Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 4.
"ДРЕВНЕ"-ИРАНСКИЕ ГЕРОИ - ЗАЛЬ И МОЛОДОЙ РОСТЕМ - ЭТО ЕЩЕ ДВА ЧАСТИЧНЫХ ОТРАЖЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АНДРОНИКА-ХРИСТА (АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО) ИЗ XII ВЕКА.

3. СКАЗАНИЕ О ЗАЛЕ И РУДАБЕ - ЭТО ОТРАЖЕНИЕ ЛЕГЕНД О ДУХЕ СВЯТОМ, ХРИСТЕ И БОГОРОДИЦЕ. БЛАГОВЕЩЕНЬЕ И НЕПОРОЧНОЕ ЗАЧАТЬЕ.

3.1. ВЗАИМНАЯ ЛЮБОВЬ ЗАЛЯ И РУДАБЕ.

Мы подошли в большому разделу Шахнаме, охватывающему около 84 страниц в издании [876:2в], стр.174-258. Это - "Сказ о Зале и Рудабе" и "Сказ о рождении Ростема". Перед нами - один из центральных сюжетов первого тома поэмы, как по объему, так и по насыщенности событиями. Именно здесь на страницах Эпоса впервые появляется образ знаменитого иранского героя Ростема (Рустама). Забегая вперед, скажем сразу, что образ этот многослойный. Но первый и самый яркий слой - это, как мы вскоре увидим, сведения об Андронике-Христе. Именно этим объясняется то большое значение, которое приобрел образ Ростема в иранской мифологии, истории, поэзии. Впрочем, современные почитатели героя Ростема, скорее всего, уже забыли о подлинном христианском происхождении этого образа.

Итак, что же сообщает Фирдоуси? Царь Заль захотел объехать от края до края отцовский удел. Взял с собой испытанных витязей и отправился в путь. Заль захотел посетить Индию, Кабул, Денбер, Мерг и Май. Прибыв в Кабул, он встречается с кабульским царем Мехрабом, который, опасаясь доблести Заля, встречает его подчеркнуто вежливо. Устраивается пир. Заль проникается симпатией к Мехрабу. И тут один из придворных Мехраба сообщает Залю: "Такую растит он красавицу-дочь, с которой и солнцу тягаться невмочь" [876:2в], с.174-176.

Далее следует подробное и красочное описание дочери Мехраба по имени Рудабе. Кстати, РУДАБЕ означает, попросту, "рослая", "стройная" [876:2в], с.625. Так что это снова - прозвище, а не имя в современном смысле. Фирдоуси перечисляет достоинства Рудабе. "Услышав о деве прекрасной такой, Заль разум утратил, утратил покой. Ведь если прекрасен отец, как весна, - какая же дочь от него рождена?" [876:2в], с.176.

В то же время, Заль отказывается посетить дом царя Мехраба, поскольку считает его язычником: "Дотоле Мехраб не был знатными чтим, рожденным от дива, считался чужим; другой был он веры, другим шел путем" [876:2в], с.178. Тем самым, некоторый отблеск "язычества" падает и на Рудабе, дочь Мехраба. То есть она рассматривается как "не совсем своя". То есть, прекрасная девушка, но с неким "изъяном", поскольку рождена от "не совсем правильного" отца. Тем не менее, заочная любовь Заля к Рудабе растет, хотя он еще ее не видел.

В это время царь Мехраб рассказывает своей жене и дочери о красоте и достоинствах посетившего их Заля-Дестана. Рассказ подробен и красочен. В то же время отмечается изъян Заля: "Кудрей белизна - вот единый порок, другого никто отыскать бы не мог. Ему эти белые кудри к лицу, они лишь сильнее влекут к удальцу" [876:2в], с.180.

Выслушав рассказ отца, Рудабе загорается любовью к Залю, несмотря на то, что ни разу его еще не видела. "Любовь я узнала, я страстью полна, тоскою по Залю охвачена; мне покоя она не дает и во сне. Мне сердце и разум зажег он огнем, со мной его образ и ночью и днем" [876:2в], с.180.

Прервемся на миг и осмыслим сказанное. Выше мы уже поняли, что именем "Заль" иранский Эпос называет Бога-Сына, то есть Христа, которого некоторые авторы путали с седовласым Богом-Отцом. Отсюда и белизна-седина волос молодого Заля. В то же время мы уже неоднократно сталкивались с тем, что различные авторы путались, и иногда отождествляли Бога-Отца с Богом-Сыном и Духом Святым, поскольку все трое составляют христианскую Троицу. В средние века было много дискуссий о том, как понимать единство Троицы и в то же время ее разделение на три божества.

Поэтому не исключено, что в данном повествовании прозвищем "Заль" иранские авторы назвали Духа Святого или Бога-Сына. Но в таком случае возникает естественная мысль, что красавица Рудабе, влюбившаяся в Заля, является отражением Девы Марии, которую охватила любовь к Духу Святому. А встречное влечение Заля к Рудабе - это стремление Духа Святого к Марии Богородице. Если это так, то, кстати, становится понятным и имя РУДАБЕ. Оно могло произойти от славянского РОД+БОГ, то есть РОДИЛА БОГА, то есть, попросту, БОГОРОДИЦА.

Подчеркнем, что взаимное влечение Заля и Рудабе вспыхнуло еще тогда, когда они не видели друга друга. Может быть, в такой преломленной форме отразился христианский догмат о том, что Дух Святой бесплотен, то есть как бы невидим.

3.2. ОСУЖДЕНИЕ НЕКОТОРЫМИ ЛЮДЬМИ ВЗАИМНОЙ ЛЮБВИ ЗАЛЯ И РУДАБЕ.

Служанки Рудабе возмущены любовью Рудабе к Залю. <<Служанки внимали, не веря ушам: Как, дочь венценосца, и этакий срам! И, как дьяволицы, разгневаны, все вскочили, воззвали к царевне-красе: "Владычица наша, венец красоты! ... Ужель опозоришь родительский дом? Иль ты распростилась навек со стыдом? Отринул Дестана отец, не забудь, - тебе ли объятья пред ним распахнуть? Припомни, где вырос - у птицы в гнезде; перстом на него указуют везде. Рождала ль когда беловласого мать? Родившись, он должен ли род продолжать? К седому ли рваться с такою красой... Тебе бы с такой красотой неземной, на небе четвертом СТАТЬ СОЛНЦУ ЖЕНОЙ!">> [876:2в], с.180-181.

Выслушав их речи, Рудабе разгневалась и сурово отчитала служанок. Те, поняв, что чувство царевны искренне и глубоко, сказали, что любят Рудабе и сделают все, чтобы ее желанье исполнилось. Они во всем помогут ей.

На первый взгляд, перед нами - в общем обычные споры вокруг будущего замужества. Одни осуждают, другие хвалят. Однако в данном случае все-таки проступает иной мотив. Вспомним, что элемент скепциса прозвучал уже ранее в отношении как Заля-Дестана, так и Мехраба, отца Рудабе. У обоих иранский Эпос отмечает "изъяны". И вот теперь, как только встал вопрос о будущей (причем пока всего лишь предположительной) свадьбе Заля и Рудабе, сразу же вскипает буря эмоций, среди которых громко звучит тема бесстыдства и как бы порочности чувства, охватившего Рудабе. В чем дело? Откуда крики о позоре, о том, что царевна "распростилась со стыдом"? В конце концов, пока что еще ничего не произошло, поэтому рассуждения о позоре выглядят не очень понятными.

Однако, если взглянуть на все это с точки зрения новой хронологии, картина сразу проясняется. Ведь мы сейчас находимся, скорее всего, внутри потока евангельских событий, связанных с Девой Марией и Духом Святым. Мы уже неоднократно сталкивались с тем, что далеко не все религиозные течения рассматривали Благовещенье и Непорочное Зачатье как чудо. О чуде говорят, в основном, христиане. А вот, например, иудейская, раввинская точка зрения, совсем иная [307]. Резко негативная. В лучшем случае, скептическая. По мнению некоторых иудейских авторов, Дева Мария - порочная женщина, родившая Иисуса вне брака не то от некоего проходившего мимо римского солдата, не то подвергшаяся насилию со стороны "нехорошего человека". Именно поэтому в раввинской литературе Христа именовали не иначе как "мамзером", то есть рожденным во грехе. Как следствие, некоторые иудейские авторы сообщали будто бы даже о предложении раввинов казнить Деву Марию. Мы подробно обсуждали эту тему в книгах "Царь Славян" и "Царский Рим в Междуречье Оки и Волги".

Выходит, что аналогичная версия просочилась и на страницы иранского Эпоса. Тут мы тоже видим откровенное осуждение красавицы Рудабе и героя Заля. Причем осуждение напрямую связано с их взаимным влечением, которое некоторые объявляли позором. Хотя никакого реального повода для "позора" Заль и Рудабе не давали. Отношения их были чистыми и пока что платоническими.

Обратите, кстати, внимание, на мнение служанок, что Рудабе должна стать СОЛНЦУ ЖЕНОЙ. Вероятно, здесь тоже есть намек на Непорочное Зачатье, рис.4.14.

Интересно также, что служанки советуют Рудабе: Ты ТАЙНУ свою разглашать берегись" [876:2в], с.182. А ведь действительно, соединение Духа Святого с Девой Марией считается в христианстве ТАИНСТВОМ.

3.3. БЛАГОВЕЩЕНЬЕ.

Возвращаемся к рассказу Фирдоуси о Зале и Рудабе. Несколько служанок Рудабе богато одеваются и направляются к шатрам Заля и его воинов. Их видит Заль и посылает к ним своего раба, чтобы тот разузнал - кто такие? Раб встречается с девушками и выясняет, что они служанки царевны. Между ними вспыхивает бурное обсуждение достоинств Заля и Рудабе. В итоге, служанки сообщают о любви Рудабе к Залю. Обрадованный раб спешит к своему господину с радостной вестью. Выслушав, Заль вновь отправляет слугу в девушкам со словами: "Еще попроси их побыть на лугу. Пусть, маков нарвав, дожидаются там. Пока не прибавим алмазов к цветам... ОТНЕСТЬ ЦАРЕВНЕ ИМ НАДОБНО ТАЙНУЮ ВЕСТЬ" [876:2в], с.186.

Слуги Заля передали служанкам Рудабе богатые подарки. В ответ одна из рабынь шепнула рабу: <<"Если речь от чуждых ушей пожелаем сберечь - БЕСЕДОВАТЬ НАДО С ГЛАЗУ НА ГЛАЗ... ЧТОБ В ТАЙНУ ЧУЖИМ НЕ ПРОНИКНУТЬ ГЛАЗАМ, ПУСТЬ ВИТЯЗЬ К РАБЫНЕ ПОЖАЛУЕТ САМ". Шептались служанки... "Попался в ловушку воинственный лев! Заль мил ей, и Залю царевна мила. Счастливая, видно, судьба их свела">> [876:2в], с.186.

Выслушав переданное ему предложение служанок Рудабе, Заль направляется к ним на луг один, без сопровождения слуг. Начинается долгая беседа - рабыни восхваляют Рудабе, и Заль приходит в еще больший восторг. Тогда служанки предлагают герою ТАЙНО ЯВИТЬСЯ ВО ДВОРЕЦ К ЦАРЕВНЕ: "Вечерней порою прийти ко дворцу, аркан свой закинешь, на выступ надев... Увидишь, прекрасна она или нет; БЛАЖЕНСТВА ДОСТИГНЕШЬ, приняв наш совет" [876:2в], с.188.

Заль соглашается и с нетерпением ждет ночи. Служанки возвращаются к Рудабе и хором расхваливают Заля: <<"ТАКОГО МЫ СОЛНЦА НЕ ВИДЕЛИ ВВЕК; лицо - словно роза, а кудри - как снег". В царевне любовь разгорелась сильней, МЕЧТА О СВИДАНИИ ВСПЫХНУЛА В НЕЙ. Дарами богатыми восхищена... Служанки, спеша, отвечают все враз: "Заль - витязь, какого не видывал свет; его благородней, достойнее нет... С НИМ СВИДИШЬСЯ, ЭТОЙ ОН ПОЛОН МЕЧТЫ. ГОТОВЬСЯ ЖЕ МИЛОГО ГОСТЯ ВСТРЕЧАТЬ! Отдай приказанья, с чего нам начать".

Служанкам сказала царевна-краса: "Я новые слышу теперь голоса! ЗАЛЬ, ПТИЦЕЙ ВЗРАЩЕННЫЙ, СО СЛАВОЙ ХУДОЙ, УВЯДШИЙ СТАРИК С ГОЛОВОЮ СЕДОЙ, СТАЛ НЫНЕ ПОХОЖ НА ВЕСЕННИЙ ТЮЛЬПАН; и руки могучи, и строен, мол, стан"...

Сказала затем красота из красот служанке: "ПУСТИСЬ, СЛОВНО ПТИЦА В ПОЛЕТ! Ждать буду ответа... И витязю на ухо так прошепчи: Ты счастья достиг, собирайся же в путь, приди на прекрасную деву взглянуть".

Сказала служанка царевне-красе: "ГОТОВЬСЯ, НАДЕЖДЫ ИСПОЛНЯТСЯ ВСЕ"...

Украдкой, родных не впуская к себе, за дело поспешно взялась Рудабе. Светлицу... велела украсить китайской тафтой и вычистить каждый кувшин золотой>> [876:2в], с.190-191.

Перед нами, скорее всего, преломленное описание евангельского Благовещенья. Судите сами.

# Два главных персонажа - Заль и Рудабе. При этом они еще ни разу не видели друг друга, находятся вдали. Загадочным образом вспыхивает взаимная любовь. Они хотят увидеться, но их желание пока что окутано тайной. Согласно Евангелиям, Дух Святой и Богородица тоже "находятся в разных мирах", не видят друг друга. Однако возникает божественное влечение.

# Иранский Эпос вновь здесь напоминает, что Заль - чудесный герой, воспитанный божественной птицей "на высокой горе", что он - седовласый, и некоторые представляли его увядшим стариком. Но в то же время, он предстает как молодой красавец, похожий на тюльпан. Мы уже объясняли, что некоторые старинные авторы путали и отождествляли Бога-Отца, Духа Святого и Бога-Сына, поскольку все они составляют божественную Троицу. При этом Бог-Отец - представлялся в образе седовласого божества, а Бог-Сын - считался молодым. Кроме того, Дух Святой обычно изображался в виде птицы (голубя), так что недаром иранцы считали, будто Заль был воспитан божественной птицей Симоргом.

# Иранская Рудабе - это, вероятно, Дева Мария. Христианские источники единогласно описывают Деву Марию как непорочную Деву, очень красивую.

# Далее Евангелия сообщают о Благой Вести (Благовещенье). Ангел Господень Гавриил является к Марии и говорит ей: "Мария... Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего" (Лука 1:30-32). Благовещенье - одна из самых популярных сцен в мировой иконописи и живописи, рис.4.15.

Иранский Эпос говорит, в общем, то же самое. Служанки Рудабе приносят ей Благую Весть, что божественный Заль вскоре явится к ней на любовное свидание. Причем, в поэме прямо так и говорится: ЦАРЕВНЕ ПРИНОСЯТ ТАЙНУЮ ВЕСТЬ. Более того, служанка говорит Рудабе, что "нужно готовиться" к встрече. Таким образом, под именем "служанок-вестниц" в Шахнаме описан Ангел Гавриил, принесший тайную и благую весть Марии.

# Отметим, что христианская традиция обычно рисует сцену Благовещенья, то есть явление Гавриила к Марии, как происходящую в роскошном доме, во дворце. Мария богато одета, рис.4.16, рис.4.17, рис.4.18.

Именно это обстоятельство и подчеркивает иранский Эпос, детально описывая царское убранство жилища Рудабе, которое она еще более украшает к приходу Заля.

На рис.4.19 показано Благовещенье, где вверху - седовласый Бог-Отец, протягивает руку к Марии. Выходит, что поэма Шахнаме назвала его "седым Залем", который скоро явится к Деве Рудабе (Богородице). И вновь возникает впечатление, что иранские авторы или редакторы Шахнаме создавали поэму, уже будучи знакомыми с христианскими изображениями, в том числе и со сценой Благовещенья. Они уважительно описывали своими словами евангельские сюжеты. Либо же опирались на свою параллельную, слегка отличающуюся традицию излагать события далекого XII века.

# Спрашивается, почему евангельский Ангел Гавриил представлен в Шахнаме в виде "нескольких служанок-посланниц"? Вероятно, ответ становится понятным, если снова обратиться к старинным христианским изображениям. Из них ясно видно, что бытовала традиция окружать сцену Благовещенья несколькими ангелами, рис.4.20, рис.4.21. Они составляют как бы свиту главного Ангела Гавриила. Эти "ангелы свиты" окружают Духа Святого, представленного в виде птицы. Вероятно, некоторые летописцы восприняли христианских "ангелов свиты" как иранских служанок, связывавших Рудабе (Деву Марию) с Залем (Святым Духом).

Итак, мы видим, что в Шахнаме достаточно ярко описано евангельское Благовещенье. Но в таком случае нужно ожидать, что вслед за этим в иранском Эпосе последует рассказ о Непорочном Зачатьи. Наш логический вывод блестяще подтверждается. Продолжим.

3.4. НЕПОРОЧНОЕ ЗАЧАТЬЕ.

Вот что говорит Фирдоуси в разделе "Заль идет к Рудабе". Солнце закатилось и служанка пришла к Залю-Дестану сообщить, что можно отправляться в путь к возлюбленной. Рудабе ждет его на дворцовой башне.

<<Увидела юношу с башни дворца, раскрыла рубины-уста и зовет: "О доблестный! БЛАГОСЛОВЕН ТВОЙ ПРИХОД! Творца благодать да пребудет с тобой! ...

Промолвил Дестан: "Ты, как месяц, светла. Тебе от меня и от неба хвала! О, сколько ночей я... молил, чтоб Йездан, всемогущ и велик, мне ВТАЙНЕ ЯВИЛ ТВОЙ ПЛЕНИТЕЛЬНЫЙ ЛИК. И вот я любуюсь твоей красотой... Но путь укажи ты к свиданию мне. Ведь я на дороге, а ты на стене". Вняла его слову царевна-краса, И СПУЩЕНА ВИТЯЗЮ ЧУДО-КОСА, ты скажешь, аркан с кипариса скользит, из мускуса благоуханного свит. ЛАСКАЯ ПРЕКРАСНОЙ ЦАРЕВНЫ ЛИЦО за змейкой змея, за колечком кольцо струятся с высокой ограды.

Дестан подумал: "О сердце влекущий аркан!" Зовет с высоты Рудабе говоря: "О сын знаменитого богатыря! К стене устреми поскорее шаги... ХВАТАЙСЯ ЗА КОСУ, ВЗБИРАЙСЯ! Она, возлюбленный мой, для тебя взращена".

На деву глядит... воитель... УСТАМИ КОСНУЛСЯ ОН МУСКУСНЫХ СТРУЙ, до слуха невесты дошел поцелуй. Ответил: "Как боль я тебе причиню! Уж лучше затмиться бы ясному дню"...

Аркан у прислужника взяв, раскрутил, могучим рывком в вышину запустил, накинул на башенный острый зубец и мигом вверху очутился храбрец. Царевна с поклоном к нему подошла... Взяла его за руку нежно, вдвоем идут в опьяненьи блаженном своем... Вошли в золотой, озаренный чертог... Заль-Зер, между тем, околдован, глядит на лик ее, кудри, пленительный вид...

И Заль, как владыка царей, величав, воссел близ красавицы, весь просияв... Украдкой царевна, очей не сводя, на Заля глядит, на красавца-вождя... И отблеск лица его ярче, сильней огнем разгорается в сердце у ней. Вино, поцелуи и страсти слова... НО СЕРНА НЕ СТАЛА ДОБЫЧЕЮ ЛЬВА...

Заль деве... промолвил: ... "ОБЕТ НЕ НАРУШУ Я ДАННЫЙ ТЕБЕ. Пред чистым Йезданом главою склонюсь, ЧТОБ ОН УСПОКОИЛ ЦАРЯ И ОТЦА, от гнева и мщенья омыл им сердца. И верю, создатель, вняв жарким мольбам, дозволит назваться супругами нам".

На то Рудабе отвечала: ... "Другому мной ввек не владеть никому... Владеть мной лишь Залю, с венцом на челе, герою, чье имя гремит на земле".

И с каждым мгновеньем любовь их росла, рассудок далеко, страсть близко была. И так до рассвета часы протекли... Прощаются дева и Заль: обнялись... И к ясному солнцу взывают они: "О светоч вселенной, еще погоди, стремительно так над землей не всходи!"

АРКАНА ПЕТЛЮ ЗАЦЕПИВ ЗА ЗУБЕЦ, С ПРЕКРАСНОЙ ПОДРУГОЙ РАССТАЛСЯ БОЕЦ>> [876:2в], с.191-194.

Мы существенно сократили рассказ Фирдоуси, убрав повторы и литературные украшения, но суть передали полностью и точно. А теперь вспомним Евангелия и обратимся к христианской традиции изображать Благовещенье и Непорочное Зачатье.

# Заль приходит к Рудабе ночью, к ней домой, во дворец, и остается там на всю ночь. Они клянутся друг другу к любви, обнимаются и целуются.

Согласно Еванглиям, Святой Дух проникает в дом Девы Марии, "приходит к ней". При этом Мария уже была заранее предупреждена Ангелом Гавриилом о скором явлении Святого Духа, а потому ждала его.

# Иранский Эпос подчеркивает, что этой ночью непорочность Рудабе не пострадала. Сказано, что "серна не стала добычею льва". Более того, несколькими страницами позже, Фирдоуси вновь повторяет ту же мысль, на сей раз еще более отчетливо. Рудабе говорит своей матери следующее: "Властитель Забула (Заль - Авт.) приехал в Кабул; он пламя любви в мое сердце вдохнул... Знай, видел меня, говорил он со мной, и с ним обменялись мы клятвой святой. ПОВЕРЬ, ЧТО МЕНЯ НЕ КОСНУЛСЯ ПОЗОР; ВСТАЛ, БУДТО, ПРЕГРАДОЙ МЕЖ НАМИ КОСТЕР" [876:2в], с.207.

Согласно христианскому догмату, тайная встреча Святого Духа с Девой Марией завершилась Непорочным Зачатьем. Мария была и осталась Девой. Таким образом, обе версии единогласно настаивают на НЕПОРОЧНОСТИ происшедшего.

# Однако, несколькими страницами далее, поэма Шахнаме сообщает, что вскоре Рудабе вышла замуж за Заля-Дестана. Состоялась свадьба. И затем у них родился сын. Таким образом, иранский Эпос сообщает о двух событиях: о Непорочном Зачатьи и свадьбе (после чего - рождение сына у девы Рудабе). Но ведь это - фактически евангельская версия, христианский догмат о рождении Христа в результате Непророчного Зачатья. Авторы Шахнаме "приземлили" сюжет, отодвинув вперед от свадьбы яркую чудесную составляющую (непорочную ночь). Иными словами, они отделили Непорочное Зачатье от свадьбы. А в Евангелиях эти два события как бы слиты воедино.

Итак, в Шахнаме ярко звучит тема Непорочного Зачатья и рождения сына у царевны Рудабе (Богородицы). Отцом назван божественный герой Заль-Зер-Дестан, "воспитанный птицей". То есть, как мы теперь начинаем понимать, Дух Святой.

3.5. ЧТО ТАКОЕ "ДЛИННАЯ КОСА РУДАБЕ" ИЛИ АРКАН ЗАЛЯ?

Обращает на себя внимание яркая деталь. Царевна Рудабе распускает свою длинную косу и спускает ее навстречу Залю, дабы тот поднялся по косе к Рудабе. Однако Заль отказывается, боясь причинить боль девушке. Вместо этого он распускает свой аркан и, метнув его, зацепляет зубец башни, после чего взбирается наверх, к возлюбленной. Этот сюжет иллюстрируется в некоторых старинных изданиях Шахнаме, рис.4.22. Следуя тексту поэмы, художник изобразил неправдоподобно длинную косу, спускающуюся от головы Рудабе к Залю, стоящему внизу. Буквальное понимание этой сцены было бы странным. Для того, чтобы женская коса, спущенная с крепостной башни, достигла человека, стоящего на земле, в ней должно быть по крайней мере несколько метров. Вряд ли были красавицы с такими много-много-метровыми косами.

Конечно, можно считать эпизод про косу сказочным, красочным украшением. Однако обращает на себя внимание тот факт, что редактор Шахнаме тут же заменил косу на аркан, дабы придать эпизоду оттенок правдоподобности. В конце концов, опытный воин вполне мог забраться по аркану на высокую крепостную стену. Между прочим, арканы обычно плелись из волос, так что в определенном смысле аркан - это тоже сплетенная волосяная коса. Итак, редакторы Шахнаме предлагают нам довольно обыденное понимание этого эпизода: влюбленный воин взобрался по волосяному аркану к возлюбленной. Впрочем, на старинной миниатюре показан отнюдь не аркан, а невероятно длинная женская коса, рис.4.22.

Однако в свете того, что нам стало известно, возникает другая мысль. По нашему мнению, вполне естественная. Ведь сейчас, как и выше, мы движемся в потоке евангельских событий. Иранский эпизод с косой вставлен в рассказ о Непорочном Зачатьи. Следовательно, в истории Андроника-Христа должен быть некий сюжет, как-то связанный с "женской косой или волосяным арканом". Но ведь в Евангелиях ни слова не говорится о невероятно длинной косе Девы Марии (или какой-либо другой девушки)! Нет ничего и про аркан. В чем же дело? Неужели параллелизм нарушился? Оказывается, нет. Всмотримся в старинные христианские изображения Благовещенья и неразрывно связанного с ним Непорочного Зачатья, рис.4.23, рис.4.24, рис.4.25, рис.4.26, рис.4.27, рис.4.28, рис.4.29, рис.4.30.

Совершенно отчетливо видна старинная традиция изображать Благовещенье таким образом, что от руки Бога-Отца (Заля-Зера) исходит сияние в виде длинного пучка лучей. Все эти лучи направлены прямо на голову Девы Марии (Рудабе). На некоторых старинных изображениях пучок света касается головы, волос Богоматери. Другие живописцы рисовали световой пучок чуть расходящимся, однако все равно четко направленным к голове Богородицы. На некоторых иконах в этом пучке света летит Дух Святой в виде птицы, направляясь прямо к голове Марии.

Скорее всего, иранские авторы и описали этот пучок лучей как "косу красавицы Рудабе", по которой Заль-Зер "поднялся к царице". То есть божественный герой как бы "взял в руку волосяной аркан", прикрепил его рядом с Рудабе и "взлетел к ней". Длинные световые лучи, протянувшиеся по прямой линии от земли до неба, иранские редакторы Шахнаме уклончиво назвали "длинными волосами красавицы".

Ясно видно направление редактирования старинных свидетельств. Первоначальной, вероятно, была устойчивая христианская иконописная традиция, представленная нами на приведенных выше изображениях. Затем, в XVII-XVIII веках редакторы иранского Эпоса слегка затуманили картину. Убрали очевидные христианские мотивы и изобразили дело так, будто ничего евангельского в "Сказе о Рудабе и Зале" - нет. В данном случае трудно представить, что такая коррекция "получилось случайно". Ясно видна тенденциозность правки. Со страниц иранских текстов упорно вытирали яркие христианские следы. Вероятно, это делалось в эпоху раскола единого прежде христианства XII-XIII веков на несколько ветвей: православие, католицизм, мусульманство, буддизм и иудаизм. Религиозные течения начали иногда враждовать, а потому компиляторы решили отредактировать старинные источники "в нужном свете". Что и сделали. Потом истина забылась, и потомки стали думать, будто "так было всегда". Что неверно. Было не так.

3.6. НАПРЯЖЕННЫЕ ОЖИДАНИЯ РОЖДЕНИЯ СЫНА ЗАЛЯ И РУДАБЕ.

# Как мы уже говорили, вскоре состоялась свадьба Заля (Духа Святого) и Рудабе (Марии Богородицы). Все княжество радовалось, пировали семь дней и ночей, было много гостей [876:2в], с.251-252. Но свадьбе предшествовали непростые события. Высказывались самые противоречивые мнения о том, каков может быть будущий наследник Заля. Витязь Сам, например, выражался так: <<"У внучки дракона сын птицы - жених, какой же наследник родится у них?" Заботою тяжкой был Сам удручен; уснул, но покоя не дал ему сон>> [876:2в], с.201.

Были вызваны волхвы. Они попытались успокоить: "О витязь прославленный, края оплот! Возрадуйся: Заль и мехрабова дочь достойны друг друга, сомнения прочь! От славной четы, непоборен и смел, в мир явится муж для невиданных дел. Врагов сокрушит он, велик и могуч, владыки престол вознесет он до туч. Все черные силы сметет он с земли... ВСЮ ЗЕМЛЮ ОТ ЗЛА ЕМУ КРОВЬЮ ОМЫТЬ. Немало Турану он бед принесет, немало в Иран светлых лет принесет. Войне и насилью закроет он путь, он людям усталым даст мирно уснуть; он станет, иранцам надежду даря, примером для каждого богатыря. ТАКОЙ БУДЕТ КОНЬ НЕБЫВАЛЫЙ ПОД НИМ, что барса раздавит копытом одним... Признают его Рум, и Хинд, и Иран. И радостью будет весь мир осиян" [876:2в], с.202.

Как мы теперь понимаем, это - пророчество о скором рождении Христа (Ростема). Обращает на себя внимание фраза, что будущий Царь спасет всю землю от зла, омыв ее кровью. Скорее всего, это - отражение христианского догмата, согласно которому Христос своими страданиями и смертью искупил грехи всего человечества.

Противоречивые мнения о будущем сыне Заля и Рудабе отражают, вероятно, существенно разные взгляды на личность и роль Андроника-Христа в истории. Одни считали его Богом, другие поносили, именовали мамзером, поскольку сомневались в истинности Непорочного Зачатья.

# Также очень интересно упоминание иранского Эпоса о некоем замечательном коне будущего героя (Ростема-Рустама). Об этом коне поэма Шахнаме будет говорить довольно много и уважительно. Но этот сюжет нам уже хорошо знаком, в частности, и по жизнеописанию Юлия Цезаря - еще одного частичного отражения Андроника-Христа. См. нашу книгу "Начало Ордынской Руси".

Подобно князю Олегу, у Юлия Цезаря тоже был замечательный любимый конь. Причем описание историком Светонием необычного коня Цезаря наводит на мысль, что на самом деле "конь" был человеком. Мы уже говорили, что КОНЬ=КОМОНЬ на страницах биографии царя Андроника = Олега = Цезаря мог появиться как непонятое летописцами имя Исаака КОМНИНА. Светоний сообщает: "А ЛОШАДЬ У НЕГО (Цезаря - Авт.) БЫЛА ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ, С НОГАМИ, КАК У ЧЕЛОВЕКА, И С КОПЫТАМИ, РАСЧЛЕНЕННЫМИ, КАК ПАЛЬЦЫ: КОГДА ОНА РОДИЛАСЬ, ГАДАТЕЛИ ПРЕДСКАЗАЛИ ЕЕ ХОЗЯИНУ ВЛАСТЬ НАД ВСЕМ МИРОМ, и тогда Цезарь ее бережно выходил и первый объездил - других седоков она к себе не подпускала, - а впоследствии даже поставил ей статую перед храмом Венеры-Прародительницы" [760], с.25.

Не исключено, что летописцы - или поздние редакторы, - ошибочно превратили Исаака КОМНИНА в КОНЯ=КОМОНЯ. При этом, некий смутный человеческий след в образе коня все-таки остался. Коню Цезаря "приделали" НОГИ ЧЕЛОВЕКА.

# Пойдем дальше. Евангелия говорят, что Иосиф - муж Марии - был весьма смущен известием о ее беременности от Духа Святого. По разным сведениям, он либо хотел "отпустить" Марию, либо уйти сам (Матфей 1:19) и [307]. Во всяком случае, ясно говорится о каком-то напряжении, первоначально возникшем между Иосифом и Марией. Однако потом, согласно Евангелиям (Матфей 1), после разъяснения Ангела, Иосиф успокоился и обязался воспитывать будущего Младенца.

Следовательно, можно ожидать, что и в иранском Эпосе это событие отразится. И это действительно так. Не буквально, но вполне узнаваемо. Фирдоуси сообщает, что ОТЕЦ Рудабе, царь Мехраб, сначала был очень возмущен желанием Рудабе выйти замуж за Заля. Причем этот конфликт отца с дочерью происходит уже после той самой ночи, когда Заль тайно "взлетел" к Рудабе по "аркану". То есть уже после Непорочного Зачатья. Так вот, Мехраб <<вскочил и схватился за меч. Стеснил ему сердце неистовый гнев. Вскричал он, дрожа и лицом потемнев: "Вот этим своим закаленным мечом кровь дочери дерзкой пролью я ручьем!">> [876:2в], с.210. Однако мать Рудабе умоляет Мехраба пощадить дочь. Это удается далеко не сразу. Шахнаме долго и подробно описывает попытки успокоить Мехраба. В конце концов это удается. Мехраб смиряется. Назначается официальная свадьба Рудабе и Заля.

По-видимому, этот развернутый иранский сюжет (мы опустили витиеватые и красочные детали) является отражением "напряжения" между Иосифом и Девой Марией, возникшего после Непорочного Зачатья.

# Как сообщает Фирдоуси, во время свадьбы божественный Заль коронует Рудабе. Сказано: "С подругой Дестан продолжал пировать; ВОЗВЕЛ РУДАБЕ НА ПРЕСТОЛ, И ЧЕЛО ВЕНЦОМ ЕЙ УКРАСИЛ, СИЯВШИМ СВЕТЛО" [876:2в], с.252.

По-видимому, здесь мы столкнулись с отражением известного в христианской традиции "Коронования Марии". Христос (Заль) возводит на трон Марию (Рудабе) и одевает на нее корону. Этот сюжет был популярен в средневековой христианской живописи, рис.4.31, рис.4.32, рис.4.33.

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение