Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
РАСКОЛ ИМПЕРИИ:
от Грозного-Нерона до Михаила Романова-Домициана

Знаменитые "античные" труды Светония, Тацита и Флавия, оказывается, описывают Великую Русскую Империю
и мятеж Реформации XVI-XVII веков.

Глава 11.
ИМПЕРАТОР ТИТ - ЭТО КНЯЗЬ СКОПИН-ШУЙСКИЙ.
ЗАХВАТ ТИТОМ ИЕРУСАЛИМА - ЭТО ВЗЯТИЕ МОСКВЫ СКОПИНЫМ-ШУЙСКИМ В 1610 ГОДУ,
СОВМЕЩЕННОЕ СО ВЗЯТИЕМ МОСКВЫ МИНИНЫМ И ПОЖАРСКИМ В 1612 ГОДУ.

5. МОСКВА КОНЦА XVI - НАЧАЛА XVII ВЕКА ОПИСАНА ИОСИФОМ ФЛАВИЕМ КАК ИЕРУСАЛИМ.

5.1. ИОСИФ ФЛАВИЙ УПОМИНАЕТ НЕКОТОРЫЕ СООРУЖЕНИЯ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ, ПОЯВИВШИЕСЯ НЕ РАНЕЕ 1633 ГОДА. ТАК КОГДА ЖЕ ТВОРИЛ "АНТИЧНЫЙ" ФЛАВИЙ?

Обратимся теперь к известному труду Иосифа Флавия "Иудейская война". Эта объемистая книга описывает гражданскую войну в Иудее при императоре Тите, затем осаду, штурм и взятие Иерусалима, столицы Иудеи. Считается, что в то время Иудея была провинцией Римской Империи. В силу предыдущих наших результатов все эти события происходили в начале XVII века, на Руси, в метрополии Великой = "Монгольской" Империи. В частности, отсюда вытекает, что взятие Иерусалима императором Титом должно быть каким-то крупным и хорошо известным событием из эпохи Великой Смуты на Руси. Такое событие действительно есть. Это - взятие Москвы Скопиным-Шуйским в 1610 году, а затем, вскоре, окончательная победа над поляками и взятие Москвы в 1612 году Пожарским и Мининым. Отсюда следует, что Иерусалим, описанный Иосифом Флавием (то есть столица Иудеи эпохи Иудейской войны) это - Москва, столица Великой Империи.

Впрочем, отождествление Москвы с ветхозаветным Иерусалимом (строительство которого описано в Библии, а именно, в книгах Ездры и Неемии) нам уже хорошо известно. Напомним, что, согласно нашим результатам, в древней истории было два наиболее известных Иерусалима. Первый, евангельский Иерусалим, это Царь-Град на Босфоре. Он же - "античная" гомеровская Троя. Он же - Константинополь, а позднее - Стамбул. В Царь-Граде XII века некоторое время жил император Андроник-Христос. Здесь он был распят в 1185 году. В Евангелиях Царь-Град этого времени назван Иерусалимом. Мы условно именуем его первым, евангельским Иерусалимом.

Второй Иерусалим описан в ветхозаветных книгах Ездры и Неемии. Считается, что этот город Иерусалим был "восстановлен" при царях Арта-Ксерксе, Кире и Дарии. Оказывается, что здесь на самом деле идет речь о строительстве Москвы и, в частности, Московского Кремля, в середине XVI века, при Иване Грозном = Арта-Ксерксе. Мы подробно говорим об этом в книге "Библейская Русь",гл.10. Напомним вкратце основные обнаруженные нами факты.

Итак, в Библии рассказывается о "восстановлении"-постройке Иерусалима = Москвы после Вавилонского пленения. Выясняется, что название Иерусалим было подвижным и в разное время применялось к разным городам. Поясним, кстати, что основание итальянского Рима и Ватикана в конце XIV века было установлением великими = "монголами" филиала Иерусалима в Италии.

Как мы показали далее в книге "Библейская Русь", современный Иерусалим в Палестине построен существенно позднее, не ранее XVIII века и никакого отношения к библейскому Иерусалиму не имеет. Ни к евангельскому, ни к ветхозаветному.

Вернемся к Иосифу Флавию. Он описывает Иерусалим практически так же, как и ветхозаветные книги Ездры и Неемии. Говорит о Верхнем городе в Иерусалиме, именуемом Твердыней царя Давида [877], с.301. Как мы показали в книге "Библейская Русь", здесь речь идет о той части Московского Кремля (расположенного на Боровицком холме), где до сих пор стоит Архангельский Собор.

Далее Иосиф Флавий упоминает и само название КРЕМЛЬ при описании Иерусалима: "Второй же холм, на котором расположен Нижний город, имеет форму серпа и называется КРЕМЛЕМ (Акра)" [877], с.301.

Иосиф Флавий упоминает место под названием ОФЕЛ в Иерусалиме [877], с.301. О нем говорит и Библия. Синодальный перевод выражается так: "От места напротив большой выступающей башни до стены Офела" (Неемия 3:27). Как мы показали в книге "Библейская Русь", речь идет о постройках на Соборной площади Кремля напротив колокольни Ивана Великого от БЛАГОВЕЩЕНСКОГО СОБОРА до УСПЕНСКОГО СОБОРА.

Наконец, Иосиф Флавий рассказывает об источнике Шилоах: "Так называли мы этот пресноводный и обильный источник" [877], с.301. Кстати, в Библии этот источник именуется Селах. Мы видим, что Ш и С могли переходить друг в друга в старых текстах.

Рядом с воротами Источника крепостной стены Иерусалима Библия помещает царский сад, водоем Селах и "город Давидов". А именно, сказано, что ТОТ ЖЕ МАСТЕР, который строит ворота Источника, строит также и "стену у водоема Селах против ЦАРСКОГО САДА И ДО СТУПЕНЕЙ, СПУСКАЮЩИХСЯ ИЗ ГОРОДА ДАВИДОВА" (Неемия 3:15).

Обратим теперь внимание на библейский ВОДОЕМ Селах и ЦАРСКИЙ САД, примыкающие к иерусалимской стене с воротами Источника (то есть Тайнинскими воротами Московского Кремля). О водоеме Селах и Царском Саде говорит канонический синодальный перевод, НО ОСТРОЖСКАЯ БИБЛИЯ НИКАКОГО ВОДОЕМА И НИКАКОГО САДА ТУТ НЕ УКАЗЫВАЕТ. Возникает мысль, что в эпоху авторов Острожской Библии, изданной в 1581 году, никакого водоема Селах и никакого сада в этом месте Московского Кремля еще попросту НЕ БЫЛО. А потом они появились! После чего они были аккуратно внесены в Библию более поздними редакторами? Попробуем разобраться в этом.

За кремлевской стеной, соединяющей Троицкую и Водовзводную башни, был ВЫСОКИЙ ХОЛМ, так называемый взруб. На этом месте располагались хоромы царя Ивана, затем каменные палаты царя Бориса, затем великолепные хоромы Самозванца и Марины [283], c.596-597. Надо думать, что именно здесь первоначально располагались царская площадь и Красное Крыльцо. Впрочем, это совсем недалеко от Грановитой Палаты.

Однако <<впоследствии вместо хором здесь РАЗВЕДЕН БЫЛ ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ НАБЕРЕЖНЫЙ САД, О КОТОРОМ ПРЯМЫЕ ИЗВЕСТИЯ ПОЯВЛЯЮТСЯ ОДНАКО ТОЛЬКО К КОНЦУ XVII СТОЛЕТИЯ. Можно предполагать, - пишет И.Е.Забелин, - что к устройству здесь САДА было приступлено еще при царе Михаиле с того времени, когда в 1633 году БЫЛА ПРОВЕДЕНА ВО ДВОРЕЦ ВОДА С МОСКВЫ-РЕКИ" [283], с.598. Считается, что первоначально "на крыше Годуновского Запасного дворца БЫЛ РАЗВЕДЕН САД, получивший название Верхнего набережного. В 1633 году В НЕГО ПРОВЕЛИ ВОДУ ИЗ ВОДОВЗВОДНОЙ БАШНИ. В 1633-1635 году в здании, стоявшем рядом с Верхним набережным САДОМ, но ниже его, был устроен Нижний набережный САД... Набережные сады назывались Красными. В каждом из них было по пяти оранжерей, где выращивались диковинные чужестранные растения и ЮЖНЫЕ плодовые деревья. Верхний сад был украшен "ВОДОМЕТАМИ" (ФОНТАНАМИ) И ПРУДАМИ, где плавали рыбы. В одном из таких ПРУДОВ... маленький Петр I пускал игрушечные кораблики>> [824], с.41-42.

Конечно, Библия не могла не упомянуть о таком потрясающем инженерном сооружении, как царский сад на крыше дворца, в котором на суровых московских широтах росли диковинные южные чужестранные растения. Это и есть ЦАРСКИЙ САД, названный в Библии (Неемия 3:15). В этом саду и находился ВОДОЕМ СЕЛАХ, то есть попросту КЕЛЕЙНЫЙ ВОДОЕМ, - водоем в здании, - "в келье". И вообще во дворце был устроен ВОДОПРОВОД. Надо полагать, в те времена ВОДОПРОВОД В ЗДАНИИ, то есть В КОМНАТАХ, был редкостью и диковинкой. А библейский СЕЛАХ - это КЕЛЕЙНЫЙ, КЕЛЬЯ, по-английски CELL, по-латински SELLARIA - КОМНАТА, ЗАЛ [237], с.914. То есть название, вполне отвечающее сути дела. (Кстати, этот сад на крыше Кремлевского дворца в Москве описан "античными" авторами как знаменитые вавилонские сады Семирамиды).

Но тогда что же получается? Если все эти потрясающие сооружения, о которых рассказывает канонический синодальный текст БИБЛИИ, - сад на крыше дворца, оранжереи, водопровод, пруды во дворце, - построены только в 1633 году, а ранее тут была площадь, о которой и говорит Острожская Библия, то, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ИМЕЮЩИЙСЯ СЕГОДНЯ КАНОНИЗИРОВАННЫЙ ТЕКСТ КНИГИ НЕЕМИИ УЧЕЛ НОВОВВЕДЕНИЯ 1633 ГОДА! То есть книга отредактирована уже ПОСЛЕ 1633 года. А Острожская Библия, как выясняется, действительно является ДРЕВНЕЙ Библией, написанной еще в XVI веке.

Но тогда отсюда вытекает еще один интересный и важный вывод. А именно, что "античнейший" Иосиф Флавий тоже творил не ранее 1633 года. Поскольку Иосиф Флавий тоже упоминает об источнике Шилоах (Селах). Который, повторим, появился в Московском Кремле лишь в 1633 году.

Данное умозаключение о времени создания (или окончательного редактирования) знаменитой "Иудейской войны" Иосифа Флавия прекрасно согласуется с другим независимым выводом, сделанным нами в настоящей книге: Флавий писал не ранее XVII века, поскольку он рассказывает о событиях Великой Смуты на Руси начала XVII века.

Сто'ит отметить, что, по словам Иосифа Флавия, одна из частей Иерусалима называлась НОВЫМ ГОРОДОМ, то есть Новгородом [877], с.302. Это понятно. Согласно нашим результатам, столица Руси-Орды перенесена в Москву из Ярославля = Новгорода. Наверное, в честь прежней волжской столицы часть Москвы в XVI веке решили назвать "Новгородом". Потом это название утратилось. Особенно после того, как романовские историки перенесли (на бумаге) название Великий Новгород с берегов Волги на топкие берега реки Волхов. Причем громкое имя "Великий Новгород" присвоили расположенному здесь небольшому острогу (может быть, Романовы решили таким образом поиздеваться над прежней ордынской столицей?). См. подробности в нашей книге "Новая хронология Руси".

Через несколько страниц Флавий вновь возвращается к описанию великолепного царского дворца, поразившего его. Как мы теперь понимаем, это - рассказ о царском дворце Московского Кремля XVI-XVII веков. "...Царский дворец, великолепие которого превосходило всякое описание. Его роскошь и убранство не имели себе равных, и сверх того он был окружен со всех сторон стеной в 30 локтей высотой, по которой на равном расстоянии друг от друга шли богато украшенные башни, и заключал в себе огромные покои и пиршественные залы, способные вместить сотни приглашенных. Невозможно передать словами красоту отделки камней внутри дворца...

Здесь было неисчислимое множество покоев... и большинство находившихся в них предметов состояло из серебра и золота...

ИХ ВНУТРЕННИЕ САДЫ сплошь зеленели от растительности: здесь росли всякого рода сады, рассекавшиеся длинными дорожками для гуляния и окруженные глубокими каналами или бассейнами, уставленными медными изваяниями, из которых лилась вода, а кругом этих водоемов находились многочисленные башни для ручных голубей" [877], с.304.

Как мы говорили, это и есть, скорее всего, легендарные сады Семирамиды в "античном Вавилоне". То есть царские сады Московского Кремля. Кстати, одно из семи знаменитых чудес света.

5.2. СТЕНЫ КИТАЙ-ГОРОДА, БЕЛОГО ГОРОДА И ЗЕМЛЯНОГО ГОРОДА В МОСКВЕ ОПИСАНЫ ФЛАВИЕМ КАК ТРИ СТЕНЫ, ОКРУЖАВШИЕ ИЕРУСАЛИМ.

Вот что рассказывает Флавий о крепостных стенах Иерусалима. "ГОРОД ЗАЩИЩАЛИ ТРИ СТЕНЫ... ПЕРВАЯ из трех стен, Старая стена, была почти неприступна благодаря ущельям внизу и высоте холма, на котором она была выстроена; в придачу к преимуществам расположения она была еще и очень мощной... Она начиналась на севере у башни Гиппик и шла до Газита, затем соединялась с зданием совета и кончалась у западной колоннады Храма. Отходя от той же самой башни с другой, западной стороны, она тянулась вниз через место под названием Бет-Цо до Ессейских ворот, а там заворачивала на юг, огибая источник Шилоах, откуда вновь подымалась по восточной стороне к купальням Соломона, доходя до места под названием Офел, где соединялась с восточной колоннадой Храма.

ВТОРАЯ стена брала начало от Геннатских ворот первой стены; она огибала только северный подступ к городу, поднимаясь вверх вплоть до Антонии.

ТРЕТЬЯ же стена, начинаясь у башни Гиппик, тянулась на север до башни Псефин, потом продолжалась до Елениных могил... тянулась мимо Царских пещер и, загибаясь угловой башней у так называемой Могилы Сукновала, обрывалась у Кидронской долины, где она сходилась со Старой стеной...

Агриппа приступил к строительству вышеупомянутой стены... Если бы эта стена была завершена так же, как начата, город никогда не был бы взят, ибо она была сложена из камней по 20 локтей в длину и по 10 локтей в ширину каждый, которые нелегко подрыть железными орудиями или сотрясти осадными приспособлениями. Сама стена была толщиной в 10 локтей и, без всякого сомнения, вздымалась бы гораздо выше, если бы воодушевление ее основателя не имело препятствий. Позднее, хотя евреи и возводили ее в большой поспешности, она поднялась в высоту на 20 локтей, а если прибавить зубцы в два локтя и насыпь в три локтя высотой, то общая ее высота достигала 25 локтей.

Над стенами возвышались четырехугольные, цельные, как сами стены, башни по 20 локтей в ширину и 20 локтей в высоту; по слаженности же и красоте камней они ничуть не уступали самому Храму. На этих цельнокаменных, высотой в 20 локтей, башнях, находились роскошные покои, а над ними - верхние помещения с многочисленными хранилищами для сбора дождевой воды... Таких башен, отстоявших друг от друга на 200 локтей, на третьей стене было 90; на средней стене стояло 14 башен, а число башен на Старой стене доходило до шестидесяти. Общая же длина окружавших город стен составляла 33 стадия" [877], с.302.

Хотя описание довольно расплывчато, оно содержит важную информацию, которую мы вскоре обсудим.

Об этих же трех стенах Иерусалима, правда, чуть по-иному, рассказывает и Тацит в своей "Истории". "Два высоких холма были окружены стеной, образовывавшей ломаную линию, кое-где резко вдававшуюся внутрь, так что фланги нападающих оказывались открытыми... Еще одна стена проходила внутри города и окружала дворец; за ней вздымалась высоко в небо Антониева башня, названная так Иродом (Ордой - Авт.) в честь Марка Антония.

Храм тоже представлял собой своеобразную крепость; его окружала особая стена, сооруженная с еще бо'льшим искусством, чем остальные" [833], т.2, с.195.

Три стены Иерусалима описываются как замечательное сооружение, надежно прикрывавшее город от врагов. Поскольку, как мы теперь понимаем, здесь под именем Иерусалима описана Москва, то возникает интересный вопрос: о чем на самом деле идет речь? Как только вопрос задан, ответ напрашивается сам собой. Это - знаменитые крепостные стены Москвы, окружавшие Китай-Город, Белый Город и Земляной Город (Скородом). На рис.11.8 все три стены отмечены на современном плане Москвы цифрами: II - Китай-город, IV - Белый город, V - Земляной город или Скородом. Цифрой I отмечен Кремль. На рис.11.9 расположение этих старых стен показано более подробно, в привязке к современной Москве. Поясним, что Белый город - это территория между центральными московскими площадями и Бульварным кольцом, а Земляной город (Скородом) - это территория между Бульварным кольцом и Садовым кольцом. На рис.11.10 мы выделили все три стены более жирными линиями, добавив не отмеченные на рис.11.9 участки стен, идущие вдоль берега Москвы-реки. На старых картах видно, что здесь раньше шли крепостные стены с башнями.

На рис.11.11 представлена фотография 1888 года части стены Китай-города. Сегодня этот участок стены утрачен. На рис.11.12 и рис.11.13 показан вид Варварских ворот Китайгородской стены в XIX веке. На рис.11.14 и рис.11.15 мы видим Воскресенские ворота и Ильинские ворота Китай-города в XIX веке.

На рис.11.16 показан план Кремля, на котором отмечены линии старинных крепостных укреплений, датируемых разными историческими эпохами, начиная якобы от середины XII века до XVI века. Следы более ранних стен обнаружены при раскопках в Кремле. Хорошо видно, что старинный Московский Кремль был сильно укреплен.

На рис.11.17 показан план Москвы якобы 1608 года, составленный К.Буссовым.

Обратимся к сохранившимся старым планам Москвы (ветхозаветного Иерусалима), на которых крепостные стены показаны совершенно отчетливо, с многими подробностями.

См. Годунов чертеж на рис.11.18

два плана Исаака Массы на рис.11.19 и рис.11.20

Сигизмундов план на рис.11.21

Кремленаград на рис.11.22

Петров чертеж на рис.11.23

Несвижский план на рис.11.24 и рис.11.25

план Олеария на рис.11.26 и рис.11.27

план Мейерберга на рис.11.28

план Пальмквиста на рис.11.29

план Мериана на рис.11.30 и рис.11.31.

Отметим немаловажную деталь. Оказывается, "первые планы Москвы дошли до настоящего времени В ЗАРУБЕЖНЫХ ИЗДАНИЯХ. Однако исследователи не сомневаются, что эти публикации выполнены на основе ИСЧЕЗНУВШИХ РУССКИХ ОРИГИНАЛОВ рубежа XVI-XVII веков. Есть основания связать ранние планы Москвы с той огромной картографической деятельностью, которая вслед за широкими градостроительными мероприятиями была предпринята правительством Бориса Годунова в конце XVI века" [627], с.50.

Таким образом, сегодня нам показывают лишь старинные планы Москвы-Иерусалима, сделанные иностранцами. Прямым текстом говорят, что русские оригиналы погибли (уничтожены?). Поразительно, что не осталось ни одного старого оригинала плана Москвы эпохи XVI века! Только иностранные. Нас уверяют, будто они более или менее аккуратно следуют "утраченным русским подлинникам". Но так ли это?

Скорее всего, то, что показывают нам сегодня, является результатом редакторской "деятельности" эпохи Реформации. После оккупации Руси-Орды в эпоху Великой Смуты западно-европейскими войсками, и после восшествия на престол про-западной династии Романовых, была предпринята большая работа по искажению истории Великой Империи. В том числе, устраняли со старых "монгольских" карт и городских планов многие ордынские названия, ставшие теперь неуместными в свете "правильной истории", придуманной реформаторами. Все "неправильное" безжалостно вычеркивалось, вытиралось, сжигалось. После чего перед потомками стали бурно лить крокодиловы слезы "об утраченных подлинниках".

Стоит также обратить внимание на сообщение, что при Годунове была, оказывается, развернута "огромная картографическая деятельность". И это понятно. Ведь именно при Годунове "монгольская" столица Москва (Иерусалим) достигла наибольшего расцвета. Однако, как выясняется, от планов Москвы НЕ ОСТАЛОСЬ НИКАКИХ ПОДЛИННИКОВ. Погибло все!

Но теперь, опираясь на наши исследования, мы можем высказать обоснованные соображения - что' же именно было нарисовано на старых русско-ордынских картах, столь безжалостно сожженных реформаторами. Вероятно, Москва (Иерусалим) была изображена так, как сегодня рисуют "античный" Рим. В частности, Столп Ивана Великого, может быть, был назван Вавилонской башней или Фаросским маяком или Римским миллиарием (то есть центральным столпом города Рима, от которого отсчитывали расстояния во все концы Великой Империи). Ясное дело, что все подобные (ставшие "неправильными") названия требовалось немедленно уничтожить. Что и сделали.

Но вернемся к стенам Москвы-Иерусалима. На рис.11.32 приведен фрагмент старинной миниатюры, показывающий вид внешней стены Скородома (Земляного города) во второй половине XVII века. То есть после Великой Смуты. Оказывается, прежние каменные стены были в значительной мере разрушены. Некоторые их участки потом восстановили, как показано, например, на приводимой нами гравюре. Однако вместо каменных стен поставили уже деревянные. Сегодня от старых крепостных стен Китай-города, Белого города и Скородома уже практически ничего не осталось. Сохранились, правда в перестроенном виде, лишь стены и башни Кремля.

Обратимся теперь к московским стенам и башням, изображенным на старых планах. Подсчитаем - сколько башен было на крепостных стенах Москвы.

Сделаем предварительно следующее замечание. Количество башен на кольцевых стенах Москвы-Иерусалима могли считать по-разному. Дело в том, что, как видно из рис.11.10, стены Кремля, Китай-города и Белого города имеют общий участок. Самая короткая стена окружает Кремль. Затем от двух ее углов ответвляется стена Китай-города. Потом, от двух следующих углов отходит стена Белого города. Некоторые летописцы могли считать все три стены кольцевыми, то есть замкнутыми стенами, имеющими кое-где общие участки. Подсчитывая башни, например, на стене Белого города, могли учитывать также те из них, которые расположены на стене Кремля или на стене Китай-города. При таком подходе башни, находящиеся на общих участках стен, могли учитываться два раза, когда ОТДЕЛЬНО говорили о числе башен на стене Китай-города и ОТДЕЛЬНО о количестве башен на стене Белого города. Поэтому, чтобы учесть и такую возможную схему подсчета башен старинными летописцами, мы, в приводимой ниже таблице, введем две графы.

Изучим четыре старых плана Москвы: Годунов чертеж, Петров чертеж, Сигизмундов план и план Исаака Массы.

На Годуновом чертеже (рис.11.18) на Кремлевской стене мы видим 18 башен (плюс 2 выносных). На стене Китай-города к ним добавлено еще 14 башен. А если считали, что Китай-город включает в себя Кремль, то полное число башен на кольцевой стене вокруг Китай-города получается 27. Далее, на стене Белого города добавляется еще 28 башен. Но если считали, что Белый город включал в себя как Китай-город, так и Кремль, то общее число башен на кольцевой стене Белого города получается 39. Наконец, на стене Скородома изображено 56 башен. Итак, полное число башен (учтенных по одному разу) на всех стенах здесь составляет 118, включая две выносных.

Аналогичные цифры для Петрова чертежа (рис.11.23) следующие. На Кремлевской стене - 18 башен (плюс 2 выносных). На стене Китай-города - 14 башен или 27. На стене Белого города - 28 башен или 38. На стене Скородома - 57 башен. Итак, полное число башен (учтенных по одному разу) на всех стенах здесь составляет 119, включая две выносных.

Для Сигизмундова плана (рис.11.21) цифры такие. На Кремлевской стене - 17 башен (плюс 2 выносных). На стене Китай-города - 12 башен или 24. На стене Белого города - 26 башен или 36. На стене Скородома - 58 башен. Полное число башен (учтенных по одному разу) на всех стенах здесь составляет 115, включая две выносных.

На плане Исаака Массы (рис.11.19) на Кремлевской стене - 17 башен (плюс 1 выносная). На стене Китай-города - 10 башен или 24. На стене Белого города - 26 башен или 36. На стене Скородома - 50 башен. Полное число башен (учтенных по одному разу) на всех стенах здесь составляет 104, включая две выносных.

Мы видим, что старинные картографы по-разному оценивали число московских башен. Колебания в общем числе башен достигают примерно двух десятков: 119 башен на Петровом чертеже и 104 башни на плане Исаака Массы. Кроме того, следует учесть, что со временем стены Москвы перестраивались, и число башен, конечно, могло слегка меняться.

Сравним получившиеся "московские цифры" с данными Иосифа Флавия. Он говорит, что число башен на иерусалимских стенах было (в порядке возрастания): 14, 60 и 90. Всего 164 башни. Общее же число московских башен, учтенных по одному разу, составляет по разным картам: 118, 119, 115 и 104. Порядок чисел: 164 (для Иерусалима) и, скажем, 119 (для Москвы), примерно один и тот же. Особенно если учесть, что разные авторы приводят для Москвы цифры, иногда разнящиеся на 10-15 башен. Аналогичные колебания могли влиять и на цифры, сообщаемые Иосифом Флавием. Здесь уместно отметить, что Иосиф Флавий, описывая Старую стену, говорит, что число башен на ней ДОХОДИЛО до 60. То есть их было, возможно, меньше 60. Тут Флавий располагал, по-видимому, неполной информацией. Следовательно, общее число иерусалимских башен могло быть несколько меньше 164.

Если же, как мы сказали, некоторые хронисты считали все три московские стены кольцевыми (то есть некоторые башни учитывали по два раза, говоря о каждой стене отдельно), то "общее число" башен в Москве (точнее, на бумаге) могло увеличиться и оказаться равным 142 (по Годунову чертежу). Числа 164 и 142 имеют один и тот же порядок. Отличие составляет 22 башни, что, как мы видели, вполне могло объясняться уже отмеченными выше колебаниями в оценке числа московских башен в зависимости от того - насколько надежными сведениями располагал тот или иной хронист.

ВЫВОД. Количество башен, указанное Иосифом Флавием в Иерусалиме, неплохо соответствует количеству башен на московских крепостных стенах XVI-XVII веков.

5.3. КОЛОКОЛЬНЯ ИВАНА ВЕЛИКОГО И УСПЕНСКИЙ СОБОР В МОСКОВСКОМ КРЕМЛЕ НА СТРАНИЦАХ ИОСИФА ФЛАВИЯ.

Далее Флавий описывает три высокие башни, стоявшие внутри иерусалимских стен. Поскольку, как мы уже понимаем, говорится о Московском Кремле, то не исключено, что речь идет о Столпе Ивана Великого и о куполах соседних московских соборов. Флавий говорит: "Вся третья стена была достойна удивления, но самым удивительным в ней была стоявшая в ее северо-западном углу башня Псефин... Она поднималась в высоту на 70 локтей, и при восходе солнца с нее можно было видеть как Аравию, так и окраины надела евреев до самого моря. Эта башня была ВОСЬМИУГОЛЬНОЙ формы" [877], с.303.

В Московском Кремле действительно есть высокая ВОСЬМИУГОЛЬНАЯ башня - колокольня Ивана Великого, рис.11.33. Мы подробно говорили о ней выше. С нее действительно открывается вид на далекие окрестности Москвы.

Любопытно, что, сообщая о второй иерусалимской башне, стоявшей рядом с башней Псефин, Иосиф Флавий добавляет, что эта вторая башня, названная Фацаэлем, "достигала девяноста локтей, и по общему виду она была подобна ФАРОССКОМУ МАЯКУ, указывающему путь плывущим в Александрию, хотя и значительно превосходила его по площади" [877], с.303.

Но ведь мы уже показали, что "античный" Фаросский маяк - это и есть Столп Ивана Великого в Москве. Тем самым, Иосиф Флавий подтверждает наш вывод. Наверное, на страницах Иосифа Флавия причудливо переплелись различные сказания об одной и той же высокой колокольне Ивана Великого. В одних текстах ее именовали Псефин и сообщали, что она - восьмиугольная. В других хрониках ее называли Фацаэль и говорили, что она "подобна" Фаросскому маяку. Иосиф Флавий не разобрался, что речь шла об одном и том же сооружении. Однако важные сведения о нем он все-таки привел: восьмиугольная башня, подобная Фаросскому маяку и т.д. При этом Флавий несколько раз подчеркивает необычайную высоту башен (или башни). Он пишет: "Эти три башни, столь огромные сами по себе, казались еще более высокими вследствие своего местоположения. Ведь Старая стена, в которой они находились, сама была выстроена на высоком холме и вздымалась над ним, словно горная вершина, еще на тридцать локтей, что, разумеется, много увеличивало высоту стоявших на ней башен" [877], с.304. Не исключено, что говоря об еще одной башне Иерусалима, а именно, об Антониевой башне, Флавий на самом деле имеет в виду все тот же Столп Ивана Великого.

Все сказанное хорошо отвечает размерам и местоположению колокольни Ивана Великого на высоком Кремлевском холме. Столп, с его горящим на солнце золотым куполом-"маяком", воспринимали с трепетом и восхищением. Особенно путешественники из дальних стран, прибывавшие в Москву. Наверное, Старая стена, о которой сообщает Флавий, это - Кремлевская стена. Ее построили раньше всех, а потому она была самой старой, по сравнению с крепостными сооружениями Китай-города, Белого города и Скородома.

Иосиф Флавий упоминает не только колокольню Ивана Великого. Он восхищенно говорит о Храме - главном святилище, находившемся в центре Иерусалима. Наверное, здесь переплелись сведения как об огромном храме Святой Софии в Царь-Граде, так и о величественном Успенском Соборе Московского Кремля. Царь-Град - это евангельский Иерусалим, а Москва - ветхозаветный Иерусалим. Совместив (на бумаге) два Иерусалима в один, Иосиф Флавий мог, вольно или невольно, "склеить" описания Святой Софии и Успенского Собора. Однако следует сказать, что больше всего во флавиевском описании иерусалимского Храма - все-таки от московского Успенского Собора. Судите сами. Иосиф Флавий говорит следующее: "Что же касается наружного вида святилища, то он являл все, что может поразить взор и душу. Святилище было обложено со всех сторон ТОЛСТЫМИ ЗОЛОТЫМИ ПЛАСТИНАМИ, и блеск, излучаемый ими при восходе солнца, казался столь нестерпимым, что тот, кто пытался взглянуть, отворачивался, словно от солнечных лучей. Приближающимся же к Иерусалиму чужестранцам Храм представлялся издали горой ПОД СНЕЖНЫМ ПОКРОВОМ, ПОТОМУ ЧТО В ТЕХ МЕСТАХ, ГДЕ НЕ БЫЛО ПОЗОЛОТЫ, ОН БЫЛ ОСЛЕПИТЕЛЬНО БЕЛОГО ЦВЕТА" [877], с.308.

На куполе храма Святой Софии в Царь-Граде золота нет и не было. Хотя его было очень много внутри. Сохранившиеся старинные описания и рисунки Святой Софии золотого купола не отразили.

А вот купола Успенского Собора, Столпа Ивана Великого и других соборов Московского Кремля действительно богато покрыты золотом. Здесь золота было много как снаружи, так и внутри. Это обстоятельство поражало иностранцев до глубины души. Дело в том, что нигде больше купола' (то есть, попросту, крыши) соборов золотом не крыли. Ни в Западной Европе, ни в Азии, ни в Африке, ни в Америке. См. подробности на эту тему в нашей книге "Империя",гл.12:4. Блеск такого количества золота на русско-ордынских соборах производил неизгладимое впечатление на путешественников.

Наконец, у Иосифа Флавия сказано, что иерусалимский Храм был БЕЛОГО ЦВЕТА. Совершенно верно - московские соборы, в том числе и главный Успенский Собор, выложены из белого камня. Это белокаменные сооружения. Белое с золотом. Причем много белого и много золота. Так что здесь Флавий все описывает верно.

Далее Иосиф Флавий говорит следующее: "На верхушке святилища находились острые золотые шпицы, предназначенные для того, чтобы птицы не могли садиться на Храм и загрязнять его" [877], с.308.

Вероятно, здесь говорится о богато украшенных золотых крестах на крышах Кремлевских соборов и теремов, см., например, рис.11.34, рис.11.35, рис.11.35a. Как видно, даже сегодня эти кресты выполнены в виде звезды, опирающейся на полумесяц. Центр креста - это, собственно, звезда, от которой в разные стороны отходят золотые лучи - острые "шпицы", как назвал их Флавий. Может быть, в XVI веке старинные христианские кресты, они же - османские полумесяцы со звездами, были изготовлены более откровенно. То есть золотая звезда в центре могла иметь более длинные и ярко выраженные золотые лучи-острия. "Объяснение" Флавия, что острые шпицы предназначены для того, чтобы, мол, птички не садились на купол и не загрязняли его, следует отнести к поздним редакторским затуманивающим комментариям. Реформаторы не хотели вспоминать, что на золотом куполе Иерусалимского, то есть Московского, Храма помещены османские звезды с полумесяцем = христианские кресты.

Но возможно еще одно объяснение рассказа Флавия о "золотых шпицах" на крыше иерусалимского Храма. Обратимся к древне-русскому "переводу" книги Иосифа Флавия "Иудейская война". Кстати, как мы теперь начинаем понимать, этот старинный текст, может быть, является оригиналом, а вовсе не переводом. Так вот, в старом русском тексте сказано следующее: "на връхоу же всажени быша златы гвозды и велици и длъзи. и сти яко стрелы и остры. да никоторыиже птичь седъ осквернить верха" [877:1], с.295. См. рис.11.36.

Говорится о "золотых гвоздых", которые были всажены, вбиты в крышу. И тут мы неожиданно вспоминаем аналогичное заявление Плано Карпини, о котором мы подробно говорили в книге "Новая хронология Руси",гл.14:11.10. Напомним, что, согласно Карпини, монголы живут в ШАТРАХ. Ясное дело, говорят нам, - необразованные дикари, домов строить не умеют. Оказывается, однако, что шатры у "монголов" были весьма необычны. Например, в одном из таких шатров, "приготовленном из БЕЛОГО пурпура", могло поместиться, как пишет Карпини, ни много ни мало, "БОЛЕЕ ДВУХ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК" [656], с.76. Не правда, очень интересный шатер вместимостью в две тысячи человек?

Венчались на царство монгольские императоры тоже в "шатрах". Карпини присутствовал при одном из таких венчаний: "На прекрасной равнине, возле некоего ручья между горами, был приготовлен другой ШАТЕР, называемый у них ЗОЛОТОЙ ОРДОЙ. Там Куйюк должен был воссесть на престол в день Успения Нашей Владычицы (Успения Богородицы? - Авт.)... ШАТЕР ЖЕ ЭТОТ БЫЛ ПОСТАВЛЕН НА СТОЛБАХ, ПОКРЫТЫХ ЗОЛОТЫМИ ЛИСТАМИ, И ПРИБИТЫХ К ДЕРЕВУ ЗОЛОТЫМИ ГВОЗДЯМИ" [656], с.77-78.

Но не все монгольские "шатры" были из белого войлока. Были и из красного войлока. Карпини сообщает: "Мы прибыли к другому месту, где был раскинут ИЗУМИТЕЛЬНЫЙ ШАТЕР, ВЕСЬ ИЗ ПЛАМЕННО-КРАСНОГО ПУРПУРА" [656], с.79. Эти же "шатры" Карпини иногда называет "палатками". Вот что он пишет: "Эти три ПАЛАТКИ, о которых мы сказали выше, были очень велики; другими же ПАЛАТКАМИ ИЗ БЕЛОГО ВОЙЛОКА, ДОСТАТОЧНО БОЛЬШИМИ И КРАСИВЫМИ, обладали его жены" [656], с.79.

О чем тут на самом деле было рассказано в исходном старом тексте? Тенденциозно обработанном каким-то редактором XVII или XVIII века.

Как мы уже говорили в книге "Новая хронология Руси", белый и красный "войлок" - это на самом деле кирпич (белый и красный). Из которого действительно выложены многие христианские соборы.

Что касается ВЕНЧАНИЯ НА ЦАРСТВО В БЕЛО-ВОЙЛОЧНОМ ШАТРЕ, с обивкой ЗОЛОТЫМИ ЛИСТАМИ (!) по дереву, - причем не когда-нибудь, а именно в день УСПЕНИЯ, - то тут все ясно. При сравнении с русской историей сразу становится понятным, что речь идет о венчании на царство в БЕЛО-КАМЕННОМ УСПЕНСКОМ СОБОРЕ Московского Кремля. Напомним, что русские цари венчались на царство ИМЕННО В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ. Купол которого, действительно целиком ПОКРЫТ ЗОЛОТЫМИ ЛИСТАМИ. Карпини не понял, как это сделано. На самом деле золотые листы были приклеены. Не увидев шляпок гвоздей, Карпини видимо решил, что гвозди тоже золотые. Его ошибка неудивительна. Просто он приехал из мест, где золотом крыши не крыли. Поэтому и не знал, как это делается. И весьма удивился, не увидев шляпок гвоздей.

Фактически ту же самую путаницу в описании Успенского Собора мы видим и у Иосифа Флавия. Дескать, в крышу иерусалимского Храма были всажены золотые гвозди. Вероятно, и Карпини и Флавий творили примерно в одно и то же время. Поэтому и ошибались одинаково. На рис.11.37 и рис.11.38 показаны золотые купола Успенского и Благовещенского Соборов Московского Кремля.

Отметим еще одну интересную деталь, сообщенную Иосифом Флавием о жертвеннике, располагавшемся перед Храмом. "Перед святилищем был расположен жертвенник, имевший 15 локтей в высоту, тогда как ширина и длина его были равны и составляли по 50-ти локтей каждая. Он был четырехугольной формы, и каждый угол выдавался вперед наподобие рога, а с юга к нему вел довольно пологий подъем. ЖЕРТВЕННИК БЫЛ СООРУЖЕН БЕЗ ВСЯКОГО УЧАСТИЯ ЖЕЛЕЗА, И ЖЕЛЕЗО НИКОГДА НЕ КАСАЛОСЬ ЕГО" [877], с.308.

С подобной терминологией мы уже знакомы. При анализе старинных Библий, мы столкнулись со следующим описанием строительства иерусалимского Храма. То есть Святой Софии в Царь-Граде или Успенского Собора в Москве. См. детали в нашей книге "Библейская Русь",гл.12:7.7. Напомним синодальный перевод: "Когда строился храм, на строение употребляемы были ОБТЕСАННЫЕ КАМНИ; ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его" (3 Царств 6:7).

Отсюда сразу следует, что строительные блоки были УДИВИТЕЛЬНО - для библейского летописца - ПРАВИЛЬНОЙ ФОРМЫ. Их не надо было даже подтесывать, подгонять друг к другу! Но ведь при любых КАМЕННЫХ РАБОТАХ без тесла, конечно, не обойтись. Как бы ни были хорошо обтесаны камни в далекой каменоломне, их все равно приходится подгонять друг к другу. А тут - ничего подобного. И это, конечно, поразило библейского летописца. Следовательно, для него такой способ строительства был чем-то новым и необычным. Возникает впечатление, что описано строительство ИЗ КИРПИЧА. Единственная странность - это то, что в синодальном переводе кирпич назван ОБТЕСАННЫМ КАМНЕМ. Но ведь кирпич не обтесывается, а формуется и обжигается. Обратимся к Острожской Библии.

Вот как звучит это место в ней: "И храму зиждему сущу камнием НЕСЕЧЕНЫМ единацем яко приношашеся, млат же, и теслица, и всех делных желез не слышася в храме егда здаша" [621], 3 Царств 6. Современным языком это звучит так: "И когда строился храм из камня НЕТЕСАНОГО, ОДИНАКОВОГО [уже] когда [его] приносили, ни всех железных орудий не слышалось в храме, когда [его] строили".

То есть храм построен из НЕТЕСАННЫХ, ЕДИНООБРАЗНЫХ камней. Скорее всего, тут говорится о КИРПИЧЕ. И тогда становится понятно, почему "не было слышно тесла" на строительной площадке. Кирпич клали, как это делают и сегодня, без молотка и без тесла, скрепляя цементом. Библейский летописец, привыкший к "громкому" каменному строительству, был явно поражен относительной тишиной, царившей вокруг возводимого Храма в Иерусалиме.

Практически то же самое сообщает и Флавий о жертвеннике, сооруженном перед иерусалимским Храмом. Тоже подчеркнуто, что он сооружен без всякого участия железа, и железо никогда не касалось его. Как мы теперь понимаем, описывается кладка из кирпича.

Об иерусалимском Храме кратко говорит и Корнелий Тацит: "Храм тоже представлял собой своеобразную крепость; его окружала особая стена, сооруженная с еще бо'льшим искусством, чем остальные, постройка которой стоила еще бо'льшего труда... Тут же бил неиссякающий родник, В ГОРЕ БЫЛИ ВЫРЫТЫ ПОДЗЕМНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ, УСТРОЕНЫ БАССЕЙНЫ И ЦИСТЕРНЫ ДЛЯ ХРАНЕНИЯ ДОЖДЕВОЙ ВОДЫ. Основатели Иеросолимы, когда еще только закладывали ее, понимали, что резкие отличия между иудеями и окружающими их народами не раз будут приводить к войнам, и потому приняли все меры, дабы город мог выдержать любую, самую долгую осаду" [833], т.2, с.195.

Сообщение Тацита, что в горе, на которой стоял Храм и окружающая его стена, были сделаны разнообразные подземные помещения, прекрасно согласуется с уже обнаруженными нами ранее фактом, что наряду с наземной Москвой была построена и подземная Москва. Именно она произвела глубокое впечатление на современников, восторженно описавших ее как "Египетский Лабиринт". О подземной Москве = Лабиринте много говорит, например, Геродот. См. подробности в нашей книге "Библейская Русь",гл.20.

Спрашивается, почему Тацит обращает специальное внимание на то, что Иерусалим возводили иудеи, резко отличающиеся от окружающих народов, что могло, дескать, приводить к войнам? Ответ в общем понятен. Согласно нашим результатам, столица Руси-Орды была перенесена в Москву из разгромленного Ярославля = Новгорода именно при Иване IV = III Грозном, в середине XVI века. При этом русско-ордынский царь оказался под влиянием Есфири и ереси жидовствующих, что вызвало глубокий раскол в обществе и спровоцировало Смуту. Царский двор того времени был насыщен жидовствующими. Следовательно, возведение новой столицы, то есть Москвы = Иерусалима, могло многими рассматриваться как "иудейское строительство". Становится понятным и упоминание о резких отличиях. Они были, в основном, религиозными. Потом, когда строительство новой столицы было завершено, ханский двор на какое-то время очистился от еретиков: изгнание и казнь Есфири = Марии Стюарт, казни жидовствующих, Варфоломеевская ночь, конец опричнины, раскаяние Грозного и т.д.

Главная страница
Оглавление книги РАСКОЛ ИМПЕРИИ
Подписи к иллюстрациям
Продолжение