Г.В.Носовский, А.Т.Фоменко
О ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ ПИСАЛ ШЕКСПИР.
От Гамлета-Христа до короля Лира- Ивана Грозного

Глава 4.
ДРАМА "ТИМОН АФИНСКИЙ" - ЭТО РАССКАЗ ОБ ИУДЕ ИСКАРИОТЕ, ПРИЧЕМ В ДУХЕ АНТИ-ЕВАНГЕЛИЯ.

1. ЧТО ИЗВЕСТНО О ШЕКСПИРОВСКОМ "ТИМОНЕ".

Трагедия "Тимон Афинский" дана в издании [971] в переводе П.Вейнберга с предисловием Э.Л.Радлова. Считается, что "Тимон" написан между 1601 и 1610 годами [971], т.3, с.509. Это произведение Шекспира обычно не считают выдающимся. Пишут так: <<Крупные недостатки в языке композиции... неминуемо должны были... выдвинуть вопрос о том, в какой степени Шекспир может считаться автором пьесы. Можно ли приписывать гениальному поэту столь несовершенную драму? По этому поводу были высказаны весьма разнообразные мнения; мы их и приведем, при этом однако будем помнить один несомненный факт: в первом издании Шекспира, знаменитом in folio 1623 г., выпущенном в свет при участии ближайших друзей поэта, и по "лучшим спискам", помещен и "Тимон Афинский", без всяких оговорок, из чего следует, что эту пьесу считали несомненно шекспировской...

В "Тимоне" господствует мрачное настроение>>, с.509.

Как сообщают комментаторы, шекспировская драма "Тимон Афинский" в значительной мере основана на рассказе "античного" Плутарха об афинянине Тимоне. Речь идет о фрагменте в биографии Антония из "Сравнительных Жизнеописаний" Плутарха. Пишут так: <<Мы знаем, что ближайшие друзья Шекспира считали "Тимона" его творением и отчасти знаем, откуда автор "Тимона" черпал свой материал...

Канва пьесы заимствована из этого отрывка Плутарха: автор использовал все содержание древнего автора, как по отношению характера Тимона, Апеманта и Алкивиада, так и по отношению к анекдотическим рассказам, приписанным Тимону... Но кроме Плутарха Шекспир воспользовался сценами, которые он нашел у другого древнего писателя - Лукиана Самосатского>>, с.511.

Действие шекспировской пьесы разворачивается в "античных" Афинах, рис.4.1, рис.4.2. Но не нужно думать, что это - известные сегодня греческие Афины. Согласно нашим результатам, в некоторых старинных источниках "Афинами" именовали Царь-Град, то есть евангельский Иерусалим. См., например, <<Христос и Россия глазами "древних" греков>>, гл.1. Это хорошо согласуется с параллелизмом, который мы предъявим в данной главе. То есть здесь у Шекспира под "Афинами" понимается на самом деле Царь-Град (Троя).

 

2. ЕВАНГЕЛЬСКИЙ ИУДА-ПРЕДАТЕЛЬ ОПИСАН ПЛУТАРХОМ КАК ТИМОН АФИНСКИЙ.

В книге "Начало Ордынской Руси", гл.1, мы обнаружили у Плутарха (жившего якобы около 46-120 годов н.э. [988:00]), достаточно откровенное повествование о евангельском Иуде Искариоте под именем "Тимон". Скалигеровская версия считает такое абсолютно невозможным: якобы "античные классики" ничего не говорили о евангельских событиях. Тем не менее, наложение Тимон = Иуда нами было обнаружено. Речь идет именно о том плутарховском тексте, о котором шла речь выше. То есть Плутарх описал Иуду Искариота под именем Тимона Афинского. Напомним вкратце наши результаты.

Оказывается в жизнеописании "античного" Антония есть многое из "биографии" Андроника-Христа. Так вот, сразу же после жизни беглеца Антония "среди волн", Плутарх переходит к очень любопытному рассказу, где ярко звучат параллели с Евангелиями. Он посвящает целый раздел "плохому" Тимону. Тому самому, имя которого упомянуто Плутархом в связи с Антонием в рассказе о "жизни среди волн". И действительно, во время бегства Андроника-Христа с ним были апостолы, среди которых находился предатель Иуда. Слова' о том, что Антоний, дескать, "сравнивал себя" с Тимоном, принадлежат, скорее всего, позднему редактору. В старом тексте было отмечено, вероятно, что Тимон был рядом с Антонием. То есть Иуда находился рядом с Христом. Кроме того, как мы неоднократно обнаруживали, некоторые старинные авторы путали Христа с Иудой Искариотом. По поводу имени ТИМОН заметим, что оно в данном случае, вероятно, происходит от славянского слова ТЕМНЫЙ, в смысле плохой, черный человек.

Итак, Плутарх пишет: <<ТИМОН ЭТОТ... ОСМЕИВАЕТСЯ КАК ВРАГ И НЕНАВИСТНИК ЛЮДЕЙ... Рассказывают, что однажды в Собрании он поднялся на ораторское возвышение и, когда все замолкли, до крайности изумленные, произнес следующие слова: "Есть у меня, господа афиняне, УЧАСТОЧЕК ЗЕМЛИ ПОДЛЕ ДОМА, И ТАМ РАСТЕТ СМОКОВНИЦА, НА КОТОРОЙ УЖЕ НЕМАЛО ИЗ МОИХ ЛЮБЕЗНЫХ СОГРАЖДАН ПОВЕСИЛОСЬ. Так вот, я собираюсь это место застроить и решил всех предупредить - на тот случай, если кто желает УДАВИТЬСЯ: пусть приходит поскорее, ПОКА ДЕРЕВО ЕЩЕ НЕ СРУБЛЕНО". Когда он умер, его схоронили в Галах, у моря, но берег под могилою осел, ее окружили волны, сделав совершенно недоступною для человека... Вот немногие из БЕСЧИСЛЕННЫХ РАССКАЗОВ о Тимоне>> [660], т.3, с.268.

Трудно не увидеть в этом рассказе Плутарха знаменитый евангельский сюжет об Иуде-предателе, который удавился (Матфей 27:7). На иконах Иуду иногда изображают повесившимся на дереве, рис.4.3. В Евангелиях, кстати, когда речь идет о деревьях, чаще всего упоминается СМОКОВНИЦА. Отсюда, возможно, происходит известное поверье, что Иуда повесился именно на СМОКОВНИЦЕ.

Далее, у Плутарха вплетено и продолжение евангельского рассказа об Иуде Искариоте. Напомним, что говорит об Иуде евангелист Матфей: <<И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился. Первосвященники, взяв сребренники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому это цена крови. Сделав же совещание, купили на них ЗЕМЛЮ горшечника, для погребения странников; посему и называется ЗЕМЛЯ та "землею крови" до сего дня>> (Матфей 27:5-8).

Евангельская "земля горшечника", купленная на деньги Иуды, превратилась у Плутарха в участок земли Тимона-Иуды. Причем Евангелия говорят, что земля эта считается нечистой, зовется землей крови. Из слов же Плутарха можно понять, что земля Тимона НЕЗАСТРОЕНА. Что, вероятно, является отзвуком евангельской "нечистоты земли Иуды".

И наконец, в том же рассказе Плутарха отразились, вероятно, известные евангельские слова Иоанна Крестителя: "Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, СРУБАЮТ и бросают в огонь" (Матфей 3:10). У Плутарха сказано, что дерево, на котором "нужно повеситься", еще не срублено, но будет срублено вскоре. Ясно, что дерево, на котором повесился Иуда Искариот, - плохое дерево. В упомянутых словах Иоанна Крестителя, действительно идет речь "о плохом дереве".

Мы видим, что "античный" Плутарх излагает евангельскую историю очень путано, однако яркие штрихи сохранились. Они вполне узнаваемы.

В заключение приведем надгробную надпись Тимона-Иуды, о которой сообщает Плутарх.

<<На памятнике было начертано:

"Здесь я лежу, разлучась со своею злосчастною душою. Имени вам не узнать. Скорей, подыхайте, мерзавцы!"

Говорят, что эту надгробную надпись Тимон сочинил себе сам. Другая, ИЗВЕСТНАЯ КАЖДОМУ, принадлежит Каллимаху:

"Здесь я, Тимон Мизантроп, обитаю. Уйди же скорее! Можешь меня обругать - только скорей уходи!">> [660], т.3, с.268.

Надпись вполне соответствует евангельскому образу Иуды Искариота. Таким образом, из "Жизнеописаний" Плутарха мы узнае'м, что на надгробном памятнике Иуды была некая осуждающая надпись.

ВЫВОД. Получается, что Шекспир описал в своей драме "Тимон Афинский" евангельского Иуду Искариота. Следовательно, еще одно произведение Шекспира (наряду с "Гамлетом" и "Макбетом") говорит о событиях второй половины далекого XII века.

На этом можно было и закончить наш анализ шекспировского "Тимона" (Темного). Суть дела стала ясна. Однако, не будем спешить. Как выясняется, Шекспир не только опирался на перечисленные выше источники, вроде Плутарха, но и приводит некоторые дополнительные и очень интересные сведения, которых нет, например, у Плутарха. И это неудивительно. Согласно нашим результатам, Плутарх (он же известен сегодня как Петрарка) творил, скорее всего, в эпоху XVI-XVII веков, а потому мог быть современником Шекспира. Они могли использовать различные старинные документы, причем независимо друг от друга. Поэтому драма Шекспира приобретает для нас еще бо'льший интерес. Она ничуть не "моложе" знаменитых "Сравнительных Жизнеописаний" Плутарха и может в некоторых сюжетах конкурировать с ними по богатству материала.

 

3. ИЗВЕСТНЫЙ АФИНЯНИН АЛКИВИАД СЧИТАЕТСЯ ДРУГОМ ТИМОНА. АЛКИВИАД - ЕЩЕ ОДНО ОТРАЖЕНИЕ ИУДЫ ИСКАРИОТА.

В шекспировском "Тимоне" много говорится о том, что афиняне Тимон и Алкивиад - большие друзья. Комментаторы справедливо пишут: "Алкивиад, впрочем, очерчен в пьесе бледно. ОН ЕДИНСТВЕННЫЙ ИСКРЕННИЙ ДРУГ ТИМОНА... Брань Тимона, однако, нисколько не раздражает Алкивиада, и когда он читает эпитафию Тимона... то в словах его слышится лишь скорбь ОБ УТРАТЕ ДРУГА И ВЕЛИКОГО ГРАЖДАНИНА", с.505.

Кто такой Алкивиад на самом деле? Тут нам снова помогает Новая Хронология, согласно которой, знаменитый "античный" Алкивиад тоже является частичным дубликатом евангельского Иуды Искариота. Об этом мы подробно говорим в книге <<Христос и Россия глазами "древних" греков>>, гл.5. Выходит, что на страницах шекспировского "Тимона" Иуда-предатель отразился дважды - как Тимон и как Алкивиад. Недаром эти "два" персонажа названы поэтом "большими друзьями". Шекспир, быть может, уже забыл тот факт, что эти литературные герои - отражения одного и того же человека, но какую-то связь между ними все-таки осознавал, а потому тесно сблизил Тимона с Алкивиадом, "заставил их дружить".

 

4. КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ШЕКСПИРОВСКОГО "ТИМОНА".

Начнем с того, что вся драма насквозь пронизана одной темой: деньги и богатство, богатство и деньги... Вокруг денег крутится все содержание "Тимона". Пьеса распадается на две части.

В первой, которую можно условно назвать "Богатство", Тимон изображен исключительно богатым. Он роскошествует, устраивает пиры, блистает добротой и щедростью, раздает дорогие подарки, рис.4.4. Рядом с ним постоянно находятся два персонажа: философ Апемант и общественный деятель Алкивиад. Апемант ведет очень скромный образ жизни, постоянно спорит с Тимоном, обличает его. За это Тимон не любит Апеманта. Наконец, Тимон отказывается внимать поучениям сурового и неподкупного философа и прогоняет его. И тогда Апемант заявляет, что он закроет вход на небо для Тимона! По-видимому, в образе Апеманта здесь искаженно выведен Иисус Христос, см. подробности ниже.

К щедрому Тимону (Темному) со всех сторон стекаются друзья, льстецы и прихлебатели, рис.4.5. Однако вскоре в окружение богача постепенно закрадывается подозрение, что Тимон вот-вот разорится, или даже, что он уже разорен. И в самом деле, через короткое время наступает кризис, банкротство. От Тимона начинают требовать денег по долговым распискам его многочисленные заимодавцы. Он поражен, не может расплатиться и обращается к своим "друзьям-посетителям", которых он многократно угощал, поддерживал и одаривал ценными подарками. Просит у них помощи, умоляет дать денег. Но ему все отказывают, причем с усмешкой. Удивлению Тимона, узнавшему о низости людей, им облагодетельствованных, нет границ. Он решается изобличить их и отомстить тем, что публично обнаруживает низость их души. Но эта месть уже не удовлетворяет разочарованного Тимона.

Вторая часть драмы, которую условно можно назвать одним словом "Ненависть", представляет Тимона удалившимся в лес, дабы не встречаться с людьми и предаваться отчаянию. Он яростно проклинает город Афины и его жителей, рис.4.6, рис.4.7. Но тут Тимон неожиданно находит большой золотой клад, рис.4.8. Он - снова богат, хотя и живет в лесной пещере, рис.4.9. Об этом сразу распространился слух, и люди вновь двинулись к нему в лес: кто с предложением помощи, кто с просьбой о помощи, кто для того, чтобы поживиться. Рядом с ним снова появляются Апемант и Алкивиад. Но теперь Тимон ненавидит людей, его переполняет чувство мести, "в нем ненависть срослась с душой", с.562.

Наконец, Тимон "окончил жизнь", с.564-565. Как именно, четко не сказано, хотя есть довольно откровенное указание на самоубийство. Дело в том, что Тимон сообщает посетителям: "Перед вашим приходом я надгробные стихи себе писал. ВЫ ИХ ПРОЧТЕТЕ ЗАВТРА", с.562. Весьма прозрачный намек на скорое самоубийство.

Далее Шекспир приводит надгробную эпитафию, о которой мы уже говорили выше. Надпись, цитируемая Шекспиром, несколько отличается от плутарховской версии, хотя, скорее, лишь по форме, нежели по сути:

"Здесь покоится жалкое тело, разлученное с жалкой душой! Не старайтесь узнать мое имя. Пусть задавит всех плутов чумой! Здесь лежу я, Тимон, что при жизни ненавидел живущих людей. Проклинай, сколько хочешь, прохожий, только мимо иди поскорей!", с.565.

Конец драмы.

Это необычное произведение Шекспира всегда привлекало к себе большое внимание. Все повествование вращается вокруг Тимона, "познавшего людскую неблагодарность и ставшего вследствие этого ЧЕЛОВЕКОНЕНАВИСТНИКОМ. Все остальные роли в пьесе или имеют эпизодический характер, или служат для более яркого освещения внутреннего перелома, происшедшего с героем пьесы... Кольридж находил, что в общем драма производит ТЯГОСТНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, так как человеческая природа изображена в слишком мрачных красках... ГИБНЕТ ПРЕКРАСНАЯ ДУША, УХОДЯЩАЯ В ИНОЙ МИР БЕЗ ВСЯКОГО ПРИМИРЕНИЯ С ЛЮДЬМИ", с.504.

Это резюме интересно. Оно вскрывает важное обстоятельство. Мы уже знаем, что шекспировский Тимон - это Иуда Искариот. Согласно христианской традиции, он - сугубо отрицательный персонаж, имя которого стало нарицательным, символом предательства. Но Шекспир придает Иуде-Тимону другое освещение, в каком-то смысле оправдывает его. Говорит, что человек он был хороший, вот только обстоятельства сложились так, что разочаровался Тимон в человечестве и проклял его, стал человеконенавистником. Как уверяют комментаторы, душа его была, дескать, прекрасной, гражданином он был великим. Побольше бы таких!

Перед нами - откровенные реформаторские попытки некоторых западно-европейских авторов (включая и Шекспира) обелить Иуду Искариота, представить его несчастной жертвой "плохого окружения", "обстоятельств". Иными словами, шекспировский "Тимон" - это еще один текст, написанный в духе анти-Евангелия (как и шекспировский "Гамлет"). Реформаторы осуждали Христа, а Иуду Искариота, напротив, обеляли. Надо сказать, что попытки изменить широкое негативное отношение христиан к Иуде Искариоту на положительное предпринимались неоднократно, в том числе и в наши дни.

В то же время комментаторы верно отмечают, что "сам Тимон, хотя и охарактеризован яркими чертами... однако в герое пьесы есть НЕКОТОРАЯ НЕЕСТЕСТВЕННОСТЬ: чертам душевной жизни приданы грандиозные размеры, КОТОРЫЕ ГРАНИЧАТ С КАРИКАТУРОЙ и могут, при невнимательном отношении, ВЫЗВАТЬ СМЕШНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ (мы знаем, что именно такое впечатление они произвели на Гете)", с.508. Гете назвал Тимона "комическим субъектом", с.506.

По-видимому, все дело в том, что Шекспир старательно пытался "перекрасить черное в белое" и, понимая тщетность своей попытки, вольно или невольно впадал в гротеск, в пародию. Вероятно, ему хотелось "изготовить" из темного облика Тимона-Иуды нечто привлекательное. Очень старался. Но задача оказалась неподъемной и неразрешимой. В итоге получился "хороший Тимон" с карикатурными чертами, а местами даже смешными. Вот что выходит, когда замечательный поэт пытается выполнить социальный или политический заказ, идет против исторической истины. Иногда она мстит на свое искажение. Так что внимательный Гете в данном случае многое понимал правильно.

 

5. ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ... НО ПОТОМ - РАЗОРЕНИЕ. ПОЛУЧИЛ ДЕНЬГИ, А ЗАТЕМ БРОСИЛ ИХ НА ЗЕМЛЮ.

Как мы уже сказали, весь шекспировский "Тимон" насквозь пронизан темой денег. Причем больших. Пьеса начинается с беседы ювелира, купца, живописца и поэта. Они бурно обсуждают роскошный бриллиант, предназначенный для Тимона. В дом Тимона, где скоплены "громадные богатства", с.517, стекается гостей "поток громаднейший", с.516. Беседа Тимона с гостями в основном сводится к обсуждению денег, драгоценностей, кому и сколько богатых подарков преподнесет Тимон "от своей широкой души". И сколько получит. Один из вельмож восторженно восклицает: "Войдем и щедрость Тимонову там вкусим? Ею он, ведь, превзошел само благотворенье.

Второй: Да, он ее рекою просто льет. Сам Плутус, бог богатства, только ключник у нашего Тимона. Окажи ему услугу - он отплатит семь раз; ему подарок принеси - ответит он тебе таким подарком, какому нет подобного", с.521.

На пиру у Тимона происходит гротескная сцена. Ни с того ни с сего, Тимон начинает раздавать гостям бешено дорогие подарки, в том числе бриллианты! Обрадованно потрясенные гости, ясное дело, жадно хватают. И наперебой восхваляют замечательные душевные качества Тимона. Эта сцена описана Шекспиром подробно, занимает много места и производит впечатление фарса, с.524-525. Флавий, управляющий делами Тимона, не выдержав, восклицает: "Ни удержу, ни смысла - так безумен в расходах он", с.527.

Затем тема денег меняет форму, но отнюдь не исчезает со страниц шекспировской пьесы. Тимон разоряется, его осаждают посланники заимодавцев, категорически требуя возврата ссуд. Подробно перечисляется - кому и сколько нужно выплатить.

После разорения и ухода Тимона в лес, мотив больших денег опять-таки не исчезает, а возрождается, но уже в новом виде. Тимон неожиданно находит золотой клад. Не исключено, что в такой форме у Шекспира преломился евангельский сюжет о получении Иудой Искариотом знаменитых тридцати сребренников.

В конце концов, вся эта длинная "денежная симфония" начинает утомлять читателя. Но для нас здесь важно лишь одно: с именем Тимона прочно связано какое-то богатство, его приобретение, потом утрата, потом снова приобретение, потом снова утрата. В конце концов Тимон погибает. Громко звучит мотив разорения Тимона.

Уже понимая, что' является оригиналом всей этой шекспировской истории, можем высказать простую мысль. Евангельский Иуда-Тимон получил большие деньги от первосвященников, но потом, раскаявшись, бросил их, пошел и удавился. То есть как бы "разорился", утратил свое богатство.

Надо сказать, что практически все уже обнаруженные нами ранее фантомные дубликаты Иуды Искариота представлены либо жадными людьми, либо так или иначе связанными с деньгами, богатством. То же самое мы сейчас видим и в случае шекспировского Тимона.

Более того, в драме "Тимон" мы обнаруживаем и другое, достаточно яркое описание иудиных тридцати сребренников, которые он потом бросил на землю. Вот что сообщает Шекспир.

Когда Тимон полностью обанкротился, разорился, он отправляет своего слугу Фламиния потребовать денег от богача Лукулла. Фламиний просит одолжить своему хозяину пятьдесят талантов. На это Лукулл отвечает, что столько он дать не может, но готов выдать ТРИ СОЛИДАРА. И вручает их Фламинию (якобы для Фламиния лично, а вовсе не для Тимона). Тот берет. Однако потом БРОСАЕТ ИХ НА ПОЛ и говорит: "Проклятое ничтожество, ступай к тому, кто чтит тебя благоговейно!

Лукулл: Вот как! Ну, теперь я вижу, что ты дурак и вполне достоин своего господина. (Уходит).

Фламиний (ПОКАЗЫВАЯ НА МОНЕТЫ, ЛЕЖАЩИЕ НА ПОЛУ): Пускай они составят часть того, на чем гореть ты будешь после смерти! ПУСКАЙ МЕТАЛЛ РАСТОПЛЕННЫЙ ТЕБЯ ВАРИТ В АДУ! ТЫ ТОЛЬКО ЯЗВА ДРУГА, НО НЕ ДРУГ. О, дружба, неужели в твоей груди все молоко так сильно испорчено, что меньше, чем в два дня, оно совсем свернуться может? Боги, Тимона гнев я чувствую в себе! У ЭТОГО БЕЗДЕЛЬНИКА В ЖЕЛУДКЕ ЕЩЕ ЛЕЖИТ ОБЕД ТИМОНА: как он послужить ему на пользу может, когда сам человек в отраву превратился? О, пусть тебе та пища принесет одну болезнь! Пусть на одре смертельном все силы те, которые тебе мой господин давал, болезнь не побеждают, но только смертные мученья продолжают", с.533.

Эта сцена очень интересна. Мы уже цитировали Евангелие от Матфея: "Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря, согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему, что' нам до того? смотри сам. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился" (Матфей 27:3-5).

Параллель налицо. Судите сами.

# ИУДА ПОЛУЧИЛ ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕННИКОВ. - Иуда взял деньги от богатых первосвященников. По Шекспиру, деньги от богача Лукулла (аналога первосвященников) получил не сам Тимон-Иуда лично, а его слуга Фламиний. Но сути дела это не меняет. Деньги-то просились именно для Тимона. Слуге вручили ТРИ солида. Вероятно, это - преломленное отражение знаменитых ТРИДЦАТИ сребренников Иуды.

# ИУДА БРОСАЕТ ДЕНЬГИ НА ЗЕМЛЮ. - Согласно Евангелиям, потом Иуда кинул деньги в храме и ушел. При этом библейские старейшины презрительно сказали, что их все это уже мало интересует. Наверное, пожали плечами и удалились. Аналогично, шекспировский Фламиний, слуга Иуды-Тимона, гневно бросил деньги на пол в доме Лукулла. В ответ богач спокойно и пренебрежительно заметил: Ты дурак, как и твой хозяин. После чего с достоинством удалился.

Полная аналогия обеих сцен: шекспировской и евангельской.

# ПРОКЛЯТИЕ В АДРЕС ИУДЫ. - Заключительная гневная речь Фламиния заслуживает внимания. Шекспир решил, что она обращена в адрес плохого Лукулла. Однако теперь мы понимаем, что тут у поэта произошла небольшая путаница. Скорее всего, этот патетический монолог Фламиния получился из проклятия, которое в старом оригинале было обращено к Иуде Искариоту. Тогда оно мгновенно приобретает абсолютно ясный и естественный смысл.

Сказано, что ты будешь гореть в аду! Это хорошо отвечает образу Иуды-предателя.

Сказано, что ты - только прикидывался другом, а вовсе не друг! И это прекрасно соответствует сути дела: Иуда Искариот сначала был учеником Христа, прикидывался его другом, а потом предал Его.

Далее, по Шекспиру, говорится, что у тебя в желудке еще лежит недавний обед! Но ведь это достаточно четкое указание на известную Тайную Вечерю, то есть на ужин, где присутствовали все апостолы, в том числе и Иуда Искариот. Он там поел, а потом пошел и предал Учителя.

Да и остальные фразы в этом проклятии явно указывают на предателя Иуду: ты превратился в отраву и т.д.

# ВСКОРЕ КОНЧАЕТ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ. - Как уже говорилось, через короткое время Тимон кончает жизнь самоубийством. То же самое известно и о предателе Иуде: вышел, пошел и удавился.

# СНАЧАЛА ХОРОШИЙ, ПОТОМ ПЛОХОЙ. - Отметим также следующее обстоятельство. Вся драма "Тимон" четко делится на две части. В первой Тимон представлен как хороший человек, а во второй он стал человеконенавистником, проклинающим все и всех.

Но ведь это очень хорошо соответствует евангельской истории Иуды Искариота. Его жизнеописание тоже разделено на два этапа. Сначала он - апостол Иисуса, вроде бы хороший человек. Но потом все резко меняется, Иуда превращается в коварного предателя. То есть: сначала описан как хороший, а потом - стал плохим.

 

6. ЧЕСТНЫЙ ЦИНИК И ФИЛОСОФ АПЕМАНТ - КАК ИСКАЖЕННОЕ ОТРАЖЕНИЕ ХРИСТА. ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ И ПИР ТИМОНА.

Комментаторы справедливо пишут: "Более ярко, чем Алкивиад, охарактеризован в пьесе циник Апемант, занимающий, подобно Алкивиаду, ОСОБОЕ МЕСТО. Роль философа, напоминающего зрителю о тщете того, что люди обыкновенно ценят в жизни, весьма уместна для оттенения такого жизнерадостного характера, каким является Тимон в первой половине пьесы...

Апемант умный эгоист, презирающий людей за их лживость... Тимон живет в ослеплении, а Апемант, напротив, видит насквозь мнимых друзей богача-афинянина, и это дает Апеманту в начале пьесы некоторый перевес и превосходство", с.505.

Апемант появляется уже в самом начале пьесы, в первой сцене первого действия. Он спорит с Тимоном. Затем, на протяжении всего повествования он то и дело оказывается рядом с Тимоном, постоянно конфликтуя с ним. При этом подчеркивается, что Апемант - бедный философ. Он почти святой, честен, общается с небом и богами, не стремится к богатству, видит насквозь людей и сущность вещей, осуждает поведение Тимона, призывает всех к чистосердечию. То есть - явно положительный персонаж, хотя и снабженный гротескными чертами. Тимон же, напротив, богатейший человек, презрительно и свысока относящийся к Апеманту. Как мы вскоре увидим, перед нами - отражение противостояния Христа (Апеманта) и Иуды Искариота (Тимона-Темного). Характеристика Апеманта хорошо отвечает образу Христа в Евангелиях.

Многие богатые и влиятельные афиняне не любят Апеманта. Например, один из них кричит: "Убирайся вон, СВАРЛИВАЯ СОБАКА, или я выгоню тебя отсюда... Он враг людей", с.521.

Одной из центральных сцен шекспировской драмы является пир у Тимона. В издании [971] он проиллюстрирован картиной под названием "Древне-греческий пир", рис.4.10. Скорее всего, "пир Тимона" является искаженным отражением известной евангельской Тайной Вечери. Причем Шекспир представил этот последний ужин Иисуса с его апостолами в пародийном свете, хотя следы евангельского сюжета проступают довольно явственно. Иными словами, знаменитая Тайная Вечеря описана здесь Шекспиром опять-таки в духе анти-Евангелия.

Чтобы параллель с каноническими Евангелиями стала понятней сразу, обратим внимание на следующее. Тайная Вечеря - это ужин, на котором собрались Иисус и его апостолы. Среди них был и Иуда Искариот. Причем, что важно, он явился сюда уже получив свои тридцать сребренников от первосвященников как плату за предательство Христа. То есть был уже "богатым человеком", как и шекспировский Тимон. Напротив, Иисус, в версии Евангелий, вел скромный образ жизни, богачом не был, как и шекспировский Апемант. На рис.4.11 приведено одно из старинных изображений Тайной Вечери, где показано, как Иуда, сидящий на переднем плане, с удовлетворением осматривает свой кошель с недавно полученными деньгами.

Напоминаем Евангелия:

"Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его. В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху? Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими. Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.

Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться. При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал.

И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего" (Матфей 26:14-29).

Вот как все это скептически преломилось на страницах Шекспира.

"Парадная зала в доме Тимона. Гобои. Накрыт большой стол. Флавий и другие слуги распоряжаются. Входят Тимон, Алкивиад, Люций, Лукулл, Семпроний и другие афинские сенаторы; за ними Вентидий и другие. Позади всех с сердитым видом Апемант", с.521.

Как мы сейчас увидим, Шекспир (как и раньше) иногда путает Иисуса (Апеманта) с Иудой (Тимоном). Поэтому некоторые евангельские реплики Иисуса звучат здесь из уст Тимона и наоборот. Тем не менее, слова Христа и вообще сюжетная линия в целом уцелели, хотя в слегка перепутанном виде. Например, у Шекспира "пир ведет" богатый Тимон (а не Иисус), а честный философ Апемант (Христос) спорит с ним. Тем не менее, именно эти два персонажа являются центральными в данной шекспировской скептической сцене.

"Тимон: А, Апемант! Я очень рад тебе.

Апемант: Нет, радовать тебя я не желаю: я с тем пришел, чтоб выгнал ты меня.

Тимон: Фи, как ты груб! Совсем не человечий нрав у тебя... Но Апемант всегда сердит и зол - ТАК ПУСТЬ ЕМУ НАКРОЮТ СТОЛ ОСОБО: он общества не любит, да и сам для общества решительно не создан...

Апемант: На твой обед плюю я: подавиться я им могу, затем что никогда твоим льстецом не буду. О боги! ТОЛПА ЛЮДЕЙ ТИМОНА ЖРЕТ, а он не видит их! Ведь, просто злость берет, ЧТО МНОЖЕСТВУ ТАКОМУ ПИЩЕЙ СЛУЖИТ КРОВЬ ОДНОГО, И - ЧТО ГЛУПЕЙ ВСЕГО - ОН САМ К ТОМУ ВСЕХ ЭТИХ ПОДСТРЕКАЕТ", с.522.

По-видимому, в таком насмешливом тоне Шекспир (или его редактор) передал знаменитые слова Христа, что вино - это кровь Его. Христос действительно сам подал ученикам чашу с вином и предложил выпить. Шекспир же сострил, что Тимон (здесь Христос) предлагает в пищу людям свою кровь и вообще все свое тело. И опять-таки - это явное насмешливое отражение слов Иисуса, дающего апостолам хлеб: Приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

Этот евангельский сюжет явно не давал покоя Шекспиру. Тут же он продолжает цитировать Апеманта: "ВОН ТОТ, СИДЯЩИЙ РЯДОМ С ХОЗЯИНОМ, ЛОМАЮЩИЙ С НИМ ХЛЕБ И ПЬЮЩИЙ С НИМ, СКОРЕЕ ВСЕХ РЕШИЛСЯ ЕГО УБИТЬ; УЖ ЭТО ВСЕ ДАВНО ДОКАЗАНО", с.522. И далее Апемант восклицает: "Кто в гроб сошел без славного толчка руки друзей!", с.524.

Но ведь это - совершенно откровенное указание на Иуду Искариота, прикидывающегося другом, едящего хлеб вместе с Христом и уже готовым предать Его на казнь. Слова' Шекспира - "это уже давно доказано" - могут указывать на Евангелия, в которых задолго до времен Шекспира действительно была описана Тайная Вечеря и предательство Иуды.

Идем далее. Тимон обращается к Алкивиаду: "Вам было бы приятнее быть на завтраке у врагов, чем на обеде у друзей.

Алкивиад: КОГДА ИЗ ВРАГОВ СОЧИТСЯ КРОВЬ, тогда ни одно кушанье на свете не может сравниться с ним, И ТАКОГО УГОЩЕНЬЯ Я ЖЕЛАЮ СВОЕМУ ЛУЧШЕМУ ДРУГУ.

Апемант: Хотелось бы мне, чтоб все эти льстецы были твоими врагами: тогда ты убил бы их и ПРИГЛАСИЛ БЫ МЕНЯ ОТКУШАТЬ", с.522.

То есть опять в преломленной форме звучит все так же тема: вино - это кровь Христа, а хлеб - Его тело. И вино и хлеб Иисус сам предложил своим ученикам на Тайной Вечере. Алкивиад здесь - Иуда, Апемант - Христос.

Согласно Евангелиям, после Тайной Вечери Христос пошел в Гефсиманский сад, где обратился с мольбой к Богу-Отцу. Это - известное Моление о чаше, рис.4.12. Напомним.

"Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты" (Матфей 26:36-39).

Следовательно, учитывая обнаруженное нами соответствие шекспировского "пира у Тимона" с евангельской Тайной Вечерей, можно ожидать, что здесь же у Шекспира появится и преломленное описание Моления о чаше. Наш прогноз оправдывается. В разгар пира Апемант (Христос) неожиданно обращается к богам. Этот фрагмент в пьесе Шекспира так и называется: Воззвание Апеманта к богам:

"БЕССМЕРТНЫЕ, БОГАТСТВА НЕ ПРОШУ Я! ИЗ ВСЕХ ЛЮДЕЙ ЛИШЬ ЗА СЕБЯ МОЛЮ Я! Не дайте сделаться мне дураком таким, чтоб верил я клятвам и подписям людским...", с.522. Далее у Шекспира следует довольно мутный текст.

Несмотря на насмешливое освещение этой сцены (и на то, что она помещена "внутрь пира", а не после него), элементы евангельского Моления о чаше здесь все-таки узнаются. В частности, Апемант говорит, что молит Бога за себя.

Далее, по Евангелиям, следует арест Иисуса. Иуда Искариот приводит в Гефсиманский сад римских солдат, которые пленяют Иисуса. У Шекспира в буквальном виде это не описано, хотя есть искаженный отзвук. В самом деле. В конце пира в доме Тимона-Темного неожиданно появляется Купидон в сопровождении группы "замаскированных" женщин-амазонок, то есть ВОИТЕЛЬНИЦ, с.523-524. Тимон радостно приветствует их, а Апемант (Иисус) восклицает: "Фу, суеты количество какое... КТО В ГРОБ СОШЕЛ БЕЗ СЛАВНОГО ТОЛЧКА РУКИ ДРУЗЕЙ! Как знать, плясуньи эти когда-нибудь, быть может, И МЕНЯ НАЧНУТ ТОПТАТЬ", с.524. Перед нами - довольно прозрачное указание на Иуду Искариота и на последовавшие затем Страсти Христа: избиение и казнь.

Здесь уместно напомнить, что в некоторых фантомных отражениях ареста Христа Иуда Искариот описывается как коварная ЖЕНЩИНА или даже жена. Например, именно так представлена гибель Иисуса на страницах русских летописей, говорящих о нем как о князе Андрее Боголюбском. Коварная жена князя сама примкнула к заговору против мужа, и привела ночью в его спальню врагов. По-видимому, аналогичную версию мы видим и у Шекспира.

О казни Апеманта (Христа) у Шекспира ничего не говорится. Однако есть, быть может, некий отблеск. Слуги богатых афинян встречают на улице Апеманта с шутом.

"Кафис (другим слугам): Погодите, погодите: вот идет шут с Апемантом! Позабавимся-ка немного с ними.

Слуга Варрона: НА ВИСЕЛИЦУ ЕГО; ОН ОБРУГАЕТ НАС.

Слуга Исидора: Задави его чума, собаку!", с.528.

Христа действительно распяли на кресте и, как мы уже видели, в некоторых фантомных отражениях, говорится, что Иисуса "подняли на виселицу". Аналогичную версию (хотя и туманную) мы видим и у Шекспира.

Пир у Тимона завершается интересной и важной сценой.

"Тимон: Ах, Апемант, быть ты немного мягче, я делал бы и для тебя добро.

Апемант: Нет, ничего не надо мне. Когда бы и я себя ПОЗВОЛИЛ ПОДКУПИТЬ (по-видимому, снова намек на предательство Иуды - Авт.), так никого б на свете не осталось бранить тебя - И СТАЛ БЫ ТЫ ГРЕШИТЬ ЕЩЕ СИЛЬНЕЙ...

Тимон: Ну, если ты желаешь сыпать брань на общество, так не хочу и слушать я слов твоих. Прощай и приходи, когда твой тон исправится. (Уходит).

Апемант: НЕ ХОЧЕШЬ И СЛУШАТЬ ТЫ; НУ ХОРОШО, ТАК Я И ГОВОРИТЬ НЕ БУДУ И ЗАКРОЮ ВХОД НА НЕБЕСА НАВЕКИ ДЛЯ ТЕБЯ. О, люди, отчего к советам справедливым вы глухи более, чем к увереньям льстивым? (Уходит)", с.526.

Конец первого действия.

Итак, неожиданно выясняется, что философ Апемант-Иисус имеет огромную власть - он навсегда закрывает для Тимона-Иуды вход на небо! Это прекрасно отвечает сути дела. Иуда совершил подлый поступок - предал Учителя и кончил жизнь самоубийством. Следовательно, вход на небеса для него действительно навсегда закрылся. Согласно христианской традиции и "античным" версиям жизнеописания Иуды Искариота, он попал в ад, где обречен вечно страдать за предательство. Кроме того, самоубийц не положено хоронить на христианских кладбищах.

 

7. ФИНАЛ. САМОУБИЙСТВО.

Как мы уже отмечали, разорившийся Тимон проклинает людей, удаляется в лес, где неожиданно находит клад. Затем в лесу рядом с Тимоном появляются Алкивиад (Иуда) с двумя женщинами - Тимандрой и Фриной. Как мы говорили в книге <<Христос и Россия...>>, гл.5, Алкивиад живет в это время с некоей гетерой по имени ТИМАНДРА. Не исключено, что это имя получилось слиянием двух слов: ТИМЕЙ + АНДРО(ник). Но ведь Андроник - одно из имен Христа, а Тимей = Тимон = "темный" - одно из имен Иуды Искариота, см. там же. Поэтому в плутарховском описании последних дней Алкивиада, то есть здесь - Христа, рядом с ним оказывается человек с составным именем ТЕМНЫЙ+АНДРОНИК или ТЬМА + АНДРОНИК. Летописцы иногда путали Иуду с Христом, а потому "склеивали" имена: Темный и Андроник. Либо же имели в виду что-то вроде: ТЕМНЫЙ человек рядом с АНДРОНИКОМ, то есть плохой, темный Иуда, сопровождавший Андроника-Христа, неотступно следовавший за ним.

По Шекспиру, Тимон дарит большую сумму денег Алкивиаду, Тимандре и Фрине, дабы помочь Алкивиаду завоевать Афины, рис.4.13, рис.4.14.

Вскоре Тимон кончает жизнь самоубийством. Незадолго до этого, в лес к Тимону-Иуде опять приходит Апемант-Иисус, рис.4.15. Они обмениваются обвинениями и руганью. То есть Шекспир продолжает выдерживать стиль анти-Евангелия. Вот, например, показательный фрагмент. Звучит грубая перебранка.

"Тимон: Я желал бы лучше быть собакой нищего, чем Апемантом.

Апемант: Из всех глупцов, какие есть на свете, главнейший - ты... Ты гадок так, что даже проклинать тебя нельзя. Чтоб ты пропал от язвы!

Тимон: Все подлецы, в сравнении с тобой, чистейшие создания.

Апемант: Проказа лежит во всем, что говоришь ты...

Тимон: Иди же прочь, отродье псов паршивых! До бешенства смертельного меня доводит мысль, что ты живешь - и видеть без дурноты тебя я не могу... Вон, негодяй несносный! (Бросает в него камень)...

Апемант: Животное!

Тимон: ... Подлец! подлец! подлец! (Апемант отходит)... Итак, Тимон, МОГИЛУ ТЫ ТЕПЕРЬ ГОТОВЬ СЕБЕ; улягься там, где в камень надгробный твой будет бить каждый день непрочная морская пена; надпись надгробную составь себе, и пусть в ней смерть твоя над жизнью всех смеется", с.554-555.

В лес к Тимону приходят поэт и живописец, рис.4.16, потом - сенаторы, просящие Тимона отвести от Афин мстящий меч Алкивиада. Однако Тимон уже погружен в мысли о приближающем конце и проклинает афинян: "Тут, близ моей пещеры, есть дерево. Я должен для себя его срубить и сделать это скоро. Скажите всем друзьям моим и всем афинянам... кто хочет все страдания покончить, пускай скорей является сюда, пока еще топор не уничтожил то дерево - И ПУСТЬ СПЕШИТ НА НЕМ ПОВЕСИТЬСЯ", с.562.

Вскоре Тимон умирает. Конец драмы.

ВЫВОД. В драме "Тимон Афинский" Шекспир рассказал об истории Иуды Искариота. В образе противостоящего ему философа Апеманта выведен Андроник-Христос. Вся пьеса написана выдающимся поэтом в духе скептического анти-Евангелия, как и некоторые раввинистические тексты, говорившие о Христе; см., например, [307]. Вероятно, он следовал традиции последователей царского христианства XIII-XV веков, из недр которого потом вышло иудейство. Поэтому Шекспир более положительно отнесся к Тимону-Иуде, чем к Апеманту-Христу.

Главная страница
Оглавление книги "О чем на самом деле писал Шекспир"
Подписи к рисункам
Продолжение