Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
ЗАВОЕВАНИЕ АМЕРИКИ
Ермаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами "древних" греков

Новые сведения о Куликовской битве, об Иване Грозном и истории Есфири, о знаменитом походе атамана-конкистадора Ермака-Кортеса и Великой Смуте в Империи XVI-XVII веков. Эти свидетельства составляют значительную часть "античных" произведений Геродота, Плутарха и Фукидида.

Часть 2.
ПОХОД ЕРМАКА-КОРТЕСА И МЯТЕЖ РЕФОРМАЦИИ КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII ВЕКОВ
ГЛАЗАМИ "ДРЕВНИХ" ГРЕКОВ.

Глава 7.
ЗНАМЕНИТАЯ ГРЕКО-ПЕРСИДСКАЯ ВОЙНА ЯКОБЫ V ВЕКА ДО Н.Э. И НЕУДАЧНЫЙ КАРАТЕЛЬНЫЙ ПОХОД КСЕРКСА НА ЭЛЛАДУ - ЭТО НЕУДАВШАЯСЯ ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА ИВАНА ГРОЗНОГО.

18. ВЕТХОЗАВЕТНАЯ ИУДИФЬ, УБИВШАЯ АССИРИЙЦА ОЛОФЕРНА = МАЛЮТУ СКУРАТОВА, И "АНТИЧНАЯ" ЗНАТНАЯ ЖЕНЩИНА, СВЯЗАННАЯ С ГИБЕЛЬЮ ПЕРСА МАРДОНИЯ.

Библейская Иудифь была знатной иудейкой, богатой вдовой (Иудифь 8:2), "красива видом и весьма привлекательна взором" (Иудифь 8:7). Интересно, что, судя по Библии, она занимала весьма высокое положение (Иудифь 8:11-34). Иудифь решила освободить народ Ветилуи, - по-видимому, Литвы, в обратном прочтении, - от Ассирийцев.


рис.7.33

Она отправляется в стан Ассирийцев, прямо к Олоферну и старается соблазнить его. Библия говорит: "Затем Иудифь пришла и возлегла. Подвиглось сердце Олоферна к ней, и душа его взволновалась: он сильно желал сойтись с нею и искал случая обольстить ее... В шатре осталась одна Иудифь с Олоферном, упавшим на ложе свое, потому что был переполнен вином" (Иудифь 12:16; 13:2).

Иудифь берет меч и отрубает Олоферну голову, рис.7.33.

Как мы показали в книге "Библейская Русь", гл.8, в ветхозаветной книге Иудифь фактически повторен сюжет книги Есфирь, то есть уже знакомые нам драматические события эпохи Ивана IV Грозного. Или его фантомного отражения - Ивана III Грозного из XV века. По-видимому, под именем Иудифи - попросту, иудейки - описана библейская Есфирь = Елена Волошанка, а под именем погибшего из-за нее Ассирийского полководца Олоферна - либо Иван Иванович, то есть погибший сын Ивана IV Грозного, либо Иван Молодой, погибший сын Ивана III Грозного. Либо же известный Малюта Скуратов или Олферьев.

Библия продолжает: "Вот Олоферн на полу, и головы нет на нем. Когда услышали эти слова начальники войска Ассирийского, то разорвали одежды свои, и душа их сильно смутилась, и раздался у них крик и весьма великий вопль среди стана" (Иудифь 14:18-19). И далее: "Напал на них страх и трепет... все они бросившись бежали по всем дорогам равнины и нагорной страны. И расположившиеся лагерем... около Ветилуи также ОБРАТИЛИСЬ В БЕГСТВО. Тогда сыны Израиля, каждый из них воинственный муж, погнались за ними... Со всех сторон наносили им (Ассирийцам - Авт.) БОЛЬШОЕ ПОРАЖЕНИЕ, ДОКОЛЕ ОНИ НЕ ПРОШЛИ ЗА ДАМАСК И ЗА ПРЕДЕЛЫ ЕГО. Прочие жители Ветилуи напали на стан Ассирийский, разграбили его и весьма обогатились... Получили большую добычу, потому что ее было весьма многое множество" (Иудифь 15:2-3, 15:5-7).

Отражение истории Иудифи = Есфири мы находим и у Геродота при описании разгрома персов при "античных" Платеях, то есть при Полоцке. Его рассказ туманен, однако соответствие проступает.

<<Когда эллины разбили варваров при Платеях, к ним ДОБРОВОЛЬНО ЯВИЛАСЬ НЕКАЯ ЖЕНЩИНА, НАЛОЖНИЦА ПЕРСА Фарандата, сына Теаспия. Узнав о поражении персов и о победе эллинов, она ВМЕСТЕ СО СВОИМИ СЛУЖАНКАМИ, НАДЕВ МНОЖЕСТВО ЗОЛОТЫХ УКРАШЕНИЙ И САМЫЕ КРАСИВЫЕ ОДЕЖДЫ, КОТОРЫЕ У НЕЕ БЫЛИ, СОШЛА С ПОВОЗКИ И НАПРАВИЛАСЬ ПЕШКОМ К ЛАКЕДЕМОНЯНАМ, бывшим в это время еще "на побоище свежем". Заметив, что всем руководит Павсаний (а имя его и род и раньше были ей хорошо известны, так как ей часто приходилось о нем слышать), женщина признала его за Павсания. Затем, обняв колени Павсания, она сказала вот что: "Царь Спарты! Избавь меня, просительницу, от плена и рабства. Ведь ты уже совершил многое, уничтожив этих людей, которые не почитают ни демонов, ни богов! Я - родом из Коса, дочь Гегеторида, сына Антагора. Силой похитили меня на Косе, И ОБЛАДАЛ МНОЮ ЭТОТ ПЕРС". Павсаний же отвечал ей так: "Не бойся, женщина, так как просительнице [не причинят зла], если ты к тому же говоришь правду и ты действительно дочь Гегеторида из Коса, моего лучшего друга, гостеприимца в тех краях". Так он сказал и поручил ее попечению присутствовавших эфоров, а потом отослал на Эгину, куда она сама желала отправиться.

Тотчас после ухода этой женщины прибыли мантинейцы, КОГДА С ВРАГАМИ ВСЕ БЫЛО УЖЕ КОНЧЕНО>> [163], с. 439-440.

По-видимому, перед нами библейский рассказ о Иудифи = Есфири. В самом деле.

## Согласно Геродоту, эллины победили персов. Мы уже неоднократно убеждались, что "античные" персы - это русские, то есть "античные" ассирийцы.

По Библии, иудеи победили ассирийцев. Снова возникает наложение персов на ассирийцев.

## По Геродоту, в войско победителей является некая знатная женщина. Ее имя не названо. Она роскошно одета, на ней множество украшений. Вместе с ней приходят ее СЛУЖАНКИ.


рис.7.35

рис.7.34

Аналогично, Библия говорит, что в войско Ассирийцев является знатная иудейка Иудифь. Она - богатая вдова, хорошо одета. Вместе с ней приходит и ее СЛУЖАНКА, которая будет неотлучно находиться при Иудифи вплоть до убийства Олоферна. На множестве старинных картин служанка Иудифи изображается рядом с госпожой, когда та отрубает голову Олоферну и выходит потом к народу, см., например, рис.7.34 и рис.7.35.

Соответствие налицо, но только у Геродота переставлены местами победители и побежденные. Ветхозаветная Иудифь явилась к ассирийцам, которые вскоре из-за нее проиграют войну. А геродотовская "знатная женщина" пришла в войско лакедемонцев, победивших персов.

## Далее Геродот сообщает, что "некая женщина" была наложницей знатного перса.

Аналогично, библейская версия утверждает, что Иудифь "возлегла на ложе" ассирийца Олоферна. То есть стала его любовницей.

## По Геродоту, некая женщина, наложница перса, явилась прямо к главному полководцу спартанского войска.

Точно так же, библейская Иудифь явилась прямо к Олоферну, главнокомандующему войском Ассирийцев.

## Согласно Геродоту, "знатная женщина" пришла в лагерь спартанцев в тот момент, когда битва только-только закончилась. Сказано, что "на побоище свежем".

Библия говорит, что как только Иудифь отрубила голову Олоферну, Ассирийцы в панике бросились бежать. Они были настигнуты Иудеями, которые разгромили их и разграбили ассирийский лагерь. Иными словами, Иудифь фактически присутствует на поле боя, или находится рядом с ним.

У Геродота ничего не сказано о том, что "некая женщина" отрубила голову Мардонию, дубликату Малюты Скуратова = библейского Олоферна. Однако его рассказ про "знатную наложницу перса" целиком погружен в геродотовский рассказ о гибели Мардония. Поэтому оба сюжета поставлены Геродотом РЯДОМ, тесно переплетены.

Стоит отметить, что "некая женщина", наложница перса, представлена Геродотом в положительных тонах. В этом смысле "античный классик" близок к Библии, где Иудифь, как и ее дубликат - Есфирь, тоже изображены положительно, представлены героинями Иудейского народа. Мы уже неоднократно обнаруживали, что точка зрения Геродота и Тита Ливия часто близка к библейской, ветхозаветной. См., например, нашу книгу "Царский Рим в Междуречье Оки и Волги".

## Согласно Библии, иудеи после разгрома ассирийцев "напали на стан Ассирийский, разграбили его и весьма обогатились... Получили большую добычу, потому что ее было весьма многое множество", см. выше. Тем самым, сказано, что ЛАГЕРЬ АССИРИЙЦЕВ БЫЛ ОЧЕНЬ БОГАТЫМ.

Аналогичная картина описана и Геродотом. Рассказ о поражении персидского арьергарда Мардония, завершается следующей яркой сценой. Спартанский царь "Павсаний велел глашатаю объявить, чтобы никто не смел присваивать себе добычи, и приказал илотам снести сокровища в одно место. Илоты же рассеялись по персидскому стану и нашли шатры, убранные золотом и серебром, позолоченные и посеребренные ложа, золотые сосуды для смешения вина, чаши и другие питьевые сосуды. На повозках они отыскали мешки с золотыми и серебряными котлами. С павших врагов они снимали запястья, ожерелья и ЗОЛОТЫЕ МЕЧИ, а на пестрые вышитые одеяния варваров никто даже и не обращал внимания. Илоты похищали много драгоценностей и затем стали продавать эгинцам, но много добра им пришлось все-таки сдать, так как невозможно было спрятать. Отсюда-то и происходит ВЕЛИКОЕ БОГАТСТВО эгинцев, которые покупали у илотов золото [и платили за него], как будто это была медь...

После этого распределили [между собой] всю остальную добычу: персидских наложниц, золото, серебро, прочие ценности и вьючных животных" [163], с.441.

Сам по себе факт грабежа неудивителен. Победители расхищают имущество побежденных. Обращает на себя подчеркивание Геродотом богатства персидского войска: богатые одежды, утварь, оружие - золотые мечи! Причем здесь снова и снова звучит противопоставление богатства персов бедности эллинов. Мы уже отмечали эту назойливую геродотовскую тему ранее. Почему-то она его все время волновала.

Геродот продолжает: <<Передают еще вот что: после бегства из Эллады Ксеркс оставил Мардонию свою домашнюю утварь. Когда Павсаний увидел шатер Мардония с золотой и серебряной утварью и пестрыми коврами, он приказал хлебопекам и поварам приготовить такой же обед, как они обычно готовили Мардонию. Те принялись выполнять приказание. Зрелище пышно устланных мягкими коврами золотых и серебряных ложей, золотых и серебряных столов с роскошно приготовленным обедом и всего этого великолепия и роскоши яств привело Павсания в изумление. В шутку он приказал своим слугам приготовить также и лаконский обед. Разница между обоими обедами оказалась большая, и Павсаний, засмеявшись, велел пригласить эллинских военачальников. Когда те собрались, Павсаний, указывая им на оба обеда, сказал: "Эллины! Я собрал вас, чтобы показать безрассудство этого предводителя мидян, который ЖИВЕТ В ТАКОЙ РОСКОШИ И ВСЕ-ТАКИ ПРИШЕЛ К НАМ, ЧТОБЫ ОТНЯТЬ НАШИ ЖАЛКИЕ КРОХИ"...

После этого платейцы находили еще много ящиков с золотом, серебром и другими драгоценностями>> [163], с.441-442.

Впрочем, иногда Геродот отдает персам должное за их храбрость: "Главная доблесть персов - мужество. После военной доблести большой заслугой считается иметь как можно больше сыновей... Детей с пяти- до 20-летнего возраста они обучают только трем вещам: верховой езде, стрельбе из лука и правдивости" [163], с.55.

И тут же Геродот вновь начинает грустно рассуждать на обеденную тему: "Персы утверждают, что эллины встают из-за стола голодными, так как у них после обеда не подают ни одного стоящего блюда. Если бы у эллинов подавался десерт, то они бы ели не переставая" [163], с.54.


рис.7.36

рис.7.37

Теперь мы понимаем, о каком времени идет речь. О конце XVI века н.э. По мнению "античного" Геродота, его сограждане в Западной Европе в то время жили бедно. А персы = русские, напротив, богато. Сравнение западноевропейского обеда с русским-персидским показало, как пишет Геродот, "их большую разницу". Русские = персы питались роскошно, западные европейцы = эллины - заметно беднее. В XVI-XVII веках так они говорили сами о себе.

На рис.7.36 приведена картина Якопо Робусти "Эсфирь перед Артаксерксом", а на рис.7.37 - его же картина "Юдифь и Олоферн".

 

19. ЕЩЕ ОДНА "ИСТОРИЯ ЕСФИРИ", НА ЭТОТ РАЗ В САМОМ КОНЦЕ ТРУДА ГЕРОДОТА.

19.1. ЦАРЬ КСЕРКС ОТДАЛЯЕТ СВОЮ ЗАКОННУЮ СУПРУГУ РАДИ АРТАИНТЫ - МОЛОДОЙ ЖЕНЫ СВОЕГО СЫНА ДАРИЯ. АРТАИНТА СТАНОВИТСЯ ЛЮБОВНИЦЕЙ КСЕРКСА.

Двигаясь по "Истории" Геродота, мы приближаемся к ее концу и оказываемся в последних десятилетиях XVI века. Мы уже хорошо знаем, что именно в это время в метрополии Империи, в Руси-Орде, разворачивается "история Есфири" - дворцового переворота, приведшего к Великой Смуте. Естественно ожидать, что Геродот сейчас должен, рассказав о Ливонской войне "Грозного", перейти к Есфири. Наш логический вывод полностью оправдывается.


рис.7.38

Сразу же после поражения персов при Платеях, Геродот сообщает о бурных событиях, развернувшихся при дворе персидского царя Ксеркса. Для лучшего понимания дальнейших событий, сразу скажем, что у Ксеркса в это время есть законная супруга Аместрида. При дворе Ксеркса находится его брат Масист. У Масиста есть жена и дочь. Ксеркс влюбляется в жену Масиста, но не получает взаимности. Тогда Ксеркс пытается приблизить ее к себе, устроив свадьбу своего сына Дария с ее дочерью, а именно, с Артаинтой - дочерью Масиста. Однако, введя в свой дом Артаинту, Ксеркс тут же охладевает к ее матери и влюбляется теперь уже в молодую Артаинту. Успешно делает ее своей любовницей. Все это приводит к весьма тяжелым последствиям. Условная схема взаимоотношений всех перечисленных персонажей показана на рис.7.38.

<<Царь (Ксеркс - Авт.) все еще пребывал в Сардах с того времени, как он, потерпев поражение в морской битве, бежал из Афин [в Азию]. Тогда-то, будучи в Сардах, Ксеркс воспылал страстью к супруге Масиста, которая также находилась там. Хотя он и посылал к ней [вестников], но ее оказалось невозможно склонить [к измене]. Применить же насилие царь не хотел из уважения к брату Масисту. То же самое чувство [уважения] удерживало и эту женщину; она прекрасно знала, что ее не принудят силой. Так как у Ксеркса не было больше других средств [овладеть этой женщиной], то он устроил свадьбу своего сына Дария и дочери этой женщины и Масиста. Этим царь надеялся скорее достичь своей цели. Свадьба была совершена...

Царь принял в свой дом [МОЛОДУЮ] супругу Дария (СВОЕГО СЫНА - Авт.). Тогда он почувствовал охлаждение к супруге Масиста: теперь, изменив свои чувства, КСЕРКС ВОСПЫЛАЛ ЛЮБОВЬЮ К СУПРУГЕ ДАРИЯ, дочери Масиста, которая ЕМУ И ОТДАЛАСЬ. Имя этой женщины было Артаинта.

Через несколько времени, однако, супружеская неверность [жены Дария] открылась вот каким путем. Аместрида, супруга Ксеркса, подарила царю пестрый, удивительной красоты плащ, который она сама выткала. Ксеркс с радостью надел его и пошел к Артаинте. Насладившись этой женщиной, царь сказал ей, что она может просить у него все, что хочет в награду за любовь... Артаинта же отвечала Ксерксу (и это послужило причиной ее собственной гибели и ГИБЕЛИ ВСЕГО ДОМА)... Артаинта смело потребовала его плащ. Ксеркс стал тогда придумывать всевозможные отговорки, не желая отдавать плащ... из страха перед Аместридой. А царица уже и раньше питала подозрения [в неверности]... Царь же стал предлагать Артаинте в дар города, несметное количество золота и войско... Однако Ксеркс не мог убедить эту женщину, и ему пришлось подарить ей плащ. А та, весьма обрадовавшись подарку, стала носить и красоваться в нем.

Аместрида услышала, что плащ у Артаинты... Царица обратила свой гнев не на эту женщину, так как предполагала виновницей и исполнительницей этого дела ее мать, а замыслила погубить супругу Масиста...

Ее супруг Ксеркс давал царский пир... Только в этот день царь... одаривает персов. Этот-то день и выждала Аместрида и потребовала у Ксеркса выдать ей в подарок супругу Масиста. Ксеркс нашел это требование выдать жену брата недостойным и возмутительным, которая к тому же была совершенно невиновна в этом деле...

Царица стала настойчиво добиваться... и царю пришлось... правда весьма неохотно, дать согласие. Позволив царице делать со своей жертвой все, что она хочет, он послал за братом и сказал ему вот что: "Масист! ... Отпусти свою супругу, с которой ты живешь, а я дам тебе в жены вместо нее мою дочь"... Масист же, пораженный такими словами Ксеркса, ответил так: "Владыка! Какие бесполезные речи заводишь ты со мною! ... Нет царь! ... Не принуждай меня силой, так как тебе это вовсе не нужно... А мне позволь жить с моей супругой"... Ксеркс же, распалившись гневом, сказал ему в ответ: "... Моя воля такова: не выдам я за тебя своей дочери, но и со своей женой ты больше не будешь жить. Ты научишься принимать то, что тебе предлагают!". Услышав эти угрозы, Масист поспешно вышел со словами: "Владыка! Ты ведь меня еще не погубил!"...

Пока Ксеркс вел этот разговор с братом, Аместрида послала телохранителей Ксеркса изувечить жену Масиста: она велела отрезать у несчастной груди и бросить псам, а также нос, уши и губы, вырезать язык и отправить в таком виде домой.

Масист же, еще ничего не зная об этом, но предчувствуя недоброе, бегом бросился домой. Увидев свою жену [столь страшно] изувеченной, он тотчас же... отправился... в Бактры. Он хотел поднять восстание в Бактрийской области, чтобы лишить царя престола... Ксеркс, однако, проведал замыслы Масиста и отправил в погоню за ним отряд, [который] настиг его в пути: МАСИСТ БЫЛ УБИТ вместе с сыновьями и приверженцами. Это мой рассказ о страсти Ксеркса и смерти Масиста>> [163], с.449-451.

О чем здесь рассказал нам Геродот?

19.2. ЗДЕСЬ КСЕРКС - ЭТО ИВАН ГРОЗНЫЙ, МАСИСТ - ЭТО ЕГО СЫН ИВАН, АРТАИНТА - ЭТО ЕЛЕНА ВОЛОШАНКА = БИБЛЕЙСКАЯ ЕСФИРЬ.

Рассказ Геродота на самом деле вполне понятен. Мы уже много раз сталкивались с различными описаниями знаменитой истории Есфири из XVI века на страницах "античных" летописей. Данный геродотовский вариант легко узнаваем и прозрачен. Судите сами.

## По Геродоту, великий персидский царь Ксеркс отдаляет от себя свою законную супругу Аместриду, влюбляясь сначала в жену своего брата, а потом в его молодую дочь.

Аналогично, по русским летописям, великий царь Иван Грозный отстраняет от себя свою жену. В версии XV века речь идет об известной Софье Палеолог. Вместо нее Грозный вводит в свой дом и делает любовницей молодую женщину, жену своего сына Ивана Молодого.

## Согласно Геродоту, рядом с Ксерксом находится его близкий родственник, брат Масист, невольный участник разгорающейся драмы. Масист сначала ничего не подозревает. Его дочь становится любовницей Ксеркса. Сначала об этом мало кто знает, но потом весь двор прозревает и становится свидетелем бурных событий.

В русской версии, рядом с Иваном III Грозным находится его сын Иван Молодой, тоже против воли втянутый в разрастающийся семейный конфликт. Его молодая жена - Елена Волошанка - становится любовницей Ивана III Грозного. Через короткое время тайна становится известной всему царскому двору.

В обеих версиях в драму вовлечен близкий родственник великого царя: либо его брат, либо его сын.

## В "античном" варианте затем происходит крупная семейная ссора. Аместрида, законная супруга Ксеркса, узнает о его измене. Она добивается от царя выдачи ей ни в чем неповинной супруги Масиста. После чего, по приказу царицы, телохранители Ксеркса страшно увечат несчастную женщину.

Согласно русским летописям, картина немного другая, но костяк событий в общем тот же. Происходит крупная семейная ссора, но две женщины "переставлены местами". Здесь преследованиям подвергается сама Софья Палеолог, первая и законная жена Ивана III Грозного. Напомним, что царь Иван III надолго отдает предпочтение лагерю своей наложницы, еретички Елены Волошанки, то есть ФАКТИЧЕСКИ ПОДДЕРЖИВАЕТ ЕРЕСЬ ЖИДОВСТВУЮЩИХ, схариевцев-захарьиных. Более того, якобы в 1490 году московским митрополитом становится жидовствующий ЕРЕТИК Зосима [372], т.1, с.495. Новгородский архиепископ Геннадий и другие иерархи русской церкви добиваются церковного собора с целью уничтожения ереси в Москве. Собор происходит якобы в 1490 году, однако НЕ ПРИНИМАЕТ НИКАКИХ РЕШЕНИЙ ПРОТИВ ЕРЕТИКОВ. Апогеем торжества ереси жидовствующих в Москве становится заключение Василия - сына Ивана III - в темницу, жестокая казнь приближенных Василия, КАЗНЬ ПРИБЛИЖЕННЫХ ЦАРИЦЫ СОФЬИ. Их утопили в Москве-реке. СОФЬЯ ПАЛЕОЛОГ БЕЖИТ на Белоозеро. Елена Волошанка = Есфирь торжествует.

Таким образом, в обеих версиях из-за интриги страдает ни в чем неповинная женщина. А ее соперница торжествует. У Геродота - это Артаинта и Аместрида, а в русских летописях - Елена Волошанка = Есфирь.

## По Геродоту, Масист, брат великого царя, через некоторое время убит. Причем ПО ЛИЧНОМУ ПРИКАЗУ КСЕРКСА. Быстро догнали и убили.

Аналогично, в русско-ордынской версии, сын Ивана Грозного, а именно, царевич Иван был убит САМИМ ЦАРЕМ прямым ударом посоха в лицо, в висок. Умирает и его дубликат - Иван Молодой, муж Елены Волошанки, якобы из XV века.

19.3. РОКОВОЙ ПЛАЩ.

Стоит обратить внимание на характерный сюжет: законная супруга Аместрида подарила мужу Ксерксу роскошный плащ, а царь отдает его, правда против своего желания, любовнице Артаинте. Через некоторое время жена Аместрида узнает об этом и вспыхивает ненависть.

В книге "Начало Ордынской Руси", гл.5:2.17, мы уже анализировали очень похожий и известный сюжет. В популярном германо-скандинавском эпосе о Зигфриде и Брюнхильде говорится о яростном конфликте двух жен Зигфрида, а именно, Брюнхильды и Кримхильды, разгоревшемся из за "пояса Брюнхильды". Эта же история отразилась, кстати, в виде известного спора двух "античных" богинь - Афины и Афродиты.

В эпосе "Песня о нибелунгах" есть целая глава под названием: "О том, как КОРОЛЕВЫ ПОССОРИЛИСЬ". Брюнхильда и Кримхильда заспорили - ЧЕЙ МУЖ ЛУЧШЕ. Кримхильда стала хвалить своего мужа Зигфрида. В ответ Брюнхильда - бывшая первая жена Зигфрида - заявляет, что ее теперешний муж Гунтер смелей, знатней и удалей. Спор становится все напряженнее.

В разгар спора Кримхильда открывает Брюнхильде тайну ее брачной ночи, когда Зигфрид тайком от Брюнхильды подменил собою Гунтера на брачном ложе. Возмущенная Брюнхильда обвиняет Кримхильду во лжи, но та гордо ПРЕДЪЯВЛЯЕТ ЕЙ ЕЕ СОБСТВЕННЫЙ ПЕРСТЕНЬ И ДРАГОЦЕННЫЙ ПОЯС, УКРАДЕННЫЕ КОГДА-ТО ЗИГФРИДОМ У БРЮНХИЛЬДЫ ВО ВРЕМЯ ИХ БРАЧНОЙ НОЧИ.

"Из шелка НИНЕВИИ был этот пояс свит, каменьями унизан и жемчугом расшит. Заплакала Брюнхильда при взгляде на него" [652:1], с.101.

Страсти накаляются до предела и в противостояние двух королев вовлекаются как Зигфрид - муж Кримхильды, так и Гунтер - муж Брюнхильды. В итоге погибает Зигфрид, а через какое-то время, в результате вспыхнувшей войны, гибнет и Гунтер.

Как мы уже говорили, здесь в "Песнь о нибелунгах" говорится, скорее всего, о знаменитом споре двух богинь - Афины и Афродиты, приводящем к "суду Париса", к появлению "яблока раздора", к спору богинь - "кто лучше". И в итоге - к затяжной Троянской войне XIII века н.э., когда гибнут и Ахиллес = Зигфрид и Гектор = Гунтер. В данном отражении Брюнхильда - это Афина, богиня войны, а Кримхильда - Афродита, богиня красоты.

Теперь мы столкнулись с тем, что данный сюжет мог частично впитать в себя также элементы "истории Есфири" из XVI века. Именно это и произошло в труде Геродота. Мы видим, что западноевропейские летописцы иногда смешивали две войны - Троянскую из XIII века и Великую Смуту конца XVI - начала XVII века.

В "Истории" Геродота есть и другие, более глухие упоминания об "истории Есфири". К ним относится, например, повествование об Атоссе, дочери Кира, супруге Дария [163], с.179. Рассказ Геродота об Атоссе очень краток. Зато об Атоссе много говорит Плутарх в разделе "Артаксеркс" своих "Сравнительных Жизнеописаний" [660], т.3, с.360-368. В его изложении соответствие с историей Есфири = Елены Волошанки выглядит весьма наглядно. Мы подробно анализировали данный плутарховский сюжет в книге "Библейская Русь", гл.7:28, поэтому здесь не будем на нем останавливаться. Отметим лишь, что персидский царь Артаксеркс является еще одним отражением Ивана Грозного. Как и персидский царь Ксеркс. Кстати, имя АРТА-КСЕРКС означало, вероятно, ОРДА-ЦАРЬ, Ордынский Царь или Ордынский Казацкий Царь.

Однако стоит все-таки задержаться на повествовании Плутарха об Атоссе и Арта-Ксерксе по другой причине. Дело в том, что здесь же рассказывается и другая интересная история, а именно о видном персидском царедворце Тирибазе, который оказывается еще одним отражением Андрея Курбского. Об этом - в следующем разделе.

Главная страница
Оглавление книги ЗАВОЕВАНИЕ АМЕРИКИ ЕРМАКОМ-КОРТЕСОМ
Подписи к крисункам
Продолжение