Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 4.
ПОЛКОВОДЕЦ ГЕРМАНИК, ПЛЕМЯННИК ТИБЕРИЯ, - ЭТО КАЗАЧИЙ АТАМАН-КОНКИСТАДОР ЕРМАК-КОРТЕС,
ЗАВОЕВАВШИЙ АМЕРИКУ.

10. ВОЙНЫ ГЕРМАНИКА С МЕСТНЫМ НАСЕЛЕНИЕМ ПОСЛЕ ПРИБЫТИЯ ФЛОТА В "ГЕРМАНИЮ" - ЭТО ВОЙНЫ КОРТЕСА-ЕРМАКА С АЦТЕКАМИ В МЕКСИКЕ.

10.1. ОБЩАЯ СХЕМА СООТВЕТСТВИЯ.

Итак, прибыв в "Германию", Германик начинает борьбу с "германцами". Описывается тяжелая война, успех в которой склонялся то на сторону римлян, то на сторону германцев. В конце концов Германик победил. Опираясь на предыдущие наши результаты, делаем вывод, что здесь должна быть описана война Кортеса-Ермака в Центральной Америке против царства Ацтеков и Майя. Хотя кампания была исключительно тяжелой, конкистадоры-казаки выиграли ее. Мексика была покорена. Посмотрим, как все это описано у Корнелия Тацита (он же Поджо Браччолини). Его рассказ достаточно подробен, хотя и сумбурен. Тацит рассказывает о многих военных эпизодах, сражениях на суше, на реках, на озерах. Мы не будем прослеживать все детали этих битв, поскольку их много и сопоставление с военными операциями Кортеса-Ермака потребовало бы слишком много времени и места. Скажем лишь, что в грубых чертах параллелизм здесь достаточно ясен. Вкратце наметим основные узлы соответствия.

# ЖЕСТОКАЯ ВОЙНА, МНОГО СРАЖЕНИЙ. - Обе версии описывают крупную и жестокую войну хорошо вооруженных завоевателей с местным населением, местными вождями и их войсками. Тяжелая война выиграна завоевателями, страна покорена.

# РАСКОЛ МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ДВА ЛАГЕРЯ И МЕЖДОУСОБИЦА. - Изучая историю Кортеса-Ермака, мы видели, что индейцы в Америке разделились на две противоборствующие друг с другом группы. Одни племена поддержали завоевателей, выступив против угнетавших их ранее Ацтеков во главе с королем Монтекусома. Его еще называют Мотекухсома или Монтесума. То есть конкистадорам удалось найти многочисленных союзников среди местного населения, и с их помощью победить Ацтеков.

Вполне аналогичная картина наблюдается и при покорении Германиком "Германии". Здесь тоже местное население раскалывается на два лагеря. Первый - германские союзники римлян во главе с вождем Сегестом. Сегест сам предложил свои услуги Германику. Второй лагерь - германцы, ненавидевшие римлян и возглавленные вождем Арминием. В итоге воины Сегеста выступают на стороне римлян против Арминия и своих соотечественников. Тем самым, поход Германика вызвал междоусобную войну в "Германии".

10.2. МЕСТНАЯ ЖЕНЩИНА-"ПРЕДАТЕЛЬНИЦА", ОКАЗАВШАЯСЯ В ВОЙСКЕ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ.

В истории Кортеса-Ермака видное место занимает молодая индианка Малинче, попавшая к конкистадорам при их вторжении в Мексику. Она стала любовницей Кортеса, постоянно сопровождала его, была переводчицей. Более того, она оказалась предательницей интересов индейцев. Отношение к ней в Мексике было негативное. Ее имя даже стало в Мексике символом предательства вплоть до XIX века [210:1], с.146.

Берналь Диас, испанский = османский летописец похода Кортеса, много и весьма положительно говорит о Малинче-Марине. Она появилась в войске конкистадоров сразу после того, как Кортес продемонстрировал мешикам силу огнестрельного оружия. Перепуганные индейцы, желая задобрить Кортеса, прислали ему подарки и 20 женщин. Среди них и была Малинче-Марина. Она во многом помогла завоевателям, заслужила их уважение и, напротив, ненависть соплеменников.

Романовская версия тоже упоминает о татарской девушке, предложенной завоевателю Ермаку покоренными им татарами. Правда, в отличие от испанской = османской версии эти упоминания более краткие и не столь яркие. Причем тема женского предательства здесь явно затушевана. Очень интересно, что мотив измены и предательства женщины - с точки зрения ее соплеменников - ВСЕ-ТАКИ ВСПЛЫВАЕТ НА СТРАНИЦАХ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ в другом месте. Хотя довольно глухо. См. подробности в нашей книге <<Завоевание Америки Ермаком-Кортесом...>>.

Спрашивается, есть ли у Корнелия Тацита что-либо подобное при описании похода Германика? Отвечаем: есть, хотя и в слегка иной форме. Речь пойдет о жене Арминия, то есть о жене вождя германцев, выступивших против римлян. Она оказалась в лагере Германика, вместе с перебежавшим к римлянам Сегестом. Дело было так.

<<Мужчины (германцы - Авт.) зрелого возраста... мешали римлянам приступить к наведению моста. Отогнанные затем метательными снарядами и стрелами лучников и тщетно попытавшись начать переговоры о мире, некоторые из них перебежали к Германику, а остальные, покинув свои поселения и деревни, рассеиваются в лесах. Предав огню Маттий (главный город этого племени) и опустошив открытую местность, цезарь повернул к Рейну...

Немного спустя ПРИБЫЛИ ПОСЛЫ ОТ СЕГЕСТА С ПРОСЬБОЙ О ПОМОЩИ ПРОТИВ НАСИЛИЯ СОПЛЕМЕННИКОВ, КОТОРЫЕ ЕГО ОСАЖДАЛИ; Арминий был влиятельнее, так как настаивал на войне...

Германик решил, что ради этого дела стоит повернуть войско; произошел бой с державшими в осаде Сегеста, и он был вызволен с большим числом родичей и клиентов. Здесь были и знатные женщины, И СРЕДИ НИХ ЖЕНА АРМИНИЯ, ОНА ЖЕ - ДОЧЬ СЕГЕСТА, БОЛЕЕ ПРИВЕРЖЕННАЯ УСТРЕМЛЕНИЯМ МУЖА, ЧЕМ ОТЦА, и не унизившая себя до слез и мольбы, со скрещенными на груди руками и глазами, опущенными к своему отягощенному бременем чреву...

Он (Сегест - Авт.) сказал следующее: "... Я избрал себе друзей и врагов, помышляя только о вашем (римлян - Авт.) благе, и не из ненависти к родной стране (ведь предатели омерзительны даже тем, кому они отдают предпочтение), а потому, что считал одно и то же полезным для римлян и германцев... Итак, ПОХИТИТЕЛЯ МОЕЙ ДОЧЕРИ и нарушителя договора, заключенного с вами, я обвинил перед Варом, который тогда начальствовал вашим войском...

О дочери скажу откровенно, что она прибыла не по своей воле: тебе дано рассудить, что перевешивает: то ли, что она зачала от Арминия или что порождена мною".

Цезарь в милостивом ответе обещает его детям и родичам безнаказанность, а ему самому - пребывание в прежней провинции... Жена Арминия родила ребенка мужского пола, КОТОРЫЙ БЫЛ ВОСПИТАН В РАВЕННЕ (то есть у римлян - Авт.); о том, как над мальчиком насмеялась судьба, я расскажу в своем месте.

Слух о том, что СЕГЕСТ ПЕРЕДАЛСЯ РИМЛЯНАМ И ЕМУ ОКАЗАН БЛАГОСКЛОННЫЙ ПРИЕМ, воспринимается одними с надеждой, другими - с горечью... Похищение жены и то, что ее будущее дитя обречено рабству, приводили Арминия... в безудержную ярость, и он носился среди херусков, требуя, чтобы они подняли оружие на Сегеста, оружие на Цезаря. Не воздерживался он и от поношений: превосходный отец, выдающийся полководец, храброе войско, столько рук, которыми УВЕЗЕНА ОДНА ЖЕНЩИНА! ...

Если они (германцы, по словам Арминия - Авт.) предпочитают родину, предков и старину господам над собою и новым колониям, пусть лучше идут за Арминием, который ведет их к свободе и славе, чем за Сегестом, ведущим к постыдному рабству.

Эти речи подняли не только херусков, но и соседние племена>> [833], т.1, с.34-35.

Итак, мы видим следующее.

# ЗНАТНАЯ МЕСТНАЯ ЖЕНЩИНА В ЛАГЕРЕ ПРИШЕЛЬЦЕВ. - Завоевателям удается внести раскол в ряды германцев и спровоцировать у них междоусобную войну. При этом в лагере римлян оказывается знатная женщина, жена германца Арминия. В то же время она - дочь германца Сегеста.

# ЕЕ ВПОЛНЕ МОГЛИ ОБВИНИТЬ В ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ. - Складывается двойственное положение. С одной стороны жена Арминия вроде бы должна быть противницей римлян, как и ее муж. С другой стороны, она прибывает к римлянам вместе со своим отцом Сегестом, который ДОБРОВОЛЬНО ПРЕДАЛСЯ ГЕРМАНИКУ. Выходит, что его дочь явилась в лагерь врагов ДОБРОВОЛЬНО. Как было на самом деле - Тацит не говорит. Поэтому такое событие разные люди могли истолковывать по-разному. Ясно, что много было таких, которые решили, будто жена Арминия ДОБРОВОЛЬНО ПРЕДАЛАСЬ РИМЛЯНАМ и стала "служить на их стороне". В конце концов, она действительно прибыла вместе со своим отцом.

Далее, во всей этой истории слово ПРЕДАТЕЛЬСТВО было произнесено вслух и громко. А именно, в предательстве Арминий обвинил Сегеста, отца женщины. В запутанной атмосфере войны многие могли решить, что раз Сегест предал свой народ, то и его дочь тоже предала свой народ. В общем, поводов обвинить женщину в измене родине было достаточно.

# СЮЖЕТ О ЖЕНЩИНЕ-"ПРЕДАТЕЛЬНИЦЕ" ЗАНИМАЕТ ВИДНОЕ МЕСТО В ИСТОРИИ ВОЙНЫ. - Рассказанная Тацитом история жены Арминия была явно не рядовой. Она касалась высшей знати германского общества. В центре сюжета находилась жена главного вождя сопротивления. Корнелий Тацит несколько раз упоминает о женщине и рассуждает на тему предательства Сегеста, ее отца.

То же самое мы видели и в истории Кортеса. История предательницы Малинчи считалась очень яркой. Эта измена волновала людей в Мексике по прошествии многих десятилетий и даже столетий.

ВЫВОД: римская и испанская (османская) версии неплохо здесь согласуются.

10.3. БИТВЫ, БИТВЫ, БИТВЫ...

Далее Тацит сообщает о многочисленных сражениях римлян с германцами. В частности, разворачиваются сражения на озерах. В истории завоевания Мексики Кортесом битвы на озерах тоже занимают заметное место. Дело в том, что столица Мексики - город Мешихо - был расположен на большом озере. Поэтому наиболее яростные схватки происходили именно здесь, как на берегах озера, так и на воде между флотом конкистадоров и кораблями индейцев. Но мы не будем подробно вникать во все детали. Их слишком много и последовательное сравнение сильно увеличило бы объем нашего исследования. Скажем лишь, что общая картина обоих завоеваний достаточно схожа. На рис.4.23, рис.4.24, рис.4.25, рис.4.26, рис.4.27, рис.4.28, мы приводим несколько рисунков из Кунгурской Летописи, изображающих многочисленные "сибирские" сражения Ермака. Как мы теперь начинаем понимать, здесь показаны битвы "античного" Германика (то есть атамана-конкистадора Ермака-Кортеса) в Америке. Казаки Ермака использовали мушкеты и пушки, показанные, в частности, и на приводимых нами старинных рисунках. Следовательно, "античные" легионеры Германика были вооружены огнестрельным оружием. Которого у противостоявших им "варваров" не было.

10.4. ЖЕРТВЕННИКИ "ВАРВАРОВ".

Корнелий Тацит сообщает, что германцы были варварами, а потому приносили в жертву богам захваченных в плен римлян. Например: "Были здесь и обломки оружия, и конские кости, и человеческие черепа, пригвожденные к древесным стволам. В ближайших лесах ОБНАРУЖИЛИСЬ ЖЕРТВЕННИКИ, У КОТОРЫХ ВАРВАРЫ ПРИНЕСЛИ В ЖЕРТВУ ТРИБУНОВ И ЦЕНТУРИОНОВ первых центурий. И пережившие этот разгром, уцелев в бою и избежав плена, рассказывали... с какого возвышения произнес речь Арминий, сколько виселиц для расправы с пленными и сколько ям было для них приготовлено, и как, в своем высокомерии, издевался он над значками и орлами римского войска" [833], т.1, с.36.

Аналогично, во время покорения Мексики конкистадоры столкнулись с "варварским" обычаем человеческих жертвоприношений. Индейцы устраивали специальные представления с участием плененных конкистадоров, убивали их, вырывали сердца, рис.4.29, рис.4.30, съедали части тел, сжигали на жертвенниках, вешали отрубленные головы на специальные приспособления, рис.4.31. Об этом многословно рассказывает, например, хронист Берналь Диас дель Кастильо [64:3].

Таким образом, в обеих версиях противники римлян-конкистадоров представлены как варвары, совершающие человеческие жертвоприношения. В то время как завоеватели-христиане от такой практики уже давно, дескать, отказались.

10.5. "НОЧЬ ПЕЧАЛИ" И БИТВА У "МОСТА БЕДСТВИЯ".

Во время покорения Мексики конкистадоры Кортеса-Ермака были на волосок от полного разгрома ацтеками. Это жестокое сражение вошло в испанско-мексиканскую историю под названием "Ночь Печали", а также как битва у "Моста Бедствия". В хронике Берналя Диаса дель Кастильо, соратника Кортеса и участника похода, ей посвящена отдельная глава. Вкратце мы уже коснулись данного сюжета выше. Во время этого сражения Кортес-Ермак чуть было не погиб, упав в воду.

Напомним вкратце рассказ Берналя Диаса о "Ночи Печали". <<Мы видели, что каждый день наши силы уменьшаются, а мешиков увеличиваются. Мы видели, что многие из нас уже мертвы и все много раз ранены... запасы пороха таяли... воды почти не было совсем... И было решено Кортесом... что НОЧЬЮ мы должны уйти окончательно. Выбрано было НОЧНОЕ ВРЕМЯ...

Прежде всего был построен ПЕРЕНОСНОЙ МОСТ из надежных бревен и досок, чтобы перекидывать его через каналы...

Кортес, уже с НАСТУПЛЕНИЕМ НОЧИ, велел снести все золото, серебро и прочие драгоценности в один большой зал... Навьючена была вся эта масса на 7 раненых и хромых коней и на 1 кобылу и на множество наших друзей-тлашкальцев - больше 80...

МЫ ЭТОЙ ЖЕ НОЧЬЮ вышли, направившись к мостам... БЫЛО ОКОЛО ПОЛУНОЧИ и довольно холодно, с неба падала какая-то изморозь, А С ОЗЕРА поднялся туман; и вот по нашему переносному мосту на дамбе перешли нагруженные золотом кони, кобыла и тлашкальцы... И тут раздались крики, сигналы труб, вопли и свист мешиков... В одно мгновение ВСЕ ОЗЕРО покрылось лодками, а позади нас столпилось такое множество отрядов врагов, что наш арьергард как бы завяз... Два наших коня поскользнулись на мокрых бревнах, упали в воду и при общей суматохе МОСТ ПЕРЕВЕРНУЛСЯ...

Между тем задние все напирали, и скоро в панике образовалась в этом ПРОМЕЖУТКЕ [В ДАМБЕ] С ВОДОЙ великая куча людей, лошадей и поклажи. Всякий, кто не умел плавать, неминуемо погибал, и такая участь постигла большинство наших [воинов]-индейцев...

Кое-кто перебирался через головы и тела своих же товарищей; многие беспорядочно ринулись по дамбе назад, думая пробиться до суши, но немедленно попадали в самую гущу врагов, И ВСЕ ДО ЕДИНОГО ПОЛЕГЛИ>> [64:3], с.200-203.

Берналь Диас продолжает: "Кортес, капитаны и солдаты, которые перешли за авангардом, в карьер неслись по дороге [на дамбе] вперед, стараясь выбраться как можно скорее на сушу и спасти свои жизни... Не пригодились нам ни аркебузы, ни арбалеты, ибо они отсырели в воде, ДА И ТЕМНОТА НЕ ДОПУСКАЛА ПРИЦЕЛА" [64:3], с.203.

В итоге конкистадоры пробились, хотя и потеряли многих солдат.

Как мы показали в книге <<Завоевание Америки Ермаком-Кортесом...>>, битва в "Ночь Печали", по-видимому, является повторным описанием сражения конкистадоров с индейцами у "Моста бедствия". При этом Кортес тоже РАНЕН, хотя и остается в строю.

Аналогичный сюжет живописует Корнелий Тацит, рассказывая о сражении Германика с германцами. Процитируем вкратце.

"Варвары, стараясь прорвать выставленные заслоны... затевают стычки, обходят, наступают с разных сторон... Все было неблагоприятно для римлян: ТОПКАЯ ПОЧВА, засасывавшая остановившихся и скользкая для пытавшихся двигаться... воины, увязавшие в жидкой грязи, не могли как следует метать дротики. Херуски, напротив, привыкли сражаться на болотах... ТОЛЬКО НОЧЬ ИЗБАВИЛА ОТ РАЗГРОМА ДРОГНУВШИЕ УЖЕ ЛЕГИОНЫ. Но германцы... и тут не дали себе отдыха, и ВСЮ ВОДУ, РОЖДАВШУЮСЯ НА ОКРЕСТНЫХ ВОЗВЫШЕННОСТЯХ, ОТВЕЛИ В НИЗИНУ; ОНА ЗАЛИЛА ЕЕ И СМЫЛА ТО, ЧТО УЖЕ БЫЛО СДЕЛАНО...

Ночь и в том, и в другом лагере прошла неспокойно: варвары праздничным пиршеством... оглашали разбросанные внизу долины... а у римлян - тусклые огни, заглушенные голоса... И военачальника устрашил тревожный сон, ибо он видел и слышал Квинтилия Вара, ПОДНЯВШЕГОСЯ ИЗ БОЛОТНОЙ ПУЧИНЫ И ЗАЛИТОГО КРОВЬЮ и как бы призывавшего, но не последовал за ним и оттолкнул его протянутую руку. На рассвете легионы... поспешно расположились на поле за заболоченною низиною. Арминий однако напал не сразу...

Он.. с отборными воинами врезается в ряды римского войска, поражая по преимуществу лошадей... Под вечер легионы выбрались наконец на ровное место и на твердую почву. Но и здесь их бедствиям еще не пришел конец...

Случилось, что сорвавшаяся с привязи лошадь... бросилась бежать и сбила с ног нескольких... воинов. Из-за этого среди римлян, решивших, что в лагерь вторглись германцы, возникло такое смятение, что все устремились к воротам... Цецина... тщетно пытался... остановить или задержать воинов... и наконец лег в самом проходе ворот, преградив таким образом дорогу бегущим, которые посовестились пройти по телу легата" [833], т.1, с.37-38.

В обеих версиях говорится о тяжелом поражении завоевателей. Особо опасные для них события развертываются вечером и ночью. В обоих случаях подчеркнуто, что конкистадоры-римляне сражаются среди водных каналов или даже прямо на топких болотах, в воде. При этом германцы отвели воду в низину, где оказались римляне, чем чуть было не погубили дрогнувшие легионы.

В испанской = османской летописи говорится, что полководец Кортес упал в воду, был ранен и чуть было не утонул. В "античном" римском рассказе о падении в воду Германика ничего не говорится, но зато сюда вставлен сюжет, "привидевшийся" полководцу, будто известный военачальник Квинтилий Вар "поднялся из болотной пучины, залитый кровью". Считается, что легионы Вара были разгромлены германцами ранее вторжения в Германию армии Германика. Впрочем, не исключено, что поражение Вара является еще одним отражением битвы у "Моста Бедствий" Кортеса-Германика-Ермака на страницах "античных" хроник.

10.6. ГИБЕЛЬ ФЛОТА.

Как мы уже говорили выше, во время морского похода в "Германию", Германик потерял почти весь свой флот [833], т.1, с.54. Якобы флот погиб в результате яростной бури в Океане. "СЛУХ О ГИБЕЛИ ФЛОТА возродил в германцах воинственный пыл, и это заставило Цезаря принять необходимые меры" [833], т.1, с.54. Таким образом, на какое-то время римляне остались на территории враждебной страны практически без кораблей.

Обратимся теперь к испанской = османской версии экспедиции Кортеса = Ермака. Здесь происходит весьма похожее событие. В начале похода вспыхивает мятеж, который был подавлен. При этом Кортес приказал УНИЧТОЖИТЬ, СЖЕЧЬ КОРАБЛИ, чтобы лишить трусов возможности вернуться домой. Таким образом, флот Кортеса погиб. Берналь Диас дель Кастильо писал: "Знаю я, что мысль об УНИЧТОЖЕНИИ ФЛОТА принадлежала самому Кортесу, но он ее не выявил, так как опасался, что впоследствии с него же и потребуют возврата стоимости кораблей.

Предложение было принято, и старший альгуасил Хуан де Эскаланте, храбрейший человек и верный друг Кортеса, получил соответствующий приказ...

Все ценное было снято с кораблей, а сами они были посажены на мель, ГДЕ ПРИБОЙ ИХ ВСКОРЕ РАЗРУШИЛ ОКОНЧАТЕЛЬНО. Оставлены были лишь лодки. Матросы переведены были в армию" [64:3], с.76-77.

Итак, в обеих версиях сообщается практически одно и то же: в самом начале похода флот завоевателей ПОГИБ. Одни говорили, что его погубила буря в Океане. Другие считали, что полководец сам приказал уничтожить все свои корабли. Впрочем, и в испанской версии сказано, что корабли были РАЗРУШЕНЫ ПРИБОЕМ. То есть они не были взорваны или сожжены, а погибли от ударов океанских волн. Таким образом, причина гибели флота в общем - одна и та же.

Перед нами - неплохое соответствие.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение >>