Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 11.
ИМПЕРАТОР ТИТ - ЭТО КНЯЗЬ СКОПИН-ШУЙСКИЙ.
ЗАХВАТ ТИТОМ ИЕРУСАЛИМА - ЭТО ВЗЯТИЕ МОСКВЫ СКОПИНЫМ-ШУЙСКИМ В 1610 ГОДУ,
СОВМЕЩЕННОЕ СО ВЗЯТИЕМ МОСКВЫ МИНИНЫМ И ПОЖАРСКИМ В 1612 ГОДУ.

1. МОЛОДОЙ ТИТ, СЫН ВЕСПАСИАНА, - ВЫДАЮЩИЙСЯ ПОЛКОВОДЕЦ. МОЛОДОЙ СКОПИН ШУЙСКИЙ, ПЛЕМЯННИК ВАСИЛИЯ ШУЙСКОГО, - ЗНАМЕНИТЫЙ ВОЕНАЧАЛЬНИК.

Следующим римским императором стал Тит. На рис.11.1, рис.11.2, рис.11.3, рис.11.4 показаны его "античные" бюсты. Он считается сыном императора Веспасиана и практически все время царствования Веспасиана соправительствовал с ним. Тит был известным полководцем.

А в русской истории рядом с царем Василием Шуйским действует известный полководец князь Скопин-Шуйский. Возникает естественная мысль, что он мог отразиться как "император Тит". Как мы покажем в настоящей главе, наш прогноз оправдывается.

На рис.11.5 - старинное изображение русского князя Скопина-Шуйского. На рис.11.6 приведена гравюра из "Всемирной Хроники" Шеделя, якобы XV века, представляющая императоров Тита и Домициана. Как мы покажем в данной и следующей главах, под именем Тита "античные" западно-европейские летописцы описывали ордынского князя Скопина-Шуйского, а под именем Домициана - четырех человек: Лжедмитрия Второго, Михаила Федоровича Романова, царя Ирода и Андроника-Христа.

Светоний сообщает следующее. "Тит, унаследовавший прозвище отца, любовь и отрада рода человеческого, наделенный особенным даром, искусством или счастьем снискать всеобщее расположение, - а для императора это было нелегко...

Воспитание он получил при дворе, вместе с Британиком, обучаясь тем же наукам и у тех же учителей...

Телесными и душевными достоинствами блистал он еще в отрочестве, а потом, с летами, все больше и больше: ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ КРАСОТА, в которой было столько же достоинства, сколько приятности; отменная сила, которой не мешали ни невысокий рост, ни слегка выдающийся живот; исключительная память и, наконец, способности едва ли не ко всем военным и мирным искусствам. Конем и оружием он владел отлично, произносил речи и сочинял стихи по-латыни и по-гречески с охотой и легкостью... был знаком с музыкой настолько, что пел и играл на кифаре искусно и красиво. Многие сообщают, что даже писать скорописью умел он... проворно" [760], с.205.

Светонию вторит Тацит: "Цезарь Тит... показал себя отличным военачальником еще в ту пору, когда и он сам, и отец его были частными людьми; теперь же (при покорении восставшей Иудеи - Авт.)... он принялся за дело с еще большей энергией и добился еще большей славы" [833], т.2, с.189.

Комментаторы отмечают: "Полное имя Тита было ТИТ ФЛАВИЙ ВЕСПАСИАН, как и у его отца; брата его звали Тит Флавий Домициан" [760], с.333.

А вот что сообщается про князя Скопина-Шуйского. Историк Нечволодов писал: <<К большому сожалению, сохранилось весьма мало сведений о личной жизни князя М.В.Скопина-Шуйского. До нас не дошло ни одного его слова, ни одного письма. Помещаемое здесь его изображение того времени, писанное московским иконописцем (рис.11.7 - Авт.), конечно, также весьма мало передает сходство с ним, так как, по общим отзывам, ОН ОТЛИЧАЛСЯ БОЛЬШОЙ КРАСОТОЙ... Когда молодой князь стал подрастать, то был зачислен в ЦАРСКИЕ ЖИЛЬЦЫ; здесь, несмотря на свою юность, он обращал уже на себя внимание "многолетним разумом" и при этом истинным душевным благородством; он не был заносчив и дерзок перед низшими, отличался тихостью и скромностью и вместе с тем не запятнал себя с целью выдвижения ни единым доносом...

Первый самозванец возвел восемнадцатилетнего Скопина... В ЗВАНИЕ ВЕЛИКОГО МЕЧНИКА; вскоре по воцарении ДЯДИ СВОЕГО Шуйского князь Михаил Васильевич Скопин показал себя выдающимся военачальником>> [578], кн.2, с.835-836.

Итак, соответствие между Скопиным-Шуйским и императором Титом начинается так.

# МОЛОДОЙ И ВЕСЬМА УДАЧЛИВЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ. - Романовские источники неоднократно и по самым разным поводам подчеркивают воинские таланты и удачливость молодого князя Скопина-Шуйского. Ему практически всегда сопутствовал успех. Самозванец присвоил Скопину-Шуйскому звание ВЕЛИКОГО МЕЧНИКА. Обратим внимание на следующий факт - ни о каком другом русско-ордынском правителе или военачальнике данной эпохи таких восторженных слов летописцы не говорят. Так что Скопин-Шуйский охарактеризован весьма ярко и индивидуально.

То же самое "античные классики" говорят про императора Тита. Молодой, талантливый римский военачальник, побеждавший почти во всех битвах. Его походы овеяны славой. Ему пели хвалу самые разные летописцы. Ничего подобного о предыдущих римских императорах не сообщается. В этом отношении Тит явно выделяет на фоне остальных правителей Рима этой эпохи. "Войсковым трибуном он служил и в Германии и в Британии, прославив себя великой доблестью и не меньшей кротостью, как видно по статуям и надписям в его честь, в изобилии воздвигнутым этими провинциями" [760], с.206.

# КРАСОТА ВОЕНАЧАЛЬНИКА. - По общему мнению современников молодой Скопин-Шуйский отличался выдающейся красотой, см. выше. Буквально то же самое мы слышит и от "античных" летописцев: молодой Тит был замечательно красив, см. выше.

# ДВА ПРАВИТЕЛЯ БЫЛИ БЛИЗКИМИ РОДСТВЕННИКАМИ. - В "античной" версии Тит был сыном Веспасиана. Более того, их имена просто совпадали: Тит Флавий Веспасиан и Тит Флавий Веспасиан.

Согласно романовским историкам, Скопин-Шуйский был племянником царя Василия Шуйского. То есть они были близкими родственниками. Обоих звали "Шуйский". Кроме того, еще в юности Скопин был назначен "царским жильцом" (включен в почетную дворцовую стражу).

# ВЫСОКИЕ ДУШЕВНЫЕ КАЧЕСТВА. - Как "античные", так и романовские источники единогласно говорят о благородстве, скромности, душевном величии полководца: Тита = Скопина-Шуйского. Опять-таки - уникальная характеристика для персонажей той эпохи. Как мы видели, предыдущие "античные" римские правители описывались хронистами совсем по-другому. Часто рассказывалось об их жестокости, низости, вероломстве, развратности и т.п. Ничего подобного про императора Тита (и про Скопина) не сообщается. Некоторые "античные" авторы пытались бросить тень на Тита, заявляя, что он сурово пресекал непослушание в войсках. Обиженные стали обвинять его в распущенности и сладострастии, <<видели в нем второго Нерона и говорили об этом во всеуслышанье.

ОДНАКО (продолжает Светоний - Авт.) такая слава послужила ему только на пользу: она обернулась высочайшей хвалой, когда ни единого порока в нем не нашлось и, напротив, обнаружились великие добродетели... От природы он отличался редкостной добротой... Непременным правилом его было никакого просителя не отпускать, не обнадежив... А когда однажды за обедом он вспомнил, что за целый день никому не сделал хорошего, то произнес свои знаменитые слова, памятные и достохвальные: "Друзья мои, я потерял день!"

К простому народу он всегда был особенно внимателен...

В таких и стольких несчастиях обнаружил он не только заботливость правителя, но и редкую отеческую любовь, то утешая народ эдиктами, то помогая ему в меру своих сил...

Сан великого понтифика, по его словам, он принял затем, чтобы руки его были чисты, и этого он достиг: с тех пор он не был виновником, ни соучастником ничьей гибели, и хотя не раз представлялся ему случай мстить, он поклялся, что скорее погибнет, чем погубит>> [760], с.207.

Поэтому итог в целом оказался для императора Тита все-таки весьма положительным. Отдельные голоса недовольных не смогли повлиять на всеобщую восхищенную оценку Тита. Секст Аврелий Виктор, например, говорит так: "Смерть его вызвала такую скорбь в провинциях, что его стали называть отрадой рода человеческого и оплакивали осиротевший мир" [726:1], с.87-88.

В общем те же доброжелательные слова звучат в русской истории и в адрес Скопина-Шуйского. Царь Василий вверил "главное начальство усерднейшему и счастливейшему витязю, двадцатилетнему Князю Скопину-Шуйскому...

Все благоприятствовало юному Герою: доверенность Царя и союзников, усердие и единодушие своих, смятение и раздор неприятелей. Наконец Россияне видели, чего уже давно не видели: ум, мужество, добродетель и счастие в одном лице; видели мужа великаго в прекрасном юноше, и славили его с любовью" [362], т.12, гл.1, столбец 25; гл.3, столбец 102.

2. КОЗНИ ПРОТИВ ЮНОГО ПОЛКОВОДЦА СО СТОРОНЫ "БРАТА-СОПРАВИТЕЛЯ" ИЛИ ДЯДИ-ЦАРЯ ИЛИ БРАТА ЦАРЯ.

Оказывается, при царском дворе против Тита начались серьезные интриги со стороны родственника. Светоний сообщает следующее: "БРАТ НЕ ПЕРЕСТАВАЛ СТРОИТЬ ПРОТИВ НЕГО КОЗНИ и почти открыто волновал войска, замышляя к ним бежать - однако он (Тит - Авт.) не казнил его, не сослал и не переставал его жаловать, но по-прежнему... называл его СВОИМ СОПРАВИТЕЛЕМ И ПРЕЕМНИКОМ, и не раз наедине молитвенно и слезно просил его хотя бы отвечать ему любовью на любовь" [760], с.208.

В русской истории этот сюжет в жизнеописании Скопина-Шуйского нам уже хорошо знаком в результате анализа, выполненного в нашей книге <<Завоевание Америки Ермаком-Кортесом...>>, гл.6:8. Напомним, кстати, что эта история, как выяснилось, описана также "античным" Геродотом как интриги со стороны царя Дария против известного перса Интафрена. Но сейчас, чтобы не отвлекаться в сторону, сосредоточим внимание на русских источниках.

Вот что сообщает Карамзин. <<Царь Василий Иванович (Шуйский - Авт.) и вся столица с величайшим торжеством встречали 12 марта 1610 года своего юного освободителя - двадцатичетырехлетнего князя Михаила Васильевича Скопина; народ падал перед ним ниц и называл его отцом Отечества...

Имя Скопина было в это время у всех на устах... В Москве появились уже рассказы про каких-то гадателей, предсказывавших, что умиротворение России наступит, когда царем будет Михаил.

Но все это, разумеется, должно было сильно не нравиться Василию Ивановичу Шуйскому, особенно же его бездарному, но ЗАВИСТЛИВОМУ БРАТУ, князю Дмитрию Ивановичу, который являлся ЕГО НАСЛЕДНИКОМ... Князь Дмитрий Иванович с ненавистью следил за успехами Скопина и во время торжественного въезда его в Москву не мог удержаться, чтобы не сказать: "Вот идет мой соперник".

Сам царь Василий Иванович хотя и проливал слезы радости при встрече племянника 12 марта, но в Москве слезам этим никто не верил>> [578], кн.2, с.874. Причины для недоверия были и достаточно веские.

Дело вот в чем. "Думный Дворянин Ляпунов вдруг, и торжественно, именем России, предложил Царство Скопину, называя его в льстивом письме единым достойным венца, а Василия осыпая укоризнами. Сию грамоту вручили Князю Михаилу Послы Рязанские: не дочитав, он изодрал ее, ВЕЛЕЛ СХВАТИТЬ ИХ, КАК МЯТЕЖНИКОВ, и представить Царю. Послы упали на колени, обливались слезами, винили одного Ляпунова, клялись в верности к Василию... Князь Михаил ДОЗВОЛИЛ ИММИРНО ВОЗВРАТИТЬСЯ В РЯЗАНЬ... Он сохранил Ляпунова, НО НЕ СПАС СЕБЯ ОТ КЛЕВЕТЫ: сказали Василию, что Скопин с удивительным великодушием милует злодеев, которые предлагают ему измену и Царство. Подозрение гибельное уязвило Васильево сердце; но еще имели нужду в Герое, И ЗЛОБА ТАИЛАСЬ" [362], т.12, гл.3, столбец 103.

Итак, против Скопина-Шуйского складывается заговор. О его поступках <<донесли в Москву люди, приставленные Василием Ивановичем следить за ПЛЕМЯННИКОМ, и с этого времени, говорит летописец, царь Василий и братья его начали против Скопина "держать мнение" (см. там же).

Скопин-Шуйский пытался оправдаться перед царем Василием Шуйским, однако ничего не вышло. На Скопина быстро надвигалась смертельная опасность.

Оба приведенных рассказа достаточно близки. В самом деле.

# ЗЛОБНЫЙ БРАТ ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ ТИТА = СКОПИНА. - В светониевской версии против императора Тита начал плести интриги его БРАТ. Причем, как можно понять по тексту Светония, делал он это уже не в первый раз.

Согласно романовским историкам, против Скопина-Шуйского выступает БРАТ царя Василия Шуйского, а именно, Дмитрий Иванович Шуйский. Он злобствует, ненавидит Скопина-Шуйского, старается очернить его в глазах своего царственного брата Василия. Таким образом, в обеих версиях именно БРАТ выступает против молодого выдающегося полководца. Путались лишь в том, чей это брат. Отметим, что, согласно романовским источникам, имелся в виду БРАТ ЦАРЯ Василия Шуйского. А "античные классики" решили, что речь идет о БРАТЕ ЦАРЯ ТИТА. Но поскольку Скопин-Шуйский, то есть император Тит, был племянником, то есть родственником как Василия Шуйского, так и Дмитрия Шуйского, то причина подобной летописной путаницы неудивительна. Издалека было нелегко разобраться в тесных родственных связях при дворе Великой = "Монгольской" Империи, погруженной в Смуту.

# "ЗЛОБНЫЙ РОДСТВЕННИК" БЫЛ СОПРАВИТЕЛЕМ ТИТА-СКОПИНА. - Согласно Светонию, брат-интриган, замышлявший против императора Тита, настолько близок к нему, что Тит даже НАЗЫВАЛ ЕГО СОПРАВИТЕЛЕМ И ПРЕЕМНИКОМ.

Романовские источники утверждают, что злобный Дмитрий Шуйский, брат царя Василия Шуйского, настроил его против молодого Скопина-Шуйского. При этом многие видели в Скопине-Шуйском не только преемника царя Василия, но уже его фактического соправителя. Как мы видели, Скопину-Шуйскому даже предлагали царскую власть, однако он от нее отказался, дабы не вносить лишнюю смуту в государство.

# ПОПЫТКА ТИТА = СКОПИНА НАЛАДИТЬ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С "БРАТОМ". - Светоний говорит, что император Тит слезно умолял брата "ответить ему любовью на любовь". Попытка кончилась ничем, так как именно в это время Тита убивают.

А романовские историки сообщают, что Скопин-Шуйский постарался оправдаться перед Василием Шуйским и уверить того, что не собирается брать власть и интриговать против Василия. Попытка оказалась безуспешной, поскольку через короткое время Скопина отравили. Так уверяла всеобщая молва.

3. ТИТА = СКОПИНА ПОДОЗРЕВАЛИ В СТРЕМЛЕНИИ ЗАХВАТИТЬ ВЛАСТЬ ЕЩЕ ПРИ ЗДРАВСТВУЮЩЕМ ЦАРЕ. НА САМОМ ЖЕ ДЕЛЕ НИЧЕГО ПОДОБНОГО НЕ БЫЛО.

Выше мы уже процитировали романовскую версию, согласно которой, Скопину-Шуйскому предложили взять царскую власть при еще живом царе Василии Шуйском. Однако Скопин отказался и постарался убедить Василия, что и в мыслях не имел ничего подобного.

Вполне аналогичный сюжет мы видим и в истории "античного" Тита. Светоний говорит, что после взятия Иерусалима, Тит <<заслужил такую любовь и ликование солдат, что ОНИ С ПРИВЕТСТВЕННЫМИ КЛИКАМИ ПРОВОЗГЛАСИЛИ ЕГО ИМПЕРАТОРОМ, а при его отъезде не хотели его отпускать из провинции, с мольбами и даже угрозами требуя, чтобы он или остался с ними, или всех их увел с собою. ЭТО ВНУШИЛО ПОДОЗРЕНИЕ, ЧТО ОН ЗАДУМАЛ ОТЛОЖИТЬСЯ ОТ ОТЦА И СТАТЬ ЦАРЕМ НА ВОСТОКЕ; и он сам укрепил это подозрение, когда во время поездки в Александрию, при освящении мемфисского быка Аписа выступил в диадеме: таков был древний обычай при этом священном обряде, но нашлись люди, которые истолковали это иначе. Поэтому он поспешил в Италию... бросился в Рим и, словно опровергая пустые о себе слухи, приветствовал не ожидавшего его отца: "Вот и я, батюшка, вот и я!">> [706], с.206.

Итак, в обеих версиях мы видим практически одно и то же.

1) Тит = Скопин пользуется огромной популярностью в войсках и народе.

2) Ему предлагают царскую власть в тот момент, когда правящий царь еще здравствует.

3) Тит = Скопин отказывается от предложения.

4) Однако нашлись люди, которые заподозрили его в подготовке переворота и в стремлении захватить престол.

5) Тит = Скопин лично отправляется к здравствующему царю, чтобы объясниться и успокоить его.

Перед нами - хорошее соответствие романовской и "античной" версий.

4. НЕОЖИДАННАЯ ГИБЕЛЬ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ГЕРОЯ: СКОПИНА = ТИТА.

Дальнейшие события Карамзин описывает так.

Царь "Василий слушал (Скопина-Шуйского, пытавшего оправдаться - Авт.) не без внутреннего смятения: ибо собственное сердце его уже волновалось завистию и беспокойством...

25 апреля (1610 года - Авт.) Князь Дмитрий Шуйский давал обед Скопину. Беседовали дружественно и весело. Жена Дмитриева, Княгиня Екатерина - дочь того, кто жил смертоубийствами: Малюты Скуратова - явилась с ласкою и чашею пред гостем знаменитым: Михаил (Скопин - Авт.) выпил чашу... и был принесен в дом, исходя кровию, беспрестанно лившеюся из носа; успел только исполнить долг Христианина и предать свою душу Богу... Москва в ужасе онемела.

Сию внезапную смерть юноши, цветущего здравием, ПРИПИСАЛИ ЯДУ, и народ, в первом движении, с воплем ярости устремился к дому Князя Дмитрия Шуйскаго: дружина Царская защитила и дом и хозяина. Уверяли народ в естественном конце сей жизни драгоценной, но не могли уверить" [362], т.12, гл.4, столбцы 125-126.

Здесь Карамзин смягчает обвинения, обрушившиеся на родственников Скопина. Некоторые, более ранние, русские летописцы напрямую обвиняли царя Василия Шуйского и Екатерину, жену его брата, в преднамеренном убийстве Скопина-Шуйского [362], т.12, гл.4, комментарии 524, 525; [578], кн.2, с.875.

Хотя прямых улик против княгини Екатерины Григорьевны в смерти ПЛЕМЯННИКА, а также улик против самого' царя Василия Шуйского, у современников вроде бы не имелось, тем не менее, как отмечается, смерть Скопина нанесла тяжелый урон авторитету царя Василия [578], кн.2, с.875.

<<Царь велел похоронить его в Архангельском соборе, но не рядом с царскими гробницами, а в особом, новом приделе. Современники почти все говорят о нем как о великом человеке и свидетельствуют о его "уме, зрелом не по летам", "силе духа", "приветливости", "воинском искусстве и уменье обращаться с иностранцами". В народе надолго сохранилась о нем самая лучшая память, что и выразилось в нескольких весьма распространенных песнях>> [988:00], "Скопин-Шуйский".

Итак, суть события такова. Знаменитый полководец Скопин-Шуйский, соратник и ПЛЕМЯННИК царя Василия Шуйского, по-видимому, подло отравлен своей ТЕТКОЙ Екатериной. Именно так, - теткой, ее называли, см. выше. Она была ЖЕНОЙ БРАТА царя, то есть Дмитрия Шуйского. Дело было семейное, и подробности остались во многом скрытыми от окружающих. Однако молва о коварном УБИЙСТВЕ героя широко распространилась, и многие современники верили в это.

Послушаем теперь, что расскажут "античные" авторы об императоре Тите. Как мы уже говорили, брат Тита строил козни против него, а Тит пытался усовестить интригана-"соправителя". Светоний продолжает: "Среди всех этих забот застигла его смерть, поразив своим ударом не столько его, сколько все человечество. По окончании представлений... он отправился в свое сабинское имение. Был он мрачен, так как при жертвоприношении животное у него вырвалось... На первой же стоянке он почувствовал горячку. Дальше его несли на носилках; раздвинув занавески, он... стал горько жаловаться, что лишается жизни невинно: ему не в чем упрекнуть себя, кроме, разве, одного поступка. Что это был за поступок, он не сказал, и догадаться об этом нелегко. Некоторые думают, что он вспомнил любовную связь с женой своего брата; но Домиция клялась торжественной клятвой, что этого не было, а она бы не стала отрицать, если бы что-нибудь было: она хвалилась бы этим, как готова была хвастаться любым своим распутством...

Скончался он на той же вилле... Когда об этом стало известно, весь народ о нем плакал, как о родном, а сенат сбежался к курии, не дожидаясь эдикта... воздал умершему такие благодарности и такие хвалы, каких не приносил ему даже при жизни и в его присутствии" [760], с.209.

Схемы обоих сюжетов очень близки.

# НЕОЖИДАННАЯ СМЕРТЬ, ОТРАВЛЕНИЕ. - Обе версии единогласно говорят, что люди поражены неожиданной и стремительной кончиной Тита = Скопина. Ничто не предвещало ужасного конца. Распространились слухи об ОТРАВЛЕНИИ. Об отравлении Скопина мы говорили ранее. А по поводу отравления императора Тита говорится следующее: "Он... только что вымывшись в бане, умер, ОТРАВЛЕННЫЙ ЯДОМ" [726:1], с.87. Флавий Филострат добавляет, что Тит умер, "отравившись морским зайцем - названная рыба содержит в себе некий неведомый яд, из всех ядов земных и морских самый убийственный" [876:2a], с.140.

# МОЛВА УТВЕРЖДАЛА, ЧТО ТИТ = СКОПИН БЫЛ УБИТ "ИЗ-ЗА ЖЕНЩИНЫ" ИЛИ САМОЙ ЖЕНЩИНОЙ. - По романовской версии, Скопина-Шуйского якобы ОТРАВИЛА тетка Екатерина, жена Дмитрия Шуйского, БРАТА царя. А по "античным" источникам, Тит погиб из-за того, что вступил в любовную связь с женой своего БРАТА. Ему как бы отомстили. В обеих версиях говорится о ЖЕНЕ БРАТА, так или иначе замешанной в этой мрачной истории.

Указанный нами ранее параллелизм с версией "античного" Геродота усиливает обнаруженное сейчас новое соответствие. Напомним, что, по Геродоту, царь Дарий (Орда) именно ЖЕНЩИНЕ ВРУЧАЕТ СУДЬБУ Интафрена (то есть Скопина-Шуйского). Он предлагает ей выбрать - кому из арестованных родственников следует умереть. Она, неожиданно для всех, просит сохранить жизнь БРАТУ, то есть ОТПРАВИТЬ НА СМЕРТЬ ИНТАФРЕНА, своего мужа. Собственно говоря, своей просьбой к Дарию она объявляет СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР Интафрену, предает его в руки палачей. Короче говоря, ЖЕНА УБИВАЕТ МУЖА.

Вполне похожая картина в 1610 году описана и русскими летописями. ЖЕНЩИНА, ЖЕНА БРАТА ЦАРЯ, СОБСТВЕННОРУЧНО УБИВАЕТ КНЯЗЯ СКОПИНА, подавая ему чашу с отравленным напитком. Ничего не подозревающий князь выпивает и вскоре умирает. Хотя прямых улик против коварной Екатерины якобы не было, однако народная молва и некоторые хронисты напрямую утверждали, что убийцей была именно она.

Аналогично, "античные классики" отрицательно характеризуют Домицию, жену брата Тита, из-за которой он якобы и погиб. Хронисты подчеркивают, что Домиция была развратной и даже хвасталась этим. Хотя и отрицала свою связь с Титом.

ВЫВОД. Жизнеописания "античного" императора Тита и русско-ордынского князя Михаила Скопина-Шуйского хорошо соответствуют друг другу.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение