Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 4.
"ДРЕВНЕ"-ИРАНСКИЕ ГЕРОИ - ЗАЛЬ И МОЛОДОЙ РОСТЕМ - ЭТО ЕЩЕ ДВА ЧАСТИЧНЫХ ОТРАЖЕНИЯ ИМПЕРАТОРА АНДРОНИКА-ХРИСТА (АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО) ИЗ XII ВЕКА.

4. КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ. НАЧАЛЬНАЯ ЧАСТЬ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ РОСТЕМА (РУСТАМА) РАССКАЗЫВАЕТ ОБ АНДРОНИКЕ-ХРИСТЕ.

Теперь мы переходим к одному из самых ярких разделов Шахнаме. Речь пойдет о рождении Ростема-Рустама, сына Заля (Духа Святого) и Рудабе (Богородицы). Следовательно, Ростем должен быть частичным отражением Андроника-Христа. Но мы уже хорошо знаем, что Андроник-Христос появился на свет при помощи кесарева сечения, см. книгу "Царь Славян". Поэтому есть все основания ожидать, что это обстоятельство будет упомянуто иранскими источниками и при рождении Ростема. Наш логический вывод подтверждается, причем самым блестящим образом. Сейчас мы приведем (лишь с небольшими сокращениями) первую часть важного "Сказа о рождении Ростема".

<<Подобная тополю (Рудабе - Авт.) плод понесла. Поникла царевна-весна от тревог, ОТ ТЯЖКИХ СТРАДАНИЙ В НЕЙ ДУХ ИЗНЕМОГ. Томилась во мраке бессонных ночей. Кровавые слезы лила из очей. И все тяжелел с каждым днем ее стан, и розовый лик пожелтел, как шафран. "Душа моя! - молвила мать Рудабе, - что сталось с тобой? Нет лица на тебе". Ей дочь отвечала: "Я ночью и днем стенаю... Столь тяжкая мука меня извела, что трупом живым ты б меня назвала, должно быть, конец мой подходит. СТРАШУСЬ: ОТ БРЕМЕНИ ТЯЖКОГО НЕ РАЗРЕШУСЬ".

Без сна, обливаясь потоками слез, промучиться так до родин ей пришлось. Казалось, растет в ее чреве скала, иль плод из железа она зачала. Сознанье ушло от нее, наконец. Наполнился воплем дестанов дворец. Синдохт обезумевшей (то есть матери Рудабе - Авт.) слышался крик... Дестан удрученный... вошел, РОКОВОГО ИСХОДА СТРАШАСЬ... Вопили прислужницы над Рудабе и волосы в горе рвали на себе. Тут Заль... припомнил Симорга... Внести повелел он жаровню в чертог и кончик пера благодатного сжег. Внезапная тьма облекла небосвод: могучая птица слетела с высот... Заль птице Симоргу отвесил поклон...

Промолвил Симорг: "Этот страх отчего? ... Узнай, ясноликая эта заря родит тебе славного богатыря. Пред доблестным тигры лизать будут прах, на темную тучу нагонит он страх...

НА СВЕТ НЕ КАК ВСЕ ОН РОДИТСЯ, но так, как будет угодно подателю благ. ВЕЛИ ПРИНЕСТИ ЗАКАЛЕННЫЙ КЛИНОК, ПУСТЬ ОПЫТНЫЙ ДЕЛУ ПОМОЖЕТ ЗНАТОК. КРАСАВИЦУ КРЕПКИМ ВИНОМ ОПЬЯНИ, от сердца тревогу и грусть отгони. Увидишь, КАК ЛОВКО РУКА МУДРЕЦА СУМЕЕТ ИЗВЛЕЧЬ УДАЛЬЦА ИЗ ЛАРЦА. ОН ЧРЕВО ПРЕКРАСНОЙ НОЖОМ РАССЕЧЕТ, НО БОЛЬ ДО СОЗНАНЬЯ ЕЕ НЕ ДОЙДЕТ. Исторгнет он львенка, и кровь под рукой из раны горячею хлынет рекой. И ТО, ЧТО РАЗРЕЗАЛ, ОН ТУТ ЖЕ ЗАШЬЕТ, и сбросишь ты страха и горести гнет.

Взяв мускус, его истолки в молоке с травой, что тебе укажу; в холодке просушишь ту смесь и получишь бальзам. ИМ БЕРЕЖНО РАНУ ОМОЕШЬ ТЫ САМ, и после пером прикоснешься ты к ней - ее исцелишь благодатью моей. Ты должен... Йездану усердно хвалу воздавать. Он сына такого тебе ниспошлет, который прославит свой доблестный род"...

Перо обронил он и к сумраку туч стремительно взмыл, величав и могуч. Заль чудо-перо подобрать поспешил и все по совету Симорга свершил. Меж тем, все вокруг в ожиданьи стоят... И кровь проливает Синдохт из очей: КОГДА ЖЕ НОЖОМ ИЗВЛЕКАЛИ ДЕТЕЙ?

Явился искуснейший в деле своем мобед; РУДАБЕ ОДУРМАНИВ ВИНОМ, ОН ЧРЕВО ПРЕКРАСНОЙ РАССЕК БЕЗ ТРУДА. РЕБЕНКА СЛЕГКА ПОВЕРНУЛ И, ВРЕДА ЕМУ НЕ ДОСТАВИВ, НАРУЖУ ИЗВЛЕК, КТО ЧУДУ ТАКОМУ ПОВЕРИТЬ БЫ МОГ?

ДИТЯ-ВЕЛИКАН ПОЯВИЛОСЬ НА СВЕТ, красой затмевавшее солнечный свет. И каждый глядит на него, изумлен: где видан ребенок, МОГУЧИЙ, КАК СЛОН?

Часы, между тем, за часами летят, спит крепко красавица сутки подряд. СЕЧЕНЬЕ ИСКУСНО ЗАШИЛИ, НА ШРАМ ЗАТЕМ НАЛОЖИЛИ ЦЕЛЕБНЫЙ БАЛЬЗАМ. Но вот пробудилась от тяжкого сна... Младенца несут показать ей скорей... И мать просияла, дитя увидав, величье державное в нем угадав... И тотчас младенца назвали Ростем>> [876:2в], с.252-255.

ИТАК, АБСОЛЮТНО ЧЕТКО ОПИСАНО КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ, благодаря которому на свет появился Ростем. Современные комментаторы сами отмечают: <<Здесь Фирдоуси дал точное описание хирургической операции, известной под названием "кесарево сечение", и произведенное по указанию Симорга "под наркозом" (опьянение вином)>> [876:2в], с.629.

Напомним, что к настоящему моменту мы обнаружили в старинных хрониках более восьмидесяти фантомных отражений Андроника-Христа, см. главу 9 настоящей книги. Так вот, только что приведенное нами описание кесарева сечения является САМЫМ ЯРКИМ из аналогичных свидетельств о рождении Иисуса, донесенных до нашего времени старинными летописцами.

Удачное кесарево сечение настолько поразило иранских авторов, что эта тема то и дело всплывает на страницах Шахнаме. Например, витязь Сам говорит: "Поколений за сто я думаю, вспомнить не мог бы никто, чтоб вынуть сумели из чрева дитя, спасение в средстве таком обретя. Симоргу стократно хвала и привет!" [876:2в], с.260.

Обратите внимание, что Фирдоуси подчеркивает большой рост Младенца. И далее по тексту Шахнаме разбросаны указания на высокий рост Ростема. Например: "ДО ТУЧ ДОТЯНЕТСЯ ОН - беспримерно могуч... Да будет судьбою храним ИСПОЛИН... Ростем, молодой ВЕЛИКАН". И далее: <<Могучим Ростемом любуется дед, твердя в восхищеньи: "Великий Изед! НЕВИДАННЫЙ РОСТ; как стальная, рука... Смел и отважен Ростем-ВЕЛИКАН">> [876:2в], с.256-257, 260, 272.

Это прекрасно согласуется со свидетельствами о необычайно высоком росте Андроника-Христа, см. книгу "Царь Славян".

Таким образом, начало жизнеописания иранского героя Ростема-Рустама является отражением истории императора Андроника-Христа из XII века. Соответствие продолжается и далее, о чем мы сейчас расскажем. Между прочим, РОСТЕМ - это не имя в современном смысле, а опять-таки прозвище, означающее "мощный", "могучий" [876:2в], с.628. Так могли называть многих персонажей. И действительно, мы далее увидим, что под прозвищем РОСТЕМ в разных разделах Шахнаме выступают различные герои.

 

5. МОЛОДОЙ РОСТЕМ ОПИСЫВАЕТСЯ КАК "ГРЕЧЕСКИЙ ГЕРАКЛ", ТО ЕСТЬ ОПЯТЬ-ТАКИ, КАК АНДРОНИК-ХРИСТОС.

В книге "Геракл" мы показали, что в основе известного "древне"-греческого мифа о Геракле лежат сведения об императоре Андронике-Христе. Двигаясь теперь по тексту Шахнаме, мы обнаруживаем, что вслед за рассказом о кесаревом сечении начинается большой раздел, в котором Ростем охарактеризован фактически как "античный" Геракл. Тем самым, подтверждается обнаруженный нами параллелизм с Христом. Вот что сообщает Фирдоуси о юности Ростема.

"Рос львенок - подстать дивной силе его десяток кормилиц кормили его. Как время пришло от груди отлучать и к мясу и хлебу его приучать, стал блюд пятьдесят поедать он зараз. На те чудеса все глядели, дивясь. Годам к десяти, словно мощный платан, поднялся Ростем... Стал сын Дестана могучим, как лев...

Шагает пред войском воинственный слон, на нем золотой возвышается трон. На троне сидит молодой великан - сын Заля... в богатом венце, в золотом кушаке, с мечом, со щитом, с добрым луком в руке" [876:2в], с.258-259.

Аналогичным образом греческие мифы характеризуют юного Геракла.

Далее иранский Эпос рассказывает о подвиге, совершенном юным Ростемом. Ночью неожиданно напал свирепый слон, и Ростем убивает его. Дело было так.

Во дворце был пир, после которого Ростем <<вином опьянен, направился к ложу, где ждал его сон. Улегся, и сон его тотчас настиг. внезапно у двери послышался крик. Кричали, что с цепи сорвавшийся вдруг, слон княжеский все сокрушает вокруг. Могучий, при этом известьи вскипев... тяжелую палицу деда рывком схватил и к дверям устремился бегом. Сбежались прислужники богатыря и путь заградили ему, говоря: "Коль двери откроем, что скажет нам князь? Ведь нас покарает он, осердясь. СРЕДЬ НОЧИ СОРВАВШИЙСЯ БУЙСТВУЕТ ЗВЕРЬ: пойми, выходить неразумно теперь".

Взъярился Могучий при слове таком. Сказавшего так он хватил кулаком, что с плеч голова покатилась, как мяч... Он к выходу ринулся, неукротим, и, палицей стукнув, засов раздробил... Навстречу громадине бег устремил... Едва увидал его бешеный слон, горой на противника ринулся он... Гиганта-слона изо всех своих сил Ростем булавою огромной хватил... Поверженный мощным ударом одним слон рухнул и замер, а ЮНЫЙ ХРАБРЕЦ довольный вернулся к себе во дворец. Уснул он...

До Заля дошло, что Ростемом сражен огромный охваченный бешенством слон... И первенца после призвав своего, погладил он голову, плечи его и молвил: "О львенок, исполненный сил! Ты грозные когти уже отрастил>> [876:2в], с.262-264.

Этот ночной подвиг напоминает известную историю, когда в спальню юного Геракла вползли две огромные змеи, посланные богиней Герой, чтобы убить Геракла. Началась паника, отец Геракла схватился за оружие. Однако, когда он вбежал в детскую, Геракл опередил всех и уже задушил обоих чудовищ. Греческий миф подчеркивает, что змеи были гигантскими.

Как мы показали в книге "Геракл", этот сюжет является, вероятно, одним из вариантов рассказа об известном евангельском избиении младенцев по приказу плохого царя Ирода. Борьба Христа со змеей или змеями активно обсуждалась самыми разными авторами. См. по этому поводу главу 2 настоящей книги и рис.2.13.

Не исключено, что иранское повествование о подвиге юного Ростема опирается на ту же первооснову. Правда, вместо двух чудовищных змей говорится об огромном слоне, однако суть дела одна и та же. Некое чудовище нападает ночью на дом юного героя, и мальчик собственноручно убивает его на удивление всем окружающим. Этому подвигу Ростема посвящена миниатюра, приведенная на рис.4.34.

Напомним, что еще одним отражением этого же эпизода является "древне"-греческий миф о победе юного Аполлона над свирепым змеем Пифоном. См. книгу "Потерянные Евангелия", гл.1.

Пойдем дальше по соответствию между Ростемом и Гераклом (Христом).

Геракл совершил двенадцать знаменитых подвигов, см. подробности в нашей книге "Геракл". Оказывается, иранский Ростем также совершил несколько выдающихся подвигов, а именно, семь. Причем ни о каком другом персонаже иранского Эпоса ничего подобного не сообщается. В этом смысле Ростем явно выделяется среди остальных героев поэмы Шахнаме. Таким образом, мы наталкиваемся на совмещение двух достаточно ярких явлений: подвиги Геракла (Христа) и подвиги Ростема. Число подвигов различно, однако некоторые подвиги Ростема напоминают подвиги Геракла. Хотя соответствие туманно. Вот перечень подвигов Ростема, озаглавленный в Шахнаме так: "Семь приключений Ростема" [876:2в], с.368-391. Между прочим, в некоторых переводах Шахнаме говорится не о ПРИКЛЮЧЕНИЯХ, а именно о ПОДВИГАХ Ростема [876:2в], с.638. То есть используется тот же термин, что и в случае Геракла. Итак:

1. Битва Рехша со львом (Рехш - это чудесный конь Ростема).

2. Ростем находит источник.

3. Битва Ростема с драконом.

4. Ростем убивает колдунью.

5. Ростем берет в плен Авлада.

6. Битва Ростема с дивом Эрженгом.

7. Ростем убивает Белого дива.

На самом деле подвигов у Ростема было больше, чем перечисленных семь "приключений". В первом томе Шахнаме описано еще несколько выдающихся деяний Ростема, которые Фирдоуси тоже называет подвигами. Но мы не сравнивали детально подвиги Ростема и Геракла.

Вернемся к иранскому описанию Рождества Ростема (Христа). Сообщается любопытная деталь, ранее нам неизвестная. Ее нет в евангелической версии, нет и в других, обнаруженных нами нескольких десятках описаний Рождества Андроника-Христа. Получается, что иранский Эпос приоткрывает нам новую интересную подробность жизнеописания Иисуса. В этом, кстати, польза находимых нами соответствий. Они позволяют пролить свет на многие туманные сюжеты древности. Итак, вот что сообщает Шахнаме.

Как только Ростем (Христос) появился на свет, <<шьют куклу атласную, ростом с него, с рожденного только что львенка того. Собольими шкурками корпус набит, и солнце у куклы на лбу, и Нахид. И львиные когти у ней, и дракон на реющем знамени изображен. Под мышкой торчит боевое копье, в руках булава и узда на нее. И вот уже кукла в седле, и за ней несутся бойцы, погоняя коней... И куклу, искусного мастера труд, в Забул к именитому деду везут... Вот куклу-дитя, наконец, довезли и к витязю Саму в хоромы внесли. Увидев, какой ему дар привезен, герой встрепенулся, восторгом пронзен. Воскликнул он... "Видать по всему, что младенец в меня! Будь кукле по пояс, и то, до туч дотянется он - беспримерно могуч">> [876:2в], с.255-256.

Современные комментаторы обращают внимание на этот эпизод, но не могут его объяснить. Считают "поздней интерполяцией" [876:2в], с.629.

Было бы интересно найти след этого эпизода в европейской христианской традиции. По-видимому, была написана и передана родственникам специальная икона с ликом Христа.

 

6. МНОЖЕСТВО БИТВ.

Мы проанализировали двести семьдесят страниц первого тома Шахнаме, с.7-275, не пропустив ни одного крупного события. Выяснилось, что здесь рассказывается, в основном, о событиях XII и XIV веков. А именно, об эпохе Андроника-Христа и о Куликовской битве.

О чем говорит оставшаяся, меньшая, часть первого тома поэмы? Оказывается, здесь характер рассказа существенно меняется. Вся остальная часть первого тома, с.276-456, посвящена многочисленным сражениям либо в Иране, либо на сопредельных землях. В битвах участвуют как уже известные нам герои (например, Ростем), так и множество других. Описано масштабное завоевание, захлестнувшее многие народы. Мы не исследовали этот материал подробно, поскольку потребовалось бы много времени на распутывание сотен и сотен деталей. Общее впечатление, сложившееся у нас по прочтении этих глав на основе Новой Хронологии, таково. Не исключено, что тут рассказано о каких-то сражениях эпохи османского=атаманского завоевания XIV-XV веков. То есть эпохи, описанной в Библии, как завоевания Моисея и Иисуса Навина. Эта наша идея нуждается в проверке.

Кстати, ПОДРОБНОГО описания Троянской войны XIII века мы в Шахнаме не обнаружили. Это - интересное обстоятельство. КРАТКОЕ же сообщение есть, и мы указали его в главе 2 настоящей книги.

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение