Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 6.
КЛАВДИЙ И "ИВАН ГРОЗНЫЙ".

15.5. ВОСЬМИГРАННЫЙ ФАРОССКИЙ МАЯК И ВОСЬМИГРАННЫЙ СТОЛП ИВАНА ВЕЛИКОГО. ОХРАННАЯ СТРАЖА ВНУТРИ БАШНИ.

По "античным" источникам, второй этаж Фаросского маяка представлял собой ВОСЬМИГРАННУЮ башню ориентированную по сторонам света.

Действительно, московская колокольня Ивана Великого - ВОСЬМИГРАННАЯ. Она составлена из восьмигранных ярусов, рис.6.34, рис.6.44, рис.6.45, рис.6.46, рис.6.47. Еще раз отметим, что в нижнем ярусе четыре грани из восьми строго ориентированы по сторонам света. На приведенном нами плане Столпа вверху справа указано направление на север. Первоначально Ивановский Столп имел высоту 60 метров. После надстройки высота вместе с крестом составила 81 метр. Колокольня возведена из кирпича с применением белого камня [627], с.324.

Далее, "античные" источники говорят, что в Фаросском маяке был расположен воинский гарнизон. В самом деле, про Ивановский Столп известно следующее: "Второй восьмерик, перекрытый сложного очертания сводом... первоначально делился на два этажа дощатым перекрытием. НИЖНЕЕ ПОМЕЩЕНИЕ ПРЕДНАЗНАЧАЛОСЬ, ВИДИМО, ДЛЯ ДОЗОРНОЙ СЛУЖБЫ: в его стенах устроены глубокие ниши в рост человека, в которые выходят круглые смотровые окна" [627], с.324.

Известно также, что "одноэтажная пристройка XVII в., где позднее РАЗМЕЩАЛИСЬ КАРАУЛЬНЫЕ КРЕМЛЕВСКОЙ ГАУПТВАХТЫ, была разобрана в 1784 г." [107], с.178.

По-видимому, помня о такой прежней "военной" функции Иванова Столпа, "на рубеже XVIII-XIX веков М.Ф.Казаков пристроил к западному фасаду звонницы одноэтажное здание кордегардий с галереей" [627], с.323. Здесь располагались казаки.

Между прочим, согласно "античной" версии, Фаросский маяк венчал купол, на котором стояла большая бронзовая "статуя" бога Посейдона. Вероятно, это - большой крест, возвышавшийся над Ивановым Столпом. Крест этот считался выдающимся по размерам и исполнению. Недаром в 1812 году французы пытались снять его, чтобы ПЕРЕВЕЗТИ И ВОДРУЗИТЬ В ПАРИЖЕ. Известно следующее: "Завоеватели также сняли с колокольни крест, который Наполеон будто бы хотел поставить над куполом Дома Инвалидов в Париже. Однако обложенный медью крест сорвался с веревок, упал со страшным грохотом и сломался" [107], с.177.

Взамен этого старинного креста на купол Столпа в 1813 году поставили новый с "типично классическими розетками" и изображением распятия в центре, рис.6.48. Не исключено, что "античные классики" прозвали христианский крест бронзовой фигурой бога Посейдона по той простой причине, что на старом Ивановском кресте было изображено распятие Христа.

15.6. ЧУДЕСНЫЕ БРОНЗОВЫЕ СТАТУИ ФАРОССКОГО МАЯКА И ОГРОМНЫЕ КОЛОКОЛА ИВАНОВА СТОЛПА.

"Античные" источники много и восторженно говорили о замечательных и многочисленных бронзовых "статуях" Фаросского маяка. Дескать, они совершали какие-то движения, отбивали время час за часом (днем и ночью), указывали на солнце, а когда появлялись враги, некоторые статуи издавали предостерегающий крик. О чем речь?

После всего сказанного ответ очевиден. Речь идет о знаменитых колоколах, находившихся на колокольне Ивана Великого и на пристроенной рядом звоннице, рис.6.49, рис.6.50. Об этих колоколах говорили и писали много. В XIX веке "всех колоколов на Иване Великом с пристройкой - 34, и общий вес их 16 тысяч пудов. Некоторые висящие на само'м Ивановском столпе имеют любопытные надписи, но самых старых колоколов немного. Между ними находится Новгородский XV века, перелитый, как полагают, из знаменитого Вечевого" [421], с.112.

<<Сейчас на колокольне и пристройках висят 22 колокола... По описи начала XVIII в. их было 34, но употреблялась примерно половина: остальные не имели языков... Самые древние из сохранившихся в Кремле относятся только в XVI в. ... Самый большой колокол, Успенский в 4000 пудов, виден в центральном проеме Петроковской звонницы. Его перелили из старого, поврежденного при взрыве, в 1817-1819 гг. ...Бока колокола украшают литые изображения Деисуса, Успения Богоматери, царей Алексея и Петра, а также императора Александра I с семьей и московского митрополита Августина. Увидев громадные размеры нового колокола, митрополит вначале побоялся дать разрешение на подъем... Но все обошлось благополучно и колокол занял предназначенное ему место...

Следующий по размеру колокол, Реут (то есть Ревун - колокол с низким и тяжелым звуком), весом в 1200 пудов, отлил в 1622 г. автор Царь-пушки, "пушечный литец" Андрей Чохов... Третий большой колокол, Воскресный, в 1017 пудов, перелитый при Екатерине II, обладал таким красивым тембром, что его специально приходил слушать композитор А.Г.Рубинштейн. В Семисотный (семисотпудовый) колокол Филаретовой пристройки, отлитый в начале XVIII в. Иваном Моториным, звонили в Великий пост.

В нижнем ярусе Ивановского столпа висели шесть колоколов: Медведь, Лебедь, Новгородский, Широкий... Слободской и Ростовский. Новгородский колокол Иван Грозный вывез из Софийского собора Новгорода... Медведь, наоборот, отлили в Александровой слободе... он оказался на кремлевской колокольне, получив название по низкому ревущему звуку... Русским колоколам нередко давали имя Лебедь, но исследователи спорят, объяснялось ли это "полетным" характером звона ИЛИ ЕГО РЕЗКИМ ОТТЕНКОМ, ПОХОЖИМ НА ЛЕБЕДИНЫЙ КРИК. Все три упомянутых колокола были перелиты из старых в XVIII в. с сохранением древних надписей...

В проемах среднего яруса колоколов было восемь, в том числе украшенный иностранной надписью Немчин, негромко звонивший Глухой... и Мариинский... Даниловский колокол... украшен красивым фризом из шестикрылых серафимов... Еще пять колоколов располагались внутри яруса. А наверху поместили два Корсунских "зазвонных" колокола с очень резким звуком, объяснявшимся большим содержанием серебра, и еще шесть других, по большей части безымянных...

Для Ивановской звонницы предназначался и знаменитый Царь-колокол, рис.6.51. История его начинается со времен Бориса Годунова, повелевшего отлить колокол весом более чем в тысячу пудов (может быть, с использованием металла колокола Ивана Грозного) и повесить на деревянном срубе. Однако в один из кремлевских пожаров деревянная звонница сгорела, колокол упал и разбился>> [107], с.181-184.

Итак, на Столпе Ивана Великого и пристроенной к нему звоннице было очень много колоколов. Некоторые из них были огромными. Отливка таких колоколов была непростым делом и требовала знания множества профессиональных секретов. Особое внимание мастера уделяли качеству и различным оттенкам звука. Колокола украшали многочисленными изображениями и надписями. Иногда на них были человеческие или ангельские фигуры. Скорее всего, эти колокола и отразились у "античных классиков" в виде чудесных бронзовых статуй, украшавших Фаросский маяк. Напомним, что бронзовые статуи, как и колокола, требовалось отливать. Для этого использовали глиняные формы, куда заливался жидкий металл. Так что по методу производства колокола и статуи схожи, что могло послужить одним из поводов путаницы.

Становятся понятными и сообщаемые "классиками" подробности. Например, "бронзовая статуя", отбивавшая время каждый час днем и ночью, это "часовой" колокол, звоном которого населению сообщали время суток. То обстоятельство, что некоторые "Фаросские статуи" двигались при помощи механизмов, вероятно, указывает на раскачивание огромных колоколов или их тяжелых языков во время звона. Поясним, что раскачать язык большого колокола - непростая задача. Если звонарь находится рядом с колоколом, то делается это при помощи веревки, которую тянут вбок. Однако в случае с Ивановым Столпом считается, что московские звонари приводили в движение языки колоколов (и сами колокола), стоя внизу, на земле. Для этого, конечно, нужны специальные механизмы. И это естественно. Попробуйте раскачать огромный язык колокола, находящегося на большой высоте, просто дергая за вертикальную веревку, привязанную к нему. Ничего не получится. Сообщается, что "русские звонари предпочитали дергать за канаты, стоя на земле у стен колокольни. Есть предположение, что колокола Ивана Великого крепились к деревянным валам. Чтобы раскачать колокол, вал поворачивали приделанным к нему шестом-очепом с длинной веревкой на конце" [107], с.173.

Вероятно, эти приспособления (валы и прочее) "древние классики" и назвали механизмами, поворачивавшими Фаросские "статуи". Ясное дело, что для согласованного приведения в движение нескольких огромных колоколов Иванова Столпа (чтобы получить требуемую мелодию) потребовались грамотные инженерные решения, восхищавшие заезжих путешественников-иностранцев. Тем более их потрясали сами ордынские колокола. Гигантские. Ничего подобного в Западной Европе никогда не было. Даже самые большие западные колокола не шли ни в какое сравнение с огромными русско-ордынскими колоколами XVI-XVII веков. И понятно, почему. Русские цари-ханы считали, что метрополия Великой = "Монгольской" Империи должна быть великой и в архитектуре, и в военном деле и т.д. В частности, и колокола должны быть самыми большими и звучными. Как мы видим, они и были. В том числе и на Фаросском = Эт-Русском Столпе-маяке. На рис.6.52 показан подъем большого колокола в Кремле в 1674 году.

Далее, обращает на себя внимание, что одна из "античных Фаросских статуй" издавала ПРЕДОСТЕРЕГАЮЩИЙ КРИК при приближении врагов. И опять становится ясно, что речь на самом деле идет о колоколе. Именно набатным колоколом созывали народ в случае опасности и возвещали городу о нападении врагов. Кстати, среди колоколов Иванова Столпа был колокол Лебедь, про который известно, что он издавал звук резкого оттенка, ПОХОЖИЙ НА ЛЕБЕДИНЫЙ КРИК, см. выше. Теперь становится понятным, почему "античные" писатели рассуждали про предостерегающий КРИК одной из "Фаросских статуй". Они просто описывали пронзительный звук русско-ордынского колокола Лебедь на Столпе Ивана Великого.

Мы видим яркое соответствие.

15.7. ПОРАЗИТЕЛЬНО, НО В "АНТИЧНОЙ" ИСТОРИИ ФАРОССКОГО МАЯКА УПОМИНАЮТСЯ СОБЫТИЯ ПРАВЛЕНИЯ ПЕТРА I, ИЗ КОНЦА XVII - НАЧАЛА XVIII ВЕКА!

Сейчас мы расскажем об обнаруженном нами чрезвычайно ярком факте. А именно, мы утверждаем, что историю "античного" Фаросского маяка "античные классики" писали вплоть до эпохи Петра I, который правил в 1694-1725 годах. Получается, что еще в начале XVIII некоторые "античные" источники создавались или редактировались.

Про Фаросский маяк сообщается следующее: <<Строитель маяка, архитектор Соскрат, желая сохранить в памяти людей истинное имя создателя замечательной башни, высек на мраморной стене маяка следующую надпись: "Сострат, сын Дексифана из Книда, посвятил богам-спасителям ради мореходов". Вырезав эту надпись, он закрыл свое имя тонким слоем штукатурки и сверху написал по ней имя царя Птолемея Сотера. В глубине души Сострат надеялся, что время пройдет, штукатурка отвалится и имя истинного строителя этого великолепного маяка прославится в веках. ТАК ОНО И СЛУЧИЛОСЬ. Имя Соскрата Книдского - славного создателя одного из семи чудес древнего мира - дошло до наших дней из далекой глубины веков>> [572], с.113.

Сюжет яркий и уникальный. Обратимся теперь к истории Столпа Ивана Великого. <<Первоначально столп Ивановской колокольни был заметно ниже. Его верх, начиная от красивого ожерелья кокошников третьего яруса, надстроен при Борисе Годунове, о чем гласит горделивая надпись под куполом: "Изволением святыя Троицы повелением великаго государя царя и великаго князя Бориса Федоровича всея Руссии самодержца и сына его благовернаго великаго государя царевича и великаго князя Федора Борисовича всея Руссии храм совершен и позлащен во второе лето государьства их"...

А в 1624 г. отец Михаила Романова, патриарх Филарет... повелел... пристроить третью часть - увенчанную шатром Филаретовскую пристройку... Под карнизом пристройки по примеру Годунова поместили утраченную в начале XIX в. надпись о сооружении здания "повелением... Богом венчанного Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея Руссии самодержца, по благословению и по совету, по плотскому рождению отца его государева, а по духовному чину отца и богомольца, великого господина, святейшего патриарха Филарета Никитича".

НАДПИСЬ ГОДУНОВА НА КОЛОКОЛЬНЕ ЗАМАЗАЛИ; ОНА БЫЛА ОТКРЫТА ВПОСЛЕДСТВИИ ПО ПОВЕЛЕНИЮ ПЕТРА I>> [107], с.175-176. См. также [421], с.110.

Итак, происходило следующее. Борис Годунов надстроил прежний Иванов Столп и приказал выбить на самом верху гордую надпись, увековечивавшую это деяние. Однако в начале XVII века, а именно, в 1624 году, надпись замазали штукатуркой. В таком виде она была довольно долго, вплоть до начала XVIII века, когда о ней вспомнили. Может быть, вспомнили потому, что часть штукатурки осыпалась, и из-под нее появились отдельные буквы. По приказу Петра I штукатурку убрали и годуновская надпись вновь засияла на вершине колокольни Ивана Великого. Мы приводим эту надпись на рис.6.53, рис.6.54, рис.6.55, рис.6.56, рис.6.57, рис.6.58.

Получается, что именно она и описана на страницах "античных" источников как надпись Соскрата на Фаросском маяке. То есть на колокольне Ивана Великого. Текст "древнейшей" надписи, приводимый "классиками", и русский текст, раскрытый при Петре I, не совпадают буквально, хотя в обоих случаях в посвятительной надписи названо имя строителя храма-маяка. По "античной" версии, это Соскрат Книдский, а в том виде, в каком надпись была открыта при Петре I, указано имя Бориса Годунова.

Обе исторические версии далее говорят, что надпись была замазана штукатуркой, которая по прошествии некоторого времени осыпалась и надпись вновь явилась людям. Параллелизм налицо. Как в русской, так и в "античной" истории, данный сюжет уникален, единственен. Совмещение во времени двух столь ярких событий прекрасно согласуется с системой хронологических сдвигов; см. Глобальную хронологическую карту А.Т.Фоменко в книгах "Основания истории" и "Методы".

Но отсюда следует, что некоторые "античные" историки создавали свои "бессмертные и древнейшие" произведения вплоть до первой половины XVIII века, когда по приказу Петра I надпись Годунова вновь открыли на вершине Иванова Столпа. Потом "классические" летописи были объявлены ужасно древними, и надпись Годунова "уехала" во времени вниз, ни много ни мало, примерно на 1980 лет. Почти на два тысячелетия! Напомним, что Фаросский маяк возвели будто бы около 280 года до н.э., а Петр I правил в самом конце XVII - начале XVIII века. Таким образом, историю активно переписывали и фальсифицировали вплоть до начала XVIII века. В частности, вписывали на страницы "древнейших хроник" события эпохи Петра I, происходившие в Москве, в бывшей столице Великой = "Монгольской" Империи.

Здесь уместно напомнить, что с подобной поздней "античной деятельностью" мы уже сталкивались при изучении истории Библии. В нашей книге "Библейская Русь",гл.10:4.25, мы предложили новый и неожиданный способ датировки старых Библий.Напомним его. Берем Библию. Если в ней есть книга Неемии, то нужно посмотреть следующее.

1) Сказано ли о Водоеме Селах, библейском "келейном водоеме", то есть о водопроводе в Царском дворце Московского Кремля, сооруженном около 1630 года? Или о библейском царском саде (он же - "античные сады Семирамиды"), появившемся в Московском Кремле примерно в то же время (Неемия 3:15).

2) Сказано ли о библейской "оружейне на углу" (Неемия 3:19), то есть об Арсенале в углу Московского Кремля, возле Собакиной, Угловой башни. Арсенал появился там лишь в середине XVII века.

3) Пропущено ли библейское упоминание о "стене куплий кожаных" (Неемия 3:15, см. Острожскую Библию), то есть о Кожевенной стене, утратившей свое название в Московском Кремле лишь после того, как в 1670 году перенесли в другое место расположенные тут Скорняжные Государевы палаты.

Если все три условия, или хотя бы два первых, выполнены, то можно утверждать, что данная Библия окончательно отредактирована не ранее середины XVII века. Такой способ датировки применим ко всем Библиям: славянским, английским, французским, еврейским, немецким и т.д.

Но сейчас мы обнаружили нечто даже более удивительное. Если в перечисленных случаях библейские авторы рассказывали на страницах своих "древнейших" рукописей о событиях в Московском Кремле середины и второй половины семнадцатого века, то факт, обнаруженный нами сейчас, в связи с Фаросским маяком, поднимает границу "античных свидетельств" вплоть до начала XVIII века. Вплоть до правления Петра I! Следовательно, некоторые "античные классики" отделены от нас не пропастью тысячелетий, как нас клятвенно уверяют, а "всего лишь" примерно тремястами годами. Впрочем, как мы теперь понимаем, триста лет - это очень много для истории. В рамках Новой Хронологии восприятие древности сильно меняется. События трехсотлетней давности следует воспринимать теперь как действительно "очень старые".

В заключение скажем следующее. Историки думают, будто Фаросский маяк был построен около египетской африканской Александрии. Однако сегодня никак его следов там нет. Ввиду этого беззастенчиво заявили, будто маяк "конечно, разрушился", что его остатки простояли якобы до XIV века, после чего окончательно "исчезли". Далее рассуждают так: "Остатки высокого постамента, на котором находилась замечательная башня, сохранилась до наших дней, НО ДЛЯ АРХИТЕКТОРОВ И АРХЕОЛОГОВ ОНИ СОВЕРШЕННО НЕДОСТУПНЫ, так как встроены в средневековую крепость" [572], с.118. Поступают грамотно. Дескать, остатки, "наверное, есть", вот только посмотреть на них никак невозможно. Никак.

Как мы показали, подобные причитания напрасны. Фаросский маяк существует до сих (правда, в несколько перестроенном виде). Желающие взглянуть на него, могут пройти на Соборную площадь Московского Кремля и восхититься Эт-Русским Столпом Ивана Великого.

15.8. ОБ "АНТИЧНЫХ" КОРАБЛЯХ И ПУШКАХ-МОРТИРАХ.

Выше мы показали, что в некоторых случаях "античные" авторы называли христианские соборы КОРАБЛЯМИ. Приведем еще один яркий пример такой путаницы-подстановки. Вероятно, опять-таки намеренной. Речь пойдет об известном "корабле" под названием "Александрия".

<<Большой трехмачтовый корабль "Александрия" выделялся величиной среди остальных судов гавани... Знаменитый корабль был гордостью его строителей... Корабль строили опытнейшие инженеры и среди них - великий... Архимед. Строевой лес из Италии, пенька из Испании, смола из Галлии, слоновая кость и драгоценные породы дерева из восточных стран... Тысячи мастеров под начальством строителя Архия многие месяцы трудились над сооружением этого ВЕЛИЧАЙШЕГО КОРАБЛЯ ДРЕВНЕГО МИРА.

О размерах гигантского корабля можно судить по тому, что о нем рассказывают древние авторы. Его трюмы вмещали полторы тысячи тонн зерна, пятьсот тонн шерсти, десять тысяч бочек рыбы, не считая запасов продовольствия и питьевой воды для ТРЕХ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК. Корабль, вначале прозванный "Сиракузянка", был торговым, но его легко было превратить в боевой.

Мощная катапульта, сооруженная по проекту Архимеда... метала каменные ядра до 75 кг весом... На трех высоких мачтах находились крюки для захватывания вражеских судов. Огромные рычаги управляли крюками: схваченный крюками корабль вытягивался из воды, переворачивался и беспомощный шел ко дну. Восемь боевых башен имела окованная свинцовыми пластинами палуба "Александрии".

Каюта капитана была отделана редкими породами дерева, слоновой костью и позолоченной бронзой. Покои царя были украшены с неслыханной роскошью. Мозаичный пол изображал сцены Троянской войны. На борту корабля был даже сад, полный редкостных цветов и растений, и особый зал для занятий спортом. Статуи лучших мастеров стояли в нишах стен, в библиотеке лежали сотни рукописей. На замечательном корабле все поражало пышностью и роскошью>> [572], с.114-115.

Итак, нас уверяют, будто в глубочайшей древности, задолго до н.э., было построено гигантское и роскошное судно, похожее на знаменитый "Титаник" XX века. Мол, древние мастера все-все умели. Правда, потом все-все забыли. И надолго. Вплоть до эпохи XIV-XVI веков, когда, дескать, все-все опять возродилось. Однако, в свете того, что нам стало известно, в том числе и о Фаросском маяке, уместно высказать следующую мысль. Гигантский "корабль Александрия" - это большой христианский храм. Скорее всего, один из соборов Московского Кремля, рядом с которыми и стоял Фаросский маяк = Столп Ивана Великого. Ведь мы уже поняли, что ранее "кораблем" часто называли христианские церкви, храмы. Большой собор - это большой корабль. Конечно, дошедшее до нас "античное" описание "корабля Александрии" сильно искажает первоначальный облик христианского храма, богато украшенного. Тем не менее, кое-кто вполне узнаваемо. Например, сказано о громадных размерах "корабля", рассчитанного на ТРИ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК. О его больших подвалах, где хранились запасы продовольствия, питьевой воды и вооружения.

Много и восторженно говорится об отделке внутренних помещений "корабля"-собора и царских помещений: драгоценные породы дерева, слоновая кость, позолоченная бронза, великолепные и большие мозаики, библиотека с сотнями рукописей, статуи лучших мастеров и т.п. Сказано о некоем замечательном саде. Но ведь мы уже показали в книге "Библейская Русь", что знаменитые сады Семирамиды - это кремлевские сады, разбитые на крыше Кремлевского дворца. Действительно вызывавшие восхищение. Вот и упомянули о них "античные классики" при описании кремлевского корабля-храма. Может быть, они рассказывали о стоявшем рядом впечатляющем Успенском Соборе - главном храме Московского Кремля.

По поводу статуй на "корабле Александрия" скажем следующее. Сегодня нас уверяют, будто каменных статуй на Руси для царских дворцов и храмов не делали. Как мы теперь видим, это не так. Кроме того, Михалон Литвин в своей книге "О нравах татар, литовцев и московитян" тоже сообщает: "Он (Иван III)... столицу свою украсил каменными стенами, А ДВОРЕЦ СВОЙ КАМЕННЫМИ ИЗВАЯНИЯМИ, ПО ОБРАЗУ ФИДИЕВЫХ" [314], с.93. Как мы показали ранее, Русь XIII-XVI веков и была тем самым "античным" Римом, где каменные статуи, согласно старинным источникам, изготовлялись. Так что знаменитый "античный" скульптор Фидий (Федя, Федор) какое-то время, вероятно, работал на Руси.

"Античный корабль Александрия" был вооружен большими "катапультами". Все понятно. В Московском Кремле (как, кстати, и в Александровской Слободе), недалеко от соборов, ранее стояли гигантские оборонные пушки-мортиры. К сожалению, они не сохранились. Некоторое представление о них могут дать русские мортиры СРЕДНЕГО калибра. Одной из средне-калиберных мортир была известная Царь-пушка (повторим, что на самом деле это мортира, а не пушка; то есть она стреляла картечью, а не ядрами). Длина ствола более пяти метров, диаметр ствола 120 см, вес около 40 тонн. Первоначально эта "пушка, предназначенная для защиты переправы через реку Москву, стояла на площади Пожар (Красная пл.) на деревянном станке" [96], с.57. Ее изготовили при Федоре Иоанновиче.

Приведем сообщение о чуть бо'льших русских мортирах, но все еще среднего калибра, стоявших в Москве XVII века. Очевидец Конрад Буссов, служивший наемником у Бориса Годунова с 1601 года, сообщал, что перед передними Кремлевскими воротами, <<вблизи этого места стоит большое и длинное орудие, в котором РОСЛЫЙ МУЖЧИНА МОЖЕТ СЕСТЬ, НЕ СГИБАЯСЬ, я сам это испытал.

За той же церковью - другое орудие, в длину 24 фута и красивое - "двойной картаун"; чрез все орудие отлит змей>> [314], с.204.

Далее: "При спуске с моста, у ворот, с правой руки, мост в Кремль, подле которого стояло 18 новоотлитых мортир, громадных и удивительных; а одно орудие столь громадно, что ЧЕЛОВЕК МОГ В НЕГО ВЛЕЗТЬ" [314], с.204.

Наконец, наряду со среднекалиберными пушками, о которых только что шла речь, на вооружении Руси-Орды были и по-настоящему большие мортиры. Намного превосходившие Царь-Пушку. По-видимому, крупнокалиберные ордынские орудия и были описаны как "античные катапульты" на "корабле Александрия". Как мы сейчас увидим, некоторые русско-ордынские пушки XV-XVI веков были огромными. Вот что писал, например, Иоганн Пернштейн (посол австрийского императора к Ивану Грозному) в 1575 году: "Рассказывали мне, что на четырех местах своего государства он имеет до двух тысяч пушек и множество других орудий, из коих некоторые изумительно длинны и СТОЛЬ ШИРОКИ И ВЫСОКИ, ЧТО САМОГО ВЫСОКОГО РОСТА ЧЕЛОВЕК, ВХОДЯ В ДУЛО С НАДЛЕЖАЩИМ ЗАРЯДОМ, НЕ ДОСТАЕТ ГОЛОВОЮ ДО ВЕРХА" [314], с.80.

Вот еще одно сообщение о Москве из реляции Хуана Персидского испанскому королю Филиппу III в 1599-1600 годах: "Под конец мы обошли город и видели в нем... большую площадь, которая была заставлена пушками, такими огромными, что ДВА ЧЕЛОВЕКА МОГЛИ ВХОДИТЬ В КАЖДУЮ ДЛЯ ЧИСТКИ ЕЕ. Они длиною в 7 локтей, и на заряд требуется две арробы пороха на каждую" [314], с.140.

То же самое мы читаем и у Георга Тектандера фон-дер-Ябеля: "На площади, у ворот замка (Кремля - Авт.) стоят две огромные пушки, в коих легко можно поместиться человеку" [314], с.163.

Поляк Самуил Маскевич, бывший в Москве в 1609-1612 годах, писал: "Трудно вообразить, какое множество там (в Китай-городе) лавок: их считается до 40 тысяч... какое бесчисленное множество осадных и других орудий огнестрельных на башнях, на стенах, при воротах и на земле. Там, между прочим, я видел одно орудие, которое заряжается СОТНЕЮ ПУЛЬ И СТОЛЬКО ЖЕ ДАЕТ ВЫСТРЕЛОВ, оно так высоко, что мне будет по плечо, а пули его с гусиное яйцо. Это орудие стоит против ворот, ведущих к Живому мосту. Среди рынка я видел мортиру, вылитую, кажется, только для показа; сев на нее, я на целую пядень не доставал головою до верхней стороны жерла. А пахолики (оруженосцы) наши обыкновенно ВЛЕЗАЛИ В ЭТО ОРУДИЕ ЧЕЛОВЕКА ПО ТРИ и там играли в карты под запалом, который служил им вместо окна" [314], с.263-264.

Здесь говорится о крупных ордынских мортирах-"кувшинах". Это было страшное оружие. Картечь из подобных жерл большого калибра могла выкашивать целые ряды нападающих. На рис.6.59, рис.6.59a показано старинное изображение двух пар ордынских мортир среднего калибра, стоявших перед стенами Кремля. Они не столь большие, как те, о которых шла речь выше, но тоже достаточно впечатляющие.

Потом, в оккупационную эпоху Романовых, когда ордынское военное искусство было в значительной мере предано забвению, тяжелые мортиры от Кремля и с московских стен убрали и переплавили. На рисунке XVIII века, рис.6.60 и рис.6.61, можно видеть, что около Спасских ворот поставили уже куда более скромные пушечки, рис.6.62. Тоже, конечно, не маленькие, что видно в сравнении с крошечной фигуркой солдата около одной из них. Особо эффектна средняя пушка, в широком стволе которой, судя по рисунку, вполне можно было разместиться человеку (в положении лежа). Но все-таки эти три орудия куда меньше прежних крупнокалиберных мортир Руси-Орды. Кстати, на этом же старом рисунке, на переднем плане, хорошо видны заброшенные старинные среднекалиберные русские мортиры, уже вросшие в землю, рис.6.63. Судя по фигуркам людей, изображенных неподалеку, в них тоже мог бы поместиться человек. Правда, лежа, а не стоя в полный рост. Войти в такую пушку, держа заряд (как то описано старинными очевидцами, см. выше) и не доставая головой до верхнего края жерла, уже нельзя. Это и понятно. Военные силы империи Романовых была куда меньше, чем в эпоху Великой = "Монгольской" Империи. Запад потребовал от своих московских ставленников значительного разоружения. Ясное дело, одностороннего.

Кстати, в прежние времена, до появления новых технологий и нарезных стволов, размер мортир имел важное значение. Большая мортира имела большую площадь поражения картечью. Так что старинные мастера наращивали калибр мортир не просто так, а ради увеличения их убойной мощи.

На рис.6.64 показана русская 6,5-пудовая мортира 1587 года. Эта полевая мортира уступает по размерам описанным выше. На рис.6.65 и рис.6.66 представлены русские пищали XVI и XVII веков.

Сделаем тут небольшое отступление в сторону. В книге "Крещение Руси" мы впервые обратили внимание на тот важный факт (важный для понимания, например, истории знаменитого Лабарума Константина Великого = Дмитрия Донского), что первые пушки, изобретенные ордынскими мастерами, были деревянными. Затем, довольно скоро, пушки стали отливать из металла. Однако в некоторых провинциях Великой = "Монгольской" Империи деревянными пушками пользовались вплоть до XVII-XVIII веков. Добавим здесь еще одно яркое свидетельство. Оно принадлежит известному турецкому автору и путешественнику XVII века Эвлию Челеби. Рассказывая о своем путешествии по Голландии, он говорит: "Люди того края живут в великом страхе и постоянной настороженности перед шведами и поэтому за'мки очень крепкие строят. ПУШКИ ДЕЛАЮТ ТАМ БОЛЬШЕЙ ЧАСТЬЮ ИЗ ДЕРЕВА ЯСЕНЯ ИЛИ ВЯЗА ТАК, КАК БОЧКИ ДЕЛАЮТ: пятью или шестью обручами железными укрепляя. Пушку такую лишь десяток человек передвинуть может. Перевозят те орудия деревянные куда потребуется по десять штук на одной повозке, а там, обручи на них наложивши, стрелять начинают. Из пушки такой нельзя выстрелить более, чем три раза" [985], с.38.

Кстати, рассказывая о вооружении османов того времени, Эвлия Челеби говорит о множестве самых разнообразных видов металлических орудий. Согласно нашим результатам, войска' метрополии Империи, то есть войска Руси-Орды и Османии=Атамании были уже давно вооружены металлическими пушками.

После разгрома ордынской воинской системы, учиненного при первых Романовых, на вооружении русской армии вновь появились деревянные пушки. Для своего потешного полка юный Петр I "в январе 1683 года... запросил обмундирование, знамена, две деревянные колесные пушки с окованными железом стволами на лошадиной тяге... В июне 1683 года Петр сменил деревянные пушки на настоящие" [514:0], т.1, с.113. Более того, и позднее, в 1722 году, во время большого рождественского праздника, устроенного Петром I в Москве, народу показали большую модель морского фрегата с 32 орудиями, из которых 8 были металлическими, а 24 - деревянными. Вот что писал в своем донесении саксонский посланник, описывавший это грандиозное московское торжество 1722 года. "Затем появился большой о тридцати двух пушках (восемь из которых были бронзовые, а остальные деревянные) двухпалубный фрегат Его Величества, в три мачты... Далее виднелась огромная вызолоченная баржа, где находилась Ее Величество царица (Екатерина - Авт.)... со всем двором и всадниками" [514:0], т.2, с.554.

Но вернемся к истории Москвы. Вообще, старинные изображения и планы Москвы очень интересны. Вот, например, "План столичного города Москвы" 1789 года, рис.6.67. В его правом нижнем углу помещены гербы городов московской губернии, рис.6.68. Но сейчас нам интересны не столько эти гербы, сколько московские развалины, показанные на заднем плане. Они выглядят очень непривычно для современного зрителя, воспитанного на романовской версии русской истории. Они смотрятся "очень по-античному". Совсем как "античные" сооружения "Древнего" Рима. В самом деле. В центре рисунка видна высокая колонна с какой-то статуей наверху. Сзади - каменная башня в виде пирамиды, наподобие известной пирамиды Цестия, возведенной в итальянском Риме. Ближе к зрителю видна "античная" колоннада какого-то храма. Сегодня ничего подобного в Москве не сохранилось. Но, как мы видим, раньше было. Следовательно, архитектура старинной Москвы была сильно непохожа на то, что нам рисуют поздние романовские историки архитектуры. Современный комментатор ощущает здесь определенное противоречие и вынужден заявить, будто тут изображены "стилизованные руины" [773], с.147. Дескать, условные, выдуманные из головы. Однако, как мы теперь понимаем, дело не в "стилизации", а в том, что Москва до начала XVII века была столицей "античного" Рима. Того самого, который описан Светонием, Тацитом, Ливием и другими. Москва-Рим - это столица Великой = "Монгольской" Империи. И, как мы покажем в последующих главах, царь Михаил Романов считался еще, по инерции, "античным" римским императором. Звали его, оказывается, "Домицианом".

15.9. ЕЩЕ РАЗ О ЕГИПЕТСКИХ И РУССКИХ "МАТРЕШЕЧНЫХ" ЗАХОРОНЕНИЯХ.

Ранее мы показали, что библейский Египет - это Русь-Орда XIII-XVI веков. При этом африканский Египет был в ту эпоху одной из провинций Великой Империи. Тут находилось центральное имперское кладбище. В книге "Империя" мы обсуждали вопрос о "матрешечных" захоронениях в Египте. То есть когда несколько гробов вставлялись друг в друга. Таково, например, известное захоронение фараона Тутанхамона. Естественно ожидать, что такой обычай был и в Древней Руси-Орде. Конечно, в XVII веке Романовы радикально сменили многие русские религиозные и погребальные обычаи. Поэтому, начиная с Романовых, "матрешечных" захоронений на Руси уже не делали. Тем не менее, сведения о старинных "матрешечных" погребениях в до-романовской Руси сохранились.

Аксель Гюльденстиерне, побывавший в Москве в 1602-1603 годах, рассказывает виденное им здесь захоронение. В Москве умер герцог Ганс. Его похоронили в церкви Немецкой Слободы. Перед тем, как положить тело в еловый гроб, его НАБАЛЬЗАМИРОВАЛИ. Как в "Древнем" Египте!

Затем "9 ноября вышесказанный еловый гроб с телом был вставлен в медный гроб, снаружи весьма хорошо вылуженный. В медном гробу с одной стороны было отверстие, чтобы вдвинуть деревянный гроб; снизу задвигалась медная дверца, которая, когда вставили деревянный гроб, была плотно забита, и затем медный гроб был снова поднят и поставлен на упоминаемые лавки...

24 ноября вышеупомянутый медный гроб вставлен в крепкий дубовый гроб и плотно заколочен и обтянут черным бархатом... Гроб был окован по всем восьми ребрам серебряными позолоченными полосами... В каждом углу на крышке находился вычеканенный из серебра и позолоченный херувим..." [314], с.146.

Таким образом, совершенно недвусмысленно описано "матрешечное" захоронение, осуществленное в Москве в самом начале XVII века. По крайней мере три гроба были вставлены друг в друга. Поскольку так хоронили в "монгольской" метрополии, то и в других провинциях Империи тоже могли придерживаться такого обычая. Но потом, в эпоху Реформации, религиозные обряды были изменены и ордынские "матрешечные" погребения XIII-XVI веков ушли в прошлое.

16. ТЕПЕРЬ МЫ УЗНАЕ'М МНОГО НОВОГО О ЦАРЕ ИВАНЕ ГРОЗНОМ, ОТКРЫВАЯ "АНТИЧНЫЕ" ИСТОЧНИКИ.

Поскольку, как оказалось, императоры Тиберий, Калигула, Клавдий, Нерон являются отражениями Ивана "Грозного" (а точнее, четырех царей-ханов, объединенных под одним именем), нам открываются новые материалы по истории XVI века. Это - произведения Светония, Тацита, Диона Кассия и других, писавших об указанных "античных" правителях. Теперь следует заново перечитать эти тексты с новой точки зрения. Историки ошибочно отнесли их в "далекое прошлое" и лишили нас многих интересных сведений. Теперь у нас появилась возможность восстановить истину.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение