Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко  
ШАХНАМЕ: Иранская летопись Великой Империи XII-XVII веков

Андроник-Христос (он же Андрей Боголюбский), Дмитрий Донской,  Сергий Радонежский (он же Бертольд Шварц),
Иван Грозный,Елена Волошанка, Дмитрий "Самозванец", Марина Мнишек и Сулейман  Великолепный
на страницах знаменитого Эпоса Шахнаме.

Глава 5.
ЧЕТЫРЕ ОТРАЖЕНИЯ ИСТОРИИ ЕСФИРИ (ЕЛЕНЫ ВОЛОШАНКИ) ИЗ XVI ВЕКА НА СТРАНИЦАХ "ДРЕВНЕ"-ПЕРСИДСКОЙ ПОЭМЫ ШАХНАМЕ. А ТАКЖЕ - ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА ИВАНА ГРОЗНОГО, ИЗМЕНА КНЯЗЯ АНДРЕЯ КУРБСКОГО И СТРОИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ, КАК СТОЛИЦЫ ИМПЕРИИ.

17. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОВЗРОСЛЕВШЕГО КЕЙ-ХОСРОВА В СТОЛИЦУ - ЭТО ПОЯВЛЕНИЕ ВЗРОСЛОГО ХРИСТА В ИЕРУСАЛИМЕ НЕЗАДОЛГО ПЕРЕД РАСПЯТИЕМ.

Через довольно длительное время, после своего пребывания у "пастухов", Кей-Хосров возвращается в царство плохого царя Афрасьяба. При этом Кей-Хосров уже повзрослел. Его приводит все тот же Пиран. Иранский Эпос говорит: "Стал юноша витязю светом очей; любя ненаглядного все горячей, страшась за него, Афрасьяба кляня, ни ночи не знал он спокойной, ни дня; питомцу все силы души посвятил", с.259-260. Перед нами - еще один штрих в пользу отождествления (в данном месте) витязя Пирана с евангельским Иосифом, заботившимся об Иисусе.

В то же время, тема возвращения Иисуса нам хорошо знакома по Евангелиям. Христос прибывает в Иерусалим уже взрослым, въезжает в город как Царь, под приветственные возгласы народа. При этом в Иудее правит плохой царь Ирод. Считается, что это "не тот Ирод", который был во время младенчества Иисуса. Мы условно называем этих "двух Иродов" так: Ирод Первый и Ирод Второй. Все дело в том, что старинные летописцы, как мы выяснили, иногда путали детство Христа с его Страстями перед распятием. Поэтому в Евангелиях и появились "два плохих Ирода", якобы различные люди.

Итак, согласно иранской версии, Кей-Хосров возвращается в столицу, где его заботливо опекает туранец Пиран. Как мы сейчас увидим, в данном месте персидского Эпоса, "Пиран" является, возможно, отражением прокуратора Понтия Пилата. Напомним, что этот римлянин, занимавший видный государственный пост, отнесся к Христу доброжелательно и даже пытался спасти его от преследований иудейских первосвященников и книжников, требовавших казни Иисуса. Напомним также, что практически все "имена" в Шахнаме являются прозвищами. А потому могли прикладываться к самым разным реальным людям. Так и получилось, что в одной главе "Пиран" - это евангельский Иосиф, а в другой - евангельский Понтий Пилат.

В разделе под названием "Пиран приводит Кей-Хосрова к Афрасьябу" Фирдоуси говорит следующее. Пиран сообщает коварному Афрасьябу, что он придет к нему вместе с Кей-Хосровом, однако просит: <<"Меня успокой только словом одним: клянись, что останется он невредим!"... Гнев Афрасьяба утих. И дал он обет властелина святой: ... "Клянусь... безвинного юношу не погублю, дыханием гнева его не спалю"...

Умчался Пиран, к Кей-Хосрову спеша... велит он: "ПРИКИНЬСЯ БЛАЖЕННЫМ, смотри! О битве он спросит - про пир говори. Прикинься, как будто не знаешь его. РАЗУМНОГО НЕ ГОВОРИ НИЧЕГО. В речах уничтожив рассудка следы, быть может, сегодня избегнешь беды".

Короною царской украсил Пиран питомца, по-царски стянул ему стан, велел огневого коня привести. И вот уж Пиран с Кей-Хосровом в пути. Как вихрь, ко дворцу Афрасьяба летят. И все на юнца со слезами глядят. "Дорогу! - кричат перед дверью дворца - Вождь юный явился, ИСКАТЕЛЬ ВЕНЦА!"

Вступает в чертог молодой ВЕЛИКАН. Его к Афрасьябу подводит Пиран. Дед глянул - и пот проступил на челе, ОН ВСПОМНИЛ, СТЫДЯСЬ О СОДЕЯННОМ ЗЛЕ. Пиран, между тем, словно ива дрожит от страха, что юноша будет убит. То милость в душе Афрасьяба, то гнев... Взирает владыка, лицом побледнев. На стать и величие богатыря, на эту осанку и поступь царя. Но вот улыбнулся, себя превозмог...

"О юный пастух! - молвил с лаской в очах, - поведай, что знаешь о днях и ночах? Как жил, расскажи мне, в горах, среди стад"... А тот отвечает: "Нет дичи, увы! Нет стрел у меня, лука нет, тетивы".

Царь спрашивать стал, как текут времена, про благо и зло, про его пестуна. Ответ был: "Завидев пантеры приют, сильнейшие даже в смятенье придут".

Расспрашивать стал повелитель юнца про землю иранскую, мать и отца. А тот отвечает: "С неистовым львом не сладит охотничий пес нипочем".

Царь молвил: "Должно быть, в Иран ты готов помчаться, увидеть главу храбрецов?" В ответ Кей-Хосров: "Там, где степь и гора, наездника встретил я позавчера".

Тут царь рассмеялся, от счастья расцвел, с ним ласково снова беседу повел... НАД РЕЧЬЮ БЕССВЯЗНОЙ СМЕЯСЬ, властелин Пирану сказал: "Предводитель дружин, ты прав был, БЕДНЯГА РАССУДКА ЛИШЕН: ему я - о полдне, о полночи он. Ни добрых он дел не свершит, ни грехов. Нет, жаждущий мщения муж не таков! ВЕРНИ ЕГО МАТЕРИ, пусть без забот он в Сиавушгорде отныне живет. Пусть мудрый за ним воспитатель следит, от злых наущений его оградит"...

"Скорей!" - Кей-Хосрова торопит мудрец, и оба покинули царский дворец>>, с.261-263.

Дальнейшее персидское повествование о Кей-Хосрове мы обсудим позже. Здесь же скажем, что оно уже не связано с евангельскими мотивами из XII века и отражает более поздние события, скорее всего, из XVI века.

Итак, о чем тут рассказал нам Фирдоуси? После всего того, что было обнаружено нами выше, ответ напрашивается сам собой. Перед нами - преломленный евангельский сюжет, рассказывающий о Христе, Понтии Пилате и царе Ироде Втором. Обратимся к Евангелиям.

"И как настал день, собрались старейшины народа, первосвященники и книжники, и ввели Его в свой синедрион и сказали: Ты ли Христос? скажи нам. Он сказал им: если скажу вам, вы не поверите; если же и спрошу вас, не будете отвечать Мне и не отпустите Меня; отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией. И сказали все: итак, Ты Сын Божий? Он отвечал им: вы говорите, что Я. Они же сказали: какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст Его.

И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату, и начали обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает народ наш и запрещает давать подать кесарю, называя Себя Христом Царем. Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь. Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке. Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места. Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин? И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме.

ИРОД, УВИДЕВ ИИСУСА, ОЧЕНЬ ОБРАДОВАЛСЯ, ИБО ДАВНО ЖЕЛАЛ ВИДЕТЬ ЕГО, ПОТОМУ ЧТО МНОГО СЛЫШАЛ О НЕМ, И НАДЕЯЛСЯ УВИДЕТЬ ОТ НЕГО КАКОЕ-НИБУДЬ ЧУДО, И ПРЕДЛАГАЛ ЕМУ МНОГИЕ ВОПРОСЫ, НО ОН НИЧЕГО НЕ ОТВЕЧАЛ ЕМУ. Первосвященники же и книжники стояли и усильно обвиняли Его. НО ИРОД СО СВОИМИ ВОИНАМИ, УНИЧИЖИВ ЕГО И НАСМЕЯВШИСЬ НАД НИМ, ОДЕЛ ЕГО В СВЕТЛУЮ ОДЕЖДУ И ОТОСЛАЛ ОБРАТНО К ПИЛАТУ.

И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом. Пилат же, созвав первосвященников и начальников и народ, сказал им: вы привели ко мне человека сего, как развращающего народ; и вот, Я ПРИ ВАС ИССЛЕДОВАЛ И НЕ НАШЕЛ ЧЕЛОВЕКА СЕГО ВИНОВНЫМ НИ В ЧЕМ ТОМ, В ЧЕМ ВЫ ОБВИНЯЕТЕ ЕГО; И ИРОД ТАКЖЕ, ИБО Я ПОСЫЛАЛ ЕГО К НЕМУ; И НИЧЕГО НЕ НАЙДЕНО В НЕМ ДОСТОЙНОГО СМЕРТИ; ИТАК, НАКАЗАВ ЕГО, ОТПУЩУ. А ему и нужно было для праздника отпустить им одного узника. Но весь народ стал кричать: смерть Ему! а отпусти нам Варавву" (Лука 22:66-71, 23:1-18).

Сравним иранскую версию с евангельским рассказом. Наложение выглядит так: Кей-Хосров здесь - это Христос, Пиран - это Понтий Пилат, а Афрасьяб - это царь Ирод.

# По Фирдоуси, военачальник Пиран встречается с молодым Кей-Хосровом. Пиран любит ЦАРЕВИЧА, опекает его, старается оградить юношу от опасности. Кей-Хосров назван "искателем венца", то есть претендентом на царский престол.

Согласно Евангелиям, арестованного Иисуса доставляют к Понтию Пилату. Народ именует Христа ЦАРЕМ Иудейским. Римский прокуратор относится к Иисусу доброжелательно, пытается спасти его от ярости первосвященников, книжников и народа иудейского.

# Шахнаме сообщает, что затем Пиран устраивает встречу царевича Кей-Хосрова с царем Афрасьябом. Цель встречи - добиться благожелательного отношения грозного царя к царевичу.

Аналогично, по Евангелиям, прокуратор Понтий Пилат отсылает Христа к иудейскому царю Ироду. Дело в том, что сам Пилат не нашел никакой вины за Иисусом, но поскольку Иисус - галилеянин, то следует обратиться также к царю Ироду, дабы узнать его вердикт.

# По Фирдоуси, царевич Кей-Хосров предстает перед царем Афрасьябом. Начинается беседа. Шах задает много вопросов царевичу, пытаясь выяснить его намерения. В ответ слышит странные бессвязные речи.

Согласно Евангелиям, происходит беседа царя Ирода с Иисусом, приведенным к нему. Ирод подробно расспрашивает Христа, однако Иисус молчит в ответ. Ясное дело, эта сцена могла быть воспринята царем и его царедворцами как весьма странная.

# Иранская версия утверждает, что после длительной беседы с Кей-Хосровом царь Афрасьяб успокаивается. Его прежние опасения, что царевич хочет свергнуть его и отомстить за отца, сменяются высокомерным презрением. Мол, бедняга лишился рассудка, не опасен, а потому казнить его стоит. Лучше всего отправить его к матери, и пусть себе живет спокойно в своем блаженном состоянии.

Аналогично, евангелист Лука сообщает, что в конце концов царь Ирод успокоился, стал насмехаться над Иисусом, "уничижил" его. Затем приказал одеть арестованного в светлую одежду и отослал обратно к Пилату. Пусть, дескать, прокуратор сам разбирается. Не мое это дело. Люди, присутствовавшие при допросе Иисуса у Ирода, вполне могли решить, что к ним привели странного, блаженного человека, не понимающего происходящего. Хотя на самом деле таковым Христос, конечно, не был. Именно такую картину и рисует нам иранский Эпос.

# По Фирдоуси, военачальник Пиран и Кей-Хосров благополучно покидают дворец Афрасьяба. Аналогично, согласно Евангелиям, Иисуса отправляют из дворца царя Ирода обратно к прокуратору Пилату, не высказав никаких серьезных обвинений.

Здесь соответствие обрывается. В Евангелиях далее описывается предание Христа на казнь, а в этом месте поэмы Шахнаме ничего подобного о судьбе Кей-Хосрова не говорится.

ВЫВОД. В иранской поэме Шахнаме также отразился евангельский рассказ о суде Пилата и суде царя Ирода над Христом.

Главная страница
Оглавление книги "ШАХНАМЕ"
Подписи к рисункам
Продолжение