Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 5.
ЧЕТЫРЕ ОТРАЖЕНИЯ ИСТОРИИ ЕСФИРИ (ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ) ИЗ XVI ВЕКА НА СТРАНИЦАХ "ДРЕВНЕ"-ПЕРСИДСКОЙ ПОЭМЫ ШАХНАМЕ. А ТАКЖЕ - ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА ИВАНА ГРОЗНОГО, ИЗМЕНА КНЯЗЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО И СТРОИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ, КАК СТОЛИЦЫ ИМПЕРИИ.

15. СТРОИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ КАК СТОЛИЦЫ ИВАНОМ ГРОЗНЫМ В XVI ВЕКЕ ОПИСАНО В ШАХНАМЕ КАК ВОЗВЕДЕНИЕ ТУРАНСКОЙ СТОЛИЦЫ "КАНГ", А ТАКЖЕ КАК СТРОИТЕЛЬСТВО ГОРОДА "СИАВУШГОРД".

Согласно нашим результатам, в середине XVI века Иван Грозный покидает Ярославль = Новгород - прежнюю столицу Руси-Орды - и основывает новую столицу. Для этой цели избрано поселение Москва, выросшее на месте Куликовской битвы 1380 года. Его и было решено превратить в новую столицу Великой Империи. Место было знаменитое, освященное. Возводится каменный Кремль, вокруг которого вырастает большая столица. В это самое время создается и подземная Москва, описанная потом в "античных" источниках как знаменитый египетский Лабиринт. Кроме того, Москву называли также "Вавилонской Башней". Такое наименование есть, например, в ветхозаветной книге Бытие. Далее, как мы выяснили, в Библии строительство каменной Москвы названо возведением Второго Иерусалима, см. ветхозаветные книги Ездры и Неемии. Подробности изложены в наших книгах "Библейская Русь" и "Реконструкция".

Опираясь на возникшее теперь у нас понимание сути иранского Эпоса, можно сделать следующий логический шаг и заключить, что в Шахнаме должно быть описано возведение Москвы - новой столицы Русско-Ордынской Империи - при Иване Грозном и Иване Молодом (Сиавуше). Наш прогноз оправдывается. Вот что сообщает Фирдоуси.

Туранский царь Афрасьяб, вручая царевичу Сиавушу его Царство, говорит: <<"Обширный свой край объехать не хочешь ли? В путь выступай. По нраву тебе коль отыщется град, что сделать столицею будешь ты рад - останься и весело там заживи"...

Литавры и трубы запели; с собой ведет Сиавуш закаленных бойцов, и множество перстней везет и венцов, походных шатров и оружья. Меж тем, в дорогу собрался и царский гарем. Воссела в парчовом шатре Ференгис (Есфирь? - Авт.), и вышел обоз, и бойцы понеслись...

ДОШЛИ ДО СЕЛЕНЬЯ, пленявшего взор: с одной стороны - моря синий простор, высокие горы с другой стороны, леса заповедные дичи полны, древесная сень и журчащий родник... Пирану сказал Сиавуш: "Этот край влечет мое сердце, земной это рай. ВОЗДВИГНУ Я ЗДЕСЬ БЛАГОДАТНЫЙ ПРИЮТ... ПРОСТОРНЫЙ И СВЕТЛЫЙ РАСКИНЕТСЯ ГРАД; дворец - что ни дом, что ни улица - сад. ЗДЕСЬ ЗАМОК ХОЧУ ВОЗНЕСТИ ДО ЛУНЫ...

ТАКУЮ ПОСТРОИМ СТОЛИЦУ, ЧЕЙ ВИД БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ, СТРОЙНЫЙ ВЕСЬ МИР УДИВИТ">>, с.198-200.

Итак, царь с войском, своим двором и царицей выступил из прежней своей резиденции в поисках места для новой столицы. Место нашли. Вероятно, Москва-река названа здесь "синим морем", а холмистая местность, в частности, Боровицкий холм, - "горами". Отмечены заповедные леса, красивая природа. Все правильно. Территория будущей Москвы была лесистой, с родниками. Царь говорит, что намерен возвести здесь замок "до луны". Вероятно, речь идет о начале строительства Московского Кремля.

Следующий раздел поэмы называется так: "Сиавуш строит город Канг". Вероятно, название КАНГ происходит от слова ХАН или КАГАН. То есть новую столицу тут именуют ХАНСКОЙ. Что верно.

"Спою о деяньях седой старины, о Канге, прославленном граде, что встарь возвел Сиавуш, многодоблестный царь... О городе Канге сказанье теперь послушай, и разумом светлым поверь, что нет ему града второго подстать, и края отрадней нигде не сыскать. Усердным трудом Сиавуш в старину тот город воздвиг и украсил страну. Лежит ЗА РЕКОЮ (за Москвой-рекой? - Авт.) безбрежный простор... Там крепость на круче стоит (Кремль? - Авт.), и город она за стенами таит. Фарсангов до сотни - окружность горы... и в крепость пути не сыщешь: в ворота лишь можно войти. Вкруг города встала громада стены, в ней больше чем тридцать фарсангов длины; на этой стене даже горстка мужей защитой бы стала твердыне своей, хотя бы напало сто тысяч бойцов...

Проникнув за стену, увидишь ты град, где взоры чарует то замок, то сад; роскошные бани, журчание вод, украшены улицы, весел народ. Уйти не захочешь из этой страны! ... Весь край - цветник благовонный, сияющий рай. Град мерой персидской измерь - ширины в нем тридцать раз тридцать и столько ж длины. Дивит высотою крутая гора... Объехав Туран, для себя ее встарь избрал Сиавуш, полный доблести царь... ВТОРУЮ ВКРУГ ГОРОДА СТЕНУ ВОЗДВИГ, для этого камень с известкою взяв, и мрамор, И НЫНЕ ЗАБЫТЫЙ СОСТАВ. Сто рашей - той крепкой ограды длина, и больше чем тридцать - ее толщина; бессильны пред ней и стрела и таран... На выси крутой неприступна стена, возносится на два фарсанга она... Построил владыка невиданный град... Светла и прекрасна столица была", с.202-203.

По-видимому, здесь говорится, в частности, о Московском Кремле. Вместо "моря" теперь говорится о реке. Вероятно, о Москве-реке. Отметим, что вокруг города было возведено два пояса крепостных стен. Из истории Москвы известно, что "в 1599-1600 годах... построен ВТОРОЙ РЯД более низких крепостных стен вдоль реки Москвы" [662], с.86. Получается, что иранский автор Фирдоуси творил не ранее 1599-1600 годов, раз он упомянул о строительстве второй стены вокруг города. Напомним, что через некоторое время вокруг Кремля возвели еще один, третий, пояс крепостных стен, рис.5.31.

Как мы отмечаем в книге "Библейская Русь", гл.10, тройной пояс крепостных стен Кремля выстроили, скорее всего, довольно быстро, без значительных перерывов.

Обратите внимание, что иранский Эпос говорит здесь о каком-то "забытом составе", использовавшемся при возведении каменных сооружений. Не исключено, что имеется в виду какой-то вид геополимерного бетона - важного открытия имперских мастеров эпохи XIV-XVI веков. С его помощью созданы многие знаменитые памятники и здания "Древнего" Египта, см. нашу книгу "Империя", гл.19. Потом секрет "искусственного камня" был утрачен и алхимики XVII-XVIII веков безуспешно пытались его восстановить, "найти философский камень".

Шахнаме приписывает возведение новой столицы Сиавушу, то есть Ивану Молодому. На самом деле, основная инициатива принадлежала Ивану Грозному. Может быть, иранские летописцы, удаленные от метрополии Великой Империи, иногда путали отца и сына.

Пойдем дальше по тексту поэмы. Выскажем следующую мысль. Поскольку, как мы теперь понимаем, речь в Эпосе идет здесь о московских событиях XVI века, то превращение Москвы в столицу произошло в мрачную эпоху смуты и Опричнины. Следовательно, все это должно как-то отразиться в Шахнаме. Все верно. Отразилось. Судите сами.

Царь Сиавуш, показав туранцу Пирану окрестности своей новой столицы, возвращается домой <<в печали немой. И вдруг говорит звездочету: "Скажи, но только, смотри, без уверток и лжи: МНОЙ ГОРОД БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ СООРУЖЕН - в нем счастлив я буду иль горем сражен?"

Глава звездочетов промолвил в ответ: "ТЕБЕ БЛАГОДАТИ В ТОМ ГОРОДЕ НЕТ". И царь на провидца прикрикнул в сердцах. Но слезы блеснули на царских очах... Тревогой объята душа. "Владыка, - Пиран прозорливый спросил, - от горя какого лишился ты сил?" А тот отвечает: "Покой мой исчез, страшусь приговора высоких небес. Как дивно ни блещет мой царственный дом, как много сокровищ ни собрано в нем, ВСЕ В РУКИ ВРАГУ МОЕМУ ПОПАДЕТ, всесильный раздавит меня небосвод">> [876:2г], с.203-204.

По-видимому, здесь переплелись две темы: скорая гибель Ивана Молодого (Сиавуша) и кровавая смута Опричнины, вскоре накатившаяся на Русь-Орду. Далее Фирдоуси вновь вкратце повторяет историю смерти Сиавуша. Мы опустим этот очередной дубликат.

Однако затем иранский Эпос снова погружается в повторный рассказ о возведении новой столицы Царства царя Сиавуша. Знакомая нам картина многочисленных дубликатов. Фирдоуси, или его редакторы, поместили рядом друг с другом несколько слегка различных повествований о возведении каменной Москвы. Но сначала назвали ее КАНГОМ, а потом - СИАВУШГОРДОМ. При этом сообщаются некоторые новые интересные детали. Данный раздел называется так: "Сиавуш строит Сиавушгорд".

Царь Афрасьяб сообщает, что он нашел и передает Сиавушу достойную страну, в которой царевичу будет хорошо. Сиавуш тут же выступает в поход, чтобы вступить во владение новыми землями.

"Собрал караван Сиавуш и тотчас в путь выступил, царский исполнив наказ. За ним десять тысяч неслись удальцов, иранских бойцов и туранских бойцов. Верблюдов отборных с ним тысяча шла, и не было грузам богатым числа. Сто рыжих верблюдов с дирхемами шли, а сорок верблюдов динары везли, шатрами все прочие нагружены, и каждый шатер - для нарядной жены... Шел в тридцать верблюдов еще караван. Вот с места и вождь, и дружина снялись и в солнечный Хоррембехар понеслись, ТАМ ГРАД ЗАЛОЖИЛ ОН, УКРАСИВ СТРАНУ, в длину два фарсанга и два в ширину. Высокий дворец в этом граде возник, сад, полный прохлады, и пестрый цветник. И роспись везде на стенах галерей: сраженья, охоты, забавы царей. Там шахов иранских престол золотой...

Молва облетела Иран и Туран... о городе стройном, где жизнь весела, где в небо уходят дворцов купола... И стал называться он Сиавушгорд, и каждый блистательным городом горд", с.208-209.

Итак, возводится новая столица. Причем вновь подчеркнуто, что этому предшествовал воинский поход, во время которого были перевезены многочисленные грузы, царская казна, царский двор вместе с женами и т.д. Скорее всего, перед нами - отражение переноса ордынской столицы из разгромленного Ярославля-Новгорода в поселение Москва, превращенное потом Иваном Грозным в каменный роскошный город. Было это в середине XVI века, а вовсе не в чудовищной "персидской древности".

Далее Фирдоуси сообщает, что в новую столицу прибывают знатные туранцы. Слава Сиавушгорда распространяется широко. Всех восхищает царский дворец, его убранство, богатства. Земля богата, "от снеди бесчисленной ломится стол. Вино и певцы...", с.210. Во дворце поселилась царица Ференгис, уже отождествившаяся у нас ранее с Есфирью = Еленой Волошанкой.

ВЫВОД. В Шахнаме рядом поставлены два дубликата, говорящие о возведении новой столицы царя Сиавуша. Она названа как КАНГОМ, так и СИАВУШГОРДОМ. Согласно нашей реконструкции, это город Москва.

 

16. РОЖДЕНИЕ И ЮНОСТЬ КЕЙ-ХОСРОВА - ЭТО ЕЩЕ ОДНО ОТРАЖЕНИЕ ИСТОРИИ АНДРОНИКА-ХРИСТА.

Сразу после трагической гибели Сиавуша, иранский Эпос переходит к рождению его сына Кей-Хосрова. Любопытно, что "юность Кей-Хосрова" оказывается еще одним отражением истории юного Андроника-Христа на страницах Шахнаме. Получается, что это уже ДЕСЯТЫЙ "евангельский дубликат" такого рода, обнаруженный нами в поэме Фирдоуси. Отсюда видно, сколь глубокое впечатление произвела на древних летописцев история Андроника-Христа. Она сильно "размножилась" (на бумаге) и под разными названиями несколько раз попала в различные разделы Шахнаме. Забегая вперед, сразу скажем, что, вероятно, туранец Пиран здесь - это евангельский Иосиф; Сиавуш, являющийся в небе, - это Дух Святой; Ференгис - это Дева Мария; царь Афрасьяб - это евангельский царь Ирод; родившийся Кей-Хосров - это Андроник Христос. Кстати, как сообщает Энциклопедия Брокгауза и Ефрона, имя ХОСРОВ означает по-персидски, попросту, ЦАРЬ [988:00], "Хосрой". Это - титул, а не имя. Следовательно, так могли называть самых разных правителей.

Итак, вот что сообщается. <<И видит Пиран удивительный сон: КАК СОЛНЦЕ, СИЯЮЩИЙ СВЕТОЧ ЗАЖЖЕН. НА ТРОНЕ СИДЯЩИЙ С МЕЧОМ СИАВУШ ВЗЫВАЕТ: "Что дремлешь, о доблестный муж! ... Сей ночью рождается шах Кей-Хосров!"

Пиран задрожав, пробудился от сна и с ним солнецеликая встала жена. "Ступай, - говорит ей Пиран, - торопись, войди осторожно в покой Ференгис. Сейчас Сиавуша я видел во сне, ПОДОБНОГО СОЛНЦУ ИЛЬ ЯСНОЙ ЛУНЕ"...

Вбежала и видит: царицей-луной царевич рожден красоты неземной... Увидеть младенца Пиран поспешил; увидя, восславил владыку светил... И что ж? ГОДОВАЛЫМ УЖ КАЖЕТСЯ ОН!

О павшем властителе вождь зарыдал и щедро хулу Афрасьябу воздал. Дружине сказал именитый глава: "Пусть кару приму я за эти слова, пусть буду я брошен чудовищу в пасть, ДИТЯ НЕ ОТДАМ ДУШЕГУБУ ВО ВЛАСТЬ!" ...

Явился Пиран пред владыкой своим, надежду тая и тревогой томим. Дождавшись, пока остальные ушли, сказал он, приблизясь к владыке земли: ... "Под сенью твоею раб новый вчера рожден - воплощенье красы и добра. Подобного в мире не сыщется; он, ты скажешь, ИЗ ЛУННОГО СВЕТА РОЖДЕН... Воскресла в нем древних царей благодать"...

Смягчил Афрасьяба создатель миров, и взор властелина не столь уж суров... Вздохнул сокрушенно и горестно он, РАСКАЯЛСЯ, ВСПОМНИВ СВЕРШЕННОЕ ЗЛО, что столько страданий душе принесло. Пирану сказал он: "МНЕ БЕДЫ ГРОЗЯТ, так было предсказано годы назад... НА ЗЕМЛЮ ВЕЛИКИЙ ВЛАДЫКА ПРИДЕТ... ОН БУДЕТ НАРОДАМИ ВСЕМИ ЛЮБИМ, Иран и Туран преклонятся пред ним... Что делать! Горюй, не горюй, все равно... Пусть отрок (Кей-Хосров - Авт.) живет, но от града вдали; ТЫ В ГОРЫ ЕГО К ПАСТУХАМ ОТОШЛИ. Там пусть вырастает, не зная, кто он, и кем и зачем скотоводам вручен. О предках, о прошлом тогда вспоминать не станет, не сможет науки познать".

Такие вел речи владыка: он мнил, что мир вероломный свой нрав изменил... Вождь (Пиран - Авт.) радостный вышел, к Хосрову спеша... и славить царевича не уставал...

Призвал скотоводов со склонов Колу, царевича им поручил и... наказывал вождь: "Больше жизни своей любите, лелейте его... во всем угождайте ему"...

"О вождь, - пастухи отвечали тотчас, - усердно исполним твой каждый приказ". С МЛАДЕНЦЕМ КОРМИЛИЦУ ОН СНАРЯДИЛ и щедрой рукой пастухов наградил...

И В ГОРЫ МЛАДЕНЦА С СОБОЙ УНЕСЛИ. Года проходили, в безвестности он рос, щедро дарами небес наделен. Когда ИСПОЛИНУ седьмой миновал, он доблестью славный свой род затмевал. ЛУК СДЕЛАЛ из жерди отважный стрелок, скрутил тетиву из овечьих кишок... и лук оснастил>> [876:2г], с.255-258. Далее много говорится о том, что Кей-Хосров необычайно искусно владел своим луком. Он охотился на ланей, тигров и львов.

Остановимся и обдумаем сказанное.

# Здесь в иранском Эпосе погибший царь Сиавуш предстает совсем в ином виде, чем раньше. Он появляется в виде солнца, сияющего светоча, восседающим на троне с мечом, как небесное видение. Он привиделся Пирану во сне и возвестил ему весть о скором рождении замечательного младенца Кей-Хосрова.

Вероятно, перед нами - известный евангельский сюжет о явлении Ангела, а затем Святого Духа. Напомним, что Ангел возвещает скорое рождение Иисуса Христа. Святой Дух, как член Троицы, описан в Шахнаме в виде Бога-Отца или самого Христа на небесном троне.

# Согласно Шахнаме, небесную весть о рождении Кей-Хосрова, получает Пиран. По-видимому, так в иранском источнике назван евангельский Иосиф. Ангел объяснил Иосифу, что у Девы Марии родится сын, которого следует принять и сберечь (Матфей 1:18-24). Иосиф так и поступил.

Следовательно, в данном месте иранского Эпоса туранская царица Ференгис является фантомным отражением Девы Марии. А родившийся Кей-Хосров - отражением Иисуса Христа.

# Важная деталь: иранская поэма утверждает, что Кей-Хосров родился "без отца". То есть когда его отец (Сиавуш) уже умер, погиб от руки врагов. Более того, сказано, что Кей-Хосров родился "из лунного света".

Все это хорошо согласуется с Евангелиями, согласно которым, отцом Христа был Дух Святой. То есть земного отца у Иисуса не было. Кроме того, явление Духа Святого часто изображали в виде луча света, упавшего с небес на Деву Марию. Мы подробно говорили об этом сюжете выше, в предыдущей главе.

# Фирдоуси сообщает, что Пиран исключительно доброжелательно отнесся к появившемуся на свет младенцу Кей-Хосрову. Он заботится о младенце и старается оградить его от опасности.

Так, по-видимому, на страницах Шахнаме отразился евангельский рассказ об Иосифе, который всячески помогает Марии и спасает свое семейство от врагов.

# Как сообщает Фирдоуси, юному Кей-Хосрову угрожает смертельная опасность со стороны царя Афрасьяба, врага Сиавуша (отца Кей-Хосрова). Коварный Афрасьяб узнает о рождении Кей-Хосрова и если бы не мольба Пирана, упорно защищающего Младенца, может быть, царь приказал бы убить сына Сиавуша.

Аналогично, по Евангелиям, жизнь Младенца Иисуса оказывается в опасности, поскольку царь Ирод, узнав о Его рождении и что Он объявлен молвой Царем Иудейским, испугался за свой трон и возжелал убить Христа. Ирод отдает приказ солдатам перебить всех вифлеемских младенцев в возрасте до двух лет.

# Фирдоуси говорит, что Пиран спасает юного Кей-Хосрова, отправив его вдаль, в горы, к пастухам, в пустынные места. Пиран желает уберечь Младенца от гнева Афрасьяба. Якобы отъезд юного Кей-Хосрова происходит с ведома плохого царя Афрасьяба, убившего ранее отца Кей-Хосрова, то есть Сиавуша. Младенца увозят к скотоводам, причем его сопровождает некая кормилица. Имя не названо.

Скорее всего, это - отражение известного бегства Святого Семейства в Египет (то есть на Русь). Бегут - Иосиф и Мария с Младенцем. Ранее мы подробно разбирали много отражений этого эпизода. В том числе и в римской истории, где описывается судьба царственных младенцев Ромула и Рема, оказавшихся в пустынном месте из-за желания плохого царя убить их. Аналогичный сюжет есть и в жизнеописании персидского царевича Кира, см. нашу книгу "Христос и Россия...", гл.2.

Выходит, что иранский Эпос в данном месте назвал Иисуса - Кей-Хосровом, евангельского Иосифа - туранцем Пираном, а Марию Богородицу - кормилицей (без имени).

# Андроник-Христос был необычайно высокого роста, см. книгу "Царь Славян". Аналогично, иранская версия подчеркивает, что Кей-Хосров был ИСПОЛИНОМ. То есть, весьма немалого роста.

# В "византийском" жизнеописании императора Андроника-Христа говорится, что он искусно владел луком. В частности, поражал врагов во время мятежа против него в Царь-Граде, см. книгу "Царь Славян".

Иранский Эпос тоже подробно говорит о луке, сделанном юным Кей-Хосровом "из гнутой жерди и овечьих кишок". Молодой богатырь прекрасно овладел этим оружием и поражал стрелами даже тигров и львов. Неплохое соответствие с описанием "византийского" хрониста Никиты Хониата.

ВЫВОД. Иранская версия рождения и юности Кей-Хосрова является одним из вариантов описания Рождества Христова и юности Иисуса. В дальнейшую "биографию" Кей-Хосрова вошло много другого материала из эпохи XIII-XVI веков. Об этом - ниже.

Однако нам еще рано расставаться с евангельскими мотивами в данном разделе Шахнаме. Дальнейшая история Кей-Хосрова тоже содержит следы параллелей с Христом. На сей раз не очень четкие, но все-таки заметные. Задержимся на них.

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение