Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 9.
ДАЛЕЕ ТАЦИТ И СВЕТОНИЙ ОПИСЫВАЮТ НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ СМУТЫ НА РУСИ И ВО ВСЕЙ ИМПЕРИИ. ВИТЕЛЛИЙ - ЭТО "ЛЖЕ"-ДМИТРИЙ ПЕРВЫЙ

1. ЯКОБЫ БЕЗРОДНОЕ И ДАЖЕ ТЕМНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВИТЕЛЛИЯ.

Начиная с "биографии" Вителлия, Светоний и Тацит описывают собственно Великую Смуту в "Монгольской" Империи. Это обстоятельство совершенно недвусмысленно отражено самим Тацитом во вступлении к его "Истории", хронологически следующей за "Анналами". Напомним, что в тацитовых "Анналах" описаны императоры Август, Тиберий, Калигула, Нерон и Клавдий. То есть, в основном, эпоха Ивана "Грозного", вторая половина XVI века.

В последующей "Истории" рассказ Тацита начинается с Гальбы, затем следуют Отон, Вителлий, Веспасиан, Тит и Домициан. Кстати, здесь Тацит сообщает, что он - современник всех только что перечисленных "античных" императоров. Отсюда вытекает, что Тацит жил и творил в эпоху первой половины XVII века. Или позже.

Тацит открывает свою "Историю" следующими многозначительными словами.

"Правду стали всячески искажать - сперва по неведению государственных дел... потом из желания польстить властителям или, напротив, из ненависти к ним... Если говорить обо мне, то от Гальбы, Отона и Вителлия я не видел ни хорошего, ни плохого. Не буду отрицать, что начало моим успехам по службе положил Веспасиан (то есть Василий Шуйский, как мы покажем далее - Авт.), Тит умножил их, а Домициан возвысил меня еще больше" [833], т.2, с.5.

Следовательно, как мы вскоре увидим, Тацита особо возвысили Лжедмитрий Второй или Михаил Федорович Романов, объединенные под одним общим именем "античного" Домициана.

И далее о Великой Смуте: "Я приступаю к рассказу о временах, исполненных несчастий, изобилующих жестокими битвами, смутами и распрями, о временах, диких и неистовых даже в мирную пору. Четыре принцепса, погибших насильственной смертью, три гражданские войны, ряд внешних и много таких, что были одновременно и гражданскими, и внешними, удачи на Востоке и беды на Западе - Иллирия объята волнениями, колеблется Галлия, Британия покорена и тут же утрачена, племена сарматов и свебов объединяются против нас, растет слава даков, ударом отвечающих Риму на каждый удар, и даже парфяне, следуя за шутом, надевшим личину Нерона (то есть за Лжедмитрием - Авт.), готовы взяться за оружие. На Италию обрушиваются беды, каких она не знала никогда или не видела с незапамятных времен... Рим опустошают пожары, в которых гибнут древние храмы, выгорел Капитолий, подожженный руками граждан. Поруганы древние обряды, осквернены брачные узы; море покрыто кораблями, увозящими в изгнание осужденных, утесы запятнаны кровью убитых... (далее следует длинный перечень бед, обрушившихся на Римскую Империю - Авт.)...

Словом, никогда еще боги не давали римскому народу более очевидных и более ужасных доказательств того, что их дело - не заботиться о людях, а карать их" [833], т.2, с.5-6.

Начиная с "биографии" Вителлия, Тацит то и дело, по самым разным поводам, говорит о смутном времени, обрушившемся на Империю. Например: "Между тем Италия терпела беды и страдания еще худшие, чем во время войны. Рассыпавшиеся по колониям и муниципиям вителлианцы крали, грабили, насиловали; жадные и продажные, они любыми правдами и неправдами старались захватить побольше и не щадили ни имущества людей, ни достояния богов... Командиры понимали, что находятся во власти солдат, и не решались запрещать им что бы то ни было... Италия, и без того уже разоренная, едва могла прокормить все эти пешие и конные войска, едва выносила все эти несчастья и оскорбления" [833], т.2, с.74-75.

Напомним, что слова' ИТАЛИЯ, ЛАТИНИЯ произошли, вероятно, от славянского слова ЛЮДНАЯ (страна).

Итак, по Тациту, Римская Империя все глубже погружается в Великую Смуту. Плутарх считал, что Смута в Империи зародилась еще раньше - после смерти Нерона (то есть Ивана Грозного): "Демад после смерти Александра сравнил македонское войско с ослепленным Киклопом, наблюдая, как много беспорядочных и бессмысленных движений оно совершает. Римская же держава испытывала потрясения и муки, схожие с воспетыми в сказаниях муками и борьбой Титанов, - раздираемая на много частей сразу и все снова яростно устремляющаяся сама на себя" [660], т.3, с.402-403.

Обратимся теперь к жизнеописанию "древнего" императора Вителлия. На рис.9.1 и рис.9.2 приведены его "античные" бюсты.

Светоний начинает так: "О происхождении рода Вителлиев передаются мнения самые разнообразные и несхожие: ОДНИ НАЗЫВАЮТ ЕГО ДРЕВНИМ И ЗНАТНЫМ, ДРУГИЕ - НОВЫМ, БЕЗРОДНЫМ И ДАЖЕ ТЕМНЫМ... Существует книжка Квинта Элогия... в ней говорится, что Вителлии происходят от Фавна, царя аборигенов, и от Вителлии, которую во многих местах чтут как богиню, что они правили всем Лацием и что последние их отпрыски переселились от сабинов в Рим и были причислены к патрициям...

А многие, напротив, утверждают, что род этот берет начало от вольноотпущенника... занимался этот человек починкой старой обуви, а сын его, разбогатев на распродажах и доносах, женился на доступной женщине, дочери некоего пекаря Антиоха, и стал отцом римского всадника. Однако вдаваться в эти разногласия мы не будем.

Как бы то ни было, Публий Вителлий из Нуцерии, будь он из древнего рода или от низких родителей и предков, заведомо был римским всадником и управителем имений Августа...

Император Авл Вителлий, сын Луция, родился в консульство Друза Цезаря и Норбана Флакка... Гороскоп его, составленный астрологами, ПРИВЕЛ ЕГО РОДИТЕЛЕЙ В ТАКОЙ УЖАС, что отец его с тех пор неотступно заботился, чтобы сын... не получал назначения в провинцию, а мать при вести о том, что он послан к легионам и провозглашен императором, стала оплакивать его как погибшего.

Детство и юность провел он на Капри, среди любимчиков императора Тиберия и на всю жизнь сохранил позорное прозвище Спинтрия; думали даже, что именно красота его лица была причиной и началом возвышения его отца. В последующие годы, по-прежнему запятнанный всеми пороками, он достиг важного положения при дворе. Близок он был и Гаю (Калигуле - Авт.)... и Клавдию... а более всего Нерону...

Снискав таким образом милость трех правителей, он был удостоен почетных должностей, и высших жреческих санов...

Но на этих местах и дела его, и молва о нем были разные: провинцией он управлял с редкой добросовестностью... а на столичной должности, по рассказам, он похищал из храмов приношения и украшения или подменял их, ставя вместо золота и серебра олово и желтую медь" [760], с.187-189.

Все сказанное здесь про Вителлия хорошо ложится на романовское жизнеописание "Лже"-Дмитрия I. В самом деле. Постоянно подчеркивается, что существовали две конкурирующие версии происхождения "античного" Вителлия. Первая - что он был не просто знатного, а царского рода, причем восходящего к древним богам и богиням. К Фавну и Вителлии. И вторая версия - что он был низкого, темного происхождения. Более того, его род, дескать, брал свое начало от сапожника, женившегося на проститутке. Светоний деликатно назвал ее доступной женщиной.

Как мы показали в книге "Новая хронология Руси", первая версия, скорее всего, правильная. По той причине, что Дмитрий действительно являлся сыном Ивана Грозного, а потому самозванцем не был. Следовательно, Дмитрий-Вителлий был царского происхождения и имел все права на высшую власть в Великой Империи. Самозванцем его задним числом объявили Романовы, захватив власть. И вот тогда они придумали и внедрили свою версию. А именно, что Дмитрий был не просто самозванцем, а низкого, темного происхождения. Не то Гришка Отрепьев, Расстрига, не то еще кто-то... В роду у него, дескать, были даже гулящие девки (по словам Светония).

Сам Светоний более склоняется именно к романовской версии. Во всяком случае, он явно смакует негативные подробности первого периода жизни Вителлия. И гороскоп-де у Вителлия ужасный. И числился среди "позорных любимчиков" императора Тиберия. Был, дескать красив, и именно этим пробивал себе дорогу при дворе. И всяческими пороками запятнан. В общем, получалось, плохой Вителлий человек.

Кстати, осуждающие слова Светония, что Вителлий был любимцем Тиберия, можно понимать и по-другому. Ведь Тиберий - это Грозный. Выходит, что Вителлия "любил Грозный". Но ведь это совершенно естественно, поскольку Дмитрий (Вителлий) был его сыном! Так что Светоний, вероятно, здесь либо не понял сути дела, либо специально истолковал естественную любовь отца к сыну как нечто позорное.

На рис.9.3 приведен старинный портрет "Лже"-Дмитрия Первого.

2. ВИТЕЛЛИЙ БЕРЕТ ВЛАСТЬ В РИМЕ. "ЛЖЕ"-ДМИТРИЙ ЗАХВАТЫВАЕТ ВЛАСТЬ В МОСКВЕ.

Согласно Светонию, Вителлия направляют в Нижнюю Германию, к стоящим там римским легионам. <<Известно, что и на дорогу у него не было денег: он жил в такой нужде, что для жены и детей, оставленных в Риме, снял какой-то чердак, а весь свой дом отдал в наем; на путевые расходы он должен был заложить жемчужину из серьги матери. Заимодавцы толпою осаждали его и не выпускали... и он отделался от них, лишь припугнув их клеветой...

Войско, и без того враждебное императору и склонное к мятежу, встретило его с ликованием, простирая руки к небу: новый начальник, сын троекратного консула, сам в цвете лет, любезный и щедрый, казался даром богов. Это давнее мнение Вителлий подкрепил новыми доказательствами: по дороге он целовался даже с простыми солдатами, на постоялых дворах и в харчевнях был на диво любезен и с попутчиками и с погонщиками, а по утрам расспрашивал каждого, завтракал ли он, и рыгал, чтобы показать, что сам-то он уже позавтракал. А вступив в лагерь, он уже никому ни в чем не отказывал...

Поэтому не прошло и месяца, как солдаты... однажды вечером вытащили его вдруг из спальни, ПРИВЕТСТВОВАЛИ ИМПЕРАТОРОМ и понесли по самым людным селам. В руках он держал меч божественного Юлия из святилища Марса...

Войска' Верхней провинции поддержали его... и тогда по общей просьбе он с готовностью принял имя Германика, имя Августа отложил, а имя Цезаря отверг навсегда.

Вскоре стало известно об убийстве Гальбы - и тогда он... разделили свои войска, чтобы часть их отправить вперед ПРОТИВ ОТОНА, часть повести самому...

О победе при Бетриаке (над отонианцами - Авт.) и о гибели Отона он услыхал еще в Галлии. Без промедления, одним эдиктом он распустил все преторианские когорты...

Он проходил по городам как триумфатор, плыл по рекам на великолепных, разубранных пестрыми венками ладьях, среди обильной и лакомой снеди, не заботясь о порядке ни при дворе, ни в войске, любые грабежи и насилия обращал в шутку; а между тем его спутники, не довольствуясь угощениями, которые повсюду устраивал для них народ, забавлялись тем, что отпускали на волю чужих рабов, а тех, кто вмешивался, били, колотили, нередко ранили, а то и убивали. Когда достигли поля, где было сражение, и кто-то ужаснулся гниющим трупам, он нагло подбодрил его гнусными словами: "Хорошо пахнет труп врага, а еще лучше - гражданина!" ...

В Рим он вступил при звуках труб... среди знамен и значков... Затем, все более и более дерзко попирая законы богов и людей, он в день битвы при Аллии принял сан великого понтифика, должностных лиц назначил на десять лет вперед, а себя объявил пожизненным консулом...

Таково было начало; а затем он стал властвовать почти исключительно по прихоти и воле самых негодных актеров и возниц, особенно же - отпущенника Азиатика...

Но больше всего отличался он обжорством и жестокостью. Пиры он устраивал по три раза в день, а то и по четыре... и на все его хватало, так как всякий раз он принимал рвотное...

Наказывать и казнить кого угодно и за что угодно было для него наслаждением. Знатных мужей, своих сверстников и однокашников, он обхаживал всяческими заискиваниями, чуть ли не делился с ними властью, а потом различными коварствами убивал>> [760], с.190-192.

Перед нами - примерно та же картина, что и в романовской версии, рассказывающей о воцарении "Лже"-Дмитрия.

# ПРОТИВНИК ГОДУНОВА-ОТОНА ПОЯВИЛСЯ ВДАЛИ ОТ СТОЛИЦЫ. - Как и Вителлий, "Лже"-Дмитрий объявился вдали от столицы. Вителлий оказался в Германии, далеко от Рима. А "Лже"-Дмитрий пробрался в Польшу. Именно оттуда пришла весть о появлении Самозванца.

# "САМОЗВАНЦА" ПОДДЕРЖАЛИ ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ВОЙСКА И ВЛАСТИ. - Вителлия объявили императором германские легионы. А "Лже"-Дмитрия поддержали, в частности, польские правители. Дали ему войско и деньги.

# ПОХОД НА СТОЛИЦУ. - Потом Вителлий выступает с походом на Рим. А "Лже"-Дмитрий направляется с войском на Москву.

# НАРОД ПРИВЕТСТВУЕТ. - Вителлия приветствует народ. Аналогично, многие на Руси встречают "Лже"-Дмитрия с радостью, видя в нем подлинного сына Ивана Грозного. Романовские источники описывают поддержку, оказанную Самозванцу как знатью, так и простым народом.

# "НЕХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК". - Светоний характеризует Вителлия как "нехорошего человека". Жесток, много пьет, обжирается, коварен, потворствует негодяям. Аналогично, романовские историки хором обвиняют "Лже"-Дмитрия во всевозможных мерзостях, обманах, коварствах и прочее.

# ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. - И "античная" и романовская версии говорят здесь о яростной ГРАЖДАНСКОЙ войне. Вителлий публично заявляет, что труп врага хорошо пахнет, особенно если он труп соотечественника. Аналогично, "Лже"-Дмитрий разжег на Руси кровавую гражданскую войну.

# ВОЙСКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ТЕРПЯТ ПОРАЖЕНИЕ. - Обе версии говорят, что правительственные войска не могут организовать сопротивление восставшим. Вителлий побеждает отонианцев в нескольких сражениях, после чего уже в общем беспрепятственно продвигается к Риму. Аналогично, "Лже"-Дмитрий одерживает несколько побед над войсками Годунова (Отона) и движется на Москву.

# ВСТУПЛЕНИЕ В СТОЛИЦУ. - По "античным" источникам, Вителлий вступает в Рим без боя, при звуках труб, его встречают приветствиями. Аналогично, согласно романовским историкам, "Лже"-Дмитрий с войсками появляется в Москве без боя, по призыву некоторых бояр.

# "НЕПРАВИЛЬНАЯ ЕДА". - Светоний много говорит о вызывавших осуждение гастрономических пристрастиях Вителлия. Он был якобы невероятным и вульгарным обжорой. О столь фантастическом "обжорстве "Лже"-Дмитрия" вроде бы ничего сообщается, однако в то же время подчеркивается, что его ОБЫЧАИ В ЕДЕ вызвали недовольство в Москве. Сообщается, что "он посещал в Москве церковные службы и даже ел постное в положенные дни, но всем своим поведением проявлял легкое и пренебрежительное отношение как к вере, так к духовенству и старым обычаям. ОН НЕ МЫЛ РУК ПОСЛЕ ЕДЫ, НЕ ОТДЫХАЛ ПОСЛЕ ОБЕДА И НЕ СТЕСНЯЛСЯ ЕСТЬ ТЕЛЯТИНУ, ЧТО ОСОБЕННО ВОЗМУЩАЛО ВСЕХ, так как есть ее почиталось большим грехом. Однажды за столом Михаил Татищев... при виде блюда с телятиной настолько резко высказал царю свое негодование, что подвергся ссылке и был помилован лишь по просьбе Басманова.

ВВИДУ ТАКОГО ЗАЗОРНОГО ПОВЕДЕНИЯ Расстриги, в Москве не замедлили появиться слухи об измене царя православию" [578], кн.2, с.768.

Подобные "гастрономические" слухи о "Лже"-Дмитрии вполне могли превратиться под пером услужливого "античного" редактора в рассказ о предосудительном обжорстве императора Вителлия.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение >>