Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 9.
ДАЛЕЕ ТАЦИТ И СВЕТОНИЙ ОПИСЫВАЮТ НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ СМУТЫ НА РУСИ И ВО ВСЕЙ ИМПЕРИИ. ВИТЕЛЛИЙ - ЭТО "ЛЖЕ"-ДМИТРИЙ ПЕРВЫЙ

3. МАТЬ ВИТЕЛЛИЯ И МАТЬ "ЛЖЕ"-ДМИТРИЯ.

Светоний рассказывает следующий сюжет о Вителлии. При вступлении в Рим он встретился на Капитолии со своей матерью и приветствовал ее. "Сам Вителлий, в боевом плаще, опоясанный мечом, верхом на великолепном скакуне, тронулся с Мульвиева моста, гоня перед собой сенаторов и народ, как победитель, въезжающий в покоренный город... Он... сменил плащ на тогу и ВСТУПИЛ В СТОЛИЦУ во главе армии, шедшей в сомкнутом строю...

Он поднялся на Капитолий, ОБНЯЛ МАТЬ И НАЗВАЛ ЕЕ ПОЧЕТНЫМ ИМЕНЕМ АВГУСТЫ" [833], т.2, с.90.

Однако, как выясняется, отношения Вителлия с матерью были непростые. Якобы он потом даже убил ее.

"Подозревали его даже в убийстве матери: думали, что он во время болезни не давал ей есть, потому что женщина из племени хаттов... предсказала ему, что власть его лишь тогда будет твердой и долгой, если он переживет своих родителей. А другие рассказывают, что она сама, измучаясь настоящим и страшась будущего, попросила у сына яду и получила его без всякого труда" [760], с.192.

Тацит добавляет следующее: "Думал он и о своей престарелой матери; судьба, правда, сжалилась над ней - она скончалась за несколько дней до гибели всех своих родных; принципат сына не принес ей ничего, кроме горя и общего уважения" [833], т.2, с.129.

Обратимся теперь к русской истории. Согласно романовской версии, после вступления "Лже"-Дмитрия в Москву среди некоторой части знати и в народе нарастало подозрение, что страной правит самозванец. Потребовалось его признание со стороны бывшей царицы Марии Нагой, жены Ивана Грозного, матери Дмитрия Ивановича. Данный сюжет мы уже анализировали в книге <<Завоевание АмерикиЕрмаком-Кортесом и мятеж Реформации глазами "древних" греков>>. Напомним его.

По словам Карамзина: "Войско, Синклит, все Чины государственные признали обманщика Димитрием, все, кроме матери, КОТОРОЙ СВИДЕТЕЛЬСТВО БЫЛО ВАЖНО И ЕСТЕСТВЕННО, что народ, без сомнения ожидал его с нетерпением. Уже Самозванец около месяца властвовал в Москве, а народ еще не видел Царицы-Инокини, хотя она жила только в пяти стах верстах оттуда: ибо Лжедмитрий не мог быть уверен в ее согласии на обман...

Лжедмитрий уже гласно послал к ней в Выксинскую пустыню Великого Мечника, Князя Михайла Васильевича Скопина-Шуйскаго, и других людей знатных с убедительным челобитьем нежнаго сына благословить его на Царство - и сам, 18 Июля, выехал встретить ее в селе Тайнинском. - Двор и народ были свидетелями любопытнаго зрелища, в коем лицемерное искусство имело вид искренности и природы. Близ дороги РАЗСТАВИЛИ БОГАТЫЙ ШАТЕР, КУДА ВВЕЛИ ЦАРИЦУ, И ГДЕ ЛЖЕДМИТРИЙ ГОВОРИЛ С НЕЮ НАЕДИНЕ - не знали о чем; но увидели следствие: мнимые сын и мать вышли из шатра, ИЗЪЯВЛЯЯ РАДОСТЬ И ЛЮБОВЬ; НЕЖНО ОБНИМАЛИ ДРУГ ДРУГА, И ПРОИЗВЕЛИ В СЕРДЦАХ МНОГИХ ЗРИТЕЛЕЙ ВОСТОРГ УМИЛЕНИЯ" [362], т.11, гл.4, столбцы 127-128.

Встреча "Лже"-Дмитрия с инокиней Марфой считалась очень важной.

Романовские историки подчеркивают, что удостоверение "подлинности Дмитрия", данное инокиней Марфой, было все-таки не совсем полным и не очень четким. Во-первых, в момент первой их публичной встречи оба они стояли вдали от толпы и лишь демонстрировали на публику "нежные чувства". О чем они говорили в шатре - неизвестно. Во-вторых, уже после падения "Лже"-Дмитрия, Марфа якобы созналась, что он был вором и расстригой, и что она пошла против совести "из-за страха". Писали, в частности, следующее: <<Впоследствии, перед мощами царевича Димитрия, она сознавалась, что "долго терпела тому вору и расстриге..., а делалось то от бедности; потому что с того времени, как убили сына ея повелением Борисовым, а меня держали в великой нуже, и весь мой род по дальним городам порассылан был... А коли он со мной говорил, И ОН ЗАКЛЯЛ И ПОД СМЕРТИЮ ПРИКАЗАЛ, чтобы никому того не сказывала">> [578], кн.2, с.763.

Официальная романовская версия гласит: "18 июля 1605 г. имела торжественный въезд в Москву и признала Лжедимитрия своим сыном, но после его смерти отказалась от этого признания и 3 июня 1606 г. торжественно встретила в Москве мощи своего сына, св. царевича Димитрия, принесенные из Углича. Умерла в Москве в 1610 г., а не в 1608 г., как гласит надпись на ее гробе в московском Вознесенском монастыре" [988:00], "Мария Федоровна (в иночестве Марфа)".

Вероятно, "античная" версия и здесь была создана на основе романовской. В самом деле.

# ПУБЛИЧНАЯ ВСТРЕЧА МАТЕРИ С САМОЗВАНЦЕМ, ВСТУПИВШИМ В СТОЛИЦУ. - В "античной" версии, мать Вителлия встречает его в Капитолии, главном дворце Рима, в тот самый момент, когда он торжественно вступает в город во главе войска. На виду у всех Вителлий обнимает мать и дает ей титул Августы.

Аналогично, по романовским источникам, "Лже"-Дмитрий устраивает публичную встречу с Марией Нагой, матерью Дмитрия. Считается, что они были рады друг другу. Хотя рядом с ними никого не было, многочисленные зрители наблюдали издалека. О чем беседовали мать с сыном - неизвестно. Однако "Лже"-Дмитрий демонстрирует любовь и уважение к матери.

# НАПРЯЖЕННЫЕ И, МОЖЕТ БЫТЬ, ДАЖЕ ВРАЖДЕБНЫЕ ОТНОШЕНИЯ СЫНА С МАТЕРЬЮ. - Согласно "античным" источникам, Вителлий на самом деле не любил мать и, по слухам, даже отравил ее.

Романовские историки говорят, что Мария Нагая (Марфа) так и не дала ясного ответа на вопрос - действительно ли Самозванец ее сын. Более того, она жаловалась на угрозы в ее адрес со стороны "Лже"-Дмитрия. Она, мол, боялась его, и что "он заклял и под смертию приказал" свидетельствовать так, "как нужно".

В обеих версиях фактически сказано, что мать была под смертельной угрозой со стороны "сына". Судьба ее горестная.

4. ГИБЕЛЬ ВИТЕЛЛИЯ - ЭТО ГИБЕЛЬ "ЛЖЕ"-ДМИТРИЯ ПЕРВОГО.

Вот как погиб Вителлий, по словам Светония. После торжественного вступления в Рим, Вителлий провел в столице некоторое время. Он пытался управлять государством, вел войну с войсками Веспасиана, который ополчился против Вителлия. Гражданская война полыхала. Положение Вителлия становилось все более угрожающим и шатким. Его войска терпели поражение, соратники предавали. В Риме поднялась смута. Тогда "со ступеней дворца он тотчас объявил толпе воинов, что слагает с себя власть... Поднялся возмущенный крик... Тогда он воспрянул духом: напав врасплох на Сабина и других флавианцев... он оттеснил их на Капитолий, поджег пламенем храм Юпитера Благого и Величайшего... а сам смотрел на битву из дворца Тиберия, пируя.

Но немного спустя он уже жалел о содеянном...

Вдруг лазутчик принес весть, что враги приближаются. Тотчас ОН СПРЯТАЛСЯ в качалке и с двумя только спутниками - это были пекарь и повар - тайно поспешил в отцовский дом на Авентин, чтобы оттуда бежать в Кампанию... Он позволил отнести себя во дворец. Здесь все уже было брошено, люди его разбежались; тогда он надел пояс, набитый золотом, И СПРЯТАЛСЯ В КАМОРКУ привратника, привязав у дверей собаку и загородив дверь кроватью и тюфяком.

Передовые солдаты уже ворвались во дворец и, никого не застав, принялись, как водится, шарить повсюду. ОНИ ВЫТАЩИЛИ ЕГО ИЗ УБЕЖИЩА и стали его допрашивать, кто он, и не знает ли он, где Вителлий... Он солгал и вывернулся, но скоро был узнан; тогда он стал кричать без умолку, чтобы его пока оставили под стражей... Наконец, связав ему руки за спиною, с петлей на шее, в разодранной одежде, полуголого, его поволокли на форум.

По всей Священной дороге народ осыпал его издевательствами, не жалея ни слова, ни дела: за волосы ему оттянули голову назад, как всем преступникам, под подбородок подставили острие меча, чтобы он не мог опустить лицо, и всем его было видно; одни швыряли в него грязью и навозом, другие обзывали обжорой и поджигателем, третьи в толпе хулили в нем даже его телесные недостатки...

Наконец, в Гемониях его истерзали и прикончили мелкими ударами, а оттуда крюком сволокли в Тибр. Погиб он вместе с братом и сыном" [760], с.193-194.

Аналогичные события описывает и романовская версия, говоря о "Лже"-Дмитрии.

Главой заговора против "Лже"-Дмитрия становится князь Василий Шуйский. К <<главным заговорщикам примкнули многие дворяне... затем большое количество московских обитателей, а также восемнадцатитысячный отряд новгородского и псковского войска... перед переворотом у Шуйского собрались ночью главнейшие заговорщики - бояре, купцы, горожане и сотники и пятидесятники полков...

Олесницкий, Гонсевский и Мнишек предупреждали царя ("Лже"-Дмитрия - Авт.) о готовящемся возмущении; на это он пренебрежительно отвечал им: "Как вы, ляхи, малодушны!"... Чуял беду и ВЕРНЫЙ ПРИСПЕШНИК САМОЗВАНЦА - ПЕТР БАСМАНОВ, но и он также ничего не мог поделать с его ослеплением.

Ночью на 17 мая бояре, участвовавшие в заговоре, распустили по домам именем царя семьдесят иностранных телохранителей из ста, ежедневно державших стражу во дворце... В ту же ночь вошел в Москву восемнадцатитысячный отряд войска, перешедший на сторону Шуйского и занял все двенадцать городских ворот...

В субботу 17 мая (1606 года - Авт.), в четвертом часу утра ударил большой колокол Ильи Пророка на Ильинке. Удар этот был условным знаком...

Набат разбудил Расстригу. Он быстро перешел из половины Марины на свою... Шум толпы делался все сильнее и сильнее. Тогда Басманов, ночевавший во дворце, выглянул из окна и спросил подъехавших заговорщиков, что им надобно. Они ему отвечали непотребной бранью... Басманов приказал немецкой страже никого не пропускать... Между тем немецкая стража растерялась и впустила толпу во дворец. Один из заговорщиков ворвался в спальню самозванца... Басманов схватил палаш Лжедмитрия и разрубил вошедшему голову. Самозванец тоже взял меч одного немца и кинулся с ним на ворвавшихся... Раздавшиеся выстрелы заставили его поспешно удалиться. Затем Басманов увидел вошедших бояр; он начал уговаривать не выдавать народу Лжедмитрия, но получил в это время удар ножом прямо в сердце>> [578], кн.2, с.792-795.

Карамзин сообщает: "Уже народ вломился во дворец, обезоружил телохранителей, искал Разстриги и не находил: ДОТОЛЕ СМЕЛЫЙ И НЕУСТРАШИМЫЙ, САМОЗВАНЕЦ, В СМЯТЕНИИ УЖАСА КИНУВ СВОЙ МЕЧ, БЕГАЛ ИЗ КОМНАТЫ В КОМНАТУ, рвал на себе волосы, и не видя иного спасения, выскочил из палат в окно на Житный двор" [362], т.11, гл.4, столбец 169.

Итак, "Лже"-Дмитрий выскочил из окна на подмостки, устроенные по случаю его свадьбы, но упал на землю и сильно разбился. Подбежавшим стрельцам он пообещал награду за спасение и те решили его защитить. Начались переговоры между стрельцами и заговорщиками. Стрельцы стали колебаться и в этот момент к "Лже"-Дмитрию подскочил Григорий Волуев, который застрелил Самозванца. Озверевшая толпа <<бросилась рубить и колоть труп, после чего он был выкинут с крыльца на тело Басманова со словами: "Ты любил его живого, не расставайся с ним и мертвым".

Обоих покойников, совершенно нагих, народ сволок через Спасские ворота на Красную площадь...

Одновременно с убиением самозванца шла расправа и с поляками...

К одиннадцати часам дня резня закончилась. Сведения о количестве убитых поляков и русских за это кровавое утро разноречивы: по одним известиям, поляков убито только 500 человек, а русских 400, а по другим значительно больше: более 2000 поляков и почти столько же русских.

Тела ЛЖЕДМИТРИЯ И БАСМАНОВА оставались трое суток на поругание толпе, которая всячески их оскорбляла. Затем их похоронили>> [578], кн.2, с.796-799.

Итак, обе версии говорят в общем одно и то же. Судите сами.

# ВОССТАНИЕ В СТОЛИЦЕ ПРОТИВ ЦАРЯ. - Согласно "античным" источникам, в Риме вспыхнул мятеж против Вителлия.

Аналогично, в истории Великой Смуты на Руси, в Москве, складывается заговор против "Лже"-Дмитрия. Утром 17 мая 1606 года заговорщики нападают на дворец Самозванца и врываются в его покои.

# ЗАЩИТНИКИ ЦАРЯ РАЗБЕГАЮТСЯ. ОПУСТЕВШИЙ ДВОРЕЦ. - Светоний говорит, что как только начался мятеж против Вителлия, его сторонники разбежались. Тацит добавляет: "Дворец стоял пустой и безлюдный. Даже самые ничтожные рабы разбежались или прятались, едва завидев приближающегося принцепса" [833], т.2, с.139.

Точно так же, согласно романовской версии, когда восставшие москвичи обрушились на "Лже"-Дмитрия, его сторонники бросились врассыпную.

# ЦАРЬ ПЫТАЕТСЯ СПРЯТАТЬСЯ ВО ДВОРЦЕ. - Перепуганный "античный" император Вителлий пытался спрятаться в каморке привратника.

По романовским источникам, напуганный "Лже"-Дмитрий мечется по опустевшим комнатам дворца, желая укрыться от восставших. Пытался спрятаться, но безуспешно.

# УПОМИНАЮТСЯ ПОКОИ ЖЕНЫ, КУДА НАПРАВИЛСЯ ЦАРЬ . - Корнелий Тацит приводит характерную деталь. Оказывается, когда Рим был взят восставшими, "Вителлий вышел через задние комнаты дворца, сел в носилки и приказал отнести себя на Авентин, В ДОМ ЖЕНЫ. Он рассчитывал незамеченным переждать здесь день... Вителлий поколебался и вернулся на Палатин" [833], т.2, с.138.

Романовская версия тоже упоминает о покоях жены "Лже"-Дмитрия в связи с его гибелью. "Набат разбудил Расстригу. Он быстро перешел ИЗ ПОЛОВИНЫ МАРИНЫ на свою и встретил там Димитрия Шуйского... Самозванец ПОШЕЛ УСПОКАИВАТЬ МАРИНУ, но шум толпы делался все сильнее и сильнее" [578], кн.2, с.795. Тем самым, отмечено, что непосредственно перед гибелью "Лже"-Дмитрий направился В ПОКОИ ЖЕНЫ. О том же намерении говорит и Корнелий Тацит про Вителлия: тот отдал приказ отнести его в дом жены (потом вернулся).

# ЦАРЬ СХВАЧЕН. - Обе версии единогласно утверждают, что Вителлий, то есть "Лже"-Дмитрий, был узнан и схвачен. Его выволокли из дворца наружу. По словам Тацита: "Устав скитаться по дворцу, он (Вителлий - Авт.) спрятался было в постыдное место, но трибун когорты Юлий Плацид вытащил его оттуда" [833], т.2, с.139.

"Античные" писатели говорят, что дело было в Риме, а русские источники сообщают, что события развернулись в Москве. Все верно. "Античный" Рим - это и есть Русь-Орда XIII-XVI веков. И так было вплоть до начала XVII века.

# ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА НАД БЕЗЗАЩИТНЫМ ЦАРЕМ И ЕГО УБИЙСТВО. - По Светонию, Вителлия подвергают многочисленным издевательствам и избиениям. Совершенно аналогично, согласно романовской версии, схваченного "Лже"-Дмитрия зверски убивают, глумятся над его телом.

# ЦАРЬ УБИТ ВМЕСТЕ СО СВОИМ "БРАТОМ". - Светоний говорит, что император Вителлий был убит вместе со своим братом. Русские же источники сообщают, что "Лже"-Дмитрий I убит вместе со своим ближайшим соратником Басмановым. Люди считали их чуть ли не родственниками. Когда убивали "Лже"-Дмитрия, его труп бросили на труп Басманова с криками: "Ты любил его живого, не расставайся с ним и мертвым". Скорее всего, западно-европейские "античные" классики назвали Басманова "братом" Самозванца.

# УБИТ НЕ ТОЛЬКО ЦАРЬ, НО И ЕГО СЫН. - Далее Светоний добавляет, что убит также и сын Вителлия. Поскольку, как мы понимаем, Вителлий - это отражение "Лже"-Дмитрия, следует ожидать, что в русской истории должно быть отмечено убийство сына "Лже"-Дмитрия. Наш прогноз блестяще оправдывается. Действительно, сын "Лже"-Дмитрия повешен Романовыми.

Напомним вкратце наш вывод, сделанный в книге "Новая хронология Руси",гл.9:3.4. Романовские историки категорически отказываются верить МНОГОЧИСЛЕННЫМ утверждениям современников, что Дмитрий - настоящий сын царя Ивана, и объявляют всех ОЧЕВИДЦЕВ либо обманутыми простаками, либо притворщиками. Здесь важно понимать, что русская история окончательно писалась при Романовых. Они специально объявили Дмитрия самозванцем и "Лжедмитрием". Ясно, почему. У царевича Дмитрия, ставшего царем, БЫЛ СЫН. Романовские историки называют его "воренком". (Между прочим, они "размножили" одного Дмитрия на нескольких "Лже"-Дмитриев). После гибели Дмитрия ему должен был наследовать его сын Иван. Но Романовы сами рвались к власти. Они узурпировали престол еще при живом сыне Дмитрия. А следовательно, ИЗБРАНИЕ МИХАИЛА РОМАНОВА ЦАРЕМ БЫЛО, ПОПРОСТУ, НЕЗАКОННЫМ. ВЕДЬ БЫЛ ЕЩЕ ЖИВ СЫН НАСТОЯЩЕГО ПРЕДЫДУЩЕГО ЦАРЯ ДМИТРИЯ. Единственным выходом для Романовых из создавшегося положения было - объявить Дмитрия "самозванцем". Что немедленно и сделали. Правда, оставалось еще одно препятствие - живой сын Дмитрия. Проблема была решена очень просто. РОМАНОВЫ ПОВЕСИЛИ МАЛЬЧИКА НА СПАССКИХ ВОРОТАХ.

Известно следующее. Знать и войска, поддерживавшие Марину Мнишек, объявили сына "Лже"-Дмитрия царем. Однако в 1614 году Марину и ее трехлетнего сына Ивана (сына Дмитрия) предали. Ближайшее окружение Марины переметнулось к новоизбранному Михаилу Романову. <<16 июля 1614 г. пленников привезли в Астрахань. В Москву их отправили в кандалах, под сильным конвоем. Их допрашивал царь с боярами. Суд был недолгим. Атамана Заруцкого посадили на кол, и он умер в страшных муках.

Трехлетний ребенок "царевич" Иван был повешен. Его участь разделил "псковский вор" Лжедмитрий III. До поры до времени его держали в клетке, а потом отправили на виселицу>> [780:1], с.471.

Кстати, отметим по ходу дела, что казненный "атаман Заруцкий" был, вероятно, еще одним отражением (на бумаге) царя Дмитрия Ивановича. Вероятно, все три "Лже"-Дмитрия, о которых, как о якобы разных людях, вдохновенно рассказывает нам романовская история, являются, попросту, тремя отражениями одного и того же царя Дмитрия Ивановича. Убитого во время Великой Смуты.

# СЫН ПОГИБ МАЛОЛЕТНИМ. - Сын "Лже"-Дмитрия был убит трехлетним. Аналогично, сын Вителлия погиб в совсем юном возрасте. Сообщается, что незадолго до восстания в Риме "Вителлий велел принести своего новорожденного сына, укутал его боевым плащом и приказал войскам дефилировать перед ребенком... он назвал сына Германиком и облек его всеми знаками императорского достоинства" [833], т.2, с.76.

Мы видим также, что обе версии четко говорят о публично выраженном желании Вителлия = "Лже"-Дмитрия провозгласить со временем своего сына царем.

# СРАЖЕНИЕ В СТОЛИЦЕ МЕЖДУ СТОРОННИКАМИ И ПРОТИВНИКАМИ УБИТОГО ЦАРЯ СРАЗУ ПОСЛЕ ЕГО ГИБЕЛИ. - Романовские источники говорят, что как только "Лже"-Дмитрия убили, в Москве вспыхнуло настоящее сражение между русскими и поляками. По одним известиям, поляков убито 500 человек, а русских 400, а по другим: более 2000 поляков и почти столько же русских. При описании этих событий употребляется слово "резня".

"Античные классики" говорят то же самое. Сразу после убийства Вителлия ("Лже"-Дмитрия) в Риме вспыхнула резня. Сопротивление вителлианцев было быстро сломлено флавианцами. "Победители, полные ненасытной злобы, с оружием в руках, по всему городу преследовали побежденных: всюду валялись трупы; рынки и храмы были залиты кровью. Сначала убивали тех, кто случайно попадался под руку, НО РАЗГУЛ РОС, вскоре флавианцы принялись обшаривать дома и выволакивать укрывшихся там. Любого, кто обращал на себя внимание высоким ростом или молодостью, будь то воин или житель Рима, тотчас же убивали" [833], т.2, с.140.

Мы видим, что и романовская и "античная" версии рассказывают здесь практически одно и то же. При этом Москва вновь накладывается на "Древний" Рим.

Тацит говорит: "Охваченный жестокостью, город был неузнаваем и безобразен" [833], т.2, с.138.

На этом мы закончим сравнение жизнеописаний Вителлия и "Лже"-Дмитрия Первого. Как мы видим, они близки и укладываются в общий параллелизм, тянущийся уже значительное время и накладывающий "Древний" Рим на Русь-Орду.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение >>