем, чтобы взыскать с них то самое, что они сочли себя вправе потребовать от него. Послы отбывают, отбывают также короли, отбывают сановники и, не мешкая, принимаются выполнять порученные распоряжения.

Узнав об ответе Артура, Луций Гиберий по решению сената предписал восточным царям явиться к нему с готовыми к походу войсками, дабы вместе с ними покорить Британию (Б-Рутению? - Авт.)... Всего насчитывалось сорок тысяч сто шестьдесят человек" [155], с.110.

Между прочим, окончательный сбор войска Артура был назначен на августовские календы [155], с.110. Следовательно, сражение с Луцием произошло в конце августа - начале сентября. Хорошо согласуется с тем, что Куликовское сражение произошло 8 сентября, то есть в конце лета - начале осени.

28.3. НЕБЕСНОЕ "ЗНАМЕНИЕ ПУШЕК" КОРОЛЮ АРТУРУ ПЕРЕД БИТВОЙ.

Мы уже знаем, что перед Куликовской битвой было дано небесное видение Дмитрию Донскому. Аналогичное видение явилось и его дубликату - Константину Великому: знаменитое "знамение креста", см. нашу книгу "Крещение Руси". Более того, практически во всех обнаруженных нами отражениях Куликовской битвы упоминается это яркое событие. Напомним, что оно связано с пушками, врученными Сергием Радонежским Дмитрию Донскому. Отсюда получаем вывод: аналогичное "знамение пушек" будет, скорее всего, дано и королю Артуру перед сражением с Луцием. Наш прогноз полностью оправдывается. Гальфрид Монмутский сообщает следующее.

"Итак, приготовив все нужное, римляне в день августовских календ выступают в поход против Британии. Узнав об их выступлении... Артур прибыл со своим войском в Гавань Гамона, дабы выйти в море с первым попутным ветром...

Около полуночи его одолел на редкость тягостный сон. Во сне он увидел ЛЕТЯЩЕГО НА НЕБЕ МЕДВЕДЯ, ОТ РЕВА КОТОРОГО ВОСТРЕПЕТАЛИ ВСЕ БЕРЕГА; увидел он также дракона, подлетавшего с запада, который СВЕРКАНИЕМ СВОИХ ГЛАЗ ОСВЕЩАЛ ВЕСЬ ПРОСТИРАВШИЙСЯ ПОД НИМ КРАЙ, и вот, накинувшись друг на друга, они начинают бой, но дракон, не давая медведю вздохнуть, непрерывно кидается на противника, ОПАЛЯЯ ЕГО СВОИМ ИЗВЕРГАЮЩИМ ПЛАМЯ ДЫХАНИЕМ, И МЕДВЕДЬ, ОПАЛЕННЫЙ ИМ, ПАДАЕТ ВНИЗ НА ЗЕМЛЮ. Пробудившись ото сна, Артур рассказал окружающим свое сновидение. Иные, истолковывая его, говорили, что дракон - это он сам, тогда как медведь - какой-то неведомый ВЕЛИКАН, С КОТОРЫМ ЕМУ ПРЕДСТОИТ СРАЗИТЬСЯ; что же касается битвы дракона с медведем, то она предвещает схватку, которая у него ПРОИЗОЙДЕТ С ВЕЛИКАНОМ, а победа дракона - его победу над тем. Но Артур предполагал другое, считая, что привидевшееся ему касается его и римского императора" [155], с.110.

Томас Мэлори более подробен и добавляет следующие яркие детали. "И когда плыл король в своей барке, задремал он, и приснился ему сон, будто ужасный дракон потопил всех людей, прилетев на крыльях с западной стороны. Голова того дракона была как бы крыта лазурной эмалью, плечи сияют золотом, а брюхо покрывала чешуя дивных цветов... А когти его были чистого золота, ИЗ ГЛОТКИ ЖЕ ИЗРЫГАЛОСЬ УЖАСНОЕ ПЛАМЯ, ТАК ЧТО И ЗЕМЛЯ И ВОДА ПОЛЫХАЛИ ОГНЕМ... Появился с Востока на облаке страшный медведь, весь черный... ОН РЕВЕЛ И ГРОЗНО РЫЧАЛ, ТАК ЧТО ДИВНО БЫЛО СЛЫШАТЬ... Отпрянул змей, снова взлетел к небесам и с силою обрушился сверху медведю на хребет... и ПЛАМЕНЕМ СЖИГАЕТ, ТАК ЧТО ОСЫПАЛИСЬ ПЕПЛОМ ПЛОТЬ ЕГО И КОСТИ, И ШИРОКО РАЗВЕЯЛСЯ ПЕПЕЛ ПО МОРСКИМ ВОЛНАМ" [564], С.137.

Здесь все сказано довольно откровенно. Как в случае с Дмитрием Донским и с Константином I, видение явилось на небе. Оно сопровождалось грохотом, от которого все вокруг затрепетало. Сверкание глаз "дракона" озарило весь край. Пасть дракона извергала пламя и опаленный противник упал на землю. Скорее всего, тут описано действие огнестрельных орудий. Грохот (рев) выстрелов, и пламя, извергаемое жерлами пушек. Дракон "покрыт чешуей", "эмалью", "золотом". Вероятно, описывается богатое оформление некоторых тяжелых ордынских пушек. Приведенные нами в книге "Новая хронология Руси" данные показывают, что орудия Руси-Орды украшались литыми изображениями животных, в частности, змей, медведей, драконов и т.п.

Далее, прорицатели заявили, что знамение указывает на предстоящую битву Артура с неким великаном. Все правильно. Сейчас мы увидим, что в повествовании Гальфрида здесь появится еще одно описание сражения Давида (Артура) и Голиафом (страшным великаном). Кроме того, сам Артур счел "пушечное знамение" указанием на его битву с Луцием. И то и другое верно. Поскольку библейская битва с Голиафом и битва с Луцием (Лицинием) - это одно и то же.

28.4. ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ РЕКУ.

В истории Куликовской битвы, практически во всех ее многочисленных отражениях, говорится о переправе во'йска Дмитрия Донского через реку и о смотре войск на берегу. В общем то же самое говорит и Гальфрид о походе Артура. "Когда после ночного плавания заалела утренняя заря, они вошли в гавань на реке Барбе. Расставив свои шатры, они оставались там до прибытия островных королей и военачальников из сопредельных с ними земель" [155], с.110-111.

Как мы уже понимаем, тут сказано о переправе во'йска Дмитрия Донского через Москву-реку (Дон).

 

29. ПОВТОРНОЕ ОПИСАНИЕ БИТВЫ АРТУРА (ДАВИДА) С ВЕЛИКАНОМ (ГОЛИАФОМ).

Вот что говорит Гальфрид Монмутский. <<Между тем (сразу после высадки во'йска Артура на берег - Авт.) Артура оповещают о том, что из Испании прибыл НЕКИЙ ВЕЛИКАН ПРЕДИВНЫХ РАЗМЕРОВ и, отняв Елену, племянницу полководца Хоела... бежал вместе со своею добычей на вершину горы, которая называется ныне горой Михаила. Воины отца похищенной девушки... ничего не добились... он либо сбрасывал на их корабли огромные скалы, либо истреблял их различным оружием; схватив нескольких из преследовавших его, он пожрал их полуживыми...

Взяв с собою кравчего Кая и виночерпия Бедуера, Артур выбрался потихоньку от остальных из шатра и поспешил к названной выше горе... Он счел излишним повести войско на это чудовище, опасаясь, как бы не погубить понапрасну кого-нибудь из своих и полагая, что РАСПРАВИТЬСЯ С ВЕЛИКАНОМ ПОД СИЛУ И ЕМУ ОДНОМУ... Достоверно не зная, на какой из окружающих гор засел великан, они послали Бедуера выяснить это...

Начав подъем на гору, он (Бедуер - Авт.) услышал сверху женские вопли... Он обнажил меч и, взойдя на вершину, не обнаружил на ней ничего, кроме костра... увидел возле него свежий могильный холмик и какую-то рыдающую и горестно вопящую СТАРУЮ ЖЕНЩИНУ. Та, заметив пришельца... сказала ему нижеследующее: "О несчастный... как мне жаль, ведь мерзкое чудище этой же ночью пожрет и тебя во цвете твоих юных лет. Явится преступнейший великан... притащивший сюда племянницу полководца и меня, вскормившую своей грудью бедняжку, ту, которую я только что погребла... Целомудреннейшая моя питомица, охваченная ужасом... безвременно покинула жизнь... И так как ему не удалось осквернить ее в грязном соитии с нею... то воспламененный отвратительной похотью, ОН НАКИНУЛСЯ НА МЕНЯ, сопротивлявшуюся ему (бог и старость моя свидетельствуют, что это святая истина) и НАСИЛЬСТВЕННО ОВЛАДЕЛ МНОЮ. Беги, милый, беги, ибо, если он... появится здесь, чтобы принудить меня к соитию с ним, и ты попадешься ему на глаза, он растерзает тебя"...

Бедуер... возвратился к Артуру и поведал ему обо всем, что узнал.

Вздохнув о печальной участи девушки, Артур повелел своим не препятствовать ЕМУ СОЙТИСЬ С ВЕЛИКАНОМ ОДИН НА ОДИН... Итак, они тронулись в путь к большой горе... Артур шел впереди. Мерзостное существо сидело возле огня; рот его был измазан жиром съеденных наполовину свиней... Как только чудовище, ничего подобного не ожидавшее, заметило вновь пришедших, ОНО ПОТЯНУЛОСЬ ЗА СВОЕЙ ПАЛИЦЕЙ, КОТОРУЮ С ТРУДОМ МОГЛИ БЫ ПОДНЯТЬ ДВОЕ ЮНОШЕЙ. Король... постарался возможно быстрее приблизиться к великану, пока он не успел взять в руки палицу. Но тот, которому неведомы были раздумья и колебания, ухватился уже за нее и нанес по щиту короля настолько мощный удар, что РАЗДАВШИЙСЯ ГРОХОТ НАПОЛНИЛ СОБОЮ ВСЕ БЕРЕГА И ВКОНЕЦ ОГЛУШИЛ АРТУРА. Тот, однако, распалившись безудержным гневом, взмахнул мечом и ПОРАЗИЛ ЧУДОВИЩЕ В ЛОБ, нанеся ему рану хоть не смертельную, но обильно источавшую кровь, которая заливала ему лицо и глаза и притупила остроту зрения. Великан стал обороняться палицей от ударов Артура и оберегать свой лоб... Ослепленный, истекая кровью, он в ярости поднялся на ноги и... ринулся на Артура и, избегнув его меча, обхватил короля поперек груди и поверг на колени. Напрягшись изо всех сил, Артур все же вскочил и кинулся на нечестивца... и не успокоился до тех пор, пока не нанес тому смертельную рану, ВОНЗИВ ОСТРИЕ МЕЧА В ЕГО ГОЛОВУ, ТАМ, ГДЕ МОЗГ СПРЯТАН ПОД ЧЕРЕПОМ. Потерявший зрение великан возопил и... рухнул с грохотом наземь (рис.7.31 - Авт.).

Король, рассмеявшись, повелел Бедуеру ОТСЕЧЬ У ЧУДОВИЩА ГОЛОВУ и, вручив ее одному из оруженосцев, доставить ее в лагерь, дабы подарить занятным зрелищем тех, кто станет ее рассматривать. Артур говорил, что ему ни разу не доводилось встретить кого-либо столь же могучего, после того, как он убил на горе Аравий великана Ритона, который вызвал его на единоборство...

Артур со спутниками... возвратился к своим шатрам вместе с головою поверженного: подивиться на нее отовсюду сбегались воины и возносили хвалу тому, кто избавил страну от столь ненасытной глотки>> [155], с.111-113.

Перед нами - еще одно "английское" отражение битвы Давида с Голиафом.

# Король Артур (Давид) вступает в единоборство с великаном (Голиафом) и побеждает его. Мэлори сообщает, что великан был "с головы до ног и толщиною в пятнадцать локтей" [564], с.140.

# Артур наносит удар великану В ЛОБ. Хотя рана оказалась не смертельной, однако кровь залила лицо великана, он был ослеплен, и тут же получил второй удар мечом В ГОЛОВУ. Этот удар был уже окончательным. "Король загородился щитом и достал его мечом, ПОРАЗИЛ ПРЯМО В ЛОБ, ТАК ЧТО ПРОБИЛ КОСТЬ КЛИНОК И ВПИЛСЯ В МОЗГ" [564], с.140. Великан падает мертвым.

Перед нами - явное отражение библейского рассказа о том, что Давид нанес камнем из пращи удар Голиафу прямо у лоб, и сразил его. Как мы уже говорили, тут на самом деле сообщается о том, что Голиаф был убит прямым попаданием пушечного ядра или картечи.

# Голова чудовища отрублена по приказу Артура. Аналогично, победитель Давид отсек голову поверженному Голиафу. Более того, на рис.7.31 четко видно, что в "английской" версии, голову великану отрубает не оруженосец Артура, А САМ АРТУР. Получаем еще более хорошее соответствие с библейской версией.

# Голову великана отнесли в войско Артура, чтобы солдаты могли восхититься подвигом своего короля. "Отрубите же ему голову и насадите на древко копья" [564], с.140. Аналогично, как говорит Библия, Давид взял голову Голиафа и отнес ее в Иерусалим, рис.7.29.

# Как мы показали в книге "Крещение Руси", огнестрельные орудия, использованные Дмитрием Донским (Артуром = Давидом), отразились на страницах Библии и других источников в виде "палки" (орудия), "пращи" (порох), "камней" (ядра и картечь), а также "палицы". Сегодня считают, что в старых текстах "палица" всегда означает длинную палку с тяжелым шаром на конце, усеянным шипами. Однако, в некоторых случаях "палица" могло происходить от русского слова "палить" и указывать на пушки или мушкеты. В связи с этим стоит вновь обратить внимание на старинный рис.7.31, где палица великана вполне напоминает пушку. Из длинного ствола вырывается "звездчатый огонь" - два огненных концентрических кольца с лучами света. Между прочим, Томас Мэлори добавляет, что палица великана была из "кованого железа" [564], с.140. Но ведь первые пушки XIV-XV веков действительно вскоре стали изготавливаться из металла (хотя на первых порах они были деревянными).

# В "английской" версии говорится о грохоте, наполнившем все берега и сопровождавшем сражение Артура с великаном. Вероятно, это - воспоминание о реве пушек на поле Куликовской битвы.

# Любопытно сообщение Томаса Мэлори, что страшный "генуэзский" великан, оказывается "ВО ВЛАДЕНИИ КОНСТАНТИНА убил и пожрал всех детей мужского пола" [564], с.138. Это в очередной раз сближает эпоху Артура с эпохой Константина Великого, то есть Константина Великого.

# Очень интересен рассказ Гальфрида о том, что накануне своей гибели великан изнасиловал старую женщину. В Библии ничего такого про Голиафа не сообщается. Вроде бы ничего подобного нет и в истории Куликовской битвы. Однако на самом деле картина нами уже прояснена. Мы столкнулись с ней ранее, в нашей книге "Завоевание Америки...". Там мы показали, что знаменитая "античная" Марафонская битва является одним из ярких отражений Куликовского сражения. Так вот, как сообщает Геродот, предводителю Гиппию перед битвой был сон-видение, будто он ПЕРЕСПАЛ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, то есть с пожилой, старой женщиной. Скорее всего, "совокупление Гиппия с матерью" (у грека Геродота) и "совокупление великана со старухой" (у англичанина Гальфрида) - отражения одного и того же события. О чем речь?

Напомним наши рассуждения из книги "Завоевание Америки...". Обратимся к старинным Сказаниям о Куликовской битве, например, к собранным в [631]. Мы уже знаем, что "античный" Гиппий является отражением хана Мамая. Русские авторы сообщают о предательстве князя Олега Рязанского и что он, вместе с Ягайло Литовским, присоединился к хану Мамаю. Вот старо-русский текст: <<Поиде во вторыи час дни ко преосвященному митрополиту Киприяну, и поведа ему великии князь Дмитреи Иванович, что "князь Ягаилъ Литовскии и князь Олгъ Резанскии СОВОКУПИЛИСЯ СЪ ЦАРЕМ МОМАЕМ на мя">> [631], с.258. Причем сюжет о "совокуплении нескольких князей с ханом Мамаем" против Дмитрия Донского является одним из центральных в истории Куликовской битвы.

Но в русском языке слово СОВОКУПЛЕНИЕ двусмысленно. В одной стороны - это, как мы видим, объединение нескольких союзников с Мамаем. С другой стороны, СОВОКУПЛЕНИЕМ называют половой акт. Далее, имя МАМАЙ в русском языке практически совпадает со словом МАМА, мать, матерь. Поэтому очень похоже на то, что поздний западноевропейский летописец, уже начавший забывать славянский язык, то есть государственный язык Великой Империи XIV-XVI веков, не совсем понял фразу из русской летописи. И решил, что союзники хана Мамая "СОВОКУПИЛИСЬ С МАМОЙ", то есть ПЕРЕСПАЛИ С МАТЕРЬЮ. Возникшая путаница привела к появлению геродотовского рассказа, будто Гиппий, то есть хан Мамай, СПАЛ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ.

Практически тот же рассказ мы увидели сейчас и у Гальфрида. Здесь великан "переспал со старухой".

Следовательно, и Геродот и Гальфрид опирались на какой-то один источник достаточно позднего происхождения, в котором подлинные события Куликовского сражения были искажены. Либо преднамеренно, либо из-за путаницы.

Таким образом, в хронике Гальфрида обнаружилось два дубликата Куликовского сражения в форме, близкой к библейской версии: победа Давида над Голиафом.

Сюжет об изнасиловании женщины великаном подробно описан и у Томаса Мэлори. Причем чуть по-иному, чем у Гальфрида. Мэлори говорит, что великан похитил герцогиню Бретонскую и изнасиловал ее. Когда Артур поднялся на вершину горы, он увидел "горькую вдовицу, ломающую руки над свежей могилой... Здесь лежит погубленная герцогиня... Он убил ее, кроткую, безо всякого сожаления - учинил над нею грязное насилие и разорвал ее до самого пупа" [564], с.139. Отличие от версии Гальфрида в том, что изнасилована герцогиня, а не сопровождавшая ее вдовица (старуха?). Тем не менее, суть обоих рассказов явно одна и та же. Мы видим, что эта история считалась популярной и ее пересказывали самые разные хронисты.

 

30. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА ОПИСАНА ТАКЖЕ КАК БИТВА АРТУРА С ЛУЦИЕМ.

Продолжим наше движение по тексту Гальфрида. Сразу после рассказа о победе Артура над великаном, Гальфрид дает еще одно, уже третье, описание Куликовской битвы. На сей раз повествование лишено сказочных элементов: никаких чудищ-великанов и измазанных жиром свиней не упоминается. Повествование вполне сухое и рациональное. Причем оно велико по размеру - занимает около десяти страниц достаточно мелкого текста [155], с.113-122.

Пройдемся по основным узлам этого "английского" свидетельства.

"По прибытии всех, кого он дожидался, Артур двинулся на Августодун (Августейший Дон? - Авт.), где, как он полагал, находится римский император (Луций - Авт.). Когда он подошел к реке Альбе, ему сообщили, что тот стоит лагерем невдалеке и располагает столь многочисленным войском, что битва с ним, как говорили, окажется для Артура пагубной. Однако нисколько не устрашившись этих известий, Артур не пожелал отступиться от своих замыслов, но разбил у названной выше реки свой лагерь" [155], с.113.

Стоит отметить, что в данном повествовании Гальфрида о сражении постоянно упоминается Августодун. Не исключено, что это - слегка искаженное сочетание Август+Дон, то есть что-то вроде Божественного или Царского Дона. Так могли называть город на Москве-реке или саму Москву-реку, на берегах которой произошла Куликовская битва.

Далее Гальфрид перечисляет множество отдельных эпизодов сражения. Называются имена воинов, их предводителей, изложены подробности схваток, упоминаются погибшие. Мы не будем подробно анализировать эти сведения, поскольку это заняло бы много места. Скажем лишь, что сражение Артура с Луцием описано как исключительно жестокое, с множеством жертв. Это хорошо отвечает известным нам данным о характере Куликовской битвы.

Интересно, что победа была достигнута благодаря тому, что Артур "ввел в бой" свой чудесный меч Калибурн, о котором мы уже говорили (Колю' + Перун?).

<<Услышав об избиении, которому только что подверглись его сотоварищи, Артур во главе легиона бросился на противника и, обнажив свой НЕСРАВНЕННЫЙ МЕЧ КАЛИБУРН, во весь голос стал воодушевлять своих... "Почему позволяете этим бабам, вашим врагам, уходить от вас невредимыми? ... Да не уйдет ни один из них отсюда живым!" ... Выкликая это и многое другое, он наскочил на врагов, валя их наземь, поражая насмерть, и кто бы ни попадался ему навстречу, того или его коня он убивал с одного удара. И враги бежали от него, как дикие животные от свирепого льва, которого яростный голод заставляет пожирать все живое, что бы ему ни доставил случай. Доспехи неприятельских воинов были им ни к чему, ибо Калибурн, подъятый десницею столь доблестного короля, сражал их насмерть. Двух царей... от отправил... срубив им головы, в Тартар. Видя, как их король дерется... бритты смелеют, единодушно накидываются на римлян>> [155], с.120-121.

Здесь описан самый главный, переломный момент битвы. Благодаря чудесному "мечу Калибурну" короля Артура, враги сломлены. Мы уже говорили, что название Кали-Бурн, вероятно, обозначало первоначально Колю+Перун (или Каленый Перун, раскаленный Перун) и указывало на огнестрельные орудия. Все правильно. Народное ополчение Дмитрия Донского (Артура) победило профессионалов Мамая (Луция) благодаря введению в бой пушек (Калибурна). Невиданное ранее оружие повергло противника в ужас. Раскаленная картечь косила людей. Началась паника.

Последнюю точку в сражении поставило появление из засады отряда, заранее спрятанного Артуром. Это - воспоминание об известной засаде Владимира Андреевича, отряд которого в решающий момент добил войско Мамая. Вот как это описано у Гальфрида.

"Наконец, пока между ними все еще шла жестокая сеча, вдруг наместник Клавдиоцестрии Мориуд во главе отряда, который, как я сказал, был размещен на холмах, стремительно кидается с тыла на не предвидевших этого неприятельских воинов, врывается во вражеские ряды, ворвавшись, рассеивает их и нещадно разит. Там пало несколько тысяч римлян. Именно тогда император Луций, оказавшийся в гуще дерущихся, погибает, пронзенный чьим-то копьем. И бритты, продолжая сражаться, наконец, хотя и с величайшим трудом, одерживают победу.

Кучки разбитых римлян, гонимых страхом, укрываются частью в пустошах и лесах, частью бегут в города и крепости... Неотступно гонясь за ними, бритты предают их жестокой смерти, захватывают в плен... И это было возмездием божьего промысла, ибо прародители разгромленных на этот раз римлян, терзали в давние времена своими вторжениями и злодействами их ни в чем неповинных предков, да и ныне потомки тех поработителей тщились отнять у бриттов свободу, но они встали грудью, дабы ее отстоять, отказавшись вносить несправедливо требуемую с них дань" [155], с.121.

# Итак, у Гальфрида сказано, что главной причиной победы Артура был чудесный меч Калибурн, то есть, как мы поняли, пушки Дмитрия Донского (Артура).

# Последнюю точку в битве Артура поставил отряд бриттов, неожиданно появившийся из засады. Причем, согласно Гальфриду, она помещалась на холмах. А теперь нужно обратиться к нашим результатам, изложенным в книге "Новая хронология Руси", гл.6:2.15.

Исход Куликовской битвы решила засада, во главе которой был князь ВЛАДИМИР Андреевич с воеводой Дмитрием Боброком. Именно их удар решил судьбу сражения. Этому важному событию в "Сказании о Мамаевом побоище" уделяется довольно много места [635], с.177-179. Естественно ожидать, что в Москве, на месте битвы, должны были сохраниться какие-то воспоминания об этом засадном полке. И действительно, НА ОДНОМ ИЗ ХОЛМОВ, совсем рядом с московскими Кулишками, до сих пор стоит известная церковь "Святого ВЛАДИМИРА в Садах" (Старосадский переулок). Здесь, согласно нашим результатам, и стоял засадный полк Владимира Андреевича. Это - южный склон, он был сильно заросший и впоследствии там были сады. Отсюда и название Старосадского переулка и "церковь в садах".

Становится понятно, почему Гальфрид особо отметил, что засада бриттов была НА ХОЛМАХ.

# Далее, римский вождь Луций Гиберий, враг Артура, убит в сражении. Это прекрасно согласуется с гибелью хана Мамая, то есть со смертью Голиафа. Противник Дмитрия Донского сражен.

# Гальфрид подчеркивает, что победа бриттов над римлянами носила не просто военный, а как бы идеологический характер. Говорится о наказании римлян, которые длительное время угнетали предков бриттов. Вероятно, тут говорится на самом деле о нескольких столетиях борьбы апостольских христиан против царского христианства, которое долго было государственной религией Империи. В "античной" истории все это нам известно под названием "гонений на первых христиан". Победа Дмитрия Донского означала поражение царского христианства и превращение апостольского христианства в религию всей Великой Империи.

# Гальфрид пишет: "Итак, одержав победу, Артур повелел отделить тела своих приближенных от вражеских трупов, обрядить отделенных по-королевски, обряженных отвезти в ближайшие аббатства и там с почетом предать земле (далее следует список наиболее видных погребенных - Авт.)... Проникшись жалостью и к врагам, он приказал местным жителям предать их трупы земле, а тело Луция доставить сенату" [155], с.121-122.

Здесь мы узнае'м хорошо известный факт, что Дмитрий Донской несколько дней стоял на поле Куликовской битвы, отделяя своих от чужих и захоранивая тела.

Обратите внимание - как описано погребение знатных людей после битвы. "Поехал король прямо к тому месту, где лежал убитый император (Луций, то есть Лициний = Иван Вельяминов = Мамай - Авт.), и велел поднять его и уложить по-царски вместе с благородными баронами, и султаном Сирии, и царем Ефиопии, и королем Египта, и королем Индии, двумя благородными властелинами, и еще с семнадцатью королями и шестьюдесятью римскими сенаторами... и всеми старейшинами. Король повелел набальзамировать их драгоценными смолами, а потом запеленать в широкое тонкое полотно в шестьдесят слоев, а потом заключить в свинец, чтобы они не испортились и не повредились, а потом уложить в коробы, богато изукрашенные, а сверху - их знамена и щиты" [564], с.152.

Здесь описан процесс изготовления мумий. Как мы показали в книге "Империя", царей-ханов и знатных лиц хоронили в африканском Египте, в долине Гизы или в Луксоре. Сегодня эти захоронения именуются "фараонскими". Таким образом, в труде Мэлори сохранились сведения о старинных ордынских обычаях - делать мумии, класть их богатые саркофаги-"коробы" и отправлять на имперское царское кладбище в Египет.

Подведем итог. На рис.7.32 показаны все основные обнаруженные нами отражения Куликовской битвы на страницах скалигеровской истории. Их оказалось двадцать девять. Довольно много. Следовательно, действительно различных исторических сюжетов в скалигеровской истории заметно меньше, чем сегодня считается. Зато есть очень много фантомных отражений, сильно "раздувающих учебник по истории".

 

31. КРУГЛЫЙ СТОЛ КОРОЛЯ АРТУРА.

На рис.7.33, рис.7.34 приведены старинные миниатюры из рукописей, иллюстрирующие отдельные сюжеты истории Артура. Изображения весьма условные, абстрактные. Скорее всего, нарисованы поздно, как некие "детские картинки" для читателей.

Как мы уже отмечали, известный Круглый Стол короля Артура с восседающими вокруг него двенадцатью наиболее достойными рыцарями, это, вероятно, - отражение Тайной Вечери Христа, рис.7.35. За столом собрались Христос и его двенадцать апостолов. На рис.7.36приведено одно из старинных изображений Круглого Стола Артура. Обратим внимание, что артуровский Стол изображен вовсе не круглым, а вытянутым. Да и вообще вся композиция очень похожа на многочисленные изображения Тайной Вечери Христа. Апостолов тоже обычно изображали за длинным столом, с Христом в центре. Впрочем, иногда рисовали и КРУГЛЫЙ Стол Христа, см., например, рис.7.37 и рис.7.38. Аналогично иногда изображали и Круглый Стол короля Артура, рис.7.39, a рис.7.40.

На миниатюре, показанной на рис.7.36, Артур показан шестым слева. На столе перед ним лежит "табличка" с надписью ART. Всего за столом показано четырнадцать человек, а не тринадцать (Христос и 12 апостолов). Однако ничего странного в этом нет. Мы уже неоднократно приводили изображения Тайной Вечери Христа, где показана прислуга, обслуживавшая ужинающих. Так что иногда число фигур больше двенадцати (обычно на 1 или 2).

В произведениях Томаса Мэлори, Гальфрида Монмутского и Ненния уже принята скалигеровская хронология. Это однозначно указывает на позднее происхождение известных сегодня редакций этих текстов - не ранее XVI-XVII веков. Причем кое-где попадаются датировки, позволяющие напрямую подтвердить наш вывод. Вот пример. Мэлори рассказывает следующее: <<Когда же король и все рыцари возвратились с обедни, увидели вдруг бароны, что на сидениях вокруг всего Круглого Стола золотыми буквами написано:

"Здесь должен сидеть такой-то"...

Так обошли они вкруг всего стола и дошли до Погибельного Сидения, и там нашли свежую надпись золотыми буквами, так гласившую: "Когда сравняется четыреста пятьдесят лет и еще четыре года со дня страстей господа нашего Иисуса Христа, тогда будет занято это место"...

- Мне сдается, - сказал сэр Ланселот, - что место это должно быть занято как раз сегодня, ибо сегодня первый праздник Пятидесятницы, после того как сравнялось четыреста пятьдесят лет и четыре года>> [564], с.547.

Согласно нашим результатам, Андроник-Христос был распят в 1185 году. Отсчитывая отсюда 450 лет, получаем 1639 год. Таким образом, мы попадаем в первую половину XVII века. Такое заключение хорошо согласуется с независимым выводом, что известная нам сегодня редакция "артурианы" восходит к эпохе XVII века.

Далее. В Вестминстерском аббатстве в раке святого Эдуарда хранится оттиск печати Артура в красном воске: "PATRICIUS ARTHURUS BRITTABBIE GALLIE GERMANIE DACIE IMPERATOR" [564], с.767. Историки переводят текст так: "Патриций Артур, император Британии, Галлии, Германии и Дании (лат.)" [564], с.767. При этом нам предлагают считать, что DACIE - это название современной Дании. В то же время нельзя не вспомнить, что ДАКИЯ - хорошо известная область на Балканах.

Выше мы неоднократно пользовались хроникой Гальфрида Монмутского. <<Интересно отметить, что в ряде юридических документов эпохи писатель упомянут как Гальфрид Артур (Gaufridus Arthurus). Это, видимо, не двойное имя, а "отчество". Это подтверждают валлийские переработки его сочинений: они решительно называют писателя Гальфрида сыном Артура>> [155], с.198.

Гальфрид говорит, что его повествование основывается на некоей "стариннейшей валлийской книге" [155], с.207. Это согласуется с нашей реконструкцией, согласно которой Гальфрид - автор или редактор эпохи Реформации, обработавший старинный первоисточник XII-XIV веков. Потом, ясное дело, уничтоженный.

Через некоторое время суть дела была забыта, и западные европейцы начали условно изображать короля Артура в виде изящного рыцаря, см., например, рис.7.41, рис.7.42.

Главная страница
Оглавление книги ХРИСТОС РОДИЛСЯ В КРЫМУ
Подписи к рисункам
Продолжение >>