Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 6.
КЛАВДИЙ И "ИВАН ГРОЗНЫЙ".

8. "МНОГО ЖЕН" ГРОЗНОГО И "МНОГО ЖЕН" КЛАВДИЯ. ОЧЕРЕДНАЯ ЖЕНИТЬБА ИМПЕРАТОРА ПРОИСХОДИТ ЛИШЬ С ОДОБРЕНИЯ СИНОДА-СЕНАТА.

Нам говорят, что у "Грозного" было СЕМЬ ЖЕН. Либо пять или шесть. См., например, Карамзина, примечание 554 к тому 9, [362]. Как мы уже говорили в книге "Новая хронология Руси",гл.8:7, эти семь (или пять или шесть) жен следует "распределить" между четырьмя царями "Грозной" эпохи, после чего число жен, приходящихся на одного правителя, станет нормальным. Однако романовская версия приписала всех этих жен одному человеку. В результате у историков возникла проблема. Согласно церковным православным правилам, жениться в четвертый раз царь не мог. Поэтому, когда Грозный вздумал жениться в четвертый раз, он, дескать, смиренно обратился к Митрополиту и Святителям за разрешением. Церковь разрешила, и Иван IV вступил в свой четвертый брак.

Вот рассказ Карамзина: <<Первым делом его (Грозного - Авт.) по возвращении в Москву или в Александровскую Слободу было неслыханное дотоле в России церковное беззаконие. Он в ЧЕТВЕРТЫЙ РАЗ женился на Анне Алексеевне Колтовской... немедленно усовестился, созвал Епископов и молил их утвердить сей брак... (Далее следует большая речь Грозного, в которой он объясняет мотивы своего поступка - Авт.)...

"...Видя опять жалкую малость сыновей и Государство в бедствиях, дерзнул на четвертый брак. Ныне, припадая с умилением, молю Святителей о разрешении и благословении". Такое смирение Великаго Царя, как сказано в деяниях сего Собора, глубоко тронуло Архиепископов и Епископов: они проливали слезы, болезнуя о вине и виноватом... и положили УТВЕРДИТЬ БРАК, ради теплаго и умильного покаяния Государева... между тем обязывались молиться за Царицу Анну - и дабы беззаконие Царя не было соблазном для народа, то грозили ужасною церковною клятвою всякому, кто подобно Иоанну дерзнет взять четвертую жену>> [362], т.9, гл.3, столбцы 114-115.

Сто'ит отметить для дальнейшего, что "перед тем временем, как царь Иван Васильевич задумывал вступить в седьмой и последний свой брак, он женил и младшего своего сына Федора" [282], с.135.

Итак, в романовской интерпретации, четвертый брак Грозного стал возможным лишь благодаря его обращению к церковному Собору, который рассмотрел дело и благосклонно разрешил. Правда, запретил кому-либо "подражать" царю в этом деле.

Оказывается, практически то же самое событие происходит и с Клавдием. Он "тоже" женат несколько раз. А именно, не то шесть, не то семь или даже восемь. Его женами последовательно были: 1) Эмилия Лепида, 2) Ливия Медуллина, 3) Плавтия Ургуланилла, 4) Элия Петина, 5) Валерия Мессалина и, наконец, 6) Агриппина. Правда, сообщается, что между Мессалиной и Агриппиной у Клавдия были попытки взять себе в жены снова Петину, а также Лоллию Павлину. В результате выходит либо шесть жен, либо семь, если учесть попытку с Лоллией Павлиной. А если добавить и обсуждавшийся повторный брак с Петиной, то получится восемь браков при опять-таки семи женах.

Таким образом, семь (или пять или шесть) жен у Грозного и семь (или шесть) жен у Клавдия.

Далее, оказывается, когда Клавдий вздумал жениться в шестой раз на своей племяннице Агриппине, ему пришлось обратиться за разрешением к сенату, поскольку браки между близкими родственниками не дозволялись и считались кровосмесительными. Вот что пишет Светоний: "Обольщенный лукавствами Агриппины, которая была дочерью его брата Германика и пользовалась своим правом на поцелуи и родственные ласки, он нашел людей, которые на ближайшем заседании предложили сенату обязать Клавдия жениться на Агриппине, якобы для высшего блага государства, и дозволить подобные браки для всех, хотя до той поры они считались кровосмесительными. И чуть ли не через день он справил свадьбу; однако примеру его никто не последовал, кроме одного вольноотпущенника и одного старшего центуриона, свадьбу которого он с Агриппиною сам почтил своим присутствием" [760], с.141.

Мы видим очень хорошее соответствие.

# МНОГО ЖЕН. - В обеих версиях специально обсуждается тот яркий факт, что у правителя было необычно много жен. Не то шесть, не то семь.

# ОДИН ИЗ БРАКОВ ЦАРЯ ПРОТИВОРЕЧИЛ СЛОЖИВШИМСЯ ОБЫЧАЯМ. - В романовской версии четвертый брак Грозного противоречил церковным правилам. Жениться более трех раз не разрешалось.

В "античном" жизнеописании Клавдия подчеркивается, что его желание жениться на своей племяннице Агриппине шло вразрез со сложившимся обычаем, запрещавшим браки между близкими родственниками. Такие союзы считались кровосмесительными и осуждались в Риме.

# ОСОБОЕ РАЗРЕШЕНИЕ ВЛАСТЕЙ ДЛЯ ЖЕНИТЬБЫ В ЧЕТВЕРТЫЙ ИЛИ В ШЕСТОЙ РАЗ. - Про Ивана Грозного сообщается, что он обратился к церковному Собору с просьбой разрешить ему четвертый брак. Собор рассмотрел прошение и дал разрешение. Хотя и запретил аналогичные поступки всем другим людям.

В "биографии" Клавдия сказано, что он подговорил нескольких знакомых провести через римский сенат постановление о разрешении жениться на племянницах. Сенат пошел навстречу императору и принял такой указ. После чего Клавдий тут же женился на Агриппине. При этом подчеркивается, что римское общество все равно продолжало рассматривать подобные браки как неправильные, поскольку только два человека последовали примеру Клавдия.

# ЖЕНИВШИСЬ САМ, ПРАВИТЕЛЬ УСТРОИЛ БРАК БЛИЗКОГО К НЕМУ ЧЕЛОВЕКА. - В романовской версии, Иван Грозный, женившись в СЕДЬМОЙ раз, одновременно женил и своего сына Федора. То есть практически одновременно отпраздновали две свадьбы - царскую и его родственника.

В "античной" версии император Клавдий, женившись в ШЕСТОЙ (или седьмой) раз, тут же отпраздновал свадьбу и своего старшего центуриона, лично явившись к нему на его бракосочетание.

Прежде чем оставить этот сюжет, приведем здесь, для полноты картины, также и более подробный рассказ Тацита об этой прошумевшей женитьбе Клавдия.

"Брачный сговор Клавдия с Агриппиною подкрепляла и распространившаяся об этом молва и их вышедшая за пределы дозволенного близость; но они еще не осмеливались торжественно справить свадебные обряды, ТАК КАК ЖЕНИТЬБА ДЯДИ НА ПЛЕМЯННИЦЕ БЫЛА ДЕЛОМ НЕСЛЫХАННЫМ; такой союз считался кровосмесительным, а пренебречь этим они не решались из опасения, как бы их поступок не навлек несчастья на государство. Конец этому промедлению был положен Вителлием... Задав вопрос Цезарю, подчинится ли он требованиям народа и совету сената, и получив ответ, что он такой же гражданин, как все прочие... Вителлий... прибывает в сенат... и просит разрешения выступить первым" [833], т.1, с.197-198.

Далее Вителлий с жаром убеждает сенаторов согласиться на брак Клавдия с племянницей. Сенаторы, ясное дело, тут же соглашаются. Причем единодушно. Тацит говорит: "Все единодушно советуют принцепсу вступить в брак... Агриппина превосходит всех остальных славою своего рода...

Не было недостатка в таких, кто, восклицая, что если Цезарь промедлит, то они женят его насильственно... Стала собираться беспорядочная толпа, в которой слышались выкрики, что римский народ обращается к Цезарю с мольбой о том же. И Клавдий, дольше не дожидаясь, выходит на форум и предстает перед поздравляющими его, а войдя в сенат, требует, чтобы было вынесено постановление, которым раз и навсегда дозволялись бы браки между дядьями и племянницами. Впрочем, не нашлось никого, кто бы пожелал вступить в такое супружество, кроме единственного римского всадника Алледия Севера...

Этот брак принцепса явился причиною решительных перемен в государстве" [833], т.1, с.198-199.

9. ГИБЕЛЬ МАЛЬЧИКА ДРУЗА, СЫНА КЛАВДИЯ, - ЭТО ГИБЕЛЬ ЦАРЕВИЧА ДМИТРИЯ, СЫНА ГРОЗНОГО.

Сто'ит обратить внимание на одну многозначительную фразу Светония, проскользнувшую в жизнеописании Клавдия. Рассказывая о мальчике Друзе, сыне Клавдия, Светоний говорит: "Друз у него умер еще на исходе отрочества: он играл, подбрасывая грушу, и задохнулся, когда поймал ее ртом" [760], с.141. Не о гибели ли царевича Дмитрия сказано здесь? Ведь мальчик Дмитрий, "играя ножиком в тычку", подбрасывал его и, как заявила годуновская следственная комиссия, сам напоролся на нож. И погиб. Напомним, что Клавдий - это Иван Грозный. Поэтому этот сын Клавдия вполне может оказаться отражением Дмитрия Ивановича, сына Грозного. Напомним, что, по мнению комиссии, маленький Дмитрий был подвержен эпилепсии и порезал себе горло. Так что Светоний вполне мог решить, что Друз "задохнулся, поймав ртом" какой-то предмет.

Спрашивается, а откуда в рассказе Светония взялась ГРУША? Выскажем гипотезу. По-латински, груша (плод) - PIRUM, а груша (дерево) - PIRUS, см. [666:1]. Но ведь латинское ПИРУС (pirus) очень близко к русскому слову ПОРЕЗ, порезать, а латинское ПИРУМ (pirum) похоже на слово ПЕРО, как иногда называют нож или кинжал. ПЕРО в данном случае могло произойти от слова ПОРОТЬ, ПЫРНУЛ, распороть ножом или кинжалом. Так что, скорее всего, в старинном оригинале, который редактировали в эпоху Реформации, было сказано, что мальчик ПОРЕЗАЛСЯ ножом или ПОРАНИЛ себя, ПЫРНУЛ ножом. Редакторы лукаво заменили слово "порез" на "грушу". Суть дела затуманилась, чего, надо полагать, и добивались. Скорее всего, это делали специально.

10. КЛАВДИЙ - ИЗВЕРГ, ЖЕСТОКИЙ ЦАРЬ.

Про все фантомные отражения Ивана Грозного летописцы увлеченно, с жаром, с массой подробностей, рассказывают, что он был невероятно жесток. Следует ожидать, что то же самое мы сейчас услышим и о Клавдии. Надо ли говорить, что наш прогноз полностью оправдывается? Мы цитируем Светония.

"Тридцать пять сенаторов и более трехсот римских всадников были казнены им с редким безразличием...

Природная свирепость и кровожадность обнаруживалась как в большом, так и в малом. Пытки при допросах и казни отцеубийц заставлял он производить немедля и у себя на глазах. Однажды в Тибуре он пожелал видеть казнь по древнему обычаю, преступники уже были привязаны к столбам, но не нашлось палача; тогда он вызвал палача из Рима и терпеливо ждал его до самого вечера...

Звериными травлями и полуденными побоищами увлекался он до того, что являлся на зрелище ранним утром и оставался сидеть даже тогда когда все расходились завтракать" [760], с.142-143.

Мы опустим дальнейшее перечисление кровавых подробностей, поскольку это становится уже утомительным. Важен лишь факт их описания.

Подведем итог. В жизнеописании Клавдия, как очередного фантомного отражения Ивана Грозного, вновь детально рассказывается о его зверствах.

11. УПОМИНАНИЕ О ХРИСТЕ.

Между прочим, Светоний сообщает следующее: "Иудеев, постоянно волнуемых Хрестом, он изгнал из Рима" [760], с.140. Возможно, здесь говорится о разгроме ереси жидовствующих на Руси, когда Грозный раскаялся в своем потворстве ереси и дал согласие на аресты и казни еретиков. Либо же эта фраза Светония восходит к более ранним сообщениям о преследованиях первых апостольских христиан, развернутых против них в эпоху XIII-XIV веков со стороны царского христианства.

Нельзя не отметить несколько нервную реакцию современных комментаторов по поводу подобных сообщений о Христе в "античных" источниках. Например, в данном случае, заявили следующее: "Хрест - довольно распространенное среди рабов имя, поэтому нет необходимости видеть в этой смуте первое известие о христианах в Риме; однако возможность такого толкования все же допустима" [760], с.317, комментарий 103.

Спрашивается, почему историкам в общем-то не нравятся упоминания о Христе у "античных классиков"? Скорее всего, причина кроется в событиях эпохи Возрождения, когда старались предать забвению историю Великой = "Монгольской" Империи. А поскольку рассказ об Андронике-Христе являлся одним из краеугольных камней истории Империи, то реформаторы решили объявить императора Андроника-Христа вообще "несуществовавшей личностью". Заявили, будто "Христа никогда не было", а встречающиеся упоминания о нем в светских старинных источниках либо являются позднейшими тенденциозными вставками, либо имеют в виду вовсе не Христа, а, как в приведенном выше примере, мол, "рабов по имени Хрест".

12. КЛАВДИЙ = ГРОЗНЫЙ БЫЛ ПИСАТЕЛЕМ. ОКАЗЫВАЕТСЯ, ПРИ НЕМ БЫЛ СОЗДАН ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ ЗНАМЕНИТОГО "ЛИЦЕВОГО СВОДА".

Практически во всех фантомных отражениях Ивана Грозного подчеркивается, что он много писал, интересовался литературой, является автором многих произведений. То же самое говорится о про "античного" Клавдия. Светоний сообщает: <<Он не лишен был ни учености, ни красноречия и всегда с усердием занимался благородными искусствами.

Историю он начал сочинять еще в юности, по совету Тита Ливия и с помощью Сульпиция Флава...

ВО ВРЕМЯ СВОЕГО ПРАВЛЕНИЯ ОН ТАКЖЕ МНОГО ПИСАЛ и всегда оглашал написанное с помощью чтеца. Начал он свою историю с убийства диктатора Цезаря, потом перешел к позднейшим временам и взял началом установление гражданского мира. Он видел, что о событиях более ранних правдивый и свободный рассказ уже был невозможен... и о предшествующих временах он оставил только две книги, а о последующих - сорок одну. Сочинил он также восемь книг о своей жизни, написанных не столько безвкусно, сколько бестолково; а также "В защиту Цицерона против писаний Азиния Галла", произведение весьма ученое. ОН ДАЖЕ ВЫДУМАЛ ТРИ НОВЫЕ БУКВЫ, считая необходимым прибавить их к старым, а став правителем, без труда добился принятия этих букв во всеобщее употребление. Знаки их сохранились во многих книгах, ведомостях и надписях на постройках.

Греческой словесностью он занимался не с меньшим старанием, при всяком удобном случае выражая свою любовь и предпочтение к этому языку... Греческим послам в сенате он нередко отвечал целыми речами. Даже в суде он любил напоминать стихи Гомера...

ПО-ГРЕЧЕСКИ ОН ТОЖЕ ПИСАЛ ИСТОРИИ: ЭТРУССКУЮ В ДВАДЦАТИ КНИГАХ И КАРФАГЕНСКУЮ В ВОСЬМИ. По этой причине он присоединил к старому александрийскому Мусею новый, названный его именем, и распорядился, чтобы из года в год по установленным дням сменяющиеся чтецы ОГЛАШАЛИ В ОДНОМ ИЗ НИХ ЭТРУССКУЮ ИСТОРИЮ, В ДРУГОМ - КАРФАГЕНСКУЮ: КНИГУ ЗА КНИГОЙ, С НАЧАЛА ДО КОНЦА, КАК НА ОТКРЫТЫХ ЧТЕНИЯХ>> [760], с.145-146.

Эти сведения очень интересны. Нам говорят, что император Клавдий, то есть Грозный, является автором какого-то огромного труда, состоящего по крайней мере из СЕМИДЕСЯТИ ДЕВЯТИ КНИГ (как сказано: 2 + 41 + 8 + 20 + 8).

Среди них:

СОРОКАТРЕХТОМНАЯ РИМСКАЯ ИСТОРИЯ,

ДВАДЦАТИТОМНАЯ ЭТРУССКАЯ ИСТОРИЯ И

ВОСЬМИТОМНАЯ КАРФАГЕНСКАЯ ИСТОРИЯ.

Но, как мы уже понимаем, история "античного" Рима, написанная Клавдием, это история Руси-Орды XIII-XVI веков, эт-русская история - это тоже русская история, а карфагенская история - это, на самом деле, история Царь-Града. См. наши книги "Империя" и "Царский Рим в Междуречье Оки и Волги". Выходит, что при императоре Клавдии = Грозном создан громадный труд по истории Руси-Орды и Царь-Града. Повторим: ШЕСТЬДЕСЯТ ТРИ КНИГИ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ И ВОСЕМЬ КНИГ ПО ЦАРЬ-ГРАДСКОЙ ИСТОРИИ.

Вряд ли стоит думать, что император Клавдий-Грозный лично, собственной рукой, написал все приписываемые ему семьдесят девять книг, включая семьдесят один том по истории. У царя настолько много дел, что вряд ли он может уделить столько времени для написания столь обширного труда. Ведь надо было собрать обширные исторические материалы, документы, обработать их, продумать связи между ними, а потом написать множество книг. Скорее всего, как это обычно и делается, он отдал приказ создать подробную историю Великой = "Монгольской" Империи. Была привлечена большая группа ученых людей, писцов, художников, которые под наблюдением и контролем императора изготовили сей огромный труд.

Зададимся вопросом - о чем тут речь? Никакого гигантского труда императора Клавдия до нашего времени, как нам объясняют, не дошло. Нас уверяют, что все это потеряно. Прошли, мол, столетия, тысячелетия... Хотя, надо сказать, ни Светоний, ни Тацит ничего не говорят о гибели трудов императора Клавдия. Получается, что в их время эти книги все еще существовали.

Опираясь на наши результаты, можно высказать следующую мысль. Поскольку Клавдий - это Иван Грозный,то огромный исторический труд, созданный по его инициативе, должен был оставить заметный след в русской истории. Так ли это? Да, так. Прекрасно известно, что именно при Грозном на Руси создан грандиозный Лицевой Свод. Гигантский исторический памятник, объемлющий всемирную историю от древнейших времен до эпохи Грозного. Кстати, длительное время Лицевой Свод вообще не издавался. Впервые он начал публиковаться в Москве изд-вом "Актеон" лишь в 2006 году, на волне широко развернувшихся дискуссий о русской и всемирной истории.

Правда, согласно нашим результатам, ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ текст Лицевого Свода до нас либо не дошел, либо известен лишь частично. Дело в том, что, скорее всего, в XVII веке, уже при Романовых, он был отредактирован в свете "новых веяний". Так что имеющаяся сегодня его версия - более позднего происхождения. Тем не менее, даже в сегодняшнем, то есть "романовском" виде, он представляет бесценный памятник XVII века, опирающийся на источники XVI века.

Итак, наша мысль такова. При "античном" римском императоре Клавдии = Иване Грозном создан первоначальный вариант грандиозного Лицевого Свода. Согласно римским сведениям, сначала он состоял из СЕМИДЕСЯТИ ОДНОЙ КНИГИ. Даже в переработанном, искаженном и сокращенном Романовыми виде, этот труд занял десять гигантских томов. Ввиду такого объема издательство "Актеон" было вынуждено разделить каждый том на две части. В результате Лицевой Свод в его современном факсимильном переиздании занимает девятнадцать больших томов.

Ничего подобного этому памятнику в мире более создано не было. Все известные нам сегодня старинные западно-европейские, арабские, восточные, китайские и другие хроники не идут ни в какое сравнение с русско-ордынским Лицевым Сводом. Нет даже хотя бы отдаленно похожих. И это понятно. Лицевой Свод создавался в столице Великой = "Монгольской" Империи в XVI веке, в эпоху ее максимального расцвета и мощи. Именно поэтому ему с самого начала была уготована судьба уникальнейшего труда. Были привлечены самые лучшие ученые и мастера. Написание всемирной истории, то есть истории Великой Империи XIII-XVI веков, контролировал лично Грозный = Клавдий. Ясное дело, что исполнители старались на славу. В частности, Лицевой Свод заполнен великолепными миниатюрами.

Мы видим, что Светоний уважительно отозвался о Лицевом Своде, назвав его трудом по римской, этрусской и карфагенской истории.

Сообщение Светония, что Клавдий сам, лично, написал римскую, этрусскую и карфагенскую истории, согласуется с мнение историков, что Иван Грозный лично правил текст Лицевого Свода. Считается, что на некоторых листах были даже пометки Грозного [775], с.28-31.

Интересно, что, согласно Светонию, император Клавдий написал также восемь книг о своей жизни. То есть, автобиографию. Опять-таки, писал, скорее всего, не сам, а поручил писцам - под свою диктовку, или по собственным архивам. Тем самым, нам сообщили, что в XVI веке было написано большое жизнеописание Ивана Грозного (восемь книг!), нечто вроде автобиографии. В сожалению, этот труд до нас вообще не дошел. Наверное, Романовым он показался совершенно недопустимым. Поэтому решили просто уничтожить. И если бы не Светоний, мы так и не узнали бы, что Грозный (Клавдий) написал автобиографию.

Впрочем, здесь возникает также следующая идея. Возможно, "автобиографией императора" Светоний назвал описание не только его жизни, но и его рода. В таком случае речь может идти об известном Государевом Родословце XVI века. Хотя этот родословец, - который назывался также "Государева большая Елизарова книга" [27], с.25, - до нашего времени, естественно, не сохранился, но по отрывочным косвенным свидетельствам и ссылкам можно составить о нем некоторое представление. Реконструкцией Государева Родословца XVI века занимался в XIX веке Н.П.Лихачев [27], с.25. Мы подробно обсуждаем этот вопрос в книге "Новая хронология Руси",гл.9:5 - "Уничтожение Романовыми разрядных книг Русско-Ордынской Империи и изготовление вместо них подложных родословных".

Интересно упоминание Светония, что Клавдий (то есть Грозный) придумал три новые буквы, введенные им в употребление, но которые потом, после смерти царя, были забыты. Тацит тоже говорит об этом: "Клавдий прибавил три буквы, бывшие в ходу в годы его властвования, а затем вышедшие из употребления; их можно увидеть еще и поныне на бронзовых досках (далее текст Тацита, по сообщению комментаторов, дефектен и потому не воспроизведен - Авт.)..., прибитых на площадях и в храмах" [833], т.1, с.185.

Не очень ясно, о каких "трех буквах" идет речь. Было бы интересно разобраться в этом.

13. СМЕРТЬ ГРОЗНОГО, КАК И СМЕРТЬ КЛАВДИЯ, БЫЛА ВОЗВЕЩЕНА КОМЕТОЙ.

Светоний сообщает, что "предвещанием его (Клавдия - Авт.) смерти были важные знамения. НА НЕБЕ ЯВИЛАСЬ ХВОСТАТАЯ ЗВЕЗДА, ТАК НАЗЫВАЕМАЯ КОМЕТА; молния ударила в памятник его отца, Друза... Да и сам он, как кажется, знал и не скрывал близости своего конца. Это видно из того, что при назначении консулов он назначил их только до месяца своей смерти... а в последний раз заседая в сенате, он произнес, что близок его жизненный предел и, несмотря на общее возмущение, повторил это снова и снова" [760], с.147.

Появление кометы, возвестившей смерть Ивана Грозного, отмечено в самых разных источниках. Например, в записи на полях книги Горсея, там, где говорится о последних днях Грозного, сказано следующее: "ОГРОМНАЯ СВЕРКАЮЩАЯ ЗВЕЗДА и другие знаки были видны 7 недель над Москвой в год 85-й" [186], с.189. И далее: "Чародейки оповестили его (Грозного - Авт.), что самые сильные созвездия и могущественные планеты небес против царя, они предрекают его кончину" [186], с.85.

Карамзин сообщает: "В сие время явилась Комета с крестообразным небесным знамением... Царь вышел на Красное крыльцо, смотрел долго, изменился в лице и сказал окружающим: вот знамение моей смерти! Тревожимый сею мыслию, он искал, как пишут, Астрологов, мнимых волхвов... ежедневно посылал любимца своего, Бельского, толковать с ними о Комете, и скоро занемог опасно: вся внутренность его начала гнить, а тело пухнуть... уверяют, что Астрологи предсказали ему неминуемую смерть через несколько дней... но что Иоанн велел им молчать" [362], т.9, гл.7, столбец 256.

Перед нами - неплохой параллелизм. В обеих версиях сказано, что смерть царя возвещена кометой, которую видели все. Далее, и про Клавдия, и про Грозного, сообщается, что оба знали о близости своего конца, не скрывали этого, и обсуждали с придворными.

14. ПОЧЕМУ КЛАВДИЯ ОТРАВИЛИ "БЕЛЫМИ" ГРИБАМИ? ОТВЕЧАЕМ: ПОТОМУ, ЧТО ИВАНА ГРОЗНОГО ОТРАВИЛ БОЯРИН БЕЛЬСКИЙ.

И Клавдия, и Грозного отравили. О версии, согласно которой, Грозный погиб от яда, мы уже говорили при анализе жизнеописания Тиберия - одного из отражений Грозного. Напомним эти сведения. "По словам очевидцев, тело больного (Ивана Грозного - Авт.) страшно распухло. ХОДИЛИ ТЕМНЫЕ СЛУХИ, БУДТО ЦАРЯ ОТРАВИЛИ БЛИЖНИЕ ЛЮДИ - Бельский и Годунов" [776], с.238. Более того, "об отравлении царя (Ивана Грозного - Авт.) писали И.Масса, гетман Жолкевский" [186], с.191. Например, И.Масса в своем "Кратком известии о Московии" сообщал: "Богдан БЕЛЬСКИЙ... подал ему (Грозному - Авт.) прописанное доктором Иоганном Эйлофом питье, БРОСИВ В НЕГО ЯД". Цит. по [186], с.190.

О смерти Грозного объявили не сразу. Придворные скрывали смерть царя. Джером Горсей говорит, что хотя Грозный уже умер, "некоторая надежда (на его выздоровление - Авт.) была подана, чтобы остановить панику" [186], с.87.

То же самое говорит и Карамзин про смерть Грозного. Царь "вдруг упал и закрыл глаза навеки, между тем как врачи терли его крепительными жидкостями, а Митрополит - исполняя, вероятно, давно известную волю Иоаннову - читал молитвы пострижения... В сии минуты царствовала глубокая тишина во дворце и в столице: ждали, что будет, не дерзая спрашивать. ИОАНН ЛЕЖАЛ УЖЕ МЕРТВЫЙ, но еще страшный для предстоящих царедворцев, КОТОРЫЕ ДОЛГО НЕ ВЕРИЛИ ГЛАЗАМ СВОИМ И НЕ ОБЪЯВЛЯЛИ О ЕГО СМЕРТИ" [362], т.9, гл.7, столбец 258.

Таким образом, и про Тиберия, и про Грозного рассказывали, будто причиной смерти царя было отравление, причем повинны в этом близкие люди. Буквально то же самое мы видим и в "биографии" Клавдия. Светоний пишет следующее.

"Умер он (Клавдий - Авт.) от яда, как признают все; но кто и где его дал, о том говорят по-разному. Одни сообщают, что сделал это евнух Галот, проверявший его кушанья за трапезой жрецов на Капитолии, другие - что сама Агриппина (жена Клавдия - Авт.) за домашним обедом поднесла ему отраву в БЕЛЫХ грибах, его ЛЮБИМОМ лакомстве...

СМЕРТЬ ЕГО СКРЫВАЛИ, пока не обеспечили все для его преемника. Приносили обеты о его здоровье, словно он был болен, приводили во дворец комедиантов, словно он желал развлечься" [760], с.147.

Сравним оба жизнеописания.

# ЦАРЯ ОТРАВИЛИ. - В обеих версиях сказано, что императора Клавдия = Грозного отравили.

# ОТРАВИЛИ БЛИЗКИЕ ЛЮДИ. - В обеих версиях подчеркнуто, что царь отравлен близкими людьми. Клавдия отравила его собственная жена. А Грозного отравил один из ближайших придворных - Бельский.

# ЛЮБИМЫЕ БЕЛЫЕ ГРИБЫ И ЛЮБИМЕЦ БЕЛЬСКИЙ. - По Светонию, Клавдия отравили БЕЛЫМИ грибами, причем сказано, что это было его ЛЮБИМОЕ лакомство.

А про Грозного сообщается, что его отравил ЛЮБИМЕЦ БЕЛЬСКИЙ. Вероятно, поздний редактор подменил в исходном старинном тексте слова' "любимец Бельский" на выражение "любимые белые грибы". Может быть, слово "грибы" появилось здесь у Светония в результате искажения русского слова "гроб", поскольку изначально речь здесь шла о смерти и погребении Грозного. Скорее всего, подобные переделки старинной летописи были преднамеренными. Цель проста - путем лукавых искажений затуманить исходный смысл и превратить историю Грозного в некий сказочный рассказ "о далеком прошлом".

# ПРИДВОРНЫЕ ДОЛГО СКРЫВАЛИ СМЕРТЬ ИМПЕРАТОРА. - Обе версии единогласно утверждают, что смерть царя ДОЛГО скрывали от народа. Про Грозного: "Долго не верили глазам своим и не объявляли о его смерти". Про Клавдия: представили дело так, будто царь жив и развлекается с комедиантами.

Мы видим хорошее соответствие.

Итак, мы завершили анализ основных фактов из жизнеописания императора Клавдия. Но, оказывается, нам рано расставаться с этим сюжетом. В "биографии" Клавдия-Грозного есть еще один примечательный рассказ, за которым, как мы обнаружили, скрывается очень яркий и важный параллелизм. К нему мы и перейдем. Речь пойдет об известном Фаросском маяке.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение