Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ЦАРЬ СЛАВЯН

Приложение 2.
ДРУГИЕ, МЕНЕЕ ОТЧЕТЛИВЫЕ ОТРАЖЕНИЯ БИБЛЕЙСКИХ СОБЫТИЙ XII-XV ВЕКОВ НА СТРАНИЦАХ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ.

1. ЛЕТОПИСНЫЙ ОБРАЗ ЗНАМЕНИТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА ЯКОБЫ X ВЕКА ЯВЛЯЕТСЯ СОСТАВНЫМ. ОДИН ИЗ СЛОЕВ - ЭТО "ПЛОХОЙ" ИРОД, ДРУГОЙ СЛОЙ - "ХОРОШИЙ" ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ.

1.1. ПЕРВЫЙ ВЛАДИМИР = ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ИРОД, ЖЕНА РОГНЕДА = ЖЕНА ИРОДИАДА, БРАТ ЯРОПОЛК = БРАТ ФИЛИПП.

Летописный образ князя Владимира является достаточно сложным. В нем, скорее всего, переплелось несколько слоев. Среди них, по-видимому, есть и два евангельских пласта. Поясним нашу мысль.

Владимир Святой отнесен скалигеровско-миллеровской хронологией в X век, то есть в эпоху, которая, согласно нашим результатам, состоит из фантомных отражений более поздних событий, в основном, из XIV-XV веков, см. ХРОН1 и ХРОН2. Отсюда следует, что основные факты летописной биографии Владимира Святого якобы X века принадлежат совсем другому времени - не ранее XII века.

Согласно династическим параллелизмам, см. нашу книгу "Новая хронология Руси", Владимир Святой является, в основном, отражением царя-хана Василия I при сдвиге на 410 лет, см. рис.p2.1. Поэтому известное крещение Руси в конце X века в значительной мере является отражением крещения Великой = "Монгольской" Империи в конце XIV - начале XV века. Об этих событиях мы подробно рассказываем в следующей нашей книге "Крещение Руси".

В то же время, летописцы путали эпоху Христа XII века с эпохой крещения Руси конца XIV века. Путали по вполне понятным причинам - обе эпохи напрямую связаны с Иисусом Христом и с распространением христианства. Следовательно, появление евангельских слоев XII века в составной биографии Владимира вполне естественно. "Слой Василия I" в биографии Владимира Святого мы обсудим в следующей нашей книге. А в настоящем Приложении мы постараемся выявить следы евангельских событий XII века в биографии Святого Владимира. Сразу скажем, что они довольно глухие и запутанные. Тем не менее, мы решили привести данный материал, поскольку осколки подлинной информации здесь все-таки проглядывают.

При анализе летописной биографии Владимира сразу обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Оказывается, биография четко разделена на две части: Владимир до крещения и Владимир после крещения. Как мы сейчас увидим, условно их можно назвать так: злой Первый Владимир Ирод и хороший Второй Владимир Креститель. Отметим, что при крещении якобы 988 года "Второй Владимир" получает новое имя - ВАСИЛИЙ, то есть, попросту, ЦАРЬ = базилевс. "Два летописных Владимира" сильно отличаются друг от друга. Их характеристики на страницах русских хроник диаметрально противоположны. Не исключено, что поздние летописцы склеили воедино, под общим именем ВЛАДИМИР, биографии двух разных людей, современников. Судите сами.

"Первый Владимир" описывается как плохой язычник, изверг. Вот, например, что сообщает Карамзин: "Владимир... быв в язычестве МСТИТЕЛЕМ СВИРЕПЫМ, ГНУСНЫМ СЛАСТОЛЮБЦЕМ, ВОИНОМ КРОВОЖАДНЫМ И - ЧТО ВСЕГО УЖАСНЕЕ - БРАТОУБИЙЦЕЮ" [362], т.1, гл.9, столбец 140.

"Владимир С ПОМОЩЬЮ ЗЛОДЕЯНИЯ... овладел государством...

Утвердив власть свою, изъявил отменное усердие к богам языческим: соорудил новый истукан Перуна... Стекался народ ослепленный и земля осквернялась кровью жертв...

Сия Владимирова набожность (здесь имеется в виду его приверженность язычеству - Авт.) не препятствовала ему утопать в наслаждениях чувственных... Было у него 300 наложниц в Вышегороде, 300 в нынешней Белогородке (близ Киева), и 200 в селе Берестове. Всякая прелесная жена или девица страшилась его любострастного взора... Одним словом, Летописец называет его вторым Соломоном в женолюбии" [362], т.1, гл.9, столбцы 121-123.

А теперь обратимся к событиям XII века. Согласно Евангелиям, царь Ирод женился на жене своего брата Филиппа, чем вызвал осуждение пророка Иоанна Крестителя. За что Иоанн был схвачен и брошен в темницу, а потом казнен. Мы цитируем: "Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее" (Матфей 14:3-4).

Вероятно, дубликат евангельской истории мы видим на страницах русских летописей. Здесь в качестве царя Ирода выступает "Первый Владимир Ирод", а в качестве Филиппа, брата Ирода, выступает БРАТ ВЛАДИМИРА - ЯРОПОЛК. Невестой Ярополка была прелестная Рогнеда, княжна полоцкая [832:1], т.2, с.41. И далее: "Владимир, готовясь отнять Державу у БРАТА, хотел лишить его и невесты, и через Послов требовал ее руки; но Рогнеда, верная Ярополку, ответствовала, что не может сочетаться браком с сыном рабы... Раздраженный Владимир взял Полоцк, умертвил Рогволода (отца Рогнеды - Авт.), двух сыновей его, И ЖЕНИЛСЯ НА ДОЧЕРИ. Совершив сию ужасную месть, пошел к Киеву" [362], т.1, гл.9, столбец 120. См. рис.p2.2.

Далее, при Владимире-Ироде происходит яркий эпизод с казнью "прекрасного варяга Иоанна". Оказывается, что "увенчанный победою и славою, Владимир (Ирод - Авт.) хотел принести благодарность ИДОЛАМ, и кровью человеческой обагрить алтари" [362], т.9, гл.9, столбец 124. "Выбор" пал на "варяга (по имени ИОАНН - Авт.), прекрасного лицом и душой, коего отец был ХРИСТИАНИНОМ" [362], т.1, гл.9, столбец 124. Толпа язычников, исполняя пожелание Владимира Ирода, РАСТЕРЗАЛА ИОАННА И ЕГО ОТЦА - христианина Феодора, см. рис.p2.3. Оба были затем объявлены святыми мучениками христианской православной церкви.

Перед нами, по-видимому, фрагмент евангельской истории об Иоанне Крестителе, см. рис.p2.2, вставленный в биографию Первого Владимира Ирода.

Далее, в летописный рассказ о Владимире Ироде, вероятно, включен ЕЩЕ ОДИН повтор евангельской истории Иоанна Крестителя. Речь идет о трагической гибели Ярополка, брата Владимира. Всмотримся внимательнее в этот сюжет.

1.2. ДРУГОЙ ПОВТОР: ПЕРВЫЙ ВЛАДИМИР - ЭТО ИРОД, ЯРОПОЛК - ЭТО ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ, КОВАРНАЯ КАЗНЬ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ - ЭТО КОВАРНОЕ УБИЙСТВО ЯРОПОЛКА.

Биография Ярополка тоже, вероятно, составная, многослойная. В результате Ярополк описывается не только как евангельский Филипп, брат Ирода, но и как евангельский Иоанн Креститель. Обратимся к русским летописям.

Владимир = Ирод стремится убить своего брата Ярополка и добивается этого посредством коварства. Вкратце изложим сюжет, следуя Карамзину: <<Он (Владимир - Авт.) пошел к Киеву... Ярополк не дерзнул на битву, и затворился в городе... Владимир хотел взять Киев не храбрым приступом, НО ЗЛОДЕЙСКИМ КОВАРСТВОМ. Зная великую доверенность Ярополкову к одному Воеводе, именем Блуду, он вошел с ним в тайные переговоры... Гнусный любимец не усомнился предать Государя и благодетеля... Изменник Блуд склонял сего Князя к миру, представляя невозможность отразить неприятеля, и горестный Ярополк ответствовал наконец: "да будет по твоему совету!..." Тогда злодей уведомил Владимира... что Ярополк ОТДАЕТСЯ ЕМУ В РУКИ... Ярополк слушал только изверга Блуда, и с ним отправился в Киев, где Владимир ожидал его в теремном дворце Святослава. Предатель ввел легковерного Государя своего в жилище брата, как в вертеп разбойников, и запер дверь, чтобы дружина Княжеская не могла войти за ними: там два наемника, племени Варяжского, пронзили мечами грудь Ярополкову>> [362], т.1, гл.9, столбцы 120-121. См. рис.p2.4.

Не исключено, что перед нами искаженное описание смерти Иоанна Крестителя в результате коварства Ирода и Иродиады.

Летопись говорит, что Ярополк был убит ДВУМЯ ВАРЯГАМИ. Скорее всего, речь шла здесь о ДВУХ ВРАГАХ. Мысль о том, что во многих местах русских летописей слово ВАРЯГИ первоначально означало ВРАГИ, была сформулирована нами еще в [РАР], ХРОН4,гл.5:2.1.2. Появление ДВУХ ВРАГОВ в рассказе об убийстве Ярополка возможно отвечает евангельскому сюжету, согласно которому Иоанн Креститель был погублен ДВУМЯ женщинами, его ВРАГАМИ. А именно, Иродиадой и ее дочерью Саломеей. Иродиада подучила дочь потребовать от Ирода головы Иоанна, на что тот был вынужден дать согласие.

Кстати, зададимся вопросом - есть ли в биографии Ярополка отражение того факта, что Иоанн Креститель КРЕСТИЛ НАРОД В РЕКЕ. В чистом виде такого "водяного сюжета" в доступных нам летописях мы не нашли, однако некое его глухое отражение обнаружилось в конце биографии Ярополка. Непосредственно перед уже изложенным выше сюжетом о коварном убийстве Ярополка рассказывается о сражении Ярополка с Олегом. Олег и его войска, преследуемые Ярополком, оказались НА МОСТУ ЧЕРЕЗ ПЛОТИНУ, расположенном ПРЯМО ОКОЛО СТЕН ГОРОДА Овруча. Любопытно, что ни о каком сражении на самом деле здесь уже не говорится, а описывается следующее событие, причиной которому был именно Ярополк: масса народу оказалась в реке около города, будучи туда спихнута. Татищев рассказывает: "БЫЛ МОСТ ЧЕРЕЗ ПЛОТИНУ КО ВРАТАМ ГОРОДСКИМ. ВОЙСКО ЖЕ, ТЕСНЯСЬ, СПИХИВАЛИ ДРУГ ДРУГАИ ВО МНОЖЕСТВЕ УТЕСНЯЮЩИХСЯ СПИХНУЛИ САМОГО ОЛЕГА, И НА НЕГО ПАДАЛИ МНОГИЕ ЛЮДИ И С КОНЯМИ... Ярополк, войдя в град... послал тотчас к ПЛОТИНЕ, где трупы таскали от утра до полудня; едва сыскали его (Олега - Авт.) скрытого под трупами множества людей (утонувших в реке - Авт.) и коней УТОПШИХ и, вынув, положили его на ковре" [832:1], т.2, с.42.

Наверное, перед нами искаженный рассказ о крещении народных масс в реке. Прямо у стен города протекает река. Из города выходит много людей, которых Ярополк = Иоанн Креститель крестит в реке. Некоторые выходили сами, некоторых выгоняли войска. Поясним, что в сюжете о крещении Руси подчеркивается, что многих крестили насильно, заставляя их входить в реку против желания. По-видимому, отражением данного обстоятельства и является рассказ летописца, что народ СПИХНУЛИ в реку. В результате якобы многие утонули в давке. Неудивительно, если некоторых (быть может, многих) людей воины ЗАГОНЯЛИ В ВОДУ СИЛОЙ, сталкивая с берегов или даже с моста: <<И падаху людие мнози, и удавиша кони и человеци... И рече единъ деревлянинъ: "Азъ видех вчера, яко сопхнуша с мосту">> [715], "Текст", с.58. См. рис.p2.5.

Карамзин пишет по поводу слова ГРОБЛЯ, употребленного здесь летописью: "Нестор пишет: в гроблю. Сие древнее слово употребляется в двояком смысле, означая плотину и ров... Щербатов думал, что гроблею называлась река" [362], комментарий 418 к т.1, гл.9, столбец 115.

То обстоятельство, что крещение при Владимире, например, новгородцев, сопровождалось значительным военным принуждением, сохранилось в русских хрониках. Для крещения Новгорода был направлен Добрыня с войсками. Новгород считался старым языческим гнездом, где христиане были в очень малом числе. Войска Добрыни силой подавили сопротивление новгородцев и уничтожили все языческие святилища. После этого <<посадник Воробей... пошел на торг и стал сильно уговаривать народ креститься. Многие пошли к реке сами, а кто не хотел, того ВОИНЫ ТАЩИЛИ СИЛОЙ... Память о НАСИЛЬНОМ КРЕЩЕНИИ сохранилась надолго, и много лет спустя нельзя было больше рассердить новгородцев, как сказать, что их "Путята крестил мечом, а Добрыня огнем">> [578], кн.1, с.204-205.

Итоги настоящего раздела наглядно приведены на рис.p2.6.

1.3. ЧТО ТАКОЕ ИЗВЕСТНОЕ БЛЮДО, НА КОТОРОМ ИРОДУ ПОДНЕСЛИ ГОЛОВУ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ?

Конечно, не исключено, что отрубленную голову могли поднести царю на пиру на блюде. Хотя, насколько нам известно, другого подобного случая с известным историческим деятелем хроники достоверного времени, то есть после XVII века, почему-то не зафиксировали. На протяжении столетий головы отрубали многим выдающимся людям. Но потом головы бросали в корзины, поднимали за волосы, показывали народу, насаживали на копья или пики, выставляли на городские стены напоказ. А вот на блюде к столу не подносили. Хотя, конечно, полностью исключать такую возможность нельзя.

После изложенного в предыдущих разделах, ответ на вопрос о блюде, поставленный в заголовке, становится, по-видимому, более понятным. Достаточно обратиться к труду В.Н.Татищева, у которого имя коварного воеводы Блуда, обманом завлекшего доверчивого Ярополка на смерть, приведено, оказывается, в слегка иной, вероятно, более старой, форме. А именно: БЛЮД. Татищев говорит: "Воеводу главного, БЛЮД именуемого, послал (Владимир - Авт.) к оному (Ярополку - Авт.) тайно склонить великими обещаниями... БЛЮД... умыслил Ярополка коварством к погибели привести" [832:1], т.2, с.43-44.

Скорее всего, имя коварного предателя БЛЮДА и вошло потом в Евангелия в иносказательной форме: отрубленную голову Иоанна Крестителя ПОДАЛИ НА БЛЮДЕ царю Ироду. То есть как бы БЛЮДО ПОДНЕСЛО ГОЛОВУ ИОАННА царю Ироду и Иродиаде. Родился литературный образ. Имя воеводы-предателя БЛЮД редакторы переделали в БЛЮДО. В Евангелия записали фразу: "И принесли голову его НА БЛЮДЕ и дали девице, а она отнесла матери своей" (Матфей 14:11).

С тех пор на множестве старинных изображений стали рисовать отрубленную голову Крестителя, лежащую НА БЛЮДЕ, см. рис.p2.7. Не исключено, что данный сюжет, ставший впоследствии знаменитым, придал дополнительную негативную окраску русским словам - блуд, блядь, несущим осуждающий, отрицательный смысл.

Кстати, теперь, вероятно, становится понятной и существовавшая старинная традиция, согласно которой рядом с Саломеей, Иродиадой и блюдом с головой Иоанна обычно изображался также и ВОИН С МЕЧОМ, отрубивший ему голову, см. рис.p2.8, рис.p2.9, рис.p2.10. Может быть, тут мы сталкиваемся со смутным воспоминанием, что БЛЮДО было на самом деле именем воеводы, убившего Ярополка = Иоанна Крестителя.

Наша мысль подтверждается тем, что существуют старые изображения, на которых голову Иоанна Крестителя подносит на блюде царю Ироду именно ВОИН-МУЖЧИНА, а вовсе не женщина Саломея или Иродиада. См., например, триптих на рис.p2.11 и его важный для нас фрагмент на рис.p2.12 и рис.p2.13. Воин-мужчина подносит царю блюдо с головой Иоанна. Саломея или Иродиада стоит справа. Еще правее - отдельный сюжет, где Саломея подносит на блюде голову Иоанна царице Иродиаде.

Мужчину с блюдом мы видим и на другой старинной картине "Пир Ирода" Джованни ди Паоло, якобы 1453 года. Воин-мужчина в латах, с мечом на боку становится на колени и подносит на блюде голову Иоанна царю Ироду, см. рис.p2.14. Сзади стоит Саломея.

Аналогичная "мужская сцена с блюдом" изображена и на картине Лоренцо Монако "Пир Ирода", см. рис.p2.15.

По-видимому, в сюжете с блюдом мы в очередной раз сталкиваемся со следами редакторской правки подлинной истории на страницах Библии. В самом деле, поставьте себя на место позднего редактора Евангелий, от которого потребовали затушевать "русский след" в описываемых событиях? В частности, убрать запоминающееся имя "Блюд" одного из главных героев данного эпизода. Которое в то время, надо полагать, было еще многим известно. Редактор понимает, что оставить все как есть - нельзя. Поскольку воевода Блюд описан также в других русских летописях, и многие читатели поймут, что тут есть прямые соприкосновения с историей Руси. С другой стороны, редактор, вероятно, хотел хоть в какой-то туманной форме сохранить следы подлинной истории. Выход был найден. Спрашивается, как уклончиво переформулировать мысль, что "воин по имени Блюд доставил его голову (Иоанна)"? Например, так: "И принесли его голову на блюде" (Матфей 14:11). И имя воеводы Блюд как бы названо, а в то же время суть эпизода стала более иносказательной, неявной. Что и требовалось.

Кстати, русское слово БЛЮДО находится в том же смысловом кусте, что и слово ПЛАТ, то есть: платок, плоский, плоская тарелка. При переходе П --> Б и Т --> Д получается: ПЛАТ --> БЛЮДО. Блюдо - это и есть большая плоская тарелка.

1.4. ЕЩЕ ОДИН ПОВТОР: ПЕРВЫЙ ВЛАДИМИР - ЭТО ИРОД, РОГНЕДА - ЭТО БОГОРОДИЦА, МАЛЕНЬКИЙ ИЗЯСЛАВ - ЭТО МАЛЕНЬКИЙ ИИСУС.

Оказывается, язычник Владимир, то есть Первый Владимир Ирод, хотел убить княгиню Рогнеду с ее маленьким сыном Изяславом. Сначала он выслал Рогнеду в уединенное место, близ Киева. Однажды он пришел к ней, и Рогнеда захотела из чувства мести умертвить его. Попытка не увенчалась успехом. Разгневанный ВЛАДИМИР РЕШИЛ САМ УБИТЬ РОГНЕДУ. Однако убийство не удалось и Рогнеда с младенцем Изяславом отправляется в изгнание. Вероятно, здесь мы натолкнулись на еще одно отражение евангельской истории из XII века о попытке царя Ирода погубить Богородицу и младенца Иисуса Христа. Ироду не удалось убить Иисуса, который вместе с Марией (и Иосифом) спасается бегством в библейский Египет. Отметим, что имя Изя-Слав, употребленное здесь русскими источниками, практически совпадает с Иса-Слава, то есть Иисус Слава. Может быть, имя РОГНЕДА как-то связано со словом РОЖЕНИЦА, то есть могло указывать на БОГОРОДИЦУ.

Карамзин приводит <<любопытный и трогательный случай, описанный в продолжении Несторовой летописи... Отчаянная Рогнеда жаловалась, что он (Владимир - Авт.) уже давно не любит ни ее, ни бедного младенца, Изяслава. ВЛАДИМИР РЕШИЛСЯ СОБСТВЕННОЮ РУКОЮ КАЗНИТЬ ПРЕСТУПНИЦУ; велел ей украситься брачною одеждою, и сидя на богатом ложе, в светлой храмине, ждать смерти... Тогда ЮНЫЙ ИЗЯСЛАВ, наученный Рогнедою, подал ему меч обнаженный и сказал: "ты не один, о родитель мой! сын будет свидетелем". Владимир, бросив меч, ответствовал: "кто знал, что ты здесь!" ... удалился, собрал Бояр и требовал их совета. "Государь!" сказали они: "прости виновную ДЛЯ СЕГО МЛАДЕНЦА, и дай им в Удел бывшую область отца ея". Владимир согласился... ОТПРАВИЛ ТУДА МАТЬ И СЫНА>> [362], т.1, гл.9, столбец 126. По поводу слов, произнесенных Изя-Славом, Карамзин добавляет: <<По древним спискам Нестора, и по самому Кенисберг., сей юный Князь говорит только: "отче! еда единъ мнишися ходя?" (в некоторых списках поставлено "хотя"). Владимир ответствует: "а кто тя мнелъ зде?">> [362], комментарий 439 к т.1, гл.9, столбец 119. Смысл слов Изя-Слава - Иисуса здесь не очень понятен.

1.5. КОГДА ВЛАДИМИР КРЕСТИЛСЯ, ОН ЯКОБЫ ПОЛНОСТЬЮ ИЗМЕНИЛСЯ. "ДВА" ВЛАДИМИРА.

Вернемся к биографии Владимира. В момент крещения, как нам говорят, ОН ПОЛНОСТЬЮ ИЗМЕНИЛСЯ. Настолько, что вместо Владимира Ирода как бы явился совершенно новый персонаж. Абсолютно непохожий на прежнего. Появился Святой Владимир. Карамзин говорит: "Владимир, приняв Веру Спасителя... СТАЛ ИНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ" [362], т.1, гл.9, столбец 140. Писали еще и так: "Приняв христианство, Владимир... и сам преобразился духовно ДО НЕУЗНАВАЕМОСТИ" [578], кн.1, с.205.

Как мы теперь начинаем понимать, именно здесь на страницах русских хроник, возможно, возникает ДРУГОЙ ГЕРОЙ - евангельский Иоанн Креститель. Так что Карамзин, сам того не подозревая, употребил тут выражение "стал иным человеком" В БУКВАЛЬНОМ, а не в переносном смысле. Иными словами, после описания царя Ирода = "Первого летописного Владимира" он переходит здесь к рассказу о деяниях Иоанна Крестителя = "Второго летописного Владимира". Рассмотрим подробнее вторую часть биографии Владимира.

Главная страница
Оглавление книги ЦАРЬ СЛАВЯН
Подписи к рисункам
Продолжение >>